фанфик: "Интимные подробности «Острова сокровищ»." *Глава-1*


фанфик: "Интимные подробности «Острова сокровищ»." *Глава-1*
*1*
       На крепко сбитую из тёсаных, дубовых плах пристань, ступила нога старого пирата с подорванным здоровьем, от чрезмерного употребления алкоголя. Тяжёлые, кованные сапоги, заставили жалобно скрипнуть настил под ногами. Билли Бонс закрепил швартовный канат, затем водрузив увесистый, окованный железом сундук на плечо, медленно пошёл по ступеням вверх, в направлении гостинице «Адмирал Бенбоу». На половине пути подъёма к вершине холма, пират узрел сидящего на камне Джима Хокинса, блаженно подёргивающего правой рукой свой вздыбленный корень.
– Чем важным, это ты занят парень? – Обратился прибывший, к занимающемуся рукоблудством юноше. – Неужели в округе не сыщется ни одной порядочной шлюхи, что такой крепкий член приходится ублажать самостоятельно.
– Что вы сер. – Джим, нисколько не смутившись, приостановился в своих действиях. – У нас здесь, при желании всегда отыщется подходящая, влажная норка для утехи.
– Так за каким лешим, ты дрочишь своего красавца на сухо? – Билли явно заинтересовался происходящим.
– Это всё из-за Пегги Роуз, она всему виной сер. Вы бы видели её формы. В округе у всех встает, как только дочь брадобрея идет по улице. Скажу вам больше сер, даже сквайр Джон Трелони, что каждую субботу заезжает к нам отведать черепахового супа, так даже он оправляет свои бриджи в районе гульфика. А сквайр больше ходок по мальчикам, нежели женщинам. Доктор Ливси мне сказал, что у Пегги большие задатки и в скором времени она сможет многих удивить и ублажить своими способностями.
– Так может этот ваш доктор имел в виду что-то иное, нежели секс.
– Что вы сер. Не далее как сегодня, я лично видел, как за стогом прошлогоднего сена, Роуз демонстрировала Фани, заглот огромной и длиной морковины. Это было так невероятно, что мой дружок уже третий раз в напряжении, а это плохо скажу вам.
– И почему позволь тебя спросить? – Бонс еще внимательнее уставился на парня.
– Дело в том сер, что мисси Хокин сейчас не совсем здорова. У нее второй день гостят родственники из Краснодара. Я правда не знаю где это и никогда тех родственников не видал. А помочь ротиком она не в настроении.
– Да парень, – старый пират посочувствовал Джиму. – Тебе сегодня не легко. А почему бы тебе не вставить самой Пегги?
– Я мечтаю об этом сер. Мне не хватает всего лишь двух шиллингов.
– Вот как.
– Роуз согласна ждать до сегодняшнего вечера, но меньше чем за три фунта она мне не даст, а очень мечтаю быть её первым мужчиной.
– Что ты можешь сказать, про эту гавань дружище? – Пират кивнул на показавшуюся в поле его зрения гостиницу
– О сер. Это гостиница « Адмирал Бенбоу». Здесь прекрасная кухня, жаркие камины и сухие комнаты. Белые простыни всегда выстираны и отутюжены. К нам приезжают подышать свежим морским воздухом из Бристоля и даже из самого Лондона. Вот к примеру, сер Джероме Патерсон с семьей, ежегодно посещаю наши места.
– Твое имя парень.
– Джимми. Джим Хокинс сер.
– И кто же хозяин, сего постоялого двора?
– Не хозяин, хозяйка. Это моя мать, миссис Сара Хокинс. Мой папаша будучи блудливым сукиным сыном, обрюхатил дочку префекта, а затем задал стрекача, дабы избежать заслуженного наказания. Поговаривают, что он подался в пираты, но был на столько не везучим, что в первой же схватке ему укоротили жизнь абордажной саблей.
– Так, стало быть Джимми дружище, ты плут эдакий, бываешь под юбками свое матушки и в курсе того, что скрывают её панталоны? – Билли Бонс весело захохотал.
– Что поделаешь сер. Быть неудовлетворённой женщиной это вредно
– Хитрец. Сколько же берёт твоя мамаша с постояльцев за услуги?
– До недавнего времени сер, это стоило по пяти пени за час, но сейчас она стала более искусной и цена возросла. Однако она дает не всем и не всегда. Если хотите, то я замолвлю за вас словечко.
– Тысяча дохлых устриц в рот пьяного кальмара, Джим ты прирожденный сутенер. Сколько же ты хочешь за свою протекцию.
– Сер с вас я много не возьму. Вам это встанет, ровно в один соверен. Согласитесь сер - это божеская цена.
– Пожалуй я с тобой готов согласиться, ведь ты собираешься продать на час свою мамашу. Ну, а как на счёт выпивки? Или в трюмах вашей харчевни сухо и не найдётся бутылочки хорошего рома?
