Никакой платы! (для хоррор-баттла Ворона)


У гроба толпилось много народа. Померла Ефросинья Митрофановна, женщина сварливая, да занозистая. Все местные бабульки, даже те, кто были с ней на ножах, пришли проводить Митрофановну в последний путь. Особенно те, что были на ножах, пришли позлорадствовать у последнего пристанища усопшей.
Соседи помоложе тоже присоединись к траурному шествию. Хоронили Занозу вскладчину, потому как сынуля Митрофановны, горький пьяница Стёпа, был гол как сокол, только и ждал момента вступления в право наследования. Правда мама напоследок и тут не отступилась от своей занозистоти – завещала квартирку секте, в которую ходила набивать лоб уже почитай 30 лет.
Траурное шествие вокруг гроба подошло к концу. Часть скорбящих погрузилось в древний, скрипящий ПАЗ и направились к местному кладбищу. Среди охающих и утирающих сухие глаза старушек затесалась одна молодая довольно-таки женщина.
Женщина не была знакома ни с Митрофановной, ни с другими скорбящими, она вообще не являлась обитательницей двора, где жила усопшая. В ПАЗе она оказалась, преследуя личные цели.
Гроб водрузили на две низкие табуретки и началось прощание. Алевтина, так звали не вписывающуюся в компанию старух женщину, подошла к гробу. Она наклонилась, поцеловала покойницу в лоб, прошептав:
- Передайте Середе.
Аля распрямилась и быстро зашагала прочь. Никто и не заметил, спрятанного ею между оборок обивки гроба малюсенького конверта из шелковой бумаги.
***
Вертелось веретено. Она наматывала тончайшую пряжу на стержень. Она была простоволоса, серебристые волосы лишь держал берестяной обруч. Деревянные стены скрипели от натуги. Веретено то и дело сбивалось и падало.
В комнату, в развалку от качки вошла матушка.
- МежА,- констатировала она прибухивая костяной ногой. – Пора, доченька.
Простоволосая Девушка встала со своего низкого табурета. Она продолжала крутить веретено наматывая нить. Девушка была худа и высока. Её узкое бледное лицо обрамляли слегка волнистые, серебристые волосы. Бледные, почти прозрачные губы были едва заметны, из всех черт лица живыми были лишь огромные, агатовые глаза в пол-лица.
Накручивая нить из воздуха, девушка двинулась к выходу. Сарафан в пол скрывал движение ног, отчего создавалось впечатление, что хозяйка плыла.
Качка прекратилась, матушка открыла дверь. Глазам предстала огромная распаханная борона. Справа от неё светило солнце, пели птицы, а слева в нуарных, пасмурных тонах текла широкая, насколько хватало глаз бурная река, по тёмным водам которой обгоняя друг друга неслись по и против течения разномастные гробы.
Девушка вышла, ступая на борону.
- Серёдушка,- обратилась к ней матушка. – Чую, звали тебя сегодня…
***
Алевтина сидела за кухонным столом и мяла серебристые нитки пряжи, как велела ей старая ведьма, которой женщина пробилась едва не разукрасив морду её послушницы, что встала грудью в дверях, не давая пройти.
Вокруг было темно, разрешено было зажечь лишь огарок чёрной свечки, купленного у ведьмы за баснословные деньги, но не дороже открытого ритуала вызова.
***
Середа крутила нить, когда к её владениям подбежал запыхавшийся чертёнок из ближайшего омута со стороны реки. Расшаркавшись, он встал на одно колено, опустил голову вниз и протянул девушке конверт из шелковой бумаги.
В конверте были скрученные в косу 3 волосинки и обрывок серебристой нити.
***
Нитки ожили под пальцами Али. Женщина вскрикнула вскочив и роняя табурет. Нитки вытянулись в подобие узкого, вытянутого лица с громадными глазами. Глаза моргнули, заставив Алевтину лишиться чувств. Придя в себя женщина, трясясь крупной дрожью отрезала у себя прядь волос и кинула волосы на стол в сторону лица из ниток.
- Я Середа – берегиня МежИ, -глухим, шелестящим голосом произнесло лицо.
- Я…- у Али пересохло горло.- Я Алевтина, я звала…
Лицо нахмурилось.
- Вот, -спохватилась Аля.
Она вытащила из кармана своей чёрной блузки фото улыбающегося молодого человека и показала лицу из ниток.
- Он пропал уже полгода тому,- затараторила Алевтина.- Найди его!
Аля бросила в сторону лица фотокарточку. Лицо расслабилось.
- Плата?- прошелестело лицо.
- Волосы,- рыкнула Аля.- Это аванс!
Она ткнула пальцем в разбросаные по мраморной столешнице волосинки.
- Годится, - лицо снова рассыпалось в бесформенный комок ниток, затушив огарок свечи.
Аля осталась в полной темноте и сползла по стене.
***
Дмитрий был прожжённым альфонсом. Обладая роскошным накаченным телом, красивым лицом и дьявольским обаянием он запросто цеплял богатеньких одиноких дам пред бальзаковского возраста, крутил с ними жаркие романы и исчезал, подчищая шкатулки и банковские карточки своих любовниц.
Последняя жертва, правда оказалась с гнильцой, в плане головы. Она начала ревновать, следить, проверять телефон, а также устраивать бурные истерики.
Однажды Дима застукал её за подливанием в чай некоей жидкости, и часто находил в одежде подколотые пёрышки, пуговки и булавки. Решив, что новая подруга сдвигается по фазе, Дима в одну безлунную ночь, после жаркого секса и подсыпанного в вино снотворного, собрал свои пожитки, и, даже не подчистив по обыкновению сокровищницу Алевтины, укатил в неведомые дали.
