Федор Федорович Аристов и Карпатороссия



Предисловие В 1907 году нами было приступлено к собиранию материалов для изследования по неизданным источникам - Карпато-русские писатели. Целью этого труда являлось восполнить пробел в науке путем ознакомления образованного общества с жизнью и деятельностью писателей Карпатской Руси. Обыкновенно историки русской литературы ограничивались разсмотрением жизни и творчества писателей, работавших в России, деятели же общерусской литературы в Карпатской Руси, к великому сожалению, оставались вне поля исследования. Отсюда проистекало явное противоречие: в то время как статистика и этнография устанавливали существование четырех миллионов русского народа в Австро-Угрии, история литературы, замалчивая факты литературного развития Карпатской Руси, как бы отвергала неопровержимые данные статистики и этнографии! Односторонность и неправильность такого явления нужно прежде всего объяснять тем, что в России историческая наука, а вместе с нею и история литературы, все еще находятся под сильным влиянием принципа государственности в ущерб идее народности. В русском обществе, а также и в науке, было слабо развито сознание того, что этнографические границы русского народа идут дальше политических границ русского государства и что русские живут как в России, так и в Австро-Угрии. История русской литературы должна представить ход литературного развития всего русского народа (следовательно и четырех миллионов русских галичан), а не только его главной массы, живущей в пределах России - Ф.Ф. Аристов
Ф.Ф. Аристов. Карпато-русскiе писатели. Томъ первый. ИзслЪдованiе по неизданнымъ источникамъ. Въ трехъ томахъ. Томъ первый. Москва 1916, 304с.
https://vk.com/doc12780981_504316994
http://bookre.org/reader?file=1337589

В Правление Русского Культурно-Просветительного Общества имени А.В. Духновича в Ужгороде
Достоуважаемые Деятели Общества!
С 1907 года я начал собирать материалы о национально-культурной жизни Галицкой и Угорской Руси. Собранные мною духовные ценности (рукописи, редкие книги, портреты, специально по моей просьбе написанные автобиографии и воспоминания, а также вообще предметы, имеющие отношение к народной, научной и литературной деятельности отдельных выдающихся представителей Карпатской Руси) составили "Карпато-Русский Музей Ф.Ф. Аристова" в Москве. На основании материалов этого Музея, а также вообще доступных мне печатных и рукописных источников, были предприняты мною два больших научных издания: историко-литературное исследование "Карпато-русские писатели" (в 3-х томах) и "Библиотека карпато-русских писателей" (в 30-ти томах). Мировая война и связанные с нею события не дали возможности осуществить задуманные мною научные предприятия в полном объеме. То, что было напечатано, разошлось и поэтому требует переиздания, а еще больше осталось в рукописи или даже в гранках и ожидает выхода в свет. Желая, по мере своих скромных сил, содействовать культурно-просветительной деятельности Вашего Общества, и мирным, научным трудом вообще служить благу русского народа, – я намерен передать совершенно безвозмездно все права на издание моих работ – "Обществу имени А.В. Духновича". Необходимо переиздать исследование "Карпато-русские писатели" и приступить к дальнейшему выпуску в свет "Библиотеки карпато-русских писателей". Будучи уверен в том, что с принципиальной точки зрения мое предложение встретит полное сочувствие и живой отклик, я остановлюсь здесь только на практической стороне вопроса. Мои пожелания сводятся к следующему: Исследование "Карпато-русские писатели" лучше издавать не большими томами, а брошюрами в 3-6 печатных листов, что не потребует крупных материальных затрат, будет скорее поступать в продажу и явится вполне доступным по цене для самых широких читательских кругов. В первую очередь я могу дать совершенно готовый для печати материал для трех брошюр: "А.В. Духнович" (3 печ. листа),"И.И. Раковский" (2 печ. листа) и "А.И. Добрянский-Сачуров" (6 печ. листов). В состав "Библиотеки карпато-русских писателей" прежде всего должны войти полные собрания сочинений А.В. Духновича, E.А. Фенцика и И.А. Сильвая. Внешний формат, шрифт и бумага обоих изданий должны быть вполне одинаковы и удовлетворять требованиям художественного вкуса. Если технически окажется возможным, то желательно сохранить клише (а следовательно и формат) моих прежних изданий. Каждой выпущенной книжки мне высылается бесплатно 50 авторских экземпляров. Наконец, для наблюдения за исправным ходом работы, как по собиранию литературных материалов, так и по их обнародованию в печати, должна быть образована при Обществе "Ученая комиссия по изданию карпато-русских писателей".
В надежде на успех общего дела, служащего великой идее культурного процветания Руси, остаюсь с глубоким уважением и неизменной преданности.
Проф. Федор Федорович Аристов. Москва, 25 (12) августа 1928
Российский архив литературы и искусства (РГАЛИ), Фонд 196 (Федор Федорович Аристов)
http://rgali.ru/object/11002800?lc=ru

