Гусь


Гусь
Редкий еврей дойдет до середины улицы Малкей Исраэль, что в городе Кирьят Гате, в сорокоградусную жару… Ну, а если дойдет, то уткнется в "русскую" доску объявлений, где, обтирая с лица пот, прочитает: "Продается монгольская дубленка, очень теплая. Звонить…"
Залман Бродский трижды в день проделывал свой нелегкий путь, каждый раз загадывая, что он еще увидит на этой чудесной доске. Конечно, попадались плащи "болонья", катушечные магнитофоны "Юность". Однажды он прочел, наверное, кто-то повесил для смеха, что предлагается для продажи держатель для туалетной бумаги, производства танкового завода имени Володарского. Было подчеркнуто, что держатель продается в хорошем состоянии, первая рука. "Чудны дела твои, Господи!" - бормотал Залман и поворачивал направо, направляясь к Хабадской синагоге, на утреннюю молитву. Он проделывал этот путь три, а иногда, и четыре раза в день. Ну, это в случае, когда престарелый раввин Мендель проводил урок по недельной главе Торы…
Не хочется и обсуждать, что в прошлой жизни сослуживцы звали его не так. Скажем лишь пару слов по этому поводу. Подумайте сами, если бы секретаря парторганизации УВД звали Залман Соломонович? Немного вызывающе для коммунистов звучало… Сергей Семенович - это было проще и не вызывало неприятных ассоциаций у сотрудников. И хотя все знали о нетрадиционной национальной принадлежности секретаря парторганизации, относились к своему партийному вожаку хорошо, в основном, за умение прилично выпить и не пьянеть. Сам же полковник за годы безупречной службы как бы и попривык к Сергею Семеновичу… Дома же он оставался Залманом, а для жены Цили просто Зямой. И что было большим секретом, Зяма с женой дома разговаривали на идиш, по вечерам слушали голос Израиля, куда и уехали всей семьей через три года после выхода полковника на пенсию…
Полковник, человек военный, привык подчиняться начальству и служебным инструкциям. Поэтому, Залман пребывал в растерянности,
став штатским…
Подчиняться больше было некому, и эта необычная для него ситуация, выбила его из привычной роли кабинетного службиста. И хотя его жена Циля, женщина с генеральским характером, отчасти смягчала это обстоятельство на домашнем фронте, все-таки ей было трудно заменить начальника Управления полиции. Не хватало этого, знаете ли, восторга и восхищения от близости к начальству. И этого очень недоставало нашему герою. Наверно, поэтому он и пришел к религии...
Правда начальник в этом случае был невидим, но зато предписаний и установлений было больше, чем в его полицейской работе. Господь Б-г знал все, что делается в мире, а это, по прошлой деятельности полковника, конечно, было ему понятно и близко. Залман Бродский втянулся в религиозную жизнь и, постепенно, даже стал получать удовольствие от молитв и обрядов.
Сегодня по дороге в синагогу он обдумывал предстоящий разговор с раввином Менделем. Дело в том, что Залман прочел в газете "Мост" интересную статью о кодах в Торе**, которую ему дал почитать сосед по синагоге, Семен…
Сосед Залмана, Семен, успел уже съездить в Иерусалим к профессору Рипсу и выяснил, что его фамилия, с определенными интервалами букв, сорок раз складывается в тексте. Фамилия соседа была Погреб. Как русское слово, из которого еврей сделал себе фамилию, попало в Тору, Залман, расстреляй его, понять не мог. Раввин Мендель объяснял на лекциях, что ничего нет случайного в нашем мире… Просто, человек не всегда может знать, почему случаются те или иные события, и называет это провидением.
Залман, человек осторожный, размышлял о том, как традиционный иудаизм относится к этим кодам и "кашерно ли" ехать к профессору Рипсу. Об этом он и собирался спросить у раввина. Выйдя на пустынную площадь перед синагогой, он, к своему удивлению, увидел перед входом гуся. Пейзаж с гусем выглядел абсолютно нереальным. Залман решил, что у него от жары начались глюки. Он закрыл глаза. А когда их открыл, гусь не исчез… Уставившись на Залмана, он крякнул и сел на дорогу. Все, что угодно и кого угодно он не удивился бы встретить; например, ортодокса в меховой шапке, но гуся!.. Это явно был какой-то, не понятный для него, знак свыше. И почему гусь крякает, как утка? Если это гусь, то он не имеет права крякать, он должен "говорить" - га – га – га… "Черт знает что!" – подумал Залман и, обойдя гуся справа, направился к входу в синагогу. После молитвы он обратился к раввину Менделю:
- Уважаемый рав, Вы видели гуся около синагоги?
- Шалом, Залман, о чем ты говоришь? - не понял престарелый раввин.
- Около синагоги шляется настоящий гусь, - Залман недоуменно пожал плечами, - посмотрите сами.
Мендель подошел к окну и выглянул на площадь. Не обнаружив там гуся, раввин с тревогой посмотрел на собеседника...
- Да, жарко сегодня! Вам, наверное, показалось.
- Был там гусь! Был!..
- Ну, хорошо, был,- рав мягко переменил тему. - О чем Вы хотели со мной поговорить?
