Часть 2. Предисловие.


О СЕБЕ

1

1928 год –
Вздыбился народ.
В деревне – коллективизация.
В городе – индустриализация.
И есть любовные дела:
В деревне парочка была.
Вместе бегали, играли,
Ничего не замечали,
Неожиданно влюбились,
На "Николу" поженились.
Коллективизацию приняли,
Колхозниками стали.
Стали жить-поживать
И детишек наживать.
Первым Гена народился
За ним Саша появился,
Настала очередь моя –
Свет увидел я.
Наверно, папенька гордился –
Мужик третий появился,
А маменька была грустна –
Ей помощница нужна.
Не долго думали-гадали
Вновь ребёнка заказали.
Тут вмешалась божья воля
И родился мальчик Коля.

Мама снова загрустила,
Я о доченьке молила
А ей папа доложил:
«Ты, Настёна, не тужи.
Не те нынче времена.
Говорят, грядёт война".
Четыре парня – ого го!
Это ведь награда.
Маме будет не легко –
Помогать ей надо.
Моя родина – деревня,
А мой дом – изба.
Родители – крестьяне
Они растят хлеба.
Изба хорошая была,
А крыша из соломы.
Вся деревня так жила.
С железом не знакомы.
Я родился до войны
Ровно за шесть лет.
Жили в глубине страны.
Вдали от грозных бед.

Война.

Отца забрали в первый день.
Мы ждали письмеца.
Дни летели словно тень –
Нет писем от отца.
Время шло. Прошло полгода
Писем нет и нет.
Стоит неважная погода,
Может тут секрет.
Наша маменька сдала.
Нет покоя ей,
А нас четверо у ней
И все мал-мала.
Вот почтальон идёт.
Мы к нему вдогонку.
Он идёт и слёзы льёт –
Несёт нам похоронку.

Помню, плохо жили мы
Ни дров нет ни еды.
Появились тиф и вши,
А с ними жди беды.
И беда пришла.
Мы все переболели
Хворь потом прошла,
Не все мы уцелели.
Помню страшный год:
Весна была.
От тифа, голода, забот
МАМА УМЕРЛА.

Мама добрая была
Нас она любила.
Еду для нас всю берегла –
В нас себя вложила.
Она красивая была
И пела задушевно.
Если б в городе жила
В театре пела бы, наверно.
Пекла ватрушки и блины
(Это было до войны)
Мы сядем всей семьёй
Мама песню запоёт
И был я сам не свой.
(Мелодия той песни, мне
Постоянно вспоминается.
Бывало слышал и во сне.
Санта-Лючия называется).
Мы были глупыми тогда
Ничего не понимали,
А мама ласкова была
Мы беды не знали.
Тогда ей было – 35
И была война
Об этом страшно вспоминать -
МАМА УМЕРЛА.
Братья старшие боялись –
Нам кранты,
Но власти нам пропасть не дали.
Они нам помогли.
Младший брат и я
Попали в детский дом.
Распалась тут моя семья
И это было для меня,
Как в синем небе гром.

О том, что кончилась война
В детдоме мы узнали.
Ликовала вся страна
Мы тоже ликовали.
И вот мне 14 годов,
Направили в Р. У.
(Ремесленное училище).
Профессию постичь готов.
Я сильный, всё смогу.
Четыре года проучился
Теперь электрик я.
На завод определился.
Рабочие – моя семья.
Потом в армии служил,
Сержанта званье получил.
Потом вернулся на завод –
Там родной народ.
Встретил девушку, влюбился,
Год ухаживал, женился,
Через год сынок родился,
Потом дочка родилась.
Настоящая семья.
Жизнь, считаю, удалась
И ей-Богу – счастлив я.

В деревне больше не бывал,
Но от людей слыхал,
Что там осталось три избы,
А на полях растут дубы,
Борщевик, полынь, грибы.
Такая вот судьба
У многих деревень.
Когда-то там росли хлеба,
А может быть настанет день...

