Ассорти на закусь


Ассорти на закусь
О путине, как сезоне ловли хамсы, тюльки, кильки и других обитателей глубин, первыми узнавали жители Керчи, приморских поселков и сел на побережье Азовского моря. Но вскоре весть доходила и до обитателей степных населенных пунктов. Осенью в разгар рыбацкого промысла из-за богатых уловов, обеспечивающих максимальную загрузку предприятий по их переработке и засолке, излишки рыбы отправляли на животноводческие фермы вглубь полуострова. Так в рационе фуражных коров, быков, свиней и других парнокопытных, появлялись морепродукты, богатые белком, йодом, фосфором, кальцием…
Заметив, как в ворота МТФ* въехал самосвал ЗИЛ-130, животноводы, а в просторечии, скотники, Иван Жердяк и Николай Скакун воспрянули духом и направили стопы к железобетонной емкости.
— Дождались, морская закусь приехала! — провозгласил Иван. — Отметим и на нашей улице праздник. Не придется тратить рубли на покупку сала, квашеной капусты и соленых огурцов.
— Самогон все равно придется покупать, — возразил Николай. — Никто за красивые глаза, даже рюмку не предложит. Бесплатный сыр только в мышеловке.
— Эх, ты, шляпа, соленые уши! Обменяем рыбу на самогон и дело в шляпе. На нашем степном безрыбье любая хозяйка с радостью согласится на эту сделку. Рыбу в соленом, вяленом и жареном виде все обожают.
Водитель Геннадий Пасько въехал на эстакаду железобетонной емкости. Там уже находились скотники. Кузов автомобиля поднялся вверх, рыба серебряным потоком заскользила вниз на бетон
— Чем порадуешь? — поинтересовался Иван.
— Рыбное ассорти, выбирай на любой вкус, — ответил водитель. — Хамса, кильки, тюлька, попадаются песчанка, барабулька, и даже сарган.
— Если бы ты привез бычки, камбалу-глоссу, пиленгас и керченскую сельдь, то тебе бы цены не было, носили бы на руках и пылинки сдували, — изрек Николай.
— Будьте довольны тем, что есть, — усмехнулся Геннадий. — Ты еще потребуй осетра, черную и красную икру, крабов и креветок. Глоссу добывай на Сиваше. Больно много желающих дегустировать деликатесы. Для вас этот корм не в коня. Достаточно того, что привез анчоусы. К тому же для буренок, телок и бычков.
Жердяк зачерпнул рукою несколько рыбешек. Оторвал головы и отправил в рот.
— Слегка пересолена. Однако, негоже харчами перебирать, на закусь сгодится, — оценил скотник. — У меня такой принцип: прежде, чем кормить животных, обязан снять пробу. Тогда ветеринару не придется ломать голову над болячками коров и быков.
К ним подошли три доярки в белых халатах и косынках. Среди них ударница комтруда Марина Чугуева.
— После соленой рыбы коров от воды не оторвешь, — посетовала одна из доярок.
— Нашла о чем печалиться? — упрекнул Скакун и нарисовал радужные перспективы. — За рекордные надои ваши портреты поместят на Доску почета, может, наградят орденами, медалями, а уж почетными грамотами и премиями — наверняка. И нам, скотникам, что-то от вашей славы обломиться.
— Размечтался, Николай, — опустила Марина его на грешную землю. — Твоими устами, не молоко со сливками и сыворотку на похмелье, а мед лакать. Кроме количества литров важно качество молока, его жирность. Если лаборанты молокозавода обнаружат, что жирность ни в дугу, то посчитают, что молоко разбавлено водой. В итоге при высоких надоях останемся на бобах, без премии.
— Марина абсолютна права, — Пасько поддержал передовую доярку, о которой я опубликовал зарисовку в районной газете. К молодой, красивой женщине водитель питал симпатии. Одарив ее нежным взглядом, он продолжил:
— В одном из крымских совхозов произошла поучительная история. Водитель молокозавода оказался башковитым парнем, возможно, кто-то его надоумил. После того, как цистерна была заполнена молоком, он, выехав за ворота МТФ, по пути к молокозаводу, останавливал машину в укромном месте. Открывал люк цистерны и бросил в молоко три плоские доски. При движении по проселочной, ухабистой дороге, из-за болтанки, на доски налипало масло. Таким образом, цистерна превращалась в маслобойку. Перед тем, как въехать на территорию молокозавода, он в укромном месте доставал доски, ножом с широким лезвием срезал с них пласты сливочного масла в ведро. Масла хватало, не только для его семьи, но и сбыт на рынке.
— Голь на выдумку хитра, — заметил Жердяк. — Наверное, до сих пор задарма маслом лакомиться?
— Да, лакомиться… тюремной баландой, — сообщил водитель. — Мотает срок, париться на нарах, точнее, вкалывает в карьере. Впаяли ему пять лет с конфискацией личного имущества Когда из молокозавода в совхоз поступили данные о низкой жирности молока, то директор, зоотехник и бухгалтер всполошились. Чтобы тень подозрения не легла на них, обратились в ОБХСС* Сотрудники этого ведомства задержали маслоеда с поличным…
— Без сепаратора и вдруг масло? — удивилась Чугуева. — Надо сначала получить сливки, сметану, а уже потом масло.
— Зачем сепаратор, если сливки на поверхности молока, там же и доски. Находясь при езде автомобиля в постоянном движении, они сбили масло, — пояснил Геннадий. — Тогда я тоже работал на молоковозе. Всех водителей, поведав об этом преступлении, предупредили об уголовной ответственности за хищение и кражу госсобственности. Как известно, дурной пример заразительный, кто-то мог, рискуя свободой, повторить оригинальный способ изготовления и хищения масла.