Залман изложил свои сомнения по поводу кодов в Торе и спросил об этом мнение раввина. Мендель, почесав бороду, сказал на идиш: "Их вейс!"(Я знаю!)Впрочем, почему нет... Все может быть!
- Так, рав Мендель, Вы даете благословение съездить к Рипсу?
- Я не против, потом расскажете. Ийе беседер! (Будет в порядке!)
- Удачи! - сказал сосед Семен Погреб, - не сомневайся, Залман, все будет чики-пуки!
Залман вышел из синагоги, но гуся не увидел. "Смылся бродяга!" – подумал он и пошел домой.
Какое же было разочарование, когда в Иерусалиме профессор Рипс не обнаружил в Торе его фамилии. БроЦкий встречается с определенными интервалами сорок семь раз , а Бродского не было... Рав Мендель сказал:
- На все воля Б-жья! Амен! Сэла! Ничего страшного, Вы хороший еврей, а это главное. В субботу вызову к Торе, не расстраивайтесь…
Погреб похлопал Залмана по плечу:
- Все фигня, главное, чтоб анализы неуклонно улучшались. Сорок в тени, немного жарко…Как насчет выпить пива?
Залман краем уха слушал болтовню Семена и думал о своем. О чем думает еврей, когда пьет пиво? Ну, в общем-то, кто о чем… Семен был не то, чтобы доволен из-за неудачи соседа, но настроение его от этого как - то улучшилось. Залман был удручен тем, что в данном случае ничего не мог предпринять.
-Так вот, - продолжал Семен, - представляешь, добавил он картошки, лаврушки, соли и поставил аквариум на огонь...
- Что?
- Что, что! Я же тебе объясняю, хотел суп рыбный сварить…
- Кто?
- Так сосед мой, Генка. У него гонки начались на почве алкоголизма. Его сейчас в Беер Шеве усиленно лечат в дурдоме…
- Делириум тременс, - задумчиво произнес Залман.
- Че? – не понял Семен.
- Горячка у твоего соседа, догоняешь?
- Ты что, врачом был?
- Вроде того. Санитарным ! - усмехнулся бывший следователь.
Семен с уважением посмотрел на Залмана.
- Слышь, я в интернете прочел…У тебя, кстати, геморроя нет?
Залман покачал головой.
- Жалко, а то бы в два счета можно вылечить. Берешь шелуху от лука и на ночь кладешь себе под задницу. Два-три сеанса, и ты здоров, как бык! И еще влияет, чтоб на полшестого не показывал…
"Бред какой-то. Зачем я его слушаю?"– думал Залман по дороге домой.
Вечером долго не мог заснуть. Ворочался в кровати, вздыхал, мешал спать Циле. В голове был полный сумбур : аквариум, геморрой с луком и прочая муть. Наконец, сон накрыл его беспокойную голову, и он увидел вполне милицейское видение - в отдел пришла ориентировка на рецидивиста, по кличке Гусь. Особо опасен при задержании – кусается... Особые приметы: размер обуви 48, длинная шея, нос и уши красные, носит кепку такого же цвета. Словесный портрет разослан всем оперативным работникам и патрульно-постовой службе; задействованы участковые и добровольцы. Обложили Гуся по всем правилам, ему явно некуда было деться. Генералу, в Главное управление, каждые полчаса докладывали о ходе розыскных действий… Такое началось…
- Зяма! Перестань кричать!
- А! Что? - Залман сел на кровати.
- Насмотрелся этих сериалов! Сплошные насилия и изнасилования каждый день. Я этот телевизор выкину, к чертовой матери…
- Давно пора поменять, - Залман опять упал на подушки.
- Ты во сне материшься, как …. Невозможно спать!
- Как мент позорный?
- Хуже!
И в этот момент Залмана осенила простая мысль, как ему, все же, попасть в Благословенную Книгу. Как говорится, рожденный ползать везде пролезет…
На следующий день бывший следователь возвращался из Ашкелона домой умиротворенный. В кармане лежало его удостоверение личности, где черным по синему было написано, что он является обладателем фамилии - БроЦкий, а не Бродский. Таким образом, фамилия стала правильной и подходящей к обстоятельствам текущего момента… Заменить букву "далет" на "цадик" оказалось проще пареной репы.
В автобусе, рядом с ним, сидел мужик с волевым лицом и строгим взглядом. Разговорились. Конечно, затронули международную обстановку - Иран, Хизбалла, Хамас… Поругали, как водится, правительство. Мужик спросил, где Залман работает; тот ответил, что на пенсии, иногда подрабатывает метлой. На встречный вопрос, где его сосед не покладает рук, тот, молча, вытащил визитку и протянул ее Залману. На визитке, украшенной золотыми виньетками, золотом же было написано:
ПРЕЗИДЕНТ
Хаим Табачник
Далее следовал номер телефона. Залман повертел в руке визитку и спросил:
- А чего президент?
Мужик строго посмотрел на него и представился:
- Президент Ашкелонского общества любителей курительных трубок!
Броцкий отвернулся к окну, пытаясь скрыть усмешку. В это время автобус подъехал к остановке. Людей не было, зато, хотите верьте, хотите - нет, одиноко стоял гусь. Заметив Залмана, он захлопал крыльями и, этакий подлец, нагло загоготал … Ну, и как Вам это нравится?



Мне нравится:
1

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 1
Количество просмотров: 32
Опубликовано: 03.09.2020 в 14:09

Галина Золотаина     (12.09.2020 в 07:50)
А! Я с таким удовольствие прочитала, так ярко написано!
Спасибо большое за эмоции.







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1