Что вы сер. Как можно. У нас богатый выбор горячительных напитков. Ямайский ром, Кубинский ром, дюжина  бутылок первосортной Митаксы, Токайское для любителей, а главное у нас есть Русская водка и два бочонка крепкой сивухи.
– Эй, эй, эй парень. А ты не бахвалишься? Я всего только раз в жизни пил именно Русскую водку. Это тебе не пойло, а очень прекрасный продукт. Откуда же в здешних местах, могла взяться Русская водка позволь тебя спросить?
– Сер это просто. В наших краях с бродячим балаганом выступал лицедей Орландо Блум. Но видно его занятия поднадоели парню и он подался в пираты. Взял себе имя Билла Тёрнера, но потом что-то не срослось, он стал контрабандистом. Вот он то, нам и поставляет сей продукт.
– С чего вдруг, вам такое везение , тысяча дохлых устриц, позволь тебя спросить?
– Моя матушка однажды подложила под него Киру Найтли. Очень жаркая штучка, скажу вам сер. Я пару раз передёргивал вспоминая ее крутые округлости попки. Признаюсь вам я подсматривал за их действиями в шестнадцатом номере  Там что-то, у этой парочки, всё очень хорошо сложилось. От её сладкого пирожка, сам морской дьявол, Тёрнера веслом не отгонит.
– А толстушки в вашей гостинице найдутся? – Бонсу все больше и больше нравился сей край, не смотря на то, что за ним давно охотятся ищейки одноногого окорока, ранее известного как долговязый Сильвер.
– Наша Фани сер, Она такая пышка. Делает минет, готова встать в любую позу, даже раскорячится зябликом под журавлём. А с недавних пор, благодаря доктору Ливси, Фани с радостью дает в задницу, но по шесть пенсов за раз. У неё очень тугие и влажные пещера сер. А как ваше имя кстати.
– Я Билли Бонс, Джимми. И если я сегодня получу горячий черепаховый суп, жаренного цыплёнка, бутылочку водки и тарелочку солёных огурцов, а в придачу вашу Фани, задом на свою матчу, то ты обязательно натянешь на свой бравый стержень, девственную киску Пегги Роуз.
– Благодарю вас сер, давайте же поторопимся. Хотите, я помогу нести ваш сундук.
– Нет дружок, свои пожитки я дотащу сам, Вот тебе шиллинг за информацию. – Бонс положил монету в ладонь паренька. – Остальное получишь, как только я пришвартуюсь в этом постоялом доме и получу свой заказ. А кроме того, я буду платить тебе по два шиллинга, если ты будешь присматривать за округой. И если вдруг, заметишь вблизи, одноногого человека на деревянной культе, немедленно сообщи мне.
– Не сомневайтесь сер, я буду на чеку.
       Миссис Хокинс была весьма рада новому постояльцу и по его же просьбе выделила уютную комнату, что размещалась как раз под чердаком, а окнами выходила на проезжий тракт.
К величайшему удовольствию постояльца, за четверть часа ему в номер подали горячий обед и бутылку контрабандной водки с хрустящими солеными огурчиками. Суп из черепахи и сочный зажаренный цыпленок благоухали на подносе что внесла, пышногрудая и круглопопая Фани.
Надо признать, сколь не был Бонс грубияном и скрягой, но он рассчитался с Джимом тут же сполна, пожелав ему успехов в предстоящем действии, не двусмысленно подмигнув на прощание.
– Нус милочка. – Старый развратник похотливо оглядывал стоящую перед ни Фани, что кокетливо изображала из себя смущенную девицу. – А теперь, когда мы остались совершенно одни, будь так любезна приподнять паруса своих широких юбок. Я бы очень хотел оглянуть сей фрегат сверху до низу. Проверить, надежна ли и устойчива корма твоего корабля, также вставить надежную пробку и устранить течь в твоих дырках на уровне ватерлинии.
-Что вы сударь. Как можно. Я девушка порядочная и мне не пристало оголятся перед чужими мужчинами.
– Ну будем считать что я тебе не совсем чужой человек. – Бонса начала заводить эта не затейливая игра горничной.
– Скажем. Вы мой дядя? – Фани вопросительно посмотрела на пирата.
– А почему бы и нет. – Будь я проклят, если плавая в своё время на «Морже» я не мечтал о такой сочной племяннице. Да Фани, я твой дядя Билли. Так ознакомь своего родственника с кормой твоего судна. И я одарю тебя звонкой монетой.
– Вы бы хотели узнать, что и сколько будет стоить дорогой дядюшка?