Я честно жил, трудился,
Не хныкал никогда
Наверно, этим отличился.
Стал «Ветеран труда».
Сейчас на пенсии, живу.
Живу в семье своей.
Живу, стихи пишу
Чтоб было веселей.
Был я честен, справедлив.
По жизни не хамил.
Справедливость — мой мотив
С этим я живу и жил.

1985 ГОД

Горбачёв – ГЕНСЕК!
Затеял перестройку.
Он – справедливый человек.
Несправедливость – на помойку.
Да были, были перекосы
Хоть социализм и развитой.
Наверху партийцы-боссы,
А в низу народ простой.

Горбачёв провозгласил:
«Будем делать социализм
С человеческим лицом.
Свободу слова, плюрализм –
Мы возьмём социализм».
Партийцы-боссы на местах
Идею напрочь отвергали
И идеи пришел крах –
Горбачёва освистали.

В те дни мне книга подвернулась
«Архипелаг ГУЛАГ».
Всё во мне перевернулось,
Благодушие свернулось:
КАК ЖЕ ТАК!? –
Я в порыве закричал,
Но мир молчал...
И посыпались вопросы
Словно пчёлы, словно осы.
Вопросов было много.
Как мне их решать?
Об этом думал я два года
Появилась мысль - писать

1991 ГОД

Ельцин – оппозиционер.
Враг его – социализм.
Либералам он пример.
Они – за капитализм.
Коммунисты на местах
Ельцина достали.
Они на всех своих постах
Его с дерьмом смешали.
Но вот выборы... и ах –
Коммунисты проиграли.
Наши люди на местах
За Ельцина голосовали.

У Еьцина мечта была,
Он сразу взялся за дела:
КПСС он упразднил,
Потом цены отпустил.
Это ж провокация!
Человек наш волком взвыл –
Взорвалась инфляция.
Жил я в этой кутерьме.
Больно, страшно было мне.
Я эту боль не мог унять.
О том что видел стал писать.

2


ШОК

Не забыть мне никогда
Девяностые года.
Тогда, стабильности взамен,
Пришла эпоха перемен.
Вместе с ней пришла беда:
Власть прибрали «господа».
Они страну разворотили,
Нас на классы разделили:
Я попал в беднейший класс.
Чем живу? – Об этом сказ.

Простой мужик я, из народа,
Из глубинки, из глуши.
Справедливость, честь, свобода
Для меня не крик души.
Идеи эти я впитал,
Когда у мамки грудь сосал.

И вот, в период смутных дней,
Я решил писать о ней –
О справедливости моей.
Ведь куда не погляжу
Несправедливость нахожу.
На заводе и в селе,
В «Белом Доме» и Кремле,
Она всюду есть в стране,
Даже на войне в Чечне.

Наш народ загнали в угол,
Как жить дальше он не знает.
Сильно запил с перепугу,
Детей из дома выгоняет,
С горя рано умирает.
Какая, к черту, справедливость
В нашем государстве?
Власть заелась, обленилась
И мечтает лишь о царстве.

Что мне делать? Я страдал:
Ночами длинными не спал,
На «грудь» частенько принимал.
Когда понял дна не избежать
Решил попробовать писать.
Слышал я, что если вас
Заели думы и серьёзно
Не впадайте в пьяный транс,
А опишите скрупулёзно.

Вспомнив это, сел за стол,
Белый лист бумаги взял.
Пот прошиб, рука что кол.
Писать! – Себе я приказал.
Писать, легко сказать.
А как писать?
Если пару слов связать
Ты не можешь?
Неделю целую писал.
Две страницы "наваял",
Четыре раза прочитал
И... разорвал.

С прозой мне не совладать.
(Видно надо всё бросать).
С этой мукой лёг я спасть.
Во сне
Померещилося мне,
Что умею рифмовать.
Вскочил
И две строчки настрочил:
"Не забыть мне никогда
Девяностые года".
Так я начал рифмовать.
И что же?
Можно, кажется, понять
То, что я хочу сказать.
Смысл всего дороже.

