Искушение страстью - "Оковы порочного соблазна". Глава 13


Искушение страстью - "Оковы порочного соблазна". Глава 13
Название: Искушение страстью - "Оковы порочного соблазна"
Автор: Песегов Вадим Сергеевич
Категория/Рейтинг: NC +17
Жанр: Любовный роман/Эротическая проза
Статус: В процессе написания
Аннотация:
В третей части романа — «Искушению страстью», рассказывается продолжение истории главного хирурга, заведующего кардиологическим отделением диагностики. Новые события и интриги в деревне, еще более естественней закрутка сюжетной линии, по которой главный герой будет разгадывать искушение страстью к головоломках. Герой соберёт новую команду врачей, под своим руководством будет проводить сложнейшие операциях на сердце, его отделов и сосудов. По мере всего прочего будет развиваться и основная сюжетная линия романа и разные интригующие события в которые будет попадать главный герой.
От автора:
Роман содержит откровенное писание эротических сцен. Нецензурную лексику и описание грязных порнографических сцен. В общем кто не читал первые две части до конца, тому не понять сюжет третей части огромного романа.

Глава 13

Утренние яркие лучи, восходящего солнца, неистово проникали в комнату, через большие деревянные окна, стёкла которых были покрыты узором измороси. На окнах висели зелёные длинные шторы, любимый ядовитый цвет, хозяйки этого дома, которая вульгарно сидела, положив ногу на ногу, темноволосая женщина держала бокал вина, зажав его в пальцах. Большая просторная комната, была с отдельным балконом, вид с которой выходил на площадь с фонтаном, а так же на сад, чьи деревья были укрыты тонким слоем снега. В комнате стоял сладкий запах вина, чувствовался так же оттенок губой помады и непревзойдённый запах лаванды, который явно ни с чем не спутаешь. Катерина сидела напротив хозяйки дома, расположившись в кресле, прозорливая брюнетка, держала в руке бокал вина, положив так же сексуально ногу на ногу, брюнетка была в коротком, полупрозрачном фиолетовом платье.
Оксана стояла у большого зеркала, касаясь лишь пальцами одной руки поверхности серебристого стекла, смотрела пустым взглядом на своё отражение. На лице у Оксаны была одета черная кружевная маска, скрывающая личину её прекрасной физиономии. На теле не было ни одной вещи, Оксана стояла перед зеркалом, полностью обнажённой, слепо повинуясь воли своей властительнице, погрузившей её сознание в гипноз. В отражение зеркала, в которое смотрела Оксана, при преломлении проникающего света в комнату, выражали тусклый огонёк в бездонной красоте лазурной голубой прекрасной прелести.
— Я и подумать честно не могла
Высказывала своё предположение Изабелла, хозяйка этого дома с довольным лицом смотрела на тело Оксаны, когда она наблюдала за собой стеклянным взглядом в отражение пустого зеркала.
— Что Оксана может оказаться жива
— Я думала — делилась мнением Катерина, поставив полупустой бокал с вином на столик между двух кресел, обернувшись, посмотрела на Оксану — Что твой муж тебе всё рассказал
— А почему она там стоит — поинтересовалась Изабелла, посмотрев с удивлением на Катерину, не понимала, что происходит — Она нас слышит?
— Сознание Оксанки сейчас находится в моих руках — с довольством улыбки, утверждала Катерина, посмотрев на темноволосую женщину в ярком зелёном вечернем платье
— Как ты ей управляешь? — интересовалась Изабелла с ухмылкой, смотрела на тело Оксаны, когда она, даже не дрогнув, стояла у зеркала — Она нас слышит? — повторила вновь свой вопрос
— Нет, она не слышит — ответила Катерина, брюнетка взглянула на постель, простынь и постельное белье на которой было смято буграми пережитой сексуальной страсти
— Ты позволишь? — поставила Изабелла бокал, в ожидании посмотрела на Катерину — Мне просто интересно на неё поглядеть
— Можешь даже потрогать и поцеловать
— Так ты говоришь
Вставая с кресла, темноволосая женщина в зелёном платье, выражала гордость на лице, направляясь к Оксане стукая каблуками зелёных туфель по паркету комнаты.
— Ей сделали пластику лица, я могу её не узнать
— Трогай, но маску не снимай
— Интересно знать почему? — спросила Изабелла, когда подошла к Оксане, встав за её спиной, женщина коснулась тёплыми руками выставленных бёдер Оксаны
— Потому что первыми увидят это её родители
— Ты не собираешься выводить её из гипноза?
— Нет! — ясно и твёрдо ответила Катерина, взяв в руки бокал с вином с равнодушием отнеслась, как Изабелла трогала бёдра и плоскость живота Оксаны
— И почему же? — продолжала спрашивать Изабелла, сладким жарким дыханием обдавая пылкой страждущей страстью губы Оксаны
— Она этого не хочет, боится — отпивая с бокала вино, рассказывала Катерина — Так я представлю её им, скажу, что их дочь жива, покажу им её лицо, сниму маску и потом только выведу Оксанку из-под гипноза, когда уже ей некуда будет бежать
— Так же нельзя Катерина — возразила Изабелла, трогая тело Оксаны, женщина любознательно хотела заглянуть под черную надетую на её лице маску — У Оксаны должен быть выбор
— Который она не даёт своим родителям
— Ну и что — обернулась Изабелла, оставляя руку на животе у Оксаны — Я не хочу чтобы она была твоей марионеткой
— Твоей же куклой она была — удивилась Катерина, вставая с кресла, брюнетка в ажурном фиолетовом платье, отошла к закрытому окну, посмотрела в окно, прислонив ладонь к стеклу
— Это совсем другое — отрицала важность момента, Изабелла, напряжённо смотрела в глаза Оксане
— Хочешь испытать со мной узы любви? — поинтересовалась Оксана, обратившись к женщине чье дыхание, она чувствовала, когда напряжённо смотрела в зеркало
— Боже! — воскликнула, испугалась Изабелла, посмотрев на пустой стеклянный взгляд Оксаны, женщина тут же отошла от неё, когда она произнесла такое, обращаясь к ней
— Карамель успокойся — рявкнула раздражённо Катерина, брюнетка словно была подавлена состоянием, как будто спорила сама с собой и не могла принять выбор — Стой там спокойно
— Она что говорит? — переживая шок от испуга, Изабелла держала руку на груди — Ты же сказала, что она полностью под твоим контролем
— Это говорит другая сторона Оксаны
Рассказывала Катерина, нервно кусая при этом губу, брюнетка сильно нервничала, прекрасно понимая, для себя, что то, как она поступает это неправильно.
— Мне вот она в постели больше нравится
— Ты с ней спала тоже под гипнозом
— Я не хочу чтобы она теперь от меня куда-то сбежала
— Но это неправильно Катерина — набравшись в себе смелости, Изабелла вновь подошла к Оксане, состроив губы в пафосной форме, посмотрела на неё
— Неправильно — была не согласна Катерина, обернувшись, посмотрела, как Изабелла, нагло слилась с губами Оксаны, позволив своей гордости, украсть с её губ поцелуй, который она сорвала, как редкий красивый цветок — Было не давать выбора своим родителям
— Она знает про твою любовницу? — поинтересовалась Изабелла, спросив, когда женщина, после сладких касаний с губами Оксаны, медленно разорвала связь поцелуя, оставляя на их пылкой страждущей поверхности, тонкий сладкий слой, слюны — Про Кэрол Мэдисон
— Нет — ответила взволнованно Катерина, отражая на лице испуга в тоже время стыд — И я хочу, чтобы так и было
— Вы с Кэрол просто идеальная пара — утверждала Изабелла — Просто две взрослые женщины, которые созданы друг для друга
— Изабелла прекрати! — упрекнула Катерина, была раздражена подобным заявлением
— Отдай мне Карамель — обвив руками талию Оксаны, держа пальцы на её выставленных бёдрах, женщина смотрела ей в глаза — Зачем она тебе?
— Ты видела видео всё-таки, где она на пилоне?
— Да господи это видел почти весь интернет — развела руками, отошла Изабелла от Оксаны, темноволосая женщина с зелёными глазами, шикарно играла телом — Я удивляюсь, как родители Оксаны не поняли, что она стриптизёрша
— Я не хочу, чтобы они этого знали
— Я им лично не скажу
— Спасибо — ответила Катерина с благодарностью, кивнула для темноволосой женщины
— Это не из-за уважения к тебе — ответила Изабелла, обернувшись гордым холодным взглядом посмотрела на Катерину
— Да неважно из-за чего, просто спасибо
— Ты же понимаешь, что я за это кое-что попрошу взамен
— Чего ты хочешь?
— Я понимаю, что у тебя есть Кэрол — ответила с холодной бесчувственной улыбкой Изабелла, держа руку на животе у Оксаны — Пусть Карамель будет танцевать для моих женщин
— Оксана моя будущая супруга! — ответила раздражённо Катерина, была явно ранена подобным предложением — Я не позволю ей танцевать для кого-то там
— Тогда я боюсь, мне придётся всё рассказать Кэрол при Оксане
— Нет! — возразила, еще больше испугавшись, Катерина, выставив пятерню руки, изображая жест несогласия — Оксанка ничего не должна о ней знать
— Освободи ей разум! — утверждала Изабелла — Это неправильно держать Оксану, в качестве своей куклы вот так — указала женщина обеими руками, трогая тело Оксаны
— Ладно — отчаянно вздохнула Катерина, принимая предложения от темноволосой женщины в зелёном платье — Просто дай ей пощечину
— Что? — не поняла Изабелла, удивлённо посмотрела на Катерину
— Просто ударь ей ладонью по лицу
— И тогда она — обвивая пальцами подбородок Оксаны, темноволосая женщина с гордым взглядом смотрела на неё — Прейдёт в себя
— Тебе может, не понравится, что тогда будет
— Так что будет? — поинтересовалась Изабелла, продолжая наблюдать за безмятежным взглядом Оксаны, держа её пальцами за подбородок, смотрела во мглу в её голубых лазурных глазах
— Ну, во-первых — изумилась в улыбке Катерина, встав за спиной у Изабеллы, когда женщина так напряжённым зелёным взглядом смотрела в бездонный омут порочного соблазна, в плену которого пребывала Оксана — Она тебя просто съест за это
— За что? — удивилась Изабелла, отпуская подбородок Оксаны, женщина стояла с ней рядом, как будто чувствовала — Я же помогаю ей вернуть свой собственный разум
— А ты думаешь — взявшись за кончики пальцев обеих рук Оксаны, Катерина подошла к ней, в сексуальном фиолетовом платье, под тканью которого — Как бы ты отнеслась к шлепку по лицу?
— У вас еще есть время — утверждала Изабелла, стерпев недовольства, женщина глотнула слюну, с очарованием посмотрела на Оксану, когда Катерина подвела её к ней — Что ты делаешь?
— Ты даже не представляешь, какие вещи может делать она в постели
— И что ты предлагаешь?
— Я предлагаю тебе свою жену
— В самом деле? — удивлённо посмотрела Изабелла на это откровение, обвив рукой талию Оксаны, положив пальцы ей на выставленные бёдра, когда Катерина послушно взглянув ангельским взглядом на неё, подвела её к этой женщине — И с чего бы тебе вдруг такое делать?
— Просто возьми и сделай что нужно — утверждала Катерина, отойдя от Оксаны, брюнетка искусно выражала улыбку лести на лице
— Закроешь шторы — держа Оксану за кончики пальцев, Изабелла направилась с ней к постели, наблюдая за тем, что скрывалось под маской — Маску снять можно?
— Маску не трогай — предупредила Катерина, выставив палец в знак возражения, брюнетка отошла к шторам в комнате, немного задвинув их, создавая полумрак в комнате — Я хочу, чтобы её родители, первыми, увидели, какое лицо стало у их дочери
— Ты меня искушаешь
Подвела Изабелла к постели Оксаны, когда она сексуально перед темноволосой женщиной, согнула ногу в колено, выставив бёдра, наступила на кровать, выгнув спину, забралась кошкой.
— Мне тоже интересно самой — утверждала Изабелла, присев на край кровати, когда Оксана в ожидании, покорно расположилась перед ней сидя, поджав под себя ноги — Какое же лицо скрывается под этой черной маской
— Боюсь, тебе придётся подождать
— Тогда я хочу, чтобы она выступила перед моими знакомыми женщинами
— Что? — возмутилась Катерина с недовольным выражением лица, брюнетка посмотрела на женщину в зелёном платье, которая обвила подбородок Оксаны своими пальцами, пристально смотрела ей в глаза — Нет!
— Тогда я ей всё расскажу о Кэрол!
— Ты не имеешь права
Воскликнула Катерина, направляясь ускоренно к кровати, на которой сидела Изабелла, в тот момент, когда женщина в зелёном платье замахнулась рукой на Оксану.
— Нет, Изабелла постой — испугалась Катерина, ускорив шаг, брюнетка почти уже бежала от окна по большой комнате к кровати — Не делай этого!
Прокричала Катерина, рухнув на кровать, перед Оксаной, брюнетка хотела остановить удар пощечины от руки Изабеллы.
— Нет! — кричала она в тот момент, когда Изабелла ударила пощечиной по лицу Оксану, удар был таким жгучим и сильным, что моментально пробудил все её чувства и вывел из-под гипноза
— Блядь! — грязно выругавшись, прокричала Оксана, прижав ладонь к щеке по которой пришёлся удар от Изабеллы — Ты что совсем там ебанулась?
— Ну вот узнаю прежнюю Оксану — с хитрой ухмылкой на губах, ответила Изабелла — Такой ты мне нравишься больше
— За что ты ударила меня Белла?
— Сама расскажешь или я? — поинтересовалась Изабелла, любознательно посмотрела на Катерину, когда брюнетка, в растерянности оголив плечо от платья, стояла на четвереньках, рядом с Оксаной
— Оксанка прости — прижав пальцы к губам, Катерина, словно не могла взглянуть на Оксану, брюнетка словно сгорала от стыда — Ну а что мне оставалось делать, когда ты не хотела признаться своим родителям
— И ты ради этого погрузила меня в гипноз
— Я не хотела, чтобы ты куда-либо убежала
— Это всё конечно очень иронично — играя роскошной прелестью бёдер, Изабелла отошла к большому панорамному окну в комнате — Но кажется твои родители Оксана уже приехали
— Что? — испугалась Оксана, выражая в глазах страх посмотрела на то, как ответила взглядом Изабелла, отвернувшись от окна — Это ты их вызвала — перевела она взгляд на Катерину, с обидой в голосе, обращаясь к брюнетки
— Честно я их не вызывала — отражая в глазах панический испуг, ответила Катерина, темноволосая девушка в отчаяние обернулась, взглянула на Изабеллу — Скажи ей, что это не я!
— Как смешно — рассмеялась Изабелла, прикоснувшись кончиками пальцев к груди — Сама Катерина, просит меня о помощи
— Я так и знала — свесив ноги с кровати, недовольно высказалась Оксана, даже не посмотрев на брюнетку — Что не стоило тебе ничего говорить про гипноз, как долго я пробыла в нём?
— Да буквально со вчерашнего вечера
— С вечера? — была шокирована Оксана, не могла даже представить себе извращённые фантазии Катерины, как долго она держала её разум в узах гипноза
— Как только мы зашли в эту комнату вчера
— Ты блядь больная! — воскликнула Оксана, обернувшись к Катерине, села перед ней на кровати, вновь поджав под себя ноги
— Я не могла отпустить тебя — слёзно уверяла Катерина, хотела, чтобы Оксана поняла и почувствовала на себе всю её душевную боль
— Ты действительно переживаешь за меня? — поинтересовалась Оксана, сидя перед брюнеткой на постели, посмотрела ей прямо в слезами налитые глаза
— Стоит кому-то попросить тебя о помощи — продолжила рассказывать Катерина, отвечая, таким образом, на вопрос Оксаны — Так ты сразу теряешь голову и хочешь помочь, а я не хочу тебя никуда от себя отпускать все новогодние праздники, слышишь?
— Только ради этого?
— Девочки это все конечно очень мило — обернулась вновь к Оксане с Катериной, темноволосая женщина в зелёном платье — Оксана, если ты пока не горишь желанием представиться своим родителям о своём воскрешение, стоит принять решение об этом сейчас!
— Они ничего не должны о мне знать
— Оксанка! — воскликнула Катерина, подобная идея ей была не по нраву, брюнетка продолжала сидеть на постели рядом с Оксаной
— Что? — удивлённо Оксана посмотрела на девушку, которая всей своей нежностью и невинной натурой, подергивание нижней губы, влагой слёз на глазах, румянцем на щеках, хотела представить её родителям — Но они же твои родители они имеют права знать
— Право знать! — была не согласна с таким утверждением — Что я воскресла на своих же собственных поминках, ты только представь, как это глупо блядь звучит
— Я прикрою тебя Оксана — любознательно согласившись, кивнула Изабелла головой — Но поверь, тебе это дорого будет стоить, если тебя вдруг раскроют по какой-либо причине
— Я думаю — ответила Оксана, соглашаясь с условиями этой женщины, позволяя рукам Катерины трогать своё тело, когда сидела перед ней на кровати — Что как-нибудь расплачусь с тобой Белла
— Вечер с моими подругами — направляясь к закрытым двустворчатым дверям, остановилась Изабелла, обернувшись к Оксане — Ты его проведёшь на пилоне и в компании моих женщин
— Что с этими извращенными бестиями? — вскрикнула недовольно Катерина, была не согласна с таким условием — Оксанка ты хоть представляешь, что ты сделаешь, да они же тебя затыкают
— Затыкают? — с удивлением и изумлением улыбки, посмотрела на Катерину — Что за выражение такое Катерина?
— Просто их привычка найти пальцами любую дырку — едва сдержала смех, брюнетка пальцами прикоснуться к губам, стараясь казаться лестной и милой
— Только не как Оксана — хитрой улыбкой, говорила Изабелла, стоя у закрытых дверей комнаты, смотрела на то, как взволнованно себя вела Катерина — А как Карамель!
— Что?! — была встревожена услышать такое условие Катерина
— Ну а что тут такого — ответила с ухмылкой Оксана, пожав плечами — Ладно, буду, как Карамель, если ты так хочешь
— Они же её затрахают! — воскликнула Катерина, не могла принять для себя такое условие
— Нет — уверяла Изабелла, сохраняя обольщение улыбки на губах — Если ты так переживаешь за её дырочки, то я обе их, заткну пробками
— А не слишком ли круто? — возразила Оксана, удивившись наглости этих женщин, которые по взгляду нашли для себя правильное, взаимовыгодное решение проблемы
— Мне её как представить? — поинтересовалась Изабелла, держась за ручку двери, женщина говорила шепотом — Как твою девушку перед Кэрол или как мою?
— Кто такая Кэрол? — не понимая, о чём уже идёт разговор, обернулась Оксана, отражая в глазах ревностные чувства, посмотрела на знойную брюнетку, которая смутилась при том, как неловко смутилась, когда услышала это женское имя — У тебя, что с ней есть, что-то общее?
— Ты ей не рассказала про Кэрол? — рассмеялась Изабелла, прижав кончики пальцев к губам, состроив иронию лживых чувств на лице
— Кто такая Кэрол?
— Ой да ладно — отмахнулась Катерина, повернувшись спиной к Оксане, обернулась, посмотрела, через плечо, неравнодушным чувственным взглядом — Как будто ты мне так хранила верность?
— Кто такая Кэрол? — схватив за руку брюнетку, Оксана словно была сломлена, услышав от желанной женщины какое-то чужое незнакомое ей имя
— Оксана ты была сама верной ей?
— Верность и чувства — замешкала Оксана, теряясь с ответом, понимая, сколько раз она была роковой музой любви для кого-то другого — Совсем разные вещи
— Что?! — раскрывая губы в круглой форме, воскликнула Катерина
— Оксана ты издеваешься — даже Изабелла со своим змеиным и подлым характером, не приняла такое глупое оправдание от Оксаны — Если ты не была верной для Катерины, тогда чего ты сейчас требуешь от неё
«Блядь вот я думала, сейчас ты поддержишь меня», оставаясь сидеть на кровати, Оксана показала для женщин свою доступность для совестных атак и порицаний, опустив виноватый взгляд на постель, на которой, оставаясь сидеть, поджав под себя ноги.
— Я хочу, чтобы этой Кэрол, больше не было в твоей жизни
— Ты ей не говорила, надеюсь что Кэрол тоже блондинка — уточнила Изабелла, показывая пафосным жестом на Оксану пальцем — И живёт с её между прочим родителями
— Да вы блядь совсем охуели там что ли? — прокричала Оксана, уверенно встала на колени в кровати и всем своим недовольством и критикой в глазах посмотрела на Катерину
— Ну, просто она так понравилась твоим родителям
— В каком смысле понравилась? — не понимала Оксана, смотрела как нервничала Катерина, словно стыдилась того угнетающего взгляда с которым на неё она смотрела
— Она немного похожа на тебя — показала вновь Изабелла пальцем в сторону Оксаны
— Изабелла! — вскрикнула Катерина, смутившись опять, как цинично на неё смотрела Оксана
— Ладно-ладно всё ухожу — посчитав своё присутствие в этой комнате неуместным, Изабелла подошла к закрытым дверям в комнате — И заметь Катерина у тебя теперь две блондинки
Утверждала Изабелла, согнув ногу, нагнувшись, обвив колено пальцами, страждущим пафосным взглядом посмотрела на Катерину с Оксаной.
— Одна из них желанная это Оксана — выгнув спину, Изабелла, пальцами одной руки обвила талию, подчёркивая сочный её изгиб — Ну а вторая бонусом!
— Бонусом?!
Прошипела Оксана, схватив подушку посреди кровати, в тот момент, когда Изабелла поспешно открыла дверь. Темноволосая женщина, словно пулей выбежала из комнаты, испугавшись такой реакции, когда в неё уже летела подушка, запущенная Оксаной.
— Ты мне теперь ничего не хочешь объяснить?
— Ты расскажешь всё своим родителям
Сошла с кровати брюнетка, обернувшись, мило улыбнулась Оксане, покачивая бёдрами, Катерина направилась к гардеробному шкафу в комнате, двигаясь прозорливой кошкой.
— Только в таком случае я порву с Кэрол
— Ты мне сейчас условие ставишь — свесив ноги с кровати, изумилась Оксана в улыбке, медленно встала с кровати, касаясь каблуками надетых на ногах туфель, пола в комнате
— Я не могу так просто разорвать отношения с Кэрол — убеждала обернувшись, стоя у раскрытых дверей гардеробного шкафа, Катерина сняла вешалку с черным платьем
— И что же тебе мешает?
Скривив губы в форме хитрой улыбки, обвив пальцами талию, Оксана, словно кошка, направилась к гардеробному шкафу, у которого, стоя к ней спиной, снимала с себя сорочку Катерина.
— Их взять и разорвать, вот так вот просто — подошла Оксана со спины к брюнетке
— Расскажи родителям Оксанка — прижав к груди, обеими руками, снятую сорочку, обернулась Катерина в ожидании, брюнетка словно молила открыться
— Я не могу — уверяла Оксана, посмотрев потерянным взглядом на брюнетку, когда Катерина со слезами на глазах обернулась к ней
— Вот чего тебе стоит взять и признаться им, сказать родителям, что ты жива Оксанка?
— Ты не понимаешь — опустив взгляд в пол, ответила Оксана, не могла вынести на себе, как напряжённо смотрит на неё Катерина — Не всё так просто
— А что тебе мешает? — не понимала Катерина, требуя настойчиво ответа от Оксаны
— Не всё так просто
— Ну да конечно — с сарказмом начала выражать своё мнение Катерина, скинув сорочку на пол, держа в руках вешалку с платьем, отошла от Оксаны — Для тебя не всё так просто, ты же Орлова
— Да причём тут это — чувствуя себя разбитой и виноватой перед брюнеткой, жалобно воскликнула Оксана, посмотрев на спину брюнетки и то, как она соблазнительно виляла бёдрами
— Ты же гениальный врач или я не права? — снимая платье с вешалки, Катерина, обнажённой встала напротив окна, словно питалась теплом солнечных ярких зимних лучей, проникающих в комнату
— Вот ты сейчас к чему это всё начала?
— А ты не понимаешь? — снова выражая лживое недоумение, удивлённо ответила Катерина
— Нет, вот я не понимаю
— Признайся своим родителям
Утвердительно, в очередной раз заявила Катерина, одевая, на себя платье, брюнетка вела себя необузданной змеей, красиво выражая, как по телу скользила материю черного атласа.
— Скажи им, что ты жива, прямо здесь и сейчас спустись к ним
— Или что? — взяла Оксана яркое красное платье с большим вырезом от бедра, позволяющим носить его без нижнего белья
— Ты с ума сошла! — воскликнула Катерина, бурно оценив выбор Оксаны — Оно же специально на голое тело, без белья
— Это моё тело! — ясно и твёрдо давая понять о своих намерениях, заявила Оксана — Какое хочу, такое и сейчас надену
— Это к чему ты сейчас? — поинтересовалась Катерина, удивлённо посмотрев на Оксану
— Ты же ведь к чему-то — играя своим телом, одевая, на себя красное платье, ответила Оксана, словно королевской коброй выражала пластику движения собственного тела — Сделала свой ультиматум!
— Я не буду разрывать связь с Кэрол, пока ты не признаешься своим родителям, что ты жива!
— Я не буду этого делать!
— Ну и тогда я не буду разрывать связь с Кэрол и ничего не скажу ей о тебе
— Ты бросаешь меня? — обернувшись, Оксана в недоумении посмотрела на темноволосую девушку в чёрном коротком платье, в тот момент, когда сама надела на себя платье из шифона
— А ты как-то по-другому всё это представляешь? — удивившись тому, как Оксана ставила, акцент в разговоре, спросила Катерина
— Ты клялась всем там в отделении в Москве, что любишь меня, как ни за что не предашь!
— Ты сама довела до такого — поджав от обиды разбитых чувств души, нижнюю губу, дрожащей интонацией голоса, ответила Катерина, в тот момент, когда Оксана подошла к ней, выразительно играя телом, прошла по комнате — Для тебя ничего не стоит, просто сказать им, что ты жива!
— Я не буду этого делать — встав у парфюмерного комода, рядом с окном, где стояла Катерина, Оксана ловко завернула шевелюру на голове в объёмную высокую причёску, убирая распущенные золотистые волосы, скрепив их заколкой в форме розы — И чтобы ты знала
Подошла Оксана к темноволосой девушке, пальцами касаясь чёрной надетой на лице маски, аккуратно сняла её, обнажая красоту напоказ, перед которой брюнетка устоять не могла.
— Я заставлю тебя — выставив указательный палец перед носом Катерины, Оксана шикарно раскрыла глаза перед темноволосой девушкой — Я заставлю тебя, глубоко заплатить за это
— Да, пожалуйста — скрывая чувство обиды, Катерина прошла мимо Оксаны, сглотнув слюну, брюнетка, старалась не показывать чувство, терзающей её обиды
— К Аришке не приближайся — ответила Оксана, когда Катерина была уж рядом с закрытым дверьми в комнате, отодвинула аккуратно лежавшую на полу подушку — Она моя только дочь!
— Какая же ты тварь Оксанка! — темноволосая девушка уже готова была разрыдаться, взглянув на холодное, не имеющее чувств, к состраданию лицо Оксаны, Катерина открыла дверь
— Пошла отсюда! — прошипела Оксана, оставаясь одна, когда темноволосая девушка со слезами на глазах открыла дверь, встала в проходе — Убирайся блядь нахуй!
— Господи Оксанка — вошла в комнату Изабелла, осторожно, после того, как Катерина вся в слезах выбежала оттуда, от бурного крика Оксаны — Что тут у вас происходит?
— Ничего — не могла сдержать Оксана бурные чувства, едва показывая блеск от влаги слёз на глазах, прислонила к лицу платок, что взяла с парфюмерного столика — Просто эта дура ставит свои чувства, выше всего!
— Но и что тут произошло
— Она бросила меня — вытирая слёзы с глаз, ответила Оксана, повернувшись к мёрзлому окну в комнате, не могла сдержать чувства, что сочились ручьём по её лицу
— Постой — возразила Изабелла, подойдя к Оксане со спины, темноволосая женщина нежно обвила тёплыми руками плечи Оксаны — Вы что расстались?
— Да — стараясь казаться твёрдой и уверенной в себе, дрожащей губой, ответила Оксана, продолжая вытирать слёзы с глаз, платком — И теперь у меня нет пары
— Я твоя пара! — заявила Изабелла, в тот момент, когда Оксана обернулась к ней, прижав платок к щеке, женщина нежно пальцами обвила пальцами ей подбородок
— Правда?
— Правда — уверенно повторила Изабелла — Я твоя пара
— Спасибо — радостным голосом, сквозь слёзы ответила Оксана
«Я поставлю эту суку еще на колени», подлой улыбкой заявила Оксана, ощущая тёплое обворожительное дыхание, что сочилось с губ Изабеллы, находясь с ней в близости.
— Я всегда буду рядом
— Я знаю — продолжая смотреть в зелёные, ядовитые глаза женщины, ответила Оксана, чувствуя, как теряет над собой контроль
— Как же мне тебя представить им? — поинтересовалась Изабелла, обвив пальцами талию, отошла от Оксаны, посмотрев с удивлением на неё
— Представь как Ксению Нигулову
Ответила Оксана, пройдя мимо темноволосой женщины в зелёном платье, шикарно покачивая в каждом шаге бёдрами, направлялась к приоткрытым дверям комнаты.
— Или может быть, как Карамель?
— Тогда стой, подожди
Подошла Изабелла, взяв в руки с комода красную кружевную маску, осторожно направляясь к Оксане, прикоснулась ладонью к её щеке. Женщина стояла так близко с Оксаной, что она смогла понять её сокрушающую разум коллекцию духов «Il Profumo Brise de Lavande». Аромат лаванды завораживает, вдохнув этот запах — им хочется дышать, ощущаешь радость. Нежные цветы лаванды не оставляют равнодушными ни любителей цветов, ни любителей парфюмерии. Волшебная сила душистого растения доставляет удовольствие не только тем, кто пользуется этими духами, но и окружающим. В композиции Il Profumo Brise de Lavande присутствуют и создают особую прелесть кориандр, цветы вербены. Этот аромат сделает нас романтичными, мечтательными и красивыми.
— Какое же красивое лицо сделал тебе Громов
Говорила Изабелла так нежно, словно давая специально почувствовать запах лаванды, который водопадной песнью сочился от её тела, пленяя разум Оксаны.
— Я не могу отвести глаза
— А ведь не нужно их отводить — говорила Оксана, нежным голосом, ощущая пылкое трепетное дыхание Изабеллы, как поток горячего воздуха обжигал её страждущие по поцелую губы
— Но чтобы там внизу никто не догадался — аккуратно Изабелла надела красную маску на лицо Оксане, продолжая в момент этого пристально смотреть ей в глаза
— И не догадается никто
Уверяла Оксана, продолжая строить интригу взглядов перед Изабеллой, играла с самой Романовой, королевой изощрённых эротических вечеринок и подставных сексуальных сцен.
— Теперь меня никто не признает после пластической хирургии на лицо
— Твоё лицо Оксана — рассказывала Изабелла, не удержавшись, поцеловала Оксану в губы, женщина осторожно в момент слияния их губ, нежной ласки, касания, покрывания их слюной
— Ну же говори — раскрывая медленно глаза, потребовала Оксана, разговаривая довольным, возбуждённым голосом
— Я сделаю тебя своей сучкой
Обвив бёдра Оксаны обеими руками, женщина через надетое на ней платье, приятной грубостью сжала ей кожу, прижав к себе, вновь не удержала себя, позволила себе сорвать поцелуй с её губ.
— Ты знаешь — разорвав гармонию ласки губ от поцелуя, обратилась Изабелла — Может нам вовсе не стоит туда идти?
— В каком смысле? — удивившись такому решению, отошла от Изабеллы, Оксана внимательно рассматривала мимику на лице у этой женщины
— Ну мы могли остаться здесь, пока всё это не закончится
— Ты же королева этого вечера — игриво ткнула пальцем Изабеллу в грудь, ответила Оксана, заигрывая с брюнеткой — Ты должна быть там
— Вообще-то — возразила Изабелла — Этот вечер, мой якобы муж, устроил в твою честь, твои родители расходятся Оксана и твой отец уезжает отсюда
— Почему ты говоришь о муже так — уточнила Оксана, заострив именно на этом своё внимание, направляясь к приоткрытым дверям в комнате, встала рядом с открытой створкой — Как будто вы уже не вместе
— Ну к сожалению — скрывая взгляд обиды, ранимых глаз, Изабелла, хитростью выражала перед Оксаной ранимые чувства — Мой муж предпочёл меня этой Власовой
— Постой-постой — была в недоумении Оксана, улыбнувшись таким подробностям, когда Изабелла прошла рядом, вышла из комнаты, оставляя за собой обе створки дверей раскрытыми, эта женщина, оставляя за собой шлейф сказочного аромата лаванды — Твой муж с Власовой?
— Тебя что это удивляет — направляясь по красной ковровой дорожке, постеленной вдоль коридора, обернулась Изабелла, положив руку на выставленное бедро — Ты вообще должна быть с Катериной, а на самом деле теперь будешь попкой греть мне постель
— Мне это нравится — прошла Оксана за женщиной по коридору к ограждению перил массивной лестниц, что раздваиваясь на двоя вначале на втором этаже, вниз потом соединяясь одной массивной конструкцией — А что я еще буду делать?
Подошла Оксана к женщине, вдыхая аромат лаванды, что притягательной силой, манил к себе, вынуждая покориться её сексуальной сильной воле. Положив на поручень из крупного бруса, ладонь, Оксана посмотрела на торжество, внизу на первой этаже, что проходило за большим шикарным столом внизу. За большим столом собрались Марина Николаевна, Рамазанов, Роксана, напротив, на диване спиной к окну сидел Романов, держа в руке бокал коньячного напитка. На подлокотнике кресла Романова, расположилась Власова, женщина в белом вечернем платье и длинных перчатках, держала в руке бокал шампанского, пафосным взглядом брюнетка оценивала всех присутствующих. У окна с другой стороны гостиной, стояла жена Рамазанова, положив обе руки на плечи сына, она смотрела на покрытый снегом сад и то, как он безмятежно падал.
— Уже прошло полгода, как Оксаны уже нет с нами
— Не вини себя — успокаивал Рамазанов, положив руку на плечо к Марине Николаевне — Это не твоя вина, сейчас уже не узнаешь кто прав и кто виноват
— Это всё я виновата — утверждала Марина Николаевна, не слушая мужчину, который нашептывал тихим голосом успокаивающие мысли слова — Не стоило её никуда отпускать, ни в какую Москву
— А что ты скажешь?
Обратилась белокурая девушка к Катерине, блондинка была одета в белое вечернее открытое платье, с шикарным декольте и вырезом на спине, её акцент, казался английским. Кэрол Мэдисон предположила Оксана, едва заметив, как она с брюнеткой, в чёрном платье так чувствительно нежно держалась за руку, когда Катерина выдавала себя непростительным стыдом. Обе девушки, встали со своих стульев, Катерина даже не могла смотреть в глаза Марине Николаевне, такое чувство было, что она не могла выносить всю ту боль и страдания, которые легко могла прервать.
— Катерина ты куда? — вставая со стула, ответила Мэдисон на английском, обращаясь к Катерине, как только, брюнетка, прикрывая платком нижнюю часть лица, встала со своего места
— Поверить не могу — слёзным голосом, говорила Роксана, смотрела на горящую свечку на столе, перед фотографией с Оксаной — Что Оксаны больше нет, я ведь так и не успела её узнать
— Скажи вот сейчас — обратилась Изабелла к Оксане, кончиками пальцев коснулась её плеча, обращая на себя внимание, когда она стояла у ограждения на втором этаже — Вот у тебя сейчас, сердце кровью от этого не обливается
— А разве должно? — обернулась Оксана, посмотрев в зелёные глаза темноволосой женщины, не могла устоять перед духами, аромат лаванды которой был бесподобен
— У тебя разве нет ни какой жалости к своей матери?
— Вот просто ради любопытства — обвив руками талию, поинтересовалась Оксана, состроив удивительную улыбку на губах — Тебе то какое Белла до всего этого дела
— Ты сейчас можешь спуститься и признаться им, что ты жива и разом прервать все их страдания
— А зачем собственно — начиная медленно спускаться по лестнице, Оксана касалась пальцами массивных перил, смотрела на подсвечники на белых стенах, а так же картины Изабеллы Романовой, числа которых не была и конца — Я и так могу получить от этого всего уйму удовольствия
— Кто это? — поднимая взгляд на лестницу, обратилась Роксана, заметив, как Оксана спускалась по ступенькам ковровой дорожки вниз на первый этаж
— Очередная игрушка моей бывшей жены — хитрой улыбкой улыбнулся Романов, заметив то в каком очаровательном красном вечернем платье, спускалась Оксана по ступенькам
— Почему вы с Изабеллой расстались?
Поинтересовалась Марина Николаевна, вытирая слёзы с глаз платком, женщина была одета во всё черное, даже тюль её шляпки скрывало лицо от глубокой душевной скорби.
— Вы же были прекрасной парой
— Как видите — указал Романов на Оксану, когда она, изучая каждого циничным взглядом, спускалась медленно, проходя ступеньку за ступенькой — Моя жена быстро нашла мне замену в этой прекрасной белокурой девушке
— Вы же сказали — обратилась Мэдисон на английском, чтобы не задеть чувства и интересы остальных присутствующих в гостиной, к Романову — Что кроме нас с Мариной Николаевной, тут больше блондинок нет!
— Это любовница моей жены — уверял Романов, даже не смотрел в сторону Оксаны и то, как она с высокомерной гордостью сошла со ступенек, направляясь к столу, под стук каблуков по мраморной плитке пола, обратила на себя всё внимание — Уверяю вас, она не представляет никакого интереса
— Однако она блондинка! — сделала опрометчивое замечание Мэдисон — И с этим господин Романов, нам всем приходится считаться
— Считала себя тут самой молодой очаровательной белокурой королевой?
Поинтересовалась Оксана, когда медленно подошла к столу, положив на него пальцы, обернулась, посмотрела на заносчивую блондинку, чьё поведение уже ей стало докучать.
— Так смею тебя обидеть
Продолжая выражать гордость, обернулась Оксана, посмотрев на блондинку, которую ошеломила всех знанием английского языка и разговором свободной речи.
— Сегодня тут ты — указала пальцем на Кэрол — Не одна такая!
«Эта тупая сука еще не знает, с кем связалась», смотрела Оксана в карие глаза англичанки, выражая на лице за скрытой маской, равнодушие и холодный взгляд.
— Хватит! — возразила Катерина, громко вскрикнув на английском, подошла она к Оксане, брюнетка не могла скрыть боль и терзания её разрывающихся чувств — Ты вообще, зачем сюда пришла, что тебе тут надо, разве этого тебе не достаточно
— Что вообще происходит?! — воскликнула Марина Николаевна, женщина была в недоумении, вытирая с глаз льющиеся слёзы
— Ты стриптизёрша виляющая задом перед публикой! — воскликнула Кэрол на Оксану — Катерина мне всё рассказала, ты танцевала там для них
— А ты дешевая сука! — выругалась грязно матом на английском, ответила Оксана, прошла мимо блондинки с абсолютным безразличием
— Да как ты смеешь — прокричала по-русски Кэрол с явно выраженным английским акцентом
— Сергей Викторович у нас поминки моей умершей дочери — обратился Рамазанов, наклонившись к столу, разговаривая тихим голосом с Романовым — Пожалуйста, прекратите этот цирк
— Оксана Владимировна — схватил Романов Оксану за руку, обращаясь крайне тихо вынуждая нагнуться ухом к его рту — Это ваши поминки, в вас, что вообще нет ничего святого, ну любите вы Катерину, так скажите ей прямо об этом, не нужно устраивать весь этот цирк из-за ревности
— Это что и есть Оксана? — крайне низким шепотом, поинтересовалась Власова, была в недоумении от происходящего — Боже девушка, да в вас совсем нет сердца!
Громко произнесла темноволосая девушка, после того, как поняла, что Романов ей одобрительно кивнул, отвечая на её вопрос, но взгляду поняла, что не стоит портить интригу.
— Это же поминки умершей женщины
— Только ведь это женщина — нагнулась Оксана к Власовой, стоя за спинкой кресла на подлокотнике которого в объятиях Романова, она сидела — Не умирала
— Что за цирк вы тут устроили — не сдержался Рамазанов, ударив кулаком по столу, мужчина встал с сердитым видом
— Ничего — прошла Оксана рядом, посмотрев в глаза Марины Николаевны, на мгновение их взгляды соединились воедино и женщина в чёрном, на секунду что-то заподозрила, когда посмотрела в этот холодный голубой лазурный взгляд — Я просто пришла выпить глоток вина!
— Так садитесь и пейте девушка — не могла сдержать в себе слёзы Марина Николаевна — У меня дочь умерла, пожалуйста, ради всего прочего помяните её
— Ты только представь — наклонившись к столу, Оксана словно жаждала раскрыть себя перед этой женщины, облокотившись, руками на поверхности скатерти, сверкнула лазурным отблеском голубых сказочно прекрасных глаз — Как же жалко это звучит, даже для тебя!
— Да что тут происходит?! — суровым голосом, вскрикнул Рамазанов, вновь повторяя свой вопрос, заметил, как Оксана с надетой на лице маской, ехидно улыбалась
— Ничего — ответила Оксана с безразличием, опасаясь этого мужчину, взяла бокал с остатками вина, когда на его стекле был след алой помады, который она почувствовала в момент слияния губ с Изабеллой — Я просто пришла выпить и расслабиться
— Не знай, я совсем Оксану — тихим голосом, рассуждала Роксана, когда Оксана взяла бокал с вином испила из него одним глотком вино до дна — То ничего бы может и не заметила, но что-то мне подсказывает что она и есть…..
— Хватит! — возразила Марина Николаевна, даже не допуская и доли той мысли, что она так жаждала сама услышать — Моя дочь умерла, а вы тут клоунаду какую-то устроили, да что с вами тут со всеми такого
— Ничего — взяла бутылку коньячного напитка, Оксана с горла, сделала большой глоток, приятного, крепкого коньячного напитка — Я просто дико хочу выпить
— Так присаживайтесь за стол — стараясь улыбнуться, ответила Марина Николаевна, женщина по внешнему виду, была уже очень пьяна, но всё еще старалась сохранять трезвость рассудка — С нами и хватит тут поясничать, давайте выпьем, вас как зовут
— Да с тобой выдра даже пить как-то не хочется — смутилась Оксана пьяного облика Марины Николаевны, выражаясь при этом непростительно грубо
— Прошу простить мою девушку — быстро заступилась Изабелла, в тот момент, когда Оксана произнесла при гостях недопустимую фразу — Что ты, чёрт возьми, творишь Оксана?
— Я хотела сказать
Чертовки привлекательной улыбкой, ответила Оксана, радушно улыбаясь женщине, которая ничего не поняла в этот момент, когда Рамазанов её случайно отвлёк, показывая что-то на телефоне.
— Давайте выпьем
— Изабелла что это за цирк! — был крайне раздражён Романов поведением Оксаны — Разберись немедленно со своей женщиной и научи её хорошим манерам
— Вы знаете — утверждала Оксана, отодвинув стул от стола, присаживаясь на него, сверкнула отблеском света в лазурных голубых глазах — Я как раз хотела предложить тоже самое
— Оксана прекрати ёрничать — утверждала Изабелла, присаживаясь на стул рядом с Оксаной — Мне и так поверь уже за тебя тут стыдно, тут вроде как поминки
— Знаете что! — вскочила, не выдержав такого издевательства Роксана, со стула так, что опрокинула его на пол — Здесь поминки моей сестры, проявите уважение
— Прекратите немедленно — поддержал Рамазанов, вставая вслед за дочерью — У меня умерла дочь, а вы тут что развели, мы просто хотели дружественно тихо посидеть!
— Ну, так сидите — развела согнутыми руками в сторону, обольстилась Оксана в улыбке — Я вам, что тут мешаю
— Мешаете! — воскликнула недовольно Роксана
— Я вот так лично не думаю — возразила Оксана, не воспринимая мнение молодой брюнетки всерьёз — Я вот сижу спокойно поминаю тут, кого вот не знаю
— В самом деле, что за балаган Изабелла Дмитриевна!
Был крайне недоволен Рамазанов, в тот момент, когда Оксана, жадно испила из налитого бокала коньячный напиток, не могла насытиться его поистине терпким вкусом мужского пойла.
— Разберитесь уже со своей женщиной
— Да как можно вообще порочить имя умершего человека вообще таким поведением
Отойдя от окна начала говорить, Захира Рамазанова была одета в черное платье, её лицо скрывала тюль от черной шляпки, как и все, она соблюдала траур, поддерживая своим образом.
— Увидите её отсюда, пока я не научила эту женщину манерам приличия моего народа!
«Эта дура пырнула меня ножом на свадьбы Роксаны, стоит быть с ней осторожней», посмотрела Оксана с недовольством на женщину в черном платье, вспоминая неприятный для себя момент.
— Тоже мне тут — опуская голову, Оксана казалась уже пьяной от употребления большой дозы коньячного напитка — Нашлась блядь красавица……
— Что ты сказала? — направилась ускоренным шагом Захира к столу, где сидела Оксана, женщина хотела решить этот вопрос строго радикальным методом, схватив столовый нож
— Ты что блядь совсем ебанулась — вскочив со стула, вскрикнула Оксана, опрокинув его, отошла в сторону, когда все переполошились и в ужасе наблюдали за происходящем
— Захира убери нож — успел схватить Рамазанов проходящую рядом с ним женщину за запястье руки — Тебе мало было того разбирательства, что ты подрезала Оксану прямо на свадьбе Роксаны?
— Давайте все успокоимся — предложила Изабелла, вставая со стула, женщина в зелёном платье была крайне обеспокоена происходящим — Ты, что в самом деле творишь?
— Изабелла уведи отсюда эту женщину и воспитай её манерам приличия — распорядился Романов, оставаясь сидеть в кресле, когда на подлокотнике рядом с ним сидела Власова
— Я сейчас сама её воспитаю — пытаясь вырваться из-под крепкой хватки Рамазанова
— Уверяю, это будет лишним
Двери гостиной распахнулись, пропуская лёгкую прохладу в помещение, отапливаемое лишь одним камином. На пороге стоял мужчина, одетый в чёрное драповое пальто, на голове у него была черная шляпа, придающая ему строгий загадочный облик. За руку Громов держал Аришку, девочка была вся в снегу, было больше, похоже, что она упала с высоты в большой сугроб.
— Ради всего святого — обратилась Марина Николаевна, удивлённо заметив Аришку на входе — Что здесь происходит, Аришка, но что ты тут делаешь?
— Мама
Отпустив руку Громова, девочка побежала к Оксане, когда все опешили от такого, продолжали наблюдать за сценой для них совершенно непонятной.
— Поездках на лошадях с Викторией была просто изумительной
— Ты упала в снег? — поинтересовалась Оксана коснувшись тёплыми пальцами холодного подбородка Аришки, направляя её взгляд на себя
— Похоже, вижу, нас не представили
Рассказывал Громов, направляясь по гостиной, в тот момент, когда Аришка подбежала к Оксане, обнимая её за талию, девочка холодным зимним костюмом прижалась к ней.
— Я Громов Сергей Викторович
— Я рад вас видеть Сергей Викторович — ответил вставая с кресла, ответил Романов, держа в руке коньячный напиток
— Громов — выразил удивление на лице Рамазанов — Сергей Громов
— Володя — обратился Громов, заметив Рамазанов — Владимир Орлов
— Вот это судьба — радостно ответил впервые Рамазанов и распростёртыми объятиями подошёл к мужчине — Я уже и не надеялся тебя когда-либо увидеть Серёга
— Володя кто этот человек? — обернулась вытирая слёзы платком, Марина Николаевна впервые за долгое время оторвала взгляд от фотографии Оксаны, перед которой стояла горевшая свечка
— Это Сергей Громов мы вместе служили в Чечне, он был в техническом отряде по введению новых медицинских наработок
— Каких еще наработок — в недоумении посмотрела Захира на этого мужчину — О чём вы оба тут говорите Владимир?
— Ну вообще у меня не так не так много времени — обняв Рамазанов, Громов отошёл в сторону, пожав при этом руку Романову в знак приветствия — Я к вашей дочери Володя, мне нужна Оксана Владимировна и судя по всему я её нашёл
— Ну вообще-то она умерла — указал на фотографию Оксаны на столе, перед которой стояла свечка
— Моя дочь умерла а вы тут со своими шуточками — не могла сдержать слёз Марина Николаевна, женщина даже не придала значению тому, как Аришка легко подбежала к Оксане, обнимая её
— Вы в самом деле так думаете — ухмыльнулся Громов, взглянув на прежнее лицо Оксаны, что было на фотографии — Вам ведь так ничего и не рассказали
— Не рассказали что? — требовательно спросил Рамазанов, продолжая выражать долгожданный интерес, мужчина посмотрел на Громова
— Сейчас всё сами увидите
Направился Громов держа в руках красную папку, в то время, как Марина Николаевна и Рамазанов не сводили с него глаз удивления, молча наблюдая за сценой.
— Оксана Владимировна мне правда нужна помощь и дело не терпит отлагательств
— Сергей Викторович — смутилась Оксана, держа Аришку за руку, словно перевела дух, посмотрев как все остальные, кто не знал о её внешности, на неё с таким удивлением продолжали смотреть
— Вот после такого — ответила, ухмыляясь Катерина, брюнетка словно радовалась тому, как легко разоблачили Оксану — Я бы ни на секунду не сомневалась, что это Оксанка
— Постойте так это что и есть Оксана? — поинтересовалась Роксана, оставаясь стоять у стола, обратив взгляд на мать, когда Захира смотрела с ненавистью на Оксану
— Дело в том что у нас весьма уникальный случай
— Уникальный случай — взявшись кончиками пальцев за предложенную папку, Оксана раскрыла её, посмотрела, на первые её страницы
Ершова Анжелика Игоревна 26 июня 2003 года рождения, поступила в местную районную больницу 22 декабря 2020 года с тяжелым приступом атаксии. В начале отмечается недомогание, подъем температуры до 40°С, головная боль, «тахикардия», «артралгии» и боли в мышцах. Пациента может беспокоить боль в горле, кашель, диарея и рвота. Уже через несколько часов (максимально через сутки) на слизистой рта наблюдается появление довольно больших пузырей. После их вскрытия на слизистой образуются обширные дефекты, покрытые бело-серыми или желтоватыми пленками и корками из запекшейся крови. В патологический процесс вовлекается красная кайма губ.
При осмотре окулиста, что произвела на удивление Оксаны, Марина Викторовны, было выявлено поражение глаз протекает по типу «аллергического конъюнктивита», с развитием гнойного воспаления. Наблюдается так же поражение радужной оболочки, развитие «блефарита»
Поражение кожи представлено большим количеством округлых возвышающихся элементов, напоминающих волдыри. Они имеют багровую окраску и достигают в размере 3-5 см. Главным на что Оксана, читая карту, стоя у окна, обратила своё внимание на то что особенностью элементов кожной сыпи является появление в их центре серозных или кровянистых пузырей. Вскрытие пузырей приводит к образованию ярко-красных дефектов, покрывающихся корками. Излюбленная локализация сыпи — кожа туловища и промежности.
В карте, так же отмечается поражение слизистой органов мочеполовой системы, оно протекает в виде «уретрита». Заболевание усложнилось, кровотечение мочевого пузыря, сложной формой бронхита, с проходящими процессами «пневмонии»
— Мы предполагаем это Черная оспа — подошёл Громов сзади, когда Оксана стоя у окна при дневном свете, читала страницы карты, напрягая зрение, без очков
Черная (или натуральная) оспа — высокозаразная инфекция вирусного происхождения, которая вызывает появление симптомов интоксикации, лихорадки, протекающей в два этапа, и везикулезно-пустулезной экзантемы. Это самое древнее заболевание. Первые упоминания о нем были обнаружены при расшифровке египетских папирусов, написанных за 3000 лет до нашей эры. В XVIII веке эпидемия выкосила 1/10 часть населения планеты. Было время, когда ежегодно черная оспа выкашивала по 10-12 миллионов человек. Современной медицине удалось взять под контроль распространение инфекции. Последний случай заражения был зафиксирован в сомалийском городе Марка в 1977 году.
— Уже вызвали ЦКЗ
Рассказывал Громов, мужчина говорил так, будто он в безвыходном положение и ему совершенно было всё равно на то, как на него смотрят остальные, кто совсем был не в курсе происходящего.
— Но нам нужны вы Оксана Владимировна — продолжил говорить Громов, взглянув в глаза Оксане, когда она оторвалась от чтения анамнеза карты — Как кардиолог, которая будет наблюдать за пациенткой, контролировать её сердечный ритм, любые изменения сердечнососудистой системы
— Блядь ну это же чёрная оспа — с ужасом посмотрела в глаза мужчине, Оксана не могла себе представить такого заболевания — Чем я вам там смогу помочь
— Мы собрали команду лучших специалистов
— Тогда чем я вам тут помогу?
— Простите — обратилась Кэрол Мэдисон, подойдя к Громову со спины, блондинка словно светилась интересом — Можно взглянуть на карту?
— Ты что врач? — недовольно посмотрела Оксана на назойливую блондинку
— Простите это секретные данные — ответил Громов, забирая карту из рук Оксаны
— Я врач в английской больнице — рассказывала Мэдисон, разговаривая с выраженным английским акцентом, продолжая смотреть только на Громова — Я помогала в странах третьего мира, участвовала в гуманитарных операциях при лечение лихорадки Эболы
— Простите кто вы такая? — интересовался Громов, состроив задумчивый взгляд, был явно удивлён узнать от этой женщины такие подробности
— Кэрол Мэдисон врач эпидемиолог — протянула руку Мэдисон к Громову — Вот как раз такого рода заболевания, моя страсть
— Дайте ей карту — обратился Громов к Оксане — Надеюсь читаете вы отчёт на русском так же хорошо, как и говорите на нём
— Вы спятили! — возразила Оксана — Эта дура пришла сюда не так давно, а вы уже верите её словам, да она же высокомерная выскочка
— Не чуть не выше вас дорогая Орлова — с ухмылкой она подошла к Оксане и взяла из её рук карту, Мэдисон тут же открыла первые страницы анамнеза
— Постойте!
Воскликнула Марина Николаевна, женщина подошла к окну, где стояла Оксана, Громов и блондинка врач, читающая внимательно раскрытые страницы собранного анамнеза пациентки.
— Почему вы обращаетесь к ней
Интересовалась белокурая женщина в чёрном платье, показывая пальцем на Оксану, прижав платок к лицу и дрожащей губой не могла скрыть чувства, что терзали её сознание.
— Как будто она моя дочь!
— Она и есть ваша дочь — уверял Громов, мило улыбнувшись этой женщине, мужчина вёл себя так, как будто говорил вполне нормальные вещи происходящему
— То есть как? — ничего совсем не понимала Марина Николаевна
— Она меня не признает с таким лицо — помотала головой Оксана, тяжело вздыхая — Эта выдра никогда мне не верила и не поверит
— Боже! — прижала кончики пальцев обеих рук, воскликнула Марина Николаевна — Оксанка, я узнаю этот голос, ты жива доченька!
— Мне очень жаль мама — снимая маску с лица, ответила Оксана — Но боюсь ты не признаешь меня с моим теперь лицом — говорила она, в то время, как Марина Николаевна не убирала пальцы от губ, когда женщина, для неё, не могла даже выразить ужас, который она отражала в глазах
— Господи! — ужаснулась Марина Николаевна, увидев в действительности лицо Оксаны — Где моя дочь, это не Оксана!
— Мама успокойся — уверяла Оксана, подойдя к ней, коснулась рук Марины Николаевны — Это я
Старалась Оксана говорить убедительно, подошла к женщине, чувствуя от неё коллекцию парфюма «RoseSauvage», аромат дамасской розы, который невозможно было ни с чем спутать.
— Скажите ей что вы мне сделали эту операцию — обратилась Оксана обернувшись к Громову, старалась просить его о помощи — Из-за которой у меня такое теперь лицо
— Но вы обещаете что возьметесь за это дело — предупредил Громов, выставив указательный палец перед лицом у Оксаны — Наверно то что, у Оксаны Владимировны сейчас другое лицо, виноват я
— То есть как
Не понимала объяснений со стороны этого мужчины, Марина Николаевна, до сих пор не могла принять для себя происходящее, всё продолжая с ужасом в глазах смотреть на Оксану.
— Почему у неё другое лицо?
— Расскажите ей про Робинсона — требовательно попросила Оксана с жалостью в глазах обращаясь к Громову — Объясните ей, что он меня преследует и что он хочет меня сделать своей женой
— Да подождите вы Оксана Владимировна — возразил Громов поднимая согнутую руку в локоть вверх, когда Оксана без устали начала объясняться — Дайте подумать мне, с чего лучше начать этот разговор
— Я что-то совсем уже ничего не понимаю
— Кто такой Робинсон? — поинтересовался Рамазанов подходя к окну где стояла Оксана — И почему он ищет мою дочь?
— Тут всё сложно — обернулся Громов к Рамазанову — Ты может и не поймешь
— Да нет уж Сергей! — был не согласен Рамазанов, суровым взглядом посмотрев в его сторону — Ты уж постарайся мне объяснить
— Дело в том что Оксана Владимировна — начал рассказывать на удивление Романов — Не смогла спасти его умирающую беременную жену на операционном столе
— Ну и причём тут это всё? — был удивлён еще больше Рамазанов, обернувшись к Романову теперь уже — Ты что тоже был в курсе?
— Такая уж у меня работа быть всегда в курсе всего происходящего — развёл руками, пожал плечами Романов — Простите господин Рамазанов, что не поставил вас в известность из-за вашей ведь дочери, она строго настрого запретила мне о ней рассказывать вам всем
— Но почему? — подошла Марина Николаевна к Оксане, женщина тёплой материнской ладонью, коснулась её лица, стараясь принять дочь такой, какой она теперь стала
— Боялась что вы всё не так поймёте — опуская виноватый взгляд в пол, тихим голосом ответила Оксана — Я не знала, как вам объяснить своё воскрешение
— Да никак — недовольно ответил Рамазанов — Можно было просто спустившись вниз, всё объяснить нам, а не устраивать тут цирк
— Прошу простить моё вмешательство — влез в разговор Громов, встав между Оксаной и Рамазановым, помешав их семейным разборкам — Но мне нужна именно Оксана Владимировна
— Прошу простить меня — перебила его Мэдисон, вмешиваясь в беседу — Я как врач, данной профессии, хотела бы принять участие в команде
— Кэрол! — воскликнула Катерина, брюнетка была явно против мысли, того, что её белокурая спутница, будет участвовать в этом деле — Ты совсем с ума сошла?
Подошла Катерина к блондинке и схватившись за руку, вынуждая Кэрол Мэдисон посмотреть на себя, в то время, как брюнетка открыто выражала ревностные чувства к Оксане. По взгляду, темноволосой девушки, Оксана поняла, как сильно она хотела быть именно с ней рядом. Скрывая свои чувства, обиду ущемлённой любви, Катерина прижималась к блондинке, с полным разочарованием и отчаянием смотрела на Оксану, словно как ребёнок у которого отняли конфету.
— Тебе это зачем нужно?
— Велика вероятность что это черная оспа!
— Не знаю как вы Мэдисон — утверждал Громов, возражая на открытое предложение помощи от блондинки, в объятиях которой утопала ревностно скрывая свои чувства, обиженно любви, тонула Катерина, при этом смотрела на Оксану — Мне нужна именно Оксана Владимировна
— Слушайте! — была не согласна Оксана посмотрев на Громова с недовольством — А почему именно я, она вот рвётся в бой
— Мне нужны лучшие из лучших, чтобы опровергнуть это заболевание
— Жаль что я таким не являюсь
Прошла Оксана мимо Громова вольной независимой походкой, в то время, как все остальные, кто не знал о пластической операции, были поражены видеть её с таким лицом.
— Тем более чёрная оспа — обернулась Оксана, положив руку на выставленные бедро — Мне там абсолютно делать нечего
— Вы мне должны Оксана Владимировна — схватил Громов за руку Оксану, чем вызвав панику среди собравшихся — И я теперь уже требую вернуть мне этот долг!
— О чём он говорит? — испугалась Марина Николаевна, прижала пальцы к губам, смотрела с ужасом, как резко Громов схватил Оксану за кисть руки, находясь в отчаянно положении, тут же отпустил её, когда Рамазанов подошёл к ним — Почему ты ему должна?
— Это личное — смутилась Оксана, опуская взгляд отчаянных глаз, вспоминая, как Громов вколол военную разработку лекарства, когда она находилась при смерти в Москве
— Сергей мы с тобой очень давно знакомы — обратился вежливо Рамазанов, положив ладонь на плечо к мужчине — Но даже тебе я не могу простить грубость, в отношение моей дочери
— Может расскажешь им — вмешалась Катерина, отпуская руку Кэрол, брюнетка влезла в разговор, встав между Оксаной и Рамазановым — Как этот мужчина дал тебе это лекарство, без него ты бы умерла, от передозировки наркотиков!
— Что? — воскликнула Рамазанов, по взгляду было видно, как этот мужчина был уже вне себя от создавшийся атмосферы разговора — Ты была на наркотиках?
— Она конченная наркоманка — с обидой, которую невозможно было простить, сквозь слёзы, Катерина нагло обвиняла Оксану, показывая на неё пальцем
— Я хочу быть в команде — влезла опять в разговор Мэдисон, казалось больше, что для это блондинки, это дело, как личная галочка в своих успехах в жизни — Возьмите меня
— Эпидемиолог у меня уже есть
Ответил Громов, словно эта мысль его не интересовала, ему было совершенно всё равно на то, как отчаянно на него посмотрела Кэрол Мэдисон, девушка, не желавшая принимать, для себя, отказ.
— Мне нужна только Оксана Владимировна — утверждал Громов, подойдя к Оксане, в тот момент когда на неё многие уже смотрели с презрением — Врач способный пойти на что угодно, лишь бы докопаться до истины
— Это из-за своих идей — подошла Марина Николаевна и так больно схватила Оксану за руку, ударив при этом при всех её другой рукой по бёдрам — Ты докатилась до наркотиков?
Марина Николаевна была настолько сильно раздражена подробностями, что не переставая била Оксану по бёдрам, схватив её предварительно за руку так, чтобы она не могла выбраться. Криком раздирающей болью кричала Оксана, ощущая жгучие шлепки ладони матери, по голой коже.
— До наркотиков! — прокричала Марина Николаевна, оттолкнув от себя Оксану, когда она поправляя платье, вела себя, как растерзанная собаками кошка с обидой посмотрела на женщину
— Дура блядь! — отошла от Марины Николаевны, Оксана поправляя платье, чувствовала, как горела кожа от ударов ладоней матери — Ты совсем ебанулась уже?
— Всё это время я оплакивала тебя! — подошла она к Оксане и с ненавистью, женщина посмотрела ей в глаза, обвив пальцами ей подбородок — Когда ты была в Москве на наркотиках
— Да не на каких я наркотиках не была! — возразила Оксана, чувствуя обиду, прилюдное унижение, смотрела на женщину, словно как кошка, после обиды, как её растерзала собака — Меня насильно принудили к этому, я ничего не могла сделать
— Врёшь! — прокричала яростно, хотела ударить Оксану по руку, но Громов, вовремя вмешался, остановив руку Марины Николаевны
— Хватит! — прокричал Громов, не мог выдержать происходящего — Оксана Владимировна была изнасилована женщиной в доме Коновалова, против своей воли испытала действие наркотика
— Это она вам сказала? — недоверчиво, посмотрела Марина Николаевна на мужчину, который заметив, её взгляд змеи, тут же отпустил ей руку
— Это я читал отчёты следователя
Рассказывал Громов, отошёл от Марины Николаевны, его разговор был сдержанным и убедительным в момент напряжённой атмосферы обстановки беседы.
— Та кто это сделал уже поймана и заключена под стражу
— Эта она вам сказала — выражая приступ паранойи, показала Марина Николаевна пальцем на Оксану — Она убедит кого хочешь в своей лжи, я то её знаю
— Мама! — воскликнула Оксана, сгорая от стыда, посмотрела на Аришку, которая смотрела в ответ на неё, была напугана сценой проделанной порки от Марины Николаевны
— Что мама? — продолжала недовольно выражаться Марина Николаевна — Ты все уличишь в своей лжи, тебе радостно от того, как другие за тебя страдают
— Да что за бред! — прокричала Оксана в недоумении, посмотрев с обидой, вытирая слёзы с глаз на свою обидчицу — Ты здесь при всех отлупила меня
— И сделала это еще раз дрянь! — говорила с лютой неприязнью Марина Николаевна — Я тебя оплакиваю, думаю, что всё потеряла тебя, а ты в Москве на игле сидишь!
— Да ни на какой игле я не сижу — развела Оксана руками, продолжая обмениваться взглядами с Мариной Николаевной — Объясните ей Сергей Викторович
— Вы мне нужны в этом деле — торговался Громов за своё вмешательство
— Оксана никуда Сергей с тобой не поедет! — возразил Рамазанов, вмешиваясь в спор — Ты что разве не понимаешь, под какую заразу ты её подписываешь!
— Без неё моя карьера рухнет
— Так она тебе нужна чтобы поддерживать свой авторитет — недоверчиво, посмотрел Рамазанов на этого мужчину
— Я дал ей разработку военного не прошедшего тест лекарства, когда её были уже готовы отключить от ИВЛ — рассказывал Громов в своё оправдание — Какому-то мальчику, поступившему в больницу оно было нужнее
— Это правда — не могла вынести на себе терзание совести из-за своих чувств, влезла в беседу Катерина — Оксанку уже шли отключать от ИВЛ, когда этот мужчина уже ввёл этот препарат в неё
— Твоя дочь сейчас дышит благодаря мне! — утверждал Громов, посмотрев сердито на Рамазанова
— Это правда? — подошла Марина Николаевна к Оксане, женщина выражая боль разбитых материнских чувств на лице, посмотрела ей в глаза — Это правда то, о чём он говорит?
Потрясла Марина Николаевна за плечи Оксану, когда она с потерянным видом, не могла даже ничего рассказать в своё оправдание перед этой женщиной.
— Отвечай! — прокричала Марина Николаевна перед лицом Оксаны — Тварь — ударила она вновь по лицу крепкой жгучей пощечиной
— Да ты совсем ебанулась! — ответила с криком Оксана, прижав ладонь к лицу, смотрела с ненавистью на свою обидчицу, не могла вынести удары которые она от неё испытала
— Я плакала Оксана — говорила с горечью душевной обиды и терзанием, Марина Николаевна хотела, чтобы Оксана поняла, как сильно она переносила потерю — Каждый день плакала
— Да мне похуй! — грубо выражаясь нецензурной бранью, ответила Оксана, прошипела подобием королевской кобры, прижимая ладонь к щеке по которой пришёлся удар от этой женщины
— Оксана как ты такое можешь говорить — смутилась Власова, когда женщина в белом платье, медленно подошла к окну, рядом с которым стояла Оксана и Марина Николаевна — Она же твоя мама, представляешь, какой пример ты подаешь для неё сейчас?
— Представляешь, какой пример ты подаёшь сейчас для своих детей? — ответила Оксана колким вопросом, прижимая одну ладонь к щеке, другую к бёдрам, по которым пришёлся удар
— Оксана хватит! — возразила Изабелла, женщине, как хозяйке этого дома было противно, за поведение, которое демонстрировала Оксана при всех
— Она меня избила
— Она тебя воспитывает! — утверждала Власова, недоверчиво отнеслась женщина к обидам Оксаны, когда осторожно, соблазнительно играя телом, подошла к ней
— Это ты называешь воспитанием?
Недовольно обратилась Оксана к Власовой, посмотрев на гордую темноволосую женщину с презрением, вспомнив незабываемый оттенок коллекции её парфюма «Gucci Flora By Gucci Glorious Mandarin». Древесно-мускусный вкус напоминающий аромат цветущего пиона и спелого мандарина, что служили базовой нотой этого необычайного парфюма. Манящей нотой сердца играло сочетание гармоничности запаха предвкушающей страсть жасмина и древесной амбры. На глазах брюнетки были надеты очки, что скрывали лживый серый оттенок, слегка отдающий голубым тоном глаз строптивой, зрелой и в тоже время сочной красотки.
— Да я просто получила пиздячек!
— Вот как ты это называешь — ухмыльнулась Власова, обвив рукой талию, удивлённо посмотрела на Оксану, легонько указательным пальцем, приспустила дужку, надетых на её глазах
— Прости — с сарказмом, заявила Оксана, наклонившись к Власовой — А ты видишь происходящее как-то по-другому?
— Простите Оксана Владимировна — обратился еще раз Громов, было видно потому, как он посмотрел на Оксану, как этому мужчине было неприятно влезать в женский спор, который со временем, из-за игры взглядов, стал накаляться — Но я бы хотел теперь, поговорить лично с вами
— Если это на счёт того дела — обернулась Оксана, пафосно показывая пальцем на папку, которую продолжала держать раскрытой Кэрол Мэдисон — То я не согласна
— Но почему? — проследовал Громов следом за Оксаной, когда она играя сексуально телом, подошла к Аришке
— Аришка зайка — состроив пафосное милое выражение улыбки, обратилась Оксана, наклонившись к девочке — Тебе понравилось кататься на лошадях?
— Да мама — восторженно ответила девочка, хоть и смутилась красного пятна на щеке у Оксаны и того, как след пятерни от женской ладони, проглядывался на бедре, под надетым на ней красным длинным платьем с большим вырезом — Это правда здорово!
— Хочешь ведь еще? — поинтересовалась Оксана, старалась казаться, под общественным давлением, любопытных глаз, пялящихся на неё людей, милой для девочки и дружелюбной
— А можно? — радостным взглядом, Аришка посмотрела на Оксану, такое выражение глаз и лестная улыбка ребёнка, просто было непозволительным принять отказ
— Конечно можно — стараясь быть сдержанной ответила Оксана, трогая пальцами лицо девочки нагнувшись к ней, стоя посреди большой гостиной Романовых — Изабелла, скажи Виктории пусть всё организует, на счёт лошадей и зимней прогулки моей дочери
— Оксана Владимировна
Не отставал Громов, проследовал за Оксаной, даже когда она подошла к ступенькам лестницы в гостиной, встав у перил, обвив их пальцами, обернулась к этому мужчине.
— Вы правда мне нужны
— У вас ведь есть неплохой эпидемиолог — указала Оксана, наступая на первую ступеньку, на Кэрол Мэдисон пальцем
— Вы издеваетесь? — возмутился Громов заметив безрассудную улыбку на лице у Оксаны когда она показывала пальцем на блондинку, читающую материалы дела в красной папке
— А что?
Не показывая никаких чувств, кроме лестной улыбки, ответила Оксана, разводя руками, оставаясь при этом стоять на первой ступеньки массивной лестницы, смотрела на Громова.
— Это ведь её профессия
— Вы мне должны Оксана Владимировна!
«Этот наглый идиот от меня так просто не отстанет», уныло вздохнула Оксана, когда сошла осторожно со ступенек, ступив вновь на мраморный пол плитки в гостиной.
— Что же ладно — согласилась Оксана, подойдя осторожно к Громову, недовольным взглядом, посмотрела на Кэрол Мэдисон — Но для начала вы заберёте у неё эту папку и передадите её мне
— Хорошо — принял такое условие для себя Громов — Госпожа Мэдисон
Обратился Громов так, как будто у него лицо всё перекосило, Оксане показалось на тот момент, когда он такое говорил, что мужчину всего выворачивало от обстановки происходящего.
— Вы не могли бы вернуть назад карту
— Конечно — закрывая страницы карты, Кэрол, прошла мимо Катерины, любезно подошла к Громову, передав анамнез в руки мужчины — Я бы хотела, попасть к вам в команду
— Я не набираю добровольцев! — ясно и твёрдо дал понять Громов
— Но ведь её же вы берёте! — обиженно, нахмурив губки, показала Мэдисон на Оксану пальцем
— За Оксаной Владимировной долг передо мной — гордо поднимая подбородок к верху, ответил Громов — И у неё нет выбора
— Я прошу заменить её мною! — возразила Мэдисон, выдвигая свою кандидатуру в добровольцы
— Вот видите — сохраняя подлую ухмылку на лице, ответила Оксана, показывая на Мэдисон пальцем — На мою должность уже есть кандидат
— Мне нужны вы Оксана Владимировна
Утверждал Громов, мужчина настойчиво начал подниматься вслед за Оксаной по ступенькам лестницы, когда она усердно хотела от него отдалится.
— Как вы этого не понимаете?
— Я не понимаю? — обернулась Оксана, остановившись на верхних ступеньках между лестничными пролётами — Это вы не понимаете, что приближаются новогодние праздники и мне нет дела……
— Я понимаю — перебил Громов, мужчина стоя на лестничной площадке, с удивление посмотрел на портрет Изабеллы, висевший на стене — И готов пойти на любые ваши условия
— Вот как — ухмыльнулась Оксана, заметила куда смотрит Громов, тоже обратила внимание на портрет Изабеллы — Что нравится её портреты
Прошла мимо мужчины Оксана ощущая от него уже знакомую коллекцию одеколона «Bvlgari Man Extreme», пленяющие оттенки древесного запаха сливались с грейпфрутом и фрезией.
— У них тут весь дом в её картинах
Выразила Оксана своё мнение, оставив стоять Громова одного на площадке между пролётами лестниц, любоваться красиво исполненной работой портрета Изабеллы.
— Можете любоваться ими
— Оксана Владимировна — обратился Громов, догнав Оксану на ступеньках, когда она поднималась по лестнице на второй этаж — Вы мне нужны, возьмите пожалуйста карту
«Блядь этот старый пердун так от меня просто не отвяжется», подумала про себя Оксана, уныло и изнурённо при этом вздохнула.
— Ладно — обернулась Оксана к мужчине, после того, как остановилась на ступеньках лестницы, посмотрела на мужчину, стоявшего на несколько ступенек ниже — Но я буду главной
— Безусловно это ваше дело — настойчиво протянул Громов карту в руки Оксане — Я распоряжусь, чтобы вас поставили во главе отдела
— Ну в таком случае — повела губками Оксана, возомнив, что именно сейчас стоит просить безусловно высокую и дерзкую для себя цену — Я хочу командовать отделом, что у меня был
— Так поезжайте ко мне в закрытый город и я всё устрою
— Нет вы не поняли — возразила Оксана, была не согласна для себя принять такое предложение, но всё же взяла из рук Громова карту пациентки — Я хочу свой отдел здесь, в этой районной больнице
— Боюсь тут я вам не смогу помочь — ответил Громов, опустив виновата голову — Тут моя юрисдикция не властна
— Ну хотя бы королевой между своих врачей, что вы собрали вы сделаете
— Ну со временем — уклончиво ответил Громов, мило улыбнувшись, мужчина стал спускаться вниз по ступенькам лестницы, оставив Оксану стоять одну в замешательстве
— Стойте! — опираясь на перила посмотрела вниз Оксана прокричала — Громов
Отчаянно кричала Оксана, опираясь на перила лестницы, оставаясь стоять одной, в то время, как церемония якобы поминок, буквально резко превратилась в праздник внизу.
— Блядь вот всегда так
Держа в руках красную папку, Оксана прошла по ступенькам, поднимаясь на второй этаж, прошла по балкону, вошла плавно в коридор, направляясь по красной ковровой дорожке. Коснувшись бутона роза, букет которых стоял в вазе, Оксана наклонилась и вдохнула искушающий душу аромат цветка. После чего прошла дальше по коридору до раскрытых створок, дверей комнаты, что остались не закрытыми, после того как Оксана, покинула её вместе с Изабеллой. Переступая порог комнаты, Оксана вошла в неё, положив папку сразу на комод, мимо которого прошла, направляясь к окну, вдохнула ртом воздух, вкушающий в себя оттенки лаванды и ночной фиалки.
Касаясь пальцами холодного стекла в комнате, Оксана посмотрела сквозь его изморось на машины, собравшиеся внизу на площади. Предаваясь минутами одиночества, Оксана забыла счёт времени которое провела в комнате, оставаясь одной. Сердце Оксаны разрывалось от скуки и тягот любви, она хотела быть любимой, растворяться в объятиях нежных рук Катерины. Едва сдерживая себя от слёз, Оксана с трудом не заплакала, когда на её глазах, влага светилась блеском.
— Оксана — обратилась Изабелла, когда вошла в комнату, женщина в зелёном платье, плавно закрыла за собой створки двери, повернув их на ключ — Ты почему здесь одна?
— Как будто бы у меня есть выбор
Всё с такой же поникшей грусть в голосе, ответила Оксана, ощущая холод от стекла, к которому прикоснулась ладонью, смотрела вниз, на покрытую снег площадь рядом с домом и фонтан.
— Как будто бы я теперь кому-то нужна
— Не говори ерунды
Ответила Изабелла, медленно и очень осторожно, женщина от которой тело так сочилось пленяющим ароматом лаванды, прошла по комнате, стукая каблуками зелёных туфель по паркету.
— Ты нужна людям там на празднике — убеждала Изабелла, коснувшись плеч Оксаны, когда подошла к ней со спины — Ты нужна мне
— Вот наверно тебе я только и нужна
Не разрывая связи с окном, Оксана обернулась и пальцами другой руки коснулась подбородка стоявшей перед ней женщины, смотрела, покорно и тонким сексуальным чувством, ей в глаза.
— Я хочу на время забыться — убеждала страдающим голосом Оксана, так не могла противостоять воли чувств разлуки с Катериной — Уйти в себя
— И как же я тебе могу в этом помочь? — соблюдала Изабелла связь взглядов, образовавшуюся между ней и Оксаной — Просто доверься мне
— Просто обещай быть в момент этого рядом — говорила Оксана сосредоточившись на зелёных глазах женщины, словно тонула в её глубинной красоте — И чтобы не случилось, никому не позволяй использовать меня, пока я под гипнозом
— Под гипнозом?
Поинтересовалась Изабелла, отпрянув от губ Оксаны, нарушая плавную гармонию их сближения, когда их поцелуй мог быть роковым, перед тем, как она растворилась в бездне порочного омута.
— Я хочу еще поиграться
«Дура блядь я почти уже была бы твоей», разозлилась Оксана, скрывая гнев в себе, когда Изабелла не позволила ей поцеловать себя.
— Ну так ты поиграешься
Уверяла Оксана стонала от возбуждения близости, не могла удержать свой пыл, что разгорался химией в теле от близости с Изабеллой, чувствуя аромат исходящий от её тела.
— Я тебе позволю всё то что ты пожелаешь
— Я хочу воспользоваться тобой — прислонив палец к страждущим губам Оксаны, когда она так в надежде помощи, искушенной страсти, на неё смотрела — Пока ты еще в сознании
— Так я буду более покорной и страстной — убеждала Оксана, со слезами на глазах, коснулась вновь пальцами теплой руки щеки женщины, вынуждая её вновь погрузить во власть гипноза
— Мне не нужна кукла для утех
— Живая кукла!
Прикоснулась Оксана пальцами к алым губам женщины, вынуждая её выслушать, пристально начала смотреть в глаза Изабеллы, чувствовала объятие холода на своей коже, вздрогнула.
— И я сделаю всё то
Убедительно говорила Оксана, начиная словно опять тонуть сознание в глазах Изабеллы, обвив рукой ей голову начала медленно сближение с её губами.
— Что ты захочешь? — почти уже коснувшись уст женщины, Оксана медленно раскрывая губы в жажде поцелуя, испугалась, вновь вздрогнув, когда услышала стук в дверь комнаты, вынуждающий нарушить гармонию их близости — Ты кого-то там ждёшь?
— Нет
Удивилась Изабелла незваному гостю, отошла от Оксаны, женщина направилась к дверям комнаты, чтоб оставались закрыты на ключ, что стоял в замочной скважине
— Но я пойду открою
— Нет — вцепилась Оксана в пальцы Изабеллы, выражая отчаяние в глазах и потерю себя, как личности, смотрела на неё, вызывая к себе жалость — Ты нужна мне Белла сейчас
— Но там кто-то стучится — убеждала Изабелла, когда Оксана взглядом и нежным голосом с нотками страдания, молила её не отходить от себя — Я должна открыть
— Скажи что ты занята — придумывала разные отговорки Оксана, лишь бы остаться и сохранить гармонию близости с Изабеллой — Что тебе не до гостей
— Я просто открою — коснулась пальцами подбородка Оксаны, женщина с тёплой улыбкой, посмотрела ей в глаза — Узнаю кто там и чего он хочет?
«Блядь ну почему всегда так», была Оксана под предвкушением, когда смотрела на формы тела Изабеллы и то, как красиво и элегантно платье, сидевшее на неё облегало её сочное тело.
— Изабелла — обратилась Кэрол Мэдисон с явным английским акцентом, как только Изабелла открыла дверь комнаты — Прошу меня извинить, но мне нужно поговорить с вашей……
— Называй вещи своими именами — ответила улыбнувшись Изабелла, после того, как блондинка, помешкала с ответом, отойдя в сторону, позволяя белокурой девушке войти в комнату
— Женщиной
Словно, как выдавила из себя это слово произнесла с таким же английским акцентом, было видно, для Оксаны, как тяжело этой блондинки было говорить по-русски, хотя она с этим справлялась.
— Оксана я понимаю — начала говорить она на английском, обращаясь к Оксане — Наша с вами беседа, немного, не задалась
— Немного?
Обернулась Оксана от окна, разговаривая на английском рядом с которым стояла, держа руку на стекле, наказывая себя холодом
— Вам не кажется, что вы слишком занизили планку?
— Хорошо — согласилась Мэдисон со словами Оксаны, в тот момент когда Изабелла, даже не собиралась уходить из комнаты, а просто закрыла дверь за блондинкой, направляясь к кровати, простыни на которой были расправлены — Может я немного принизила
— Чего вы хотите Кэрол? — вновь повернулась к окну Оксана, не желала видеть это наглую довольную собою блондинку
— Я хочу участвовать в диагностике
Подошла Мэдисон близко к Оксане, так чтобы она могла почувствовать её дыхание, позволяя ощутить, как от неё пахнет «Calvin Klein Euphoria». Поистине магический и яркий запах дарит душевную гармонию и пробуждает сексуальную энергию. Лист мандарина и белый перец, черная роза, пион и жасмин, мускус и пачули — беспроигрышная комбинация для обольщения, невероятно страстный и яркий аромат, который запоминается сразу и навсегда. Изысканная леди или роковая красавица — каждая раскроет свою женственность с Euphoria. Прекрасное сочетание роскоши и чувственности делает Euphoria от Calvin Klein уникальным в своем роде.
— Конечно — была предельно убедительной и деликатной в разговоре Кэрол, была готова даже на условия — Если вы не будите против
— И как сильно вы хотите быть в команде? — поинтересовалась Оксана, пафосным взглядом одарила блондинку, когда прошла мимо неё
— Просто назовите цену! — скрепя зубами, произнесла Кэрол, опустив глаза в пол
— Цена вам известна — пройдя еще несколько шагов, Оксана обернулась, положа руку на выставленное бедро — Так чего же вы хотите?
— Всё дело в Катерине? — поинтересовалась Кэрол, поднимая взгляд, посмотрела на Оксану, как красиво и сочно она выставила бедро
«Эта сука как будто видит меня насквозь», смутилась Оксана, взгляда белокурой девушки, стоявшей с ней рядом, чувствовала аромат, исходящего от неё парфюмерной коллекции.
— Да даже если так
Отвела взгляд Оксана, направляясь к кровати на которой сидела Изабелла, выраженно в каждом шаге играла бёдрами, так чтобы материя красного платья, сочно подчеркивала каждый изгиб.
— Это ничего не меняет — подошла Оксана к кровати, сгибая ногу в колено, наступая на смятую постель, обернулась, прижала пальцы к губам, придала подчеркнутый страстью взгляд, когда посмотрела на блондинку в комнате — Хотя Катерина……
— Катерину я тебе не позволю — возразила Кэрол, заметив, как Оксана села на колени перед темноволосой женщиной, когда Изабелла, коснулась пальцами её подбородка
— Тогда нам не о чём договариваться — теша себя нежностью в руках Изабеллы, Оксана недовольным взглядом посмотрела на блондинку, стоящую посреди комнаты
— Думаю мне есть что тебе предложить
— Правда? — ухмыльнулась Оксана, покорно сидела на коленях в постели, когда Изабелла, ласкала ладонями ей лицо, словно как кошку задабривая лаской — Только я вот так не считаю
— Я позволю вам с Катериной иногда играть в ваши нежности
— Серьёзно? — была готова уже поцеловать Изабеллу, раскрыв губы, Оксана тут же обернулась посмотрела на блондинку напряжённым взглядом — И за это ты хочешь в команду?
— За это я попрошу кое-что взамен помимо место в команде
— А тебе не кажется
Встав на четвереньки над ногами Изабеллы, обернулась Оксана, состроив губы в пафосной форме, взглянула недоверчиво на наглую блондинку. Оксана выгибала спину кошкой, ощущая, как Изабелла, строгала её спину, талию, плавно переходила рукой на бёдра. Каждое прикосновение этой брюнетки к телу завораживало, так же сильно, как исходящий от тела, темноволосой женщины, аромат лаванды, что пленил сознание Оксаны, принуждая обуздать её разум и плоть.
— Что ты перегибаешь палку?
— Отнюдь нет
Ухмыльнулась Кэрол, обратила внимание блондинка, как прозорлива и в тоже время сексуально, Оксана играла телом, стоя на четвереньках над ногами Изабеллы, позволяя её рукам, ласкать себя.
— Я дам вам с Катериной полную свободу — вела Мэдисон весь этот разговор на английском
— И чего же ты хочешь? — поинтересовалась Оксана, встав на колени, между ногами Изабеллы, позволяя её руками, плавно и так пленительно нежно ласкать своё тело
— Трахнуть тебя — нагло заявила Мэдисон, указала пальцем на Оксану, пафосно состроив губки трубочкой — А Изабелла всё это снимет на камеру
— Зачем? — обернулась Оксана, возмутившись такому предложению, обернулась, когда сидела спиной к своей собеседнице, находясь при этом, в объятиях Изабеллы
— Чтобы ты не смогла ничего мне потом предъявить
— То есть ты хочешь сделать на меня компромат?
— Это будет всего раз
Убеждала Кэрол направляясь медленно к кровати, блондинка, привлекательно обвила ладонями себе бёдра, особо подчеркивая их сочную форму, разглаживая материю платья на талию.
— Никто об этом даже ничего и не узнает — старалась придать убедительность своим слова, рассказывала Кэрол встав в метре от кровати — Естественно, пока ты будешь хорошей девочкой
— Мне от одной только мысли противно всё это — продолжая сидеть на коленях, у темноволосой женщины, согнув под себя ноги, обернулась Оксана, положив руки на плечи к Изабелле
— Ну я ведь не сама всё это буду делать — настойчиво убеждала Кэрол, продолжая разговаривать на английском, блондинка ходила по комнате — У Изабеллы, наверняка есть особые игрушки для наших с тобой развлечений?
— Думаю что могу тебе выделить одну — ответила с ухмылкой Изабелла, на удивление для Оксаны, эта женщина впервые применила английский язык в своей разговорной речи
— Ты говоришь по-английски?
Была поражена Оксана, услышав как Изабелла, женщина у которой она сидела на коленях, подогнув под себя ноги, отлично пользовалась английским диалектом.
— Ты мне ничего об этом не говорила — продолжила Оксана говорить на русском языке, высказываясь недовольно к женщине, которая так нежно и приятно ласкала ей тело
— Я тебе много чего не говорила о себе Оксана
— И что ты вот так вот просто отдашь меня ей?
— Ты хочешь вновь близости с Катериной?
Поинтересовалась Изабелла, задавая наводящий вопрос, темноволосая женщина искусно при этом играла взглядом, смотрела зелёным, ядовитым оттенком глаз прямо в глаза Оксане.
— И я тебе в этом помогу
— Давай кое-что проясним
Перешла на русский язык, Кэрол Мэдисон, хоть и было видно и слышно, для Оксаны, как тяжело давался русский для этой женщины и как в напряг она говорила и тянула речь на нём.
— В тебе будет игрушка Изабеллы — утверждала, ясно давала понять Мэдисон — В тебе, моих лично рук или пальцев не будет, максимум, что будет это придерживать тебя за попу
— Без видео — кусая нервно губу, Оксана хотела близости с Катериной, нервничала и переживала о том, что может из-за этого случится — Я не хочу чтобы меня снимали
— А я не хочу подпускать тебя к Катерине!
— Я не хочу видео
— Ладно — заметив влагу слёз на глазах у Оксаны, согласилась Кэрол — Без видео, Катерина мне и так поверит, что я воспользовалась телом той, которую она так сильно любит
— Тебе не обязательно оставаться в сознании — успокоила Изабелла, коснувшись пальцами подбородка Оксаны — Ты же так хотела гипноза
— И ты позволишь ей так со мной поступить?
— Она тебя просто придержит за попу — убеждала Изабелла, напряжённо смотрела в глаза Оксане, разговаривая рядом с её губами нежным и ласковым шепотом — В то время, как в тебе будет, одна из моих игрушек, которую я мечтала испробовать на тебе
— Нет-нет — возразила Оксана, смутившись допустить даже саму мысль об этом — Это какой-то глупый развод, я не буду этого делать
— А почему нет? — поинтересовалась Изабелла, успев схватить Оксану за руку, когда она испугалась серьёзных намерений обеих женщины, ушла с колен темноволосой властительнице с зелёным, ядовитым оттенком глаз — Тебе не о чем переживать
— Ну хочешь я даже разденусь — убеждала Кэрол, медленно оголив лямки платья, белокурая девушка, оголила грудь, освобождаясь от одежды до пояса
— С ума сошла — вскрикнула Оксана удивившись, как легко и беспринципно, Кэрол Мэдисон оголила своё тело, переступая через лежащее на полу белое платье — Ты что без белья?
— Как и ты Оксана — ответила Изабелла, продолжая держать Оксану за руку, вы то время, как она переживала и хотела освободится
— Отпусти — потянула рукой Оксана, пытаясь освободиться из-под крепкого влияния темноволосой женщины — Белла хватит! — жалобно простонала она
— Я просто хочу — утверждала Изабелла, отпуская руку Оксаны, когда она тут же испуганной кошкой отскочила от женщины, которая тут же встала с кровати, оценивающим взглядом посмотрела на рядом прошедшую голую блондинку — Чтобы ты испробовала мою игрушку
— На себе? — указала Оксана пальцем на себя, наблюдая, как с восторженной улыбкой, женщина в зелёном платье, подошла к комоду, отодвигая его ящик, достала из него силиконовый фаллос с кожаным ремнём — То есть испробовать её на своей шкуре
— Не вижу в этом ничего такого — прошла по комнате мило улыбнулась Изабелла, женщина вела себя с особым холодным равнодушием
— Я не хочу чтобы она меня трогала — кусая нервно губу, Оксана посмотрела на белокурую красотку, которая сидела на расправленной постели — Вообще не хочу, чтобы она трогала меня!
— Я не против — ответила развела руками Изабелла, передавая в руки силиконовый фаллос с кожаным ремнем, который Кэрол тут же прицепила себе на ногу — Вот видишь, так нужда тебя трогать отпадает
— Бред какой-то — помотала головой Оксана, начиная ходить кругами по комнате, обвив ладонями лицо, изнурённо вздохнула, хватая воздух ртом — Что я делаю
— В тебе будет моя игрушка
Подошла тут же Изабелла к Оксане, прислонив подушечку указательного пальца к её страждущим губам, когда она так оживлённо, словно в поисках защиты посмотрела на женщину.
— Слышишь — согнув указательный палец, Изабелла прислонила его к подбородку Оксаны, направляя её взгляд на себя — Моя
Говорила темноволосая властительница столь нежно и пленительно, словно очаровывая сознание Оксаны блеском ядовитых зелёных глаз, в которых она неотрывно смотрела.
— Моя вещь будет в тебе — повторила это Изабелла в очередной раз, позволив в момент этой реплики, едва коснуться жарких губ Оксаны своими — Моя!
— Да я……
— Я знаю — прислонив сначала палец к губам Оксаны, тем самым вынудив её замолчать, ответила Изабелла, говорила так нежно и приятно, ноты голоса этой брюнетки были пленительными
Не позволив Оксане высказаться, Изабелла, смачно слилась с ней губами в прелести поцелуя, в тот момент когда она не отвлекая внимания смотрела только в глаза этой женщине. Пленяя свой рассудок, Оксана окончательно в момент ласки женских губ, потеряла контроль над собой, поддаваясь власти порочного омута, обуздавшего её сознание. Изабелла плавно и очень медленно начала раздевать Оксану в момент поцелуя, заметив, как она учащённо стала дышать, выражая стоном, похоть сексуального неугомонного желания.
Снимая аккуратно платье с Оксаны, темноволосая властительница, очень осторожно оголила сочную, выраженную упругой подтянутой формы ягоды бюста. Чашечки тонкой материи платья, так приятно покинули обитель груди Оксаны, выставляя их обнажённую красоту напоказ, по мере того, как Изабелла постепенно опускала ткань платья до талии. Стойкий аромат лаванды, от тела Изабеллы, словно принуждал Оксану тонуть в порочном омуте её неоспоримой власти, полностью, в момент того, как освобождаясь от платья, подобно такту движения королевской кобры. Переступая через лежащие на полу платье, Оксана не разрывая связь слияния губ с Изабеллой, предстала обнаженной, оказавшись в ласке её губ.
— Так прекрасно целуешься — похвалила Изабелла, продолжая искоса смотреть на Оксану, после того, как нежность утехи их поцелуя, медленно и так кропотливо завершилась
— От вкуса твоих губ — изнывая стоном Оксана, расплываясь в довольстве порочной улыбке, взялась за кончики пальцев согнутой руки Изабеллы — Я млею
— Я знаю
Дотронувшись аккуратно пальцами до груди Оксаны, ответила с ухмылкой подлости Изабелла, разрывая связь касания и близости, темноволосая женщина в зелёном платье, медленно отошла.
— А теперь просто иди порадуй себя
— Мне так этого не хватало
Изнывая стоном ответила Оксана, состроив губки пафосно трубочкой, заметила, как блондинка сидя на постели, пропитала силиконовый фаллос, пристёгнутый ремнями к ноге, стойкой смазкой.
— Моя плоть словно требовала любви
— Она готова? — поинтересовалась Кэрол заметив, как Оксана разорвала связь пальцем с Изабеллой, медленно, играя бёдрами, обнажённой направилась к постели, где ждала её Мэдисон
— Как видишь — сохраняя улыбку обольщения, кивнула головой Изабелла, направляясь к выходу из комнаты, женщина стукала каблуками зелёных туфель по паркету — Теперь дело за тобой
Встав у закрытых двустворчатых дверей, Изабелла с ухмылкой посмотрела, как Оксана подошла к постели, где сидела блондинка, соблазнительно сгибая ногу в колено, отражая упругое бедро.
— Не разочаруй меня — открыла медленно, едва слышно дверь, Изабелла покинула комнату, закрывая с другой стороны дверной замок на ключ, который унесла с собой под стук каблуков
— Я как будто смотрю в глаза совсем другому человеку
Ответила Кэрол, когда Оксана наступила коленом на постель, другой ногой, сразу подошвой туфель согнув ногу, расположившись над блондинкой.
— Что она с тобой сделала?
— Разве это сейчас
Спросила Оксана, когда искусно вращала тазом, касаясь кончика силиконового фаллоса, пристегнутого к ноге Кэрол, чувствовала холодок смазки, пропитывавшей её кожу, половых губ.
— Имеет какое-то значение?
— Что она с тобой сделала?
— Она
Ответила Оксана, раскрывая губы в искушенной форме, касаясь пальцами сочной выставленной груди, впустила в себя кончик силиконового фаллоса, воспевала сексуальным стоном страсти.
— Просто — стараясь привыкнуть к нему, играла Оксана бёдрами, оставаясь на кончики силиконового предмета — Дала тебе меня
— И как такое только возможно было
— Ты же сама этого — говорила прерывисто Оксана, играя бёдрами медленно пропускала во влагалище силиконовый предмет — Так хотела — раскрывая полностью губы, села на фаллос, обнимая блондинку, начала скользить по нему нежными стеночками влагалища
— Я не думала что ты так можешь — разговаривала Кэрол на английском, в тот момент когда Оксана обнимая её тело скользила по накладному члену на её ноге
— Давай просто
Говорила Оксана, обвив рукой голову блондинки, раскрывая губы, трогала другой рукой свою грудь при этом смотрела в глаза белокурой девушки, обуздавшей её плоть. Эффект смазки, утянул влагалище так, доставляя сильное, сказочное удовольствие, которое Оксана чувствовала, испытывая на себе проникновение в себя силиконового предмета. Каждой стеночкой, Оксана ощущала в себе движение предмета по которому скользила, всё было таким сильным для неё, каждое ощущение будоражило, соски сочной груди словно стали слегка твердыми.

