Изабелла


Изабелла

— Сосед, выручай! У тебя должна быть свободная стеклотара, — обратился ко мне заядлый рыбак, пенсионер Семен Мамалыга, из пруда которого мой кот Кузьма вылавливал когтистой лапой карасей и пескарей.
.— Для соления и консервации огурцов, помидоров, баклажанов и сладкого перца? — поинтересовался я.
— Нет, соленьями и вареньем занимается супруга Клавдия, а у меня серьезное увлечение — виноделие, — не без гордости сообщил Мамалыга. — Его сравнивают с искусством и ювелирным делом, так как требуется точность. Без всяких там тяп-ляп, сикось-накось, куда хромая вывезет, а строго по данным науки, личного опыта и интуиции.
— Да, Семен Петрович, судя по подходу к делу, ты большой ученый, — польстил я соседу, падкому на похвалу. — Почитай, самородок! По уровню знаний и практике, если не доктор, то, по меньшей мере, кандидат сельхознаук.
Его лицо расплылось в наивно-добродушной улыбке, а в зрачки заблестели, как в годы далекой юности. Он искренне признался:
— Была бы хата в городе, а не хуторе, то читал бы студентам лекции о винограде и виноделии.
— Восхищаюсь твоим ораторским мастерством, — продолжил я ублажать его слух. — Настоящий златоуст, заслушаешься, курский соловей отдыхает..
— Спасибо за добрые слова. Я бы тебя не беспокоил, но нынче богатый урожай солнечной ягоды, особенно Изабеллы. Все пустые емкости я заполнил соком, который забродил. Жаль, что на кустах гроздья объедают осы и пчелы. Из Изабеллы и Муската получится десертное вино. Надо срочно срезать гроздья и под пресс, а сливать сок некуда Прошу на прокат пару бутылей.
— Трех и пятилитровые банки сгодятся?
— Мелковаты. Хотя бы два на десять литров или один на двадцать.
Мамалыга обратился ко мне не зря, ибо знал, что есть в наличие двадцатилитровый бутыль с узким горлышком, очень практичный для брожения и хранения вина. Мой отказ или предложение стеклотары на десять литров его бы огорчили.
— Используй в качестве емкости бидон, — посоветовал я.
— Щиро дякую за гарну пораду, — ухмыльнулся он и деловито пояснил. — Вино— не вода, не молоко, поэтому емкости из алюминия и меди не годятся, напиток быстро окислиться. А вот тара из стекла, нержавейки, а лучше всего дубовая бочка для брожения и хранения вина в самый раз. Бочка добавляет в вино дубильные вещества, делает его терпким и крепким. Недаром о долгожителе, который преставился говорят: дуба дал.
Его оригинальная интерпретация афоризма не добавила оптимизма, но показалась мне логичной, поэтому проявил добродушие.
— Даю во временное пользование бутыль на двадцать литров. Через месяц возвратишь в целости и сохранности, — поставил я условие. — Он мне потребуется под подсолнечное масло.
— О чем речь? — обрадовался сосед. — Не сомневайся, обязательно верну и не пустой, а с тремя литрами Изабеллы. Благодарю за заботу. И прежде соседи жили в мире и согласии, помогали друг другу бескорыстно, а теперь у каждого личный интерес. Бизнес, коммерция, без выгоды никто пальцем не пошевелит.
— Мир не без добрых людей, — напомнил я. — Не все подвержены корысти.
— Заказал у бондаря бочку на сто литров, — сообщил он. — Через месяц, а может и раньше, будет готова, так что срок не нарушу. Сегодня ты мне помог, а завтра я тебе. Испокон веков так повелось, очень полезный обычай.
Семен Петрович принял из моих рук бутыль и осторожно занес его в веранду своего жилища с террасой, оплетенной виноградными лозами с фиолетово-черными гроздьями ароматной Изабеллы.
Спустя три недели со двора Мамлыги послышался глухой взрыв. Истошно залаял на цепи пес Рой. Из распахнувшейся двери веранды выбежал ошалевший от страха кот Бантик, а следом и сам хозяин Семен Петрович. Я подошел к ограде с калиткой на меже между участками. По испуганному лицу соседа стекали красные струи. Светлая сорочка была покрыта багровыми пятнами.
«Неужели взорвался баллон с газон?» — подумал я и предложил. — Сейчас я вызову «Скорую медпомощь». Клавдия Никитична тоже пострадала?
— Не паникуй, обойдемся без врачей, — возразил он. Вытер лицо рукавом сорочки и к своему удивлению я не увидел на коже кровоточащих порезов или царапин. Оно и понятно, если бы взорвался баллон с газом, то веранду разнесло бы в щепки, а ударной волной вышибло стекла в оконных рамах.
— Что случилось?
Взирая на меня с виноватым видом, Мамалыга известил:
— Вдруг ни с того, ни с сего взорвался твой бутыль с Изабеллой.
— Почему вдруг? Я тоже в нем прежде хранил вино, поэтому без дефектов, — заранее опроверг я версию, которую мог бы выдвинуть сосед.
— Наверное, Клава вмешалась в технологический процесс? — предположил он. — Она часто сует нос не в свои дела...
