РАЗГРОМ ИЛЛЮЗИЙ


Новые стихи сюжетного порядка , полемические .

***
Патрина из Каменки ,
Где восстали пахари .
Где носили валенки
И лечили знахари .

Продолжает чадо ,
О прошедшем грезить .
К штабу предков надо ,
Бузоладзе съездить .

В Пушкинской иное ,
Храм стоял до срока .
Жаждал люд земное ,
Без спасенья рока .

И взорвали стены ,
Со святыми храма .
В вере перемены ,
Все с грехом Адама .

Книги дней минувших ,
О борьбе за волю .
Ты среди примнувших ,
Пострадай за долю .

У главреда Дронова ,
О комбедах верстки .
А бойцы Антонова ,
Против продразверстки .

У друзей Рашанского ,
Все кожанки новые .
И в руках Моршанского ,
Ксивы все пановые .

Не моги за нужьями ,
Прятать рожь поддонную .
Продотряды с ружьями ,
Явят власть законную .

В ярости восставшие ,
С красными неможно .
Сечу вновь искавшие ,
Рубятся безбожно .

Бузоладзе Саша -
Был Антонов Саша .
Если жизнь параша ,
Будет с кровью каша .

***
Гроза над Гиндукушем ,
Прошла давным давно .
Стоит боец под душем
И пьет один вино .

Не крепкое в бутылке
И светлое вблизи .
Судьбина на развилке ,
С проблемами в связи .

Как защитить поэта ,
Когда враги сильны ?
И мысли без ответа ,
И чувства не хмельны .

Разряды над Тамбовом ,
Мелькают и парят .
Талант возвышен Словом ,
Так люди говорят .

Быть может Гиндукушем ,
Стал с падшими Тамбов ?
Живут тщеславья кушем
И судят не рабов .

В Мичуринске не бражка ,
В почете сок плодов .
Ценнее с сидром фляжка ,
Пушнины в сто пудов .

Посадят сад достойных ,
Творивших как могли ,
В Союзе душ пристойных ,
С дыханием земли .

С орловщины Тургенев
И Бунин из Ельца .
Деревья любит ТрЕнев ,
Лишь с кроною венца .

Но в логове не дремлют ,
Глотают кислый квас .
Поэты Богу внемлют ,
У злыдней выкрутас .

Сады без Гиндукуша ,
Любого всех милей .
Влечет меня Криуша ,
Где чувствам веселей .

***
Быть может к выборам посадка ,
Плодовых с бирками имен ?
В Мичуринске Трубы раскладка ,
По нишам фетишей знамен .

Полотнище с отливом красным ,
Для Лейбы Матушкина в честь
И для Никинина с прекрасным ,
Как позолоченная лесть .

Вся суета с защитой края
И всей природы по стране ,
Для выбора Единых рая ,
С игривой истиной в вине .

Творца от злыдней защититите ,
Судьбу распяли клеветой .
Спастись от пропасти хотите ,
Не бейте заповедь пятой .

Провалитесь в дурное чрево ,
Поправ Господние слова .
И правое свернет налево ,
Где пересортица крива .

***
Сгорело дерево до пепла ,
Елены бубен замолчал .
Душа без пламени ослепла
И ангел светлый осерчал .

Елена многих разлюбила
И разуверилась в друзъях .
Она Орфея осудила ,
Увидев нищего в князьях.

Но нищий духом отрицает ,
Сентиментальность и добро .
Он доброхотов порицает
И ценит алчных серебро .

У трона сонмы графоманов ,
Целуют туфли у карги .
Елена в мареве обманов ,
Когда просветного ни зги .

На капище Галдыма снова ,
В кострище пепел бытия .
Елена журавлиха Слова
И небо высью Лития .

***
Из искры возгорится пламя ,
Из точки роста длинный штрих .
Поднимут над Ай - Петри знамя
И с парусами звездный бриг .

По всей России точки роста ,
Поставят власти не скупясь .
И сгинет с облика короста ,
И отпадет наветов грязь .

Везде от точек оттолкнуться ,
Адепты дерзких величин .
Вмиг к ноосфере прикоснуться ,
Рисующей в умах почин .

Сольются линии стремлений ,
В единых центрах бытия .
Придумки ярких поколений ,
Изменят Родины края .

Один от точки не взлетает ,
Поэт от Бога не в ряду .
Он душу словом окрыляет ,
У всей вселенной на виду .