Высунув язык случайно в момент порочных воспеваний, Оксана почувствовала, как блондинка, коснулась его кончика своими губами. Обсасывая язык Оксаны, в тот момент когда их глаза были закрыты, Кэрол придала ей такое сильное воплощение чувств. Сжимая ягодицы Оксаны обеими руками, блондинка словно не хотела разрывать связь, образовавшейся между ними сексуальной гармонии. Громкие порочные стоны, скольжение по силиконовому фаллосу, звуки играющей смазки, что выделяло влагалище Оксаны, в момент стихийного сексуального буйства. Девушка так смачно обсасывала язык Оксаны, доставляя своими губами, вкусом слюны такое сильное удовольствие, что сочилось из неё, когда она словно не могла насытиться ощущением сильного сексуального довольства, гармонии двух тел, создавших между собой прочную порочную связь.
— Поверить не могу — высказывалась нежным приятным голосом, разговаривая рядом с губами Оксаны, когда она сидела у неё на колене, играя бёдрами, скользила половыми губами по накладному члену на её ноге, пристегнутому ремнём — Что я и Оксана вместе это делаем
— Я дала себя
Произнесла Оксана, раскрывая голубые лазурные глаза, обвив рукой голову женщины, которой принадлежало её тело, благодаря сильной сексуальной гармонии, создавшейся между ними. Не могла унять Оксана свою сексуальную прыть, в момент сильных играющих в ней гормонов, вела себя необузданной хищной кошкой.
— В дар тебе
— Я знаю
Коснулась подушечкой указательного пальца пылких, страждущих по поцелую губ Оксаны, произнесла белокурая девушка, в тот момент когда она вилась коброй на её накладном члене.
— Давай просто помолчим
— Ты ведь сама меня так жаждала
Произнесла Оксана, восседая на её силиконовом члене, что был пристегнут к ноге, говорила она с шипением, подобно королевской кобре, извивалась в тесной гармонии двух тел.
— Ну так вот — продолжала таким же шепотным шипением рассуждать Оксана, пафосно состроив губы в момент разговора, придала себе образ буйной стервы — Вот же я, чему же ты не рада?
— Я рада — ответила Кэрол мило улыбнувшись — Только вот не понимаю, как жить между вами обеими, когда не знаю кого выбрать
— По-моему — утверждала Оксана, раскрывая вновь в шикарной красоте глаза, смотрела на свою укротительницу, выражая покорность, шипела подобие королевской кобры, сгорала в такте блуждающих порочных чувств, от сильных сексуальных ощущений — Выбор очевиден
— Ты прекрасна, как богиня — утверждала Кэрол в момент их бурной порочной связи, в тот момент когда Оксана набирала ритм, вела себя словно одичалой кошкой, запрокинув голову, касаясь пальцами обеих рук, свисающих вниз волос — Но Катерина
— Тебе сейчас я важна?
Поинтересовалась Оксана, выпрямив вновь спину, раскрыв полностью глаза, суровым недовольным взглядом посмотрела на девушку, не принимая для себя и близко повода для разменной монеты.
— Или кто-то другой?
— О чём ты говоришь? — поинтересовалась Кэрол, обратила внимание, как Оксана издавая стон, текла соком любви, когда скользила вновь по силиконовому члену, впуская его в очередной раз в себя, не могла разорвать с ним тесную суженную стенками влагалища, связь — Конечно ты
— Тогда — вставая полностью с члена, Оксана не могла свести улыбку с лица, получив сексуальное довольство, вынудив блондинку лечь спиной на постель — Зачем нам еще кто-то
— В самом деле — отстёгивая эту игрушку, убрала её с ноги, Кэрол обвила бёдра Оксаны, когда она кошкой вцепилась в спинку кровати
Волосы Оксаны были растрёпаны, в момент бурной сексуальной страсти, она потеряла их укладку, однако роза, что была в них, всё еще осталась и так была прекрасна раскрытым алым бутоном.