Писать стихи удел поэтов,
А не тёмных мужиков,
Но у поэтов нет куплетов
Про наших бедных стариков.
Поэты пишут о цветочках,
О соловьях в кустах, луне
Да о любовных заморочках,
А боль страны досталась мне.

Этот стих, что перед вами,
Рифмовал я сорок дней.
Днём не ел, не спал ночами,
Рвал листы, топтал ногами,
Волком выл, скрипел зубами,
Но горькую не пил, ей-ей.
Неимоверно тяжело
Далось мне сочинительство,
Но я пишу, пишу на зло
Этому правительству,

И если я бы не писал,
Если б всё держал в себе
В психушке я бы прозябал
Или сдох на «дне».
Там нас много пропадает
От бесправия и ШОКа
Но нами власть пренебрегает
Она бездушна и жестока.

Она не любит наш народ,
Потому мы подыхаем
По миллиону в год.
Миллионы пришлых, новых
Умерших русских заменяют,
А в кремлёвских креслах тронных
С ухмылкой руки потирают.

Дескать, всё идёт о, кей:
Вот, схороним алкашей,
Наберём чужих приличных
И заживём в Кремле отлично.
Писать о власти и народе
У нас всегда опасно.
Мы мечтаем о свободе,
А нас уводят в прясло.

Нам усиленно внушают:
«Власть нельзя критиковать».
Я этого не понимаю!
Трудно мужику понять!
Она что, священная корова?
Или может божий дар?
Или преемница Еговы? –
Она из русских, из евреев, из татар.

Т. е., власть у нас земная,
Она наша, вся из нас
И если мы её ругаем
Значит, повод есть у нас.

Не надо злится на народ,
А исправляться и, – вперёд!

Без критики страна
Погрузилась сплошь во взятки,
Вся чинами обросла,
А они на взятки падки.
И если будем все молчать,
Как всю жизнь молчали,
Власть разрушит всё опять,
Опять мы будем у развалин.

Чтоб сподручней нас давить
Власть решила сколотить
Свою партию господ.
Ну, теперь держись, народ!
Надо нам, друзья мои,
Закон такой издать,
В котором четко прописать –
Власть – критиковать!

А то она сидит в тени,
С криминалом вяжется,
А попробуй критикни –
Мало не покажется.
Такие дерзкие слова
Вежливым взамен
Рождает наша голова
В эпохи перемен.

Маяковский, Блок, Есенин
Когда при них менялся строй
Изъяснялись без стеснений,
Ну а я, мужик простой.
Не слышно песен в выходные.
Печален нынче наш народ.
О чем печалитесь, родные? –
«Власть нас больно достаёт!».

Грустна унылая Россия.
Веселится лишь Москва
Да вороватая буржуазия,
А вокруг – тоска.
Одна Москва в стране живёт,
А Россия прозябает.
Москва кровь из нас сосёт
И нужды не знает.

И это видит вся страна,
Мир об этом говорит,
Но Москва глуха, она –
Наш главнейший паразит.
Олигархи и бандиты
Берут пример с неё.
Они помельче паразиты,
Но паразиты ж, ё моё!

Пишу грубо, примитивно.
Такое совестно писать.
Читаю, самому противно,
Но, слово дал – не отступать!

У меня одна дилемма –
Или пить и умирать,
Или жить, но сочинять.
Вот – проблема.
Но если я бы не писал,
А только пил, как лох,
В психушке я бы загнивал,
Иль в канаве сдох.

До меня дошло теперь:
Нету ШОКа без потерь.
Шок безвольных убивает,
Сильных духом вдохновляет.
Меня он лично вдохновил
На написание стихов.
Как до потрясения я жил? –
По-детски, без кошмарных снов.

Я готов идти на спор –
ШОК – естественный отбор!

Кремль так же понимает:
В рынок-омут нас бросает.
Всплыл – живи,
А если нет – червей корми.
Скажу смело: рифмованье
Дало мне шанс на выживанье
Меня ШОКом не сломать –
Я буду дальше рифмовать.

В стихах похож я на злодея,
На бунтаря, на экстремиста.
Но я о бедности болею.
По-граждански здесь всё чисто.