***
В ведре душа не отразиться ,
С холодной , трепетной водой .
И только образ исказиться ,
Судьбы давно не молодой .

Глоток воды и вдохновенье ,
Пронзит незримым острием .
Замрет счастливое мгновенье
И вечность воплотится в нем .

Милее в детстве окрыленном ,
Росу любил я на цветке .
Светло подумав об исконном
И об иконном уголке .

Там глубина не потускнет ,
Не помутнеет в тине дней .
Душа ничуть не сатанет ,
Где ангел извергов сильней .

Вода чиста , судьба иная ,
Пришлось болота проходить .
Стезя не гладкая земная ,
Судивших Господу судить .

***
Считался Блок творцом пановым ,
Вмиг оскорблен был Гумилевым .
Сместил он Блока на посту
И не препал никто к кресту .

Поэт почетный Блок доселе ,
Стал в одночасье не при деле .
К двенадцати примкнул слегка
И стал тринадцатым в ЧК .

И Гумилева рок без свечки ,
Закончился у Черной речки .
Стадая запил Блок вовсю
И разлюбил планету всю .

Кровавый август для творцов ,
Спасительный в конце концов .
Смещать великого постыдно
И очернять поэта стыдно .

***
Ольха свое отхохотала ,
Над гладью трепетной реки .
И бабочка легко порхала ,
Садясь на лилий островки .

Тягучий луч неизъяснимо ,
Упал на сумрачный затон .
И птицы пролетают мимо ,
Ветров услышав моветон .

Загадочно в привычном мире ,
Бегут от веточки круги ...
Лист золотой надежды шире ,
Ныряет рыбкой у куги .

Вблизи Алены отраженье ,
Она бросает ветви вниз .
С любовью нежное сраженье ,
Судьбы отчаянный каприз .

Ей одинокой не до смеха ,
Любимого терзает сплин .
За вехой пролетет веха
И журавлей осенний клин .

***
Не получится быть первой ,
Шибко волосы не рви .
Оставайся Марья стервой ,
С сундуком и ОРВИ .

Излечи московский кашель
И в старинном сундуке ,
Отыщи волшебных капель ,
В склянке видимой в руке .

Выпей капли не тревожно ,
Станешь Косовской Мари .
Все желанное преложно ,
Мир божественный узри .

Ты в имении красива ,
Можешь выбрать жениха .
В секретере стоит ксива ,
Только ценные меха .

Ты Мария пишешь строки ,
О любви с мужчиной грез .
Конкурса не те пророки .
Что б сгубить мечту всерьез .

Блеф отбора и подставы ,
Возвели козловский клан ,
До вершин мамоны павы ,
Где Труба вельможный пан .

Пава зрима и незрима ,
Как заплатишь за обзор .
То весталочка из Рима ,
То певица Ля - Бозор .

Грянут выборы в Тамбове
И в Мичуринске подстать ,
Ты Мария в ярком слове ,
Не теряй таланта стать .

Будь прекрасной в изложеньи ,
Стань изящной у дорог .
Все духовное движенье ,
Осеняет светлый Бог .

Тайна Косовской отрада ,
Если в образе не пшик .
Конкурсам Мария рада ,
С сундуком невеста шик !

***
Есть у Фадеева Разгром ,
С врагами борется Метелица .
В Тамбове Юрий с топором ,
Судилищем с друзъями делится .

Мещерякову все к лицу ,
Что с откровением не связано .
Предлиту ныне подлецу ,
Пилатом побывать предсказано .

Без истинных причин вражды ,
Поэта обвинил в мгновение .
Как буд - то запахом нужды ,
Наполнил Юрий помещение .

Заснежен эпизод войны
И мелят плевелы на мельнице .
Мещеряков палач вины ,
Творца невинного в метелице .

Разгром фитюльчатой Тропы ,
Нагрянул в бурю мракобесья .
След Ахиллесовой пяты ,
Пронзен стрелой из поднебесья .

***
Кролик тесть являя лесть ,
Славил Валентину .
А у зятя тема есть ,
Пишет он картину .

Стадо гнали пастухи ,
По селу спросонок .
Мелом вывели стихи ,
На боках буренок .

- У Дорожкиной в душе ,
Бесы лишь и змеи -
- Лену любят в камыше ,
Смутных дней пигмеи -

- У Алешина Зеро ,
На челе как обруч -
- У Наседкина перо ,
Скрыл вонючий онуч -

- Волки мечутся вблизи ,
Жаждут жертву с пухом .
Искупали вновь в грязи ,
Злыдни светлых духом -

- Конкурсы в Тамбове блеф ,
Игры для подвижных .
Карты крести или треф ,
Мечены для ближних -

- На кусту Аксиньи дар ,
С темным щедрым даном .
У Трубы тщеты удар :
Хочется быть паном ! -

Пастухи Сосновки вновь ,
Шли от речки брода .
И являли всем любовь ,
К творчеству народа .