Оставаясь стоять в постели на коленях, вцепившись руками в спинку кровати, Оксана словно пребывала в сильном сексуальном забвении. Девушка что была снизу, обвила руками выставленные бёдра Оксаны в то время, как она стояла выгнув спину, закрыв глаза, пребывала в гармонии спокойствия от пережитой сексуальной сильной связи. Растрепанные волосы, свисали вниз, на голове у Оксаны совершенно не было никакой укладки, только оставленный бутон раскрывшейся розы, что остался держать в её волосах, когда она испытывала на себе сильную порочную связь. Нежные пальцы блондинки, лишь придерживали бёдра Оксаны, в тот момент когда она стояла на коленях, свела каблуки надетых на ногах туфель вместе, под согнутыми ногами Кэрол. Сознанием Оксана билась, пытаясь прорваться, но грань обуздавшего её разум гипноза сковывало, заставляться придаться смирению в тихой гавани покаяния для своей укротительницы, обуздавшей тело, придавая его сильным чувствам порочного истязания.
— Я уже думала вы закончили — открывая дверь, Изабелла вошла в комнату
— Не хотела разрывать эту связь — ответила Кэрол, в тот момент, когда Оксана просто стояла над её телом, вцепившись в спинку кровати
— Ну как всё прошло? — поинтересовалась Изабелла, закрыв тут же дверь на ключ
— Она так уже несколько минут стоит — ответила Кэрол внимательно смотрела на тело Оксаны, когда она пребывала в борьбе с собой пытаясь сознанием, вернуть контроль над собой
— Это нормально — ответила Изабелла, направляясь по комнате к кровати, на которой постель пребывала в бурном смятом положении, после пережитой неоднократной сексуальной страсти
— Что с ней не так
— Кто-то покопался в её голове — ответила, рассказывая Изабелла, села на кровать рядом с Оксаной, женщина в зелёном платье, осторожно пальцами коснулась кисти её руки
— Что значит покопался? — не понимала этого Кэрол, осторожно вылезла из-под тела Оксаны, внимательно посмотрела на то, как Изабелла, расположила её у себя на коленях
— Она под гипнозом сейчас — ответила Изабелла лаская тело Оксаны руками, женщина нежно гладила рукой спину, пока другой обвила ей бёдра
— Что значит под гипнозом?
— А ты думаешь при любом другом бы случае
Удивилась Изабелла, посмотрела на белокурую девушку, посчитав это унижением для себя, заниматься сексом по принуждению партнёра, подчинив тем самым волю Оксаны, гипнозом.
— Оксана бы подпустила бы тебя к себе?
— Это подло Изабелла
Воскликнула Кэрол, посмотрев на темноволосую женщину, в руках которой тонула Оксана, когда уже полностью отдала ей своё тело, не могла вернуть контроль над собой. Достоинство этой блондинки было унижено, она словно выражала свою боль слезами, не смотря на её интерес к женщина, Мэдисон было противно использовать в любви Оксану против своей воли.
— Оксана имеет право выбора
— Ты правда считаешь — держала темноволосая женщина Оксану на руках, оставаясь сидеть на постели, в то время, как её голова свисала вниз, а глаза смотрели пустым взглядом, лишенных чувств и радости плотской близости — Что ей нужен выбор?
Вставая с постели, Изабелла держала Оксану на руках, словно показывая её обнажённое тело обиженной блондинки, которая тешила себя болью разочарования и не взаимностью.
— Ей нужна любовь, ласка и забота
— Я думала она по своей воли это делает
— Что тебе переживать — держа Оксану на руках, Изабелла поднимая ей голову со страстью поцеловала ей в губы — Она и не вспомнит что это было
— Но это было
— Я дала тебе её
Утверждала Изабелла, продолжая держать Оксану на руках, когда её голова свисала вниз, а стеклянный взгляд, в котором не было ни капли сознания, смотрел на белокурую девушку.
— Оксана моя — прошипела Изабелла, прижимая тело Оксаны к себе — Тебе ясно и когда я её выведу из этого состояния, она будет любить меня и забудет эту Катерину
— Думаете это правильно Изабелла
Вновь заговорила на русском языке Кэрол, девушка сползла с постели, прошла по комнате, под стук каблуков до места, где на полу лежало её белое платье, нагнулась и подняла его.
— Использовать её как куклу — стоя на согнутых ногах, нагнувшись, прижимая платье к груди, обернулась Кэрол, посмотрев на Изабеллу недовольным взглядом
— Никто ей об этом и не скажет
Села Изабелла на кровать, располагая Оксану спиной на своих коленях, женщина словно пребывала в экстазе от власти и контроля, что она испытывала над её телом.
— Это ведь будет нашим маленьким секретом
— Ты внушаешь ей свою волю и свои интересы
— Потому что я её люблю — ответила Изабелла, посадив Оксану на колени перед собой, женщина коснулась пальцем её пылких страждущих губ и внимательно посмотрела ей в глаза
— Любите? — поинтересовалась Кэрол, одевая на себя платье, белокурая девушка обернулась посмотрела на то, как Изабелла пользовалась телом Оксаны словно куклой
— Она первая с кем я хочу быть — утверждала рассказывала Изабелла, выражая женскую боль, разбитых чувств, отвернулась, прижала к лицу согнутую в локоть руку, будто пыталась сдержать череду, наворачивающихся слёз — После
Протянула она, когда Оксана сидела перед ней на коленях в постели и смотрела пустым взглядом, в тот момент когда Изабелла, пальцами ласкала ей спину.
— После разлуки с мужем — ответила Изабелла, после того, как помедлила с ответом, женщина вновь прижала палец к губам Оксаны внушительно посмотрела ей в глаза — Теперь ты будешь любить меня и только меня и никто тебя интересовать не будет
— Так же нельзя! — воскликнула Кэрол, пытаясь подойти к постели, когда Оксана кошкой забралась на колени к Изабелле, возвращая над собой сознание и безумно сильную любовь к женщине в чьих руках она была — Вы же её используете!
— Кого используют там? — обернулась Оксана, когда вышла из-под гипноза, под власти рук Изабеллы и её убеждений — Что она тут делает?
— Она пришла сказать что не отдаст тебе Катерину — говорила нежно касаясь губ Оксаны, голос Изабеллы, звучал как родным, словно как она привязала её сознание к себе
— Катерину — с ухмылкой произнесла Оксана, сидя на коленях у Изабеллы, прижалась к её телу, коснулась ладонью лица женщины — Да пускай оставит её себе
— Это неправильно — скорчившись в мимике лица, выразила отчаяние Кэрол, но не решаясь вмешиваться, заметив взгляд Изабеллы, с которым она на неё посмотрела через плечо Оксаны
— О чём она говорит? — поинтересовалась Оксана, словно как момент этого разговора выпал из её памяти и она не могла ничего вспомнить, только лишь безумно сильные чувства к женщине у которой она сидела на коленях — И почему она здесь?
— Она уже уходит
— Пусть идёт — прижимаясь к телу Изабеллы, Оксана словно как маленькая ревнивая девочка искала в этой женщине, ласку, материнскую любовь и защиту
— Вот и я о том же — отвернула Изабелла взгляд после того, как Кэрол выбежала из комнаты, громко хлопнув за собой дверью — Неприятная мне женщина
— Почему я голая? — поинтересовалась Оксана с ухмылкой на лице, посмотрела в глаза женщине, чувствовала по всему телу ощущение полного сексуального довольства
— Мы с тобой развлекались — указала взглядом зелёных глаз Изабелла на лежавшую секс-игрушку на постели — Когда она нас побеспокоила
— Это — обвила Оксана пропитанный смазкой силиконовый фаллос с ремнями, не могла свести улыбку радости с губ — Было во мне?
— Когда это было в тебе — забрала из рук Оксаны этот предмет, недовольно, ответила Изабелла, убирая его тумбу, рядом с кроватью — Тебе это больше нарвилось
— Послушай — заметив отчаяние и обиду на лице у Изабеллы, убеждала Оксана, оставаясь сидеть обнажённой на постели, коснулась пальцами, обеих рук кисти темноволосой женщины, обращая внимание на себя — Я не говорила, что мне это не нравится
— Твои родители Оксана — вставая с кровати, оставляя Оксану сидеть на ней одну, говорила Изабелла, с искусством строила отчаяние и разочарование — Они ждут тебя внизу
— Эй — успела схватиться Оксана за руку Изабеллу, не позволяя ей отойти от кровати — Что случилось, я что-то не так сделала?
— Послушай Оксана — продолжая разыгрывать драму, Изабелла, обернулась, выражая беспомощность и ущербность всем своим образом, говорила женщина — Я хочу знать
— Всё что хочешь — Оксана цеплялась за руку Изабеллы, не позволяя ей отойти от себя, жалким взглядом глаз, вынуждала её еще провести время вместе — Я всё для тебя сделаю
— Тогда одевайся — распорядилась Изабелла, я что-нибудь подберу тебе из своего гардероба
— Что-нибудь очень красивое?
— Что-нибудь — ответила с ухмылкой Изабелла, когда Оксана встала рядом с ней, женщина неожиданно совсем, подняла её с визгом на руки — Что подобает королеве
— Белла — возразила Оксана, расплываясь в улыбке, находилась на руках темноволосой женщины, посмотрела вниз, запрокинув голову — Ты меня так пугаешь
— Ты такая лёгкая — ответила Изабелла, кружась с Оксаной на руках, женщина словно была безмерно рада такой близости
— И именно из-за этого ты будешь носить меня на руках?
— А тебе что не нравится?
— Я такого не говорила — отдавая себя всю в руки этой женщины, Оксана словно тонула от того как комната кружилась перед её глазами
— Но ты так подумала
— И не думала я так — не могла Оксана собраться с мыслями от того, чувствуя завораживающую нежность лаванды, оставаясь при этом на руках у Изабеллы
— Я буду делать всё — убеждала Изабелла, разговаривая рядом с губами Оксаны, женщина едва их касалась, словно играла с ней, заставляя жаждать поцелуя — Чтобы радовать тебя
— Не знаю почему Белла — смеялась Оксана, прижала к губам согнутый указательный палец — Но я безусловно, сильно в тебя втрескалась
— Я хотела бы — подошла Изабелла к кровати, аккуратно положив Оксану на постель, темноволосая женщина игриво коснулась пальцем кончика её носа — Увидеть тебя на пилоне
— Думала ты уже никогда не попросишь — странным образом, Оксана сама от себя не ожидала, ка легко согласилась без какого-либо убеждения
— Правда? — отошла от постели, Изабелла, красиво играла своим телом в каждом шаге, направляясь к гардеробному шкафу с платьями — Даже не придётся уговаривать?
— Ты же знаешь — села Оксана на смятой постели, с изумлением улыбки наблюдала за Изабеллой, была очарована красотой сочного тела этой женщины — Я сделаю всё то, что ты мне скажешь
— Мне не хотелось бы убеждать или как-то заставлять тебя — открыла дверцу гардеробного шкафа, обвив её пальцами, выглянула Изабелла — Если не хочешь, просто скажи об этом
— Я хочу — быстро и ясно ответила Оксана, боялась задеть или как-то обидеть чувства Изабеллы, не отдавала себе отчёт откуда такая сильная привязанность к этой женщине
— А для моего мужа сможешь?
— Для Романова? — удивилась Оксана, прикусывая краешек губы, выглядывала, стоя на коленях в постели, сгорала от нетерпения увидеть платье, которое приготовила ей Изабелла
— А что у меня есть какой-то другой муж? — удивилась Изабелла, доставая разноцветное черное платье из гардеробного шкафа
— Но ведь ты не будешь против — приятно удивилась летнему легкому фасону черного платья с разноцветными на нём цветками — Если я соблазню твоего мужа
— Я буду только рада — уверяла Изабелла, направляясь с вешалкой к кровати, на которой, поджав под себя ноги, сидела Оксана — Если эта стерва Власова от него отстанет и бросит его
— Если ты позволишь я его соблазню — утверждала Оксана, касаясь нежной легкой материи платья, словно влюбилась в его фасон — И у нас возможно, будет секс
— На глазах у Власовой — предупредила Изабелла, выставив указательный палец перед лицом Оксаны — Я хочу чтобы она увидела это предательство
— Если ты только не против — прикусывая краешек губы, свесила Оксана ноги с кровати, держась за ткань платья, когда Изабелла убрала с него вешалку — Я устрою такой ему секс
— Смотри Оксана не подведи меня
— Я тебя умоляю
Ухмыльнулась, вставая с постели, Оксана выражая в каждом шаге сочный изгиб своего обнаженного тела, прошлась по комнате с платьем в руках.
— Твой будет у моих ног
— И я охотно в это верю — подошла Изабелла со спины к Оксане, кинув предварительно, вешалку от платья на постель
— Ты мне доверяешь? — прижав платье к груди, обернулась Оксана к женщине, которая подошла сзади, нежным приятным касанием, обвила ей бёдра
— Я люблю тебя — утверждала Изабелла, разговаривая рядом с губами Оксаны, когда в момент их такой близости, их взгляды были направлены друг на друга
— И я тебя — вырвалось у Оксаны, она словно вздрогнула, ощутив, как влияние пальцем этой женщины, трепетным касанием, дотронулась до её обнажённой кожи
— Ну же примерь его — взяла из рук Оксаны это платье, настоятельно с ухмылкой на лице, потребовала Изабелла, чтобы она его примерила на себе
— Думаешь оно мне подойдёт? — поинтересовалась Оксана, ощущая, как Изабелла нежно начала надевать на неё платье сверху вниз — Твои руки так нежны
— Всё только ради тебя — убеждала Изабелла, разглаживая материю надетого на Оксану платья, нежными руками женщина придала его приятной ткани, форму тела
— Я бы хотела спуститься вниз и выпить бокальчик вина
— Если ты не забыла — одобрительно кивнула Изабелла на папку, лежавшую на комоде у входа красную папку, которую Оксана оставила, когда вошла в комнату — Про красную папку
— Про какую папку? — поинтересовалась Оксана, ничего не могла понять, в недоумении посмотрела на Изабеллу
— Громов — повторила очень осторожно Изабелла, наблюдая за реакцией и взглядом Оксаны — Он принёс её и оставил для тебя
— Громов? — переспросила Оксана, так удивлённо посмотрела на Изабеллу, словно ждала от неё продолжения
— Ну такой мужчина в чёрном костюме и пальто — рассказывала Изабелла, проводя по волосам Оксаны рукой, вытащила из её волос бутон красного цветка, бросив его небрежно на кресло
— Да я знаю кто он такой
Мило улыбнулась Оксана, отразив ямочки на щечках, обернулась и выразительно показывая бёдра, за счёт короткого платья, подошла к комоду на краю которого лежала красная папка.
— Это моя головная боль
Поделилась впечатлением Оксана, когда подошла к комоду взяла в руки оставленную красную папку, посмотрела на коллекцию косметики, кремов, теней и разных оттенков помад.
— Ему как всегда от меня что-то надо — повернула Оксана кончиками пальцев левой руки, флакон с духами хозяйки, посмотрела на его название, аромат лаванды, что она почувствовала, был таким манящим и притягательным — Ох…. как же он мне надоел
— Он просил тебя срочно приехать в больницу
Убеждала Изабелла, проходя мимо Оксаны, женщина с пафосом и строптивым взглядом посмотрела на неё, взглядом переполняющей гордыни.
— У них там что-то серьёзное — разговаривала темноволосая женщина в зелёном платье с такой интонацией голоса, как будто ей всё происходящее не имело никакого смысла — Кажется кому-то там очень плохо и что-то про эпидемию
— И ты, без проблем, меня отпустишь? — обернулась Оксана, посмотрев в ожидании положительного ответа на женщину в зелёном
— Только к вечеру — подошла Изабелла, касаясь указательным пальцем подбородка Оксаны, направила её взгляд на себя — Прошу тебя вернись
— Ну конечно — сохраняя обольщение улыбки на губах, нежным голосом ответила Оксана, словно желая подчиняться воли этой женщины — Кто же, как не моя попка, будет греть тебе постель
— И только попробуй мне хоть опоздать — коснулась кончика носа Оксаны, женщина в зелёном платье, подошла к закрытым входным дверям в комнату, обвив пальцами ручку
— Кажется мой телефон вон там вот звонит — указала Оксана на сумочку, стоявшую рядом с комодом, внутри которой жужжал сотовый телефон
— Ответь на него — распорядилась Изабелла, словно позволительным жестом, демонстративно показала на сумочку Оксаны — И не опаздывай сегодня
— Всё зависит от того — улыбнулась искушенной улыбкой Оксана, когда нагнулась, ощутила прикосновение женской ладони на своих бёдрах, пальцы Изабеллы, так соблазнительно и желанно сжимали ей ягодицы — Что меня будет ждать?
— Поверь — улыбнулась Изабелла шлёпнув Оксану по ягодицам, когда она стояла в согнутом положении, копаясь в своей сумочке обернулась, в порочной улыбке раскрыла губы, ощутив на себе шлепок — Я тебя лично не разочарую
— Моя попка будет
Выгибая спину, отражая упругие бёдра, держа телефон в обеих руках, обернулась Оксана к своей темноволосой собеседнице в улыбке, отражала желание сексуальной искушенной страсти.
— В твоей постели?
— Твоя попка будет на члене моего бывшего мужа! — заявила Изабелла, подойдя к Оксане, женщину совершенно не волновал звонивший телефон в её руках — И прошу тебя
Коснулась груди Оксаны, темноволосая искусительница, через ткань надетого на ней платья, Изабелла посмотрела на неё внушительным зелёным глазом, словно пленяя своей воли.
— Сделай всё как подобает — шлепнула Изабелла другой рукой Оксану по бёдрам так, что она взвизгнула, стиснув потом зубы, стерпев боль
— Да
Ответила послушна Оксана отводя взгляд на телефон, она не могла для себя объяснить, почему так сильно желала эту женщину, за что так сильно любила и была привязана к ней сознанием.
— Орлова! — ответила, прошипев сквозь зубы, ощущая после шлепка Изабеллы боль на бёдрах, прислонила ладонь к наболевшему месту
— Оксана Владимировна я уже который час вам звоню
Взволнованно начал разговор Громов, пока Оксана наблюдая с изумлением, как Изабелла, вышла из комнаты, оставляя створку двери открытой.
— Где вас носит?
— Сергей Викторович — возразила Оксана, так как этот мужчина разговаривал с ней неподобающим тоном — Я буду в больнице когда захочу и вообще если захочу
Направляясь к открытой двери, Оксана вновь нагнулась подняла сумочку с пола, повесив её на плечо, играя выраженно бёдрами в каждом шаге, покинула комнату, застыв на входе.
— Вам надеюсь
Заглянула Оксана в комнату, держась за дверь, свободной рукой, шипела сквозь зубы, посчитав себя униженной, после того, как Изабелла, можно сказать, вытерла ноги об неё.
— Это ясно!
— Оксана Владимировна — сделала замечание, недовольным тоном голоса Громов, разговаривая по телефону — По-моему вы забываетесь, кому вы теперь обязаны своей жизнью
«Наглый ублюдок, будет меня теперь еще учить», подумала Оксана, стиснув зубы, была готова уже сорвать все накопленные в ней эмоции, по телефону, на этого мужчину.
— Я ничего вам не должна — вошла в коридор Оксана, держа в руках красную папку — И это дело если хотите знать, господин Громов
Направляясь по коридору, разговаривала Оксана повышенным тоном голоса, проходя мимо комода на котором стояла ваза с цветами толкнула его бёдрами, так чтобы ваза упала. Звон стекла и дребезг, после чего Оксана с визгом отскочила к стене, испугавшись разлетевшихся осколков и разлитой на красной ковровой дорожки воды.
— Блядь — испугалась Оксана, прижала к губам кончики пальцев обеих рук, посмотрела на разбитые осколки вазы, лужу воды и разбросанные цветы по коридору
— Оксана Владимировна с вами всё в порядке?
Испугался Громов, как только услышал звон разбившегося стекла и визг Оксаны с которым она отскочила к противоположной стене в коридоре.
— Что там у вас происходит?
— Ничего
Ответила Оксана отдышавшись, посмотрела на то что на творила и готова была сгореть от стыда, лишь бы только не слышать, что ей скажут Романовы, за этот погром.
— Я разбила вазу — рассказывала Оксана, оставаясь стоять у стены, смотрела на то, как ковёр впитывал в себя влагу разлитой воды
— Господи — воскликнул в трубу Громов так, что Оксана отодвинула телефон от уха — Вы целы, не поранились?
— Да я вот цела — застенчиво улыбнулась Оксана, сгорая от стыда за то, что натворила — Правда надолго ли?
— Вы не поранились?
— Что вы так за меня переживаете? — вскипела Оксана, направляясь дальше по коридору, оставив всё как есть
— Я просто спросил — уклончиво, показалось Оксане на тот момент, как ответил Громов
— Да нет не просто — подойдя к балкону, ограждению на втором этаже в доме Романовых, прошипела Оксана, касаясь поручня ограждения, нервно процарапала по нему коготками
— Ну хорошо — ответил, отчаянно вздохнув в трубку Громов — В вашей крови лекарство, которое может спасти мир от многих болезней
— Ой вот только не надо — помотала головой Оксана, когда подошла к ступенькам лестницы, поднимая взгляд на очередной портрет Изабеллы, шикарная темноволосая женщина, на удивление, была одета в бардовое, длинное вечернее платье — Вы мне сами его ввели
— Чтобы спасти вам жизнь — утверждал Громов, оспаривая доводы Оксаны — Без него вы бы просто умерли — высказывался он, пытаясь оправдать своё решение
— Я не просила вам его мне давать
— Послушайте Оксана Владимировна! — недовольно воскликнул Громов, не соглашаясь с выводом от Оксаны — Я знаю вашего отца, мы с ним вместе служили и только ради него, в отдельности, я принял это решение ввести вам этот препарат
— Только ради него? — была не согласна Оксана, продолжая спускаться, наклонилась на перила лестницы, что шла полукругом по стене, посмотрела вниз, как все тихо между собой общались под спокойную играющую музыку в гостиной — Или ради моих тоже достижений
— Вы не управляемы Оксана Владимировна! — ответил Громов, выражая своё мнение недовольным тоном голоса — Вы спланировали план, как попасть в архив, обманом отключив камеру и заставили мою сотрудницу, отвлечь охрану на себя
— По-другому согласитесь просто — оспаривая такой вывод, говорила Оксана, спускаясь вниз, не заметила своих родителей, а так же Аришки — Вы мне бы не позволили бы узнать, что всё-таки произошло с вашим сыном
— Сам этот факт был засекречен…..
— Сама этот факт был важен
Спустившись немного ниже, ответила Оксана, заметила Изабеллу в окружении нескольких молодых девушек, темноволосая женщина, словно ластилась на диване в их нежности.
— Вам перезвоню — разрывая телефонный разговор, Оксана кусая нервно краешек губы, убрала поспешно телефон обратно в раскрытую, висевшую на плече сумочку
«Эта сука клялась мне в верности, а сама ищет радости от малолетних проституток», была вне себя от ярости Оксана, стараясь казаться уравновешенной и спокойной, когда внутри всё бушевало и рвало душу предательством.
— Ну и как это называется Белла? — спускаясь по ступенькам массивной лестницы, не сдержала Оксана при себе эмоций, бурно воскликнув, обращая на себя внимание всех, кто был в гостиной
— Кто это? — спросила одна из пышногрудых девушек, обернувшись, белокурая девушка в черном платье держала в руке бокал шампанского за тонкую ножку
— Оксана дорогая — встала с дивана, покидая нежность приятных рук девушек, ответила Изабелла, направляясь по гостиной, женщина не скрывала обольщение лживой улыбки
— Как это называется Белла? — указала Оксана на двух девушек, выражая, ревность и отчаяние на лице — Что эти шалавы тут делают
— Оксана они мои подруги — возразила Изабелла, была не согласна с поспешным таким решением, смутилась женщина того, как бурно высказывала Оксана своё мнение
— Почему они тебя лапают? — словно не слушая эту женщину, задала Оксана прямой вопрос
— Ну хочешь и тебя будут трогать — наклонилась к уху Оксаны, женщина прошептала успокаивающим шепотом — А одна из них, любая, вылежит тебе там, где ты захочешь
— Ты совсем блядь ебанулась! — воскликнула Оксана, раскрыв в пафосе недовольстве широко губы — Я этих шалав и близко к себе не подпущу
— Послушай меня
Прошипела Изабелла, схватив Оксану за плечевой сустав правой руки, женщина вынудила обернуться к себе, пристально смотрела в глаза, она словно знала, как управлять её сознанием.
— Ты не только для них станцуешь сегодня
Говорила она так пленительно, словно как влезая в восприятие Оксаны, женщина благодаря обаянию зелёных глаза, управляла её разумом, словно как с куклой.
— Но и порадуешь их своим телом
Шлепнула она Оксану по бёдрам так, что она взвизгнула, отпрыгнув от неё, обернулась прикусывая краешек губы, с испугом и желанием услужить ей посмотрела на Изабеллу.
— Тебе ясно?
— Да — опуская виноватый взгляд, Оксана не могла для себя объяснить, почему так хотела ей подчиняться, угождать каждой её воли, скандалу или капризу — Прости меня
— Так-то лучше — улыбнулась Изабелла порочной улыбкой, обвив нежно талию Оксаны — Хотя ублажать их своим телом я наверно перегнула, достаточно будет просто танца
— Я сделаю всё как ты скажешь….
— И по вашему Изабелла это нормально — вновь Кэрол нарушила гармонию сексуальных отношений, влезая в разговор — Вы управляете ею, словно куклой
— А что разве в этом есть что-то плохое?
Обернулась Изабелла, как только отпуская Оксану, женщина отошла от неё, обернувшись с изощрённой улыбкой, посмотрела на нарушительницу их спокойствия.
— По-моему Оксана даже и не жаловалась
— Вот именно — воскликнула Кэрол, вызвав к себе недовольные взгляды женщины, сидящих за столом — Вы ей просто не позволяете это сделать
— Она по крайней мере — посмотрела Изабелла, как Оксана стояла посреди гостиной, словно не могла сделать шаг, без одобрения темноволосой женщины в зелёном платье — Она пока что не жаловалась и пусть всё так и остаётся
— Это неправильно! — убеждала Кэрол, белокурая девица была с бокалом игристого вина, смотрела с жалостью на Оксану
— Можно я уже пойду — обернулась Оксана, нежным взглядом посмотрела на Изабеллу
— Да конечно — одобрительно кивнула темноволосая хозяйка в зелёном платье — Иди, только шубку не забудь одеть, сегодня на улице прохладно
— Настолько — заметила Оксана, когда направляясь по гостиной, смотрела в большие окна, как Аришка играла с кем в снежки, бросая в кого-то ком снега — Что мою дочь сюда не загонишь?
— Потому что твоя дочь
Прошла мимо белокурая девушка в белом платье, с бокалом вина и с издевкой посмотрела на Оксану, однако в её взгляде было отчаяние, больше похожее на разбитое женское сердце.
— Немного умнее тебя
— Кэрол! — воскликнула Изабелла, так как её саму задело это высказывание большем чем Оксану, темноволосая женщина, подошла к этой знойной блондинке и ударила ей по лицу жгучей пощечиной по лицу — Следи пожалуйста за тем, что ты говоришь в моём доме!
— Знаешь что Белла!
Поставив бокал на праздничный стол, почти расплескав его капли вина на скатерть с обидой в глазах, считая себя униженной перед женщинами Изабеллы, она обернулась к Оксане.
— Я всякое о тебе думала
Продолжая смотреть на Оксану, говорила пьяная блондинка, наблюдая за тем, как она стоя у входа, закрытых дверей, сняла с вешалки в прихожей норковую шубку, стала надевать на себя.
— Но вот роль кукловода
— О чём она говорит? — поинтересовалась Оксана, надевая на себя норковую шубку, поставив сумочку на рядом стоящую тумбу в прихожей огромного дома
— Ни о чём! — испугалась Изабелла, было видно на лице этой женщины, как от услышанного вопроса, на её лице появились морщинки, выражающие волнение — Она просто пьяна
— Позаботься о ней Белла — мило улыбнулась Оксана, стоя напротив зеркало, поправляя надетую на себе шубку — И больше не наливай ей
— Не волнуйся за неё — хотела подойти Изабелла к Кэрол, обнять этой белокурой девушке талию, но знойная блондинка её оттолкнула от себя
— Уйди Белла — была пьяна Мэдисон и в тоже время, хотела доказать и показать всем, как ей больно на сердце — Не нужна мне твоя забота
— Кэрол ты пьяна! — отошла от буйной пьяной девушки Изабелла, посмотрев с недовольством на то, как безобразно вела себя эта блондинка
— Иди к чёрту Изабелла — выругалась Мэдисон отталкивая от себя Изабеллу, не позволяя ей подойти к себе
— Кэрол! — вновь воскликнула недовольством Изабелла, возмутившись, как едва стоя на ногах, блондинка демонстративно залезла на стол и пыталась что-то показать
— Надеюсь вы решите этот вопрос без меня — взяв сумочку, повесив её на плечо, Оксана мило улыбнулась происходящему, когда подошла к закрытой входной двери в доме
Открывая дверь, Оксана ощутила прохладу морозного воздуха и то как крупинки снега на пороге тут же стали проникать потоком в дом. Яркий, ослепительный свет белизны от выпавших зимних осадков и прямых лучей солнца, Оксана прикрывая ладонью глаза, переступила через порог. Чувствуя, как колкий мороз, окутывал ноги Оксаны влиянием холода, от чего она поспешно вышла на крыльцо, подойдя к его каменному ограждению. Машина, представительского класса, черный седан, тут же завёл свой двигатель, как только Оксана показалась на крыльце, осматривая туман и снегом покрытый сад рядом с домом.
Аришка бегала по площади, убегая от Роксана, пока она в тот момент кинула снежок в ребёнка, промахиваясь и попала по лобовому стеклу черного седана. Разаманов и Марина Николаевна фотографировались в обнимку, словно с возвращением Оксаны в их жизнь, снова наступила гармония и тесная любовная связь. Захира предпочитала одиночество, уединившись со своим сыном, они ходили по зимнему саду Романову, смиренно приняв для себя реальность. Дверь черного седана открылась и из неё вылез Громов, мужчина, поправил седину на висках, обернулся посмотрел на яркие солнечные лучи, что падали на автомобиль, вдохнув морозного воздуха. Катерина поймав Аришку, тут же обнимала упав на колени прямо в снег, весело потешалась и радовалась, казалось для жизни этой брюнетки и больше не надо было.
— Оксана Владимировна — обратился недовольно Громов, оставаясь стоять у заведённого седана, мужчина согревал руки, тёплым дыханием — Не прошилось и совсем долго ждать
— Видимо вы отчаянно нуждаетесь во мне
Мило улыбнулась Оксана, когда подошла к ступенькам, чувствуя, как объятие зимнего холода окутывает ей ноги, стараясь проникнуть под шубку.
— Что вам пришлось столько меня ждать
— Вы мне нужны Оксана Владимировна
— Сергей
Обратился Рамазанов, едва заметив, как Громов, вылез из машины, что поприветствовать Оксану, когда она спускалась по ступенькам каменного крыльца дома Романовых.
— Ты же обещал не впутывать в это мою дочь
— Володя — было видно, как смутился Громов, опуская виновато взгляд, мужчине было неприятно начинать разговор с Рамазановым, при Оксане — Как бы там ни было, твоя дочь, сейчас очень сильно нужна в больнице
— Сергей! — возразил Рамазанов, встав спиной к Оксане, мужчина в черном драповом пальто, преградил ей путь — Она моя дочь
Предупредил Рамазанов, сделав шаг в сторону Громова, мужчина словно не хотел всячески, позволять Оксане пройти к машине, выставив руку с её сторону, в знак протеста.
— Не вмешивай её в свои игры
— Это не игры Владимир — поднимая взгляд ответил Громов, мужчина был крайне суров во взгляде и не собирался шутить или отступиться
— А меня кто-нибудь спросить желает? — возмутилась Оксана, обращаясь к мужчина недовольно, когда подошла и упёрлась в выставленную руку Рамазанова
— Ты и так ей изменил лицо!
— Чтобы спасти! — уверял Громов, мужчина в этот момент казался жалким, но всё же стыдился посмотреть в глаза своему бывшему другу
— От тебя Сергей нужно её спасать — не позволяя Оксане подойти к машине, Рамазанов рукой стоя спиной, преградил ей путь
— Да папа — возмутилась Оксана, когда упёрлась телом в Рамазанова, словно напоминало больше как в баскетболе, когда противник собирался забрать мяч у игрока — Почему ты меня не пускаешь меня к машине?
— Отойди Оксана!
— Нет! — возразила Оксана, продолжая упорствовать и стоять на своём — Мне пора на работу
— С ним? — поинтересовался Рамазанов и явно по выражению лица, мужчина был не согласен с таким выбором компаньона по работе — Нет с ним я тебе не отпущу
— Вот именно со мной она в безопасности
— Ты изменил ей лицо — утверждал Рамазанов, был не согласен с мнение Громова — Так что её теперь и родная мать не узнает
— Я изменил ей лицо, что защитить от маньяка
— От маньяка? — впал в ступор Рамазанов, совсем уже ничего не понимая, мужчина казался запутанным во всей этой истории — О чём он говорит? — обернулся он к Оксане
— Он говорит про Робинсона — ответила Оксана и с пусты взглядом прошла мимо мужчины, подходя к открытой задней двери седана
— За что он хочет тебя убить?
— Убить? — ухмыльнулся Громов, в тот момент когда Оксана подошла к нему, обвив пальцами холодную дверь, стряхнула с носа упавшую снежинку, обернулась и через крышу машины посмотрела на фонтан — Он не хочет её убивать
— Тогда чего он хочет? — испуганным взглядом смотрел на Громова, словно ответ от него будет куда правдоподобнее звучать, чем из уст Оксаны
— Он жениться хочет на вашей дочери
— Да и он миллионер американский — выглянула из машины Оксана, когда села на заднее кожаное сиденье седана, чувствуя, как парфюм Громова, пропитал атмосферу в салоне
— Оксана Владимировна! — воскликнул Громов, обернувшись, мужчина посмотрел на то, как Оксана паясничая, выглянула из машины, когда уже сидела на заднем сиденье, стоя на четвереньках — Он хотел вас держать в золотой клетке у себя дома
— Ну не в клетке — мило улыбнулась Оксана, смутилась, стоя на коленях на сиденье, выглянула из машины, обвив пальцами заднюю дверь — А в комнате роскошного дома и в пределах своего роскошного особняка
— Воспитывая дочь — утверждал, вносил ясность в разговор Громов — Чью мать вы убили
— Не я! — возразила Оксана, голосом, вызывающим к себе жалость — А это сделала Хоуп, я могла бы оказать ей помощь на операционном столе, её можно было тогда еще спасти
— Хватит уже Оксана Владимировна — прикрикнул Громов, так чтобы Оксана залезла в салон машины и не мешала их разговору с Рамазановым
— Но Сергей — был не согласен Рамазанов — Черная оспа, ты с ума сошёл, во что ты впутываешь мою дочь?
— Она не подойдёт к пациенту
Убедительно рассказывал Громов, оправдываясь, мужчина мешкал с ясностью ответа и нервничал в мимике лица, выражая это морщинками под глазами.
— Будет общаться, только через защищенное двойное стекло изолятора, пока мои работники будут делать всю работу
— Если хоть что-нибудь — предупредил Рамазанов, подойдя к Громову с угрожающим видом подошёл он к нему — Я тебя из-под земли достану Громов!
— Я обещаю Владимир — выставив руку, в качестве преграды, ответил Громов — Что с твоей дочерью, ничего не случится
— Я тебя — отошёл от машины на несколько метров, Рамазанов обернулся — Предупредил!
— Он всегда такой ворчун? — ухмыльнулся Громов, поделился мнением с Оксаной, после того, как Рамазанов ему ничего не ответил и просто ушёл
— Вам его лучше знать — свесив недовольно ноги, Оксана уступила место Громову, чтобы он сел рядом с нею — Вы ведь с ним служили в Чечне
— Тогда он был другим — ответил с каким-то странным отчаянием Громов, закрывая за собой дверь — Сейчас он кажется каким-то сломленным
— Об этом можно много разговаривать
Откинулась Оксана на заднее сиденье, в тот момент, когда Громов кивнул своему водителю, мужчине в чёрной кепке, оперативнику из спецслужбы, начать движение автомобиля.
— Вечно
— А кстати — поинтересовался неожиданно Громов, обернувшись к Оксане в тёмном салоне автомобиля, где всё даже стекла, задних дверей, были с тёмной тонировкой — Ольга Петрова так и не дала о себе знать
— А что вы ко мне так любопытно с этим обращаетесь?
Изумилась Оксана в улыбке, посмотрев удивлённо на Громова, в тот момент когда автомобиль по площади, рядом с домом Романовых, объехал фонтан, направляясь к открытым воротам.
— Она ведь его боец
Указала Оксана на Рамазанова, через стекло задней двери, когда мужчина подошёл к Марине Николаевне и с улыбкой наблюдал, как Аришка в саду играла в снежки с Роксаной.
— Сами его и спросите — отвернулась Оксана, посмотрела на густые деревья, ветки которых были покрыты, обильным покровом снега — И вообще Ольга Петрова, даже для меня больная тема
— Она опасный и хорошо подготовленный боец — утверждал Громов, делясь впечатлением — И к тому же, весьма неплохая и обворожительная собою женщина
— В этом я точно не сомневаюсь — ответила Оксана, посмотрев, как автомобиль покинул территорию дома Романовых, проезжая, через большие ворота
— Он о вас заботится
Уверял Громов, продолжая любознательно смотреть на Оксану, оттенки запаха его одеколона были строгими и галантными, с таким вкусом он легко мог пленить даму своего возраста.
— Поэтому не хотел отпускать со мной
— Я сама за себя решаю
Скрестив ноги, Оксана обвила локти обеих рук пальцами, не была готова дальше вести беседу с Громовым, пока автомобиль медленно спускался по утёсу, предпочла, для себя, придаться тишине блеклого молчания.
***
Приятным звучанием вминая снег на асфальте, протектором колеса черного седана, автомобиль плавно въехал в больничный дворик. Сад, рядом с больницей был покрытым сугробами и снега, дорожки, были аккуратно расчищены. В тумане вокруг периметра горели фонари, создавая блеклые шарики горевшие в пелену, как световые маячки, когда поднялась пурга и метель крупинками снега задувала всё вокруг. Воздух тут казался колким от мороза, сильный ветер воем завывал всё, из-за низкой температуры казалось будто дышать становилось сложнее. Рядом с больнице никого не было, ни голубей, ни бродячих псов, все словно куда-то попрятались в такую пургу, даже в парке в этот зимний день никто не сидел.
Через пелену задувавшей вьюги, были видны автомобили стоявшие у крыльца больничного деревенского здания. Припаркованные военные джипы и роскошные черные седаны, стояли, словно целая армия и правительство собралось в местной больнице. По количеству, такого транспорта скорее можно было предположить, что что-то интересное происходит внутри здания.
— Никогда бы не подумала — выразила своё мнение Оксана, восторженностью в глазах, положив ногу на ногу, смотрела в гордым, пустым, взглядом на военные джипы, мимо которых проезжал черный седан — Что именно здесь увижу нечто подобное
— Не буду лгать — ответил, как показалось Оксане на тот момент, уклончиво Громов — Случай действительно серьёзный и нам нужны все лучшие специалисты
— И конечно я во главе команды — гордо заявила Оксана, показывая на себя пальцем, повернувшись к мужчине с которым вела беседу
— Этот вопрос пока еще не решён
— То есть как? — недовольно посмотрела Оксана в сторону мужчины, что сидел с ней рядом на заднем сиденье — Вы же обещали сделать меня королевой
— Я же сказал Оксана Владимировна! — суровым голосом и таким же возмущённым взглядом ответил Громов — Этот вопрос еще не решён
— Так! — потянула Оксана это высказывание, не сводя глаз с Громова, в тот момент, как машина плавно остановилась напротив крыльца больницы — И когда вы собираетесь его решить?
— Решить что?
Удивлённо ответил Громов, не решаясь продолжать тему этого разговора, похлопал по плече водителя, потом открыл дверь, пропуская пургу, крупинки снега и морозный воздух в салон.
— Я не понимаю о чём вы Оксана Владимировна, тут мне говорите
— Как это не понимаете? — открывая дверь с другой стороны, возмутилась Оксана с криком, но её голос словно глушила поднявшаяся рядом с больницей недавно метель — Да…..
Не могла говорить Оксана, когда вылезла из машины, пыталась что-то сказать, но вдыхая холодный воздух, который плотным потоком дул с севера, мешал ей проронить и слова. Одевая тут же на голову капюшон, Оксана чувствовала холодный ветер, что объятиями охватил всё её тело, пытаясь проникнуть под шубку.
— Да….. — глотая крупинки снега, Оксана закрыла дверь машины, из которой вылезла, ничего не могла разобрать из-за сильного ветра
— Я вас не слышу — стоял уже на крыльце Громов, прокричал мужчина так, как будто пропищал маленький ребёнок едва слышным голосом сквозь эту метель
«Чёртов идиот и зачем я только в такую погоду собралась, сидела бы лучше дома у Романовых и ни в чём бы не нуждалась», уверяла себя мысленно Оксана, когда обошла с задней стороны машину, наступая на снег босоножками, чувствуя колкий холод, что обволакивал ноги.
— Что вы там говорили?
Поинтересовался громким голосом Громов, мужчина стоял уже на крыльце больничного здания, стараясь говорить так, чтобы через эту метель его услышала Оксана.
— Ветер страшный
— Блядь вот зачем я только поехала — выругалась Оксана, грязной лексикой, поднимаясь по ступенькам крыльца, недовольно посмотрела на мужчину
— Что вы там говорили? — поинтересовался Громов, переспросив, не расслышав того, что произнесла Оксана
— Я говорила — разговаривала Оксана повышенным тоном, обращаясь к Громову, когда поднялась по ступенькам крыльца — Что лучше бы осталась дома
— Мне самому очень неприятно — громко разговаривал Громов, но метель глушила его голос, даже не смотря, что он был рядом с Оксаной — Что я заставил вас поехать со мной
— Я сама вызвалась
Проявляясь гордость, ответила Оксана, желая уже скорее зайти в помещение, направилась ускоренным шагом к открытой двери, которую держал за ручку Громов.
— Ваше дело возможно даёт мне некий интерес
— Интерес? — удивлённо посмотрел и переспросил Громов, посмотрев с каким выражением и тактом движения холодных губ, произнесла это слово Оксана — Что вы хотите этим сказать?
— Хочу сказать — обернулась Оксана, когда вошла в тамбур, посмотрела на сзади стоящего мужчину, который вошёл следом за ней закрывая за собой дверь — Что дела вот такого масштаба мне еще не доводилось вести
— То есть я фактически вам угождаю
Направился Громов к следующей двери, ведущей в вестибюль больничного здания, пока Оксана млела от тепла находясь даже в тамбуре, лишь бы не на улице.
— Позволяя вам этим заниматься
— Вы позволяете значит? — возмутилась Оксана, взглядом королевской кобры, оградила мужчину, когда вошла в вестибюль, когда Громов держал перед ней открытую дверь
— Ну а что разве это не так?
Вошёл следом Громов в фойе, продолжая выражать удивление, мужчина был словно в недоумении от недовольного взгляда Оксаны с которым она него так цинично смотрела.
— Я предложил — уверял Громов, направляясь следом за Оксаной по вестибюлю — Вы явно сразу согласились — мило улыбнулся он, проходящим рядом медсёстрам, снимая с головы при этом бескозырку
— Да вы из меня — обернулась Оксана, встав посреди холла, смутила проходящим медсестёр, своим голосом, с которым обратилась к Громову — Всю душу высосали
— Вот значит как — ухмыльнулся Громов, когда Оксана прошла равнодушно на удивлённых медсестёр, не взирая на их недоумение, что своим голосом она нарушила тишину в этой больнице, подобную, как в мавзолее — Вы считаете, что я вас заставлял этим заниматься?
— Насколько я знаю
Встав у ступенек массивной лестницы, повернулась Оксана к Громову, осматривая украшенный новогодней мишурой и детскими рисунками холл больничного здания в котором стояла ёлка.
— В этой больнице не было специального изолятора
Рассуждала Оксана, не зная куда идти, не удержалась и подошла к новогодней ёлке, стоявшей в помещение, пальцами коснулась её иголок, заставляя колебаться ветку с игрушками.
— Чтобы содержать столь сильно опасно инфицированных больных
— Что вы делаете? — был пронизан любопытством, спросил Громов, в тот момент когда Оксана нагнулась, когда была под впечатлением, вдохнула в себя, сохранившейся аромат хвои
— Настоящая — выразила восхищение Оксана, выпрямив спину, обернулась к Громову — Ничего, мне просто нравится запах хвои
— Интересно — сохраняя улыбку восторга, ответил Громов, указывая на лестницу — Прошу он в реанимационном отделение, только прошу, не стесняйтесь, что там сейчас много народу и именно это крыло в больнице перекрыто
— Что же — изумилась в улыбке Оксана, играя в любезности, с ненавистью посмотрела на молодых медсестёр, скрывая лицо под надетым на голове капюшоном шубки — Будьте так любезно указать королеве, на её королевство!
— Там сейчас все руководит военное ведомство
— Ну и пускай себе мне прислуживают
Гордо заявила Оксана, когда подошла к ступенькам лестницы, обернулась вновь посмотрела на гирлянды на ёлки, что переливались, программой, разными цветами, вспоминая детство.
— У королевы же должна же быть своя армия
— Вы не поняли Оксана Владимировна
Коснулся пальцами кисти руки Оксаны, мужчина обратил на себя её внимание, когда она подошла к лестнице, сгибая ногу наступила на первую ступеньку.
— Здесь всем заправляет военные — утвердительно говорил Громов, продолжая серьёзным взглядом смотреть Оксане в глаза — Дело действительно серьёзное, ждём решение ЦКЗ
— Образцы уже взяли? — поинтересовалась Оксана, внимательно смотрела в глаза Громову, когда в них отражалась по мере приближения, лишь паника
— Да уже отправили их в Москву — кивнул Громов головой поднимаясь за Оксаной следом, рассказывал он — Здесь всем руководит другая женщина
— Женщина? — обернулась Оксана, когда поднялась на площадку между лестничными пролётами в больнице — И кто же она
— Взялась за это дело Марина Валерьевна Миронова — ответил Громов, чем вызвал удивление в глазах Оксаны, когда она услышала это имя — Вы её знаете?
— Вы доверили этой суке быть тут главной!
Воскликнула Оксана, не могла поверить в то что услышала, с недовольством смотрела на мужчину, который поднялся за ней следом на площадку между лестницами.
— Поставьте меня
— Это её больница — рассказывал Громов, посмотрев с холодным взглядом, прошёл мимо Оксаны, выражая равнодушие на её недовольный взгляд — Её команда и она тут все заправляет
— Постойте! — возразила Оксана, поднимаясь следом по лестничному маршу, была не согласна с таким решением, снимая с головы капюшон — Как это её больница
— Тихонова — произнёс он фамилию заведующего так, что отчаянно при этом вздохнул — Взял толи отпуск, толи отгул и передал все полномочия Мироновой
— Эта сука еще тогда меня ненавидела
— Так значит вы знакомы — скрестив руки на поясе, ответил с ухмылкой Громов — Вам будет проще, не стоит вас представлять
— Она не знает меня с таким лицом — ответила обиженно Оксана — Если это её больница, то значит она тут всем заправляет
— Только не в том крыле — оспорил такое утверждение Громов, поднявшись с Оксаной на второй этаж, где уже их ждала белокурая медсестра, девушка сидела на кресле рядом лежали приготовленные халаты и маски, а так же медицинские колпаки — Там власть вся у военных
— И кто же руководит военными? — поинтересовалась Оксана, подойдя к медсестре, белокурая девушка из терапевтического отделения, её совсем не узнала
— Майор Кузнецова Анна Сергеевна
Ответил Громов, наблюдая, как Оксана начала расстегивать пуговицы надетой на себе шубки, предварительно сняв капюшон с головы, когда подошла медленно к медсестре.
— Отдел по чрезвычайным ситуациям
— То есть МЧС? — поинтересовалась Оксана, обернувшись к медсестре, когда расстегнула пуговицы на шубке
— Что-то вроде того — любезно улыбнулся девушке, взявший шубку в руки Оксаны, говорил Громов, положив пальто на подлокотник
— Ну так зачем я тогда вам?
— Мне нужен консультант
Рассказывал Громов, взяв из рук белокурой девушки предложенный ему халат, посмотрел как Оксана надевала на себя свой халат с уже подготовленной на ней биркой.
— Кардиолог
— Вам нужен кардиолог?
Одевая на себя халат, переспросила Оксана, заметив как удивлённо посмотрела на неё блондинка, медсестра, заметив, только сейчас, бирку на её халате.
— Что? — развела руками Оксана, при этом состроив губы в пафосном недовольстве, возмутившись тому, как на неё смотрит белокурая медсестра
— Да ничего
Ответила смутившись девушка, тут же спрятала взгляд, видела перед собой другое лицо, медсестра смутилась взгляда с которым на неё посмотрела Оксана, почувствовав себя неловко.
— Просто уже в этой больнице уже работала одна Орлова — поделилась мнение девушка, пытаясь найти выход из ситуации — И тоже была Оксаной Владимировной — продолжая смотреть в пол, чувствовала себя так неудобно, когда рассказывала это медсестра
— И где сейчас тогда ваша эта Орлова? — ради любопытства, понимая, что речь идёт о ней, поинтересовалась Оксана
— Умерла — ответила с жалостью блондинка, словно как испытывала, какие-то чувства к ней, не могла скрывать больше этот взгляд, выдала себя влагой на глазах, прислонив пальцы к губам, когда посмотрела на Оксану — Её почти всей деревней хоронили в закрытом гробу
Делилась впечатлением девушка, словно была готова заплакать, ей было неприятно вспоминать то, через что ей довелось пройти, увидев эти фальшивые похороны.
— Я и не говорю про весь больничный персонал — продолжила говорить она — Вся больница пришла на её похороны
— Надо же — с сарказмом подметила Оксана, почувствовав на себе, в душе, холод от рассказанной истории — Я и не думала
— Оксана Владимировна! — упрекнул Громов, заметив с каким выражением и издевкой, относилась Оксана к чувствам этой белокурой медсестры
— А причём тут я? — удивилась Оксана, обернувшись, с невинным взглядом посмотрела на Громова — Я просто спрашивала
— Видите, что девушке неприятно говорить об этом — указал Громов на медсестру, что смутилась, когда он сделала замечание за то, как она себя вела
— Ладно — пожав плечами, ответила Оксана, мило улыбнувшись, взяв из рук блондинки колпак, стараясь казаться, благодаря своей подлости лестной для медсестры — Как скажите
— Прошу за мной — указал Громов на коридор справа, позволяя Оксане пойти первой
— Я прекрасно знаю — ответила Оксана, гордо поднимая подбородок к верху — Где тут находится реанимационное отделение
— Просто
Почувствовав себя неловко, не обращая дальше никакого внимания на взгляд белокурой медсестры, что так назойливо смотрела, провожая их, оставаясь при этом в недоумении.
— Подумал, вдруг вы забыли
— Такое не забывается — направляясь по коридору, вдоль уже знакомых голубых стен, оценила Оксана подвесной потолок с квадратными светодиодными светильниками
— Наверно было много интересного?
Посмотрел Громов на Оксану, когда она одевала медицинскую маску на лицо, в тот момент, стоя у входа в реанимационное отделение, где уже стояли пара солдат в масках с автоматами.
— Было что вспомнить
— Ваш пропуск! — выставил руку в резиновой перчатке солдат, обращаясь к Оксане, когда она хотела войти первой в отделение интенсивной терапии
— Она со мной — спустив маску с лица, ответил Громов, когда подошёл к Оксане со спины, позволяя узнать одному из своих солдат
— Проходите пожалуйста полковник — ответил солдат, открывая дверь перед Оксаной, мужчина в военной форме, стоял словно с каменным лицом, никаких эмоций
— Полковник? — изумлённо Оксана посмотрела на Громова — Да невысоко же вы поднялись по службе — переступая порог открытой двери, скрывая улыбку под маской, делилась мнение
— После того, как я дал вам лекарство — тихим голосом, ответил Громов, войдя следом за Оксаной в отделение интенсивной терапии — Мне повышения, не видать, как своего носа
— Но вы хотя бы этим
Радостным голосом, восторженно говорила Оксана, наблюдая за стоявшими солдатами в коридоре отделения и собравшихся куче военных в форме, что скопились в конце коридоре за стеклянным, подготовленным изолятором.
— Вы спасли мне жизнь
— И так господин Громов — обратилась женщина, что подошла к Громову, когда они стояли с Оксаной в коридоре, разговаривая тихим тоном голоса — Это и есть ваш консультант, кардиолог
Прочитала она внимательно бирку, на халате у Оксаны, женщина с карим взглядом глаз, по взгляду, имела явный деловой подход, своей крепкой уверенностью.
— Ну что же Орлова
Сохраняя лживую улыбку под стерильной маской на лице, обернулась она, показывая на стеклянный изолятор, в конце коридоре, предлагая Оксане подойти к нему.
— Нам нужен специалист в работе с сердцем в период всей это болезни
Направляясь уже вместе с Оксаной, рассказывала она, когда подошла к стеклянному изолятору, рядом со стеклом которого стояла Мария Леонова, внимательно наблюдала за пациенткой.
— Вы будите контролировать только сердечнососудистую систему — подойдя ближе к изолятору, рассказывала майор — И докладывать всё доктору Серову
Указала она на мужчину, который стоял записывал что-то в планшет, наблюдая за пациенткой, которая находилась за стеклом стеклянного изолятора.
— Валерий Валентинович
Обратилась майор, представляя Оксану мужчине в белом халате, который не отвлекаясь стоял, что-то записывал на лист, прикреплённый к планшету
— Прошу познакомьтесь с нашим кардиологом Орловой
— Единственная Орлова что я знал — ответил недовольно мужчина, наблюдая за темноволосой девушкой, подростком, через стекло изолятора — Сейчас умерла, а что касается кого-то другого так мне дела нет
— Взаимно — любезно улыбаясь, подошла Оксана к мужчине, выражая знакомым голубым лазурным взглядом, попросила протянув руку планшет с записями от Серова — Можно мне, ваши, записи
— Почему на её халате бирка Оксаны Владимировны? — возмутилась недовольно, Мария Леонова, когда обернувшись отвлеклась и сразу же посмотрела на табличку на медицинской одежде
— Потому что надо так — обернулась, прошипела Оксана коброй на блондинку — Так можно мне взглянуть на ваши записи
— Простите? — удивлённо Серов посмотрел он на Оксану, не понимая, чего она от него хочет
Взяв лист с проделанными записями Серова, внимательно его изучая, Оксана выделила из него некоторые особенности состояние пациента ухудшается: появляются выраженная одышка, цианоз. При аускультации выслушивается жесткое дыхание, выдох удлинен, сухие мелко— и среднепузырчатые хрипы, крепитация над очагом воспаления. Кашель, пациентки, сопровождается отхождением слизисто-гнойной мокроты, отмечаются потливость, слабость, при дыхании — боли в грудной клетке на вдохе и при кашле, акроцианоз.
— Даже вам Валерий Валентинович — отдавая обратно планшет в руки Серова, поделилась Оксана своим мнением — Что это признак очаговой пневмонии
Очаговая пневмония — разновидность острой пневмонии с локализацией инфекционно-воспалительного процесса на ограниченном участке легочной ткани в пределах мелких структурных единиц — долек легкого. Течение очаговой пневмонии характеризуется лихорадкой и ознобами, кашлем сухим или со скудной мокротой, болью в грудной клетке, общей слабостью. Диагностика очаговой пневмонии основана на физикальных, рентгенологических данных, результатах лабораторных исследований (мокроты, периферической крови).
— Что касается от моего лабораторного специалиста
Обратилась Оксана, обернувшись к Марии Леоновой, внимательно на неё посмотрела, но блондинка не могла её узнать, лишь голубой взгляд безупречно лазурных глаз, казался знакомым.
— Лабораторный анализ крови — подошла Оксана к девушке, внимательно посмотрела на её планшет — Что-то ведь показал?
— Простите? — так же удивилась Леонова — Но кто вы такая, кардиолог, вот и изучайте сердце
— Я твоя королева — гордо заявила Оксана, разговаривая знакомой интонацией голоса, чем оттолкнула от себя блондинку
— Вот возьмите — с недовольным и гордым выражением лица, Леонова отдала планшет в руки Оксаны, на котором были закреплены результаты биохимического анализа крови
В общем анализе крови — признаки воспаления: анемия, лейкоцитоз и повышение СОЭ. Нейтропения является неблагоприятным прогностическим признаком.
В коагулограмме — признаки дисфункции свертывающей системы крови.
Иммунограмма — повышение иммуноглобулинов класса Е, циркулирующих иммунных комплексов, комплимента
— И всё? — удивилась Оксана, бросив планшет с записями и анализами крови пациентки — Ну надо же Мария, я думала, что очень хорошо тебя обучила
— Да кто вы такая? — подошла она к Оксане и сорвала маску с лица, даже тогда в этот момент Леонова, видела перед собой другого, совершенно незнакомого ей человека
— Оксана Владимировна
Возразил Громов, которому весь этот цирк казался смешным и он уже не мог дальше видеть, как Оксана забавлялась, когда смотрела в лицо Леоновой, а она её даже не могла узнать.
— Расскажите им что вы живы — потребовал Громов — И что мне пришлось сделать вам пластическую хирургию лица
— Не может быть — обернулся Серов, удивлённо посмотрел на Оксану — То есть как, Оксана Владимировна, получается не умерла
— Ваш одеколон Валерий Валентинович
Рассказывала Оксана, чувствуя находясь на расстоянии парфюмерную коллекцию «Fahrenheit Absolute Intense», что привлекла сразу высокой стойкостью базовых нот смолы, мирры и фиалки, "сердце" парфюма оттенки гвоздики, мускатного ореха и ладана.
— Я даже отсюда чувствую — ответила Оксана, обернувшись к мужчине в халате, который продолжал держать перед собой планшет — Вы никогда его не сменили, даже когда я была вашей студенткой
— Ну кажется мы во всём разобрались — развёл руками Громов, сохраняя улыбку под маской
— Теперь можете надеть маску! — потребовала майор от Оксаны, с недовольным видом посмотрела через неё — И заняться работой?
— Именно это
Посмотрела с таким же отвращением стервы, Оксана на военную женщину и медленно подошла к стеклянному изолятору, посмотрела на девушку, сидящую на койке. Пациентка с явной выраженной дыхательной недостаточностью, кожа конечностей, плеч и части груди, которую Оксана случайно увидела была покрыты пузырями. На коже, пациентки, множественные полиморфные высыпания в виде красных пятен с синюшным оттенком, папул, пузырьков. В следствие дальнейших наблюдений за девушкой, выявилось что на их месте всего за несколько часов формируются волдыри значительных размеров. Сливаясь, они достигают гигантских размеров. Отечные, четко отграниченные и уплощенные пузыри имеют внутреннюю и наружную зоны. В их центре располагаются небольшие папулы с серозным или геморрагическим содержимым.
— Я как раз собиралась сделать
«Это невозможно, впервые в моей практике такой уникальный случай, нет там были и другие, но чёрная оспа», подошла Оксана к стеклу изолятора, с отчаянием посмотрела на девушку.
Среди прочих симптомов патологии отмечают: стридор, нарушение частоты и глубины дыхания, свистящее дыхание, падение артериального давления, гастроинтестинальные симптомы, нарушение сознания, коматозное состояние.
Стридор — свистящее шумное дыхание, обусловленное турбулентным воздушным потоком в дыхательных путях. Является важным «симптомом» значительной «обструкции гортани или трахеи», которая может быть обусловлена попаданием в их просвет инородного тела (как правило, пищи), «опухолью» или другими состояниями, угрожающими жизни.
— Меня зовут Орлова Оксана Владимировна — оторвав взгляд от карты, что лежала на столе перед стеклом, Оксана держась за страницы, посмотрела на девушку — Как мне к тебе обращаться
— Там в карте написано же — указала подойдя к Оксане со спины, показала пальцем на карту, лежавшую на столе
— Я не к вам обращаюсь — огрызнулась Оксана, обернувшись посмотрела на женщину, стоявшую за её спиной — А к ней!
— Анжелика — ответила темноволосая девушка, на кушетке, с явным выраженным симптомом дыхательной недостаточностью, утомляемостью и лихорадкой
— Послушайте Анжелика — стараясь войти в доверие, говорила Оксана, пододвинув к себе стул — Я хочу понять, чем ты больна
— Вы кардиолог! — упрекнула майор, поправляя Оксану, взяв стул рядом и села рядом с ней — Так и делайте свою работу, обследуйте сердце и сердечный ритм, а так же любое нарушение сердечнососудистой системы
«Наглая тупая сука, не учи меня делать мою работу», едва сдерживая себя, Оксана сжала пальцами кончик листа карты, сминая его и надрывая, чувствуя, как всё в ней кипело яростью.
— Так вот Анжелика — продолжая говорить в микрофон, Оксана наклонилась ближе, так чтобы отчётливо был слышен её голос — Ты знаешь почему ты здесь?
— Нет! — изнывая от усталости, было видно, что её нижнее конечности болели и она испытывала боль в поясничном отделе — И хотела бы узнать, как долго я тут пробуду и когда это уже закончится
— Она хотя бы успокоила — поделилась мнением Кузнецова, закрывая кнопку, канала связи микрофона для Оксаны — Два дня эта истерия, она не понимала что с ней происходит и откуда взялись эти эритемы по всему её телу
— Лихорадка, боль в горле
Перечисляла для себя симптомы Оксаны, посмотрела с каким терпением пациентка глотала, словно, как будто что-то в гортани мешало ей это делать, терзая дикой тянущей болью комом.
— Буль в суставах и пояснице — шепотом, продолжая подбирать варианты — Эритемы по всему телу в форме пузырьков
— Ну и что же это может быть? — поинтересовалась Мария Леонова, внимательно выслушав, как Оксана, для себя шепотом перечислила все известные, имеющиеся симптомы у пациентки
— Я конечно не эксперт в этой области
Обернулась Оксана с ужасом в глазах, посмотрела на Громова, потом перевела взгляд на Серова, повернувшись посмотрела в другую сторону на майора, женщину, которая сидела с ней рядом.
— Но у неё действительно все признаки Черной оспы
— Оксана Владимировна — обратился Громов, подойдя к стулу на котором сидела Оксана — ЦКЗ мне дали время до 28 числа разобраться с проблемой, если нет, то на все новогодние праздники они её заберут и перевезут в свой изолятор
— Для это будет как провал — продолжая с интересом смотреть на этого мужчину, поинтересовалась Оксана — Я так понимаю?
— Вы сможете их убедить что это не черная оспа?
— Я? — удивлённо показывая на себя пальцем, утверждала Оксана — Всё что я могу, это обследовать сердце и попробовать сделать так, чтобы какое-то, как можно больше по промежутку времени, оно у неё билось
— Да я понимаю — смутился Громов с какой критикой на него смотрит Кузнецова — Если доктор Серов не будет против, как и госпожа Леонова, то я бы хотел, лично, чтобы вы возглавили группу
— Мне еще нужно хотя бы привыкнуть к новому лицу Оксаны Владимировны
— О… убеждаю вас — заверил Громов, похлопав по плечу Серова — Вы к её лицу еще привыкните, по крайней мере, характер остался, всё тот же
— Ну хоть на этом спасибо
Поправляя халат на бёдрах, Оксана встала стула, обернувшись посмотрела на пациентку, подошла вновь к панели, управления микрофоном, нагнувшись к нему губами.
— И так Анжелика — обратилась Оксана к пациентке — Может расскажешь нам, как всё это случилось, мне важна каждая деталь
— В отчёте всё написано — перебила вновь майор влезая в беседу — Почитайте карту анамнеза и отчёт дежурной группы полиции, что её поймал на заброшенной охраняемой стройке
— Стройке которая длится с 90-х — вмешалась в разговор Леонова — Девочка бог знает что там могла подцепить
— Так стойте! — прошипела Оксана, посмотрев на обеих девушек со злостью, вообще-то я сейчас разговариваю с пациенткой — Вообще-то сейчас, я разговариваю с пациенткой
— Всё что вы спрашиваете — возразила майор, мешая вновь нажать Оксане на кнопку включения микрофона, женщина коснулась её руки — Есть в полицейском отчёте
«Тупая сука, если ты еще раз меня так схватишь я тебе чем-нибудь тут припечатаю», была вне себя Оксана от того, как грубо схватила её женщина за кисть руки, мешая заговорить с пациенткой.
— Хорошо — едва сдерживая при себе гнев, отдёрнула руку Оксана — Тогда чего же вы от меня все тут хотите?
— Доказать что это не черная оспа! — первым высказал своё мнение Громов, не позволяя Кузнецовой сказать ни единого слова
— Вы ведь кардиолог — возразила Кузнецова, оспаривая мнение Громова — Доказывать, что это не оспа, будет кто-то другой, ваша работа заключается с сердцем пациентки, так и занимайтесь им
— Если эта какая-то инфекция — ответила Оксана, обернувшись к назойливой женщине — То скорее всего, возбудитель может быть уже в сердце, одного УЗИ
Указала Оксана на аппарат УЗИ, стоявшей в палате пациентки, рядом с койкой на которой лежала темноволосая молодая девушка.
— Будет недостаточно
— Так определите его
— Так не мешайте мне работать! — возразила Оксана строго посмотрев на женщину, под халатам у которой скрывался китель
— Что здесь у вас происходит? — услышала Оксана голос Марины Валерьевны Мироновой — Орёте на всю больницу, невозможно работать
«Вот только этой суки здесь не хватает», прикусывая, под маской краешек губы, отошла Оксана от стеклянного изолятора в котором находилась пациентка, пряча взгляд.
— Разошлись во мнениях Марина Валерьевна — ответил Громов, но почему-то странным образом, он уважал эту девушку
— Так это и есть ваш специалист
Направляясь по коридору, поинтересовалась Миронова, показывая на Оксану, заместитель заведующего была с какой-то белокурой девушкой в белом халате.
— В таком случае — указала она белокурую девушку в белом халате, на лице которой была одета медицинская маска и колпак и колпак на голове — Эта тогда мой протеже
Представила она свою белокурую спутницу, позволяя ей выйти вперед, пересилив свою застенчивость, блондинка, красивой походка подошла к Громову.
— Подольская Анастасия Павловна
Девушка, словно сама нежность, показалось Оксане, подобно ангел красоты, даже пахала так приятно и нежно благодаря коллекции «Sheer Beauty, Calvin Klein». Источником вдохновения для создания этого парфюмированного продукта стал персиковый цвет — нежный, естественный и невинный. Тон композиции задает оригинальный коктейль Беллини, в классический рецепт которого входят шампанское и свежевыжатый персиковый сок. Его дополняют кисло-сладкий бергамот и сочные красные ягоды. Ноты “сердца” — это чувственное трио душистых цветков пиона, жасмина и белой лилии. Базисом композиции послужили признанные “гении” шлейфовости — ваниль, мускус и сандал.
— Если у вас есть свой специалист господин Громов — утверждала Миронова, словно хвастаясь перед этим мужчиной — То почему у меня не может быть своего
— Вы даже Марина Валерьевна — начал говорить Валерий Валентинович, обращаясь к заведующей с намёком — Кто этот специалист
— Да мне и дела нет — ответила с пафосом Миронова, когда конкретно ей, не шёл тот гордый характер, которым обладала её сестра — Если конечно я её не знаю
— Конечно с чего вдруг ей меня знать — развела руками Оксана, начиная вновь паясничать, разыгрывая комедию — Она же не помнит, что когда-то со мной работала
— Почему на ней халат Орловой? — возмутилась Марина, подойдя к Оксане, она коснулась пальцами её бирки на груди — Я же никому не разрешала брать халат, такого гениального врача
— Кроме его хозяина — посмотрела Оксана с гордостью улыбаясь на эту девушку
— Оксана умерла — отошла, испугавшись, Марина посмотрела в глаза Оксане — Снимите немедленно халат
— Да нет же Марина — подошла Мария к Марине, касаясь успокоительным жестом пальцами рукава, надетого на ней халата — Это и есть Оксана Владимировна, она не умирала, да у неё другое лицо, но это вынужденная мера
— Что за бред! — воскликнула Миронова, посмотрев на Леонову, как на полоумную
— Пожалуй Марина Валерьевна я вам кое-что должен сам объяснить — вмешался Громов в разговор, как раз в тот момент когда он уже переходил за грань скандала
— Интересно как вы мне объясните — скрестив руки, обвив пальцами противоположных рук локти спереди — Что Орлова вновь вернулась из мёртвых?
Миронова была в ужасе и не могла принять происходящие, посмотрела на Оксану, когда отошла от Громова, девушка, словно не слушала того, что он ей говорил.
— Сними маску — потребовала она обращаясь к Оксане
— Что прости — была шокирована Оксана таким заявлением
— Уверяю вас Марина Валерьевна — утверждал Громов — Вы не узнаете Оксану Владимировну с таким лицом, ей пришлось сделать пластику, ввиду некоторых обстоятельств
— Просто сними эту чертову маску
— Это реанимационное отделение — возразил Серов, сердито упрекнув Миронову в происходящем, мужчина придерживался порядка — Здесь нельзя по любому поводу снимать маску
— Ладно
Снимая медленно с лица маску, нервно выкрикнула Оксана, в тот момент когда Марина на неё, так внимательно посмотрела и видела перед собой другого человека.
— Я же говорила, она меня не узнает
— Так Сергей Викторович — ничего не понимая, ответила Миронова — Вы и Серов в мой кабинет, там мне всё объясните, Леонова, тебя ждут в родильном и вообще в этом деле ты не нужна
— Но Марина! — воскликнула Мария, возмутившись и обидевшись такому решению — Мне нечего делать в родильном
— Ты сегодня нужно подменить одну сменщицу
— Ну так что делать мне? — поинтересовалась Оксана, вновь одевая маску на лицо
— Почитайте отчёт дела полиции — ответила Кузнецова, проходя мимо — А я пойду выпью кофе
«Может лучше спросить пациентку, где она была, на какой такой стройке или заброшенном здании, ну и наведаться может к хозяину этой собственности», размышляла Оксана, посмотрев на женщину, которая прошла мимо неё, гордой военной походкой.
— И я пойду выпью кофе — ёрничала Оксана, изображая военную женщину, когда она отошла от неё на несколько метров — Мымра какая-то
— Ну так если — стеснительно и нежным голосом ответила блондинка, оставшись наедине в коридоре реанимационного отделения с Оксаной — Мы теперь работаем с вами
— И что ты хочешь этим сказать
— Я могу вам рассказать отчёты полиции в моём кабинете
— У тебя и кабинет есть? — удивлённо посмотрела Оксана на девушку, которая казалась ей на первый взгляд какой-то невинной, нетронутой порочной игрой и интригами этой больницы
— Ну да — мило улыбнулась Анастасия, девушка говорила нежным и приятным голосом — А что тут собственно такого, я подруга Марины?
«Биопсия кожи даст мне результат, я смогу взять образец её воспалившейся кожи и изучить под микроскопом», стояла Оксана смотрела какое-то время в пустоту, обдумывая ход мыслей.
— Оксана с вами всё в порядке? — поинтересовалась Анастасия Подольская — Эй… ау…. — начиная щелкать пальцами перед лицом Оксаны
— Да-да — отойдя от раздумий, Оксана быстро поморгала и отпрянула от щелкающих пальцев блондинки рядом со своим лицом — Я должна туда войти
— Да-да — задумчиво не понимая, что только что сказала Оксана, но белокурая девушка тут же передумала — Простите, что?!
Выражая испуг в глазах побежала Подольская следом за Оксаной, когда она ускоренно направлялась к изолятору в котором находилась пациентка.
— Постойте вам туда нельзя!
Успела схватить блондинка Оксану за руку, в тот момент когда она подошла к панели управления изолирующим боксом, подготовив двери обеззараживающей камеры к открытию.
— Вы с ума сошли
«Наглая тупая сука, да как ты смеешь ко мне прикасаться», посмотрела Оксана с ненавистью на девушку, которая держала её за кисть руки.
— Нет! — возразила Оксана, суровым взглядом посмотрев на блондинку — Но я должна туда войти!
— Вам нельзя — словно жалобным голоском пропищала Подольская, когда Оксана совершенно её не слушая, прошла по кафельной плитке пола, подошла к дверям обеззараживающей камеры
— Мне нужно! — заявила Оксана, обернувшись с пафосом поднимая ручку, согнув в локоть помахала пальцами, чмокнув воздушным поцелуем — Не волнуйся, я лично, никому не расскажу, что ты мне позволила это сделать
— Что! — воскликнула блондинка и хотела будто побежать к камере, но Оксана, тут же закрыла за собой дверь, тут же поступил обеззараживающий пар, когда белокурая девушка тарабанила кулаками по стеклу закрытой двери — Откройте немедленно!
— И не подумаю — возразила Оксана, не став слушать, подошла к защитному костюму, который висел на стене
— Откройте немедленно! — не переставала стучать по стеклу подольская, пока Оксана надевала костюм на себя, сидя на скамейке у стены в обеззараживающей комнате изолятора бокса
— С чего мне тебя слушать — села Оксана на скамейку, когда сняла со стены костюм, начала надевать его на себя
— Что вы делаете? — удивилась пациентка, только сейчас заметив, как Оксана оставив туфли рядом с собою, стала надевать на себя костюм
— Так — возразила Оксана, понимая, что под платьем у неё ничего нет, медленно начала оголять плечи, посмотрев то на блондинку, которая била по стеклу закрытой двери кулаками, то на пациентку, что любознательно наблюдала с койки бокса — Не смотрите какое-то время
— Господи! — воскликнула Подольская, прижав пальцы обеих рук к губам, посмотрев на Оксану удивлённо, когда она сняла с себя платье — Вы без одежды
— Да и что тут такого?
С таким же интересным взглядом, прижав платье к груди, Оксана прошла по комнате, взяла медицинский костюм, стала надевать его повернувшись спиной к кричащей блондинке и пациентке.
— Ну случился у меня половой контакт и что теперь — пожав плечами, ответила Оксана, надевая на себя медицинские штаны
— Я даже не буду спрашивать с кем — поправляя очки на глазах, смутилась Подольская, стараясь при этом не показывать вида — Нет это точно меня не интересует
— С женщиной с кем же еще
Ответила Оксана, одев на себя штаны, взяла медицинскую рубаху, обернулась к блондинке, стала надевать её на себя, обернулась, посмотрела на Подольскую в искушенной улыбке, раскрыла губы.
— А ты что подумала, что я могу подпустить к себе мужчину?
— Вам нравятся женщины? — продолжая выражать интерес, спросила Анастасия — Это интересно
— Порой мне даже кажется это стало нормальностью — села Оксана на лавку, обувая на ноги медицинскую обувь
— Никогда бы не подумала о вас такое Оксана
— Интересно почему? — повернула взгляд Оксана в сторону стоявшей за стеклом блондинки, когда завязывала шнурки на медицинской обуви
— Да потому что вы такая кобылка
Грубо и в достаточной мере пошло выразилась Анастасия в адрес Оксаны, от чего она обернулась и посмотрела на белокурую девушку с недовольством.
— Что вас бы обуздал любой самец
— Никогда бы не подумала, что я толстая? — ухмыльнулась Оксана, оглядела свои стройные формы и выраженную грудь
— А вас трогает и ублажает женщина
— Ну у каждого свои вкусы — ответила Оксана, надевая на себя защитный костюм, с трудом влезая в него, застёгивая на себе молнию
— Оксана прошу не входите туда
Убеждала Подольская, прислонив ладонь к стеклу обеззараживающей комнаты, когда Оксана, через какое-то время надев на себя костюм, подошла в нём к панели управления боксом изолятора.
— У вас нет специального разрешения
— Мне оно и не нужно — чувствуя сразу неблагоприятную духоту и замкнутость в костюме, ответила Оксана, нажав на панели процедуру открытия дверей бокса
— Оксана стойте! — кричала в тот момент когда Оксана стояла перед в бокс в защитном костюме и пар обеззараживания помещения, окутал всё пеленой
— Так то лучше — изумилась Оксана в улыбке, когда вошла в изолирующий бокс с пациенткой, после того, как двери открылись — Как будто в космос вошла
— Вы никогда не были в таком положении
— Честно
Высказывалась Оксана, направляясь по палате пациентки, посмотрела на пациентку, кожа на которой была покрыта высыпанием в виде красных пятен, пузырьков, с синюшным оттенком.
— Ещё не представилось случая — взглянула Оксана на блондинку за стеклом, которая, словно как белка в колесе, места себе не находила — Иметь дело с черной оспой
— Возможно я первая у вас пациентка
— Чтобы ты знала — подошла Оксана к кровати девушки, в защитном костюме, села рядом на постель, внимательно наблюдая за ней через стекло — Это первый на моей практике случай
— Вы ведь кардиолог? — с хрипами в голосе, откашлявшись, прикрывая ладонью руку, спросила пациентка — Так почему вы здесь со мной?
— Потому что твой случай кажется мне уникальным
— Не поняла? — продолжая выражать любопытство смотрела пациентка на Оксану, когда она встала с её постели и направилась к столешнице с медикаментами в изоляторе
— Никогда еще за долгое время не встречался человечеству случай черной оспы
— Но каким боком здесь вы?
— Я просто для себя — отодвинула Оксана ящик, взяла из него закрытое трепанационную иглу, большого диаметра, и шприц с лидокаином
Трепанобиопсия — это процедура изъятия участка костного мозга в целях его исследования (чаще всего осуществляется в зоне верхних подвздошных костей таза). Эта методика позволяет получить данные о костном мозге и его способности синтезировать клетки крови.
— Что вы собираетесь сделать?
Испугалась пациентка, когда увидела иглу для биопсии в руках у Оксаны и как она имея лезвие, складывала всё на тележку рядом со столешницей, куда и поставила банку антисептика.
— Зачем вам всё это?
— Тише-тише — уверяла Оксана, разговаривая так будто пыталась успокоить пациентку, чувствуя, слегка душный воздух внутри защищенного костюме — Я просто возьму у тебя биоматериал
— Что значит биоматериал
Выражая в глазах страх, смотрела пациентка на Оксану, когда она в защитном костюме, направилась к кровати пациентке, катила впереди себя тележку на которой всё сложила, для взятия биоптата.
— Что вообще происходит?
— Послушай Анжелика — уверяла Оксана, когда подошла к кровати и поставила тележку рядом с пациенткой — Мне нужно взять у тебя материал, чтобы удостовериться, что это не черная оспа
— Что вот этой вот иглой? — указала она взглядом испуганных глаз на иглу, которая лежала на тележке которую подкатила к её кровати Оксана — Ну уж нет!
— Послушай! — уверяла Оксана, испугавшись еще больше, когда девушка, вскочила взявшись за скальпель и начала ей угрожать — Я лишь хочу тебе помочь
— Знаю я как вы хотите помочь — угрожая Оксане скальпелем, пациентка, была не в себе, когда вскочила с койки
— Оксана — испугалась блондинка за стеклом стеклянного изолятора, постучала ладонью чтобы привлечь внимание Оксаны, когда она испугалась, кошкой забилась в угол от страха, когда девушка угрожала порезать ей костюм — Уходите оттуда немедленно
— Послушай
Стоя в углу, Оксана испытывала дикий страх в сознание и беспокоилась чтобы не сделать лишнее движение, чтобы не спровоцировать нападение пациентки на себя.
— Я лишь хочу помочь!
— Как убить меня? — схватила пациентка иглу, была готова уже замахнуться и кинуть её в Оксану, когда девушка была подвержена психозу
— Это не убьёт тебя — уверяла Оксана, словно уже молила пациентку ничего ей не делать, когда сама была до ужаса напугана от того, как пациентка держала в руках острые колющие предметы, которые могли проколоть костюм — Мне просто нужен материал твоей кожи для изучения, уверяю это не больно
— Что здесь происходит? — послышался голос Громова, вбегающего в отделение реанимации, вместе с девушкой майором — Оксана Владимировна, что вы там делаете?
— Орлова! — воскликнула Кузнецов — Что вы забыли в боксе у пациентки, вас туда никто не пускал
— Да и вот теперь — тяжело дыша, имея паническую атаку, смотрела Оксана на пациентку, которая медленно держа в руке скальпель, а в другой иглу для пункции биопсии — Я никак не могу выйти
— Анжелика послушай! — начала разговаривать Кузнецова, включив микрофон, для того, чтобы лучше было слышно — Ты этого не хочешь, эта блондинка, глупая и наивная, решила возомнить из тебя того, кем не является
— Она хотела уколоть меня этим! — жалобно обернулась пациентка, показывая иглу для взятия подкожного материала для изучения
— Ей нужен материал для изучения — подошёл Громов к женщине майору — Оксана Владимировна хочет сама провести это исследование в лаборатории внизу
— Как мне надоела уже ваша Орлова
Отчаянно произнесла Кузнецова, словно как будто поверив словам Громова, когда мужчина пытался до неё достучаться, выгораживая Оксану.
— Послушай Анжелика — разговаривала Кузнецова так, как будто уже была знакома с пациенткой и даже более чем знакома — Я понимаю, всё это кажется пугающим
— Она хочет меня убить — угрожая, пациентка казалась для Оксаны на грани срыва и была готова прорвать ей костюм лезвием скальпеля или иглой или того хуже воткнуть что-то из колющих предметов в неё — Зачем ей всё это?
— Анжелика послушай
Открывая через панель дверь камеры обеззараживания, Кузнецова, продолжая разговаривать с пациенткой так, как будто связь между ними была куда более прочнее, чем просто знакомые.
— Ты мне веришь?
— Да
Дрожащим голосом произнесла девушка, опустив руки и считала себя уже не такой агрессивной, когда в соседнюю камеру бокса, для обеззараживания, вошла Кузнецова.
— Тётя — произнесла она поникшим голосом, бросив всё на пол, как скальпель так и запакованную иглу для пункции биоптата
— Тётя?
Обернулась Оксана, посмотрела на женщину, которая в соседней комнате, снимая с себя халат и маску, стала тут же надевать на себя защитный костюм, после процедуры обеззараживания паром.
— Я не поняла!
— Похоже многое придётся мне объяснить — смутился Громов, оставаясь стоять за стеклом, мужчина даже не мог взглянуть Оксане в глаза, после того, как она услышала такие подробности
— Похоже вам господин Громов
Указала Оксана пальцем на Громова, как только пациентка бросила всё на пол и направилась к койке, она вышла осторожно поглядывая на темноволосую девушку из угла в котором стояла.
— Вам лучше сейчас начать мне всё объяснять
— Понимаете…… — хотел всё объяснить Громов, но Кузнецова прервала его, женщина вошла в бокс в защищённом костюме
— Не стоит утруждаться Сергей Викторович — ответила с гордостью Кузнецова — Похоже мне самой стоит всё объяснить и потребовать объяснений
Указала она на разбросанные предметы на полу, которые Оксана хотела использовать для взятия биоматериала у пациентки.
— Что здесь происходит Оксана Владимировна?
Суровым тоном, потребовала Кузнецова ответа, в тот момент когда пациентка, словно как послушная собачка, заметив эту женщину в бокс, села на койку, и опустила виновато взгляд.
— Я что даже кофе нормально уже выпить не могу?
— Я выполняла свою работу
— Свою работу? — отражая на лице недовольство, подошла Кузнецова к Оксане, схватила за кисть руки, женщина была готова выплеснуть на неё все эмоции — Почему Подольская мне звонит, когда я в кафетерии и говорит, что моя племянница на вас Орлова напала?
— Ну во-первых!
Показала Оксана, поднимая указательный палец к верху, обращая таким жестом на себя внимание женщины, которая неустанно держала её за руку.
— Ты не говорила мне что это твоя племянница — указала Оксана пальцем, другой руки, на пациентку
— А я не обязана обобщать с вами свою личную жизнь
— Что простите? — возмутилась Оксана, не принимая для себя такой ответ от этой женщина, которая имела наглость так с гордостью смотреть ей в глаза, медленно отпуская руку
— Я не обязана вам говорить — повторилась Кузнецова, продолжая раздирающей гордыней смотреть на Оксану — Что она моя племянница, если вас что-то не устраивает……
«Вот этот самый момент, когда стоит бросить разменную монету и посмотреть, что она может мне ответить», представила Оксана, поймав удачный момент в разговоре, как раз в то самое мгновение, когда можно было выторговать для себя, разумную цену в сложившемся споре!
— То что? — удивлённо Оксана с ухмылкой посмотрела на Кузнецову, как раз в тот момент, женщина обернулась и перевела взгляд на Громова — Я могу ведь прямо сейчас уйти и меня ведь ничто теперь тут не держит?
— Уверяю
Лестной улыбкой, ответила коброй Кузнецова, обнимая Оксану за талию, когда они обе были в защитных костюмах, женщина хотел создать тесный рабочий диалог.
— Возможно мы не так друг друга поняли
Высказывала своё мнение майор, теперь с такой ангельской нежностью, что будто готова была растелиться перед Оксаной на полу умоляя не уходить.
— Тебе лично Громова — показала она пальцем в сторону Сергея Викторовича, который стоял с ошарашенной блондинкой за стеклом — Это будет дорого будет стоить, поверь мне
— Уже думаю
Ответил в микрофон наклонившись к нему Громов, мужчина казался подавленным, Оксане показалось на то мгновение этого разговора, что Кузнецова имеет над ним некую власть.
— Как я с вами Анна Сергеевна расплачусь
— Не расплатитесь
Утверждала Кузнецова, показывая на Громова пальцем, в защитном костюме так, как будто уже вызвала его своим аргументом на дуэль, от чего у мужчины по лбу выступили капли пота.
— Вы даже не представляете, как вы меня Сергей Викторович, заставляете сейчас унижаться
— Вас унижаться? — рассмеялась Оксана озорным смехом, прислонила руку к груди, шикарной формой улыбки, раскрыла губы — Ага вот как раз вас именно Анна Сергеевна и унизишь
— Ну так что будем делать? — поинтересовался Громов, обращаясь к Оксане и Кузнецовой, когда они обе находились в боксе с пациенткой
— Ладно делайте свою процедуру — махнула рукой Кузнецова, было видно, как всё происходящее её явно изматывало — Я побуду в палате, чтобы Анжелика ничего дурного тут не учудила
— Тётя
С тяжёлым дыханием воскликнула пациентка, была против этого, испуганным взглядом посмотрела на то, как Оксана нагнулась и с пола подняла скальпель и иглу для биопсии.
— Ты хоть понимаешь…..
— Нет Анжелика! — возразила Кузнецова и явно своим командирским голосом, внушала доверие к себе у пациентки — Хватит, скажи спасибо что твоя мать не знает, она до сих пор ищет тебя, с тех пор как ты убежала из дома
— Моя мать…..
— Прекрати! — не хотела даже слушать Кузнецова, как пациентка наговаривает на её сестру — Не смей даже пикнуть что-то на свою мать и только ради неё я не говорю где ты и что с тобой
— Да нет же — начала ёрничать пациентка, даже в таком тяжёлом состоянии, ей хотелось доказать что-то, когда по симптому учащённого дыхания и тому, как тягостно ей было дышать, Оксана распознала приступ тахикардии — Давай мы ей все позвоним и расскажем
— Нет! — испугалась Кузнецова, хоть эта женщина и казалось для Оксаны сильной волей, но в этот момент она отвернулась и посмотрела на Громова, в этот момент на её глазах словно появились слёзы отчаяния — Вера не должна знать, что ты тут!
— И как же ты это скроешь?
Спросила пациентка, обращаясь к Кузнецовой словно как играла с ней, девушка хотела вывести её из себя, пока Оксана подготовила другой скальпель, стоя у столешницы, положив всё на тележку.
— Скора она ведь узнает и так где я — опустив отчаянно взгляд, говорила пациентка, словно выражая напоказ, какие у неё напряжённые отношения с тётей — И что ты тогда будешь делать?
— Доктор Орлова — нахмурив от обиды губы, Кузнецова, как могла игнорировала бурные возгласы племянницы и казалась для всех стойкой — Проводите всё что хотели, а я её подержу, чтобы она больше вам не угрожала
— Хорошо — любезно улыбнулась Оксана, положила всё нужное вновь на тележку, которая стояла у кровати пациентки — Только вы её держите
— Я привяжу эту мерзавку ремнями к кровати — ответила Кузнецова, когда с лёгкостью и военной силой воли — И сделайте всё так, чтобы она испытала на себе максимальную боль от процедуры
«Дура блядь какая-то, я конечно и зла на её полоумную племянницу, но я не садист», кивнула одобрительно головой Оксана, обработав место пункции, специальным тампоном в смоченном растворе, на руке пациентки.
— Что вы делаете? — заметила Кузнецова шприц с лидокаином в руках у Оксаны — Я же сказала вам без анестезии, я хочу чтобы она испытала всю боль, что терпит её мать
— Это раствор антисептика в кровь — убеждала Оксана, стараясь придать лицу, когда сама не поняла даже что сказала — Необходимая процедура при биопсии
— Ладно — вздохнула Кузнецова, когда Оксана поняла, что эта женщина ни слова не поняла из того, что только что ей сказала — Делайте

При проведении трепанобиопсии Оксана произвела обеззараживание кожи, место прокола.

