Петушок


Петушок
На рубеже пятидесятых-шестидесятых годов прошлого столетия, одновременно со строительством Северо-Крымского канала, на территории полуострова, где прежде ветер и пыльные бури гоняли по степи колючие перекати-поле и паслись отары неприхотливых овец, закладывались сады и виноградники на десятках тысячах гектаров,
С приходом днепровской воды аграрии, агрономы и гидротехники стремились превратить степные, засушливые районы в большой цветущий оазис. К концу восьмидесятых годов площадь виноградников превышала четыреста тысяч гектаров.
Так за короткий период село Новый Мир, вокруг которого прежде выращивали пшеницу, ячмень, кукурузу, овес, оказалось в окружении виноградных плантаций с ровными, словно на строевом смотре, рядами железобетонных столбиков шпалеры, оплетенной зелеными лозами
Раньше, малыши и подростки, улучив момент, когда поблизости нет сторожа на белом коне Месяце, лакомились арбузами и дынями на бахче в двух километрах от села. Риск быть задержанным и исхлестанным жгучей крапивой, стоил вкуса сочных с рубиновой мякотью арбузов и ароматных сахаристых дынь.
Других лакомств для детворы в округе не было. Разве, что абрикосы-дичка, шелковица, плоды терна и смородины, растущих в лесопосадках и на склонах оврагов. И вот благодать виноград в ста метрах от сельских подворий. Правда в сезон з и уборки солнечных ягод появлялись сторожа, озиравшие изумрудно-зеленые плантации с наблюдательных вышек.
Средняя школа, где я учился с ровесниками, находилась и до сих пор находится в селе Чапаевка, что в трех километрах от села Новый Мир. Сам легендарный герой гражданской войны Василий Иванович Чапаев в этих местах никогда не был, не воевал с шашкой на белом коне. Однако в сквере ему установлен бюст. Наиболее короткая, а значит, прямая дорога, точнее, тропинка, к школе проходила через виноградники.
К началу учебного года манящие взор гроздья наливались янтарным, рубиновым и пурпурным соком. Перед соблазном, как тут не вспомнить басню Крылова «Лисица и виноград», сорвать и вкусить ягоды, не могли устоять ученики ни младших, ни старших классов. К тому времени мы научились разбираться в столовых и винных сортах: Таинственные названия Чауш, Шасла, Мускат, Каберне, Ркацители, Алиготе, Кокур, Саперави стали привычными в разговорах односельчан, в том числе и подростков.
Редко кто в селе не считал себя знатоком виноделия. В летних кухнях, сараях, не говоря уже о погребах и подвалах, витали винные запахи. Один из умельцев Павел Гордеев для ускорения брожения сусла приспособил центрифугу стиральной машины «Рига-17», но о нем отдельный рассказ.
Понятное дело, что в школе учили быть честными, на чужие плоды не посягать, но вкушая ягоды, каждый утешал себя мыслью, что винограда так много, что на всех хватит, а две-три сорванные грозди, что капля в море, сторож кражи не заметит.
— Чем больше мы съедим винограда, тем меньше его останется для изготовления вина, — выразил общее мнение мой ровесник Петя Пивень. С рыжеволосым, задиристым непоседой я учился в четвертом классе. Все называли его Петушком. Несмотря на то, что фамилия в переводе с украинского языка означал Петух, он обижался. Из таких забияк, в зависимости от наставников и обстоятельств, вырастают незаурядные личности или удачливые авантюристы.
Однажды на пути в школу Пивень предложил:
— Давай поднимем настроение, развеем тоску зеленую?
— Может, споем песню об отважном пионере-барабанщике?
— Петь будем на уроке пения, — промолвил он и, оглянувшись, чтобы поблизости никого не было, потянул меня в лесопосадку, где росла акация, клены, серебристый лох, кусты терна и шиповника. Разгреб пожухлые листья под колючими ветками, унизанными иссиня-черными плодами. Я увидел трехлитровую стеклянную банку с красного цвета напитком.
— Что это, компот или сок?