Кролик в кресле почесал,
Лысину не в волю .
Зять картину написал
И улучшил долю .

***
Баю - баюшки - баю и Светлана на ТуЮ,
И в Тамбове и в Крыму Божества на букву Ю .
Меркушова им не вмасть , Усмири рабыни страсть.
Ученицей Вали будь , Но про козни не забудь .
В конкурсах ты мишура : Ныне присно и вчера .
Ты прислуга для карги , Быть же примой не моги .

***
Журавлев Сашок на грабли , Наступает как шальной .
Достает кривые сабли , Машет рядом с пеленой .
Кинут докой Евтушенко , Сбит Кудимовой мадам ,
Смят метрессой Кривошенко , Но в порывах он Ван Дамм .

***
Его Даурия манила ,
Творца Наседкин осудил .
Другого власть переменила
И Марков с обликом чудил .
Журнал профессор выпускает ,
Вдрызг ненавидит добряка .
Труба от Бога отступает ,
К провалу злых наверняка .
Макаров славит супостата ,
Алешин предал журавля .
Болит у падшего простата ,
Печаль безумия суля .
На стуле Понтием Пилатом ,
Мещеряков сидел в суде .
С Аршанския кривды партократом ,
Склонил бессовестных к беде .
Метресса Валя безупречна ,
В интригах подлых на века .
У Начаса душа беспечна ,
В разумном видить дурака .
Белых невинен как овечка
И вроде всюду не причем .
Но яркая затухла свечка ,
Когда ударил кирпичом .
От пакостных деяний фурий ,
В глазах крещеного рябит .
Балдеет от порочных Юрий
И от исчадий не скорбит .
Личины алчные в вольере ,
Сожрали светоча фантом .
И бес в неистовой манере ,
Отпетыми дополнил том .
-- Пылайте каты в преисподней ,
Судили вы во зло всему .
И люди истины Господней ,
Вас презирают посему --
Кто с покаянием отмолит ,
Грех осуждения творца ,
Тому Спаситель не позволит,
Забыть Небесного Отца .

***
Не кричи Труба - Осанна -
Ни поэту , никому .
Из ковчега твоя манна ,
Вся с изюмом одному .

Есть в Козлове  фарисеи ,
Для тебя отцы даров .
Соки выжмут из Расеи
И прогонят мастеров .

Ты в обойме фаворитов
И твоя маржа казны .
Для негожих сибаритов ,
Только кривда кривизны .

Праздники в пристойном виде
И Аксинья вся блестит .
А творец в труда корриде ,
Пусть шедевром шелестит .

Не бросай Труба при даме ,
Ветви с ягодой куста .
Ты судил поэта в храме ,
Над обломками креста .

***
Вам безумие услада ,
Кривду возлюбили все .
Палачи в хитоне ада ,
Отражаетесь в росе .

Ваши книги от ажура ,
А ажур пролог тщеты .
Нет у славы абажура ,
Есть пространство пустоты .

Вы ослепли от гордыни ,
От иллюзий золотых .
Нет для извергов твердыни ,
Рядом с ликами святых .

Книгами обман не скроешь
И личину не сотрешь .
Грех судилища устроишь ,
Боль расплаты обретешь .

Место выгрызли в журнале ,
Дружбой хвалитесь гнилой .
В вашем гибельном финале .
Смех развеется с золой .

***
Огрызко Слава не хвали
Алешкина Петра .
Он извратился на мели ,
Под звездами шатра .

Алешкин проклятого друг
И мелет чепуху ...
Жида обожествляет вдруг ,
В Мичуринском пуху .

Не тот Алешкин на юру ,
Милейший по всему .
Приняв бесчестную игру ,
Стал шулером в дыму .

Огрызко ты не унывай ,
Печатай днесь меня .
Шедевры злом не убивай ,
Труд искренний ценя .

Сверкает лирики колье ,
Блистает цепь поэм ...
Редактор не стяжай УЕ ,
Решая суть проблем .

         ***
Труба с державой фаворита
И скипетр в его руке .
Писателей внимает свита ,
Речам царя невдалеке .

Цезарион в Наукограде ,
Сажает яблони имен .
И Ивановы при параде
И гой Рашанский Симеон .