3

ШОКОВОЯ ТЕРАПИЯ

Я не поэт и не писатель.
Я российский обыватель,
Беспристрастный наблюдатель.
С детства верю в справедливость –
Мою боль, мою наивность.
Я немолод, уже сед,
Но вот беда, под старость лет,
Я стал писать.
И почему?
Да потому:
Мне больно стало сознавать,
Как ворует наша власть,
Как законы нарушает,
Справедливость разрушает
И никто ей не мешает.
В МВД полно бандитов.
Даже оборотни есть,
А рэкетиров-паразитов
И не перечесть.
Прокуратура обнаглела:
Свою зарплату получает,
Но закон не надзирает,
Власть и… «осмелела»:
Сама законы издаёт
И сама ж на них плюёт.
Власть законы сочиняет
И в них лазейки оставляет.
Лазейки эти ей нужны,
Чтоб жиреть за счет страны.
Чтоб у народа воровать,
Но «законно» всё чтоб было.
Вот такая наша власть.
Чтоб ей пусто было.
Хитрый ваучер ввели,
Чтоб подумать мы могли,
Что богатства из земли
Власть поделит справедливо.
Но не тут-то было.
Ваучеры она скупила
И богатства поделила
Между теми кто хитрей,
Ближе к босу и наглей.
Так в России появился
Клан преступный богачей.
Они по всей по вертикали
Своих братков понасажали
Теперь «братская» семья
Тянет соки из меня.
Тарифы, цены, ЖКХ,
СМИ, заводы, нефть, Госстрах –
Всё в нечистых их руках,
А народ у них в ногах.
Зарплату среднюю страны
Власть в два раза уменьшает
И на уменьшенную часть
Потом пенсии считает.
Почему так? Денег нет.
А в загранбанки отправляет.
На чей счет?
Большо-о-ой секрет.
Власть унизила народ,
Дав ему мизерный МРОТ.
На эту их подачку
Прокормишь лишь собачку.
Почему так? Денег нет –
У нее один ответ,
А в оффшоры отправляет,
На чей счет?
Большо-о-ой секрет.
Видно копит про запас
Обворовывая нас.
Власть сроднилась с криминалом,
Деньги ей текут навалом.
Иномарки покупает,
Как перчатки их меняет,
За границей отдыхает.
И мне больно сознавать –
Никто не может приказать:
«Прекрати нас обижать!»
Голосовал я за свободу,
Имею право приказать:
«Власть, честней служи народу!»
Имею право приказать:
«Не смей законы нарушать!»
Имею право приказать:
«Прекрати народу лгать!»
Если коротко сказать
Со зла на власть я стал писать.
И на эту и на ту:
Ту, которая сгубила
Мою заветную мечту.
Ту, которая вскормила
Олигархов подлецов,
Да чиновников лжецов.
Ту, которая веками
Свой народ звала рабами.
Вся эта муть во мне скопилась,
На ум и сердце навалилась,
И не смог я устоять:
Нашёл ручку и тетрадь
И ночами стал писать.
Так я начал выпускать
Пар, скопившийся в груди.
Не осуди меня, о, Русь, не осуди!
Такая вышла «эпопея».
Знаю, плохо написал.
Но нисколько не жалею.
Как умею – рассказал
О том, что пережил и наблюдал.
1993 - 1997 ГГ.

Но довольно причитать.
Пора поэму начинать...

(Продолжение следует)

Если моё творчество достойно внимания, я опубликую всю поэму. Она от древности до наших дней. С уважением Валентин.