После чего Оксана пальцами растянула и проколола кожу, слегка вращая иглу, пациентка в этот момент испытала в мимике лица неудобство, находясь привязанной к постели.

Когда игла достигла глубоких слоев и клетчатки, Оксана медленно извлекла ее.

Затем аккуратно пинцетов захватила и отсекла столбик биоптата, используя для это хирургические ножницы.
Оставшееся отверстие более трех миллиметров в диаметре, Оксана выполнила сшивание кожи косметическим швом, пока пациентка всё, больше корчилась от боли, в тот момент когда ей накладывали швы. После окончания манипуляций место прокола, Оксана еще раз обработала антисептиком.
— Это образец
Положив биоптат в пробирку, обратилась Оксана, обернувшись к Кузнецовой, которая стояла у неё за спиной, как надзиратель за своей племянницей.
— Нужно срочно доставить Леоновой в лабораторию
Рассказывала Оксана, внимательно наблюдая за женщиной, которая медленно взяла пробирку с извлеченным биоптатом кожи её племянницы.
— Она хоть и дура, но лучший специалист вирусолог
— Ладно — уныло вздохнула Кузнецова, поставив пробирку с извлечённым биоптатом на столик рядом с кроватью — После того, как её развяжу
— И скажите медсестре
Направляясь к выходу из бокса, ответила Оксана, обернувшись посмотрела на то, как Кузнецова освобождала свою племянницу из-под ремней на кровати.
— У которой есть сюда допуск — указала Оксана жестом пальца в защитном костюме, на всю комнату защищённого бокса — Чтобы взяла кровь на лабораторные исследования, я хочу узнать, что конкретно послужило причиной заражения, не верится мне почему-то что это черная оспа
— Надеюсь в следующий раз Орлова — ответила Кузнецова недовольно, после того, как освободила пациентку от ремней, которым она была привязана к кровати — Вы спросите разрешения, прежде, чем войти в этот бокс!
— Надеюсь — ответила Оксана, набирая на панели команду, нажимая на сенсор в защищенных перчатках — Что больше мне сюда входить не придётся
— Я тоже на это надеюсь — ответила Кузнецова, после того, как Оксана вышла из бокса и двери за её спиной плавно закрылись
«Дура какая-то», с презрением посмотрела Оксана на семейную пару тёти и племянницы через стекло, когда проходила процедура обеззараживания горячим паром.
— Ну и чего вам удалось добиться? — поинтересовался Громов, стоя недовольно у закрытых дверей обеззараживающей комнаты стеклянного изолятора
— Ну хотя бы взять материал кожи и подкожной клетчатки для изучения
— Анна Сергеевна вас и близко не подпустит к реанимационному отделению
— Надеюсь что больше
Убеждала Оксана, расстегивая молнию на себе защитного костюма, села на скамейку, тяжело вздохнула, так как в нём было действительно душно и тяжело дышать.
— Видеться с пациенткой у меня нужда отпадёт
— Она могла порезать вам костюм — упрекнул Громов с недовольством — Или того хуже, вогнать вам скальпель или иглу в живот, чтобы я тогда сказал вашему отцу?
— А вот вы и подумайте — не хотела говорить с этим мужчиной, ответила Оксана, когда покидала защищённый костюм, вылезла из него оставив лежать на скамейке
— Вы же кажется были в платье
— Под которым ничего не было! — возмущённо заявила Подольская с недовольным лицом, словно кошка пряталась за спиной у Громова
— Анастасия Павловна — обернулся Громов к назойливой блондинке, которая достала его уже своими высказываниями и ябедничеством — Подробности личной жизни, Оксаны Владимировны, меня не интересует
— Мне нужно осмотреть место где она подцепила этот вирус — рассказывала Оксана, освободившись от костюма, взяла своё платье оставленное на скамейке
— Боюсь с этим могут быть проблемы — ответил Громов, когда Оксана сложив своё платье, повесила его на согнутую руку, мужчина словно постеснялся посмотреть ей в лицо
— Интересно знать почему? — подошла Оксана к панели, нажав на сенсоре открытие обеззараживающей комнаты
— У нас пока нет разрешения от собственника — рассказывал Громов, когда Оксана на него так недовольно посмотрела, покидая комнату обеззараживания
— И когда же вы собирались об этом сообщить? — переступая порог изолятора, Оксана возмутившись неясности ответа со стороны Громова, была готова уже испепелить взглядом
— Тут не всё так просто
— Твою мать Сергей Викторович! — воскликнула Оксана, не считала и не воспринимала для себя отговорки Громова — Это дело которое угрожает эпидемией, федеральной важности
— Я добуду вам разрешение суда — ответил Громов, опустив виновато голову перед Оксаной, отошёл в сторону позволяя ей пройти
— Да уж постарайтесь! — с недовольным видом обернулась Оксана, посмотрев на Громова
— Оксана
Окликнула Оксану белокурая девушка в белом халате, как раз в тот момент когда она направлялась к выходу из реанимационного отделения, одевания на лицо медицинскую маску.
— Подождите пожалуйста
«Блядь опять эта дура за мной увязалась, интересно и чего ей теперь надо?», остановилась Оксана, изнурённо вздохнула, поднимая голову в потолок, услышала догоняющие шаги блондинки.
— Мне кажется я знаю как нам попасть в эту стройку
— Вы знаете как достать разрешение? — поинтересовалась Оксана повернувшись к девушке, которая ускорив шаг хотела её догнать
— Ну как бы не совсем — смутилась блондинка, опуская голову виновато вниз, девушка казалось как будто что-то недоговаривала
— Ну так вы поможете или нет?
— Я знаю хозяйку которой по праву принадлежит это заброшенное здание
— Для начало что за заброшенное здание? — поинтересовалась Оксана, внимательно наблюдая за лицом девушки
— Это что-то элеватора
Пояснила Подольская, когда они вместе с Оксаной, направлялись по реанимационному отделению в сторону выхода. Белокурая девушка так внимательно посмотрела на Оксану, как будто поняла, что этот ответ её не удовлетворил и решила добавить.
— Ну знаете старый советский элеватор — говорила Анастасия, вызвав тем самым смех в глазах у Оксаны, когда она сдержавшись едва, прислонила пальцы к губам — Ну там где зерно……
— Я знаю что такое элеватор — встав у закрытых дверей реанимационного отделения, ответила застенчиво Оксана, убирая пальцы от маски на лице — Можешь не продолжать
— Да что это я в самом деле — смутилась Подольская с какой внимательностью на неё продолжала смотреть Оксана, когда открыла перед ней дверь, позволяя блондинке выйти первой
— Так ты говоришь, что знаешь хозяйку?
Поинтересовалась Оксана, когда вышла из реанимационного отделения, переступая порог, удивлённо посмотрела на солдат, что несли караул перед входом.
— Ну и как хорошо?
— Ну вообще-то — обвив пальцами плечевой сустав левой руки Оксаны, девушка снизила тон своего голоса до шепота — Это как бы моя тётя
— Ты блядь издеваешься? — вскрикнула Оксана, когда услышала такое, так удивлённо посмотрела на блондинку — Ну и в чём же проблема нам, просто зайти туда и получить разрешения
— Я говорила что не всё так просто теперь
— Так блядь в чём проблема? — грязно ругаясь матом, Оксана обвила руками талию и возмутившись тайнам девушки на неё продолжала смотреть напряжённым взглядом — Объясни!
— Давайте поговорим у меня в кабинете
— А почему не здесь? — поинтересовалась Оксана, возмущённо посмотрев на девушку, которая уходила дальше по коридору, оставив её стоять одну — И как я найду твой кабинет
— Уверяю — обернувшись ответила Подольская, когда вошла в фойе между терапевтическим отделением и отделением интенсивно терапии — Если спуститесь в поликлинику, то не ошибётесь не пройти мой кабинет на втором этаже
— Не ошибусь не пройти
Ухмыльнулась Оксана медленно вошла в фойе, посмотрела на кресла и столик между ними, служившим уголком которым являлась зоной для свидания с пациентами.
— Что же это интересно
— Ничего интересно — любезно улыбнулась блондинка, когда подошла к ступенькам лестницы, посмотрела на Оксану, как она расположившись в кресло наблюдая за белокурой бестией соблазнительно прикусывая краешек губы — Я пока поставлю чайник
— Что же
Сомкнув колени ног вместе, сидя в кресле, отчаянно произнесла Оксана, касаясь пальцами свисающих локон, золотистых волос, оставаясь в полном одиночества.
— Чай наверно это то что мне будет нужно
Прошептала Оксана, когда оказалась в этом вестибюле совершенно одна, продолжая смотреть на пустоту лестницы по ступенькам которой с загадочной улыбкой спустилась белокурая девушка.
«Странная она какая-то, но она может помочь мне попасть на место где заразилась пациентка, я могу взять пробы обследовать там всё», предаваясь мечтаниями, Оксана осталась одна, в пустом помещении, соблазнительно прикусывая краешек губы.