Это фото сделано в январе 2000 года в квартире-музее доктора исторических наук, профессора МГУ Т. Ф. Аристовой, где всё напоминает о её отце учёном-слависте. Оно для меня очень памятное. Татьяна Фёдоровна всю свою жизнь посвятила изучению и популяризации научного наследия своего отца. Вела огромную переписку с идейными последователями Ф. Ф. Аристова. Среди её адресатов были В. Р. Ваврик – бывший узник Талергофа, а затем известный ученый и литератор; А. С. Шлепецкий – доцент Пряшевского университета; А. В. Карабелеш – поэт, узник Бухенвальда; П. П. Сова – краевед; Б. В. Труш – редактор и составитель карпато-русского студенческого журнала; Р. Д. Мирович – автор именного указателя к Талергофскому альманаху, изданному в США и др. А ещё Т. Ф. Аристова блестящий публицист: «Необоснованные нападки на моего отца, - писала она, - русинов и меня вынуждают категорически протестовать против грубого искажения правды и нанесения морального ущерба. Пусть русофобы не забывают, что истина не ржавеет! Она имеет законное право на историческое бессмертие и таковой останется». («Русский Вестник». № 9-10, 1998 г. с. 15).
Валерий Разгулов, историк и краевед

Т.Ф. Аристова. Вместо эпилога. Правда побеждает
…Задолго до Октября и большевистского тоталитаризма, объявившего труды целой плеяды российских патриотов «шовинистическими» и «шпионоведческими», исследования Ф.Ф. о русинах стали достоянием не только русинов, но и славянских стран и народов, интересовавшихся Карпатской Русью. Его фундаментальное исследование «Карпато-русские писатели» составило в карпатоведении целую эпоху. Оно удостоено высокой премии Российской Академии Наук, а в 1977г. переиздано в США. Сегодня исследование пользуется большим спросом также в России. До Октября ученый создал в Москве «Карпато-русский музей» - единственный не только в России, но и в Европе, готовил к печати под своей редакцией 30-томную «Библиотеку карпато-русских писателей», издал о них аннотированную библиографию и т.д.
За большие заслуги Ф.Ф. был избран почетным членом Русского культурно-просветительского общества им. А. Духновича в Ужгороде и почетным членом Русского общества студентов «Друг» во Львове. Но, видимо, не суждено было ученому плодотворно заниматься творчеством после расцвета большевизма, когда доносы, допросы, тюремные заключения, безработица и голод всей семьи из 8 человек привели к его смерти в 44 года, а старший сын был отправлен в далекую ссылку за защиту идей отца. Ф.Ф. обвинили в переписке и контакту с писателями, государственными и общественными деятелями России, Карпатской Руси, славянских стран. Вызвала подозрения переписка Ф.Ф. с духовенством, особенно карпато-русским, и защита священников.
Ради практической деятельности и знакомства с Карпатской Русью Ф.Ф. добровольцем русской армии отправился в Карпаты, где на всю жизнь укрепилась его вера в преданных России и русской идее русинов.
С искренним благословением всегда относились русины к Ф.Ф. особенно те, кто учился в гимназиях и университетах по его учебникам и трудам. Правильность трудов Ф.Ф. подтверждали русины, боровшиеся за единую и неделимую Россию, за самосознание, веру, язык, против украинских националистов-сепаратистов.
В господствовавшей Австро-Венгерской монархии антиукраинская борьба привела русинов к процессам о «государственной измене». Такими были «Процесс Ольги Грабарь», «Процесс С. Бендасюка», «Процесс священника Богатырца» и многие другие. Однако никакие судилища, приговаривавшие даже к смертной казне, не могли заставить русина принять имя «украинца», отождествляемое с предательством России. На смену пришел необузданный геноцид, особенно в концлагере Талергоф, унесший жизни тысяч женщин, детей, стариков. Не сломила русского духа русинов и вторая мировая война: ни Бухенвальд, ни советская Сибирь, где томились и погибали русины из Словакии, Чехии, Польши, Югославии, Западной Украины.
…На заре третьего тысячелетия русины не должны запутываться в фальсифицированных «умозаключениях». Для старшего поколения достаточно геноцида за русскую идею в Карпатской Руси, как отмечал Ф.Ф. Аристов. При этом необходимо напомнить, что Ф. Ф. Аристов, во-первых, никому, ничего не навязывал и ни к какому режиму не приспосабливался, а в своих трудах честно отражал историю проблемы и, во-вторых, будучи образованнейшим, талантливым исследователем, ученый даже под угрозой расстрела остался верным своему воспитанию, знаниям, убеждениям.
Необоснованные нападки на моего отца, русинов и меня вынуждают категорически протестовать против грубого искажения правды и нанесения морального ущерба. Пусть русофобы не забывают, что истина не ржавеет! Она имеет законное право на историческое бессмертие и таковой останется. («Русский Вестник». №9-10 (351-352), 1998 г. стр. 15.)
Валерий Разгулов. Ф.Ф. Аристов и Карпатороссия. Переписка Ф.Ф. Аристова с правлением об-ща им. А. Духновича. ГАЗО (Гос. архив Закарпатской обл.) Фонд 50 (Русское Кул.-просвет. об-во им. А.В. Духновича). 2001, 100с.
https://vk.com/doc399489626_564275718



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Авторская песня
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 20
Опубликовано: 21.08.2020 в 11:13
© Copyright: Игорь Бабанов
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1