— Нет, попробуем вино, — заявил Петя. — Может, знаешь, почему его называют сухим, ведь оно мокрое?
— Не знаю, — пожал я плечами и спросил. — Где взял вино или сам изготовил?
— Дома в погребе из большой бочки нацедил.
— Вдруг твой отец узнает?
— Не узнает, — уверенно ответил он. — Бочка — не аквариум. Через дерево не видно, сколько в ней вина.
Открыл крышку и предложил:
— Давай, ты первый, несколько глотков не навредят, а настроение поднимут.
— Не хочу, — покачал я головой.
— Почему? — удивился Пивень.
— Опьянею и забуду строки стихотворения. Стыдно, девчонки поднимут на смех.
— Баба с воза, кобыле легче, — по-взрослому изрек он. Присел на корточки и, наклонившись к банке, потянул в себя густо-алый напиток.
— Хватит, Петруха, а то до школы не дойдешь, — остановил я его.
— Ты правильно намекнул, можно и самим заняться виноделием. Я видел, как вино изготовляет отец. Ничего сложного, выдавил сок в бочку или стеклянную банку и пусть себе играет, пока не станет хмельным. Винограда вокруг много.
— Сторож поймает, напишет жалобу директору школы, опозорят на все село,
— А ноги для чего? Чтобы не застукал, один стоит на шухере, а другой срезает гроздья, — предложил он вариант — Можно подговорить ребят, чтобы они на другом краю, чем-то отвлекли сторожа. Плантация большая, за всеми не уследит.
— У тебя котелок варит, — похвалил я приятеля.
Он закрыл банку, поставил на прежнее место и предупредил:
— Это наша военная тайна, держи язык за зубами. И за меня не переживай, вино —не водка, не самогонка, а просто хмельной напиток.
До школы мы добрались без приключений, а вот в классе хмель ударил приятелю в голову. Он не мог спокойно усидеть за партой, чтобы все обратили на него внимание, потянуло на «подвиги», . Впереди него за партой сидела юная красавица Катя Мудрик. К ней многие ребята, в том числе и Петя, питали симпатии. Он несколько раз дернул ее за косу, а потом развязал красный, под цвет пионерского галстука, бант Волосы золотыми нитями рассыпались на ее хрупких плечи.
— Отстань, Петушок, золотой гребешок! — рассердилась она и на голос среагировала учительница Надежда Ивановна.
— Пивень, живо к доске! — велела она. — Прочитай стихотворение Лермонтова об одиноком парусе.
— Неуверенная походка школьника, ухмылка вызвали у нее подозрение и тревогу: не заболел ли мальчишка? Она подошла ближе, чтобы приложив ладонь ко лбу подростка, проверить, нет ли жара? Ощутила запах вина.
— Да, ты, дружок, болен. Наверное, перегрелся на солнце, — громко известила Надежда Ивановна. «Неужели не поняла, что Петруха пьян?» — удивился я. Уже, спустя годы, сообразил, что из соображений педагогики, этики, она решила не сообщать, что ученик употребил вино. Взяла его за руку и отвела в школьный медпункт. Возвратилась и продолжила урок. Пивень появился только через час.
— Чем тебя лечили? — поинтересовался я. — Наверное, сделали укол?
— Нет, медсестра измерила температуру, давление, а потом дала таблетку и напоила чаем. Велела отдохнуть на кушетке, — ответил он. — Немного подремал. Это лучше, чем сидеть за партой, опасаясь, что вызовут к доске.
— Пивень, подойди ко мне с дневником, — прозвучал голос Надежды Ивановны. По интонации ее голоса, чувствуя недовольство, нехотя поднялся из-за парты и подошел к столу, подал дневник. Она раскрыла и что-то написала на странице.
Когда приятель сел на свое место, впереди моей парты, я спросил:
— Что написала учительница7 Может, благодарность?
Он раскрыл дневник и я прочитал: «Уважаемые Алексей Петрович и Зинаида Сергеевна, приглашаю вас в школу на беседу по поводу недостойного поведения вашего сына».