Направляясь по коридору поликлиники, держа на согнутой руке платье, Оксана посмотрела на собравшихся пациентов, что сидели на скамейках по обеим сторонам. Здесь сидели представители самых разных возрастом от пожилых, людей пенсионного возраста, до более молодых, начинающих трудиться людей. Каждый из которых был занят своим делом, кто-то читал газету, предаваясь утехам цивилизации уходящего прошлого, а кто-то просматривал интернет странички используя телефоны и планшеты. Воздух тут казался слегка душных, из-за количества разных парфюмерных изделий, Оксана путала запахи, направляясь по коридору, аккуратно пальцами поправила маску на лице, чтобы она не сползала.
— Кто в 214 последний? — обратился парень в чёрной кофте и джинсах трубами, видно только что с улицы, так как на ресницах еще до конца не оттаял снег
— Я — поднимая руку ответила дама в красном платье, сидящее на скамейке, рядом с которой прошла Оксана, обернувшись так на неё посмотрела
— Сейчас моя очередь! — возразил мужчина, не пропуская темноволосую девушку с короткой стрижкой войти в кабинет, как раз в тот момент когда из него выходила рыжеволосая женщина
— Я только спросить — убеждала брюнетка в красной кофточке, пулей залетела в кабинет
— Да куда же ты! — отчаянно вздохнул мужчина в белой рубашке и джинсах, развёл руками, после чего почесал ладонью густую щетину — Ну как всегда, этих женщин ничем не остановишь
— Опять какая-то наглая проститутка — возмутилась пожилая женщина в сером платье и вязанной такой же пепельной шалью на плечах
— Следите за языком бабуля
Возмутилась дама в красном платье, на которую Оксана когда прошла рядом, вновь обратила внимание, остановившись на короткое время, обернулась.
— Она моя подруга и ей действительно, просто спросить
— Так поучите свою подругу манерам дамочка!
Возмутился мужчина, вступаясь за пожилую женщину, с недовольной физиономией на лице, показал пальцем на даму в красном платье.
— Я уже который час тут стою, пока каждый подходит и говорит, что ему просто спросить
— Так не пропускай в чём проблема — выразила она такую же пафосом мимику на лице, выставив нижнюю губу, посмотрела на мужчину, будто захотела взбучку — Яйца не отрастил
— Что ты сказала! — возмутился мужчина и будто хотел уже ударить назойливую девушку, но сдержав ладонь, сжал её в кулак и корчась ни лице, медленно опустил руку и повернулся спиной
— Вот стой и не ной — рассмеялась дама в красном платье, посчитав неспособным за себя постоять этого мужчину
«Как всё-таки хорошо, что именно мне не надо в этот блядский кабинет», ухмыльнулась Оксана, наблюдая какое-то время за сценой в коридоре поликлинике, после чего направилась дальше
Подойдя к кабинету Оксана увидела на двери табличку гинеколога, на котором была фамилия Подольская Анастасия Павловна. Мило улыбнувшись, скрывая искушенную форму улыбки, Оксана обвила пальцами пластиковую ручку, легонько нажимая на неё. Оксана почувствовала лёгкий запах корицы, как только открыла дверь и простоту просторного кабинета, приятно благоустроенного. Было слышно как в кабинете закипал чайник и как метель, всё еще свистела за закрытым пластиковым окном, мела пурга, видимость была словно как закрыта.
— Оксана заходите — выглянула блондинка из соседней комнаты, одного общего кабинета — Я сейчас приду, посидим, чаю хотите?
— Ну наверно теперь уже не отказалась если предлагаете
Вошла в кабинет Оксана закрывая за собой дверь, осматривая с удивлением просторный кабинет, заглянула, не удержавшись в смотровую комнату из которой вышла блондинка.
— У вас Анастасия просторный кабинет
— Спасибо — любезно улыбнулась Подольская, отставляя дверь смотрового кабинета открытой, прошла мимо Оксаны, словно давая ей почувствовать свой нежный парфюм, направляясь к чайнику, что стоял на её тумбе, рядом с рабочим столом — Вы проходите не стесняйтесь
— Ваш кабинет в самом конце — уточнила Оксана указывая на закрытую дверь к которой подошла Подольская, повтором замка, закрыла его изнутри — В закутке
— Да сюда мало кто ходит — утверждала Анастасия, после мило обернулась, девушка, как ни в чём не бывало отошла от двери
— Это не удивляет
Ухмыльнулась Оксана, положив платье на подлокотник белого мягкого диванчика справа от входа, продолжала осматривать кабинет которым были увешаны картины на стенах.
— Любите цветы? — поинтересовалась она, когда девушка прошла у неё за спиной, любезно улыбаясь, словно привлекая к себе внимание, посмотрела на картину с фиалкой, куда смотрела так с интересом Оксана — У вас их тут так много
— Они помогаю расслабиться
Играя бёдрами, блондинка, прошла мимо диванчика покачивая бёдрами, оставляя за собой оттенок вкуса парфюмерии такие как пион, жасмин и белая лилия. Халат на теле белокурой бестии, смотрелся так сексуально, подчеркивал так сочно изгибы её стройного тела, выражая и в тоже время преображая их в естественной сексуальной форме. Анастасия была словно ангел, скрывающий некую порочностью за невинной улыбкой смазливым личиком обольщение которым могло свести с ума.
— Люблю цветы — выразилась девушка, когда подошла к столу, коснувшись пальцами спинки кожаного кресла — И к тому же без ума люблю власть над кем-то
— Это всё удивляет — восхитилась в улыбке Оксана когда подошла к стулу, посмотрела на милую блондинку — Но вы говорили, что сможете помочь мне попасть на ту стройку, где заразилась пациентка
— Присядьте — указала Подольская на одно из мягких кресел, стоявших боком к окну в просторном кабинете, между которыми был небольшой чайный столик — Давайте поговорим
— Там вон в палате — указала Оксана недовольно и раздражённо на закрытую дверь — Умирает пациентка, от вируса, который мне почему-то кажется что это не чёрная оспа
— Просто поймите
Вскрикнула в первые, с таким жалким лицом, блондинка тоже кусала губу, так как сильно нервничала, разливая кипяток, закипевшего чайника прямо по кружкам.
— Тут не всё так просто
— Интересно
Удивилась Оксана в улыбке, обернувшись встала у мягкого кресла, посмотрела как девушка наполнила кружки заваркой, отвернулась и подошла к столику между двумя кресел.
— Она же ваша тётя
— Вы многого о ней не знаете — ответила Подольская направляясь с кружками с чаем к креслам на одно из которых села Оксана
— Послушайте — обернулась Оксана так оживлённо посмотрела на блондинку — Мне просто нужно попасть туда взять пробы и изучить всё под микроскопом
— Я вас понимаю — обернулась белокурая девушка, когда поставила кружки с чаем на столик, нагнувшись так, чтобы одетый на ней белый халат, слегка оголил бёдра
— Ну так в чём проблема?
Поинтересовалась Оксана, настойчиво требуя взглядом ответа, наблюдая за тем, как изощрённо нежно слегка издавая стон вздохнула блондинка, отошла от столика, подошла к креслу.
— Поговорите с ней, пусть она нас пустит
— Она уже знает про этот случай — утверждала Анастасия присаживаясь в свободное кресло, девушка легонько пальцами пододвинула кружку с чаем к Оксане — И естественно не захочет опорочить своё имя каким-то инцидентом
— Мне нет дела до её имени и чести — взяла Оксана предложенную кружку с чаем, застенчиво улыбнулась девушке которая так с интересом на неё смотрит
— А ей есть — подняла кружку с чаем, отрывая от стола, возразила блондинка — Она уважаемая гордая собой женщина, которая пользуется авторитетом среди влиятельных людей в Москве
— Пусть просто позволит мне одной пройти туда и всё обследовать
— Это частная территория — убеждала, говорила нежным голосом Анастасия отпивая глоток чая с кружки, словно создала интригу игры взглядов с Оксаной
— На которой обнаружился вирус черной оспы
— Ну это еще надо доказать
— Прости что! — воскликнула Оксана, отпила чай с корицей, почувствовала странный вкус, который словно манил попробовать еще — Что тебе доказать нужно?
— Мне вот лично ничего — продолжая играть взглядом, белокурая девушка строила скрытую притягательность с Оксаной — А вот на счёт остального, у нас точного убеждения того, что эта девушка подцепила этот вирус именно на это элеваторе
— Блядь — прошипела Оксана, стиснув зубы, но почему-то после нескольких глотков чая, убедилась что не могла злиться — Мне кажется ты меня не понимаешь
— Что-то не так? — поинтересовалась блондинка, удивлённо посмотрев на Оксану, как она с трудом поставила кружку на столик перед собой, прижала ладонь ко лбу
— Что-то мне не по себе — почувствовала резкую слабость и упадок сил, утомлённым голосом ответила Оксана, ощущая, как пот обильными каплями выступил на её лице
— Так
Вела себя Подольская, словно так и должно быть, когда встала с кресла, блондинка медленно подошла к Оксане, когда она чувствовала слабость, тошноту и головокружение.
— Давайте пойдёмте со мной
— Что случилось? — потребовала ответа Оксана и лишь только когда девушка взяла её за руки с усилием встала на ноги, но они были как ватные и совсем её не слушали
— Пойдём Оксана — подставив Оксане своё плечо, хрупкая блондинка, почти облокотила её тело на себя, направляясь с ней в смотровую комнату
— Почему я…….. — не поняла Оксана, когда уже не могла говорить, глотательные мышцы, будто все онемело и не слушало — Почему я……..
— Атрофия глотательных мышц
Поняла сразу блондинка, когда они с Оксаной вошли в смотровую комнату, Подольская уже несла её тело на себе, проходя по кафельному полу к смотровой кушетке, напротив.
— Транквилизатор достаточно быстро подействовал
Уложила блондинка на смотровую кушетку Оксану, начиная снимать с неё медицинскую одежду, медленно и достаточно ловки стянула обувь и потом штаны.
— Я не ожидала такой быстрой реакции
Высказывалась блондинка, скинув медицинские штаны, что были одеты на Оксане на пол, девушка подошла к ней и начала снимать рубаху в то время, как колпак что был на её голове, сам упал с кушетки.
— Хотя учитывая ваше хрупкое тело
Освободив Оксану от рубахи, что была одета на ней, оставив полностью обнажённо, девушка подошла к двери смотрового кабинета, плавно её закрывая, вставив ключ в замочную скважину провернула, оставляя его там.
— Думаю стоило это учитывать — рассказывала блондинка, встав рядом с кушеткой на которой лежала Оксана — Что же попробуем вас переложить на кресло для осмотра и выведению токсина, когда я закончу
Поднимая с большим усилием Оксаны на руки, девушка тяжело пыхтя направилась с ней к гинекологическому мягкому креслу, на которое тут же её положила, пройдя пару шагов.
— Фу….. — отчаянно вздохнула Подольская, вытирая пот со лба — С виду вы кажетесь хрупкой, я вас ели донесла Оксана
Во рту у Оксаны всё онемело, она не могла даже шевелить языком или губами, в то время, как блондинка, медленно взяв одну ногу положила её на подставку, затянула кожаным ремнём.
— Вы наверно думаете — отдышавшись, девушка тяжело вздохнула, взяла вторую ногу Оксаны, поставив её на подставку, прочно притянула кожаным ремнём — Почему вы даже говорить не можете, даже глотать, но ваше тело еще в сознании
«Эта сука меня отравила, что-то мне дала, но почему……», не могла даже собраться с мыслями Оксана, комната словно плыла перед ней, когда она лежала на смотровом гинекологическом кресле, свисая головой вниз, в тот момент, когда блондинка, фиксировала ей руки.
— Вы наверно и думать уже не можете
Закрепив руку Оксаны к смотровому креслу, кожаным ремнём, нагнулась блондинка над её свисающей головой вниз, когда рот сам открылся. Подошла девушка после этого к столешницам, отодвигая ящик, блондинка мило обернулась, заметила, как Оксана оставаясь в сознании при ясной памяти и уме наблюдала за ней.
— Так давайте померим сначала температуру
Подошла она к креслу на котором лежала Оксана, положив ладонь ей на гладкий лобок, кончиком термометра, словно давая привыкнуть, играя, коснулась её ануса.
— Головку чуть выше
Блондинка другой рукой, ладонью приподняла голову Оксаны, когда мышц всего её тела были атрофированы и она ничего не могла сделать. Медленно всовывая в анус Оксане градусник, так чтобы она в достаточности почувствовала стеночками сфинктера, как гель смазка обволакивает их обеспечивая скользкий эффект проникновения в себя инородного тела.
— Вот так вот
Потрогала она большим пальцем кончик градусника, что торчал из ануса Оксаны, прислонив другой градусник к её влагалищу, Подольская словно сходила с ума от такого издевательства.
— Теперь второй градусник
Так же медленно ввела она пропитанный смазкой градусник в половые губы Оксаны, холодок смазки которого она ощутила нежными стеночками. Тело было атрофировано так сильно, что Оксана не могла даже выразить неудобства в мимике на лице, оставаясь лежать на смотровом гинекологическом кресле со стеклянном взглядом. Всовывая его так глубоко во влагалище, блондинка оставила торчать лишь его кончик, который назойливо потеребила пальцем, чтобы Оксана испытала в себе больше чувств от термометра во влагалище.
— Ну и последний
Подошла блондинка к голове Оксаны, нежно пальцами отодвинула ей челюсть засовывая в рот градусник, оставила его кончик под языком.
— Ну кажется всё готово
Оставляя последний градусник во рту у Оксаны, девушка подошла к прибору для электрокардиографии, взявшись рукой за пучок проводов его датчиков.
— Я понимаю — говорила блондинка, словно пыталась пронзить Оксану откровенностью, встав рядом с креслом, Анастасия прицепляла датчики электронного, регистрирующего показания биения сердца прибора, к её груди — Вы все чувствуете и всё будите помнить
Холодным касанием присоски, блондинка нагло прицепила один датчик к соску Оксаны, потом другой точно так же, разместив по окружности так же моросящим касанием, несколько.
— Но я выведу с вас токсин — убеждала блондинка, включив показания прибора, после того, как прикрепила все датчики к бюсту груди Оксаны — Иначе он будет действовать больше суток
Касаясь пальцами живота Оксаны, блондинка с лестной улыбкой, как будто ничего не происходит посмотрела на неё. Состояние Оксаны было такое, что она даже думать не могла, лишь принимать и смириться с происходящим над её телом надругательством.
— Я просто осмотрю вас
Убеждала блондинка, встав у столешницы, взяла гинекологическое зеркало, соблазнительно провела по нему коготком, когда подошла к креслу на котором беспомощно лежала Оксана.
— После чего выведу токсин из вас
Извлекла она из влагалища Оксаны термометр, положив его в миску, девушка пододвинула стул и расположилась между её раздвинутых ног, что были привязаны кожаными ремнями.
— Я сейчас аккуратно введу его в вас — говорила блондинка обрабатывая зеркало смазкой — Вы конечно Оксана всё почувствуете, но токсин что в вас, не позволит даже изменить морщинку на вашем лице, вы будите всё чувствовать, но не сможете ничем это выразить
Начала белокурая девушка медленно вставлять зеркало во влагалище Оксаны, в то время, как она никак не могла показать свои эмоции, болезненные резкие ощущения стенок влагалища.
— У вас красивая грудь Оксана
Похвалила девушка, как вставила болезненным мучением зеркало в Оксану, медленно начала раздвигать стенки влагалища. Девушка растянула так влагалище, что градусник который был у Оксаны во рту выпал, а обильная слюна сочилась прямо на спинку на которой она лежала, смотрела с ужасом, переживая боль, что терзала её разум адскими для неё муками. Блондинка до максимума растянула стенки влагалища, так что Оксана через боль раскрыла губы, не могла даже простонать, так как не управляла голосовыми связками и глотательными мышцами.
— Любая девушка позавидует вашей груди Оксана
Включила она свет и нагнулась к раздвинутым ногам Оксаны, после чего отвлеклась на стук в дверь в её кабинете, который отвлёк знойную блондинку.
— Полежите пока так — вставая со стула, ответила недовольно Подольская, спустила маску с лица, прислонила пальцы в резиновых перчатках к лобку Оксаны — Хотя куда вы денетесь
Подошла она к лицу Оксаны, и взяла салфетку, аккуратно подтёрла вытекающую слюну из её рта, после взяла градусник и положила его в миску на рядом стоящую столешницу.
— Да иду я иду
Так же возмущенно ответила Подольская, оставляя Оксану лежать привязанной к гинекологическому креслу, пока в дверь её кабинета кто-то стучал
— Что потерпеть уже не можете
Открывая дверь смотрового кабинета, девушка переступила порог, вышла закрыла за собой дверь, оставляя Оксану лежать привязанной к креслу, когда она хотела уже кричать от боли.
— Да иду я иду — подошла девушка к двери с недовольным голосом, поворачивая замок, после чего открыла её
— Настя — услышала Оксана удивлённый голос Марины Мироновой, после чего так же стук её шагов в кабинете — А почему ты закрылась?
— Ну так у меня обед же — было слышно, как по голосу блондинка смутилась увидев кого-то, но скрывала своё волнение — Я просто решила чай попить
— Ну так Анастасия — услышала Оксана на удивление голос Тихонова в кабинете, была рада тому что этот мужчина прервал хоть немного её мучения — Говорят Орлова жива и вернулась, вы не видели её случайно?
— Нет не видела — взволнованно ответила Подольская, после чего в кабинете, за закрытой дверью Оксана слышала лишь тишину — А с чего мне её видеть
— Так это же платье Орловой — восторженно ответила Миронова
— А…. ну да конечно — начала искать отговорки Анастасия — Оксана заходила, но вот куда-то убежала, её здесь нет
— Ты всегда держишь дверь смотрового кабинета открытой — с сомнением высказывалась Миронова, начиная что-то подозревать — Если там конечно никого нет
— Проветриваю помещение — подбежала быстро к двери девушка, было слышно, для Оксаны, как кто-то встал к ней спиной — Ничего особенного, надо же иногда выводить этот запах
— Я здесь — унылым голосом произнесла Оксана, изнывая от сил, стала чувствовать, как в её теле возвращается чувствительность — Я здесь!!!! — прокричала она от дикой боли, растянутых стенок влагалищем, когда внутри было зеркало а на его поверхности смоченный тампон кокосовым маслом
— Что! — воскликнула Миронова, оттолкнув по всей видимости, как услышала Оксана, знойную блондинку, после чего шатенка, как разъярённый зверь ворвалась в смотровой кабинет, но то что она увидела шокировало её — Что здесь происходит?
— Я хотела…..
— Настя! — воскликнула Миронова, посмотрев на Оксану привязанную к креслу для осмотра и как она ныла от боли, находящегося в ней зеркала — Нет Валерий Валерьевич не входите
— Но почему? — возразил Тихонов, хотел войти но понял по взгляду Мироновой с которым она на него посмотрела — Ладно
Отошёл в сторону Тихонов, снова вошёл в кабинет, заведующий больницей вёл себя так, как будто ему предстоял разговор с Подольской.
— Не потрудитесь объяснить Анастасия Павловна, что тут чёрт возьми происходит?
— Оксана
Подошла Миронова к Оксане и тут же ослабляя влияние зеркала, девушка аккуратно извлекла из неё его вместе с оставленным в нём тампоном.
— Всё нормально, всё вот я извлекла его
— Марина! — начала вести себя взволнованно Подольская, посмотрев на свою подругу, а потом на заведующего, когда вновь вбежала в смотровой кабинет
— Вон! — указала на дверь Миронова, шатенка едва себя сдерживала и была готова уже сорваться на свою подругу — Пошла вон!
— Я всего лишь хотела ей организовать встречу с тётей — обиженно ответила Подольская, после чего блондинка направилась к выходу
— Вам же сказали Анастасия Павловна — указала Тихонов на дверь, произнося это суровы голосом — Уйдите отсюда!
— Господи Оксана — выключая прибор регистрирующий показания сердцебиения, Миронова, начала поспешно снимать — Что она с вами наделала
— Верни её — изнывающим голосом простонала Оксана, оставаясь лежать привязанной к креслу, испугалась того, с какими словами блондинка покинула этот кабинет — Слышишь
— Что простите? — была не согласна Миронова, оставляя датчики прибора на теле, так и не успев их снять — Она ведь издевалась над вами?
— Если она это делала — изнывала Оксана от бессилия, была уже готова потерять сознание, но держалась из последних сил — Значит она действительно готовила меня к своей тётке
— Мы добудем разрешения и без тёти Насти! — убеждала Миронова, вновь прицепив датчики к груди Оксаны, оставив всё так, как было
— Что она там говорит? — поинтересовался Тихонов, оставаясь стоять в соседнем кабинете
— Верни её — изнывая бессилием, потребовала Оксана, повторяя свою просьбу — Она нужна мне
— Об этом не может быть и речи
Вошёл в тот момент Тихонов, когда Миронова инстинктивно, будто зная, что он войдёт, накинула на тело Оксаны простынку, тем самым скрывая всю под голубой тонкой тканью.
— Я распоряжусь, чтобы её уволили — встал заведующий в ступор заметив Оксану голую, прикованную к гинекологическому креслу, прикрытую лишь тонкой простынкой
— Это уже не первый случай — опустила виновато взгляд Миронова, будто хотела признаться мужчине и в другом — Были и другие
— И вы молчали? — возмутился Тихонов, суровым взглядом посмотрел на шатенку, когда она опуская голову, отошла к смотровой кушетке — А что с вашим лицом Оксана Владимировна
— Ты ему не рассказала? — повернула Оксана взгляд в сторону девушки, которая села на кушетку
— Еще не успела — смутилась Миронова, ка бы она не выставляла себя гордой, эта девушка не была такой же строптивой и жестокой как её сестра близнец
— Верни мне эту блондинку! — произнесла Оксана возмущённо, посмотрев недовольно на Миронову, которая как ни в чём не бывало, оставалась сидеть на кушетке, положа ногу на ногу
— Нет! — возразил Тихонов, мужчина с любопытством рассматривал лицо Оксаны — Мне уже сообщили, что с таким лицом я вас не узнаю, так что собственно произошло?
— Вы переменчивы Валерий Валерьевич — унылым голосом говорила Оксана и уже была готова потерять сознание, держалась из последних сил
— Поговорим на счёт вашей пациентки потом
Отошёл к выходу из смотрового кабинета Тихонов, мужчина в чёрном деловом костюме обернулся так, чтобы Оксана могла хорошо видеть его красный галстук поверх белой рубашки.
— Сейчас вас доставят в палату — продолжая стоять у выхода смотрового кабинета, рассказывал Тихонов — В реанимационную палату, вы мне нужны под полным контролем, а после, завтра я вас жду в своём кабинете для разговора
— Валерий Валерьевич! — была не согласна, воскликнула Оксана — Я не могу пойти в реанимационную палату, там ведь всё отделение усыпано охранниками Громова
— Вот пускай они на эту ночь будут вашей проблемой — уточнил Тихонов, покидая смотровой кабинет — Миронова, я надеюсь вы прекрасно поняли, куда нужно доставить Оксану Владимировну
— Да Валерий Валерьевич — опустив покорно голову, ответила шатенка, с презрением посмотрела на Оксану — Я только схожу за каталкой
— Я сама могу дойти — возразила Оксана, оставаясь лежать привязанной к креслу для осмотра, лишь едва подвигала руками — Не нужно каталку
— Нет нужно — возразила Миронова, встав у входа в смотровой кабинет — И не спорь Оксана, ты уже лично достаточно за своё короткое время в этой больнице натворила дел
— Нет постой я сама дойду — уверяла Оксана, жалким взглядом посмотрела на девушку, которая так легко поддалась на её провокации
— Ладно но идём сразу в реанимационный блок! — предупредила Миронова, показывая пальцем на Оксану, подошла к ней после того, как она одобрительно с улыбкой кивнула
— Хорошо — отчаянно вздохнула Оксана, чувствовала, как девушка отлепляла присоски прикреплённых к её телу датчиков прибора ЭКГ
— Этот лист я возьму для изучения — распорядилась Миронова оторвав его от прибора, свернула и положила к себе в халат — А что тут такого, я хочу знать информацию о всех своих сотрудниках
— Почему ты никак твоя сука сестра? — посмотрела удивлённо Оксана на девушку, которая ослабляла манжеты кожаных ремней, сковывающих её руки к поручням кресла для осмотра
— Ну не знаю — ответила Миронова, смутившись того, как Оксана на неё смотрит — Она предпочитает мужчин, богатых и властных и до ужаса не любит, когда ей перечат
— А ты другая? — поинтересовалась Оксана, размяла руку, после того, как Марина освободила её от ремней, сжала и разжала пальцы несколько раз
— Я довольствуюсь глядя на вас Оксана
— Вот как?
Изумилась в улыбке Оксана посмотрев на девушку, чувствовала, как красиво пахло тело шатенки парфюмом «Tresor de Lancôme», оттенки которого составляли роза, абрикос, жасмин и ирис в безупречно слиянии оттенков бергамота.
— Ты хочешь сказать что я тебе нравлюсь?
— Мне просто иногда нужно кого-то лелеять
— Ты в самом деле думаешь что я какая-то жалкая?
— Но вы такой кажитесь — подошла Миронова к ногам Оксаны, медленно освободила их от ремней к стойкам которым они были привязаны — Или я не права?
— Но вообще-то так-то оно так
Села на смотровом кресле Оксана, чувствовала усталость, телом словно казалось для разбитым, каждое движение любыми конечностями, доставляло столько сил и боль, чтобы его применить.
— Хотя ты знаешь — рухнула Оксана снова на смотровое кресло так, что голова свисала вниз и она смотрела на пол и на чёрные туфли Мироновой — Наверно это так
— Оксана ты не ушиблась?
Подбежала взволнованно к креслу Миронова, обвив плечи Оксаны, наступила каблуками на накидку, которая упала с её тела, когда она вновь рухнула обратно на него.
— Всё ли нормально?
— Да просто голова что-то закружилась — чувствовала Оксана, как выбивалась из сил, лежала на смотровом кресле, не могла контролировать себя и на время потеряла сознание
— Оксана-Оксана — трясла взволнованно за плечи Миронова, стараясь пробудить Оксану, когда она медленно раскрыла глаза, понимая, что теперь находится в реанимационной палате
— Что случилось? — не могла еще в себя прийти, Оксана понимала, что находится в другом месте, чувствовала мигрень и хотела прислонить руку ко лбу, но лишь её дёрнув заметила, как была прикована к кровати браслетами — Я не поняла! — возмутилась она посмотрев на Миронову
— Это для твоей личной безопасности — убеждала Миронова, мило улыбнувшись, отпрянула от Оксаны, когда она приподнимаясь хотела оторвать тело от подушки
— Для какой такой безопасности? — потребовала ответа Оксана, оставаясь лежать прикованной на постели рухнула на неё — А если мне потребуется в туалет
— Медсестра даст тебе утку
— Ты блядь издеваешься?
— А что тут все пациенты так делают
— Освободи меня! — прошипела Оксана, вновь приподнялась, но её держали браслеты прикованные к рукам за поручни медицинской кровати
— Нет! — возразила Миронова, девушка не желала даже слушать возражения Оксаны — И не думайте меня больше просить об этом
— Послушай ну отправь меня в палату — уныло нахмурив губки, произнесла Оксана, поставь охранника и я никуда не денусь
— Нет у меня свободных палат — утверждала Миронова, спокойно ходила по палате, на завесить Оксане, пока она была прикована браслетами к больничной койке
— Дай мне палату!
Прокричала Оксана, так что вены на её лице вздулись, а кожа покраснела, билась в отчаяние, звенела железными браслетами, которыми были прикованы её руки к поручням.
— Слышишь!
— Она здесь?
Увидела Оксана за стеклом своей палаты, как Громов подошёл к солдату, охранявшим вход, темноволосая спутница которая стояла за спиной у этого мужчины, являлась Кузнецовой.
— Прости солдат! — с недовольным лицом, Громов открыл дверь, отодвинув стеклянную дверь в сторону как купе
«Ну вот блядь сейчас будет выедать мне мозг своими нотациями», испугалась Оксана реакции Громова в выражение лица, которое видела на этом мужчине, как только он вошёл в палату.
— Оксана Владимировна — вдруг внезапно переменился в лице Громов, выражая обеспокоенность мужчина застыл на входе в палату — Как вы?
— Ну спасибо и на этом — мило улыбнулась Оксана, отразив ямочки на щёчках, опустила взгляд на простыню которой было прикрыто её тело — Я уже думала, что вы тут меня сожрёте!
— Мне доложили что вас отравили тяжёлым токсином — утверждал Громов, отошёл от входа открытой двери — Афобазол кажется так ведь
Миорелаксантное — расслабление мускулатуры, которое проявляется слабостью и вялостью. Является положительным фактором при снятии стресса, однако может оказать отрицательное действие при работе, требующей физической активности, и даже при работе за компьютером.
— Я потеряла способность двигаться
Рассказывала Оксана, продолжая лежать на больничной кровати наблюдала за Громовым и его темноволосой спутницей, которая оставалась стоять на входе открытой двери.
— Но однако оставалась при трезвой памяти и мышлении, но не могла говорить, а потом и думать почему-то стало хуже, на какое-то время, наступила спутанность сознания
— Это довольно сильный транквилизатор — рассказывала Кузнецова, отошла от входной двери, женщина закрыла её плавно за собой — Как вам удалось всего буквально за час восстановить работу мышц тела
— Я её ввёл нано роботов в кровь — виновато опустив голову, ответил Громов, обернувшись посмотрел, как изменилась в лице Кузнецова
— Так это в её крови миллиардная разработка, которую даже не успели испытать
— За это я прошу прощения — откашлявшись, ответил Громов, когда подошёл к Мироновой, мужчина протянул ладонь — Ключи пожалуйста
— Вы дали ей нано роботов, которые очищают и фильтрую кровь от токсинов и от разного вида инфекций? — переспросила Кузнецова, уточняя для себя слова этого мужчин
— Если бы я этого не сделал — ответил обернувшись Громов, когда сел на кровать рядом с Оксаной, вставил ключ в замок её браслета правой руки — Она бы умерла
— Вы дали ей полковник — начала возмущённо высказываться Кузнецова — Неиспытанную продвинутую инновационную технологию, а мы даже копию сделать не успели
— Мне нужно было спасти ей жизнь
— Попробуйте сказать это детям в больнице
Не могла больше видеть Кузнецова этого мужчину и находиться с ним комнате, ей стало резко противно, после чего, темноволосая женщина, поправила халат на плече и вышла из палаты.
— Которых вы обрекли своим пустым выбором — отчаянно покачала женщина головой, с презрением посмотрев на Оксану, после чего вышла из палаты, задвинув за собой дверь
«Эта сука меня считает пустым выбором, посмотрим, как она будет ошибаться, когда я выясню чем больна её тупая племянница, но это точно не чёрная оспа», была вне себя от недоумения, слова которые произнесла Кузнецова в момент выхода, ранили и задели за живое Оксану.
— Значит так Марина Валерьевна — было видно по лицу Громова, как на тот момент, вся эта напряжённая ситуация изводила его — Распорядитесь чтобы для Оксаны Владимировны, была выделена самая лучшая ВИП палата
— Я не в праве
Опустила голову Марина, девушка явно хоть и пользовалась большим уважением у Громова, но и боялась возразить мужчине, когда он был в таком подавленном состоянии.
— Решать подобные вопросы
— Так найдите того кто в праве!
Прокричал Громов, словно в пустоту, мужчина сидела на кровати рядом с Оксаной от его крика, она так вздрогнула и взвизгнула, что чуть с неё не упала, едва удержавшись за поручень.
— И я хочу — выждал какое-то время Громов, переводя дух, так как вены на его лице напряглись и он словно как помидор стал красным — Чтобы вы лично контролировали безопасность Оксаны Владимировны у неё в палате
— Что простите? — возмутилась Миронова, посмотрев недовольно на Громова — Ну уж нет!
— Мне лично позвонить Тихонову
Обернулся он и посмотрел таким суровым взглядом на шатенку, что Оксана скорее увидела в глазах мужчины, ярость зверя и даже не пыталась вставить слово в их разговор.
— И сказать ему — отдышался Громов, когда встал с кровати, мужчина словно глотнул слюну во рту — Что вы не справляетесь с надлежащими на вас обязанностями
— Да как вы смеете Сергей Викторович!
Воскликнула Миронова, девушка хоть и была смелой, но до своей внешней копии сестры ей было далеко, она не могла спорить с доминантным превосходством мужчины в этой ситуации.
— Вы забываетесь — пригрозила Миронова, словно хотела показать, что смелости ей не занимать, девушка подошла близко к Громову и встала к нему лицом к лицу
— А то что будет?
Весомым аргументом, мужчина показал свою власть на Мироновой, для него словно было игрой чувствовать что эта девушка для него авторитет, до тех пор, пока она не задела его самолюбие.
— Расскажите нам Марина Валерьевна
Расправив руки Громов словно гордясь собой, показывал, что его ничем нельзя сломить, показывал наоборот для Оксаны, какой груз тягостных проблем лёг на его плечи.
— Что же тогда будет? — потребовал мужчина ответа, когда отошёл к прикрытым стеклянным дверям реанимационной палаты, обернулся с усмешкой на лице посмотрела на Миронову
— Ничего — опустив голову, ответила Миронова, девушка не желала спорить с Громовым, в то время, как он спокойно, любезно улыбнулся, мужчина стоял на входе, словно празднуя триумф
— Что же госпожа Миронова — высказался Громов, с улыбкой посмотрев на Миронову — В какой-то мере я именно так всё и предполагал
— Ну и что мне ему ответить? — обернулась Марина к Оксане, в её глазах, девушка считала себя униженной и растоптанной, морально, этой мужчиной
— Я думаю что ничего — пожав плечами, сохраняя любезную улыбку на губах, ответила Оксана, посмотрев с такой же любезностью на шатенку в ответ
— Мне придётся провести ночь в больнице — обиженно высказывалась Миронова, с презрением смотрела на Оксану — С тобой Оксана
— Прости — отстёгивая последний наручник от левой руки, возмутилась Оксана посмотрела на шатенку с явным недовольством — А тебя разве что-то не устраивает?
— Не устраивает быть тебе нянькой!
— Ну так иди и скажи ему об этом!
Кивнула Оксана в окно реанимационной палаты за стеклом которой было видно, как Громов подошёл к Кузнецовой, когда темноволосой женщина стояла, положив ладонь, на стекло изолятора.
— Зачем ты на меня по этому поводу срываешься?
— Потому что больше не на кого
Прижав ладони к лицу упала на колени перед Оксаной, кашемировая девушка уже не могла вынести на себе тот груз эмоционального сознания, что давил на неё.
— Я устала Оксана — поднимая взгляд заплаканных глаз, медленно подогнула пальцы Миронова, давая Оксане почувствовать боль, что она испытывает
«Блядь вот всегда там», прикусывая краешек губы, Оксана ненавидела себя за то, что позволила почувствовать жалость к этой девушки и не упустить возможность её утешить.
— Ну ты чего Мариша — ответила Оксана, присаживаясь на колени рядом с рыдающей девушкой, положила руку к ней на плечо, находясь у неё за спиной
— Я не знаю Оксана — не могла унять шатенка свои слёзы, что ручьём сочились по её щекам и падали на кафель плитки, пола в палате интенсивной терапии
— Доктор Серов — услышала Оксана встревоженный голос медсестры, обратившейся к мужчине, что стоял в реанимационном отделении, разговаривал о чём-то с Кузнецовой
— Что случилось Татьяна? — обернулся Серов, когда Оксана с любопытным взглядом, оставаясь в палате, при не до конца закрытой двери
— У пациентки острая сердечная недостаточность
— Бригаду реаниматологов срочно — ускорился Серов, направляясь к изолятору, где располагалась пациентка
— Что случилось?
Взволнованно поинтересовалась Кузнецова, переживая за свою племянницу, посмотрела на Серова, когда мужчина подошёл к панели управления первыми дверьми изолятора.
— Валерий Валентинович!
— У неё острая сердечная недостаточность — ответил Серов, в замешательстве — Возможно ТЭЛА
Тромбоэмболия легочной артерии (ТЭЛА) окклюзия легочной артерии или ее ветвей тромботическими массами, приводящая к жизнеугрожающим нарушениям легочной и системной гемодинамики. Классическими признаками ТЭЛА служат боли за грудиной, удушье, цианоз лица и шеи, коллапс, тахикардия.
Окклюзия (от лат. occlusio — сокрытие; англ. occlusion) — термин, который указывает на какое-либо состояние, которое обычно открыто, а в определённый момент времени полностью закрыто.
«Внелегочная очаговая пневмония распространяется», предположила Оксана, стоя у стекла, смотрела как Серов вбегает в обеззараживающую комнату, чтобы надеть костюм.
Легочная ткань, как плацдарм для распространения, инфекционных бактерий, словно мор, они поражают, участок за участком, захватывая сектор за сектором иммунной системы пациентки. В скором времени, иммунитет пациентки сам, не способен подавить противника, инфекция, шаг за шагом, поражала ткани лёгких, от чего становилось трудно дышать и девушка чувствовала сдавливание в грудной клетке. На фоне сильного кашля пациентки, симптомом отдышки произошло микрокровотечение легочной ткани, от чего момент кашля, девушка выделяли сгустки крови на постель в которой она лежала.
— Это не ТЭЛА — отодвинула дверь Оксана, составив все факты в голове, быстро выбежала из реанимационной палаты в белой медицинской длинной рубахе — Это ХОБЛ!
Хроническая обструктивная болезнь легких (ХОБЛ) — это прогрессирующее заболевание, характеризующееся воспалительным компонентом, нарушением бронхиальной проходимости на уровне дистальных бронхов и структурными изменениями в легочной ткани и сосудах. Основные клинические признаки — кашель с выделением слизисто-гнойной мокроты, одышка, изменение окраски кожных покровов (цианоз или розоватый цвет).
Факторы окружающей среды и генетическая предрасположенность вызывают хроническое воспалительное поражение внутренней оболочки бронхов, ведущее к нарушению местного бронхиального иммунитета. При этом увеличивается выработка бронхиальной слизи, повышается ее вязкость, создавая тем самым благоприятные условия для размножения бактерий, нарушения проходимости бронхов, изменения легочной ткани и альвеол. Прогрессирование ХОБЛ ведет к утрате обратимого компонента (отека слизистой бронхов, спазма гладкой мускулатуры, секреции слизи) и увеличению необратимых изменений, приводящих к развитию перибронхиального фиброза и эмфиземы. К прогрессирующей дыхательной недостаточности при ХОБЛ могут присоединяться бактериальные осложнения, приводящие к рецидивам легочных инфекций.
Течение ХОБЛ усугубляется расстройством газообмена, проявляющимся снижением О2 и задержкой СО2 в артериальной крови, повышением давления в русле легочной артерии и ведущим к формированию «легочного сердца». Хроническое легочное сердце вызывает недостаточность кровообращения и летальный исход у 30% пациентов с ХОБЛ.
— Орлова что вы тут делаете! — упрекнула Кузнецова, когда Серов, уже одел свой костюм и проходил процедуру обеззараживания
— У неё ХОБЛ — уверяла Оксана, когда подбежала к Кузнецовой — Остановите её, он её просто убьёт, если будет думать что это ТЭЛА
— Если это ТЭЛА — возразила Кузнецова, обернувшись к Оксане — И мы будем лечить её от другого, она умрёт
— Она кашляет кровью — указала Оксана на постельное белье на котором лежала девушка, задыхаясь отдышки — Мы не можем так рисковать и думать что это ТЭЛА
— У неё боль в груди — услышав их разговор, ответил Серов, когда подошёл в защитном костюме к микрофону и нажал на кнопку за закрытыми дверьми — Это первый признак ТЭЛА
— Вы же пульмонолог — выдвинула аргумент Оксана, когда стояла за стеклом, в тот момент Серов пройдя процедуру обеззараживания, вошёл в изолятор с пациенткой — Проведите процедуру спирометрии
— Нет времени она задыхается я должен ввести ей гепарин
— Нет времени! — приказным тоном распорядилась Оксана, поставив под сомнение мнение Серова и тем самым ввела в замешательство Кузнецова и Громова, когда они стояли рядом
— Нам нужно сделать решение
— Я говорил вам не брать Оксану Владимировну — возмутился Серов, когда вошёл в изолятор с пациенткой, обернулся и подошёл к стеклу — Увести её отсюда
— Если он ошибается — утверждала Оксана, посмотрела на Кузнецова и Громова — Она умрёт, вот прямо сейчас, нужно срочно начать лечение
— Если ошибается Оксана Владимировна — оспорил такое мнение Серов — Пациентка умрёт прямо сейчас, нужно начать лечение немедленно — поставил Валерий Валентинович под сложным выбором Кузнецову и Громова
— Это ХОБЛ!
— Вы не знаете наверняка — был не согласен Серов, после того, как Оксана обратилась к мужчине и женщине, за поддержкой
— Я знаю! — уверяла Оксана, разменивая монету в споре, указала на кровь, пропитавшую простыню от кровяных выделений в момент кашля пациентки и дыханием напоминающим урчание кошки — И вы должны мне поверить
— Если они вам Оксана Владимировна поверят — был вне себя от злости Серов — Она умрёт от ТЭЛА, вы вообще не имеете права здесь быть
— Все симптомы указывают на ХОБЛ — обратилась Оксана к Кузнецовой — У неё Хроническое обструктивное поражение воспалительными бактериям легочной ткани, за счёт этого увеличивается вязкость легочной слизи
— Выведите её отсюда — потребовал Серов, понимая, как его теорию возможного заболевания, Оксана поставила под сомнение — Вам не место здесь Оксана Владимировна и я требую вашего отстранения, своими глупыми идеями вы убьёте пациентку
— Какими такими идеями?
Поинтересовалась Кузнецова, выставив указательный палец согнутой руки к верху, повернулась спиной к Громову, майор вела себя так, как будто имела власть на этим мужчиной.
— О чём он говорит?
— Он просто не хочет показаться дураком — высмеяла его Оксана, показывая на Серова равнодушно пальцем, даже не посмотрев в его сторону
— Она со своими идеями, ставит пациентка как загадку и пытается его разгадать выдумывая разные необоснованные теории
Высказывался Серов находясь в палате пациентки, стоял у стекла, пока Оксана собиралась с мыслями, чтобы дать ответ этого наглому мужчине, которого она когда-то уважала.
— Вы ничем никогда не объясните боль в груди и кровохарканье, как с ТЭЛА
Прогрессирующее течение хронической обструктивной болезни легких может осложняться «спонтанным пневмотораксом».
Спонтанный пневмоторакс — это патологическое состояние, характеризующееся внезапным нарушением целостности висцеральной плевры и поступлением воздуха из легочной ткани в плевральную полость. Развитие спонтанного пневмоторакса сопровождается остро возникающей болью в грудной клетке, одышкой, тахикардией, бледностью кожных покровов, акроцианозом, подкожной эмфиземой, стремлением пациента принять вынужденное положение.
— Это многое объясняет — согласился Серов, внезапно словно впав в ступор — Действительно, но у меня нет времени на его диагностику
— Вы можете выполнить осмотр визуально и произвести слуховую аускультацию
Осмотр грудной клетки выявляет сглаженность рельефа межреберий, ограничение дыхательной экскурсии на стороне спонтанного пневмоторакса, подкожную эмфизему, набухание и расширение вен шеи. На стороне коллабированного легкого отмечается ослабление голосового дрожания, тимпанит при перкуссии, при аускультации — отсутствие или резкое ослабление дыхательных шумов.
— Вам не может вечно вести Оксана Владимировна — обернулся Серов, после того, как сидя на кровати пациентки произвёл визуальный осмотр грудной клетки девушки
«Всосал», ухмыльнулась Оксана не могла свести улыбку довольства с лица, была словно горда собой и чувствовала себя на пике славы.
— Это не везение — обернулась, всё так же сохраняя обольщение улыбки, посмотрела на Громова и Кузнецову — Это мой профессиональный опыт
— Поздравляю Орлова — была впечатлена Кузнецова, подошла к Оксане и протянула ей руку
— Спасибо Анна Владимировна — пожав руку Кузнецовой, опустив застенчиво голову, хотела мимо женщины Оксана, смутившись как с гордостью на неё смотрит Громов
— Доктор Серов справится? — поинтересовалась Кузнецова, держа за руку Оксану, развернула её лицом к себе — Всё-таки знаете хорошо, что вы с нами
— Не думаю что вы так легко это одобрите
— Успокойтесь Сергей Викторович
Возразила Кузнецова, поднимая палец согнутой в локоть руки, майор была ниже в звании Громова, но в тоже время была рада пользоваться власти над ним.
— Я еще не простила вас за этот проект
— Оксана Владимировна нам правда нужна — уверял Громов, в своё оправдание — И теперь вы это уже заметили, что я не зря использовал этот препарат
— Этот препарат — возразил Кузнецова, обернувшись со злостью посмотрела на мужчину — Могу бы спасти миллионы детей по всему миру
— Если бы я подождал — признавая свою ошибку, но не хотел так мириться с поражение, скрестил руки за спиной, Громов казался галантным перед Кузнецовой — Оксана Владимировна сейчас была бы мертва
— Не пользуйтесь моим радушием
Улыбнулась Анна Владимировна, как бы хотела эта женщина по взгляду с которым заметила Оксана в её глазах, как она хотела сказать подлость, но сдержала свой характер, при себе.
— Возможно от Орловой иногда будет толк — ухмыльнулась Анна Владимировна, повернувшись к стеклу изолятора, посмотрела как Серов, производил манипуляции над пациенткой
— Несомненно — с гордостью добавил Громов, обернувшись, через плечо посмотрел на Оксану
Общепринятым стандартом является переход от диагностической тактики к лечебной. Таким образом, получение в процессе торакоцентеза воздуха является показанием к дренированию плевральной полости. Плевральный дренаж устанавливается во II межреберье по среднеключичной линии, после чего присоединяется к активной аспирации.
— Скажите честно Оксана — подошла Миронова со спины к Оксане, шатенка, посмотрела на неё с недовольным взглядом — Вам повезло или вы правда знали, что с ней
— А что разве
Обернулась Оксана, уловила взгляд этой девушки с каким желанием она на неё смотрела, как дышала и как застенчиво выражала глазами свою признательность, будто хотела чего-то добиться.
— Мой ответ сейчас — говорила Оксана, понимая, как по взгляду эта девушка желала её, осторожно коснулась пальцами её щеки — Может что-то изменить?
— Мне просто нужно знать — разговаривая таким приятным голосом Миронова, что будто в ней от действий Оксаны, пробудились чувства — Что для вас превыше всего, то что сказал Серов или жизнь и здоровье пациентки?
— Жизнь пациентки — сохраняя обольщение улыбки на лице, Оксана направилась по реанимационному отделению, но лишь пройдя пару шагов, поняла, что она босиком в стерильном коридоре на кафеле стоит — А чего ты еще подумала?
— Я вот подумала, что вам нужна ваша обувь
— И где ты мне её найдёшь?
— В вашей палате — изумилась в улыбке Миронова, девушка проследовала в палату, из которой вышла Оксана, дверь которую оставила отодвинутой — Я вам их принесла, на всякий случай
— Иногда ты Марина
Оставаясь стоять в реанимационном отделение не далеко от поста дежурной медсестры, обернулась Оксана посмотрела как Серов, с помощью двух помощников из бригады дежурившей в отделение производили дренирование плевральной полости пациентки.
— Меня очень сильно удивляешь
— Правда? — сохраняя любознательность улыбки, подчёркивая это ямочками на щёчках, держа в руке пакет с обувью — И что конкретно вас Оксана удивляет во мне?
— То как я оказывается предсказуема для тебя
— Вы предсказуемы? — рассмеялась Миронова, когда подошла к Оксане вручила ей пакет с её черными туфлями
— А что в этом такого? — облокотилась Оксана бёдрами на стол дежурившей медсестры и пошатнула его, тем самым сбив записи девушки, медсестры, что что-то записывала в карту наблюдения за пациентом из палаты справа — Смешного
— Осторожней девушка! — обернулась недовольно поднимая взгляд на Оксану, после того, как после её толчка столом, медсестра провела линию в карте наблюдения за пациентом — Вы что не видите, что я тут пишу, вот посмотрите, что вы наделали
— Ничего исправишь — улыбнулась Оксана, посмотрела на девушку, на лице у которой была маска, а её каштановые волосы, были скрыты за белым медицинским колпаком
— Наденьте пожалуйста маску! — было видно, как пальцы этой девушки так сильно напряглись, что она была готова сломать ручку, лишь бы сдержать свои эмоции при себе
— Дура какая-то — выразилась бранью Оксана, ответив тихим голосом, согнув ногу в колено, отражая бёдра, обувая туфель на ногу
— Что вы сказали? — вскочила со стула девушка, с выраженным гневным недовольством посмотрела на Оксану, словно готова была уже убить
— Да ничего — любезно улыбнулась Оксана, взяв из пачки стерильную маску, отошла от стола, испугавшись с какой яростью и злобой на неё посмотрела дежурившая медсестра
— Моя подруга просто ляпнула нелепость — утверждала Миронова, коснувшись пальцами плеча Оксаны, вышла вперёд — Она недавно отошла от наркоза, еще не понимает что несёт
— Держите свою подругу Марина Валерьевна — пробурчала возмущаясь медсестра, отодвинула за спину стул, расположилась сидя на нём, положив ногу на ногу — В узде!
— Что ты сказала! — была Оксана вне себя от наглости и грубости, которую услышала от этой девушки, хотела уже сорвать на ней все накипевшие сознанием эмоции
— Пойдём! — схватила Миронова за запястье правой руки, направляясь с ней к выходу из реанимационного отделения
— Нет она что-то сказала — направляясь по принуждению, Оксана обернулась и хотела затеять взбучку охамевшей медсестре
— Ничего! — уверяла Марина Валерьевна, так что силой тащила Оксана за собой к выходу из отделения — Пойдёмте уже
— Ну она……
— Она ничего не сказала такого — уверяла Миронова, когда они с Оксаной подошла к закрытым дверям, шатенка обвила пальцами ручку, толкнув дверь от себя — Чтобы хоть как-то опорочив своё имя и достоинство
— Достоинство?! — прошипела Оксана когда по принуждению силы шатенки, вышла из реанимационного отделения, возмущаясь тому, как её унизили — Она моё достоинство опорочила
— Ваше достоинство…… — утверждала Миронова, когда они с Оксаной покинули отделение реанимации, в тот момент один из солдат так удивлённо посмотрел на неё
— Почему он так на меня смотрит? — поинтересовалась Оксана, заметив с каким взглядом на неё смотрит один из солдат, охраняющих вход
— Наверно всё потому — рассказывала Миронова, направляясь по коридору от отделения интенсивной терапии к вестибюле на втором этаже — Что совсем несколько часов назад я вас сюда Оксана закатила на каталке без сознания
— Это всё твоя дура Подольская — смутилась Оксана с каким взглядом, обернувшись на неё посмотрела Марина Валерьевна — Она меня опоила!
— Успокойтесь Оксана — испугалась Миронова, перед проходящими по коридору медсёстрами за свою репутацию, прислонив ладонь к груди Оксаны подошла к ней прижавшись — Всё хорошо
— Почему ты не такая, как твоя сестра?
— Наверно потому что мы разные — не скрывая симпатию к Оксане, шатенка взялась за кончики её пальцев, Миронова предложила пойти вместе
— Но вы же близнецы
— Ну и что — пожав плечами, улыбнувшись ответила Марина, продолжая держать Оксану за руку, когда вошли они обе в фойе перед отделение терапии — Это и делает нас разными
— Бред какой-то
Возразила Оксана, когда подошла к ступенькам лестницы ведущей вниз, посмотрела на девушку, которая всей своей улыбку, вызывала в ней взаимную симпатию.
— Я сейчас так голодна — рассказывала Оксана, начиная спускаться вместе — Слона бы съела
— Ну так пойдём в столовую — предложила Миронова, продолжая спускаться по ступенькам, шатенка словно не замечала приветливые взгляды среди поднимающихся по лестницы медсестёр, когда они кивая, здоровались с ней — Я угощаю!
— Я могу взять что захочу
— И не в чём себе не отказывать
— Сама попросила
Подмигнула Оксана кокетливо пройдя первый лестничный пролёт, подошла к ступенькам, ведущим в холл больничного здания, помещение которого впитала в себя дух приближающегося громкого новогоднего праздника.
***
Посмотрев в микроскоп Оксана рассматривала свойства выделенной мокроты их бронхов пациентки и заметила характерный её признак. Увеличенная высокая вязкость и желтый-зеленый цвет — это признаки обострения инфекционного воспалительного процесса. Субстанция имела гнойной характер, что свидетельствовало о тяжёлой форме заболевания. Результатом застоя в дыхательных путях пациентки и появления большего количества нейтрофилов и сгущенного эпителия. Присутствие в мокроте примеси крови, которую Оксана разглядела, когда проводила анализ через микроскоп, выявляло характер запущенной формы очаговой пневмонии. Мокрота имела Гнилостный (трупный) запах мокрота приобретает при бронхоэктатической болезни.
— Ну и что скажите Оксана Владимировна? — поинтересовалась Мария Леонова, как только Оксана отодвинулась от микроскопа
— Лечение от ХОБЛ уже начали? — поинтересовалась Оксана, повернулась на стуле к Марине Мироновой — У неё запущенная форма очаговой пневмонии, плюс к тому же еще вирус неизвестного характера, что её убивает
— Пробы с вашим биоптатом отправили в Москву — ответила Мария Леонова, смутившись того взгляда с которым на неё посмотрела Оксана — Громов вам разве не сказал
— Так я не поняла? — возмутилась Оксана, строго посмотрела на Миронову — Я же сказала отдать ей материал для изучения
— Тут потребовалось бы три или четыре дня для точного подтверждения
— Значит я должна поехать на эту стройку сама
— Удачи — с усмешкой, пожав плечи ответила Мария Леонова
— А почему нет? — поинтересовалась Оксана оставаясь сидеть на стуле, так удивлённо посмотрела на блондинку
— Вас туда не пропустят
Утверждала Миронова, девушка сползла со стула в лаборатории, касаясь коготками пробирки с реагентами, посмотрела с изумлением улыбки на Оксану, после чего поправила маску на лице.
— Как бы вы не хотели, вы туда Оксана не сможете попасть
— Почему Громов тянет резину
Возмущённо Оксана ударила ладонью по столу, когда встала со стула, взвизгнула от боли, жжения ладони, прижав тут же вторую руку, когда эту согнула в локоть и прислонила кулак к лицу.
— Блядь — прошипела Оксана, грязно выругавшись нецензурной лексикой
— Больно? — подошла взволнованно Миронова к Оксане, коснувшись нежно пальцами, кулака, руки которую она с психу ударила о стол
— Где Подольская? — отдёрнула руку, Оксана смутилась взгляда с которым на неё посмотрела Мария Леонова — Мне нужно её увидеть
— Убежала к своей тётке — развела руками Миронова, девушка выглядела, когда рассказывала это, так нелепо, что Оксана ей не поверила
— А что собственно тут смешного? — заметила Оксана, как шатенка улыбнулась скрытой улыбкой
— Да то чтобы не случилось у Насти на работе ввиду её испорченного сексуального характера
— Испорченного сексуального характера к женщинам! — уточнила Мария Леонова, добавив свой контекст в разговор
— Да как будет угодно
Добавила Миронова, удивлённо продолжая наблюдать за Оксаной в тот момент, когда она тешила себя нежностью, дула на ладонь, когда сама в порыве ярости, ударила по столу.
— Мне всё равно
— Мне нужно попасть на эту стройку
Уверяла Оксана, когда подошла к шатенке, продолжая гладить и дуть на свою руку, успокаивая себя лаской от испытываемой боли, выразительно раскрыла голубые лазурные глаза.
— Я просто возьму пробы и уйду
— Если там допустим!
Предположила Миронова, начиная ходить по лаборатории, повернувшись к Оксане, девушка отразила скрытый силуэт тела, красиво выражающий талию и бёдра прозорливой девицы.
— Там будет вирус чёрной оспы
Обернулась Миронова, кокетливо показывая на Оксану пальцем, столь же пронзительно раскрыла пленяющую красоту карих глаз, цвет идеальной хищницы, точно знающей, чего она хочет.
— Это сильно ударит по репутации тётки Насти
— Мне нет дела до её репутации
— А вот ей есть — утверждала Миронова, оспаривая мнение Оксаны — И она не позволит, во чтобы то теперь это ни стало, у неё сейчас сидит целая коллегия адвокатов, придумывающих разные поводы, чтобы не пускать туда военных
— Я не понимаю
Была не согласна Оксана, облокотившись бёдрами на угол исследовательского стола с реагентами и микроскопом, стоя на кафельной плитке, посмотрела в отражение света на ней.
— У Громова такие связи и такие знакомства — высказывалась Оксана жалким голосом, оставаясь в недоумении, посмотрела на Миронову, после перевела взгляд на Леонову — Почему он просто не может просто на своих джипах туда заехать
— Нужно подождать два-три дня
— Зачем? — не понимала Оксана совета от Мироновой — Пока сдохнет пациентка, разве Кузнецова этого допустит?
— Анна Владимировна — рассказывала Миронова, продолжая ходить по лаборатории, стукать каблуками надетых на её ногах чёрных туфель — Властная женщина, но даже в этой ситуации, её руки связаны ввиду общих интересов, тут словно грызня уже началась
— Тётка этой Насти — утверждала, как будто знала Леонова — Весьма влиятельная женщина в округе, не меньше, даже чем ваш Громов или Романов, её связи и огромный авторитет, который она никак не может потерять ввиду того, что вы вдруг там найдёте
— Значит я должна к ней попасть! — заявила Оксана, посмотрев на Леонову, блондинка словно была довольна собой, положив перед собой образец крови, вставила его в центрифугу
— У неё завтра будет приём
Рассказывала Миронова, девушка начиная ходить по лаборатории, воротник её халата был поднял, короткая белая его ткань так сексуально облегала тело строптивой охотницы.
— Званный вечер или что-то в этом роде, она будет готовить защиту
Продолжала рассуждать Марина, обернулась, оставаясь стоять в центре лаборатории, девушка посмотрела на Оксану, согнув руку в локоть, сомкнула коготки пальцев к большому ногтю.
— Военные всё равно туда сейчас попадут, к тому времени, она заметёт за собой все следы и подготовит оборону, в случае обвинения
— А если это не чёрная оспа — оспорила Оксана такой довод, посмотрела с изумлением улыбки на Миронову — Что если я там обнаружу другое заболевание
— Это опять же поставит авторитет этой женщины под сомнение
— То есть в итоге мы в сложном положении?
— Оксана — выражая сожаление и полное отчаяние, Миронова подошла к Оксане, девушка с таким сильным чувством и взглядом посмотрела ей в глаза, словно пленяя её сознание своей убедительностью, вынуждая её выслушать — Нам нужно всего подождать два-три дня
— Да нет у неё столько времени — отошла Оксана от девушки, психанув, указала на дверь в лаборатории, имея ввиду состояние пациентки — Я лично уже буду вскрывать её через два-три дня
— Откуда такое утверждение? — была ошеломлена Миронова поведением Оксаны, оставаясь стоять на своём месте, когда она отошла от шатенки, словно как испуганная кошка от собаки
— Потому что уже вирус вызвал очаговую пневмонию — рассказывала Оксана стараясь казаться убедительной для девушек слушавших её — На которую потребовалось бы при самом худшем течение обстоятельств около двух недель
— Возможно не стоит ехать к тёте этой Подольской — заявила обернувшись сидя на стуле Леонова, блондинка соблазнительно прикусила краешек губы — Я сама смогу провести анализ биопсии изъятой кожи пациентки, если вы…..
— Если мы выкрадем его у военных — добавила Миронова, не давая возможности блондинке закончить мысль
— Вот ты его и украдёшь! — указала Оксана на шатенку, сама подошла к девушке, нагло и в тоже время нежно указательным пальцем ей в грудь — Ты его отдала им, сама и заберёшь
— У меня не было выбора! — уверяла Миронова, пытаясь оправдаться перед Оксаной
— А меня это мало волнует — выражая безразличие в голосе, ответила Оксана, повернувшись спиной к девушке, отразила на губах подлость улыбки
— Может поговорим о вас — возразила Миронова, решившись на отчаянный шаг подошла к Оксане со спины — Громов вам дал сильное лекарство, не хотите объяснить как так получилось?
— О чём она говорит? — удивлённо посмотрела на Оксану, спросила Леонова, повернувшись на стуле в её сторону — Что вам дал Громов?
— Вы будите теперь меня спрашивать? — была не согласна Оксана отвечать на этот вопрос, обернувшись показывая на Миронову пальцем — Тебе нужно выкрасть образец биоптата, что я тебе отдала и отдать его ей
— Не хотите говорить о том — рассказывала Миронова, продолжая стоять у Оксаны за спиной, девушка словно хотела разобраться — Как вы испытали на себе такой мощный транквилизатор и при этом сейчас чувствуете себя нормально?
— Просто выкради это биоптат у Громова
— Мне кажется я знаю как это сделать — заметила напряжённость между Оксаной и этой шатенки, решила высказать своё собственное мнение Леонова — У меня подруга знает водителя этого автомобиля, который приедет за образцом
— Так может поручим это ей
Мило улыбнулась Миронова, как только Оксана повернулась к ней лицом и так любознательно посмотрела на Марию, через плечо шатенки, коснувшись кончиками пальцев поверхности стола.
— Мария уверенна справится
— Интересно
Поинтересовалась Оксана, посмотрев напряжённо в глаза девушке, цвет и оттенок их пигмента был таким хищным ярким и насыщенным, словно идеально карим.
— А что тогда будешь делать ты?
— Я?
Столь же удивлённо показывая на себя пальцем, спросила Марина, когда подошла к Оксане, словно давая почувствовать каждую раскрывающуюся плавно ноту своего парфюма, когда стояла так близко.
— Ну например следить за тобой — с милой улыбкой на лице, ответила Миронова — Ведь именно это распоряжение дал мне сегодня Громов
— Ну судя по всему — прижав ладони к животу, ответила Оксана, присаживаясь на край стола с реагентами, вызвала в нём вибрацию, легких склянок с реагентами — Как ты меня откормила в столовой, сразу видно, готовишь на убой
— Готовлю под себя — нежно прошептала Миронова, прижавшись к Оксане, обвив пальцами воротник белого халата, надетого на ней
— Оу… кажется я пошла лучше выпью чашечку кофе — отошла от стола Леонова, направляя к выходу из лаборатории
— Куда это она — повернувшись, оставаясь с неведении, Миронова, указала пальцем на блондинку, когда она подошла к дверям лаборатории и не оборачиваясь открыла их, покидая помещение
«Почему она так возле меня вьётся», удивилась Оксана, когда находилась в руках шатенки, когда девушка держала её за воротник расстегнутого халата.
— Думаю нам стоит отправиться в мою палату
— То есть в мой кабинет?
— Говоря точнее
Держась с Мироновой за руку, направлялась Оксана с ней по помещению лаборатории к выходу, дверь которую оставила Леоновой слегка приоткрытой.
— В кабинет Тихонова
— Ну пока он не вернулся на свою должность
Уверяла Миронова, открывая дверь для Оксаны, позволяя ей войти первой в прохладный коридор подвального помещения, где находилась лаборатория.
— Этот кабинет мой
Гордо заявила Миронова, направляясь с Оксаной по коридору, когда она рассматривала трубы отопления и водоснабжения проведённые по всей протяжённости этого помещения.
— И я заведую этой больницей
— Давно я тут не была — высказала своё мнение Оксана, чувствуя лёгкую прохладу, вздрогну, обняла себя обеими руками
— Насколько я знаю — продолжая идти дальше, рассуждала Миронова — Вы никогда и не спускались в лабораторию сами
— Именно — согласилась Оксана с таким утверждением, одобрительно кивнула, когда они подошли к ступенькам лестницы, ведущей из подвального помещения на первый этаж — Но я была в морге!
— Даже не хочу знать что ты там делала
— Мы уже на ты? — обернулась Оксана к девушке, наступая на первую ступеньку лестницы, выставив бёдра, посмотрела на девушку — Интересно, как скора ты затащишь меня к себе в койку
— В процессе — опуская застенчивый взгляд на ступеньки, стараясь не показывать эмоции, ответила Миронова, когда прошла мим Оксаны, стараясь не смотреть на неё
— В процессе? — возмутилась Оксана, тому, как легкомысленно заявила это Миронова, когда девушка прошла мимо неё, кокетливо показывая на неё указательным пальцем
— Ну да а что?
— То есть ты без стеснения заявляешь
Рассуждала Оксана, продолжая по ступенькам подниматься следом за Мариной, раскрывая шикарно губы в форме искушенной и в тоже время возмущённой улыбки.
— Что тебе нравятся женщины?
— Ну тебе же они нравятся
Поднявшись с подвального помещения, обернулась, стоя в коридоре выход с которого вёл в холл больничного здания, откуда при закате солнца было видно сияние гирлянд, новогодней ёлки.
— Ты ведь это Оксана не скрываешь
— Но твоя сестра — отчаянно начала высказывать недовольство, шипела Оксана сквозь зубы, сгорая от ревности — Спит с моим мужем
— Бывшим мужем — в половину оборота, уточнила этот момент разговора Миронова, посмотрев на Оксана со скрытой улыбкой — Вы уже давно не в месте
— А вот это вопрос времени
— Ну вот тогда Наташа тоже
Рассмеялась Миронова, перед входом в холл, девушка встала и посмотрела на Оксану, когда над её головой на стене красиво был раскрашен детский огромный рисунок с дедом морозом.
— Тоже вопрос времени
— Она не вопрос времени — возразила Оксана, была не согласна с таким утверждением, когда вошла вслед за Мироновой в вестибюль больничного здания — Это как боль, опухоль, которую надо исключить из его жизни и моей
— Ну в твоей жизни — рассмеялась Миронова, девушку совсем не волновало мнение, что её сестру так грубо оскорбила Оксана — Ей точно нет места
— Я ничего о ней не хочу слышать
— Моя сестра предпочитает королей
— Вот как!
Была не согласна Оксана выкрикивая своё недовольство так, чтобы стоящие в холле медсестры обратили на неё внимание, когда она направляясь за Мироновой, хотела доказать обратное.
— Тогда в таком случае, она выбрала не того короля!
— Ты ведь кажется с Изабеллой? — повернулась Миронова к Оксане, было видно, как девушка нервничала то, как проходил этот разговор, её явно напрягало — Так с чего бы в друг тебе Оксана переживать, кто сейчас спит с твоим бывшим мужем
— Подожди — встала в ступор Оксана, так удивлённо посмотрела на Марину — А откуда ты это знаешь?
— Оксана Владимировна — отвлёк Тихонов, мужчина оставался в вестибюле, разговаривал с каким-то врачом у стойки регистратуры — Вижу вам уже лучше
«Блядь вот сейчас не лучший момент, даже для Тихонова», стояла Оксана спиной к мужчине, когда он к ней направлялся, она испытывала волнение, кусая нервно краешек губы.
— Валерий Валерьевич
Повернулась Оксана к мужчине, который подошёл к ней, заметила, что он сменил коллекцию парфюма на необычайно тонкий вкус «L’Homme Ideal Intense». Элегантный аромат для решительного мужчины с древесными, восточными и пряными нотами. В парфюмерной композиции изысканно сочетаются обжигающий перец, обольстительные бобы тонка и дымные ноты, создающие интригующий шлейф.
— Вы сменили одеколон? — поинтересовалась Оксана, с любопытством почувствовала каждую раскрывающуюся ноту в этом сильном одеколоне для решительных мужчин — Впечатляет
— Вам нравится Орлова?
Смутился Тихонов, того, как Оксана оценила его парфюмерное изделие, что пропитала своим стойким запахом каждую ниточку надетого на нём черного пиджака.
— Просто хотел вас впечатлить
— И вам это удалось — заметила Оксана, как к ней подошла шатенка и обвила ей руку, нагло заявляя перед этим мужчиной на неё свои права — Но как видите я немного занята
— Как вы оправились после такого транквилизатора?
— Да вроде нормально — пожав плечами ответила Оксана, обернувшись посмотрела на ёлку, что возвышалась за её спиной, мерцала самыми разными оттенками огоньков от гирлянды
— Вас ведь отравила Подольская — сомневался Тихонов, с недоверием отнёсся к словам Оксаны, так же посмотрел на неё — Уверен, она ответит за свои действия
— Где она? — спросила Оксана, не желая почему-то наказать эту блондинку, как скорее встретиться с ней — Мне просто нужно её увидеть
— Зачем? — никак не понимал стремления встречи Оксаны с этой наглой блондинкой
— Мне нужно для дела! — утвердительно заявила Оксана, поднимая гордо подбородок к верху, посмотрела на ёлку, украшенную сверху донизу игрушками и мишурой
— Нет!
Был не согласен Тихонов, отказывая в просьбе Оксаны, мужчина был крайне решителен в своём решении и не собирался претерпеть какие-либо споры, по поводу его обсуждения.
— Она вас изнасиловала, ввела вам сильный транквилизатор через чай
Рассказывал Валерий Валерьевич, продолжая напряжённо смотреть на Оксану, будто словно отчитывал её, показывая пальцем, когда она стояла рядом с большой новогодней ёлкой.
— Я вообще, если честно сказать, не понимаю
Был в недоумении Тихонова, мужчина казался таким загадочным, но смена парфюмерной коллекции, почему-то насторожило Оксану.
— Почему вы так быстро оправились, после введённого вам такого сильного лекарства
— Нет ничего такого что я оправилась так быстро
— Дело ваше — вдруг переменил свою позицию в любопытстве, ответил Тихонов, мужчина интересовался новым лицом Оксаны и позволил себе пальцами коснуться её щеки — Ваше лицо, Громов сделал, вас совершенным Орлова
— Спасибо Валерий Валерьевич — отошла Оксана, смутилась того, как этот мужчина прикоснулся к ней, опуская взгляд в пол
— Должен сказать
Признался Тихонов, чувствуя, как будто в этот момент это было неуместно отошёл он к софе, что располагались в ряд в холле, за спинками которых стояла большая украшенная ёлка.
— На ваших похоронах было тошно мне
— И от чего же — присаживаясь на зелёную софу, материал которой был кожаный заменитель — Вам было так противно, можно узнать?
— Я не был готов тогда так просто легко проститься с вами
Опустил голову Тихонов, за последнее время, этот пожилой мужчина так изменился, он казался для Оксаны уже не тем прочным камнем, а чуть более сентиментальным, позволив волю чувствам.
— Увидев вас в морге на вскрытие — говорил отчаянно Тихонов, опуская взгляд, словно ему было представить это вновь и снова пережить тот ужасный для него момент — Когда Львова вас разрезала, чтобы уточнить причину смерти
— Но это была не я — утверждала Оксана, мило улыбнувшись — Вы же знаете Валерий Валерьевич, я бы ни за что не оставила свой трон
Показала Оксана на девушку, которая подошла к их диванчику в холле и так удивлённо посмотрела на них, когда она в ответ показывала на Миронову пальцем.
— Вот ей например
— Мне? — удивилась Миронова и тоже время возмутилась — Интересно и почему же?
— Да потому что это мой трон — уверяла Оксана, считая себя по праву главой отделений диагностики и хирургии сердечнососудистых патологий — И я не хочу его ни с кем делить
— Был рад с вами пообщаться — ответил Тихонов, мужчина встал с диванчика, заметив некую связь между Оксаной и Мироновой, всё же предпочёл для себя удалится — И конечно же я рад Орлова тому, что вы оказались всё-таки живы
— И вам не интересно кто был в том грому и кому проводила вскрытие Валентина?
— Пусть тайное — поделился мнение Тихонов, направляясь к гардеробу, что находился в холле на первом этаже — Всё же останется тайным
— И всё? — была не согласна Оксана с таким решением Тихонова, для неё этот мужчина изменился, она не ожидала, что он проявит хоть каплю интереса
— Пойдём лучше в мой кабинет
Предложила Миронова, девушка протянула руку Оксане, мило улыбаясь, когда она была в замешательстве от того, что Тихонов не проявил даже долю любопытства.
— Тем более сама же слышала — говорила Марина, когда Оксана нежно пальцы её протянутой руки, медленно встала с дивана — Громов мне сказал, глаз с тебя не сводить
— Вот как
Ухмыльнулась Оксана, пытаясь поддерживать с девушкой интригу отношений, держась за руку, посмотрела как Тихонов подошёл к гардеробу, взяв оттуда пальто, подав номерок.
— Почему он ведёт себя как пациент?
— А почему нет? — удивилась Миронова, что этот вопрос стал волновать Оксану — Он мог раздеться в своём кабинете, но не стал этого делать
— Признайся — придавая взгляду самые выразительные чувства, спросила Миронова, посмотрев на Оксану, когда они подошли к ступенькам массивной лестницы — Тебя это сейчас волнует?
«Такой взгляд, блядь как же она сексуально, рядом с ней, я начинаю забывать, как по уши втрескалась в Изабеллу», смотрела Оксана в карие глаза этой девушки, направляясь с ней по холлу больничного здания и понимала, что её сильно влекло к Мироновой.
— Ну если честно — выражая застенчивость, наступила Оксана на первую ступеньку, посмотрела на девушку, через пряди свисающих золотистых волос — Не только
— Так может поговорим о том — предложила Миронова, продолжая держаться с Оксаной за руку, шатенка говорила так нежно и приятно — Как мы там будем проводить время вместе?
— Ты знаешь
Посмотрела Оксана на двух спускающихся медсестёр по лестнице, обернулась взглянула им вслед, то как сидел халатик на их телах было для неё так пленительно. Стараясь скрыть свою похоть, Оксана перевела взгляд на окна, за стёклами которых продолжалась всё еще пурга и метель.
— Я пока еще об этом даже как-то не думала
— Так может стоит подумать — потянула Миронова за собой Оксану, вынуждая подниматься следом и чувствовать шлейф исходящего от шатенки парфюма
— Возможно и стоит
Согласилась Оксана, проследовав за девушкой, заметила, что Миронова обратила внимание на то, как она посмотрела на бёдра спускающихся медсестёр, заступивших на ночную смену.
— Спасибо — искренно поблагодарила Оксана, опустив виновато взгляд в пол, на мраморную плитку, когда стояла на площадке между лестничными маршами, рядом с Мироновой
— За что? — так выразительно, оставаясь в недоумении, шатенка раскрыла глаза, посмотрела на Оксану — Я ведь ничего не сделала
— Вот именно это и имеет значение
Подошла Оксана к ступенькам, посмотрела на лестничной площадку, что была выложена из плит белого мрамора, продолжила дальше подниматься на второй этаж.
— Ты тратишь своё время на меня — стоя на ступеньках, обернулась Оксана и с чувством выразительно раскрывая голубые глаза посмотрела на девушку
«Мне нужна Подольская, если она поможет попасть на этот элеватор, где заразилась пациентка, я смогу точно уточнить причину вируса, который её убивает», делала вид Оксана, что испытывала чувства к этой девушке, когда сама мечтала, чтобы телефон Мироновой попал к ней в руки.
— Ой да брось
Была уязвима Миронова к чувствам, которые демонстрировала перед ней Оксана, не могла так долго смотреть ей в глаза и прошла мимо, когда она остановилась на втором этаже. Оксана поняла, насколько от сестры, эта шатенка сентиментальна, в тоже время решительна и полна на нежные и самые тёплые чувства, которые при нужном моменте, она могла себе позволить.
— Ничего я не трачу
Утверждала Миронова, стараясь не смотреть на Оксану, вышла из лестничной шахты девушка, повернула за угол и направилась по коридору в сторону административных кабинетов.
— А просто провожу время с пользой
— Для меня?
— Ну если хорошо попросишь — остановилась Миронова со стеной, украшенной новогодними детскими рисунками и мишурой — Могу и для тебя
— А я попрошу — заявила Оксана изумившись в улыбке, когда подошла к девушке, чувствовала запах восхитительного, исходящего от её тела парфюма
— Свой телефон я тебе не дам — улыбнувшись коварной улыбкой, Миронова, словно раскусила зловещий план Оксаны — И брать его тебе не разрешаю
— Твой телефон?
Сделала вид, что ничего не понимает, переспросила Оксана, оставаясь стоять в коридоре, стены которого были украшены мишурой и детскими праздничными рисунками.
— А зачем он мне?
— Тебе ведь нужна Подольская — с хитрой улыбкой подметила Миронова, в тот момент она показалось для Оксаны не такой простой, как на первый взгляд
— Знаешь — равнодушно прошла Оксана мимо Мироновой, не выдавая из себя тем, что её так легко раскусили, старалась держаться уверенной — Я подумала, что могу обойтись и без твоей подруги
— И как ты туда попадёшь?
— Да никак
Уверяла Оксана, направляясь вдоль коридора, коснулась одного из детских рисунков украшенного мишурой, вдохнула цветочный запах парфюма своей спутницы, каждая нота была такой искушающей.
— Леонова проведёт исследование извлечённого биоптата
— Для начала его нужно выкрасть еще
— Вот ты с этим ей помоги
— Мария сама с этим хорошо справится, ведь у неё есть ваше одобрение
— Ну что же — подошла Оксана к приёмной двери кабинета заведующего, коснувшись блестящей металлической ручки, открыла дверь перед кашемировой девушкой — Давай посмотрим твой кабинет
— Ты хотела сказать мой трон — мило улыбнулась Миронова, словно светилась довольством, от той зависти, что испытывала Оксана, когда вошла следом в приёмную
— Тут всё никак не изменилось
Наступила Оксана на линолеум, как вошла в кабинет, когда Миронова, включила свет, заметила стол секретарши на котором стоял монитор с мышкой и клавиатурой. За спинкой кресла, секретарши, было небольшое окно на котором висели офисные пластиковые жалюзи. Рядом стоял шкаф с папками, каждая полка которого была подписана по месту назначения расходов больницы.
— Я помню это место таким же
— А с чего вдруг — стукая каблуками по линолеуму, прошла Марина к двери кабинета заведующего и сама открыла его перед Оксаной — Милости прошу в мой кабинет
— Смотри не взорвись от своей гордости тут мне
Ухмыльнулась Оксана, переступила порог кабинета, вошла в большое просторное помещение в центре которого стоял большой стол для совещаний, а за ним был стол самого заведующего.
— Тихонов всё оставил как есть
— И опять же — переступая порог, ответила Миронова, когда вошла в кабинет, включая свет подвесного потолка любопытно посмотрела на Оксану — Зачем ему тут что-то менять?
— Такой же диванчик
Заметила Оксана мягкий диван, что стоял у стены между двух окон, посмотрела на пару кресел, между которых стоял небольшой столик и на котором были разложена папка с документами.
— Всё же шарм этого кабинета и пленительный древесный запах — подошла Оксана к столу наклонившись, почувствовала, как он сохранил в себе запах стружки
«Мне нужен этот телефон, любой ценой я должна увидеть Подольскую, я должна с ней поговорить», размышляла Оксана, когда смотрела на оставленный телефон на столе.
— Ты как в первый раз — рассмеялась Миронова, будто специально пытаясь завести Оксану, прошла мимо большого стола коснулась пальцем сотового телефона, который лежал на его поверхности
— Ну я была тут несколько раз — подошла Оксана к месту, где на столе лежал оставленный телефон Мироновой, обернулась лицом к девушки, прижимаясь при этом бёдрами к гладкой поверхности
— Несколько раз?
Переспросила Миронов, девушка словно играла с Оксаной и не выдавая себя, подошла к черному кожаному креслу, пальцами коснулась его спинки, обернувшись посмотрела на неё.
— Мне кажется Оксана — показывая на Оксану пальцем, в тот момент когда она аккуратно стянула стоя спиной к столу телефон и положила его в карман надетого на ней белого халата — Что ты тут должна быть больше, чем несколько раз
— Ну может чуточку больше
Уверяла Оксана, изображая на пальцах согнутой в локоть руки, маленькое расстояние, призналась она, глядя на Миронову, кусая при этом от волнения, краешек губы.
— Извини мне нужно в туалет — резко направилась Оксана к оставленной открытой двери
— Оксана стой! — возразила Миронова, ускорив шаг проследовала следом за Оксаной, в тот момент когда она почти уже обошла стол, подошла к открытой двери, почти уже выбежала из кабинета
— Я же сказала — прошипела Оксана, обернувшись, посмотрела на то, как девушка схватила её за плечевой сустав правой руки, вынуждая остановится — Что мне нужно в туалет
— Думаешь я не заметила……
«Ну блядь только не говори, что ты играла со мной, ты разоблачила меня и что мне ей сказать, я не знаю, что ей ответить», была Оксана вне себя, совершенно не слушая Миронову и лишь пришла в себя, оклемавшись от мыслей, когда девушка потрясла её за плечи.
— Оксана! — суровым голосом, повторила Оксаны, девушка протянула руку, стараясь держать её за плечо одной рукой — Отдай телефон!
— Какой телефон? — стараясь подавить приступ паники, ответила Оксана, из-за всех сил не хотела выдать себя, волнение, кусая от переживаний губу
— Мой телефон! — продолжая держать Оксану за руку, потребовала Миронова, девушка едва толкнула дверь пальцами так, чтобы она закрылась — Ни в какой туалет тебе не нужно, тебе просто нужно позвонить
— Да о чём ты — пытаясь вырваться, Оксана возмущённо вскрикнула — Мне нужно в туалет правда!
— Отдай телефон! — настойчиво требовала Миронова, протянув руку к Оксане
— Нет у меня его! — набравшись храбрости, Оксана хоть и боялась Миронову, но всё же нашла в себе бескрайнюю смелость огрызнуться, перед лицом этой девушки, когда она её держала
— А что если я его найду? — поинтересовалась Миронова ни капли не испугавшись дерзости с которой выкрикнула Оксана ей в лицо
— Как ты его найдёшь — ухмыльнулась Оксана, начала потешаться над Мироновой — Если его у меня нет, сколько раз тебе это нужно повторять?
— Если я найду его у тебя! — прошипела Миронова, стараясь выглядеть угрожающе, держа Оксану за руку, наклонилась к ней, стараясь сделать так, чтобы она увидела в её глазах нагнетающий ужас
— То что тогда? — не поддаваясь влиянию этой шатенки, возразила Оксана — Что ты со мной сделаешь? — имея наглость, она улыбалась своей обидчице
— Я заставлю тебя Оксана об этом пожалеть
— Правда? — ухитрилась Оксана, посмотрев на девушку с чрезмерной гордостью, когда шатенка продолжала держать её за руку — И как же
— А ну иди сюда наглая ты блондинка — потянула Миронова за руку Оксану, вынуждая подойти вновь к столу от которого она убежала
— Да правда что ли! — возмутилась Оксана, как только девушка подвела её к столу, заставляя облокотиться на него руками — Что осматривать меня будешь
— Если я его у вас найду! — пригрозила шатенка выставленным пальцем перед носом Оксаны, девушка была крайне убедительна для неё — Вы очень сильно пожалеете об этом
— Ну так я чувствую одни лишь угрозы
Расплываясь в улыбке, встала Оксана у стола наклонившись к нему, упираясь руками ноги на ширине плеч, позволяя рукам шатенки обыскивать своё тело.
— Что ты….. — возмутилась Оксана обернувшись, посмотрела вниз, как шатенка любознательно сидя на коленях вела ладонями по её раздвинутым ногам
— Я просто ищу свой телефон
— Поверь его там нет! — утверждала Оксана, уверяла это согнув одну руку в локоть и выставила указательный палец к верху
— Я знаю — вставая с колен, с хитрой улыбкой на губах, ответила Миронова, сунув руку в карман белого халата, одетого на Оксане, вытащила из него телефон — Потому что вот он
— Я могу всё объяснить — испугалась Оксана последствий, о которых предупреждала эта девушка, терпеливо стояла с ней лицом к лицу, словно ожидая своей участи
— Она надругалась над тобой Оксана — уверяла Миронова, положив телефон на стол перед Оксаной, девушка казалась такой откровенной и ранимой — Я тебе говорю мы можем и без неё попасть на эту стройку
— Да к тому времени — была не согласна Оксана и слёзы печали, скорее даже отчаяние, стали наворачиваться на её лице — Она умрёт и я не знаю, как скора мы узнаем, что её убивает
— Полагаю ответ Громова на счёт того, что это чёрная оспа, тебя не устроил
— Это не черная оспа! — была уверена Оксана, вновь машинально потянула руку к телефону
— Тогда что это? — потребовала ответа Миронова, не давая Оксане притронуться к телефону, шатенка тут же обвила его своими пальцами
— Я не знаю — потерялась Оксана, виновато опуская взгляд в пол — Я не знаю, что её так может убивать, ХОБЛ, это только начало
— Так послушай — уверяла Миронова, коснувшись плеч Оксаны, девушка внимательно посмотрела на неё — Сейчас я подготовлю диван, а ты возьми этот телефон, что ты будешь с ним делать, решать тебе, но прошу тебя, останься сегодня здесь
— Ты правда даёшь мне телефон? — посмотрела Оксана в глаза этой девушке, прикусывая краешек губы, взяла из протянутой руки телефон, предложенный ей шатенкой
— Решать тебе — отчаянно произнесла Марина Миронова, опуская взгляд — Я просто понимаю, что не могу тебя тут удерживать силой и против твоей воли
«Может стоит ночь провести мне с ней» взглянула на окна, Оксана слышала, как завывал ветер за их стёклами, как пурга никак не утихала, сама дикость погоды, пугала её.
— Ладно — столь же печально вздохнула Оксана, согласившись с девушкой — Я помогу тебе расправить тут этот диван
— Что? — удивлённо и в тоже время с проблеском улыбки посмотрела Миронова на Оксану — Ты никуда не поедешь?
— А зачем? — поинтересовалась Оксана с лестной улыбкой, посмотрев на девушку, стоящую перед собой — Если я и тут с тобой могу, неплохо провести время
— Что же — пожав плечами, ответила Миронова — Тогда может просто расправим постель и немного позволим себе нежности, пошалить на ней
— Пошалим? — рассмеялась Оксана, посчитав это неуместным — Ты предлагаешь мне переспать с тобой, вот так вот просто?
— А что тут такого?
— Да собственного говоря ничего — поддержала эту идею Оксана — Только вот я сильно устала за сегодня — зевнула она, потягиваясь при этом, выражая грудь и пластику своего тела
— Ну так мы и поспим
— Что-то мне подсказывает — отошла Оксана от девушки, направляясь к мягкому диванчику, встала рядом с мебелью, не зная даже как его разложить — Помню, как спала на таком в дежурную смену в Москве
— В дежурную смену?
— Ну я работала раньше фельдшером
— Фельдшером — удивлённо показала Миронова на Оксану пальцем, когда девушка подошла к дивану, просто взявшись за лямку снизу, потянула и разложила постель одним движением — Ты?
— Ну да, а что тут собственно такого? — посмотрела Оксана на расправленный диван и на то, как девушка перед ней нагнулась, выставив бёдра, отодвинула ящик снизу и достала из него подушки
— Да ничего — мило улыбнувшись, бросив подушки на диван, ответила Миронова, посмотрев на Оксану с каким-то страстным скрытым сексуальным желанием
— Тогда чему ты так удивилась?
Поинтересовалась Оксана, когда подошла к девушке, позволяя её рукам обвить себе талию, прикосновение её пальцем впервые казались такими желанными, столь пронзительно приятными.
— Да я начинала карьеру с самых низов
Откровенничала Оксана, обвив руками плечи девушки стояла с ней рядом, позволяя её рукам нагло расстёгивать пальцы, одетого на ней халата.
— Я сама стала королевой — посмотрела Оксана на свои плечи, после того, как Миронова, свободно расстегнула ей пуговицы надетого халата, оголив его до пояса
— Ваша грудь Оксана — смотрела Миронова с завистью, была поражена размером и упругой формой ягод — Такой может позавидовать любая девушка
— Правда? — удивилась Оксана, заметив с каким любопытством, смотрела Миронова на её грудь, прикусывая от возбуждения краешек губы, сходила разумом с ума от такой близости, желая подарить себя ей — Тебе она нравится?
— Если — предположила Миронова, прислонив палец к губам, с хитрой улыбкой, девушка посмотрела на Оксану — Сегодня между нами что-то случится, я обязательно её потрогаю
— Ты уже думаешь — рассуждала Оксана интересуясь, посмотрела с усмешкой на девушку — Что между нами, сегодня может что-то случится? — смотрела она на шатенку, как Миронова, словно завлекая стала расстёгивать на себе белый халат
— А что ты разве против? — удивила шатенка Оксану, скинув с себя халат, оставив его лежать на спинке дивана, девушка предстала перед ней в юбке, форме карандаш и белой блузке
— Я просто не думала, что ты будешь так сразу и прямо
— А что есть проблема? — поинтересовалась Миронова, подойдя к Оксане, посмотрела с чувствительным нежным взглядом ей в глаза
— Да собственно никакой — была поражена Оксана какой манерой обольщения, девушка так легко пленила её разум, словно принуждала смотреть на себя, забыв на время страсть к Изабелле
— Тогда чему ты так удивляешься?
Спросила Марина, стоя так близко с Оксаной, женщина имела нежный, лаской, позволяющей взять себя, но в тоже время была доминантной персоной в предстоящей между ними близостью.
— Нет ничего такого если мы просто уединимся в кабинете
— Только вот слово уединимся, лучше заменить на секс
Посмотрела Оксана, как Миронов легкомысленной походкой прошла мимо неё, к открытым дверям в кабинете. Шатенка толкнула дверь пальцами и закрыла изнутри на замок, когда ключ оставался в замочной скважине.
— Так лучше и правдоподобнее звучит — утверждала Оксана, изумившись в улыбке, посмотрела на нежный и в тот момент повиливающий взгляд в глазах Мироновой
— Зачем всё утрировать Оксана — опустила взгляд в пол шатенка, словно, как хищница играла с её сознанием, завлекая нежностью, лаской и скрытой сексуальной загадочностью
— Такая уж я — скинула с себя халат на пол, предстала Оксана голой в закрытом кабинете перед этой девушкой, оглядывая с таким же пронзительным лаской взглядом, свои плечи
— Ты мне такой больше нравишься
Подошла к буфету расположенному в кабинете, за стеклянными дверями которое открыла Миронова, на нижней полке, рядом с папками для бумаг стояла бутылка коньяка.
— Это чтобы немного разрядить нашу с тобой обстановку
— А что она напряжена?
— А ты разве не видишь? — с ухмылкой взяв бокалы с полки, поинтересовалась Миронова, держа в другой руке бутылку коньячного напитка
— Ну может малость — ответила Оксана, согнув руку в локоть изобразила между большим и указательным пальцем небольшое расстояние — Ну я думаю, бутылочка этого дешевого пойла, поможет нам его разрядить
— У тебя такое красиво тело — выразила впечатление Миронова, когда подошла к столу, поставив на него два бокала, взяла бутылку с коньяком в обе руки — Почему именно Изабелла?
— А причём тут Изабелла?
Спросила нежным голосом Оксана, поднимая ласковый, насыщенный похотью взгляд на девушку, когда подошла обнажённой к столу рядом с которым стояла шатенка, обвила нежно свои бёдра.
— И моё тело
— С таким телом — утверждала Миронова, посмотрев с завистью на Оксану, будто желая на эту ночь, овладеть её телом — И особенно такой грудью
Показывала шатенка на грудь Оксаны, наполняя бокалы с бутылки коньячным напитком, смотрела так на неё изощрённо, будто заранее строя интригу.
— Ну то что у меня что-то есть к Изабелле
Утверждала Оксана, нагнувшись, обвила пальцами тонкую ножку бокала, посмотрела с таким же любопытством на Миронову, с которым эта девушка на неё смотрит.
— Не мешает мне провести ночь с тобой
— В моей постели! — уточнила Марина Миронова, поднимая наполненный коньяком бокал, посмотрела на Оксану с улыбкой
— Ну это можно и не обсуждать
— Правда? — удивилась Миронова, посмотрев на Оксану, девушка всё еще изучала её, манеры, повадки и прочие характерные черты поведения, которые она демонстрировала, как испила с бокала напиток — И ты это тоже отрицать не будешь?
— А зачем? — спросила Оксана нежным голосом, оторвавшись от бокала, чувствовала на губах и во рту терпкий вкус крепкого и в тоже время нежного алкогольного напитка
— Правда?
Сделала небольшой глоток напитка, Миронова была поражена тем, как Оксана за один глоток почти выпила всё содержимое бокала так и не успев насладиться постепенностью его вкуса.
— Но пить ты умеешь — признала это Марина Миронова, заметила, как посмотрела на неё Оксана, когда поставила почти пустой бокал на стол, пальцами пододвинула его к бутылке, придавая при этом, похотью насыщенный знать — Этого, никак нельзя отрицать
— Спасибо — опуская взгляд в пол, прислонилась Оксана бедром к столу и опираясь на его поверхность рукой, выразила румянец застенчивости перед шатенкой, скрывая взгляд, за прядью свисающих волос — Был небольшой опыт
— У каждого свой скелет в шкафу — равнодушно ответила Миронова, когда к ней подошла Оксана, девушка коснулась пальцами её подбородка, направляя её глаза на себя, отражая в этом в этом взгляде всю безупречность карего оттенка — И не мне судить об этом
— А какой скелет у тебя?
Поинтересовалась Оксана, чувствовала приятную гармоничную коллекцию парфюма, который пронизывал тело Мироновой сверху донизу, искушая аккордами безудержной страсти .
— Я могу его узнать? — коснувшись пальцами пуговиц, надетой на шатенке блузке, Оксана начала расстегивать их, продолжая смотреть на девушку оживлённым, влеченным похотью взглядом
— Именно это
Утверждала Миронова, освобождаясь от блузки, шатенка говорила так пленительно и нежно, в то время, как Оксана вцепившись в её ткань, буквально сорвала с девушки эту одежду.
— Да что ты делаешь?
Смутилась и в тот же момент рассмеялась Миронова, поддаваясь влиянию сексуального гнева у Оксаны, она после выпитого алкоголя, вблизи с этой девушкой чувствовала к ней влечение.
— У меня ведь больше нет тут блузки……
— А разве она нам тут нужна? — обвила талию девушки, прервала её Оксана, коснувшись пальцем другой руки, пылких, страждущих, горячих губ Мироновой
— Но в чём я буду завтра на утреннем совещании? — выражая жалость к себе голосом нежности и страданий, спросила Миронова, когда Оксана столь же нагло коснулась пальцами застёжки юбки сзади у девушки, когда она разливала по бокалам коньяк — Ты мне не оставляешь выбора
— Он тебе не нужен — ответила Оксана, умело сдёрнула вниз юбку с шатенки, присев рядом с ней на колени, в тот момент когда она протянула ей в ответ наполненный бокал коньяком
— Ты всё будешь
Присаживаясь на колени рядом с Оксаной на полу, поинтересовалась Миронова держа бокал в руке, в тот момент когда она рассматривала, надетое на шатенке синее нижнее бельё.
— Решать за меня?
— Будешь много говорить
Возразила Оксана с улыбкой, коснувшись пальцами свободной руки, плеча девушки, прильнула к её губам, разговаривала в такой близости, что чувствовала пылкое страждущее дыхание шатенки.
— Могу выбрать тогда и какое бельё тебе нужно будет носить
— А не слишком ли — возмутилась, кокетливой интонацией голоса, в пафосной форме раскрывая губы, высказывалась жалобно Миронова — Для нашего первого свидания?
— Это свидание — отпила с бокала большой глоток, вновь оставляя его содержимое на донышке, Оксана поставила его рядом с собой на полу, когда сидела так близко с шатенкой, что могла чувствовать её дыхание — Которое плавно перейдёт в постель
— Прости а ты разве против?
— А ты всё спланировала
Ухмыльнулась Оксана, вставая с пола, чувствовала усладу сладкого, словно как вино коньячного напитка но крепкого, подобно его коньячному свойству пойла, посмотрела на девушку.
— Ты еще в столовой знала — утверждала Оксана, почувствовав слабость в ногах от алкоголя — Как закончится наша с тобой ночь
— Прости тебе разве что-то не нравится?
Возмутилась Миронова, в тот момент когда Оксана чувствовала слабость по всему телу, девушка, словно манипулируя её состояние, спокойно прошла рядом с нею.
— Мы можем прямо сейчас это обсудить
Заводя руки за спину, она расстегнула застёжку своего бюстгальтера, обернувшись к Оксане, шатенка держала в ладонях его чашечки прижав их к груди.
— Тем более что ты не ответила мне
Утверждала Миронова, в тот момент словно пленяя красотой тела сознание Оксаны, девушка нежно и медленно так заманчиво сняла с себя бюстгальтер, обнажая грудь перед ней.
— За то что хотела стащить мой телефон
— Просто на один звонок — убеждала Оксана, наблюдая за девушкой, как она играя соблазнительно прошла по кабинету в сторону выключателя, вела себя необузданной сексуальной хищницей
— А меня разве это волнует
Встав у выключателя, девушка, коснулась пальцем, делая небольшое усилие, потушила свет в кабинете, обрекая его на власть темноты ночи, создавая тем самым атмосферу интриги и страсти.
— Тебе придётся за это ответить
— Правда? — поинтересовалась Оксана наблюдая как девушка прошла по тёмному кабинету, за стёклами которого слышалось, как мела пурга и свет фонарного уличного столба, замело так, что едва было видно, его жёлтое зарево — И как же ты это сделаешь?
— Просто подойди сюда — заползая на постель, стоя на четвереньках, девушка держала на кончиках пальцах, правой ноги, так эффектно снятые трусики и так соблазнительно, буквально через мгновение, скинула их на пол — И сама всё узнаешь
— Ты интригуешь меня — утверждала Оксана направляясь к дивану когда на его подушках, так пленительно расположилась Миронова, поманила её к себе пальцем
— Всё сделано специально
Уверяла Миронова, девушка при падающем свете с фонарного столба, лежала на подушках, когда к дивану, соблазнительно играя бёдрами, в каждом шаге выражая их красоту, подошла Оксана.
— Чтобы наша с тобой ночь удалась
— Наша с тобой?
Переспросила, наступая на постель, сгибая сексуальным изгибом ногу в колено, Оксана выгнула спину, выставив бёдра, встала на четвереньках на расправленном диване.
— Я еще раз убеждаюсь
Подобно хищной кошке, Оксана ползла к девушке, лежавшей перед ней, боком на подушках, согнув одну ногу, шатенка словно специально выражала жертву перед её хищной страстью.
— Что ты спланировала такую ночь
— А тебя разве
Поинтересовалась Миронова, когда Оксана стояла над её телом, подобно искусной кошке, выгнув спину, смотрела на неё пронзительной терзающей сексуальным рвением взглядом.
— Что-то обижает?
— Ты могла взять и поставить перед собой любого короля
Утверждала Оксана, прикоснувшись лбом к лиц девушки смотрела прямо ей в глаза, ощущая терпкий вкус коньяка и жар манящего дыхания, сладость губ которых так манила к себе.
— А вместо короля — рассказывала Оксана, когда всё внутри колыхалось, чувство было, что если бы за спиной были крылья, она порхала бы ими как бабочка, от радости, гармония, эмоция сексуальной близости, были на высоте — Ты предпочитаешь меня
— Зачем мне король?
Изумилась в улыбке Миронова, девушка словно выждала момент, чтобы позволить своим рукам, обвить грудь Оксаны, когда она искушено раскрыла губы, издавая бесшумный стон.
— Когда я могу иметь королеву
— Ты правда считаешь меня королевой? — поинтересовалась Оксана, ощущая власть пальцев шатенки над своей грудью, смотрела она покорно ей в карие хищные глаза
— Я этого и не отрицаю
Наступило мгновение молчание, когда их взгляды были едины, губы были слегка раскрыты, Оксана смотрела так на девушку, будто желая вкусить вкус её слюны, обуздать силу любви с ней.
— И полностью признаю тебя как королеву
— Тогда кто же ты
Поинтересовалась Оксана, разговаривая интригующим шепотом, едва касаясь губ девушки, кусая при этом свои, сгорая от сильной жажды, обуздавшего её разум искушения страсти.
— Для меня? — нежным шепотом говорила Оксана, когда не могла отвести взгляд, а лишь смотрела в бездонное порочное дно глаз шатенки, утопая в них своим разумом
— Твоя вторая половинка
Села рядом с Оксаной на постели, девушка с кашемировым оттенком волос, поправила кончиками пальцев прическу на диване, прикоснувшись ладонью к её груди, выразительно раскрыла глаза.
— Которая будет стоять с тобой у алтаря — игриво коснулась Марина губ Оксаны, после того, как оторвала ладонь от её груди
— Стоп! — удивлённо посмотрела Оксана на девушку, совсем не понимая, сказанного ей желания, когда шатенка так пленительно дышала рядом с её губами — У какого еще алтаря?
— Может просто перейдём от слов к действию — вилась Миронова о тело Оксаны, прислонив ладонь к её щеке, она хотела одарить своим безудержным поцелуем
— Подожди — не заметила Оксана как ловко под действием рук шатенки упала спиной на подушки и девушка сверху уже диктовала над ней свою власть — О каком алтаре пойдёт речь?
— Я заберу тебя у Изабеллы с лёгкостью
— Но я люблю её — уверяла Оксана, продолжая напряжённо смотреть, как Миронова нагнулась стоя над её телом на четвереньках
— Твоя любовь ничего к ней не значит
Возразила шатенка, разговаривая рядом с губами Оксаны, так чтобы она могла почувствовать исходящее от неё дыхание, что пламенем страсти обжигало губы.
— Я могу дать тебе ту власть
Говорила Миронова так убедительно, едва касаясь губ Оксаны своими, девушка, стоя над его телом нагнувшись, положила ладони на её выставленную грудь.
— Которую
Её ладони были так убедительны, так нежным, когда она прижимала их прямо к соскам выставленной груди Оксаны, девушка выгнула спину, выставила бёдра, вела себя дикой кошкой.
— Ты — игриво опять она коснулась кончика носа Оксаны, девушка словно играла с её сознанием, зная прекрасно как себя преподнести — Заслуживаешь
— Но что скажешь Изабелла?
Ощущая, как жаркие губы, поцеловали сосок выставленной груди, спросила Оксана, чувствуя, пламя женских уст и то как нежно и с холодным касанием, она играла языком с её соском.
— Она ведь не одобрит
— Откуда тебе знать?
Спросила удивившись Миронова, обвив обеими руками, выставленную грудь Оксаны, оторвала медленно от неё свои губы, так выразительно выгнув спину, взглянула ей в глаза.
— Ты ведь и не спрашивала
— Я просто знаю
Извиваясь на подушках, подобно такту движения королевской кобры, ответила Оксана, изнывая в стонах, чувствуя, как язык девушки медленно опускался всё ниже и ниже по плоскости её живота.
— Иначе бы она не просила тебя лечь под Романова — утверждала Миронова, продолжая целовать живот Оксаны в тот момент когда она извивалась от поцелуев шатенки, теряя над собой контроль
— Возможно…..
Стонала Оксана терзая пальцами обеих рук, грудь, чувствовала что не может совладать со своей сексуальной прытью, от того, как шатенка нежно и со сказочной лаской поцеловала губами лобок.
— Я….. я…..
Не могла говорить Оксана, когда так же плавно девушка, которая только что целовала ей лобок, столь же нежно одарила жаром пламени уст, половые её влагалище. Аккуратно пальцами, шатенка, развела половые губы Оксаны, когда от такой близости, лёжа спиной на подушка, она сходила с ума, чувствуя убедительной руки, что обвила ей согнутую ногу и ладонью, легла на живот. Прохладной поверхностью, девушка коснулась раскрытых пальцами, половых губ Оксаны, оставляя на них обильное изобилие слюны. Чувствуя всю колкость этого момент, Оксана словно испытала дрожь, словно как электрический импульс прошёлся по всему позвоночнику, как только она почувствовала это повторяющееся касание. Изнывая в стонах вцепившись в обивку дивана, Оксана царапала ткань дивана, извиваясь подобно королевской кобре, не могла унять страсть, что обуздала её разум. Вцепившись в грудь Оксаны, девушка так сказочно обуздала обитель стеночек влагалища языком, заставляя её переживать самые сильные сексуальные ощущения, словно как будто феерические чувства испытывала она, чувствуя в себе язык шатенки.
— Тебе понравилось? — поинтересовалась девушка, оторвавшись от половых губ Оксаны, когда она вертела головой из одной стороны в другую, живот колыхался словно как море в момент шторма, а стоны не угасали вместе с дыханием, бурным порочным ритмом — Вижу, что да
— Скажу честно — лёжа на подушка, Оксана текла соком, в довольстве того, как её сексуальная прыть укротилась под властью языка шатенки — Ты умеешь добиваться своего
— Думаешь — облизывая губы, девушка словно испытывала удовольствие от того, ощущения, как их пропитывала смазка выделяемая с губ влагалища Оксаны — Я с тобой закончила?
— А что разве нет? — удивилась Оксана, когда девушка легла с ней рядом и подсунув свою руку под ей под спину, словно приподнимая её тело, облокотив на себя
— Не всё так просто — вела девушка ладонью другой рукой по плоскости живота Оксаны, когда она продолжая дышать учащённо, чувствовала, движение пальцев шатенки на коже, как жаркая ладонь терзала трением её горячую подогретую сексом плоть — Как ты думаешь
— А что тогда может….. — раскрывая в порочной страсти губы, посмотрела Оксана, как девушка, рукой на которой лежала её тело, под попой ловко развела ей половые губы
— Тш…..
Убедительно прошептала она рядом с губами Оксаны, нежно пальцами легко проникла ей во влагалище, начиная жадно поступательными движениями, терзать тело. Жаркие губы впились в сосок выставленной груди Оксаны, ощущение которое словно захватило дух, сломило разум под властью кашемировой властительнице над её телом и сознанием. Располагаясь на руках у девушки, Оксана воспевала сексуальной мелодией голоса. Отдавая себя всю во владение львицы, терзающей её плоть, придавая сознание сексуальному безумству, а тело безудержной горячей силе любви, которую чувствовала Оксана в каждом ритме движения пальцев девушки в себе и жгучим касание пламени губ шатенки, что придавала ей бюст пороком сексуального услады.