– Пустое крошка. Сей бравый парень Джими, вкратце ознакомил меня с твоим прейскурантом. Не жеманься племянница, Дядюшка Билли провёл долгие годы путешествуя по морям и не редко имел дело с торговцами на их кораблях. Так что я скопил достаточный капиталец, отправляя последних на службу к морскому дьяволу. Будешь умницей и я тебя не обижу. Кто знает может даже так статься, что ты вполне сноровистая девчушка и сможешь уйти от сюда имея пол фунта в своем кармашке.
– Так что же вы медлите дорогой дядя Билли. – Девушка прихватив своими пухленькими ручками юбку, проворно её задрала вверх и медленно обернулась вокруг демонстрируя свое пышное тело. Пока вы обедаете, я вполне могу нежно омыть вашу мачту своими губками.
– А ты и впрямь девица не промах. – Билли развязал тесемку на гульфике своих кожаных брюк. – Приступай дорогая. Надеюсь пока я прикончу все эти яства, мой неутомимый бриг, будет стоять под парусами готовый ринуться в пучину разврата.
     Надо заметить, что миссис Хокинс, ко всем прочим своим особенностям, была женщиной любопытной. Она прекрасно знала свой дом, коим являлась гостиница «Адмирал Бенбоу». И поэтому после того как выслушала Джима и его пересказ о знакомстве с новым постояльцем, коего Джими называл величественно «Капиитаном Билли Бонсом». Сара Хокинс отправилась в соседний номер с апартаментами старого пирата, надо сказать пришла она как нельзя вовремя. Вытянув, из сосновой доски потаённый сучок, женщина стала свидетельницей, весьма пикантно-развратной картины. Где действующими лицами и исполнителями были двое: её горничная Фани Рэдчил – развратная, несносная, но отчего-то при этом ценная сотрудница и честно говоря, товарка хозяйки с которой Сара порой делилась секретами, а так же этот вульгарный пропойца, с крепким и внушительным членом, пират Билли Бонс, что имел девицу во всё и вся в различных позах.
       Сара Хокинс откровенно завидовала в этот момент горничной. В первую голову потому, что ценная монета уплывает из ее цепких пальчиков в кармашек Фани, а во вторых у хозяйки гостиницы обильно текла её киска. Месячные пришли как нельзя не вовремя, но завтра она свое наверстает. Сначала юный Хокинс, заработает на сводничестве, а уж потом Сара основательно выжмет из этого членистого выпивохы, своим искусством. Она женщина порядочная и не допустит чтобы её постоялец не получил весь букет удовольствия.
       А между тем. Джими Хокинс отсчитав ровно три соверена, опрометью побежал к дому брадобрея Роуз. Пегги на его счастье была свободна и вышла полить цветы, посаженные в старой прохудившейся кадке. Сообразив с полу взгляда, что Хокинс собрал нужную сумму денег, красавица Пегги Роуз, предупредила отца, мол ей, необходимо сходить за выкройкой к Фани в «Адмирал Бенбоу», поспешила к своему воздыхателю.
      Джим не стал тянуть время на разговоры и отдал небольшой кожаный мешочек с монетами в руки девицы, а та, поцеловав его в щечку спросила: где он намерен делать ее женщиной. Ей очень не хотелось стоять раком под кустом отдаться мужчине, в её первый раз.
– Милая Пегги, я надеюсь, вы не откажетесь заняться этим в моей комнате. У меня свежие простыни и там будет уютно.
– Но ваша матушка Джими. Я сомневаюсь, что она будет так уж рада этому.
– Не беспокойтесь дорогая Роуз. Я больше чем уверен, что беспрепятственно проведу вас к себе, никем не замеченной.
     Что тут скажешь дорогой читатель. Когда молодым приспичило, да так, что невмоготу обоим, им любое море кажется по колено, ну или по самую ватерлинию юной Пегги.
      Джим и Роуз незаметно прошмыгнули в комнату юного Хокинса. Девушка была здесь впервые и с интересом оглядывала все вокруг. Уютно, чисто и все обставлено со вкусом. Ей давно был симпатичный сей молодой человек и она готова была отдаться ему за так, но эта интриганка Фани Редчил, сказала однажды, что отдавать девственность мужчине за даром, верх безрассудства и неприличия. Потом добавила, что будь она на месте Пегги, то лишилась бы девственности, ну никак не меньше, нежели за три фунта. Это ведь прекрасные деньги за первый сексуальный опыт.
Тем не менее, Пегги была из порядочной семьи и жутко стеснялась раздеваться перед Хокинсом. Но Джим, к этому времени вкусил запретного плода, основательный кусок, и к тому же он учился у самого метра, коим считал доктора Ливси. Таким образом, он раздевшись сам, поспешил помочь разоблачиться и своей партнёрше, при этом нежно её целуя, в шейку и ушко, поглаживая её плечики, спинку и бёдра.