Теперь казну для фаворита ,
В Москву из града увезут .
Там мастера и Маргарита ,
Потратят деньги на мазут .

Все остальное потрах сучий ,
Стрихнин и плебса мишура .
Труба Великий и Могучий ,
Когда идет Пиар - игра .

Он станет жалким обалдуем ,
Перетерпев позорный крах.
А  мы  на   искорки  подуем ,
С надеждой светлой на ветрах .

        ***
Честь офицера позабыта ,
Присяга тоже ни к чему .
Сицилианская защита ,
Имеет место посему .

Все Лысогорские привычки ,
Отринул лживый Канчуков .
Тщеславья хитрые отмычки ,
Смущают только чудаков .

Щеряк кантуженный майора ,
Играет с тремором словес .
И Зайцева мадам раздора ,
Имеет бездуховный вес .

Поэта в храме осудили ,
Потом отъяли литжурнал .
Грехов безбожно напудили ,
Чтоб утвердился криминал .

Воруют годы у талантов ,
Лукавые до смутных грез .
Фальшивых чествуют вагантов
И судят искренних всерьез .

***
Юрий Кузнецов стихий моряк ,
Не кракен как Юрий Мещеряк .
Благодарен слову Кузнецов ,
Прославлявший черепа отцов .

Юрий Мещеряк совсем иной ,
Из души выплескивает гной .
О сраженьях с бесом говорит
И суды безбожные творит .

Выдаст речь лукавую из уст
И Щеряк для милосердья пуст .
Кузнецов душой не блефовал ,
Без суда творцов критиковал .

Ради строф классических увы ,
Кузнецов с творцами шел на Вы .
Юрий Мещеряк на Ты идет ,
Графоманов к пропасти ведет .

Мученика в храме не суди ,
Дни грядут расплаты впереди .
Не хули талант за словеса
И вражда пройдет за полчаса .

***
Смотреть противно на Марию .
Знобищева жует сопли .
Волчицей глядя на Россию ,
Кричит Мещерякову - Пли ! -

И кат словами атакует ,
Талантов с искренней душой .
Потом неистово ликует ,
С гордыней изверга большой .

Процентщица ведет Марию ,
По бездорожью с подлецом .
Забыли Господа Мессию ,
Суд совершая над творцом .

Попрали заповедь святую ,
Смеялись долго согрешив .
И славят книжицу пустую ,
Тщеславного любить решив .

Но снова с черной поволокой ,
Любовь лукавых коротка .
И воля не видна широкой ,
Вблизи удавки поводка .

***
Трубе привиделось не с Путиным ,
Сажает яблони с Распутиным .
И рядом свита из дворян ,
Князья и множество мирян .

Козловъ осенний сладко смотрится ,
Труба с Распутиным не молятся ,
Ранет сажают и блажат ,
Где бабы водку сторожат .

Харчи несметные и печево ,
И хлебово без делать нечего .
Севрюга с клецками не зря ,
Для Гришки , Толи и царя .

Вдруг грозно крикнул Менелай :
-- В саду царь Третий Николай ! --
Распутин в бороду хихикая ,
Стал изменяться тенью гикая .

Потом молиться стал в саду ,
У всей округи на виду .
Труба проснулся от кошмарного ,
Григория в порывах гарного .

***
Боевая военная драма ,
Разыгралась вовсю у Баграма.
Сотрясалась тревожная суша ,
От обстрела теней Гиндукуша .

От стрельбы автоматов штрихи ,
Очернили завалы трухи .
Пронизали людей и дома ,
И врагов подкосили весьма .

Юрий смелой душой рисковал
И душманов в бою убивал .
Тридцать лет заштрихованы мглой ,
Все идеи зашиты иглой .

Стал афганец в родимом краю ,
Коммерсантом в торговом раю .
Возомнил - он Тамбовщины царь ,
Как заблудший на росстанях встарь .

Карандаш заштрихует судьбы
Житие до клоаки трубы .
Грех судилища в сердце плохом ,
Приукрасит анчутка штрихом .

Заштрихует улыбки печаль
И мечты закаленную сталь .
За судилище падших сейчас ,
Заштрихует спасение Спас .

Не очистится прошлым судьба ,
Рокового мамоны раба .
Исказился в штрихах бытия :
Держиморда , подонок , свинья .

***
С любой стороны позиций ,
Труба будет хлопец свой .
Плати за журнал композиций
И Толя главред мировой .

Донбасса герой Че Гевара ,
С широким , угрюмым лицом .
А с той стороны пожара ,
Бульбешкин с кровавым Кравцом .