Утренние лучи яркого солнца падали прямо на обнаженное тело Оксаны, когда она спала на диване рядом с голой шатенкой. Девушка так приятно и сладко сопела под ухо Оксане, что от такого дыхания у себя под ухом, тешась в нежности утренних лучей. Руки прозорливой девушки обвили бёдра Оксаны, когда она так сладко спала, на животе, подогнув под себя правую ногу. Тело лежавшей рядом девушки еще сохраняло гармонию коллекцию парфюма «Tresor de Lancôme», искушающими нотами которой служили роза, абрикос, жасмин и ирис в слияние с бергамотом, насытили воздух в кабинете поистине сильным пленяющими ароматами. Диван пропитался парфюмом тел Оксаны и шатенки, а так же их выделяемой страстью любовью, что они в момент стонов, прошлой ночью, излили на материю дивана.
Оксана чувствовала, как лучи приятного солнца, ласкали её кожу, когда она лежала обнажённой на постели рядом с кашемировой распутницей, укротившей её прыть, прошлой ночью. Во рту чувствовалась изнурительная жажда, вынуждающая открыть глаза, Оксана обернулась и легла на спину, когда девушка совершенно противоположно лежала к ней. Девушка так сладко посапывала во сне, словно была рада тому, как удачно и в тот же момент сексуально, прошла её развратная ночь в компании с Оксаной. Совершенно неожиданно, шатенка залезла в полудрёме на тело Оксаны, расположившись на четвереньках над её телом.
— Это ты так на что-то намекаешь? — обвила Оксана бёдра девушки, говорила сонным голосом, когда ненасытная девушка, еще не успев проснуться, требовала усладу любви от неё
— Это я так теперь требую ласки для своего тела — заявила Миронова, выгнув спину, девушка выставила бёдра ближе к лицу Оксаны
— Вчера ведь неплохо получилось — рассуждала Оксана, большими пальцами, обеих рук, развела половые губы шатенки, словно как цветок раскрывая ей влагалище
— Не считая того, что ты уснула на руках
— На руках? — переспросила Оксана, заметила только сейчас, что голове её почти уже свисала с дивана — Но что между нами такого было
— Ночь поцелуев — изумилась в улыбке шатенка, явно чувствуя дыхание Оксаны как тёплый воздух, выдыхаемый с её уст покрывал поверхность её возбуждённых половых губ — И ласк
— Ну так почему я должна что-то отрабатывать?
— Наказание — утверждала шатенка, продолжая стоять на четвереньках над телом Оксаны, девушка вцепилась когтями в обивку дивана после того, как она коснулась языком её розовых пропитанных соком возбуждения стенок влагалища — За то…..
Не могла говорить девушка, изнывая в стонах, шатенка, словно как бестия сходила с ума, извиваясь в момент сексуальной ласки подобно дикости кошки.
— Как ты без спросу взяла мой телефон
— Я же извинилась — уверяла Оксана, оторвавшись от влагалища шатенки, оставляя половые губы раскрытыми, держа на них большие пальцы обеих рук
— Этого не достаточно — возразила Миронова, издеваясь с похотливой интонацией голосе, шатенка обернулась, расплываясь в развращённой улыбке довольства — И я тебе не говорила прекращать
— Там кто-то у тебя в приёмной — смутилась Оксана, услышав как за закрытой дверью кабинета заведующего, кто-то вошёл в приёмную, направляясь по комнате стукая каблуками по линолеуму
— Я тебе разрешала прекращать! — в полную интонацию голоса, повторила еще раз своё утверждение Миронова — По моему я тебе сказала делать то…….
— Марина! — вошла в кабинет Мария Леонова, девушка сильно удивилась тому, что увидела — О…. господи, вы же…..
— Простой закрой дверь — сдерживая при себе эмоции, девушка прикрыла пальцами половые губы Оксаны, положив ладонь к ней на лобок
— Она вам что — смутилась и словно чувствовала себя ни к месту, рассказывала Мария Леонова, когда девушка быстро вошла в кабинет, закрыла за собой дверь, вставив ключ Мироновой обратно в замочную скважину — О…. господи, я еще в лаборатории это поняла
— А…… — издала едва слышны затяжной стон, сомкнув уста вместе, в то время, как Оксана впилась губами ей во влагалище — А-а-а-а-а-а…….
— Это что то о чём я сейчас думаю?
Поинтересовалась Мария, понимая по стону, какой экстаз испытала Миронова, в тот момент когда Оксана просто губами, довела её до сексуальной высокой точки удовлетворения.
— Кажется мне стоило заскочить к вам чуть позже
— Ну раз уже ты тут — сползла Миронова с дивана, касаясь каблуками надетых туфель, пола в кабинете, девушка оставила лежать Оксану, когда она сама пребывала в пучине оргазма
— Что с Оксаной Владимировной? — поинтересовалась Марина Леонова, заметив, как Оксана смотрела пустым взглядом, когда её голова свисала вниз с дивана и то, как она учащённо дышала, извиваясь, вцепившись пальцами в обивку дивана — Почему она так дышит?
— Потому что Оксана Владимировна — рассказывала Миронова, стоя рядом с диваном, девушка нагнулась и подняла с пола оставленные трусики — Слишком чувствительная, я просто приложила руку к её лобковой зоне и она уже испытала чувство оргазма, всего лишь от ладони
— Наверно то что на неё много чего свалилось в последние дни
— Так зачем ты пришла? — посадив трусики на талию, Миронова вела себя довольной кошкой, играя бёдрами, девушка прошла по комнате, пока Оксана учащённым тактом ритма претерпевала для себя момент затяжного оргазма — Только не говори, что на это посмотреть?
— Нет…. — отвела взгляд Леонова, делая вид, что она не смотрела на Оксану — Я по-другому поводу
— Может тогда расскажешь почему
Поинтересовалась Миронова, поднимая бюстгальтер с пола, девушка, выразительно отражая бёдра, направилась к дивану на котором продолжала лежать Оксана, переживать момент оргазма.
— Ты нас с Оксаной прервала? — приложив подушечки бюстгальтера к сосками, поинтересовалась Миронова, застёгивая его, когда завела руки за спину
— Громов хочет лично поговорить с Оксаной Владимировной
Рассказывала Мария, оставаясь стоять у входа закрытой двери, смотрела на то, как терзала свою грудь руками Оксана не могла совладать со страстью, что испытывала разумом во всём теле.
— После того, как я украла — передумала Леонова, пытаясь лучше сформулировать фразу, которую сказала, прижав палец к губам — Точнее сказать, выторговала пробирку с биоптатом
— Ты выторговала — стоя рядом с диваном на котором в стонах изнывала Оксана, извиваясь порочной королевской коброй, вцепившись пальцами в обивку дивана — Интересно было бы послушать, как ты это сделала?
— Что ты делаешь? — удивилась Леонова, после того, как шатенка нагнулась и подняла Оксану на руки, любуясь её обнажённым беспомощным телом
— Она так прекрасна — держала Миронова на руках Оксану, девушка словно любовалась красотой её лица и как мятежно претерпевая на себе влияние оргазма, успокаивалась она, отдавая всю себя
— Она как будто не здесь — заметила блондинка пустой взгляд в глазах Оксаны, как будто там не было каких-либо эмоций, как и в целом самого сознания — Что с ней?
— Не знаю — с ухмылкой держа Оксану на руках, ответила шатенка — Вчера мы вот так же примерно целовались, пока она не отключилась
— Ты знаешь как её вернуть? — взволнованно посмотрела Леонова на шатенку, озираясь смотрела на закрытую дверь в кабинете — Когда сюда войдёт Громов
— Ты хотела сказать — поправила Миронова, оставаясь стоять рядом диваном, девушка держала Оксану на руках, сходила с ума от власти над её телом — Если он соизволит прийти
— А он придёт! — уточнила Леонова, прошла мимо Мироновой, девушка, наклонилась и посмотрела в глаза Оксане, когда она раскрыв алые губы, просто находилась на руках у шатенки
— Подержи — предложила Миронова, обращаясь к блондинке, когда Леонова с любопытством смотрела на Оксану и ничем не могла объяснить состояние в котором она пребывает — Я оденусь
— Она наверно тяжёлая — возразила Леонова, смутившись, опуская взгляд в пол — Да ну ты чего я наверно не удержу Оксану Владимировну
— Просто возьми — настойчиво положила Миронова на к блондинке Оксану, когда сама отошла с довольной улыбкой — Мне ведь нужно одеться
— Никогда бы не подумала — улыбнулась Леонова, держа Оксану на руках, когда её голова и ногу в полусогнутом положении свисали вниз — Что Оксана Владимировна, может так мало весить
— Мне нужно одеться — прошла по кабинету Миронова, поднимая оставленную на полу рядом с её столом, юбку карандаш — У меня скора планёрка
— Нужно срочно провести Оксану Владимировну в чувства — подошла Мария к дивану, положив на него тело Оксаны, девушка села рядом — Громов хочет с ней поговорить
— Громов — прейдя в себя через мгновение, как оказалась на постели, разложенного дивана и подушках, произнесла Оксана фамилию мужчины — Зачем он меня ищет?
— Я выкрала этот биоптат что хотели забрать военные
— Ты? — удивлённо посмотрела Оксана на девушку, которая продолжала сидеть рядом — Ну что же, поздравляю, ты устроила мне скандал
— Всё ради того — утверждала Миронова, стоя у стола, девушка застёгивала на себе одетую белую блузку и вела себя так, как будто между ними с Оксаной ничего и не было — Чтобы ты Оксана не поехала искать эту Подольскую
— Поговоришь со мной с Громовым?
Потребовала Оксана, посмотрев на Миронову оживлённым взглядом, медленно расположилась сидя на постели, почувствовала от Марии, знакомый запах парфюмерной коллекции «Trésor Midnight Rose». Верхняя нотка представленного парфюма соткана из нитей сладкой малины и нежной розы. Упоительно прекрасный и чувственный мотив постепенно дополняется соблазнительными переливами жасмина, пиона, розового перца и смородиновой листвы. Аромат обладает восхитительно манящим шлейфом, который остается на одежде томными оттенками ванили, мускуса и вирджинийского кедра.
— Не хочу отвечать одной
— Но это был твой приказ — испугалась Миронова, решив всё свалить на Оксану, шатенка казалась такой жалкой — Почему я должна за тебя тут отдуваться?
— Ах… вот значит как! — возмутилась Оксана, медленно встала с постели на ноги, но каблук её черных туфель тут же сломался и она с визгом рухнула на колени — Ай….. — ударившись коленом о пол, прокричала она, опустив голову, прижала руку к больному месту, поджав ноги к себе
— Оксана Владимировна — испугалась Мария, вставая с дивана — С вами всё в порядке?
— Каблук сломался! — недовольно высказала своё мнение Миронова — Я дам тебе свои белые туфли
— Ты пойдёшь со мной! — утверждала Оксана, прижав колени ног к животу, сидела обнажённой на полу, смотрела на образовавшееся красное пятно на коленной чашечки
— Нет! — возразила Миронова и проходя рядом со столом зацепилась юбкой о край, девушка случайно с треском ткани разорвала её до нижнего белья — Блин
С ужасом поглядела она на тряпьё, одетое на ней, Миронова прикусывая краешек губы, смотрела на порванную юбку.
— Это была моя любимая — утверждала с жалостью в голосе Миронова — В чём я теперь буду на планёрке?
— В халате — пожав плечами, ответила Леонова — Ну не повезло вам обеим, у Оксана Владимировны каблук, у тебя Марина юбка
— Сегодня день какой-то проклятый — прошипела ненавистно Миронова, расстёгивая молнию разорванной юбки — Больше не буду покупать такую дешевую ткань
— Такая юбка стоит около пяти тысяч — утверждала Леонова, разбираясь в женской одежде — Я бы не назвала её дешевой
— Но она так дешево на ней прорвала — рассмеялась Оксана, вставая с пола, чувствовала, как болело колено после удара им о пол
— На свои дешевые туфли посмотри сначала — огрызнулась Миронова, посмотрев с презрением на то, как Оксана нагнулась и подняла с пола оставленный белый халата — Как я теперь буду в блузке и без юбки?
— Блузку — надевая на себя халат, обернулась Оксана, кокетливо показывая пальцем на шатенку, когда она расстегнув на себе разорванную юбку, бросила её на пол — Лучше будет тоже снять, ты же не хочешь быть дурой в блузке и без юбки
— Вечно ты Оксана язвишь — отчаянно произнесла Миронова, расстегивая пуговицы надетой на себе блузки — Блин вот как же так
— Ничего будешь в нижнем белье проведёшь свою планёрку
— Оксана у меня больница стоит! — возразила Миронова, когда Оксана подошла к ней и вцепилась к ней в запястье своими руками — Я не могу пойти с тобой к Громову
— Нам нужно к нему пойти! — утверждала Оксана, мило улыбнувшись девушке — И да мне нужны туфли, какие ты говорила, что можешь мне одолжить
— Я тебе их подарю — утверждала Миронова, посмотрев жалким взглядом на Оксану — Если ты не поведёшь меня к этому Громову
— Но почему ты такая? — поинтересовалась Оксана, посмотрев с чувством поднимая взгляд — Я изменила Изабелле с тобой
— Ничего ты не изменяла
Рассмеялась Миронова, девушка в нижнем белье, скинув блузку на стол с себя, прошла по кабинету к шкафу, открывая дверь-купе которого, вытащила оттуда белые туфли.
— Изабелла просто использует тебя
— Так же как это сделала ты! — посмотрела Оксана на девушку, с обидой нахмурила губки
— Может хватит говорить Изабеллу!
Воскликнула Миронова, возмутившись поведению Оксаны, девушка с недовольным выражением лица, прошла по кабинету и вручила туфли ей.
— На вот одевай
— Теперь ты будешь винить во всём? — поинтересовалась Оксана, повела недовольно губками, взяв из рук девушки, предложенные ей туфли
— Я слышать про эту Изабеллу ничего не хочу — подошла кашемировая девушка к Оксане, наклонившись высказала собственное мнение
— Ты куда? — поинтересовалась Оксана, обернувшись, после того, как Миронова просто прошла мимо неё, направляясь к закрытым дверям в кабинете
— В отделение — ответила шатенка, по эмоциям и интонации голоса, Оксана понял, как она сильно была встревожена — Кому-то же в этой больнице нужно начинать работать
— Вот значит как! — была не согласна таким окончанием разговора, нагнувшись перед блондинкой, обувая на ноги туфли — Ну уж нет, ты так просто от меня не отделаешься
— Просто смотри
Открыла замок закрытой двери лёгким поворота ключа, Миронова обернулась, когда обвила пальца пальцами её ручку. Девушка посмотрела так на Оксану, как будто испытывала в этот момент какие-то чувства, силу эмоциональной связи, что неразделима была так сильна. Оксана словно могла заметить, как на карих глазах этой сентиментальной девицы могла появиться влага, неудержимой силы, разбитых в дребезги чувств, но Миронова проявила стойкость характера.
— Как я покидаю этот кабинет
— Я не позволю тебе уйти так просто
Выпрямив спину, обернулась Оксана, после того, как обула туфли на ноги, направилась следом за Мироновой, оставив вошедшую блондинку в белом халате, одну в кабинете заведующего.
— Мы не закончили наш разговор
— Хватит Оксана!
Вскрикнула Миронова, испугавшись, что Оксана её может догнать, девушка, посмотрела в потолок приёмной, опустив руки вниз и выставив пальцы выпрямленных ладоней в стороны.
— Ты не центр вселенной в этой больнице!
Утверждала Марина Миронова, повернувшись к Оксане, в тот момент когда она подошла к открытой двери, переступая аккуратно порог, взявшись за дверную ручку, вошла в приёмную.
— Ты по сути….
— Ну говори
Спокойным голосом, попросила Оксана, заметив белокурую секретаршу, которая стояла у кресла, девушка была одета в черный сарафан, офисного фасона и белую блузку, застыла в ожидании. В глазах удивлённой женщины, секретарши, Оксана увидела знакомую черту, как будто она уже её где-то видела и даже не просто хорошо знала. Особая композиция парфюма «Pure Poison от Christian Dior», которая почему-то Оксане по тону и как они раскрывались, чувствуя его в кабинете, казался сильно знакомым. Суть парфюма заключается в накале страстей, чувствуется, как от него исходит магнетизм, неудержимая сила. Стоит только подойти поближе к обладательнице Pure Poison, как начинаешь терять голову, улавливая тонкий свежий аромат соблазна, удивительный запах ее тела. Свежесть цитрусовых контрастирует с изобилием распустившихся цветов, а нюансы амбры и мускуса добавляю почти осязаемую чувственность и женственность. Pure Poison — соблазнение страстью.
— Давай пусть все узнают!
Потребовала Оксана, повернулась к секретарше, женщине, что явно была старше неё и в тоже время, выглядела шикарно, стояла у компьютерного стола с кружкой кофе в руках.
— Мы знакомы? — поинтересовалась Оксана, обратившись к секретарше, когда белокурая женщина так внимательно наблюдала за её ссорой с Мироновой
— Да ладно — изнурённо вздохнула Миронова, когда подошла к Оксане — Теперь до моей секретарши докопаешься?
— Она мне кажется знакомой
Утверждала Оксана, но почему-то не могла вспомнить эту белокурую женщину, показывая на неё, когда повернулась к Марине Мироновой. Положив руку на плечо, выставив указательный палец на сзади стоящую женщину блондинку, Оксана прикусывая краешек губы, хотела этим что-то сказать. Женщина которая стояла у компьютерного стола с кружкой кофе в руках посмотрела так удивлённо на Оксану и тоже не могла вспомнить её в этот напряжённый момент.
— Только вот откуда? — повторила этот вопрос Оксана, повернув взгляд на секретаршу
— Ну хорошо — предложила Леонова, покидая кабинет заведующего блондинка вошла в приёмную, так выразительно посмотрела на Оксану — Просто если бы вы не видели её лицо, на кого бы вам была похоже, по одному только голосу, эта блондинка?
— Вы это мне? — удивившись спросила Валерия, посмотрев сначала на Оксану, потом перевела взгляд на Леонову — Честно, да откуда же мне знать
— Знаете! — заявила Миронова, шатенка казалась такой взволнованной, когда обращаясь, посмотрела на Оксану — Вы тут разбирайтесь между собой, а мне нужно идти в отделение
— Никуда ты не пойдёшь! — возразила Оксана, успев схватить девушку за рукав белого надетого на ней халата — Пока мы тут не закончим
— Нет извини Оксана! — была не согласна Марина Миронова — Я в вашем тройном шабаше блондинок, участвовать, как-то не хочу
— Ты с ума сошла! — не давая девушке покинуть помещение приёмной, держала Оксана за рукав эту шатенку — Я просто тебе сказала, что где-то видела твою секретаршу
— А я тебе сказала — было видно, по лицу Мироновой, когда она обращалась к Оксане шепотом, как её вся эта ситуация, поставила в неудобное положение, как исполняющей обязанности заведующего больницей — Что мне нужно в отделение, работать!
— И не нужно на меня кричать! — возразила Оксана с криком, после того, как Миронова, буквально выбежала из кабинета приёмной, устремилась следом за ней по коридору
— Да потому что ты мне надоела уже Оксана за утро — была шатенка уже на грани срыва, Миронова казалась для Оксаны, когда говорила всё это ей в лицо какой-то дикой змеей, чем смутила медсестёр, когда две девушки шли по направлению к её кабинету — Что на тебя нашло?
— Ты сейчас очень сильно испугала вон тех девушек
Указала Оксана пальцем на двух медсестёр, которые остановились, едва заметив настрой Мироновой, тут же развернулись и держа красную папку с анамнезом пациента, пошли в другом направлении.
— Они хотели тебе что-то передать
— Девушки вы что-то хотели? — обратилась Миронова, так как будто из дикой бурной кобры, превратилась в милую добродушную особу — Эта папка Харитоновой из девятой палаты?
— Да вот собранные результаты анализов — осторожно подошла одна из медсестёр к Мироновой и передала ей папку пациентки в руки
— Ты занимаешься лечением пациентов? — удивилась Оксана, посмотрев на папку предложенную медсестрой в руки Мироновой
— Повышенная СОЭ в крови Харитоновой говорит о возможном инфекционном заболевании
— Повышенная СОЭ не значит что у неё инфекция — оспаривая такое утверждение вынесла своё предположение Оксана — При воспалительном процессе почек, я порекомендовала в первую очередь УЗИ почек для начала
— Ты думаешь ты вечно права? — была вне себя от злости Миронова, когда Оксана просто взяла и при медсестрах растоптала её мнение — Вечно знаменитая Орлова Оксана Владимировна ни в чём никогда не ошибается
— Прошу прощения — обратилась медсестра, с белокурым цветом волос, плавно переходящим в рыжий оттенок — Но ведь Орлова ведь умерла, её похороны были полгода назад
— Так вот поздравляю! — показывая на Оксану, двумя руками, Миронова держала в одной из них карту истории болезни, вложенную в красную папку — Она вот воскресла из мёртвых
— Ты что несёшь! — прошипела Оксана, когда подошла к этой девушке и схватила её за руку
— Ты всегда считаешь что именно твоё мнение должны учитывать
— Хорошо — уверенно вдохнула в себя воздух, направляясь по коридору за Мироновой, Оксана всё-таки настаивала на том, чтобы эта наглая шатенка её наконец-то выслушала — УЗИ почек и рентгенографию лёгких, чтобы исключить любое аутоиммунное заболевание
— Аутоиммунное? — удивилась остановилась Миронова, посреди коридору, раскрывая вновь карту, в спешке выронила из неё лист с анализом крови
— Я подниму
Приседая на колени, Оксана наклонилась к упавшему листку в момент того, как шатенка тоже присела рядом и сама хотела подобрать с пола упавший результат анализа крови пациентки.
— Дура блядь! — взвизгнула Оксана ударившись головой о голову шатенки, когда расторопно пыталась поднять лист с пола, но шатенка ей просто так это не позволила и в итоге от удара упала на пол, растеряв всю карту по полу — Ты совсем ебанулась?
— Блин как же больно — сидя на полу, Миронова прислонила ладонь ко лбу, когда рядом лежала раскрытая карта и все её листки и анализы, валялись по мраморной плитке
— Ты совсем что ли охуела! — упрекая, не могла Оксана уняться, продолжая разговаривать нецензурной бранью — Зачем ты влезла, когда я могла поднять это для тебя?
— Не нужно мне от тебя ничего Оксана — обиженно произнесла Миронова, стоя на коленях в коридоре, собирала в раскрытую папку листки истории болезни пациентки и её анализы
— Да! — воскликнула Оксана, вцепившись в руку Марина Мироновой, не обращая никакого внимания на то, как на них с шатенкой смотрят две медсестры, уставившись словно на комедийную сцену — И с каких это пор ты так стала решать?
— С тех пор! — обернулась Миронова, с презрением посмотрела на то, как Оксана обвила своими хрупкими пальцами руку шатенки — Как ты стала проблемой для моей задницы
— А почему-то твоя задница……
— Не смей! — влепила Миронова пощечину по лицу Оксаны так что она упала на мраморный пол в коридоре шокировав девушек в белых халатах, которые наблюдали за всем происходящим
— Ты совсем блядь ебанулась! — воскликнула Оксана, когда упала на пол, прижав ладонь к щеке по которой пришёлся удар — Знаешь что, когда Громов нас с тобой найдёт, я ему расскажу, какая ты сука и пусть тебя он……
— Да давай рассказывай всем! — кричала в порыве страсти Миронова, не могла унять эмоции, которые бурлили в её сознании
— Оксана Владимировна — услышала Оксана голос Громова, когда мужчина в сопровождение темноволосой женщины в военной форме подошли к ним — Марина Валерьевна
Удивлённо посмотрел Сергей Викторович на кучу разбросанных бумаг по всему полу и как упорно Миронова пыталась сложить всё в одну папку.
— Не буду спрашивать что тут у вас происходит
Любезно улыбнулся мужчина, но в его взгляде явно, потому, что успела заметить Оксана, когда поднималась с пола, держа руку на щеке, обратила внимание на недовольный взор Громова.
— Меня интересует лишь один вопрос…..
— Все вопросы к ней
Указала Миронова на Оксану, нагнувшись, продолжая собирать папку воедино, девушка в то время как боялась этого мужчину так и с другой стороны пользовалась уважением с его стороны.
— Это её была идея украсть у вас биоптат пациентки!
— Это правда? — поинтересовался Громов, мужчина тут же, когда обращаясь к Оксане сменил радость на серьёзное, каменное лицо, не имеющее никаких эмоций
«Какая же ты после этого трусливая сука Марина», кусая нервно губу, Оксана была в замешательстве, как легко и беспринципно её разоблачила шатенка.
— Леонова лучший специалист в этом деле — убеждала Оксана, прикусывая краешек губы — Я уверена она найдёт ответ, быстрее, чем вы тут думаете!
— Какой ответ Оксана Владимировна? — потребовал немедленно ответа Громов, мужчина явно был встревожен, так как с ним была рядом Кузнецова — Вы хоть понимаете, что дело на контроле у ЦКЗ, да если хоть что-нибудь пойдёт не так…….
— Это не черная оспа! — убеждала Оксана, схватив эмоционально руку Мироновой, прижалась к ней, словно искала защиту от этого мужчины в близости с шатенкой
— Оксана Владимировна
Коснувшись плеча Громова, возразила женщина майор, в тот момент когда Оксана сочла нужным удалиться в компании с Мироновой по коридору в сторону терапевтического отделения.
— В случае с Серовым вчера — убеждала Кузнецова проследовав вместе с Громовым следом за Оксаной, не желая так быстро прекращать разговор — Будем считать что вам повезло……
«Дура ебанутая, когда же ты заткнёшься и поймёшь, что я не хочу сейчас с тобой разговаривать, я просто хочу побыть одна ну или с Мариной», размышляла Оксана, когда вошла в фойе перед отделением, где происходило утреннее свидание родственников с пациентами отделения.
— Постой — открывая дверь, Миронова поняла, что Оксана хотела войти с ней в отделение, таким образом избежать нежелательного разговора — Ты куда это собралась?
— С тобой — ответила Оксана, возмутившись тому, как шатенка грубо и в тоже время сексуально обвила ладонью ей грудь, не давая войти в отделение следом — Ты разве не видишь
Смутилась Оксана, как одна женщина, навещавшая своего мужчину, так скрупулёзно посмотрела в их сторону, оценивая подобный акт, как распущенное поведение персонала.
— И убери свои руки — ударила Оксана ладонью по руке Мироновой в тот же миг, как заметила критику во взгляде темноволосой женщины в розовом платье
— Что у вас тут за врачи работают — высказывалась достаточно громким голосом, женщина была в шоке от подобного поведения Мироновой — Если позволяют себе подобное
— Уверяю — стоя в открытых дверях, убеждала Оксана, обернувшись к женщине, совершенно не заметила, как Миронова оставила её одну стоять в проходе — Это не то, что вы тут подумали
— Это недопустимо для медицинского персонала! — возмутилась брюнетка в розовом платье, дама встала и начала говорить громким тоном голоса — Скажите своей подруге, чтобы соблюдала рамки приличия иначе я отправлюсь к заведующему
«Думаю не стоит ей говорить, что это и была заместитель заведующей», смутилась Оксана, выражая румянец, ничего не ответив женщине, просто скрылась за закрытой дверью войдя в отделение, стараясь уйти от скандала.
В отделение происходил обычное рутинное утро, медсестры после сбора анализов, отдыхали в сестринской и только лишь некоторых подготавливали к предстоящей операции в процедурной.
— Ну и куда же она делась?
Тихо прошептала Оксана, направляясь к дежурному посту, в тот момент когда в самом помещение за счёт задвинутых на окнах шторах, создали искусственный сумрак.
— Извини дорогая
Обратилась Оксана к дежурившей в отделение медсестре, обернувшись в тот момент наблюдая за шумом разбившейся тарелке на кухне, в момент мойки посуды.
— Блядь!
Взвизгнула Оксана, как не была готова к такому резкому звону, отпрыгнув от стойки дежурной медсестры, лампы над которой свисали прямо с потолка, делая лучше обзор для записей персонала.
— Что у вас там происходит?
— Девушка — обернулась медсестра с недовольным видом, белокурая девушка, поправила дужку надетых на глазах очков — Орлова?!
Удивлённо произнесла она табличку на халате у Оксаны посмотрела на неё блондинка так, как будто увидела мертвеца перед собой.
— Ну это невозможно, Оксана Владимировна умерла — утверждала медсестра, испуганно, девушка была готова уже вызвать охрану, лишь бы задержать Оксану — Откуда у вас этот халат, его должны были утилизировать, но почему он на вас?
— Потому что это мой халат — утверждала Оксана, прикусывая губу, заметила во взгляде блондинки панику и понимала, что нужно что-то сделать, чтобы уладить ситуацию — И я Орлова
— Орлова умерла!
Воскликнула медсестра, вскочив со стула, девушка выглядела растерянной и случайно уронила на пол стопку оставленных историй болезни пациентов в отделении.
— Снимите халат и покиньте отделение — утверждала блондинка, не желая слушать возражения от Оксаны — Иначе я буду обязана вызвать охрану о нарушение больничного режима
— Больничного режима?
Не поверила Оксана, была готов рассмеяться перед лицом встревоженной медсестры, не заметила, как девушка случайно нажала тревожную кнопку под столом, для вызова охраны.
— Это что-то новое?
— Что здесь у вас происходит? — обратился охранник, направляясь по коридору, мужчина был в черной униформе, представляющей порядок в больничном учреждении — Кто вы такая?
— Слава — обратилась так же взволнованно блондинка, показывая пальцем на Оксану — Эта женщина порочит имя Орловой, она одела её халат и думает, что может спокойно гулять по отделению
— Но я Орлова! — испугалась Оксана, отошла на шаг в сторону, заметив суровое выражение лица охранника
— В чём дело Оксана Владимировна — подошёл Громов со спины, внезапно вмешиваясь в ситуацию, которую так нерасторопно создала Оксана — Не можете и дня прожить, чтобы что-нибудь не учудить?
— Эта женщина находится здесь под защитой военных сил Российской Федерации — гордо заявила Кузнецова, успокоив тем самым охранника — И да эта Орлова Оксана Владимировна
— Орлова умерла! — медсестра никак не решалась верить в происходящее, настойчиво повторяя одно и тоже — Хватит позорить имя специалиста этой больницы
— Приятно думать что я еще специалист — мило улыбнулась Оксана, обернувшись посмотрела на Громова и впервые за этот промежуток времени, была рада его видеть
— Анна Владимировна — обратился Громов, приказным тоном к майору, темноволосой женщине стоящей за его спиной — Расскажите пожалуйста этой медсестре и охраннику, как они ошибаются
— Что же ладно
Повела недовольно нижней губой майор, обошла мужчину с гордым самоотверженным видом, женщина показывала всем свою важность и гордость непреклонного положения.
— Понимаете…….
— Оксана Владимировна
Отвлёк Громов, внимание Оксаны, как раз в тот момент когда женщина брюнетка начала беседу с медсестрой в отделение и охранником пришедшим на помощь.
— Я надеюсь вы понимаете что вы делаете!
Упрекнул Громов, по его лицу Оксана заметила, как сдерживал себя он, словно был готов сорваться подобно цепному псу, готовому разорвать эмоциональные оковы сдерживающие его.
— На меня давит командование сверху — утверждал Громов, шипел как уж, говорил тихим голосом, когда крепко держал Оксану за плечевой сустав — Мне нужен этот биоптат, чтобы представить ЦКЗ результаты, исследования, моей команды в закрытом городе
— Моя команда! — возразила Оксана, вырвавшись от хватки Громова, обрадовалась тому, как из палаты №9 вышла Миронова — Справится с этим лучше
— Что здесь у вас происходит?
Спросила недовольным голосом Миронова, обращаясь к медсестре и охраннику, которые только лишь благодаря разговору с ними Кузнецовой, собрали возле себя, кучу зевак из пациентов и медперсонала.
— Что за сборище?
— Марина Валерьевна простите — чувствуя себя виноватой, опустила голову белокурая медсестра, смутившись появлению заведующей в отделении — Эта женщина
Указала медсестра на Кузнецову, девушка словно хотела свалить всю вину произошедшего именно не неё, словно видела в глазах страх, при появление Мироновой.
— Утверждает что Орлова жива — как будто оправдываясь, говорила белокурая медсестра — Но вы ведь сами понимаете, её похоронили
— И я вот каким-то чудом стою теперь здесь — подошла Оксана к шатенке, словно видя в этой девушке защиту — Воскресла
— Это правда — подтвердила Миронова слова сказанные Кузнецовой — У Оксаны Владимировны теперь другое лицо, но это Орлова, её смерть была подставным случаем
— Я всё равно не верю — поджав от обиды губу, медсестра на посту отделении, никак не могла поверить в то, что Миронова пыталась ей донести
— Ну дело твоё Маша — ответила равнодушно Оксана, толкнула вторую стопку историй болезни, так чтобы они рассыпались по столу бедной девушки
— Оксана! — воскликнула Миронова, упрекнув Оксану в том, что она злорадно уронила стопку медицинских документов на пол, издеваясь над медсестрой
— А что я случайно — подошла Оксана ближе к Мироновой, и повернула взгляд в сторону Громова и Кузнецова, когда эта парочка так удивлённо наблюдали за ней — Ну случайно понимаешь
— Да-да конечно — улыбнулась с такой же ироничностью Миронова, не поверив ни единому слову Оксаны — И теперь кто это всё будет поднимать?
— Сама поднимет
Безразлично кивнула головой Оксана, повернувшись к Мироновой, наблюдая, как девушка держала руку в кармане, надетого на ней белого халата, мило при этом улыбаясь Громову.
— Ничего с ней не случится
Поинтересовалась Оксана, наблюдая, как нервничала Миронова, прикусывая при этом губу, девушка пыталась казаться уверенной и непоколебимой властью, перед своими сотрудниками.
— Что ты так завелась?
— Да я не о ней — уверяла Миронова, помотав головой, обернулась в сторону коридора, где находилась ординаторская — Мне нужно на утреннюю планёрку, а у меня еще кабинет к этому не подготовлен…..
— Просто скажи! — коснулась пальцами рукава девушки, обратилась Оксана с чувством нежности, вызывающим доверия, посмотрела ей в глаза — Я могу взойти на свой трон?
— Что прости? — не поняла слова Оксаны, потребовала Миронова, более ясного разъяснения
— Я хочу быть во главе команды пациентки Ершовой? — утверждала Оксана, посмотрев в глаза девушки, когда Миронова казалась растерянной
— Я здесь не главная — посмотрела на Кузнецову и потом только перевела взгляд на Громова, ответила отчаянно Марина Миронова
— Вам повезло Оксана — уверяла Кузнецова, когда женщина в военной форме, поверх которой был одет белый халат, медленно подошла к Оксане — Доктор Серов много значит для диагностики и точного диагноза моей племянницы
— Я не против — пожав плечами, мило улыбнулась, Оксана отошла от шатенки, которая казалась растерянной у всех на глазах — Пусть будет в моей команде
Направляясь к выходу из отделения, высказывалась Оксана, когда прошла мимо Громова, посмотрев в глаза этого мужчины, коснулась пальцами плеча, надетого на нём белого халата.
— Но главной буду я!
— Пожалуй! — смутился Громов того, как иронично на него посмотрела Кузнецова — Нам всем стоит это обсудить за чашечкой кофе
— Пожалуй
Подошла Оксана к закрытым дверям в отделение, обвив пальцами пластиковую ручку, обернулась посмотрела на то, как Громов и Кузнецова проследовали в её направлении.
— Я даже знаю, кто меня всем этим угостит
— Только не думайте Оксана
Схватила Кузнецова за рукав Оксану, когда она уже находилась в дверях, выхода из отделения, остановив её таким грубым образом, темноволосая женщина посмотрела ей в глаза.
— Что впредь вам будут сходить выходки, подобные, как вчера
«Эта дура не имеет права меня так хватать», обернулась Оксана с выражением готовым сжечь эту женщину, едва могла сдержать свои эмоции при себе.
— Вы про то что я спасла вашей племяннице жизнь, предположив у неё ХОБЛ
— Вот именно предположив! — зацепилась за это слово, Кузнецова следом за Оксаной вышла в холл перед отделением терапии — Вы не знали это наверняка Орлова
— Что? — обернулась Оксана, когда вошла в фойе, не обращая внимание, как на их ссору смотрят пациенты и их родственники, которые пришли их в положенные часы для свидания — Да если бы не я, твоя племянница бы умерла!
— Давайте не будем ссориться по пустякам — встал Громов между Кузнецовой и Оксаной, не давая им сблизиться с друг другом для более тесного контакта — И всё обсудим в кафе внизу
— Считайте, что вам просто повезло — выставив указательный палец к верху, произнесла Кузнецова с таким недовольным выражением, словно насмехаясь над Оксаной — Впредь, больше вашему везенью, конец
— Анна Владимировна!
Обратился Громов, заметив, как брюнетка, не желая дальше продолжать разговор, направилась по фойе в сторону коридора, где было отделение интенсивной помощи.
— Вы куда?
— К своей племяннице — повернувшись в пол оборота, ответила Кузнецова, не желая дальше провести эту скучную для неё беседу — Хоть кому-то должно же быть дело до моей племяннице
— Твоя племянница — утверждал Громов, крикнув уходящей брюнетке, когда она уже вошла в коридор — Вот так всегда, она даже не желает меня слушать
— Тем же лучше
Ухмыльнулась Оксана с коварной улыбкой прошла за спиной у мужчины, пациента, который в халате сидел на коленях. Обнимая ноги темноволосой женщиной, когда она так недовольно посмотрела на неё, продолжая сидеть в кресле, вспоминая неприятный случай с Мироновой.
— Мне больше достанется
— Вы всегда так
Поинтересовался Громов, когда они с Оксаной вместе, прошли по фойе, не обращая на взгляды пациентов и их родственников.
— Любите издеваться над другими Оксана Владимировна?
— Я не издевалась
Ответила легкомысленно Оксана, подойдя к ступенькам лестницы, ведущих вниз, коснулась пальцами перил лестницы, стояла каблуками белых туфель на белой мраморной плитке.
— А высказываю своё
Сделала Оксана на этом замечание, начиная спускаться первой, обернулась, согнув руку в локоть, посмотрела на Громова, выставив указательный палец к верху.
— А высказываю факты
Мило улыбнулась Оксана, сохраняя коварство на лице, продолжила спускаться, изумляясь в улыбке неоспоримого превосходства.
***
Кафетерий больницы, был наполнен ароматами разных сортов кофе и кондитерских изделий, ассортимент которых был выложен на витрине перед кассой. В кафетерии с утра собралось достаточно посетителей, почти все столики были заняты и собралась на раздачи. Утренние яркие лучи проникали в большое помещение, через раскрытые жалюзи на окнах, что свисали с потолка, приоткрывая открывая просветы между их стенками. Больничное заведение впитала в себя гармонию картин, развешанных на пластиковых, белых панельных стенах, так же домашних растений, интерьер которых украшала задняя дальняя стена, создающая атмосферу диковинки. На стенах так же были детские рисунки, мишура, обстановка создающая новогоднюю романтику и жизнерадостный настрой своим посетителям. Так же стояла наряженная ёлка, игрушки которой на ветках служили большие шары, покрытые толстой мишурой, а в лёгком полусумраке, когда даже яркие лучи утреннего солнца, не пробивались через жалюзи, светилась цветомузыкой с гирлянды.
Расположившись на стуле в конце кафетерий, Оксана, облокотившись на его спинку, сидела спиной к свисающим терниям домашних растений. Обвив пальцами стаканчик кофе с карамелью, Оксана вдохнула его нежный, пропитанный сладостью запах, внушающим чувство сильной бодрости и лёгкой романтической страсти. Взяв в руки круассан с карамельной начинкой, Оксана состроив губки трубочкой, поднесла его кончик ко рту.
— Ну так о чём вы хотели поговорить со мной Сергей Викторович?
— Дело и в правда в вашем везении? — поинтересовался Громов, когда Оксана надкусила кончик круассана, надавив на него пальцами так чтобы вылезла сочная карамельная помадка
— В каком смысле? — поинтересовалась Оксана, посмотрев на медсестёр, высунув язык и все его поверхностью смачно слизала помадку с кондитерского изделия, которое держала зажав пальцами
— Дело в том
Увидев это, смутился Громов, как недовольным взглядом в их сторону посмотрели медсестры, сидя за столиком напротив, начав сразу перешёптываться друг с другом.
— Что вам действительно тогда повезло угадать что это ХОБЛ
— Я ведь указала вам на спонтанный пневмоторакс
Утверждала Оксана, надкусывая слоённое тесто, состроила страстью, выраженной сексуальным голодом взгляд, когда пережёвывала круассан во рту.
— Вам разве этого недостаточно?
— Валерий Валентинович — рассказывал дальше Громов, стараясь говорить тихим голосом — Нам рассказал, что вы никак не могли знать наверняка, что у неё ХОБЛ
— Мне кажется Сергей Викторович — изнурённо вздохнула Оксана, испив глоток из стаканчика кофе, который держала в руке — Что наш с вами разговор, ни к чему не приведёт
— Я просто хочу вам сказать
Уверял Громов, было видно поскольку Оксана успела заметить во взгляде и выражения лица этого мужчины, как предстоящий разговор ему был неприятен.
— Нет конечно ваше предположения были верны
— Так в чём собственно проблема?
Устав слушать, как мямлил Громов, так как Оксана была единственной, на кого он не мог поднять голос и показать свою доминантную демонстративную власть.
— Просто говорите, как есть
— Ну хорошо — любезно согласился Громов, тяжело вздохнув — Я хочу чтобы, в дальнейшем, все ваши решения, принимались лишь по одобрению Серова
— Значит главный теперь Серов!
Предположила Оксана, была готова сдавить стаканчик с кофе и сжать в рука круассан, с большим трудом себя успокаивая тем, чтобы не сорваться, узнав, что её отодвинули на второй план.
— Вы это хотите сказать?
— Нет! — испугался Громов, того, как легко может Оксана отказаться и бросить это дело — Главная вы Оксана Владимировна и это безусловно ваше команда и ваше отделение
— Тогда что вы хотите этим сказать?
— То что без одобрения Серова — покривил лицом Громов, было неприятно говорить этому мужчине — Ваше решение не будет исполняться
— Может теперь Серов будет заниматься её лечением! — ударив по столу кулаком, вскочила со стула Оксана, опрокинув его, заметила Серова на входе в кафетерий
— Оксана Владимировна — с сарказмом подметил Серов, когда вошёл в кафетерий, вместе с Марией Леоновой — Ну нельзя же так прямо
— Я подниму — уверял Громов, вставая со стула, после того, как стул который опрокинула Оксана с грохотом рухнул на пол
— Спасибо — прошипела Оксана, сжимая обе руки в кулаки, чувствовала себя больше униженной и раздавленной, лишенной властью и величия распоряжаться в лечении пациентки Ершовой
— Скажите просто что вам повезло!
Не став стоять в очереди, Серов, предпочёл сразу разобраться в предстоящем споре в кафетерии, на глазах у всего медицинского персонала и других посетителей этого заведения.
— Вы Оксана Владимировна — направляясь между рядами столиков кафетерия, Серов показал пальцем на Оксану — Опять ставите жизнь человека на ровне со своими играми
— Что за бред!
Воскликнула Оксана, дернув рукой так, что случайно зацепила оставленный стаканчик с кофе, эмоционально опрокинув его в обратном направление, разливая содержимое по столу и на пол.
— Валерий Валентинович, что вы вообще такое говорите!
Говорила Оксана и понимая только сейчас, что кофе со стола начинает литься на пол, отошла от стола в тот момент, когда девушки медсестры, быстро вскочили из-за столика.
— Извините — мило улыбнулась Оксана вскочившим со стульев медсестрам, стараясь выглядеть невиноватой — Я не специально
— Оксана Владимировна
Обратился Громов, когда Оксана не выдержала на себе такого давления, возмущенный взгляд медсестёр, когда капли проливающего кофе, едва не намочило их халаты.
— Подождите!
Уверял Громов, когда успев настигнуть Оксану на выходе из кафетерия, когда она была готова вылететь из этого заведения, чуть не сбив с ног одну из двух медсестёр, решивших его повестить.
— Извините дамы — искренне извинился Громов перед медсестрами, в тот момент когда Оксана удалялась по коридору, не желая дальше продолжать эта беседу — Оксана Владимировна, ну подождите, куда вы?
— Подальше отсюда! — прошипела Оксана, как только отошла от входа на пару метров, остановилась, обернулась к Громову, в тот момент когда её раздирала непреодолимая злоба
— Я не могу спорить с Валерием Валентиновичем
— Ну вот отлично
Глотнув слюну, Оксана была в подавленном состоянии, она чувствовала тот груз позора, скандала который она устроила в кафетерии, сломил её решимость. Оксана не могла больше смотреть в глаза медсестрам, после того, как случайно не облила их со стаканчика, разлитого кофе.
— Пускай теперь он сам лечит Ершову
— Но я выбрал вас — уверял мужчина, подошёл к Оксане, когда она стояла к нему спиной у окна украшенного новогодними наклейками и мишурой, смотрела на покрытый снегом двор больницы
«Блядь как ты меня заебал, как вы все меня заебали, да что вам от меня надо?», была не в себе Оксана, уже не могла сдержать эмоции поджав от обиды губу, выпустив влагу ранимых слёз.
— Тогда пошлите нахуй этого Серова!
Прошипела Оксана, грязно ругаясь нецензурной лексикой, обернулась, была похожа, по эмоциям и выражения мимики на лице, больше на королевскую кобру. Слёзы стекали ручьём по щекам Оксаны и она не могла их остановить, казавшись такой подавленной, лишь вытирала их кончиками пальцев, когда они безмятежно падали на пол и на материю её халата.
— Пусть он уйдёт!
— Кузнецова доверяет Серову — пояснил Громов, оставаясь стоять рядом с Оксаной, мужчина словно не мог вынести её текучих слёз
— Тогда зачем вам я? — вскрикнула Оксана, чувствуя, как слёзы вытекают с глаз и она их никак не могла остановить
— Оксана Владимировна — вышла из кафетерия Мария Леонова, словно почувствовала неловкость сложившегося момента — Прошу простить Валерия Валентиновича за такую дерзость
— Господи Мария — изнурённо вздохнула Оксана, отвернулась от девушки, вновь повернулась к окну, касаясь шершавой наклейки в форме снежинки — И ты туда же
— Валерий Валентинович не должен был так поступать
— Стоило мне умереть — отчаянно говорила Оксана, всхлипывая от слёз, продолжая рыдать слезами, что вытекали с глаз — Как он тут же занял моё место руководителя
— Но мы все думали, что вас уже нет
— Вы может и думали — утверждала Оксана с обидой посмотрела на блондинку в белом халате, через плечо Громова, когда обернулась и увидела этого мужчину — Но я ведь жива
— Да речь не об этом — уверял Громов, мужчина старался решить ситуацию без конфликта — Просто вчера во время принятия решения, вы оспорили его при нас с Анной Владимировной и вы показались немного убедительней, но вам только повезло
«Какая же ты сука после этого Громов, зачем было втягивать меня в это дело, если не позволять мне руководить диагностикой», посмотрела Оксана беглым, слезами наполненным взглядом на мужчину, после чего с холодным выражением лица прошла мимо него.
— Ты тоже думаешь — прошла Оксана мимо мужчины в чёрном костюме, с равнодушием подобию к абсолютному безразличию к его мольбам
— Я поддерживаю вас Оксана Владимировна как могу — утверждала Мария, проследовав за Оксаной по коридору в сторону холла — Но вы сами понимаете, вечно вам вести не может и…..
— Пошла нахуй Мария — обернулась Оксана к назойливой блондинке, преследовавшей ей по коридору, отразила когда повернулась к ней лицом всю боль душевной терзающей её муками боли
— Оксана Владимировна! — воскликнула Мария, не могла поверить с какой злобой и горючими слезами на лице, блондинка словно впала в ступор и не знала даже, что ответить
— Нахуй пошла! — повторила в другой раз более грубо Оксана, после чего, не желая дальше вести успокаивающие беседы, ускорив шаг направилась в холл больничного здания
«Дура блядь ебаная, почему меня никто не понимает, что я хочу помочь пациентке», рыдала Оксана когда вошла в вестибюль больничного здания, вытирая слёзы кончиками пальцев, прикрывая ими лицо подошла к софе в зоне ожидания рядом с новогодней ёлкой.
Присев на свободный диванчик, Оксана не могла сдержать слёз, закрывая лицо от посторонних взгляд, проходящих мимо пациентов и врачей, которые шли с холодным безразличием. Потеряв счёт времени, Оксана тихо плакала, была подавлена стыдом, который устроила на весь кафетерий, сорвавших на Серова. Эмоции раздирали, как дикие звери сознание Оксаны, когда она переворачивая в голове случившиеся в кафетерии, рыдала слезами, что скатывались, обжигая щёки. Опустив взгляд в пол и прикрыв лицо руками, Оксана никак не могла успокоиться, все чувства в ней сильно бурлили, словно как вулкан, прежде чем извергнуть из жерла лаву, закипал стихийной эмоциональной страстью.
— Проблемы на работе?
Поинтересовался мужчина, голос которого Оксана услышала случайно, показался ей очень даже знакомым, после чего, кто-то сел с ней рядом. Почувствовала Оксана сразу оживлённую, приятную композицию парфюма «Hugo Boss». Сочная палитра оттенков которого составляла композиция яблока и грейпфрута, но сладостной нотой этого незабываемого мелодичного аккорда служил базилик, возбуждающий запах которого пробуждал дикую страсть.
— Может не стоит убиваться из-за этого такими горючими слезами?
Высказывался так чувствительно он так нежно и так уже известным голосом, что Оксана никак не могла его вспомнить, когда он был где-то в её памяти.
— Хотя знаете — понял он что Оксана ему отвечать не собирается, мужчина махнул рукой, но продолжил сидеть на софе на которой она тихо рыдала, никак не могла успокоиться
— Владимир — поднимая взгляд, Оксана оторвала ладони от лица, посмотрела удивлённо на мужчину — Ты меня не узнаешь?
— Нет — удивился он не меньше Оксаны, когда она так назвала его имя — А что разве должен?
— Это же я Оксана — уверяла Оксана, улыбнувшись с трудом сквозь слёзы, посмотрела на мужчину который присел рядом с ней
— Какая Оксана? — не понимал ничего мужчина, но всё же не сводил с улыбку с лица, которая была так приятна для Оксаны
— Орлова Оксана — повторила Оксана более подробно, рассказала она, когда посмотрела в глаза мужчине — Я еще занималась лечением твоей дочери
— Девушка вы что-то путаете — встал он тут же с софы на которой сидела Оксана, на его лице скорее выражался испуг — Орлова Оксана умерла, это вся деревня уже знает
— Нет-нет
Прикусывая губу, встала Оксана следом за мужчиной, испугавшись, что она может лишиться его близости, подошла к нему, касаясь пальцами теплом пропитанной его белой рубашки.
— Умерла другая девушка, а мне просто сделали пластическую операцию, мне изменили лицо
— Это невозможно! — никак не мог поверить мужчина в то что говорила Оксана, скорее он просто отказывался верить
— Хорошо помнишь, как мы первый раз познакомились, я гуляла с сыном Романовых
Подошла Оксана ближе к мужчине, никак не хотела лишаться его общества, боясь его отпугнуть от себя, нервничала и никак не могла унять бурю стихийных эмоций, терзающих разум.
— Или то, как ты пригласил тогда меня к себе домой — встав рядом с самцом, Оксана оживлённо, подняла на него слезами пропитанный взгляд — Помнишь то платье, что ты для меня выбрал……
— Это невозможно — испугался мужчина, никак не мог поверить в происходящее — Но ведь вся деревня считает, что ты умерла, да вся больница
— Посмотри на мой халат — указала Оксана на бирку висевшую на халате — Посмотри и прочти всё, что на ней написано
— Ты могла взять любой халат — отказался верить в происходящее мужчина, вновь сделал шаг назад от Оксаны, словно видел перед собой призрака и не хотел верить
— Но долго ли охрана больницы — указала Оксана на человека в черной униформе, который находился у окна — Позволит мне так разгуливать?
— Нет-нет — отказывался верить Владимир, смотрел на Оксану с ужасом и никак не мог признать её с таким лицом — У тебя другое лицо
— Я же говорю — утверждала Оксана, тяжело вздохнув, не хотела потерять близость с этим мужчиной — Мне сделали другое лицо, пластическая хирургия
— Но зачем? — поинтересовался Владимир, казалось, что мужчина начал на долю сотую доверять Оксане и немного подпустил её на расстояние ближе, однако сохранял между ней дистанцию
— Тут всё сложно
Отчаянно произнесла Оксана, хотела из-за всех сил близости с этим мужчиной, романтика и секс с ним для неё в прошлый раз показалось дикой и в тоже время закончилось феерическим оргазмом.
«Возможно стоит подробнее ему напомнить о лечение дочери», предположила Оксана для себя такой вариант, не желая разрывать такие отношения с этим мужчиной.
— Помнишь как я выкрала твою дочь из палаты — рассказывала Оксана, мило улыбнувшись Владимиру — Помнишь, как я закрылась там и изучала кровь, взятую из неё, пока не доказала тебе что у неё……
— Господи правда! — воскликнул мужчина, когда подошёл он к Оксане, обвив ладонями ей лицо, так пронзительно посмотрел на неё — Оксана это правда ты?
— Правда — мило улыбнувшись мужчине, ответила Оксана, желая вновь оказаться с ним — И ты узнал меня?
— Твой голос — согласился Владимир, обвив талию Оксаны, поднял её покружился с ней, мужчина словно светился от счастья — Ни с чем не спутаешь
— Ну всё-всё — уверяла Оксана расправив руки согнув их в локти пальцами коснулась плеча мужчины, что держал её на руках — Поставь, а ту люди еще не то подумают
— Да пусть думают что хотят
Не удержал он и посмел себе поцеловать Оксану в губы, обвив ей лицо, прижал её тело своей дикостью к себе, словно закрывая от людей, пока она билась и пыталась вырваться.
— Я нашёл тебя
— Ты с ума сошёл — была Оксана впечатлена таким дикарём, когда оторвалась от его жарких губ, пленительная страсть которых манила к себе — Но тут же люди, а я всё-таки тут работаю врачом
— Ну и пускай — делился радостью мужчина продолжая держать Оксану в воздухе за талию, он словно был безумно рад её появлению — Мне нет до этого значения
— Ну всё-всё — уверяла Оксана, встряхнула руками, ужасно смутившись, как проходящие рядом медсестры и пациенты больницы бросали косые взгляды на их близость — Поставь
— Господи я так рад тебя увидеть — не удержался он поцеловал вновь Оксану, когда поставил на ноги, обвив руками ей лицо
— Вы хоть понимаете что это больница! — услышала Оксана возмущённый голос Мироновой, обернувшись, увидела девушку стоявшую на ступеньках массивной лестницы в холле
«Ну вот и пиздец мой пришёл», подумала про себя Оксана, как только услышала голос Мироновой, была готова разорваться от стыда, выражая это румянцем на щечках.
— Марина? — произнесла Оксана дрожащим голосом, посмотрев на шатенку волнующим взглядом, прикусывая от этого краешек губы
— Оксана я конечно всё понимаю
Выставив руку с протянутыми пальцами шатенка, спускалась по ступенькам, не давая мужчине, который стоял рядом с Оксаной высказать хоть слово в свою защиту.
— Но то что ты крутишь шашни с пациентами, уже перебор
— Да это не пациент! — уверяла Оксана, посмотрев на мужчину, но в его глазах почему-то увидела отчаяние, которому он сразу не смог признаться — Ты что правда пациент?
— Я на реабилитационном обследование о Марии Леоновой
— У Леоновой — рассмеялась Оксана, прикрывая кончиками пальцев губы — Но что ты тут делаешь?
— Собрался домой после приёма — рассказывал Владимир, коснувшись теплой рукой, рук Оксаны, свёл их вместе — А тут встретил тебя плачущую в холле, ну разве я мог пройти мимо
— Ты еще тут бабник — изумилась в улыбке Оксана, обвив лицо самца, прижала ладонь к его щетине, со страстью нежно коснулась его губ, прямо на глазах у Мироновой
— Так всё хватит! — возразила Миронова, когда подошла к Оксане и схватила её за руку, силой вынудила отойти от мужчины — Она моя женщина и вам господин Абрамов следует держать дистанцию от неё
— Абрамов? — удивилась Оксана еще больше узнав наконец-то фамилию мужчины, по которому сходила с ума страстью, была готова с ним на любое сексуальное и безрассудное безумие
— Ну вообще-то это моя фамилия — развёл руками Владимир, отвечая на вопрос когда на неё, так удивлённо смотрела Оксана обернувшись, уже находясь в объятиях шатенки
— Тебя на пять минут оставить нельзя…..
— Я же говорю заметил её тут плачущей в холле — уверял Владимир, оставаясь стоять отринутым, показывая это жалкой мимикой на лице
— Что ты опять учудила в кафетерии? — поинтересовалась Миронова, строго посмотрев на Оксану, крепко держала её рядом с собой, прижимая к телу — Мне уже половина больницы высказали жалобу на бурное поведение Орловой в кафетерии, вот сейчас пойдёшь и извинишься!
— Ты с ума сошла! — возразила Оксана, положив руки на плечи к шатенки, хотела отпрянуть от неё, но девушка плотно прижала её тело к себе, не давая отойти от себя
— Я не обязана Оксана выслушивать — утверждала Миронова, перечеркнув выставленной рукой и выдвинутым указательным пальцем по диагонали с верху вниз — Как ты устраиваешь свои психи в кафетерии больницы, поставив там всех посетителей, включая медперсонал на уши
— Знаешь что Марина — вырвалась Оксана из крепкой этой шатенки, когда Миронова держала её крепко за руку, выставив перед лицом девушки указательный палец — Я не обязана во всём идти у тебя на поводу
— Ладно я пожалуй пойду — почувствовал себя неуместным в этом споре Владимир, мужчина решил отойти от компании Оксаны
— Нет!
Воскликнула Оксана, хотела пойти за ним, но Миронова успела её схватить, когда она выставив руку, так отчаянно смотрел, как мужчина с которым близость была так желанна, уходит от неё.
— Постой Владимир!
Уверяла Оксана, жалобным голосом, но Миронова никак не хотела её отпускать, продолжая настойчиво держать за кисть руки, когда она протянула руку к мужчине, в надежде на помощь.
— Да отпусти же ты меня — обернулась Оксана, прошипела в глаза ненавистнице, державшей её за руку — Отпусти!
— Нет Оксана! — возразила и ясно дала понять Миронова, что никуда от себя не отпустит Оксану
— Да отпусти же ты! — требовала Оксана изнывая в стонах, дергала руку, пытаясь мятежно вырваться из крепкой хватки руки Мироновой, отчаянно наблюдая, как самец, по которому она так внезапно сходила с ума, уходит от неё — Владимир, я могу снова с тобой увидится
— А почему нет — остановился мужчина, обернувшись к Оксане с милой улыбкой и не обращая на шипящее беззвучное возражение Мироновой, всё же решил высказаться — Я заеду за тобой вечером, хочу тебя кое-куда свозить
— Но у меня нет платья и соответствующего наряда
Отчаянно произнесла Оксана, опуская глаза на мраморную белую плитку пола, стояла под играющими бликами гирлянды новогодней ёлки в вестибюле больницы.
— Я даже не знаю, смогу ли я с тобой куда-либо сегодня пойти
— Не переживай — ответил, сохраняя улыбку на губах Владимир — Я всё тебе обеспечу
— В таком случае — радостно кусая губу, Оксана стала под властью Мироновой более послушной и уже не пыталась вырваться из её крепкой хватки — Я согласна
— Тогда — потянул Владимир, создавая интригу в разговоре — До вечере
— Что ты вообще такое творишь? — поинтересовалась Миронова, посмотрев на Оксану так как будто уже хотела её истязать за связь с пациентами — Ты в своём уме, может мы уже с пациентами все тут начнём спать?
— Он ведь не мой пациент — ухмыльнулась Оксана, когда прошла мимо этой девушки с радушной улыбкой, обернувшись посмотрела вслед мужчине, когда он подошёл к гардеробу на холле и подал номерок работающей там женщине — Так что я имею права
— Это не этично Оксана — воскликнула Миронова, упрекая Оксану в подобном поведении
— Я не придерживаюсь стандартов этики — мило улыбнулась Оксана — Тем более он не мой пациент, так что тебе злиться
Подошла Оксана к игрушке, висевшей на ветке украшенной ёлки, наклонившись взяла в руку шар и сохраняя обольщение улыбки, взглянула в своё отражение на стекле.
— Леонова точно ревновать не будет
— Да причем тут Леонова
Подошла Миронов со спины к Оксане и приятным касанием ладони, положила к ней на выставленное бедро, когда она любовалась своим отражением улыбки нагнувшись стояла смотрела на игрушечный шарик, висевший на новогодней ёлки.
— Ты обо мне хоть подумала?
— Не думала что ты ко мне испытываешь хоть каике-то чувства
Обернулась Оксана, выпрямив спину, когда вдохнула ещё сохранившейся аромат новогодней ёлки, посмотрела на шатенку в белом халате, видя на лице девушки разочарование.
— Я думала что я тебе совсем безразлична — прошла Оксана рядом с шатенкой, вдохнув её аромат, наполненная гармоничная композиция вкусов
— Ты с ума сошла!
Возмутилась Миронова, с какой безразличной интонацией Оксана высказала мнение, оставаясь при этом стоять у новогодней ёлки, наблюдая, как желанный ей мужчина одевал на себя пальто.
— По-твоему я бы не стала тебя выгораживать перед девочками
Говорила Миронова, загородив обзор Оксане, чтобы она не смотрела так отчаянно на мужчину, когда он застегивая пуговицы пальто направился к выходу, обернувшись, посмотрел в её сторону.
— На которых ты чуть не разлила кофе — выкрикнула Миронова, когда Оксана отошла к ступенькам лестницы, совершенно её не слушая — Да Оксана мне уже позвонили и предупредили обо всём!
«Да что ты блядь ко мне прицепилась как назойливая муха», не могла Оксана вынести бесконечной череды жалоб от шатенки, когда она высказывалась за её спиной.
— Я не пролила на них кофе!
Уверяла Оксана, подойдя к ступенькам лестницы, обернулась, наступая на первую, согнув ногу в колено, выставила бёдра, смотрела через плечо девушки, как бы она не загораживала ей обзор.
— Это вышло случайно
— Случайно! — не могла унять в себе страсть скандала, нервы шатенки были на пределе, когда Миронова подошла к Оксане и была уже готова ударить её по выставленным бёдрам, но в целях этики сдержала себе — У меня уже смотри телефон разрывается и всё это знаешь
Доставая телефон из кармана, надетого на себе белого халата, девушка показала его перед Оксаной, пытаясь пробудить в ней хоть какие-то чувства стыда или сопереживания.
— Вот смотри это из кафетерия — утверждала Миронова, показывая на дисплее телефона, входящий звонок от Серова — Опять что-то учудила
— Это вообще-то Серов — мило улыбнувшись, ответила Оксана — А ему в кафетерии делать нечего
— Ты при нём уронила этот стул! — утверждала жалуясь Миронова, выражая в голосе и выражения лица такую низкую жалость к себе — Ты разлила там кофе и знаешь что, говори с ним теперь сама
— Я?! — удивлённо посмотрела Оксана, когда шатенка, протянула ей руку со звонящим телефоном, продолжая при этом так напряжённо и изматывающим нервы взглядом смотреть
— Ну а кто Оксана? — продолжала держать настойчиво звонящий телефон перед Оксаной, девушка с кашемировым оттенком волос, требовала, чтобы она ответила на этот звонок — Просто возьми и ответь на этот чертов телефон
— Не буду — возразила Оксана, отвернув взгляд, стала подниматься по ступенькам на второй этаж, в тот момент когда шатенка, возмутившись отказу, побежала следом за ней — Это твоя обязанность, ты ведь правишь этой больницей вот и сама теперь разгребай всё то что я тут натворю
— Я тебе не нянька! — обиженно воскликнула Миронова, стараясь догнать Оксану, девушка ускоренно поднималась по ступенькам, не обращая внимания на приветливые взгляды спускающихся навстречу медсестёр — И не обязана всегда за всем за тобой убирать
— Именно для этого тебя и поставили на эту должность
Рассмеялась Оксана, желая подзадорить эту девушку, побежала от неё по ступенькам на второй этаж, звонко стукая каблуками по мраморной плитке ступенек.
— Чтобы ты всегда подчищала за мной
— Ну всё Оксана — повела недовольно челюстью Миронова, стараясь настигнуть Оксану, когда поднялась за ней поспешно на второй этаж — Ты сама выпросила
— Я выпросила? — рассмеялась Оксана, убегая от девушки уже на втором этаже, чуть не столкнулась с медсестрой, что выходила из отделения терапии — Ой блядь, извините
— Вы девушка совсем без глаз что ли! — воскликнула белокурая девушка, которая чуть не выронила из рук свой телефон, когда держа его неуравновешенно в руках
— Ну всё вот ты попалась Оксанка! — едва настигнув Оксану, прошипела задыхаясь от усталости Миронова — Ну сейчас ты у меня получишь за всё что ты мне наговорила
— А я ничего и не говорила — убеждала Оксана, когда подошла к стене рядом с пластиковыми дверями, входа в отделение, забившись в ужасе, подобно кошке
— Ты уже наговорила и так подставила меня — говорила Миронова вполне серьёзно, когда подошла к Оксане, схватила за руку, вытянула от стены с таким свирепым взглядом, словно зверь
— Прости меня Марина — испугавшись за последствия, опустила Оксана виновато взгляд в пол, чувствуя над собой власть шатенки и то как она крепко держала её за руку
— Выпороть бы тебя Оксана!
Высказывалась ненавистно Марина, когда вывела Оксану из угла, в тот момент когда блондинка с телефоном в руке с презрением посмотрела на эту сцену жестокости.
— Пожалуй, я так и сделаю
— Что? — воскликнула Оксана, возмутившись такому решению, не была согласна с такой участью, сопротивляясь, когда шатенка держа её за руку потащила к коридору между кабинета административных помещений — Ты с ума сошла!
— Нет Оксана!
Убеждала Миронова, девушка казалась в ярости, чем вызывала в сознании Оксаны дикий ужас, когда тащила её за собой, крепко держа за руку, чтобы она не вырвалась.
— С ума сошла у нас ты — направляясь дальше по коридору в сторону приёмного кабинета, высказывалась Миронова
— Отпусти! — прошипела Оксана, когда тянула назад, не желая идти рядом с этой девушкой, беспокоилась того, что она с ней могла сделать, когда они подошли уже к закрытой двери приёмного кабинете — Я не пойду туда
— Нет пойдёшь! — убеждала Миронова, когда открыла дверь кабинета и силой настойчиво впихнула туда Оксану, так что она спотыкаясь о порог в спешке упала на пол, прямо на больное колено, которым упала утром — О… господи
Ужаснулась Миронова, сразу же закрывая за собой дверь, шатенка вбежала в кабинет, когда Оксана падая на пол взвизгнула от удара, растелившись по полу, поджала под себя больную ногу.
— Оксана — испугалась шатенка, сразу подбежав к Оксане, когда она поджала себя ногу, обвив колено обеими руками, стиснув зубы, терпела боль — Господи, что я наделала
— Дура блядь! — прошипела Оксана, оставаясь лежать на полу, обнимая колено, чувствовала, как оно адски, для неё, дико болело
— Прости я не хотела — убеждала Миронова, чувствуя себя виноватой, присела рядом с Оксаной на полу на колени
— Что ты наделала! — сквозь слёзы, прошипела Оксана, посмотрев в ярости на свою обидчицу — Я только с утра им ударилась и ты опять
— Прости
Уверяла Миронова, казавшись теперь ангельски прекрасной, девушка, виновато опуская голову, искоса поднимая взгляд, через свисающие с головы кашемировые волосы взглянула на Оксану.
— Я правда не хотела
— А как ты хотела? — слёзно вскрикнула Оксана и с психу, чтобы претерпеть как-то раздирающую разум, боль сознания, ударила ладонью о пол в приёмной — Блядь! — взвизгнула она еще громче
— Господи Оксана ты покалечить себя решила? — поинтересовалась Миронова, девушка уже глядя на эту картину была готова рассмеяться, но прижав ладонь к губам, сдержала эмоции при себе
— Зачем ты меня так толкнула?
Оставаясь лежать не полу, Оксана инстинктивно подняла взгляд на стол в приёмной, за которым сидела секретарша, удивившись того, что в рабочем кресле никто не сидел.
— Подожди — помедлила Оксана, держась одной рукой за руку, медленно села на колени, спиной к девушке в белом халате, когда она так же сидела на коленях рядом — А где твоя секретарша?
— Ну ей ведь тоже нужен перерыв — мило улыбнулась Миронова, выглянула из-за плеча Оксаны, положив на него подбородок
— Странно — поднимаясь на ноги, Оксана чувствовала резкую боль, которую могли терпеть лишь скрепя зубами — Блин, как же болит нога
— Подожди — подняла девушка Оксану ну руки, от чего не ожидая она взвизгнула, испугавшись такой реакции — Да что ты так кричишь?
Отвернулась Миронова, не смогла вынести тот крик с которым Оксана крикнула, когда подняла её к себе на руки, испугав своей внезапностью.
— Я просто подняла тебя на руки — мило улыбнулась шатенка, глядя на Оксану, когда она оставаясь у неё на руках, обвила шею девушки
— Ты с ума сошла? — воскликнула Оксана, посмотрев в глаза девушки у которой находилась на руках — Я могла и сама дойти
— Я не позволю — возразила Миронова, держа Оксану на руках, подошла к приоткрытой двери кабинета, легонько каблуком надетых туфель, заставила её открыться
— Да ладно
Смутилась Оксана, когда полностью лежала на руках у шатенки, в тот момент когда она перешагнула порог открытой двери, свесила голову, чувствуя себя абсолютно расслабленно.
— Только аккуратно положи на диван
Беспокоясь, снова ощутить резкую боль в колене, Оксана выставила пальцы, как кошка, увидев диван к которому по кабинету, Миронова, пронесла её на руках.
— Не бросай
— Я и не собиралась
Аккуратно положив Оксану на диван, Миронова, согнула ногу в колено, наступила сама на него, продолжая так напряжённо стоять, над её телом, улыбаясь приятной и лестной улыбкой.
— Вот видишь, а ты боялась
— Ну мало ли — сгорая от стыда, Оксана перевела взгляд на бюст девушки, который выраженно приобрёл форму, когда она стояла над её телом на четвереньках — Я просто боюсь боли
Ответила Оксана, поделилась своим мнением, находясь в близости с этой девушкой, словно теряла голову и не могла ясно мыслить, когда слышала её возбуждённое трепетное дыхание.
— Сексуальной боли
— Сексуальной боли? — переспросила Миронова, рассмеявшись, посмотрела на Оксану, девушка легонько пальцами коснулась её золотистых волос — Ты сама хоть Оксана поняла, что сказала?
— А что? — мило улыбнулась Оксана, чувствуя жар дыхания Мироновой, рядом со своими губами, сходила с ума от такой близости — Не дала мне сегодня отлучиться с мужчиной…..
— Этот мужчина! — возразила шатенка коснувшись носа Оксаны, отошла от дивана Миронова, разорвав гармонию близости — Пациент вот этой вот больницы
Красивой играя бёдрами, отошла от дивана шатенка, обернувшись развела руками, словно имея всё здание целиком, показывая пальцами к верху.
— Представь чтобы подумали медсестры?
— Да что……
— Марина Валерьевна вы здесь? — поинтересовалась вошедшая в приёмную белокурая секретарша, с любопытным взглядом встала у входа в кабинет
— Это твоя секретарша? — спросила Оксана смутившись тому, как лежала на диване, тут же перевернулась аккуратно на живот, стиснув от боли зубы
— Марина Валерьевна — не обращая внимание на Оксану, блондинка вошла в кабинет — Там привезли какого-то богатенького пациента в отделение неотложной помощи
Рассказывала секретарша, обернувшись как только вошла в кабинет, посмотрела на Оксану с ухмылкой, во взгляде отражающим какие-то скрытые намерения.
— Требовал именно присутствия заведующей иначе обещает скандал этой больнице
— Что же — повела губками недовольно Миронова, посмотрев на Оксану с улыбкой, как она тешила себя нежности, оставаясь сидеть на диване, поджав под себя ноги — Он что репортёр?
— Журналист — кивнула головой секретарша, посмотрела на то как Миронова, прошла по кабинету направляясь к выходу — Поэтому пригрозил расправой
— Иди давай — отчаянно произнесла Оксана, сохраняя лесть улыбки на губах — На обратном пути, захвати мне что-нибудь из кафетерия
— А что самой зайти сложно?
— У меня вроде как нога болит — прислонила пальцы Оксана к больному колену, выражая перед девушкой дикую боль
— Ну что опять — не смогла стерпеть такие мучение для Оксаны, девушка вновь подошла к дивану на котором она сидела, присев рядом
— Ничего — говорила Оксана поникшим голосом, продолжая смотреть на своё колено которое припухло и на котором образовался синяк — Болит нога
— Ты знаешь
Прикусывая краешек губы, Миронова показывала, что ей нужно идти, но всё же оставалась с Оксаной до последнего, не хотела оставлять её в таком подавленном состоянии.
— Я возьму какую-то мазь в аптеке и конечно же твои круассаны
— Не смей без них возвращаться — предупредила Оксана, мило улыбнувшись девушке, выставив указательный палец перед её носом
— Я скора буду — уверяла Миронова, вставая с колен, столь же приветливо девушка старалась улыбаться, но по её лицу Оксана заметила, как тяжело давалось ей эта разлука — И сразу же займусь твоей ногой — заявила она, направляясь к выходу
— Ловлю тебя на слове
Через боль, кусая губу, ответила Оксана, оставаясь сидеть на диване, положила ладони на болевшее колено, на котором образовался большой синяк окутанный красным пятном.
— Нежный массаж — поднимая голову произнесла Оксана, когда Миронова уже покинула кабинет и вошла в приёмную, девушка закрыла за собой дверь
— И запомни Валерия — предупредила Миронова оставаясь за закрытой дверью, девушку было при этом хорошо слышно — Ни при каких обстоятельствах, пока я не вернусь, не выпускай оттуда эту блондинку
— Хорошо Марина Валерьевна
Ответила блондинка, после чего послышались за закрытой дверью стук женских каблуков по линолеуму, один из которых вскоре прекратился и Оксана услышала звук закрывающейся двери.
— Я её лично никуда не выпущу — тихим голосом, произнесла блондинка, когда Оксана могла лишь только слышать стук её каблуков, передвижения этой женщины по приёмной
«Миронова уже даже мне не доверяет, ну куда я с такой ногой отсюда уйду?», продолжая тешить себя лаской, Оксана сидела на расправленном диване, находясь одной в закрытом кабинете.
Коснувшись пальцами подушек оставленном на нём, ткань материи которых сохранила еще оттенок пережитой на них сексуальной искушенной страстью. Прижав к себе эту подушку, Оксана прислонила её холод ткани к колену, пока другая её сторона, наклонившись, глубоко вдохнула, хотела впитать оставленный на ней запах, чувство от которого пробуждала порочную зависть.