После занятий, когда возвращались домой, я посочувствовал:
— Эх, Петруха, влип ты с вином, что будешь делать?
— Что-нибудь придумаю, — потупил он взор.
— Твои родители часто дневник проверяют?
— Мать почти каждый день, а отец изредка.
— Прочитают и накажут. Покажешь им запись?
— Нет, скажу, что дневники на время забрали в учительскую.
«Ему не позавидуешь, — огорчился я, зная суровый нрав его отца Алексея, работавшего на бульдозере С-100.
Утром на развилке дорог, не дождавшись приятеля, чтобы не опоздать на первый урок, я отправился в группе односельчан. В ту пору за знаниями в школу из окрестных сел добирались пешком. «Школьного автобуса», как ныне, не было и в помине. Лишь в периоды осенней и весенней распутицы, когда дороги размывало, они превращались в непролазное месиво, дирекция совхоза «Феодосийский» выделяла транспорт. Чаще всего гусеничный трактор с тележкой, крытой тентом от дождя и снега.
«Где же Петушок?» — думал я, расположившись за партой. Достал из портфеля учебник по арифметике, тетрадь в клеточку и дневник.
Малиновой мелодией прозвучал звонок, но Петя не появился. У меня возникла версия о том, что прочитав приглашения педагога на беседу, отец выпорол его ремнем и теперь бедняга зализывает раны. Учительница вызвала меня к доске. Без запинки прочитал стихотворение «Белеет парус одинокий». Надежда Ивановна поставила в дневник четвертку.
В середине урока дверь в класс отворилась и, подобно страусу, вбежал крупный петух с красным гребнем и бородкой в оранжево-черном оперении. Взлетел на первую парту, взмахнул крыльями и радостно возвестил:
— Ку-ка-ре-ку-у-у!
Надежда Ивановна и ее питомцы замерли от неожиданности. Если бы не горластый петух, то слышно было бы, как пролетела муха. Педагог, теряясь в догадках, предположила: «Наверное, петух забрел с подворья Мыколы Даниловича?»
Действительно директор школы Федько, ранее актер драматического театра, жил с большой семьей в нескольких комнатах пристройки к левому торцу двухэтажного здания школы. Почитатель, не только театра, но флоры и фауны, сельского уклада жизни, он содержал в загоне гусей, уток, кур и козу Феклу. Поэтому домашняя живность свободно бродила по территории школы, а коза щипала травку на футбольном поле.
Спустя минуту порог класса переступил Пивень с портфелем в левой и пустым мешком в правой руке. Он едва сдерживал, распиравший его смех. Педагогу не составило труда догадаться, что это он запустил в помещение петуха.
— Что за фокус, откуда птица? — спросила она. — Где родители?
— Вот мой родитель, — подросток указал на петуха, который степенно ходил по парте в поисках крошек от бутерброда. Обе ученицы близнецы Зозулины оставили парту. Теснясь у окна, взирали на птицу с острым клювом и глазами-бусинками.
На ответ Петушка класс взорвался смехом и шумом. Сорвавшись с мест, мальчишки и девчонки принялись ловить петуха. Птица, теряя радужные перья и пух, от страха метя свое присутствие жидким пометом, перелетала с парты на парту, пытаясь вырваться на свободу, билась о стекла окна.
—Все по местам, за парты! — приказала Надежда Ивановна. — Дети, у петуха острый клюв, когти и шипы. Не троньте его, чтобы не поранил.
Поняв, что ему ничего не угрожает, петух присел на подоконнике. Встряхнулся и выпустил из себя победный клич:
— Ку-ка-ре-ку-у-у!
— Молодец, Петруха! — подойдя к окну, Петушок оценил его вокал. Петух сел на плечо подростка, горделиво обозревая разноликих зрителей в красных галстуках.
Много воды утекло с той поры. Что сталось с одноклассником Петром Алексеевичем Пивнем, жив ли? Как знать, может, на досуге или за праздничным столом, провозглашая тосты, вспоминает о той забавной истории?




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 13
Опубликовано: 30.08.2020 в 18:39
© Copyright: Владимир Жуков
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1