Вовремя прикусил язык, так как из веранды вышла тучная и суровая Клавдия Никитична с плоским, как блин, монгольского типа лицом. Шамкая большими губами, отчетливо произнесла:
— Кто меня поминает всуе?
Мамалыга оробел, съежился под ее надменным взглядом и заявил:
— Обсуждаем с соседом сложное международное положение.
— Чиво его обсуждать, оно без нас происходит? — разлепила мадам губы и велела. — Лучше покажи, к чему твое кустарное виноделие привело. Может, тебя в печати прославит. А то ты ведь, как в поговорке: куда конь с копытом, туда и рак с клешней. Возомнил себя великим виноделом, а в итоге убытки для семьи и соседа. Загубил полезную стеклотару.
Семен Петрович жестом руки пригласил меня в веранду. В глаза сразу же бросились окрашенные вином стены, потолок, занавески. В темном углу в багровой луже, растекшийся по полу, я увидел осколки бутыля, узкое горлышко с деревянным чопом. Ноздри щекотал терпкий винный аромат. Под подошвами обуви хрустели осколки стекла.
— Двадцать литров вина в один миг под хвост коту! — сокрушался Мамалыга. Охмелев и осмелев от испарения винных запахов, спросил. — Признайся, Клава, снимала пробу, ты ведь любишь приложиться к стакану или пивной кружке?
— Когда ты хлопотал во дворе, я отдыхала в горнице. Ощутила, что от зноя пересохли губы и в горле першит, поэтому решила утолить жажду, — призналась супруга. — Вышла в веранду и сразу на глаза попался бутыль. Решила немного себя взбодрить. Попробовала молодое винцо, чтобы оценить твое мастерство,
— Довольна вкусом напитка?
— Не торопи, расскажу по порядку. Вытащила из бутыля чоп, налила из горлышка полную пивную кружку. Как ты учил, понюхала «букет», взболтала и поглядела на рубиновый цвет. Затем, смакуя, выпила до дна. Винцо мне показалось кисловатым, а я обожаю ликер, ром, десертные вина Мускат, Кокур, Изабеллу, Мадеру… Поэтому насыпала в бутыль два стакана сахарцу, размешала и взболтала, чтобы быстрее растворился. Для герметичности плотно закрыла чопом.
—Эх, Клавдия Никитична, только не обижайся. Верно говорят, нет ума, считай калека. — окончательно осмелев, изрек Мамалыга. — Ты в виноделии ни в зуб ногой. Коли добавили в бутыль цукор, то следовало мне сообщить, Я бы вставил в горлышко трубочку, чтобы при брожении было, куда выходить воздуху. Другой конец трубки опустил бы в банку с водой, действующей, как клапан, Тогда вино не окислиться, превратившись в уксус.
— Кто же знал, что Изабелла такая капризная, — вздохнула женщина. — Подсластила сахарком, а винцо разлетелось по стенам, полу и потолку. Стеклотара оказалась слишком хрупкой. Не было хлопот, так придется убирать осколки, мыть полы, стирать занавески. Ты, Сеня, сам виноват. Почему не предупредил, что вино ишо не созрело, а бродит?….
— Кто тебе разрешил снимать пробу, дегустировать без спроса? — отозвался винодел.
— Ты, кто такой, чтобы у тебя спрашивать, где мне ходить, что пить и жевать?! — возмутилась она. — Если на то пошло, то я — хозяйка дома. Что хочу, то и ворочу.
«Нашла коса на камень», — подумал я. — Не хватало еще стать свидетелем семейного скандала». Спешно решил откланяться.
— Ладно, стечение обстоятельств, дело случая, что с воза упало, то пропало, — констатировал я, сделав движение в сторону своего дома. Но Мамалыга преградил дорогу.
— Чтобы у тебя за пазухой не появился камень, компенсирую стоимость разбитой стеклотары пятью литрами вина, — сообщил он. — А сейчас есть повод выпить и закусить за Изабеллу, которая вырвалась на свободу. Не отказывайся, а то обижусь. Я беру пример с французов, а ты равняйся на меня. Мусье каждый день пьют красное и бордовое вино. Поэтому у них нет проблем с потенцией, живут долго и счастливо.
— Не забудь о том, что они закусывают лягушечьими лапками, — напомнил я, но сосед, не оценив гастрономических пристрастий потомков Наполеона и Робеспьера, возразил. — Лучше брынзы и сала-бекон закуски нет.
— А как же черная, красная и паюсная икра? — спросила Клавдия Никитична.
— Помечтай, помечтай, — усмехнулся Мамалыга. — Хоть сто раз произнеси слово «халва», а во рту слаще не станет. Вот тебе и сахарец, надолго запомнится. Клава, не дуйся на крупу, как церковная мышь, собери на стол, что Бог послал. Нет причин для печали, все, что не делается — к лучшему.
Она не стала перечить, а накрыла в горнице стол для дегустации вин, изготовленных сельским самородком.






Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 15
Опубликовано: 27.08.2020 в 18:02
© Copyright: Владимир Жуков
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1