Чувствуя, как нежные руки Мироновой, так приятно ладонями, покрывали колено Оксаны мазью, настойчиво и так нежно втирая его частицы в кожу. Расположившись лёжа на диване, Оксана словно ощущала каждое прикосновение пальцев девушки к своему больному колену, лишь слегка раскрывая губы, готовясь как будто ощутить новую боль. Прижимая к груди подушку, Оксана, испытывала страх, который не могла унять, боясь даже пошевелиться, кусая губами кончик наволочки. Сжимая пальцами ткань подушки, что держала так крепко в руках, Оксана изнывала и стонала от каждого касания пальцев Мироновой к своему колену.
— Да что ты так вздрагиваешь? — рассмеялась Миронова, прислонив пальцы другой руки к губам, обрабатывая тем самым больное колено правой рукой
— Тебе легко говорить — изнывая в стонах, Оксана чувствовала прогревающий лёгкий эффект мази, боясь при этом даже вздрогнуть
— Да всё-всё уже — повела губками Миронова, закрывая тюбик с мазью, убрала его на стол, оставаясь при этом сидеть на диване рядом с Оксаной — Можешь расслабиться
— Больше трогать не будешь? — стиснув зубы, жалобным голосом, спросила Оксана
— Да не буду — не могла сдержать эмоции при себе, выражая их смехом, ответила Миронова — Ты такая трусиха, чего ты так боишься?
— Как решила проблему в скорой?
Поинтересовалась Оксана, расслабив хватку на подушке, продолжая при этом лежать на диване в неподвижной позе, повернув голову, заметила, как за окном светил в ночи фонарь.
— Что тебе устроил там тот журналист?
— Ничего больше кричал на моих работников из фельдшерской бригады, что они слишком долго ехали и везли его и его сына в эту больницу
— Сына? — удивлённо посмотрела Оксана на шатенку, убирая подушку, почувствовала лёгкое расслабление, словно терзающая боль колена, что так мучала, полностью утихла
— Ну сын его ногу на катке подвернул
Мило улыбнулась Миронова, рассказывая, едва коснулась колена Оксаны, когда она пыталась встать но ощутив касание пальцев шатенки, тут же упала на диван от страха, испытать боль.
— Оксана ты чего? — беспокоилась Миронова, посмотрев на Оксану с улыбкой
— Больно когда ты касаешься колена
— Да не может быть — убеждала шатенка, не поверив словам Оксаны, Марина обвила руками ей талию, помогая сесть на диване
— Правда болит — нахмурила обидчиво губки Оксана, когда сидела на диване, подогнула под себя больную ногу в колено — Я даже лишний раз шевелить не хочу
— Да ну не верю — возразила шатенка и быстро прислонила пальцы к колену Оксаны, от чего она инстинктивно взвизгнула но не испытала боли — Да что ты так кричишь?
— Дура блядь — грязно выругалась Оксана, посмотрев на рьяную девицу возбуждённым недовольством взглядом, ударила её пафосно ладошкой по коленке
— Тебе ведь не больно — рассмеялась Миронова, над тем, как забавно себя вела Оксана
— Откуда ты знаешь? — нахмурилась Оксана, затаив обиду на эту шатенку отвернула взгляд в сторону закрытой двери, за которой в приёмной послышались шаги — Мы кого-то ждём?
— Честно
Уверяла Миронова, мило улыбнувшись Оксане, девушка кошкой сползла с дивана, когда кто-то за дверью подошёл к ней, постучавшись несколько раз как будто, судя по звуку, это была девушка.
— Не представляю кто бы это мог быть?
— Марина ты еще здесь? — открывая дверь, услышала Оксана голос Марии Леоновой, когда заметила на пороге белокурую девушку в белом халате
— Не успели видишь — отчаянно вздохнула Миронова, посмотрев на Оксану с улыбкой — Мы с Оксаной уже собирались домой, вторую ночь в этой больнице, мы точно не переживём
— Как хорошо что я успела тебя здесь застать — говорила уставшим голосом, почти задыхаясь, рассказывала Леонова — У пациентки Ершовой, начинают отказывать почки, кровь в моче, она снова начинает задыхаться
— Позволь я пойду — подползла Оксана к краю дивана на четвереньках, выгнув спину так удивлённо посмотрела на Миронову — Мне нужно самой всё увидеть
— Подожди Оксана — коснулась пальцами Миронова, пылких губ Оксаны, когда она стояла перед ней на четвереньках, словно спрашивая разрешения
— У неё какое-то острое инфекционное заболевание начинает появляться
— Как это связано? — поинтересовалась шатенка, отошла от Оксаны, девушка красиво подчеркивала в каждом шаге выразительную упругие бёдра
— Мне кажется у неё Неврит
Невритомназывают воспалительное заболевание периферического нерва (межреберного, затылочного, лицевого или нервов конечностей), проявляющееся болью по ходу нерва, нарушением чувствительности и мышечной слабостью в иннервируемой им области. Поражение нескольких нервов носит название полиневрит.
— Неврит? — переспросила Миронова, не поверив сначала словам Леоновой — Но в чём это выражается
— Только этим? — была не согласна Оксана, сгибая ноги под себя на диване, совершенно уже не чувствуя боль к колене, которая её раньше беспокоила — А что кроме онемение ладоней, другой проблемы у вас не возникло?
— Да подожди ты Оксана!
Отмахнулась Миронова, не желая слушать пустые доводы со стороны Оксаны, шатенка прошла по кабинету, подошла к блондинке в белом халате, когда она стояла у входа открытой двери.
— Что-то характерное вам удалось выявить?
Характерна мышечная слабость в приводящих и отводящих мышцах IV-V пальцев, гипотрофии и атрофии мышц возвышения мизинца и большого пальца, межкостных и червеобразных мышц кисти. В связи с мышечными атрофиями ладонь выглядит уплощенной. Кисть при локтевом неврите похожа на «когтистую лапу»: средние фаланги пальцев согнуты, а основные — разогнуты.
— Ладно хорошо — согласилась Миронова, выслушав блондинку, когда она продолжала стоять рядом с ней у входа открытой двери — Предположим убедила
— Неврит? — повела губками Оксана сомнительно при этом посмотрев на Леонова — Я могу привести несколько заболеваний, которые схожи с тем, что ты сейчас мне тут Маша рассказала
— Но я прошу прощения Оксана Владимировна — возразила Леонова — Марина ведь тут заведующая, она принимает решения
— Но твой начальник я! — гордо заявила Оксана, после чего выражая скромность, когда посмотрела на Миронову — Правда ведь Марина, я по праву являюсь королевой и у меня есть моя команда?
— Маша мне очень жаль — с чувством сожаления, посмотрела Миронова на блондинку, рядом с которой стояла — Но у Оксаны кажется есть, что сказать по этому поводу
— Ну что же Оксана Владимировна
Недовольно высказалась Мария Леонова, в рамках деловых отношений, даже не подняла тон голоса, посмотрела на Оксану взглядом полным ненавистью.
— Если вам есть, что сказать
Повела нервно губками блондинка, была готова уже пустить слёзы, но Леонова была крепкой характером девушкой и без труда смогла всё выдержать в себе, как бы её это не терзало.
— Самое время вам высказаться, так как жизнь Ершовой сейчас висит на волоске
Выдвинула аргумент Леонова, обошла шатенку, словно хотела разобраться с Оксаной с помощью грубой физической силы, встала рядом с диваном, но Миронова её опередила, встав спереди.
— Как бы думаете, кого будет рвать Кузнецова, за смерть своей племяннице, по факту врачебной халатности? — выглядывая из-за плеча Марины, белокурая девушка хотела доказать свою значимость
«Эта нагла дрянь смеет мне угрожать», удивилась Оксана наглости этой блондинки в тоже время дико испугалась её реакции.
— Что же — согласилась Оксана, повела задумчиво губками
Артрит — множественное расстройство. Наиболее часто встречается ревматоидная форма. Она имеет аутоиммунное происхождение, сопровождается регулярным воспалением и быстрым, агрессивным течением.
  • Подагрическая разновидность практически не затрагивает руки, в основном страдают пальцы ног, хотя возможно исключения.
  • Псориатический тип складывается по понятным причинам, на фоне этого дерматологического расстройства.
  • Инфекционно-воспалительные формы могут возникать спонтанно, как осложнение перенесенной ОРВИ или прочих нарушений подобного рода.
Артрит лечится консервативно, запущенные варианты с тяжелыми анатомическими дефектами требуют хирургического вмешательства. Вопрос остается на усмотрение врача.
— И это прошу заметить — выставив указательный палец к верху, обратила Оксана особое внимание своих слушателей — Еще не всё я могу еще привести
— Артрит лишь в редких случаях — утверждала Леонова, не собираясь верить в то что Оксана только что рассказала — Может проявиться онемением ладоней
— Но вероятность есть! — подтвердила Оксана, вновь оспаривая мнение Леоновой
— Пусть Серов диагностирует артрит — распорядилась Миронова, обернувшись, смутилась того с каким недовольством Оксана посмотрела на неё — Оу… прошу Маша, ведь тебе теперь подчиняется
— А я уже думала ты забыла — покраснела Оксана, выражая на щечках румянец — Но и это еще не всё, есть еще кое-что, на чтобы я вам с Серовым, попросила бы лично обратить внимание
— Хватит! — возразила Миронова, выставив перед лицом Оксаны, указательный палец — Помолчи Оксана, я сама схожу и разберусь, не зря я в конце концов потратила восемь лет на магистратуру
— Значит вот так вот да? — опустив голову, создала Оксана поникший взгляд, не переставая ласкать пальцами своё колено — Ну хорошо иди
— А ты оставайся здесь — вышла из кабинета вместе с Леоновой, оставляя дверь открытой, обе девушки направились к выходу из приёмной — Что говорит Кузнецова?
— Кузнецова для начала потребовала вас……
«Будто бы мне есть куда деться», подумала про себя Оксана, опустив отчаянно взгляд сидела на диване, гладила аккуратно пальцами колено, предаваясь молчанию тишины и одиночеству, после того, как обе девушки покинули её под стук каблуков.
Не понимая, для себя какое прошло количество времени, Оксана, просматривала ленту, в социальной сети Контакт, листая коготком по сенсору дисплея телефона. Совершенно увлёкшись новостной лентой, Оксана не заметила, как в приёмную, когда там никого не было и свет был выключен, кто-то вошёл. Услышав приближающиеся шаги лишь когда они были рядом с открытой дверью, Оксана оторвала взгляд от телефона и увидела на пороге Владимира, когда он стоял с букетом роз, приветливо улыбаясь.
— Владимир? — изумилась Оксана в улыбке, не поверив, что увидела этого мужчину — Но как ты сюда попал, кто тебя впустил?
— Ты не представляешь Оксана сколько можно получить от женщины подарив ей коробку конфет и банку кофе? — уверял мужчина, переступив порог, вошёл в кабинет, посмотрев на Оксану, когда она отложила телефон внимательно наблюдая за ним
— Но как ты сюда попал и ты пришёл ко мне?
— Оксана
Говорил он, как показалось Оксане на тот момент, мужчина был крайне искренен, радушен в улыбке и манерах, когда подошёл к дивану на котором она сидела, положил цветы к её ногам.
— С тех пор как увидел тебя такой сегодня в холле
Утверждал он, присаживаясь на диван рядом с Оксаной, когда она обалдела от красоты пышного букета из алых роз, что лежал у её ног.
— Я не переставал о тебе думать
— Я тоже Владимир — коснулась Оксана ладонью прохладных пальцев этого мужчины, так выразительно с взаимной искренностью ответила ему нежным взглядом
— Я обещал тебе сегодня сводить в очень интересное место
— Я бы хотела для начала тебе многое рассказать — отчаянно говорила Оксана, опустив взгляд на своё колено — Боюсь, что сама я не смогу с тобой пойти
— Господи!
Выразил испуг, Владимир, придал голосу переживающий тон, легонько коснулся пальцами колена Оксаны так как только она почувствовала его холодные пальцы, тут же вздрогнула.
— А что случилось с твоей ногой?
— Упала сегодня на пол — ответила Оксана, расстроенным голосом — Дважды и куда я теперь смогу пойти, я даже выйти нормально не могу
— Если хочешь я буду носить тебя на руках
— Ты серьёзно? — рассмеялась Оксана, посмотрев на мужчину, после чего перевела взгляд на пышный букет из роз, лежавший у её ног
— А почему нет
Коснулся мужчина приятной, тёплой ладонью лица Оксаны, посмотрел так внушительно, что чувствуя его парфюм, она не могла устоять перед его обольщением, взглядом самца.
— Вот хочешь прямо сейчас унесу
— Я бы с радостью — говорила Оксана, положив руки на плечи мужчины, который был одет в чёрное драповое пальто — Только вот моя шубка в гардеробной, а ключи у Мироновой, придётся её дождаться, о блин…..
— Что-то не так? — взволнованно спросил Владимир, переживая, заметил как выражение лица Оксаны применило расстроенный характер
— Опять придётся выслушивать эту дуру — прошипела Оксана, обвив ладонью бутон алой розы, вытащила цветок из букета — Знаешь как я устала теперь это всё
— Так можно я тебя украду?
— Ты спрашиваешь разрешения? — рассмеялась Оксана, прислонив алые лепестки к губам вдохнула этот приятный запах розы, что впитал в себя морозный воздух с улицы
— А почему нет? — поднял он неожиданно Оксану на руки, так как она взвизгнула, совершенно не ожидав этого — Ты позволишь?
— Ты уже это делаешь — изумилась Оксана в улыбке, игриво коснулась кончиком коготка указательного пальца, носа мужчины — Но а где твоя дочь Танюшка, она разве не составив нам компанию
— Она у своей тётке в Москве — держа Оксану на руках, когда она крепко сжимала в пальцах телефон, выронила на пол цветок розы, когда мужчина поднял её на руки
— Значит нам с тобой — обвивая шею мужчины, Оксана прильнула к его губам, разговаривая так, когда самец нёс её тело на руках по кабинету, направляясь к выходу — Никто не помешает
— Только я сначала хотел тебя кое-куда отвести
— И куда же?
Спросила Оксана, когда они с мужчиной вошли в тёмное помещение приёмной, он так крепко и уверенно нёс её тело на руках, в его объятиях она чувствовала, что её обнимал сам Голиаф.
— Почему мы не можем поехать сразу к тебе домой?
— Потерпи немного
Уверял мужчина, вышел вместе с Оксаной из помещения приёмной в коридор, где большая часть его освещения была выключена и большая площадь этого помещения была покрыта сумраком.
— Скора ты всё сама узнаешь
— Ты меня интригуешь
Чувствовала себя Оксана в полной надёжности, когда мужчина нёс её по коридору на руках, свет в котором горел лишь в фойе на втором этаже перед терапевтическим отделением. В самом коридоре была тишина, кабинеты были закрыты и лишь с кабинета заведующего свет слегка золотистой дорожкой, проходил приёмную, выходил из неё блеклым свечением. Было слышно лишь только в отделение терапии, когда Оксану на руках внёс мужчина в фойе, где горел яркий свет от натяжного потолка. На первом этаже была абсолютная тишина, лишь мерцание гирлянд новогодней ёлки, было единственным светом в закрытой больнице.
— И так куда мы поедем? — спросила Оксана мужчину, когда он с ней направлялся по холлу на втором этаже, подходя к ступенькам лестницы
— Я отвезу тебя в то место где ты могла бы расслабиться
— Где мы бы — коснулась снова игриво коготком Оксана носа мужчины, когда он крепко держа её на руках спускался по ступенькам — Вместе смогли бы расслабиться
— Я хочу чтобы ты расслабилась
— Почему именно я? — из любопытства спросила Оксана, когда они с мужчиной, который нёс её на руках прошли первый лестничный марш спускаясь вниз, начиная спускаться вниз на первый этаж
— Я так и не поблагодарил тебя за то что ты вопреки всем спасла жизнь моей дочери
— Я просто выполняла свой служебный долг — смутилась Оксана того с каким выражение и искренними чувствами, этот самец посмотрел на неё
— Ты знала на что шла и какой риск тебя ждал
— Когда стоит жизнь пациента — уверяла Оксана, спускаясь вместе с мужчиной в холл больницы на первый этаж, рассказывала она находясь у него на руках, посмотрела как метель окутала фонарный столб за окном так что его блеклый сверка едва не померк — Неважно какого пациента
Говорила Оксана продолжая смотреть, как погода портилась, ветер словно устроил пляску страсти, кружа снег в воздухе, которому словно не было конца, когда он бесконечно падал вниз.
— Я пойду на любой риск — пояснила Оксана, спустившись на руках у мужчины в холл на первом этаже, Владимир поднёс её к диванчику рядом с ёлкой — Что ты делаешь? — улыбаясь, предвкушая интригу, поинтересовалась она, так выразительно посмотрев на мужчину
— Тебе нужно одеться — положив Оксану на диванчик, заявил мужчина, начиная расстёгивать пуговицы надетого на нём черного пальто
— Ну а как же ты? — поинтересовалась Оксана, посмотрев удивлённо на Владимира, сидя на диванчике, поджала под себя ноги, наблюдая, как он снимал с себя верхнюю одежду
— Тут машина недалеко совсем
— Ты ведь замёрзнешь — оставаясь на коленях, Оксана встала на диванчике, коснулась пальцами щетины мужчины, когда она аккуратно одел на её плечи своё пальто
— Не волнуйся за меня — ответил Владимир держа руку на щеке у Оксаны, когда она свесив ноги с диванчика на котором сидела, коснулась пола в холле
— Ну ладно
Закутавшись в это тёплое мужское пальто, Оксана сразу ощутила раскрывающийся в нём парфюм, каждая нота мужского одеколона так ясно и чётко представала перед ней подобно бутона цветка.
— Как мы отсюда выйдем? — поинтересовалась Оксана, продолжая удивлённо смотреть на мужчину перед собой, поднимая воротник надетого на себе пальто, утопала в его нежности и тепла
— Ты даже не представляешь что можно получить если немного заплатить санитарам
— Ты всё это проделал ради меня? — вставая на ноги, Оксана почувствовала неуверенность в ногах и пожелала сесть, но мужчина тут же подхватил её на руки — Боже…..
Рассмеялась Оксана, оказавшись на руках у мужчины, когда он нёс её к главному входу, в тёмном помещение холла, где единственным освещением в ночи был свет гирлянд с новогодней ёлки.
— Я наверно никогда не привыкну к такому
Выразила впечатление Оксана, считая себя королевой, на руках желанного для неё самца, когда мужчина открыл дверь с легкостью держал её на руках в одной руке прижимая к груди.
— Ты со мной, как с королевой
— Я обязан искупить вину
Убеждал Владимир, внёс Оксану в тамбур между дверьми, направляясь с ней к последним дверям, когда это маленькое помещение освещало лишь единственная лампа над входом.
— Ты пыталась спасти мою дочь
Рассказывал мужчина, когда открыл другую дверь со стороны улицы и холодный поток воздуха вместе с крупинками снега, сразу что ощутила на себе Оксана. Ветер был такой неприятный, колкий морозом, он гонял снег по воздуху, кружа его в танце круговорота страсти. Над козырьком крыльца горели светодиодные фонари, Оксана заметила справа от входа курящего санитара из неотложки, которые после того, как Владимир вынес её на руках на улицу, вошёл в помещение и сразу же закрыл за собой дверь на ключ.
— А я вот не понимал — пояснил Владимир, держа Оксану на руках, стоя на крыльце, пока за его спиной санитар, молодой парень вошёл в помещение и тут же закрыл за собой дверь на ключ
— Так это ты с ним договорился? — поинтересовалась Оксана, взглянув через плечо мужчины на парня, который поворотом ключа закрыл створки деревянной двери больницы
— А тебе не понравилось, как я тебя выкрал? — спросил он, возмутившись и в тот же момент улыбнувшись тёплой улыбкой Оксане
— Сам факт что ты меня выкрал
Не чувствовала Оксана холода, когда была укутана таким тёплым пальто, продолжала покорно лежать на руках у мужчины, когда он прошёл по мраморному крыльцу к ступенькам лестницы.
— Так дико возбуждает
Делилась Оксана мнением, так страстно улыбнулась мужчине, посмотрела с какой надёжностью и уверенностью он нёс её на руках, спускаясь по покрытым снегам ступенькам.
— Я безумно рада провести с тобой время
Смотрела Оксана на заведённый седан, двигатель которого так тихо тарахтел в ночи, его чёрный цвет, так плавно сливался в ночи, был едва заметен, когда мела такая метель.
— Вместе
— И я составлю тебе в этом ненадолго компанию — уверял мужчина, когда обошёл машину спереди, по хрустящему под ногами снегу, подошёл к двери с пассажирской стороны
— Ненадолго? — поинтересовалась Оксана, когда мужчина поставил её на ноги рядом с машиной на которую падал в ночи снег, благодарю порыву ветра, который всё никак не утихал
— Мне нужно будет отлучиться по делам, когда я тебя привезу
Убеждал Владимир, открывая заднюю дверь машины перед Оксаной открытой, мужчину как будто не беспокоил тот холод, что она испытывала в ногах, ощущая падающий на них снег.
— Но обещаю
Прислонив палец к губам Оксаны, мужчина выразительно на неё посмотрел, раскрывая карие глаза, настоящего хищника, что так прекрасно для неё казались, при свете с фонарного столба.
— Что как только решу все свои дела, я тут же вернусь
— Постой!
Возразила Оксана, убирая с губ палец мужчины, когда говорила, как на их пылкую, страждущую по поцелую поверхность падал моросящим касанием снег.
— Я думала, что мы проведём время так, как это у нас с тобой было в прошлый раз
— Мы именно так и закончим нашу с тобой ночь — прислонив жаркую ладонь к лицу Оксаны, мужчина так внушительно посмотрел на неё, его взгляд вызывал к себе непоколебимое доверие
— Тогда почему ты говоришь что?
— Тш….
Вновь прислонив палец к губам Оксаны, мужчина словно доминировал в их отношениях и не хотел нарушать гармонию складывающий между ними интригующей эротической близости.
— Мы закончим эту ночь вместе
Говорил он так нежно, рядом с губами Оксаны, коснувшись их самец так соблазнительно и так до дрожи приятно слизал кончиком языка упавшую снежинку на её горячие губы.
— Как того ты и хотела?
— Ну тогда куда мы поедем? — улыбнувшись Оксана, словно вся потекла от того, как убедительно и нежно языком мужчина коснулся её губ — И зачем?
— Это элитный клуб — пояснил он закрывая дверь, Владимир обошёл машину спереди, Оксана сидя на заднем сиденье в тепле, наблюдала за кавалером — За пределами этой деревни
— Элитный клуб? — произнесла она, когда при свете фонарного столба, что блеклыми лучами через кружащейся на улице снег в воздухе, заставлял глаза Оксаны светиться искорками надежды
— Место где ты будешь чувствовать себя королевой
— Но я хочу быть с тобой — уверяла Оксана, сидя на четвереньках на заднем сиденье, словно кошка выгнула спину и выставила бёдра — Мне не нужен никакой элитный клуб
— Ты закончишь эту ночь со мной и встретишь рассвет в моей постели
— Ну раз так — ухмыльнулась Оксана, ощущая, как поток холодного воздуха перестал проникать в прогретый салон в машине, оставаясь в тени на заднем сиденье — Тогда почему бы и нет, я хочу почувствовать себя королевой
— Тогда поедем? — мило улыбнулся мужчина, продолжая сидеть в водительском кресле обернувшись, не сводил глаз с Оксаны
— Только у меня нет платья
Уверяла Оксана, смутившись своему образу приоткрыла в тёмном салоне машины, окутанным ночным сумраком внутри, завесу надетого на ней мужского пальто и посмотрела на свой халат.
— Для подобного места
— Можешь не переживать — заверил мужчина, когда сдвинул машину с места, от чего она вминая протектором шин снег на асфальте, медленно тронулась — Там все женщины, абсолютно все, ходят голые ну или в БДСМ кожаном белье
— БДСМ белье — ухмыльнулась Оксана, отразив в глазах искорки отражённого света, выражающих яркое искушение к сексуальной страсти — Мне это нравится, так куда мы поедем?
— Это за городом — уверял Владимир медленно направляя машину по больничному дворику, мужчина включил свет фар и дворник сметая падающий снег на лобовое стекло
— И как долго ехать?
— Не так долго
Покидая больничный дворик, ответил Владимир, показывая включенным сигнала поворота направо, медленно выехал на пустую ночную улицу. Погода за автомобильными окнами начинала усиливаться, порыв ветра словно дико нарастал, а падающий снег, лишь усилил своё влияние.
— Можешь пока расслабиться на всё заднем сиденье
— Это скорее единственное — произнесла Оксана отчаянно продолжая смотреть на падающий снег за дверным стеклом машины и свет фонарных столбов уличного освещения — Что я могу себе тут позволить
— Ну ты чего — обернулся мужчина и внимательно посмотрел на Оксану, когда она в ответ ответила ему ошарашенным взглядом, испытывая шок сделав взгляд испуганной кошки — Всё же нормально
— А тебе на дорогу — дрожащим взглядом показывала Оксана пальцем вперед, когда мужчина совсем не следил за дорогой в момент движения автомобиля — Смотреть разве не нужно?
— Автомобиль едет автоматически — мило улыбнулся он Оксане заметив, как она перепугалась, понимая что нужно её успокоить — Мне совсем не нужно следить за дорогой
— Правда — сомнительно Оксана посмотрела на него, потом на автомобильный руль, который сам выравнивал и вёл идеально машину придерживаясь разметки дороги, которой для человеческого глаза не было видно, когда она вся была покрыта укатанным снегом — Ну тогда ладно
— Тебе не о чём беспокоится — вновь обернулся Владимир в сторону движения автомобиля, расслабившись в кресле, мужчина даже не касался руля
— Ну что же — повела недовольно губками Оксана — Будем на это надеться
Испытывая ужас от того, что мужчина не касался руками руля, Оксане было не по себе доверить свою жизнь автоматике, облокотившись на спинку, свесила ноги с сиденья. Закрывая глаза, пока автомобиль медленно ехал в ночи по деревенской улице, свет фонарных столбов от которых казался не таким ярки в момент падающего снега и ветра. Постепенно набирая скорость, поднимаясь по уклону ввысь, автомобиль скрылся в ночи, после того как на повороте сверкнула фарами задних габаритов, отражая стоп-сигнал, заметем полностью ушёл во мгле после манёвра.
***
Шикарное заведение, выложенное из камня, было больше похоже на замок, располагалась на холме в нескольких километрах от деревни. Одинокое одно трёхэтажное здание, окруженное на заднем воне опушкой леса скрывалось почти в лесу, окутанным белой пеленой снега. Погода по мере того, как автомобиль двигался по дороге в лесу, утихала, словно это место было благим для природного спокойствия. Почти в каждом окне, где горел свет этого заведения, шторы были плотно закрыты, словно как будто постояльцам этого места было что скрывать. На автомобильной стоянке в ночи располагались дорогие эксклюзивные автомобили, любители этого места могли быть хорошо обеспеченные клиенты, которые непривередливы к излишним тратам денег.
— Да это больше похоже на замок — подтвердила Оксана, посмотрев в лобовое окно, после того, как седан плавно въехал на автомобильную стоянку
— Да соглашусь
Ответил мужчина, сбавив скорость, плавно вёл автомобиль по стоянке, пока под его колёса с хрустом вминался снег протектором шин машины.
— Заведение действительно большое
— У меня ведь нет соответствующего наряда
Отчаянно произнесла Оксана, посмотрев на экран телефона, что держала в руке, когда он только перестал жужжать от звонков Мироновой. Чтобы успокоиться, от терзания и переживаний, по поводу назойливой шатенки, Оксана посмотрела на автомобили, стоявшие на стоянке, на крыше у которых выпал снег. Всю дорогу до этого большого дома, телефон Оксаны, словно разрывался от звонков Мироновой, на которые она не желала отвечать, сгорая лишь от искушения провести ночь с избранным для неё мужчиной.
— Для такого заведения
— На счёт этого я тебе уже говорил — повторился Владимир, остановив машину на свободном стояночном месте, ближе к крыльцу закрытого клуба — Можешь даже не переживать
— А ты как нашёл это место? — поинтересовалась Оксана, оглядев из окна машины в какую глушь в лесу, заехал автомобиль и как далеко это место было расположено от цивилизации
— Ну скажем у меня тут своего рода знакомые — ответил мужчина с усмешкой, обернувшись посмотрел на Оксану — Я распорядился тебе должны приготовить шикарный наряд под нашу ночь
— Ты распорядился? — рассмеялась Оксана, посмотрев на большое заведение которое казалось для неё непомерных размеров — И что же мне приготовят? — спросила она когда мужчина заглушил мотор, вышел из машины
— Поверь…. — ответил Владимир, оставаясь на улице, на мужчину упал ком снега с крыши этого дворца, прямо на голову от чего он пригнулся и рассмеялся вместе с Оксаной озорным смехом
— Уже поверила — рассмеялась Оксана, прислонив пальцы к губам — Ну да точно уже поверила
— Да я не то имел ввиду — стряхивая рукой снег с головы, закрыл мужчина дверь с водительской стороны, подошёл к задней двери у которой сидела Оксана
— Я уже поняла
Ухмыльнулась Оксана, взявшись за пальцы предложенной руки мужчины, играя с ним взглядом страсти, скрывая глаза от него на бетон под ногами, покрытый снегом, вышла из машины.
— Что меня ждёт что-то эксклюзивное
Прошла Оксана рядом, держась за пальцы мужчины, не позволяя себе поднять взгляд, характером и манерой поведения проявляла сдержанность искусной хищницы, перед этим самцом.
— Я надеюсь наряд ты мне сам выбирал? — обернулась Оксана, посмотрев на мужчину, поправив воротник надетого на себе пальто, вдохнула порыв холодного воздуха
— Ну как бы не совсем — скрывал усмешку мужчина, словно прятал взгляд от Оксаны, когда закрыл за ней дверь машины — Я лишь согласился с ним
— Согласился? — возмущённо спросила Оксана, продолжая напряжённо смотреть на мужчину — С чем это ты там интересно согласился? — подошла она к мужчине, ощущая, как окутывает ей ноги
— Ну с тем что он тебе подойдёт
— Ты его видел? — спросила Оксана, не позволяя мужчине пройти мимо неё, когда он так уклончиво уходил от ответа
— Думаю он тебе подойдёт — ответил мужчина играя с Оксаной на холоде, Владимир нервничал из-за того, что ему пришлось мёрзнуть, когда на ней было его пальто — Пойдём в дом, тут холодно
— Ну что же пойдём — выражая во взгляде странность Оксана со страстью коснулась коготком указательного пальца подбородка мужчины — И там ты мне покажешь его
— Тебе он понравится — уверял мужчина, когда Оксана, подобно королеве, взяла его под руку, направляясь по автомобильной стоянке к крыльцу большого каменного дома
— Будем надеяться
Согласилась Оксана, взглянув на него с ухмылкой, на мгновение между ней и этим мужчиной возникла искорка интрижка, интимной близости, которая с виду была больше похожа на охоту.
— Иначе я ничего не буду одевать
— Пойдёшь голой? — удивился рассмеялся Владимир, посмотрев на Оксану когда она прошли по автостоянке, перешли проезжую и подошли к нише, ведущей на нижний уровень дома
— Размечтался?
Рассмеялась Оксана озорным смехом, прикрывая губы холодным пальцами, удивлённо посмотрела как ступеньки главного крыльца, вели не вверх, как обычно, а вниз в подвал дома.
— Это что вход такой? — указала Оксана на спуск в подвал, обернувшись увидела главное крыльцо дома и большие двустворчатые закрытые двери — И почему мы заходим отсюда, а не с главного входа, где крыльцо находиться вот вон там?
— Потому что мы зайдём с черного входа
Посмотрел Владимир, как выражая интерес пафос, Оксана показала на крыльцо главного входа в дом, которое они с мужчиной прошли мимо, когда подошли к спуску в подвал.
— Потому, как у тебя нет должного наряда
— А что там — показала вновь Оксана на дверь красного цвета, в тени, которая вела в подвальное помещение под домом — Приготовлен для меня наряд
— Наряд в котором ты сможешь войти в главный зал
— Тут что дресс-код? — удивлённо посмотрела на мужчину, который прошёл мимо Оксаны, начиная первым спускаться в по ступенькам крыльца вниз
— Это женский клуб — предупредил Владимир, обернувшись, спускаясь по ступенькам — Тут для женщин особая свобода, так же как и в выборе наряда, который тебе приготовили
— Я уже знаешь — ухмыльнулась Оксана, начиная медленно спускаться за мужчиной в подвальное помещение — Заинтригована — спускаясь медленно по ступенькам, посмотрела на то, как мужчина постучал в дверь и показал какой-то пропуск, открывшему окошко в двери
— Проходите — ответил недовольный мужской голос, открывая засовы закрытой двери
— Вот видишь — обернувшись, мужчина мило улыбнулся Оксане, когда она к нему спустилась, обвила руками руку мужчины, прижавшись к нему — Как всё просто для нас с тобой
— Удивлена
Вошла Оксана в небольшое помещение, служащей вестибюлем или тайным блоком для гостей, где была красная мебель, красные обои и даже багровый слегка с интригой сумрака свет над входом.
— Тут достаточно
Ответила Оксана, заметила на входе девушка с рыжими, ближе к красному оттенку волос девушку в черном сарафане и белой блузке, стоявшей у стойки регистрации гостей.
— Мило — произнесла это Оксана переступая порог следом за мужчиной, состроив губы в надутой пафосной форме, посмотрев на мужчину в черном костюме, который тут же закрыл дверь за ними
— Здравствуйте я Анжелика — приветствовала мило девушка, направляясь к Оксане, после того, как она отпустила руку мужчины, к которому войдя внутрь так прижималась — Рада приветствовать вас в нашем заведении
Подошла рыжеволосая девушка к Оксане мило и приветливо при этом улыбаясь, коснувшись пуговицы надетого на ней пальто.
— Я займусь вашей подготовкой
— Сделайте всё в лучшем виде — положив пальцы руки на плечо к рыжеволосой девушке — Оксана моя королева и хочу чтобы эта ночь была во всём идеальна для неё
— Не волнуйтесь Владимир — уверяла рыжеволосая девушка, снимая с Оксаны пальто, передала его охраннику на входе — Ваша королева проведёт самую идеальную ночь сов сей запланированной программой
— Программой? — удивлённо посмотрела Оксана на мужчину, который лишь обернувшись, улыбнулся тёплой улыбкой в ответ — О чём она говорит?
— Развлекайся Оксана
Заявил мужчина пройдя по вестибюлю, мимо дорогой шикарной мебели и картин с изображённых на них девушек в эротическом кожаном БДСМ белье из ремней.
— Я присоединюсь, если я буду тебе так нужен через несколько часов ближе к рассвету
— Стой! — жалобно простонала Оксана, чувствуя себя неуютно без общества этого мужчины — Ты куда собрался?
— Я хочу чтобы ты развлеклась тут без меня
— Что это значит? — возмущённо Оксана посмотрела, как мужчина подошёл к ступенькам лестницы, обвив пальцами перила начала медленно подниматься по ним не оборачиваясь
— Это значит он попросил вежливо
Подошла девушка вплотную к Оксане, обвив пальцами ей пальцы одной руки, так внушительно посмотрела ей в глаза словно давая раскрыть перед ней её будоражащую головокружительную страсть парфюмерной коллекции «L’Extase Nina Ricci». Стильные опьяняющие сексуальные женские духи. В композицию вошли аккорды розового перца, лепестков белых цветов, розы, бензоина, кедра, мускуса и амбры — все то, что пробуждает в подсознании образ интриги, соблазнения и коварства. Роскошный, эротичный и чувственный восточно-цветочный парфюм с нежнейшими мускусными акцентами. Это соблазняющий танец, которому вторят глубокие и яркие брызги сиамского бензоина, великолепно оттененные хвойно-древесными мотивами кедра.
— Подогреть тебя для него — говорила она так пленительно рядом с губами Оксаны, продолжая одурманивать её рассудок безупречным взглядом карих глаз
— Ну что же
Прикусывая краешек губы, Оксана покорно проследовала вслед за девушкой, держась с ней за пальцы её руки. Рыжеволосая чертовка так пленительно играла бёдрами, будто специально выражая под своими коротким сарафаном ажурный узор надетых на ногах черных чулок.
— Тогда пойдём
— Владимир любит покорных и послушных девушек
Рассказывала Анжелика, когда они с Оксаной прошли по вестибюлю в котором был даже свой небольшой камин, атмосфера тепла и пленительного эротического пламени в нём.
— Поэтому чтобы у вас что-то было ночью
Пропускай Оксану войти первой в комнату говорила девушка, войдя следом в закрытое без окон помещение, похожую на гримёрную комнату с зеркалами и светом на них, а так же шкафом.
— Тебя нужно к этому подготовить
— Тут у вас мило
Заметила Оксана расправленную кровать с красными простынями и подушками, а так же ажурное черное белье, лежавшее на полу. Воздух был пропитан парфюмерной коллекцией женских духов «Paco Rabanne Olympea», самые сексуальные женские духи в концепции этого аромата говорят о чувственности: ваниль, амбра, сандаловое дерево и жасмин. В его основу положили силу, женственность и чувственность. Принадлежит семейству восточных пряных. Рождает образ богини любви и красоты Афродиты, дарующей вечную молодость каждому, кто выпьет вина из ее кубка. Пленительная гамма и композиция таких парфюмерных изделий, словно издевалась над разумом Оксаны, когда она чувствовала, когда вошла в эту комнату два разных оттенка парфюма.
— А девушка которая оставила это белье — поинтересовалась Оксана, прошла рядом с оставленными черными трусиками на красном ковровом покрытии комнаты — Где она?
— Раздетая в зале — улыбнулась рыжеволосая девушка, когда вошла следом за Оксаной в комнату и пока она любовалась картина, обнаженных женщин, висевших на стенах этой гримерной, рыжеволосая бестия закрыла дверь — Там же где и ты будешь, когда я с тобой закончу
Подошла она к Оксане, взяв аккуратно из рук сотовый телефон, который он не переставая сжимала в пальцах, после чего администратор этого заведения, положила его на комод.
— Думаю ты не будешь — аккуратно коснувшись талии Оксаны, девушка повернула её к себе лицом, посмотрев внимательно на табличку на её халате — Врач кардиолог?
— Ну да, а что тут такого? — улыбнулась Оксана, после того, как девушка прочитав надпись на табличке, прикрепленной к её халату, словно пришла в недоумение — Так что ты хотела спросить?
— Да собственно ничего
Загадочной улыбкой, подчеркнула рыжеволосая девушка в такой интригующей близости с Оксаной, находясь в закрытой комнате при тёплом освещении и красного обойного покрытия.
— Ты будешь королевой этого вечера
— Так стоп!
Возразила Оксана, не давая девушке расстегнуть пуговицы надетого халата, зная прекрасно, что под ним ничего нет, дико этого смутилась, не зная как отреагирует девушка, узнав это.
— Что вы делаете?
— Хочу раздеть тебя — уверяла рыжеволосая девушка коснувшись вновь пуговиц хата пальцами, когда подошла к Оксане — Ты ведь хочешь пойти в зал за своим мужчиной?
— Хочу сразу предупредить — отошла Оксана вновь от девушки, встав посреди комнаты, вынуждая её пальцы снова оторваться от пуговиц надетого на ней халата — Под ним ничего нет
— Это не моё дело — ответила с безразличием рыжеволосая женщина, когда чарующим взглядом, коснувшись кончика носа Оксаны, подошла к ней так внушительно посмотрела ей в глаза, заставляя подчиниться её воле — Я даже спрашивать не буду почему так
«Что же ты так смотришь, ты так пленяешь меня, искушаешь, близость с ней сводит меня с ума, я не могу ничего поделать», была рада Оксана подчиниться теперь желаниям этой женщины и позволить ей взять над собой контроль.
— Что же ладно — согласилась Оксана, одобрительно кивнув, но всё же нервничая, кусала губу, когда расстегивала верхние пуговицы своего халата, беглым взглядом посмотрела в глаза, стоявшей перед ней женщине — Тогда я сама сниму его
— Как скажешь
Удивилась рыжеволосая женщина заметив, как Оксана постепенно оголила плечи, а потом уже выраженную объёмом сочную грудь, ягоды которой имели упругую форму.
— Прекрасная грудь — изумилась в улыбке женщина похвалив, когда Оксана обнажила халат до пояса, представив перед этой развращенной бестией, оголённую грудь
— Спасибо — выражая румянец, смутилась Оксана от похвалы такой женщины, оставляя руки в рукавах халата, когда он оголял до талии её тело
— Правда многие женщины там — подошла Анжелика ближе к Оксане обвив руками её выраженные сочным объёмом ягоды — От зависти сдохнут, а то и даже мужчины, чуть зазеваешься так будешь потом лежать и твои титьки будет разминать какой-то там самец
— А что разве не для этого сюда Владимир меня отправил? — поинтересовалась Оксана, скинув с себя белый халат на пол, предстала обнажённой перед этой женщиной
— Дело конечно твоё — ухмыльнулась женщина, когда стояла рядом с Оксаной так внимательно на неё смотрела, тёплыми ладонями обвила ей бёдра — Если только не зевай, тут клуб полной сексуальной свободы, где ты можешь легко оказаться между двумя, а то и тремя самцами одна
— Ну я думаю что буду иметь это ввиду — улыбнулась Оксана, почувствовав как эта рыжеволосая женщина, взяла её за руку и подвела к зеркалу
— Пойдём со мной — обвив пальцы Оксаны, женщина настойчиво потянула её за собой к зеркалу и парфюмерным столиком — Я буду придавать тебе образ истинной королевы этой ночи
Оксана стояла перед зеркалом, пока женщина с рыжим оттенком волоса, покрывала пудрой её золотистые волосы, придавая им пепельный оттенок с лёгким выраженным розовым свечением.
— Ну как тебе нравится? — поинтересовалась Анжелика, тщательно обрабатывая волосы Оксаны пудрой, придавая им цвет искушения, желанной сексуальной страсти
— И он постоянно останется? — спросила Оксана, посмотрев на себя в зеркало, пока девушка тщательно втирала пудру ей в волосы
— Я хочу — убеждала девушка лёгким горячим воздухом, говорила рядом с ухом Оксаны, после чего отошла от неё — Чтобы тебя моя дорогая, никто не узнал на этом вечере, даже когда у тебя будет маска, чтобы не случилось, ты должна сохранять статус инкогнито
— Ну что же
Мило улыбнулась Оксана когда посмотрела на подол сарафана девушки и на то, как узор черных чулок красиво просвечивался, когда рыжеволосая красотка подошла к раковине в комнате.
— Получается я могу делать на этом вечере всё что захочу
— Твои сексуальные связи и контакты — омывала руки от пудры под водой, рассказывала рыжеволосая женщина — Должны остаться никому неизвестны
— Но я бы хотела быть с Владимиром эту ночь — убеждала Оксана, обернувшись, посмотрела на девушку — Когда я смогу к нему присоединится?
— Он любит горячих, как огонь девушек — убеждала женщина, подняв с обувной полки кожаные черные ботфорты — Ты придёшь к нему, как тебя прогреют в зале
— Прогреют — ухмыльнулась Оксана, но почему-то это слово в такой интимной обстановке с такой девушкой, когда она так нежно и приятно говорила, заводило с новой естественной страстью, заставляя жажду секса в себе пылать жарким огнём — Мне нравится как это звучит
Посмотрела Оксана то, как к ней подошла женщина с пламенным оттенком волос, так внушительно на неё посмотрела, когда держала в руках черные ботфорты.
— Это что мне? — спросила Оксана, удивлённо посмотрела на предлагаемую ей обувь
— Просто не хочу чтобы тебя кто-то там мог узнать
— Выглядит вызывающе — взяв из рук девушки ботфорты, Оксана направилась с ними вместе к кровати, скидывая так похотливо в момент движения туфли с ног, оставляя их лежать на полу
— Загадка этого вечера — рассказывала женщина улыбаясь коварной милой улыбкой, в тот момент когда Оксана сидя на кровати, надевала на ноги ботфорты — Чтобы Владимир сам нашёл тебя среди толпы девушек, пока кто-то другой тебя не обкатал
— Звучит рискованно — признала Оксана, обвив пальцами высокие сапоги, коснулась застёжки молнии, медленно потянула собачку застёгивая их
— Там все в масках — убеждала Анжелика, встав рядом с кроватью, женщина медленно опустилась на ноги, помогая одеть Оксаны высокие сапоги на ноги — Связь может быть мимолётный и ты не узнаешь с кем и у кого ты могла отсосать член
— М…. — прикусывая соблазнительно губу, Оксана посмотрела на девушку, когда она застегнула молнию на её ботфортах, после чего женщина встала с колен — Звучит соблазнительно и так интригующе, я стану загадкой для кого-то
— И чтобы окончательно тебя завести — убеждала рыжеволосая женщина, взяла с парфюмерного комода какой-то предмет похожий на миро трусики
— Ты что покрываешь трусики гелем? — изумилась Оксана в улыбке, была под впечатлением от волнующего момент, вставая с кровати, стукая каблуками прошла по комнате
— Это не совсем трусики, больше как украшение
Обернулась рыжеволосая девушка, к Оксане, посмотрев на неё так соблазнительно держала в руках какой-то золотой лепесток с веревочками, похожих на нижнее белье.
— Подойди и узнаешь
Поманила Анжелика пальцем свободной руки Оксану к себе, а когда она подошла женщина поставила её рядом с комодом, заставляя опираться на него обеими руками.
— Тебе понравится
Убеждала рыжеволосая женщина, прислонив шарик от этого предмета к половым губам Оксаны, когда она почувствовала будоражащую смазку, что холодным влиянием пропитала кожу. Кусая от волнения губу Оксана обернулась, ощущая, лишь холодок геля, как девушка водила шариком этого украшения по поверхности половых губ, словно хотела, чтобы она к нему привыкла.
— Стой спокойно — резко и так приятно всунула она шарик этого предмета во влагалище Оксаны, так что она воспевала сексуальным стоном страсти не ожидая такого проникновения в себя
— А….. — выгнув спину выставив бёдра, издала Оксана стон, почувствовав, как холодная смазка этого шарика, пропитанного гелем, проникла в её нежные стеночки влагалища — Что это?
— Это украшение — плотно прислонив золотой лепесток к лобку Оксаны, женщина стоя у неё за спиной затянула ремешки так, превратив их в микро трусики — И запомни
Игриво коснулась Анжелика коготком носа Оксаны, так выразительно посмотрев ей в глаза, когда она всё еще не могла отойти и свыкнуться с предметом внутри себя.
— Позволишь его с себя снять, когда будешь точно уверена, что хочешь этого
— Но как я захочу……. — ощутила Оксана прилив сексуальной энергии, желание было таким сильным и естественным, что с трудом удавалось удерживать над собой контроль
— Я хотела сказать что ты узнаешь — улыбнулась Анжелика, одевая на руки Оксаны, ажурные черные нарукавники, когда она не могла прийти в себя от прилива сильных сексуальных чувств
— Почему мне так хорошо? — спросила Оксана, ощущая, как женщина одевала ей на руки ажурные нарукавники — Я и подумать не могла что мне может быть так…..
— У тебя большая грудь
Взяла Анжелика накладки на грудь черного цвета и с красным бантиком, прошла мимо Оксаны, пока она свыкалась с сильными чувствами и эмоциями, которые претерпевал её разум.
— Поэтому я скрою её за такими накладками
— Это обязательно?
Спросила Оксана, вновь раскрыв губы в искушенной форме, была готова издать стон, испытать ощущения убедительных женских рук на себе. Чувства, что Оксана на себе испытала, когда женщина прикрепила накладки к её груди, нельзя было ей выразить стоном, поэтому она беззвучно лишь двигала губами.
— Господи ты хоть предупреждай — изумилась Оксана в улыбке, обернувшись через плечо посмотрела на женщину, которая прикрепила к её груди накладки
— И последний штрих — убеждала Анжелика, взяв в руки кружевную черную маску, прислонила её к лицу Оксаны, аккуратно завязывая, пряча за волосами ремешок
— Её снимать нельзя? — спросила Оксана, посмотрев на девушку, через надетую на лице маску
— Правила нашего заведения вся, без ограничений, интимная близость, должна оставаться только в пределах этого здания
— И когда я уже могу войти в зал? — спросила Оксана, желая придаться ночи искушения, раскрывая губы, когда к ней подошла женщина и толстым слоем помады, придала алым влиянием их цвет
— Да прямо сейчас — мило улыбнулась Анжелика, убирая помаду обратно в тюбик — И запомни, что маску не снимать, а трусики снимешь только тогда, когда у тебя точно будет секс там в зале
— Что же — хотела прикусить краешек губы, но сдержалась, Оксана направилась к закрытой двери в комнате, чувствуя внутри себя пропитавшую стенки влагалища гель смазку и шарик украшения, скрывающего её лобок — Ладно
— Удачи — оставаясь стоять с помадой в руках, женщина кокетливо помахала пальцами Оксане, когда она подошла к двери, сгорая от сильного желания придаться власти любви
«Что же она со мной сделала, я не могу себя контролировать», переступая порог открытой двери, Оксана чувствовала, что теряет рассудок так, как без особо труда придаться сексуальной утехи с любым, приятным ей, незнакомцем.
— Хотела только посоветовать
Вышла из комнаты Анжелика, когда Оксана подошла к ступенькам лестницы, начала по ним подниматься, но голос рыжеволосой женщины заставил её обратить внимание. Остановившись на ступеньках, Оксана чувствовала, как смазка геля, что была на сексуальном украшении, шарик которого был в её влагалище, оказывала неудержимое сильное сексуальное желание. Положив ладонь на перила лестницы, ступеньках на которых стояла Оксана, сгорая от желая любви, подогнула одну ногу в колено, когда обернулась посмотрела на женщину, обратившуюся к ней.
— Там в зале много народу — рассказывала администратор, медленно подошла к ступенькам лестницы у которых стояла Оксана — И я конечно понимаю, что гель смазка у тебя во влагалище уже не даёт тебе покоя
— И что ты хочешь сказать? — сгорая от искушения возбуждённым голосом, простонала Оксана, когда не могла уже слушать долгие реплики этой женщины
— Хотя бы просто постарайся узнать гостей или того, кто будет засовывать тебе член в рот
— Приму к сведению — мило улыбнулась Оксана, состроив губки пафосно трубочкой, отразив ямочки на щечках, продолжила дальше подниматься по стеклянным ступенькам лестницы
«Я же не какая-то блядь, которая сразу же отдаться первому встречному», улыбаясь скрытой улыбкой, Оксана чувствовала, как сама выделяет сок возбуждения, а смазка геля, когда она подошла к двери, поднявшись по ступенькам, полностью впиталась в её стеночки.
Открывая дверь в большой зал, покрытый красным покрытием, большими окнами, помещение было просто колоссально огромным и в два этажа. Тут было так много посетителей клуба, каждый из мужчин был одет либо в костюм, любо в брюки с оголённым торсом, пока к нему липли женщины, на которых было откровенное БДСМ из ремней, некоторые даже были голые. В этом помещении играла лёгкая расслабляющая музыка композиции «Housenick — For Your Love (Geom Remix)». Так же была и обслуга официанток, из обнажённых до гола девушек с украшением, вроде тех, что были на Оксане или одеты в БДСМ ремни, девушки разносили бокалы с вином и шампанским в разносах по залу. Самые сексуальные оттенки Оксана чувствовала, когда спускалась теперь вновь по лестнице вниз, это были роза, лаванда и ваниль, соотношение такой гармоничной коллекции парфюма, вызывало сильное и без того, что испытывала Оксана, сексуальное возбуждение. Кто-то даже занимался сексом, совершенно не скрывая этого, не уединившись, это заведение казалось Оксане, когда она спускалась, рассадником оргии. Все тут общались парами или небольшими группами, уединившись в своей комфортабельной интимной обстановке, предаваясь власти секса, совершенно не скрывая, а лишь выражая свою порочность.
— Я вчера провела такую шикарную ночь
Рассказывала темноволосая обнаженная женщина своей белокурой голой подруге на которой уже не было украшения, что было на Оксане, когда она спустилась по ступенькам, вошла в зал. С ними так же стояла и шатенка, дама с накладками на груди и сексуальным украшением для лобка, держала в руке бокал вина, так искушено посмотрела на Оксану, раскрыв губы.
— Сразу с двумя — говорила брюнетка в маске, когда на ней была эта игрушка — Это было что-то, секс тут с незнакомцем новые чувства и совершенно неизвестные тебе ощущения
— Приятно видеть всегда тут новые лица
Пафосно говорила шатенка, состроив губы словно светская львица, с искушением завидным желанием овладеть женщин, посмотрела девушка на Оксану, когда она медленно подошла к ним.
— Ты тут я вижу недавно?
— Можно? — потребовала Оксана бокал на котором остался отпечаток алых губ шатенки, когда подошла к ней и протянула руку, нагло требуя её бокал, отводя глаза при этом на картину
— Нравятся женщины?
Спросила кашемировая девушка, передавая свой бокал в руке Оксане, заметила что она с любопытством смотрит на картину обнажённой брюнетки в БДСМ ремнях в клетке. Внимание Оксаны привлёк такой сильный парфюм «Versace Eros Pour Femme», который пронизывал тело шатенки своими искушающими разум сексуальными ароматами. Чувственный, элегантный и невероятно притягательный аромат для девушек, которые хотят очаровать понравившегося им мужчину и точно знают, как необходимо действовать. Подчеркивают образ уверенно, соблазнительной, обаятельной красотки, которая полна энергии и притяжения. Открывается аромат Eros Pour Femme от Versace аккордами калабрийского бергамота, сицилийского лимона и граната. Сердце раскрывается нотами жасмина самбака, лимонных цветов и пиона. База из нот древесины, мускуса, сандала и молекулы амброксан завершает ансамбль.
— Или просто хочешь испытать новые ощущения?
— Хочу и то — подошла Оксана к девушке, посмотрела в её зелёные пленительные глаза, её лицо скрывалось тоже за черной маской — И другое
— Не боишься оказаться как моя подруга
Обвила брюнетка рукой талию блондинки на которой не было никакой одежды, прижимая её к себе, когда она держа в руках бокал с шампанским раскрыв губы, чуть расплескала его на себя.
— Или ты не знаешь почему она вся голая?
— Наверно потому — отошла Оксана от шатенки, отпивая с бокала остатки вина одним глотком не сводила глаз с картины заключенной брюнетке в клетке — Что твоя подруга хорошо провела время
— Если хочешь с нами
Высказывалась шепотом шатенка рядом с ухом Оксаны, девушка словно чувствовала в ней холод, какую-то закрыть или застенчивость, что никак недопустима для их близости.
— Тебе придётся прийти к нам, так же, как она — указала она светловолосую подругу, которая стояла в маске, в обнимку с брюнеткой, отпивая с бокала шампанское
— Мы любим подогретых девочек — говорила с такой же выраженной страстью брюнетка, посмотрев на Оксану, при этом обвивая ладонью лицо блондинки смачно поцеловала её в губы
«Дуры блядь какие-то», смутилась она того, как брюнетка с желанным трепетом страсти целовалась с ней, а её кашемировая подруга, просто оставалась стоять рядом и кокетливо помахал пальцами Оксане, когда она отошла от них.
Направляясь по залу, как раз тогда, когда композиция песни сменилась на бурную сексуальными ритмами мелодию «Costa Mee GeoM — Everything About Love (Nikko Culture Remix)», звучание которых пробуждало в некоторых сильный порочный инстинкт. В але были красного цвета диваны, роскошная мебель, картины выполненные в роковом порочном стиле, обнаженных женщин. Всё было выполнено в этом зале, в таком готическом стиле с тёмными, ближе к черным оттенкам, совмещенным с красным цветом страсти. Барная стойка с высокими стульями, на которых сидели одинокие женщины, которые пришли расслабиться и найти себе вторую половину, высматривая в зале, взглядом охотницы. Буквально каждый мужчина в этом зале, в отношении своего низкого числа, пользовался внимание возбуждённых женщин, которые как только они освобождались, словно подходили к ним и без всяких разговоров, предавались ласки с их телом, им было словно в радость касаться крепких тел солидных мужчин.
Мужчин тут было втрое меньше женщин и поэтому каждый из них, пользовался вниманием красивых обольстительниц, сидя на роскошных диванах, в окружении красивых дам, кто-то стоял с девушками у окна. Некоторые гости придавались страсти, когда двое мужчин занимались нежным сексом на диване с белокурой женщиной, на которой не было ни единой одежды. Вещи снятые с девушке были разбросанными по полу, на мебели в зале и даже на барной стойке, кто-то оставил ажурное украшение влагалища, раскрыв свою спутницу, предался власти любви страстно целуясь зажав её в тёмном углу у колонны рядом с баром, где она оставила недопитый бокал коктейля. Другая женщина, шатенка, наклонившись, при этом оставаясь в одежде, делала удовлетворяла самца оральным искусством, так страстно обсасывая его член.
— Вам что-нибудь налить? — поинтересовался бармен брюнет, когда Оксана прошла мимо шатенке, которая отсасывала член самцу, когда он сидел перед ней на стуле
— Что-нибудь
Утверждала Оксана, присаживаясь на свободный стул, посмотрела на мужчину бармена, торс которого был оголён и на котором была одета кожаная сексуальная черная жилетка.
— Что поможет мне раскрыться
Отчаянно произнесла Оксана, заметив, что как бы сильно ей не хотелось секса, никто на неё даже не смотрел, здесь, каждый был занят своим делом в отношении своей обладательницы любви.
— На меня тут даже никто не смотрит — говорила Оксана оборачиваясь, желая заметить лишь тёплый приветливый взгляд от мужчин, которым до неё не было никакого дела
— Наверно вам первой стоит проявить инициативу — предложил бармен делая коктейль для Оксаны, так интересно на неё посмотрел мужчина — Здесь есть еще свободные мужчины и полно женщин, которые готовы разделить с вами тепло своих тел
— Наверно мне теперь с этим не везёт
Отчаянно вздохнула Оксана, наблюдая за тем, как мужчина бармен делал для неё коктейль, он словно сверкал своим телом, загар которого был, как после солярия. Смотрела как на пилоне за её спиной, прямо у столика, где сидели мужчины, не было танцовщицы и один столик за которым не было женщин. Повернув взгляд на другой столик, за которым мужчина в солидном костюме, выпивал с бокала виски, мимо которого прошла официантка, взвизгнув когда он шлепнул её по попке. Слева от окна, обернувшись Оксана заметила мужчину, который смотрел с пустым взглядом на луну, рядом с которым стояла обнажённая женщина, ласкающая его голый торс, словно сходила с ума, после чего он повернулась и с таким же пустым взглядом отошла от него.
— Прям даже не знаю что делать
— Вы такая красивая — похвалил бармен, смешивая с двух бутылок содержимое в один бокал, поставив их на полку за спиной, после чего пододвинул пальцами бокал к Оксане — Вот посмотрите, вон там мужчина, который сидит за столиком в углу, явно ждёт себе компанию
— И что вы предлагаете? — спросила Оксана, обвив пальцами ножку предложенной ей фиолетовый жидкости, обернувшись посмотрела на мужчину сидящего за столиков в углу, пока бармен раскрыв пакет что-то подсыпал ей — Что вы делаете?
— Это дополнение к коктейлю — мило улыбнулся бармен — Просто попробуйте и попробуйте расслабиться на всю катушку
— Что же ладно — вздохнула Оксана, оглядев большой зал, посмотрела на балкон на втором этаже, как там пары и несколько женщин с мужчинами предавались власти любви, совершенно не скрывая своих чувств — Попробуем
— Попробуйте — заверил мужчина бармен, посмотрев на троих девушек, когда они подошли к барной стойки, он словно уже знал их заказ и тут же приступил его выполнять
«Не знаю что он там мне подмешал, но блядь это обалденно вкусно», попробовал предложенную пудру которую подсыпал бармен в бокал Оксане, вкус который был такой сладостный и пленительный, словно как бутон цветка, раскрывал чувства, закрытые для неё разумом.
— Куда-то собралась? — остановила блондинка в маске Оксану, когда она сползла со стула, прошла мимо барной стойке к столику с мужчиной
— Такая прекрасная и одна — коснулась пальцами локон волос, когда три девушки окружили Оксану своим внимание, каждая из которых прикоснулась рукой к её телу
— Я просто ищу себе компанию
Уверяла Оксана, встав в центре окруживших её девушек, посмотрела каждой из них в глаза, пока они все так нежно и пленительно ласкали её тело, трогали пальцами украшение на её лобке.
— И пью этот коктейль — прислонила вновь губы к трубочке Оксана так пленительно придавая ямочки щечкам пососала его с бокала, обольщаясь радости его сладкому вкусу
— Так может составишь нам компанию — предложила другая шатенка, так настойчиво трогала пальцами золотое украшение на лобке у Оксаны, девушка жадно гладила его, стараясь это делать так сексуально, выражая тихим дыханием стон — И порадуешь нас своим присутствием?
— Смотря как вы — говорила Оксана, словно растворялась в ласке тел женщин, стоя посреди каждой из них, чувствуя прикосновение женских рук, к плечам, животу, как кто-то из них назойливо гладил украшение лобка — Порадуете меня?
— А как ты хочешь
Прошептала рядом с губами Оксаны, зеленоглазая шатенка, встав перед ней, трогая украшение её сексуального украшения, золотистого лепестка, что держался на ней в виде трусиков.
— Чтобы мы с тобой это сделали?
— Думаю — сгорая от сильного возбуждения Оксана была готова отдаться им, но пересилив себя и найдя в себе силы, вышла из окружения женщин — Что…..
— Ну куда ты — уговаривала блондинка, успев схватить Оксану за руку так чтобы она обернувшись не расплескала остатки коктейля с бокала — Ты ведь тут никого не знаешь, а мужикам только одно и надо тут, а мы тебя нежно будем любить
«Блин ну зачем вы меня остановили, всё ведь так хорошо начиналось, я могла ведь совладать с собой, а теперь кажется я даже не в силах им отказать», уныло вздохнула Оксана, нахмурив отчаянно губки не могла контролировать сексуальные желание собственного разума.
— В самом деле? — согласившись вернуться обратно в компанию женщин, Оксана вновь вошла в круг трёх расхитительниц, ищущих жертву для своих сексуальных развлечений — Если вы настаиваете, я могу провести с вами эту ночь
— Так может пойдём сядем там у окна
Предложила шатенка подойдя к Оксане, кокетливо указала пальцем на свободный один из диванов за спинкой которой было большое окно с длинными багровыми шторами из бархата.
— И попробуем узнать друг друга
— По-моему
Пытаясь сохранять ясность рассудка, возразила Оксана, даже не отдавая себе отчёт, что после того, как шатенка забрала у неё бокал с остатками на дне коктейля, она обсасывала свои пальцы.
— Правила этого заведения ясно дали понять — сексуально сосала палец Оксана, обволакивая его слюной, считала это нормальным — Что нужно сохранять статус инкогнито
— Ты сейчас сосёшь свои пальцы
Рассмеялась блондинка, посмотрев с подозрением на Оксану, когда она уже вся текла была готова отдаться любому в этом зале, чувства, все эмоции были так сильно возбуждены.
— Ты это понимаешь……
Подошла Оксана к белокурой девушке, в черной маске и не выдержав сильной сексуальной притягательности, смачно впилась ей в губы, желая упоительной страсти насытиться поцелуем.
— Господи — выразила восторг блондинка после мгновенной ошеломляющей восторгом сладострастия поцелуя, оторвалась от губ Оксаны, так выразительно на неё посмотрела
— Я ведь правда доставила тебе удовольствие — облизывая губы, Оксана так была одурманена мгновения слияния губ, ощущая слюну блондинки, после поцелуя, на их поверхности
— Я просто не ожидала — смутилась белокурая незнакомка, одобрительно кивнула Оксане, когда она продолжа при этом тонуть в нежности рук незнакомых ей женщин
— Не ожидала
Поинтересовалась Оксана, прижимая спиной к стройной шатенке, играя так соблазнительно бёдрами, словно королевская кобра, искусно играла пластикой телом.
— Что я могу себе позволить такого рода наглость? — обернулась Оксана наклоняя взгляд вниз, стоя у барной стойки, ощутила как руки
— Целуешься ты просто…..
— Мне что-то подмешали — чувствовала Оксана расслабленность, хотела выйти из окружения трёх женщин, что ласкали её тело руками, когда она так искусно вращала им в момент танца
— Тебе просто нужно расслабиться
Коснулась пальцами шатенка руки Оксаны, предлагая ей пойти за собой, в тот момент когда она обсасывала пальцы, словно предавалась безумие опутавшему её разум.
— И мы с подругами хотим тебе в этом помочь
«Я просто обязана в эту ночь принадлежать мужчине», решила для себя Оксана, понимая, что не может совладать со своим разумом, хоть ласка женских рук была ей приятна, но эти ощущения были ей чужды, тело словно требовало мужских прикосновение и ощущение самца в себе.
— Но я хочу — убеждала Оксана желая вырваться, отошла от шатенки, покинула девушек, когда сама раздиралась между их лаской и возможности любви, но каждая клеточка её плоти требовало грубой мужской силы над её телом — Присоединиться к тем мужчинам
Направляясь по залу к мужчинам, что сидели в сумрачной тени этого огромного помещения, напротив камина, пламя которого так пленительно горело в камине выложенного из камня.
— Мальчики — обратилась Оксана к мужчинам, когда оба джентльмена обратили на неё внимание, в тот момент она проходила мимо их круглого столика с пилоном на котором стояла бутылка виски и два бокала за которым незнакомцы обсуждали свои планы — Я могу к вам составить компанию?
— Всё будет зависеть — обернулся один из мужчин когда их дивану на котором он сидел подошла Оксана — Хочешь ли ты этого малышка?
— Я хочу очень сильно мужского внимания
Встав рядом с диваном, Оксана наступая на него коленом, сгибая так соблазнительно ногу, отражая упругие бёдра, заползла кошкой на диван, расположилась между мужчинами.
— Хочу провести время, а может быть….. — говорила Оксана стоя на четвереньках так соблазнительно смотрела в глаза одному из мужчин, ощущая от него, как пахло из-за рта шотландским виски
— Ой у меня упал бокал — специально не поставил бокал с виски на стол, мужчина что был сзади у Оксаны, когда она стояла между ними на четвереньках — Дорогая ты не поднимешь
— Я совсем забыл — встал с дивана мужчина к которому Оксана стояла лицом, опустив взгляд на опрокинутый на пол пустой бокал — Меня тут ка раз ждала одна приятная особа
— Ну что же вижу не у тебя одного будет жаркая ночь
Шлепнул мужчина по бедру Оксану, когда она нагнувшись стоя на коленях на диване, хотела поднять бокал с пола. Удар был таким жгучим и сильным, принуждая её взвизгнуть, стиснув зубы стерпеть боль, которая оставила на попке яркий розовый след пятерни мужской ладони.
— Ко мне тут присоединилась такая красотка
— Я богиня — обвив бокал пальцами, оставаясь в согнутом положение на диване коленями, обернулась Оксана, пояснила мужчине — Чтобы ты знал
— Богиня — согласился незнакомец, коснувшись ремешков, надетого на Оксане украшения, ослабляя их, мужчина с легкостью развязал их — Которую я сегодня вскрою
— Вскроешь — рассмеялась Оксана, наркотик, который она выпила в коктейле преображал все её чувства в сексуальном ярком свете — Это как?
— Ты что тут первый раз? — удивился он, когда Оксана стояла в согнутом положении, обвив бокал на полу пальцами, когда сама была на диване
— Ну по правде говоря да
Было так приятно Оксане, когда он ослабил давление ремешков, надетого на ней украшения, аккуратно взялся пальцами за сам золотой лепесток, так и не решаясь извлечь его шарик из влагалища.
— Меня друг привёз сюда, мы с ним должны были встретиться
— Так вы с ним должны были встретиться тут? — переспросил незнакомец в маске, не решаясь извлечь из Оксаны эту сексуальную игрушку
— А тебя это только смущает?
— Извини дорогая — вновь затянул ремешки украшения на талии Оксаны, мужчина не решался опорочить её таким жестом — Но это будет подло с моей стороны
— Стой! — поставив бокал на стол, вскрикнула Оксана протянув руку, хотела схватить за рукав пиджака мужчины, который встал с дивана, не желая больше с не находиться в одной компании
— Мой тебе совет — отошёл от диванчика мужчина в маске, обернулся, посмотрев на Оксану с улыбкой — Сохрани это в себе для того, кому ты тут обещана
— Да он мне просто друг — уверяла Оксана, оказавшись в отчаянном положении, нахмурила губки от обиды, считая себя в очередной раз отринутой — У нас с ним нет, того чего ты подумал
«Блядь что за заведение такое», была не в себе Оксана от злости, снова оказавшись отринутой, сидела одна на диванчике, рядом на столике с пилоном, была бутылка виски и два бокала.
— Снова осталась одна? — поинтересовалась блондинка, когда Оксана её не заметила, белокурая женщина подошла к дивану на котором она сидела с бокалом в руке
— Ну видимо моё общество тут никому не интересно — высказывалась Оксана, отпив от бокала шотландского виски чей терпкий вкус, заставил губки сморщиться
— Так может я составлю тебе — подошла она к столику, с бокалом коктейля, который Оксана оставила на барной стойки — Посидим вместе
— Тебя уже вскрыли — заметила Оксана, что на блондинке, в маске не было никого белья, женщина была полностью голая — Интересно кто бы это мог быть?
— Совратила бармена
Мило улыбнулась белокурая женщина, когда подошла к Оксане и оказавшись без своих подруг, она словно демонстрировала парфюмерную коллекцию «Nasomatto Narcotic Venus». Композиция представляет собой богатый белоцветочный букет из трех слоев — самостоятельных, и при этом дополняющих друг друга — ядовитая зеленая тубероза, пронзительная, но вполне благопристойная лилия без мыла и головной боли и жасмин. Тубероза, да и прочие яркие белые цветы, почти всегда про женственность, соблазн и страсть. Аромат переливается, то становится громким, шальным, раскованным и страстным, то наоборот стихает, приобретая сглаженные, урбанистические оттенки.
— Ждала долго секса — с отчаяние произнесла женщина, посмотрев на Оксану, поставив на столик перед ней её коктейль
— Но секс хотя бы был?
Поинтересовалась Оксана, поставив пустой бокал на столик, поморщила губки, вкус виски казался для неё слишком терпким, а запах пшеницы в нём, больше подходил для мужчин.
— А меня как видишь даже не вскрыли — рассмеялась Оксана, название этого словосочетания её сильно смешило, прислонив пальцы к губам — Прям как в морге, господи и откуда они такие названия берут
— Тут тоже своя игра — рассказывала блондинка, посмотрев на Оксану, как она оставаясь на диване потянулась за бокалом с остатками в нём фиолетовой жидкости — Тот кто вскрывает женщину, гостью первой, тот получает большие привилегии на следующей игре, хозяйку это забавляет
— Так это всё игра? — удивлённо спросила Оксана, посмотрев на незнакомку так, что рассмеялась, химия в её теле, заставляло всё воспринимать в позитивном, радостном, скорее безумно свете
— Как ни странно но да
Взглянула с отвращение нахмурив губки блондинка на шотландскую бутылку виски, как поняла Оксана по её эмоциям, эта незнакомка не любила подобного рода пойла.
— Зато представляешь сколько страсти и радости, когда тебя тут вскрывают
— Боже…… — рассмеялась Оксана еще больше, выплеснув из бокала коктейль обратно не смогла из-за смеха его пить — Не говори так, сразу напоминает мне морг
— Ну а для хозяйки мы бутылки вина или какого-нибудь пойла, когда один кто-то вскрывает, а все остальные пьют в течение всей ночи
— А на следующей день игра повторяется? — переспросила Оксана, отпив с бокала сладкой завораживающей жидкости, не могла насытиться и залпом допила его дна
— Как ты уже догадалась — улыбнулась незнакомка, продолжая так с интересом смотреть на Оксану, когда она допив этот коктейль, поставила его на столик — То да
— Забавно — мило улыбнулась Оксана, посмотрев на мгновение в глаза этой женщине и уловив одобряющий взгляд, встала с дивана, прошла между столиком и диваном
— Ты куда собралась? — поинтересовалась блондинка схватив Оксану за руку, когда она хотела пройти мимо неё, красиво и выразительно в каждом шаге играя бёдрами
— Я…..
Нагнулась Оксана, когда женщина держала её за руку, коснулась коготком лица белокурой незнакомки сходила с ума от играющего наркотика в крови, что доставлял столько свободы.
— Хотела порадовать тебя приватным танцем
— Серьёзно? — удивилась блондинка, продолжая держать Оксану за руку, незнакомка посмотрела на неё так недоверчиво — И что же ты тогда попросишь взамен
— В смысле? — оказавшись в недоумении, спросила Оксана
Продолжая стоять рядом с женщиной, словно хотела ей отдаться, желала чтобы эта незнакомка овладела ею, наркотик что выпила Оксана, принуждал её желание подчиняться, как рабыня.
— А почему та женщина сидит в платье у камина за столом?
Спросила Оксана, обернувшись, заметила на балконе второго этажа в гостиной, темноволосую женщину в платье и чулках, когда она восседала словно королева над всем этим залом.
— Одетая — высказывалась Оксана недовольно, осмотрев снова большое помещение в котором женщины были либо обнажены или одеты так же как и она
— Это хозяйка этого заведения
— А её что эти правила не касаются — продолжая стоять обернувшись заметила Оксана, как женщина держала в руках бокал вина
— Она всем этим управляет — пожав плечами, развела руки блондинка — Она создала эти правила и пока они всех устраивают, никто не хочет с ней спорить
— А я хочу с ней поспорить — расплываясь в довольстве улыбки, возразила Оксана — И я…..
— Послушай — дернула за руку Оксану эта белокурая незнакомка в маске, не позволяя ей отойти от себя — Ты что-то говорила мне про танец
— Я обещала его тебе — нагнувшись и рядом с губами это женщины, так соблазнительно прошептала — И я его для тебя исполню
— Ну так выполняй — скомандовала блондинка, не желая отпускать от себя Оксаны, продолжала держать её за руку — Или тебя нужно об этом просить?
— Дважды!
Удивлённо нахмурив губки, произнесла Оксана рядом с губами белокурой женщины, желая того, чтобы она овладела ею, желая подчиняться лишь одной этой блондинке.
— Просить не придётся
Посмотрела вновь на второй этаж и чувствуя себя расслабленной, словно никакие рамки приличия и нормы морального поведения не сдерживали разум Оксаны.
— Но сначала я хочу поговорить вон стой властительницей
— Стой! — остановила блондинка, вставая с дивана, успела схватить Оксану за руку, вынуждая её обратить на себя внимание — Тебя не пустят просто так к Подольской
— Что ты сказала? — была готова рассмеяться Оксана, но как услышала эту фамилию не могла собраться с мыслями — Как ты говоришь её фамилия?
— Подольская Анна Валерьевна — произнесла полное имя владельцы этого порочного заведения с дикими сексуальными играми — И тебя к ней не пустят так просто
— А та белокурая девушка в кожаном костюме это её племянница?
Спросила Оксана пытаясь сосредоточиться, но влияние наркотика, который она выпила вместе с коктейлем, мешало ей сконцентрировать разум, принуждая не переставать улыбаться и облизывать губу.
— Как же её там зовут?
— Да ты права это племянница Подольской — рассказывала белокурая незнакомка, не желая отпускать Оксану от себя — Но тебе лучше туда не ходить
— Это почему еще?
Удивлённо посмотрела Оксана на эту женщину в маске подергав невольно свою руку, но всё же не хотела уходить от неё, когда её разум вдруг внезапно стал сосредоточен на пациентке из больницы.
— Я просто поговорю и приду к тебе
— Тебя туда не пустят
— Откуда тебе знать? — улыбалась Оксана и когда женщина её отпустила, стала обсасывать свой палец, так страстно и так искушено желая плотских сексуальных ощущений в себе и на себе
— Туда пропускают только особо известных для хозяйки гостей
— Так именно чем я хуже — отошла Оксана от диванчика, оставляя на нём блондинку сидеть одну, направляясь по большому залу в сторону лестницы, что по круговому изгибу вела на второй этаж
«Если эта Подольская, я должна с ней поговорить», уверяла себя Оксана, когда действие наркотического вещества подмешанного в её коктейле, не могло собрать мысли в голове воедино.
В зале играла расслабляющая музыка композиции «Nando Fortunato — I′m Sorry», обстановка казалась такой спокойной, желающая придать чувством похоти. На первом этаже был зажжён камин, на стенах горели свечи, шторы на окнах были почти плотно, оставляя лишь небольшой просвет для тьмы будоражащей на улице ночи. Гости предавались ласки любви на диванах, рядом с которыми, играя телом проходила Оксана, касаясь пальцами спинки дивана на котором сидел мужчина, так соблазнительно посмотрела на него, чмокнув губками, когда он обратил на неё свой взгляд. Девушка что танцевала обнажённой перед мужчиной, когда он обратил взгляд на Оксану, так волнующе посмотрела на неё, словно она тоже была под каким-то наркотическим веществом, что было обыденной вещью для соблазнения в таком закрытом порочном страстью заведении.
Поднимаясь по ступенькам лестницы, к которой подошла Оксана, композиция песни сменила на «Nando Fortunato — Romance», специально подобранную чтобы внести страсть в обстановку среди гостей собравшихся в этом заведении. Стены, даже на лестничном пролёте горели свечи в подсвечниках, висели картины с изображением на них обнажённых женщин в БДСМ белье и ошейниках, картины были выполнены краскам в таком профессиональном стиле, как на заказ. На ступеньках лестницы, по которой поднималась стояли обнажённые женщины, ласкали тела друг друга, они словно были под действием эйфории, которой с трудом противостояла Оксана пытаясь сохранять ясность рассудка и не смотреть на их страстные поцелуи и банальные телячьи нежности. На втором этаже куда поднялась Оксана тоже был камин и точно так же расположен, как и на первом этаже, большой балкон словно служил продолжением гостиной, после чего расходился на коридоры с закрытыми комнатами. Двустворчатые большие деревянные двери которые были закрыты, рядом с каждой с обеих сторон горели свечи в подсвечниках, обстанвока напоминала какой-то замок в эпоху ренесанс, красные панельные покрытия, расписанные масляными красками в золотистом цвете, было всё выполнено под заказ.
— Это закрытая территория
Встал перед Оксаной охранник, мужчина в черном костюме, перегородил ей путь, когда она направлялась по гостиной на втором этаже к столу за котором в шикарном кресле сидела брюнетка.
— Вход только по приглашениям
— Милый мой — подошла Оксана, когда уже теряла рассудок, коснулась пальцами крепких скул мужчины попыталась пройти мимо него — Я и есть сюда приглашение
— Стойте! — возразил мужчина, остановил Оксану, положив ей руку на плечо — Иначе я буду вынужден применить грубую силу
— А я люблю грубую силу
Положив ладонь на белую рубашку мужчины, со страстью в голосе ответила Оксана, не могла уже управлять собой, прижалась к телу охранника ощутила, как от него пахнет сильной стойкостью одеколона «Le Male от Jean Paul Gaultier». Запах этого мужского парфюма чувственный, нежный и ненавязчивый, но при этом очень стойкий. Многие девушки с удовольствием выбрали именно его для своего мужчины. Стильный флакон в виде крепкого мужского торса добавляет изюминку товару и делает его отличным подарком. Ноты мяты делают парфюм необычайно свежим, а аккорды лаванды придают традиционный, классический стиль. Мягкости аромату придает нежная ваниль. Кроме этих компонентов в аромат вошли оттенки корицы, бергамота, цветов апельсина, кедра, тмина и сандала.
— Но к сожалению пока я окончательно не спятила — облизывая палец, Оксана так соблазнительно его обсасывала губами, смотрела на мужчину, преграждающего ей путь невинный порочным взглядом — Мне нужно поговорить с твоей хозяйкой
— Я же сказал — продолжал останавливать Оксану, мужчина вытянул руку которую обвил пальцами ей плечо, заставляя отойти от себя на расстояние — Вход только по приглашениям
— Я и есть приглашение да гражданка Подольская
Выкрикнула Оксана так громко, что привлекла к себе внимание темноволосой женщины, которая разделила вечернюю трапезу со своей белокурой племянницей.
— Скажите своему псу пропустить меня — не могла Оксана уже держать над собой контроль, когда изнывая в стонах, не переставала обсасывать палец — Или вы хотите чтобы все узнали еще больше подробностей о пациентке…….
— Пропусти её Александр — скомандовала Подольская своему охраннику, который был вынужден отступить в сторону, позволяя Оксане пройти к столу за которым ужинали женщины
— Ну вот и отлично пупсик — игриво коснулась носа мужчины, Оксана расплываясь в улыбке довольства, красиво выражая распущенную характером фигуру в движении, обвила руками бёдра
— Дорогая — обратилась она к шатенке, которая сидела на стуле рядом с такой шикарной дамой в черном коротком платье — Покажи как мы поступаем с теми кто нас прерывает
— Хорошо — радушно согласилась белокурая женщина, одетая в БДСМ бельё из кожаных ремней, красиво подчеркивающих формы обнаженного тела блондинки
— Я даже и представить не могла…..
— Тш…. — коснулась пальцами раскрытых губ Оксаны, подошла к ней шатенка, держа в руках кожаный ошейник с цепью — Тебя вызовут, когда захотят с тобой поговорить
— М…. я уверена что буду этого с нетерпением ждать — изумилась в улыбке Оксана, хотела подойти к столу наступая на ступеньку где на небольшой площади проходило пиршество
— Я тебя сначала раздену
— В самом деле — удивилась Оксана, ощущая, как легко девушка, которая подошла к ней, надела на шею кожаный ошейник, застёгивая надёжно его — Ну раз это так необходимо
Сходила Оксана с ума не отдавая себе отчёт от действия наркотического вещества была совсем не против, как грубо с ней обходилась незнакомка. Девушка с шоколадным оттенком волос, так со страстью и грубо обвила цепь рядом с карабином ошейником посмотрев Оксане в глаза, словно доказывая свою власть перед ней. Девушка подвела Оксану к стене, вынуждая плотно прижаться к ней телом, когда сама села перед ней на колени, расстегивая молнию надетых на её ногах сапог.
— Стой так — приказным тоном прошипела шатенка, расстёгивая молнию сапог на Оксане, постепенно разула её, оставляя стоять босиком на теплом деревянно полу