Мне нравится:
1

Рубрика произведения: Проза ~ Антиутопия
Количество рецензий: 8
Количество просмотров: 44
Опубликовано: 13.08.2020 в 13:18
© Copyright: Валентин Курмышов
Просмотреть профиль автора

Ксана Василенко     (14.08.2020 в 16:28)
Подумала, а кто Демьяну Бедному редактировал...
Здравствуйте, Валентин. Все рабоче-крестьянские судьбы похожи друг на друга. Почти такую же, но свою историю рассказывала мне моя бабушка, потом мама о войне, потом уже мы- внуки и дети, сами стали участниками некоторых событий... Нормально. История человечества из этого всего состоит. Если вам легче от этого, если рифмование отвлекает от тягот жизни, то не бросайте это дело. Ну, не пить же горькую, в самом деле!
Но если Ваши поэмы станут немного короче... знаете, как хорошо подобранный багаж путешественника - ничего лишнего, только необходимое, то читатель заинтересуется, станет общаться с Вами, высказывая своё мнение. Сейчас тексты такие длинные, что не все готовы их читать -время-то ограниченное, обычно это максимум пара часов на чтение вечером после работы...

Валентин Курмышов     (15.08.2020 в 14:52)
Здравствуйте, Ксана!
"Но если Ваши поэмы станут немного короче..." Так ведь все поэмы длинные. На то они и поэмы. Чем отличается стихотворение от поэмы - только размером. А вам спасибо, за прочтение и добрый отзыв. Мне бы хотелось, чтобы Вы ещё почитали. Мне приятно. С уважением.

Алексей Сажин     (13.08.2020 в 13:35)
Нифигасе! Оказалось, что это только начало поэмы!!! Скока ж строчек содержит весь академический труд?
Я так понял, и о Рюрике глава есть, и о самозванце Гришке Отрепьеве? Я подписываюсь!
С уважением, первый читатель Вашей поэмы.

Валентин Курмышов     (13.08.2020 в 18:31)
Здравствуйте, уважаемый Алексей! Мне чрезвычайно приятно, что Вы прочли и отозвались. В поэме строчек много. О Рюрике и о главных рюриковичах глава есть. Есть глава о Царях, бунтах, революциях, коммунистах и конечно же о нулевых годах. О Гришке Отрепьеве главы нет. А вот о попе Гапоне есть. Предлагаю первую главу. Прошу напишите хоть пару слов о ней. С уважением. Валентин.

Алексей Сажин     (14.08.2020 в 14:52)
Валентин, а если мой отзыв Вам не очень понравится?))
(Кстати, если не секрет, скажите - сколько Вам лет? Вы меня своим текстом совсем запутали.)

Валентин Курмышов     (15.08.2020 в 08:16)
Здравствуйте, Алексей! Я не литератор, я технарь. Пишу так, как думаю и что думаю. Не знаю ямбов, хореев и прочих премудростей. Поэтому мне важно получить от читателя замечания улучшающие мои писания. Сколько мне лет? В стихе "О себе" у меня написано: "Я родился до войны, ровно за 6 лет". Получается я старик. Алексей, у вас я прочитал, что Вы редактор. Мне несказанно повезло, что именно Вы оказались моим первым читателем. Мне позарез нужны редакторы. Если, конечно, я вам не надоел. Алексей, о своих стихах я думаю так:

МОИ СТИХИ

Мои стихи спецы бракуют.
Профи любит ямб, хорей,
А я вольно мысль рифмую,
Мне народный стиль милей.

Мои стихи не поэтичны.
Они злы, публицистичны.
Я не хотел писать, глушил
Этот крик моей души.

Мои стихи местами бранны,
У них и запах горькой гари
И звук похож на барабанный,
А не скрипки Страдивари.

Они как камни остры, грубы,
Грешат шершавым языком.
При чтении не дрогнут губы,
Не подступит к горлу ком.

Они честны, просты, наивны.
Я пишу о том, что вижу,
В чем, увы, мы все повинны,
Что всем сердцем ненавижу.
С уважением.

Алексей Сажин     (15.08.2020 в 14:18)
Я думаю, Валентин, что Вы не поэт, а акын. И это хорошо. Это освобождает Вашего будущего редактора от ответственности за отсутствие поэзии в Ваших творениях.
Удачи!))

Валентин Курмышов     (15.08.2020 в 14:48)
У меня написано: "Я не поэт и не писатель, Я российский обыватель...." А акын одобряю, это подходит. Валентин - русский акын. Звучит! Спасибо.







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1