Плати и для вас Анатолий ,
Богов панегирик прочтет .
В журнале палитру историй ,
Поставит героям в зачет .

Козлова казну раздербанил ,
На всяких и яких вдали .
Шедевры мои он забанил ,
О пядях тамбовской земли .

Печатает днесь Иванова
И в планах предлит Сомали .
А классику снова Тамбова ,
Труба выставляет нули .

***
В Тамбове выборы на бис
Или на браво люда .
Леон в колоде Арамис
И Артаньян Гертруда .

За истину Ла Фер Атос ,
Буонасье за драму .
Никитин разрешит вопрос ,
Кому вручить панаму .

Конечно Толе другану ,
Как команданте Геро .
Трубе панаму одному
И шляпу ля Самбреро .

Станцует Матушкин Евдон ,
Победный брейк Фламенко
И с ним Олеженька Гвидон ,
Споет о мисс Фоменко .

Литературы швах редут ,
Таланты все в загоне .
В Тамбове выборы идут ,
На каждом перегоне .

***
Ты не в ладах с собой ,
Молись сегодня в ночь .
Бог не вблизи с тобой ,
Что б грешному помочь .

Ты у костра дрожал ,
Когда случайность вех ,
Вновь пулей пронизал ,
Между судьбы прорех .

Пятак подбросил вверх
Он решкой возражал ,
Чтоб с сонмищем потех ,
Творца не унижал .

В лаптях казак вошел ,
В заветный храм святых ,
Он к истине взошел ,
В молитвах не пустых .

Твой прадед у креста ,
Молился сам за род ,
А ты забыв Христа ,
Судил творца урод .

***
Сад любил Ефим Суббота ,
Рядом с речкой Золотой .
Взят Алешка Полубота ,
В плен Козловской красотой .

Может лишнего отведал ,
Сидру с яростью воздал .
Полубота в жизни ведал ,
Что Куинджи увидал .

Под луной мирок не бедный ,
Аэлитой даль блестит ...
И Мичурин в шляпе медный ,
Книгой жизни шелестит .

Шолохов идет с уловом ,
Шепчет ветру : -- Тихий Дон --
И Труба с узбекским пловом ,
Москвичам несет поддон .

Поп спросил : - Вы покрестились ?
Храм Ильинский впереди !
Времена к добру сменились ,
Ты поэта не суди --

-- Не сужу поэта жмота ,
Не сужу транжиру я --
Молвил тени Полубота ,
Возлюбив садов края .

Иванов прошел к ватаге ,
К остановке у дорог .
Председатель весь отваге ,
Отдается без тревог .

Олисава то и дело ,
Появлялась вновь босой .
Пахло яблоками тело ,
Пахли волосы росой .

И Труба предстал факиром :
-- Ты Алешка не блажи .
Бутерброд с козловским сыром ,
В рот открытый положи --

-- Вот бы яблони в столице ,
Посадить для Гесперид !
Подарил бы рай девице ,
Я без скачущих акрид --

***
В Ильинском храме палачи ,
Все полыхают в преисподней .
Когда загомонят грачи
И перед ночью новогодней .

Когда сажают сад они ,
Поэта осудив безбожно .
В Ильинском адские огни ,
С грехами смешаны тревожно .

На Страшном пламенном Суде ,
Вся камарилья супостатов .
Никто не защитил в беде ,
Творца от истязаний катов .

Раскрашен извергов конец ,
Здесь греховодники лихие ,
Наказаны за зло сердец ,
Вовеки с бесами плохие .

В котле дымящемся Труба ,
Рашанского терзает пламя .
И Валя с падшими слаба ,
Судилища сжигают знамя .

Но почему - то Страшный Суд ,
Гостям ничуть не страшен .
Как буд - то сонмище Иуд ,
Игры жаркое башен .

В восторге ныне от таких ,
Нестик и Олисава ,
Кренев помор из никаких
И Зайцева красава .

Медведев Павел полетал ,
Над городом хранимый .
Но за столом не посчитал ,
Кто бесом одержимый .

Не сосчитать у камелька :
Лукавых , лживых , грешных ...
И Иванов играл Ванька ,
Из вестников не здешних .

Кренев Мичуринск возлюбил ,
Как золотое чадо .
А то что ангел вострубил ,
Вновь никому не надо .




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Авторская песня
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 17
Опубликовано: 05.09.2020 в 07:31
© Copyright: Валерий Хворов
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1