— Жаль мужика, он мог бы стать изобретателем или рационализатором, — предположил Иван.
— Знал, что совершает деяние, вот и поплатился. По-дружески предупреждаю: чтобы не оказались на нарах, не пришлось хлебать бурду и чифирить, не вздумайте с рыбой химичить. Имейте в виду, у меня с товарно-транспортной накладной полный порядок. Сколько рыбы получил, столько и доставил к месту назначения. Этот факт зафиксировал весовщик.
— Гена, не паникуй, не бзди! — с пафосом воскликнул Жердяк. — Другое дело, если бы краснюк, а на копеечной хамсе и тюльке не разбогатеешь.
— Не скажи, если «налево» сплавить центнеры, тонны, то можно наварить несколько тысяч рублей, — возразил Пасько. — Хватит на покупку, если не «Москвича» или «Жигули», то на «Запорожец» и мотоцикл К-750.  Рисковать не советую, потому что свобода дороже любого авто.
Эта информация заставила Ивана призадуматься, так как он долго и нудно копил деньги на мотоцикл с коляской. Встрепенувшись , бодро пообещал:
— Никто не собирается тебя подставлять. Если два-три кило хамсы, тюльки и кильки используем на закусь, то ее не убудет. В крайнем случае, спишем на буренок, быков или усушку и утруску. Тебя же, наверняка, по дороге трясло? И потом, какому дурню придет в голову определять по весу навоза, сколько животные съели рыбы и сколько ее уплыло «налево»? Придется всю ферму верх дном перевернуть.
— Зоотехник запретил кормить коров одной соленой рыбой, так как пострадает качество молока. Была бы она свежей, пресной, тогда без проблем, — сообщила Чугуева. — Велено смешивать рыбу с дертью, корнеплодами, сеном, соломой и силосом, чтобы такой корм не вызывал у буренок жажду. Тогда они будут в меру пить воду, жирность молока останется не ниже трех с половиной процента.
На этом разговор у емкости с рыбой, благоухающей морскими йодистыми запахами был исчерпан. Геннадий отправился на самосвале в Керчь за очередной партией морских даров.
Завистников у скотников нет, а вот недоброжелатели нередко злословят, что те , мол, на ферме крутят хвосты быкам и коровам, то есть бьют баклуши. На самом же деле выполняют тяжелую физическую работу: чистят настилы от бычьих и коровьих «лепешек», кормят животных, пасут на пастбище, так как лишь немногие хозяйство способны приобрести электро-пастуха, перегонят стадо с целью активного моциона. Кроме того, борются с нашествием крыс и других грызунов, обитающих на ферме , поближе к кормам.
Большую часть рабочего времени Жердяк и Скакун пребывали в атмосфере, насыщенной запахами навоза, аммиака и других испарений. Условия труда не ахти какие, все-таки коровник не парфюмерная или кондитерская фабрика.
Обычно человеку за вредные условия труда положено молоко. От него скотники не отказываются, пьют при первой возможности, но считают самогон лучшим средством профилактики против недугов. Похмельный синдром снимают сывороткой. Пристрастие к «зеленому змию» скрашивает серые будни, укрепляет иммунитет к неприятным резким запахам, которых на ферме предостаточно. Не ходит же постоянно в респираторе или противогазе.
Когда смерклось и на синем бархате неба проклюнулись первые серебряные звезды, Жердяк и Скакун зашли на «огонек» к Елизавете, хозяйке подпольной винокурни и предложили товарообмен.
— Шибко соленая, аж скулы сводит, — попробовав хамсу, промолвила она. —Щас мой диетолог оценит.
Зычным голосом позвала:
—Ася, Ася, поди, отведай гостинец!
Со двора на кухню прибежала рыжая кошка. Женщина положила в миску надкушенную рыбешку. Ася понюхала и отошла в сторону.
— Вишь, рыба дефектная, сгодится лишь на корм свинье, — объявила хозяйка вердикт. Огорченный Николай готов был от ворот дать поворот, но в ситуацию вмешался Иван.
— Закормила ты кошку молоком и сметаной, поэтому нос воротит, — посетовал он и, перефразировав пословицу, заявил. — Солью рыбу не испортишь. Лизавета, имей в виду, что это не речная, не пресноводная, а морская рыба. Пока росла и плавала в Азовском море, где вода, словно рапа, насквозь просолилась. Перед употреблением положи ее в кастрюлю на пару часов и лишнюю соль, как рукой сымет. С горячей картошкой в мундире пойдет за милую душу, пальчики оближешь.
— Ну, гляди, Иван, если обманешь, то в следующий раз на порог не пущу, — пригрозила она, но на рекламу повелась. Они обменяли пять кило рыбного ассорти на литр «зеленого змия». Довольные торгом, провозгласили тост за тех, кто в море, осушили граненые стаканы и с азартом навалились на морскую закусь. Она напомнила им о Керчи и романтике рыбацкого труда.
Вспомнил и я об анчоусах, которые в ту пору стоили по 20 коп за кило. Нынче это золотая рыбка, признанный гурманами деликатес.


* МТФ — молочно-товарная ферма.

*ОБХСС— отдел борьбы с хищениями социалистической собственности.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 16
Опубликовано: 06.09.2020 в 18:56
© Copyright: Владимир Жуков
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1