Теперь Дмитрий находился н другом конце страны, с новым именем, новой причёской и новой жертвой.
- Ой, Сергей,- засмеялась собеседница Димы (полная, румяная женщина лет пятидесяти).- К вам невеста прицепилась.
Она указала пальцем-сарделькой, украшенным кольцом с крупным камнем на пиджак Димы. На тёмно-синем бархате висела серебристая нитка.
- Хм,- протянул Дима. -Кто же это может быть?
Он снял нитку и начал наматывать её на указательный палец левой руки, перечисляя буквы алфавита:
- А, б,в,г,д,- закончил Дима.- Девушка с именем на букву Д…наверное это вы, Дашенька.
Дима взял пухлую руку женщины в свою руку и поцеловал, обдав Дашеньку волной неотразимого обаяния.
Стоял тёплый весенний вечер, перетекающий в ночь. Дима проводил Дашу до её внедорожника, не преминув отказаться от продолжения, чтобы рыбка плотнее села на его крючок. Когда женщина уехала, он потопал пешком в клоповник, который арендовал в плохом районе до лучших времён.
Помывшись в тазу, Дима залез в холодную постель и в последний перед сном раз бросил взгляд на свой лучший пиджак. В темноте засветилась серебристая нитка.
- Странно,- шепнул Дима.
Он взял липкий ролик для одежды, подошел к пиджаку, чтобы привести его в порядок, когда нитка ожила.
Она растянулась, обвивая напуганного, ошалевшего и обескураженного Дмитрия, формируя из него некое подобие кокона. Никто не услышал вопля молодого мужчины.
***
Был поздний час, за спиной Алевтины горел бархатистым светом хрустальный бра. Аля сидела на кожаном диване и рассматривала альбом с гравюрами на библейскую тему. Её ничуть не смущало, что только неделя минула с того момента как она подсунула с гроб к совершенно незнакомой старухе заговоренный на призыв нечисти конверт со своими волосами.
Бра замигал, Аля постучала по вкрученной в него лампочке, но эффекта это не возымело, наконец с глухим щелчком лампочка погасла совсем.
- Блеск,- вяло фыркнула Алевтина.
Она поднялась с дивана, нашла пушистые домашние тапочки и прошла к выключателю верхнего света. Пощёлкав им, Аля поняла, что отключилось электричество. Достав айфон последней модели и включив на нём режим фонаря, Аля пошла к автомату, чтобы проверить не выбило ли пробки, но тут в группу соседей ватсапп посыпались сообщения о том, что отключили весь район.
Вздохнув, Алевтина поплелась в спальню, но войдя в проходную большую комнату, она увидела:
Спиной к окну стояла высокая тонкая женская фигура в сарафане, с горящими коричнево- оранжевыми с бурыми разводами огромными глазами.
Серебристые волосы были схвачены на лбу обручем, а узкое лицо не выражало никаких эмоций. Рядом с женщиной крутилось, наматывая невесть откуда нить веретено с тихим жужжанием, а в центре комнаты висел огромный, похожий на шелковый кокон серебристой нити.
- Дело сделано,- прошелестела женщина и указала на кокон.
Алевтина опасливо приблизилась к кокону, раздвинула нитки в нижней части и испугано отшатнулась.
-Что это такое? - заорала Аля.
В коконе виднелось красивое мужское лицо. Лицо было бледным, губы синими, блестели белки закатившихся глаз.
- Он мёртв!- кричала Алевтина.- Мёртв!!!
- Ты не просила живого,- прошелестела Середа.
- Это же само собой разумеется,-Аля схватилась за голову.- Вы все там такие кретины? Конечно же живой! Он нужен был живой!!!! Верни его сейчас же!
- Плата,- покачала головой Середа.- Отдавай то, что обещала.
- Нет!- резко сказала Аля.- Сделка отменяется! Верни ему жизнь, тогда получишь свою плату!
- Плата,- повторила Середа. – Я могу вернуть ему жизнь, ведь гроб ещё не сколочен. Но ты не заплатила за первый договор, заплатишь ли ты за второй?
- Какая дополнительная оплата?- заверещала Аля. В ней говорила сейчас бизнес-леди.- Об этом мы не договаривались.
Середа подплыла к Алевтине вплотную. Она приблизила своё узкое лицо к её и прошелестела:
- Плата….
***
На МежЕ было как всегда безветренно. Середа крутила веретено, к которому тянулись нити с Яви, с Нави и с Прави.
Над головой то и дело мелькали разные птахи. Взлетали к небу и пикировали к веретену. Середа подняла взор агатов своих глаз к небесам над Межой. Ровной полоской над головой Берегини МежИ между Явью и Навью плыли перевёрнутые волосами вниз головы. Волосы всех голов сплетались в многоцветную нить и наматывались на веретено хранительницы МежИ.
Все головы бормотали то, что высказали в свои последние минуты. Рыжая бабёнка хныкала, красивый мужчина ойкал, а стервозная брюнетка рычала:
- Никакой платы!






Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Сказка
Количество рецензий: 2
Количество просмотров: 22
Опубликовано: 14.08.2020 в 17:03
© Copyright: Рекреона Качелинск
Просмотреть профиль автора

Ксана Василенко     (14.08.2020 в 20:10)
Понравилась сказка.

Рекреона Качелинск     (15.08.2020 в 12:46)
спасибо, надеюсь жюри тоже её оценит.







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1