        Когда на Пегги не осталось ничего, кроме кружевных панталончиков, она кивнув головой на постель, тем самым поставила точку в прелюдии. Уже под одеялом, она сама стянула с себя оставшееся бельё и со знанием дела развела ноги в стороны чуть согнув коленки. Но самое главное, она поразила Хокинса неким новшеством. Откинув одеяло чуть в сторону, Пегги Роуз продемонстрировала свой аппетитный юный пирожок, который не был заросшим, на манер нечёсаного сибирского мишки, а имел аккуратную стрижечку в виде маленького пушистого сердечка пронзенного стрелой амура.
– Вам нравится? – Девушка вопросительно посмотрела на своего избранника.
– Это великолепно Пегги Роуз. – Воскликнул восхищённый Хокинс. – Как это у вас получилось?
-Я дочь брадобрея Джим. Неужели вы это забыли. Мне захотелось сделать наш первый раз красивым и романтичным. Вооружилась бритвой и мыльной пеной моего отца я спрятавшись привела все в должный вид. Я очень рада, что вам понравилось. Однако Джим Хокинс, мы теряем время. Мне бы не хотелось, чтобы мой отец рассердился и отправился сюда искать меня в гостинице.
      Всё произошло вполне обыденно как для простого обывателя. Юноша старался, как мог и умел. Он нежно целовал Пегги всю и везде. Надо признать, что девица умудрилась первый раз кончить, пока Джим вылизывал ей клитор, лаская кончиком носа пушистый бугорок сердечка. Затем он подвел свой член к её девственному лону и после нескольких нежных нажатий, одним ловким и сильным толчком прорвал преграду девственной плевы. Пегги, возбуждённая ласками, ощутила не сильную, но все же неожиданную боль, а потом, по её телу заструилось блаженство. Твердый фаллос, скользил по плотному, бархатному тоннелю, что только превратился из девичьего в женский.
Когда жар первого полового акта спал и Юноша предложил омовение, Пегги с благодарностью приняла его. А пока Роуз, над тазиком подмывалась из кувшина Джим сменил простынь, что достал из шкафа.
     На ещё один заезд, девушка согласилась без промедления. Ей самой не терпелось, еще раз окунуться в омут наслаждения и блаженства. Пыл и страсть их утех, был на столько высок, что проходившая мимо комнаты сына, Сара Хокинс, заинтересовалась: что это там происходит и без стука, без предупреждения, вошла в комнату Джима.
– Что здесь происходит? – Расширенными, как блюдца глазами, женщина уставилась, на прыгающий поплавком зад юного Хокинса.
      Замечу, что это было, совсем не вовремя, хотя когда что-то неожиданное происходит вовремя. Именно в тот момент как мать вскрикнула, Джим кончал. Но от внезапности, он не успел вынуть свой член из Роуз, а наоборот вогнал его по самый корень, наполняя горячими струями семени лоно Пегги.
– Джим Хокинс? Что это такое? – Повторила Сара, медленно приходя в себя.
– Миссис Хокинс. Это ваш сын делает меня женщиной. Мы любим друг друга и благодаря вашему вмешательству, Выходит, что в скором времени, вы станете бабушкой. – Совершенно спокойно заявила Пегги Роуз, чуть отдышавшись.
– Но как?
– Ну что тут не понятного дорогая миссис Хокинс. Милый Джими, не успел вынуть своего жеребца из моей юной конюшни и прискакал на финиш прямо внутри. А после таких скачек, как правило родятся вполне здоровенькие детишки. Теперь он как порядочный мужчина, просто обязан на мне жениться. – Пегги посмотрела в глаза Джима. – Ты ведь не допустишь, чтобы я была обесчещена дорогой?
– Ни в коем случае любовь моя. И я надеюсь, что вы, будете мне верной супругой?
– Безусловно мой лев. - Пегги с восторгом посмотрела в глаза возлюбленного.  - Кстати Миссис Хокинс, вон там в углу, лежит простынь со знаком того что ваш Джим был у меня первым. Теперь вы позволите называть вас мамой? - Обратилась она к будущей свекрови.
***
      За уютным столиком таверны «Подзорная труба» в Бристоле, сидели двое. Это был крепкий молодой мужчина и очень симпатичная молодая женщина. Они мирно беседовали. Вернее было бы сказать, говорил мужчина, а его собеседница записывала все, о чем тот рассказывал. Это был возмужавший и окрепший с годами Джим Плеюду Хокинс и будущий автор известного произведения, леди Роберта Льюис Стивенсон. Она как раз записывала первую главу, невероятных приключений.
     К сожалению, в ее повествовании многие интимные подробности будут удалены цензурой, но вам дорогие читатели посчастливится узнать о многом таком, чего не было вписано в откровения Джима Хокинса. Посему . Ждите продолжения и вы узнаете еще много такого, что не снилось супругам Стивенсон.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Эротика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 40
Опубликовано: 23.08.2020 в 10:29







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1