Развязав ремешки украшения лобка Оксаны, девушка с пристрастием, извлекла вагинальный шарик этого украшения, бросив его к ногам, Что-то делая за спиной у Оксаны, после чего положив руку жаркой ладонью к ней на талию принуждая выгнуться кошкой, вставила в анус пробку. Так принуждённо и грубо шатенка истязательница вставила в анус Оксане металлическую пробку, смазку и крепкий металл которой она ощутила издавая мучительный сексуальный стон. Поднимая взгляд вверх, Оксана прижав ладони к стене, чувствовала как насильственно, девушка вогнала ей в попку металлическую пробку, соединив это анальное украшение цепью с ошейника. Прикрепив к запястью Оксаны позолоченный мигающий браслет, шатенка прислонила её руку ладонью к стене.
— Теперь стой
Шлёпнула шатенка по бёдрам Оксану такой силой что она взвизгнула от боли, обернувшись с жалостью и в тот же момент искушенного ангельского взгляда посмотрела на свою обидчицу.
— Пока тебя не вызовут — отошла девушка от Оксаны, покачивая бёдрами, с довольной улыбкой, оставила стоять её у стены, когда она послушно выполняла это требование, как приказ
— Она что-то говорила про пациентку — обратилась блондинка к своей тёте — Удивительно как быстро расходятся слухи
— Ты посмотри на неё
Указала темноволосая женщина на Оксану, когда она стояла у стены, стиснув зубы шипела, ощущая жжения на коже бёдер, по упругому месту которому пришёл удар ладони женщины.
— Она уже поймала приход — рассказывала владелица этого заведения, показывая на Оксану с усмешкой — Теперь она моя работница, доза этого наркотика будет заставлять её на меня работать
— Её ведь будут искать — взволнованно говорила блондинка, обращаясь к женщине, так скрупулёзно на неё посмотрела — Или она попытается сбежать
— По крайней мере
Ухмыльнулась темноволосая женщина, поднимая бокал коньячного напитка посмотрела с изумление на Оксану. Разум словно не слушался Оксану, она не могла сосредоточиться на мысли, коктейль что она выпила внизу, он словно раскрыл её сексуальный потенциал, позволяющий добиться максимального чувства довольства, когда чувствовала себя рабыней в подчинении.
— Дня три она будет в таком состоянии — делилась мнением брюнетка, улыбнувшись так, как будто задумала что-то совершить в отношении Оксаны — От наркотика который я ей сейчас дам
— Она пришла к тебе поговорить про пациентку! — упрекнула Подольская, обращаясь к своей тёте с паническим взглядом — Лучше бы ты сразу дала разрешения военным пройти на эту стройку
— Да брось ты — уверяла Анна Валерьевна, когда встала со стула, женщина коснулась пальцами живота шатенки, когда она так послушно стояла рядом с её стулом — Посмотри на неё, какой чистый самородок, таких работниц у меня тут еще не было, она будет радовать моих гостей
Направляясь к Оксане, женщина выражала гордый самоуверенный взгляд владычицы, словно была горда собой, когда подошла к ней, положив ладонь на бёдра. Доставая из зоны декольте флакон с какой-то фиолетовой жидкостью, женщина, открыла его пробку и поднесла к губам Оксаны, когда она обернувшись уже желая во всём угодить посмотрела с покорностью на неё. В такой максимальной близости с этой женщиной, Оксана распознала в ней коллекцию идеальной парфюмерии «For Her от Narciso Rodriguez». Необычный аромат обволакивает, затягивает и кружит голову и отражает желание каждой женщины привлекать и соблазнять. К влекущей композиции с чувственным мускусом в сердце, в окружении апельсиновых цветов, османтуса и амбры, раскрывающейся ванилью и ветивером невозможно остаться равнодушным. Интенсивный, даже резкий запах с едва заметной сладостью медленно превращается в мягкую и ароматную пудру.
— На вот выпей — вливая в рот Оксане эту сладкую, завораживающую вкусом жидкость, чем-то похожую на коктейль, которую она выпила внизу — Тебе так легче будет выполнять то что я хочу
Посмотрела темноволосая женщина на Оксану, прислонив пальцы к её подбородку, направляя взгляд на себя в котором отражались раскрытые сексуальные чувства и ощущение эйфории.
— Я разрешала тебе поворачиваться!
Вскрикнула брюнетка, ударив Оксану по бёдрам, когда она хотела повернуться, чтобы поцеловать свою властительницу. В этот момент Оксана ощутила удар такой грубой силы, от чего тут же, сексуально взвизгнула стиснув зубы, издавая стон порочной удовлетворённой желанием боли.
— Теперь ты моя куколка
Схватив Оксану за пучок золотистых волос, когда она ощущала такое сильное чувство радости, словно быть рабыней в подчинении у этой грубой госпожи ей нравилось.
— Оу…. ты же ведь не думаешь, что я правду тебя отпущу — коготком другой руки, Подольская провела по раскрытым губам Оксаны, вынуждая её смотреть на себя, получив утвердительный положительный ответ отпустила волосы — Вот и славно, умница, постой пока так
— Может стоит обсудить ту пациентку? — поинтересовалась светловолосая девушка в удивительно прекрасном черном женственном костюме для фетиша, взволнованно посмотрела на свою тётю
— Постой тут дорогуша — пошлёпала Подольская по бёдрам нежно Оксану, когда она продолжая смотреть покорно в стену, продолжая шипеть от удара по ягодицам, чувствовала как рука этой женщины, буквально успокаивала своим касанием — Мне нужно кое-что обговорить с Настей
Отойдя от Оксаны, женщина с гордым выражением лица, вновь направилась к столу за которым продолжила ужин, когда подошла к креслу, так сексуально провела ладонями по платью.
— И так с чего ты решила, что мне стоит слушать этот бред
— Она ведь просто так пришла и говорит про пациентку
Рассказывала Анастасия Подольская, пытаясь вразумить свою тётю, держа при этом пафосным жестом за ножку бокал шампанского вела себя, словно избалованной девчонкой в её окружении.
— Возможно она что-то значит
— Дорогая моя — рассмеялась темноволосая женщина озорным смехом, прикрывая кончиками пальцев губы, обвила пальцами наполненный для неё бокал коньячного напитка — Посмотри на неё, её еще дня два будет преследовать подобное состояние
— Просто сними ей маску, может кто-то тут её узнает
— В самом деле?
Мило улыбнулась Подольская, посмотрев на свою племянницу с усмешкой, всё же обернулась и взглянула на Оксану. Продолжая стоять прижимаясь к стене, выставив бёдра, Оксана находилась в состоянии дикой сексуальной эйфории. Разум был словно сломлен, но при этом Оксана радовалась и желала безукоризненно подчиняться воле темноволосой властительнице. Под действием последнего выпитого сильного психотропного вещества, Оксана только и хотела, чтобы ей владели, заставляли выполнять любые прихоти и капризы от брюнетки. Облизывая губы в тот момент когда зрачки были так расширены, не отдавая себе отчёт, Оксана так сексуально играла бёдрами переступая с ноги на ногу, чувствуя, как под действием смазки, стеночки её ануса сузились так сильно, что она ощущала предмет вставленный в себя, так насыщенно и так ярко.
— Ты посмотри на неё — указала Подольская обернувшись продолжа смотреть, как Оксана стоя у стены сходила с ума, тонула в омуте собственного искушенного страстью безрассудства — Да она же прекрасна и полностью внешностью совершенна
— Тебе не хуже меня известно — предупредила белокурая девушка, обращаясь к своей строгой скрупулёзной тётке — Что за такой шикарной женщиной, всегда стоит сильный влиятельный мужчина, который с большей вероятностью её привёл сюда
— Но почему-то я его тут не вижу — развела руками темноволосая женщина с упрёком посмотрев на свою племянницу — А ты видишь? — обратилась она к заде стоящей шатенке, которая как послушная собачка выполняла все её капризы, скрывая лицо за маской
После того, как шатенка одобрительно ей кивнула, Подольская обернулась, была безмерно рада тому, как Оксана сгибая одну ногу, потом другую играла бёдрами, стоя у стены, желая радовать свою властительницу безукоризненным подчинением.
— Вот и я не вижу
— Её сюда кто-то привёл
— Настя чего ты хочешь? — не выдержала наплыва бессмысленных эмоций, спросила Подольская, возмутившись тому, как её племянница выражала панику на лице, пытаясь это как-то скрывать
— Сними с неё маску и покажи гостям
Предложила блондинка, отпивая с бокала глоток шампанского пафосно, избалованной девчонкой, скрывая волнение, нахмурила губки, посмотрев на Оксану, как она извивалась у стены.
— Мне нужно знать кто она
— Что же ладно
Согласилась на убеждения своей племянницы, обернулась Подольская к шатенке, когда она покорно, опустив голову, стояла за спиной её кресла, ожидая своей участи
— Дорогая приведи сюда эту как её там
— Да мадам
Послушно ответила шатенка, направившись к Оксане с недовольным выражением лица, обвив крепко ладонью выставленные ей бёдра, девушка прижалась грудью к её изогнутой спине.
— Тебе нравится да?
Прошипела девушка с кашемировым оттенком волос рядом с ухом Оксаны, говорила это с такой ненавистью, выражая при этом яростную неприязнь, когда другой рукой выдернула из неё пробку.
— Заткнись!
Прошипела истязательница шлепнув Оксану по бёдрам, когда она стонала громким стоном от сексуальной резкой боли, как её стенки ануса неожиданно покинул металлический предмет.
— Пошли давай — взявшись за цепь ошейника ближе к карабину, она повела за собой Оксану, играя так выразительно упругим телом перед её возбуждённым от эйфории взглядом
— На колени — взяв из рук шатенки цепь, Подольская приделала к нему кожаную петлю, которую надела себе на руку — И так посмотрим, кто тут у нас?
— О…. боже Оксана — вскрикнула белокурая девушка вскочив со стула, в тот момент когда темноволосая женщина сняла маску с лица Оксаны — Блин, мне так неудобно я хотела извиниться…..
— Ты что её знаешь? — еще с наиболее меньшим удивление, обратилась Подольская, посмотрев, как её племянница вскочила со стула, опрокинув его — И кто же она
— Она Орлова Оксана Владимировна — пояснила Анастасия, посмотрев на Оксану, когда она сидела у ног темноволосой женщины, свесив голову, сходила с ума от безрассудства, ей было так хорошо, что даже не могла выразить собственное мнение или сказать слово — Лечащий врач Ершовой
— Так…..
Питая еще больший интерес к происходящему, Подольская коснулась пальцами подбородка Оксана, направляя её взгляд на себя, в котором отражалась лишь чувство сильной эйфории.
— И что же главный лечащий врач тут забыла? — поинтересовалась темноволосая женщина, но не получив ответа от Оксаны, она ударила её жгучей пощечиной по лицу — Отвечай!
— Господи тётя! — вскрикнула испугавшись, блондинка была уже не такая избалованная и гордая, когда увидела лицо Оксаны — Зачем ты её ударила?
— Это из-за неё тебя разыскивает полиция?
— Она мой шанс вернуться в больницу
— Так стоп!
Возразила Подольская, посмотрев недовольно на то, как находилась в прострации, словно потерянной Оксана, когда сидела на коленях у ног темноволосой женщины.

— Ты сама приковала её к тому креслу — утверждала Подольская, словно насмехаясь над чувствами племянницы — Изнасиловала своим осмотром, а теперь просто хочешь, вернуть всё как было
— Я совершила ошибку — подошла Анастасия к Оксане, когда она сидела на полу перед ногами её темноволосой тёти — И теперь прошу, чтобы ты её отпустила, так нельзя с ней обращаться
— Нет! — возразила Подольская, с усмешкой посмотрела на то, как её белокурая племянница стала вдруг сентиментальной — И не подумаю, ты хочешь вернуть свои отношения с Мироновой
— Я помогу Оксане попасть на ту стройку — утверждала Анастасия, продолжая стоять рядом с креслом в котором сидела её гордая тётка
— С ума сошла! — воскликнула брюнетка, посмотрев с недовольным выражением лица на племянницу — Нет!
Выразила несогласие Подольская не став даже слушать, возражения Анастасии, держала поводок на котором была Оксана у себя на согнутой в локоть руке, обвив пальцами бокал коньячного напитка.
— И это даже не обсуждается, я еще не произвела там чистку
— Послушай — нервничала блондинка, продолжая смотреть на свою тётю — Мы ведь не знаем, чем точно больна Ершова, вдруг действительно не черная оспа, Оксана между прочим так не считает
— И что ты предлагаешь
С холодной реакцией, спросила Подольская, бросив беглый безразличный взгляд на Оксану, словно считая её когда она была в таком состоянии своей игрушкой.
— Взять и просто отпустить её
— А почему нет? — продолжая стоять рядом с креслом Подольской, уверяла белокурая девушка, посмотрев с жалостью на Оксану — Если Оксана докажет, что это не черная оспа, а что-то другое, может и назревающий паники вокруг тебя не будет, к тому же зачем тебе это место
— Я его хотела продать — безразлично отвернула взгляд Подольская, даже не решаясь смотреть на свою племянницу, темноволосая женщина отпила с бокала глоток коньячного напитка
— Как жаль что ты его не продашь — насмехаясь над своей тётей, словно указывая на её ошибки, заявила Анастасия
— Настя чего ты хочешь? — поинтересовалась, возмутившись брюнетка, взглянув наконец-то на племянницу — Я её не отпущу
— Она докажет что это не черная оспа — уверяла Анастасия, наклонившись к своей тёте, опираясь руками на стол — А ты взамен, предоставишь ей право уйти
— Два дня — поддавшись решению блондинки, нахмурив от обиды губы, Подольская стояла на своём — Пусть два дня на меня тут поработает, а потом я её отпущу
— Если военные туда приедут — утверждала Анастасия, показывая на окно за спинкой кресла в котором сидела Подольская — У тебя не будет двух дней
— Столько шумихи из-за этой развалины — не могла обидеть благородная тётя свою племянницу, но и ввиду своего упёртого характера, страда, из-за того, что не могла не могла ей уступить
— Я тебе когда предлагала его продать
— Я хотела открыть там тебе клинику
— Меня и в больнице устраивало
— Из которой тебя и выперли, а сейчас и с полицией еще разбираться из-за того, что ты решила с ней поиграть на своём этом дурацком кресле
Упрекнула Подольская, решив тем самым преподать воспитательный урок для блондинки, к которой испытывала сильные родственные чувства и переживания.
— Что мне им говорить, если они заявятся сейчас сюда?
— Отпусти Оксану — повторила еще раз своё требование Анастасия с еще более серьёзным и уверенным взглядом посмотрела на Подольскую
— Я сказала нет! — повторила в который за брюнетка свой отказ — Вот пусть два дня на меня работает, а потом я и подумаю, что с ней делать
— Постой — не решалась так просто сдаваться белокурая девушка наклонившись — Ты хочешь заставить Оксану работать на тебя в угоду твоим прихотям?
— Не знаю что ты задумала Настя — уныло вздохнула Подольская — Но я хочу чтобы ты уже увела отсюда эту блондинку, можешь сделать с ней всё что хочешь в эту ночь
— И что — повела блондинка нижней челюстью, не поверив словам тётки отпрянула от стола, состроила удивлённый вид, когда смотрела на Подольскую — Вот так вот просто?
— Да Настя вот так вот просто — недовольно проворчала Подольская — Забирай её от сюда и отведи в комнату моих слуг
— Она ведь не сама сняла маску — пытаясь спорить с тёткой, в тот момент когда Подольская передавала ей поводок к ошейнику которому была привязана Оксана — А ты ей сама это сделала, ты собственноручно сняла маску с её лица
— И что?
С изумление посмотрела темноволосая женщина на Оксану, когда она поднялась с колен, послушно опустила голову, смотрела на бёдра и узоры черных чулок надетых на ногах хозяйки.
— Мой клуб мои правила
Посмотрела Подольская с завистью на сочные выраженные объёмом ягоды груди Оксаны, позволила своим рукам, не удержавшись от соблазна, обвить их начиная так жадно сжимать.
— Поразительно какая красивая идеальная натуральная грудь
— Ну хватит всё — взявшись за поводок в ошейнике которого была Оксана, белокурая девушка прервала довольство своей тётки, она так страстным желанием, сжимала ей грудь — Просто отдай её мне и мы уйдём
— Отдам — мило улыбнулась Подольская, но не решалась передавать поводок в руки белокурой девушки — Но не сегодня и не завтра тоже
— Постой — возразила Анастасия, посмотрев на шатенку, когда темноволосая женщина, передала ей поводок, который она так услужливо взяла — Мы так не договаривались
— Мы вообще Настя — мило улыбнулась Подольская, шлёпнув заносчиво Оксану по бёдрам, когда она покорно проходила мимо её кресла — Если ты не заметила, никак не договаривались
— Она ведь просто гостья которой ты сняла маку — старалась вразумить свою тётку, убеждала Анастасия — И её вины здесь нет
— Я не хочу больше слушать
— Не стоит тебе слушать их ссоры — убеждала шатенка, когда выражая на лице подлость улыбки, вела Оксану по гостиной на втором этаже — Семейные ссоры, я хоть тут не так давно, но уже от них устала, а тебя еще многое сегодня ждёт
— Если меня ждёт что-то с тобой — нежным голосом, страстью выражая желание, ответила Оксана покорно следуя за своей властительницей — То я только буду рада разделить эту ночь с тобой
— Не со мной — мило улыбнулась девушка, когда они с Оксаной подошли к ступенькам лестницы, ведущей вниз — Но тебе понравится подчиняться
— Я люблю подчиняться — шептала Оксана, когда сходила с ума, теряя рассудок — Я хочу стать твоей рабыней, властвуй надо мной — спускаясь по ступенькам следом за девушкой с шоколадным оттенком волос, высказывала она когда тонула разумом в плену порочных предрассудков
— И я знаю это — улыбнулась девушка, продолжая спускаться впереди Оксаны по ступенькам — Я провожу тебя в комнату
— Я буду в комнате одна?
Поинтересовалась Оксана, когда сошла со ступенек в зал на первом этаже, посмотрела на гостей в масках, каждый из которых предавался утехи, скрытой анонимности, устраивал порочные связи.
— Но что я там буду делать?
Словно как все смотрели на лицо Оксаны, когда шатенка вела её на поводке по залу, некоторые женщины проходя мимо в масках, с томным взглядом глаз, нежно касались кожи её бёдер.
— Да и к тому же одна
Изумилась Оксана в улыбке от того, как настойчиво проходящая рядом брюнетка обвила сочную упругую форму её ягодиц, заставив обратить внимание на себя
— Мне же будет там скучно, ну пожалуйста — не выдержала Оксана схватившись за цепь ошейника в котором её вели за собой — Побудь там со мной там, ну пожалуйста
— Нет! — возразила шатенка, смутившись как жалостно и при этом сходила с ума от экстаза миллиона эмоций в голове, Оксана сходила с ума по нежности и сексуальной близости, окруживших в гостиной её женщин — И вообще хватит так уже себя вести
— Я хочу тебя — не отдавая отчёт, ласка и каждое прикосновение женщин к телу Оксаны возбуждала в ней дикую порочную похоть
— Да прекрати ты так вести себя! — возразила шатенка, потянув за собой настойчиво Оксану, когда пьяные извращенные натурой незнакомки в масках облепили её своей нежности
— Я не могу уже — требовала Оксана, вновь остановившись, обвив пальцами цепочку, посмотрела на свою надзирательницу
— Ты серьёзно? — смутилась шатенка как настойчиво приставала Оксана, обвив руками кожаный корсет девушки, трогая этот кожаный материал, ощущение пальцев которого так возбуждало и влекло поддаться соблазну — Подольская приказала отвести тебя в комнату
— И оставить одну — нахмурила обидчиво губки Оксана, когда подошла к шатенке, положив руку к ней на грудь, другой рукой, расслабила ошейник, одетый на шее — Ну разве ты этого хочешь?
— Я уже не знаю чего я уже хочу — посмотрела отчаянно шатенка на то, как Оксана расстегнула ошейник на шее, отпустив его, принуждая упасть на пол
— Порадовать меня — состроив глазки, Оксана выражала во взгляде сексуальную эйфорию, сознание было полностью раскрыто, как бутон цветка
— Что прости? — не поверив тому, что услышала, шатенка была против того, как расстегнула Оксана ошейник, и когда она подошла к ней близко, девушка хитрым трюком не давая себя поцеловать, надела вновь на неё это устройство угнетения порочной страсти — Когда ты в нём
Показывая на Оксана кокетливо пальцем, когда она вновь оказалась в неудобном для себя положении, чувствовала, как прилив сексуальной энергии сочился из неё бурными мыслями.
— Мне спокойнее
— А секс у нас тоже в нём будет?
Спросила Оксана, проследовав за своей владычицей по залу, красиво выраженно в каждом шаге отражая похоть и сочную форму, прошла за спинками диванов гостей этого заведения.
— И как ты себе это представляешь?
— Никак! — возразила шатенка, девушка казалась непоколебимой, продолжая вести Оксану за поводок — Я отведу тебя в комнату хозяйки, где ты будешь хорошей девочкой
— Я всегда хорошая девочка
Сморщив недовольно губки, настроение Оксаны менялось от резко хорошего до неприятных воспоминаний, который вызывал токсин в её крови, но ей нравилось подчиняться воли своей владычицы.
— Если хочешь могу тебе это показать
— Покажешь в комнате в которую тебя приведу — направляясь по залу к другой лестнице, что вела в другое крыло замка
— Как? — поинтересовалась Оксана, подойдя к ступенькам лестницы, по которым медленно, играя выраженно в каждом шаге бёдрами, начала подниматься шатенка перед ней — Хочешь я для тебя там станцую, использую такой шикарный танец
— Используешь
Улыбой, отражающих скрытые намерения, улыбнулась девушка, когда обернулась к Оксане, остановившись на ступеньках, что вела на второй этаж другой части этого большого дома.
— В клетке
— Я хочу тебя — настойчиво повторяла Оксана, поднимаясь следом за девушкой, сходила с ума от её тела, от форм, которые благодаря латексу приобрели такой шикарный и сочный вид
— Тише — прижала палец к губам Оксаны, девушка в кожаных ремнях, сделала такой шикарный выразительный карий взгляд, словно заставляя её подчиняться своей воли
— Но почему мы просто не можем….. — убрала на мгновение палец от губ Оксаны, шатенка хотела перевести дух, вздохнула так, демонстрируя волнение и вся эта ситуация была ей неприятна
— Я же тебе говорю
Прислонила вновь палец к губам Оксаны, вынуждая её замолчать, вновь направилась по коридору стены которого были покрыты багровыми сексуальными оттенками панелями. Украшением на них служили настенные серебряные подсвечники в которых горели свечи, чьё пламя создавала очаг тепла и неудержимой порочной привязанности. При горении свечи, выделяли в воздух, искушающий запах роз, вдыхая которых Оксана, чувствовала свой криптонит, вынуждающий подчиняться её сознание власти любви.
— Что ты станцуешь свой танец для хозяйки этого дома
— Я хочу тебя любить — требовала Оксана, вцепившись снова пальцами в цепочку ошейника, когда шатенка прошла по коридору, подвела её к дверям комнаты
— И ты будешь — уверяла девушка, раскрывая двери шикарной большой комнаты, в которую так сексуально играя бёдрами в каждом шаге, вошла переступая порог открытой двери
— Я хочу сейчас — вошла следом Оксана настойчиво требуя любви и власти над собой, она словно благодаря токсину в её крови, желала подчиняться, стать рабыней для своей владычицы
Просторная комната, с золотым оттенком стен, стены которых были покрыты дорогими расписными обоями с узорами. В комнате так же был электронный камин, выложен из камня и украшен золотым оттенками вставками из металла, дополнением которого служило большое зеркало с золотистой кованной рамкой. Большой зелёный ковёр, что служил украшением паркета в комнате, на котором стояла золотая клетка, возле камина рядом с красным креслом. В комнате была так же огромная кровать застеленная шелковыми белыми простынями, постель была аккуратно собрана, словно над ней работала десяток слуг, правильно умеющих её застилать. Комната впитала в себя оттенки запаха такие, как османтус, ветивер и необычайный аккорд ванили, чей штрих был феноменальным дополнением к парфюмерной коллекции хозяйки.
— Какое шикарное место — изумилась в улыбке Оксана, встав на входе, смотрела глазами полными мечтами, разными извращёнными идеями на обстановку в комнате
— Тебе будут нужны туфли — закрывая сразу за Оксаной двери в комнате, когда она сходила с ума от безрассудных мыслей играющих в голове подошла к девушке, плотно прижавшись и когда она этого не ожидала, поцеловала её — Что ты…..
Поцелуй был такой страстный и такой насыщенный, Оксана стонала от возбуждённого желания, её разум разрывался от сильного возбуждения. Играя телом, Оксана вилась в момент сладострастия слияния губ с этой девушкой, чувствуя тепло от её тела. Касания пальцев этой властительницы к своему телу в это мгновение так завораживало пленяло и обволакивало разум Оксаны самыми разными порочными оттенками искушенной страсти. Нежными приятными касанием губ, их поцелуй с шатенкой казался как танец страсти, вольно играющий и перебирающий движения в такт, играющей музыки в голове у Оксаны, композицию «Housenick — For Your Love (Geom Remix)» которую она услышала на первом этаже в гостевом зале имела.
— Это конечно было необязательным — оторвавшись от губ Оксаны с трудом, выразила своё мнение девушка, облизывая так сексуально губы
— Я хочу быть для тебя обязательным — не отдала себе отчёт, Оксана обвила пальцами руку девушки, нежно всунул её указательный палец к себе в рот, начиная его со страстью обсасывать
— И ты будешь — уверяла шатенка извлекла медленно палец из-за рта Оксаны, девушка прошла по комнате, наклонилась выставив бёдра, подняла с пола золотистого оттенка туфли
— Я хочу сейчас — подошла Оксана к выставленной попке девушки обвила так приятно ладонями её упругие бёдра, прижимаясь к спине
— Ты кажется что-то говорила про танец — выпрямив спину, обернулась девушка, держа в руках туфли протянула их Оксане
— Я исполню его для тебя — улыбнулась Оксана отказываясь от туфель, когда девушка сама села перед ней на колени и начала надевать их ей на ноги — Зачем мне это?
— Я хочу чтобы всё было идеально
— И будет — сгибая ногу в колено, позволяя руками девушки обуть себе на ногу золотые туфли, уверяла Оксана — Я хочу чтобы наша с тобой ночь прошла идеальна
— Ночь с тобой проведёт хозяйка — мило улыбнулась шатенка, застёгивая застёжку туфель на провой ноге у Оксаны — Птичка в золотой клетке
— Птичка — улыбнулась Оксана, была под впечатлением будоражащей улыбки девушки, когда шатенка встала с колен перед ней, застегнув на её ногах туфли — Но мне нужна своя клетка тогда
— И у тебя она есть — встав у золотой клетки, девушка открыла дверь, поманив к себе так соблазнительно пальцем — Предлагая Оксане войти в неё
— Это для меня — подойдя к клетке, Оксана сексуальным изгибом согнула ногу в колено, наступая на неё — Мне это нравится
— Тогда войди в неё — предложила шатенка, протянув Оксане пальцы, помогла ей войти в клетку, после чего тут же закрыла за ней дверь

— Я твоя узница?
Спросила Оксана соблазнительно улыбаясь, находясь под действием расслабляющего наркотика, обвила пальцами клетку, так соблазнительно посмотрела на девушку, заточившей её туда.
— Я хочу быть твоей — убеждала Оксана начиная так порочно говорить, обвив пальцами решетку клетки, сгибая при этом ногу в колено, посмотрела на девушку возбуждённым взглядом
— А теперь порадуй танцем
Потребовала девушка, отойдя от клетки в которой была Оксана, девушка стояла в комнате, словно любуясь тем и сходила с ума от того, что заточила её туда.
— Я хочу горячий танец
— И я для тебя его исполню — уверяла Оксана, просунув пальцы через щели решетки смотрела на свою властительницу, которая радовалась её заточению
— Так покажи мне чего ты стоишь — требовательно попросила девушка, отойдя к закрытым дверям комнаты, обвив их дверную ручку, обернулась и с обольщением улыбки посмотрела на Оксану
Начиная так соблазнительно и медленно играть телом, Оксана обвила пальцами волосы, запрокинув голову, смотрела в потолок золотой клетки. Лаская обеими руками бёдра, посмотрев на них возбуждённым взглядом, Оксана была рада стать узницей, быть в заточении у своей властительницы. Извиваясь в клетке, терзая свою грудь, Оксана выражала образ строптивой, порочной заточённой в клетке дикарки в момент танца, её движения танца были такими резкими уверенными. Оставаясь одна, после того, как девушка вышла из комнаты, закрывая за собой дверь, она настойчиво выполняла её волю продолжала этот сексуальный танец с пристрастием извивалась своим телом находясь в заточение узкой, высокой золотой клетки.


Продолжая танцевать в закрытой клетке, Оксана страстно выражала формы своего тела, словно дикая кошка, играла бёдрами. Лаская ягодицы ладонями, после чего проводя обеими руками по бёдрами, Оксана сжала пальцами сочную выставленную грудь, находясь под сильным действием наркотика в её крови, смотрела на себя с искушенной страстью. Оксана чувствовала сильное сексуальное возбуждение, когда в момент эротического танца лакала своё тело, теряя рассудок от касания, обсасывала пальцы, сходила с ума от безрассудства. В комнате играла тихая возбуждающая музыка композиции «Luxx Daze — Sensation (Costa Mee Remix)», завораживая слух своим звучанием, помогая Оксане еще больше тонуть в порочном омуте сексуальных соблазнов.
Напротив в красном кресле сидела темноволосая женщина, положив ногу на ногу, Подольская была так же одета в черное короткое платье. Держа бокал в ладони, она с изумлением наблюдала за танцем Оксаны в клетке. Рядом на коленях перед хозяйкой сидела на полу шатенка, рука брюнетки была у неё на голове. Девушка хотела угодить своей хозяйки, когда смотрела на неё таким душевным жалким и тот же момент радушным взглядом. Взгляд Анны Валерьевны, не считая улыбки на лице этой брюнетки был холодным и бездушным, она словно не отражала никаких чувств. Темноволосая властительница словно радовалась власти, которую имела, когда сидела в кресле, наблюдая за танцем Оксаны в клетке, который она так старательно перед ней демонстрировала, хотела привлечь и заслужить доверие этой властительницы над своим телом.
— Выпусти её — кивнула головой Подольская обращаясь к девушке, когда она покорно сидела перед её креслом — После чего сходи проведай гостей в зале и скажи девочкам, чтобы наводили порядок
— Хорошо Анна Валерьевна
Девушка послушно встала с колен, посмотрев на хозяйку с каким-то страстным голодным выражением взгляда в тот же момент он отражал опаску и боязнь не угодить её прихотям.
— Что-нибудь еще? — поинтересовалась девушка, когда прошла по комнате от кресла до клетки в которой танцевала Оксана, медленно открыла дверь
— Нет — возразила, махнув вальяжно рукой, не выражая к этой девице никакого чувства уважения, поманила к себе пальцем Оксану — Подойди ко мне
Женщина выражала власть в своём взгляде, в глубину которого Оксана взглянула когда посмотрела на неё. Переступив клетку, наступая каблуками на пол, Оксана прикусывая краешек губы, сгорая от нетерпения близости любви, направилась к брюнетке. Обвив бёдра руками, Оксана выражая грудь, оглядывая своё тело, выражая покорность перед этой властительницей, медленно направилась к ней.
— Подойди сюда — указала Подольская на пол, показывая вольно пальцем к ногам — На колени
— Да конечно — послушно Оксана села на колени, её возбуждала власть над собой, она хотела отдать себя на растерзание любви её рукам
— Тебе придётся поработать тут на меня — обвила брюнетка ладонью грудь Оксаны, прижав её спину к своим ногам — Пару дней, пока я не решу, что с тобой делать
— Я сделаю всё что вы скажите — посмотрела Оксана на женщину ангельским послушным взглядом, желая подчиняться и принять участь любой уготованной ей роли
— Абсолютно всё? — поинтересовалась брюнетка, изумилась в улыбке, поставила полупустой бокал на рядом стоящий столик, коснулась пальцами подбородка Оксаны, направляя её взгляд на себя
— Только скажите
Произнесла Оксана нежным голосом, продолжая с пристрастием, выражая покорность смотреть в глаза темноволосой женщины, когда она сидя в кресле закинула одну ногу на его подлокотник.
— Чего вы от меня хотите
— Конечно — вцепившись в оставленный карабин ошейника на шее Оксаны, заявила Подольская искушенным взглядом продолжая смотреть ей в глаза — Сейчас ты сделаешь мне приятное
— Я это сделаю — послушно закивала головой, посмотрев, как темноволосая женщина раздвинула ноги перед лицом Оксаны, наклоняя её к себе
— Так сделай — изнывая желанием простонала Подольская, облокотившись на спинку, женщина запрокинула голову, позволив губам Оксаны жадно впиться к себе во влагалище
Стоя покорно на четвереньках, Оксана играя языком нежно играла языком с половыми губами женщины, когда она обвив одной рукой лицо, другой терзала себе грудь, оголяя её. Впиваясь губами в нежное лоно женщины, Оксана так старательно нежно оттягивала половые губы, потом вновь к ним присасываясь как присоска. Анна Валерьевна изнывала порочным стоном, женщина извивалась на кресле, испытывала сильное возбуждение от того, как Оксана обсасывала губами половые губы этой брюнетки. Оксана в этот момент чувствовала власть над этой женщиной, но всё же боялась к ней прикоснуться, ощущая от таких манипуляций ртом, лишь выделяемую секрецию влагалища. Обвив пальцами ногу Подольской, Оксана с пристрастием оттягивала губами ей влагалище, беспокоясь чтобы не причинить неудобства этой женщине.
— А-а-а-а….. — протянула это Подольская, запрокинув голову на спинку кресла, женщина извивалась в нём, от чего Оксана испугалась прекратив облизывать ей половые губы языком
Понимая, как сильно испытывала возбуждение Подольская, Оксана какое-то время смотрела на терзающую себя муками сексуального возбуждения, женщину, которая извивалась в кресле.
— М….. — изнывая кошкой, выразила своё мнение Анна Валерьевна в тот момент как Оксана стала нежно облизывать вновь половые губы брюнетки, играя с их нежной кожей, чувствовала как сочилась секреция, выделяемая с половых губ женщины — Это божественно
— Вам правда понравилось? — поинтересовалась Оксана, посмотрев на женщину, вызывающим волнение взглядом, когда всё еще находилась под действием наркотика
— Прошу — оставляя голову запрокинутой на спинке кресла, требовала Подольская изнывая стоном, когда была так предельно возбуждена от ловкости языка Оксаны
— Ладно
Стоя на четвереньках, ответила Оксана, мило улыбнувшись вновь впилась ртом в влагалище женщины, прислонив к их раскрытой от возбуждения поверхности, плоскость своего языка. В тот момент Оксана вновь овладела сознанием и телом брюнетки, когда так старательно прислонила язык к нежной мокрой коже влагалища, впиваясь в него губами. Обвив пальцами бёдра женщины, Оксана испытывая от этого экстаз, сходила с ума от того как тщательно вылизывала брюнетку.
— Ну как вам понравилось? — поинтересовалась Оксана, оторвавшись от половых губ женщины, когда она в стонах испытывала сильный оргазм, извиваясь дикой кошкой на кресле
— Ты еще спрашиваешь — улыбнулась Анна Валерьевна, когда коснулась пальцами подбородка Оксаны, направляя её взгляд на себя — Я теперь поняла, что ты лесбиянка
— Откуда такой вывод? — поинтересовалась Оксана, удивившись такому суждению
— Ты так искусно это сделала — улыбнулась подольская, опуская вновь ноги на пол, похлопала ладонью по подлокотнику кресла, принуждая Оксану сесть рядом — Так может лишь тот, кто уже это делала не единожды
— Я просто была рада угодить вам
Облизывая губы, Оксана встала с колен, продолжая напряжённо смотреть на женщину, медленно и очень осторожно подошла к креслу, при этом улыбаясь распущенной улыбкой.
— И мне самой если честно понравилось — присела Оксана на подлокотник кресла, когда сразу брюнетка обвила ей талию рукой, вынуждая упасть к себе на колени
— Я хочу чтобы ты взяла Настю обратно в больницу — держа Оксану у себя на руках, заявила темноволосая женщина, когда она сходила с ума обсасывала пальцы — И уладила тот скандал, который она с тобой так неудачно сделала, я её уже отчитала за это
— Я бы хотела
Располагаясь на коленях женщины, кусая губу, Оксана не могла вести себя разумно, словно пребывала в экстазе, принуждённой эйфории, сходила с ума от безумства наркотика в её крови.
— Побывать в том месте где заразилась Ершова
Изнывая стоном, высказывалась Оксана, когда лежала на ногах у женщины, а она так нежно и приятно пальцем трогала ей лобок, лаская половые губы.
— Обещаю, если диагноз черной оспа подтвердиться, я не разрешу подавать огласку в прессу
— А ты так можешь? — подняла она Оксану, сидя в кресле и посадила на подлокотник рядом с собой, при этом так приятно коснулась пальцами её спины провела коготками вдоль позвоночника
— Анна Валерьевна
Вошла в комнату шатенка, выражая в глазах встревоженный взгляд, заметила, как Оксана пользовалась популярностью её хозяйки, теша себя нежности рук темноволосой женщины.
— Там Абрамов и он очень жаждет с вами поговорить
— Абрамов? — улыбнулась Подольская, лаская спину Оксану пальцами — Девочка моя
Шлёпнув Оксану по попке, женщина встала с кресла, подошла к ней и коснулась пальцами её подбородка, направляя её искушенный страстный похотью взгляд на себя.
— Сейчас тебя тут оденут — распорядилась Подольская, после чего перешла пальцами с подбородка Оксаны к ней на грудь — И я хочу чтобы ты убрала гостиную
— Мне сказать ему что вы сейчас скора спуститесь? — поинтересовалась шатенка, наблюдая за этими нежностями, девушка сочла себя неуместной, стесняясь даже посмотреть на свою хозяйку
— Нет!
Возразила Подольская подошла от Оксаны, она шикарно играя бёдрами, темноволосая женщина прошла по комнате к выходу, когда в проходе открытых дверей, стояла шатенка.
— Подготовь её — отдавая распоряжение, подошла Подольская к этой девушки, когда она уже была в черное ажурное платье — И я хочу чтобы она убралась в гостиной, когда гости уйдут
— Хорошо Анна Валерьевна
Опуская послушно взгляд в пол и скрестив вместе руки, шатенка отошла в сторону, позволяя хозяйки выйти из комнаты, после чего закрыла дверь за темноволосой женщиной.
— Как быстро спустилась ты с небес
Поднимая ревностный взгляд глаз, говорила шепотом шатенка, подобно змее которую ранили непростительной обидой, что Оксана получила ласку и уважение хозяйки этого дома.
— А теперь тебе придётся драить этот дом
— Так же как и я хочу отдраить и тебя
— Как умно — изумилась в улыбке шатенка, направляясь по комнате к креслу с подлокотника встала Оксана — Тебя она отдаст какому-то мужику, в угоду ей, а ты будешь и этому рада
— Я просто хочу быть желанной — высказывалась Оксана не переставая улыбаться, сходила с ума, когда наркотик вызывал в голове череду порочных извращённых мыслей
— Будешь
Подошла девушка к Оксане, словно давая почувствовать, как пахнет от себя безудержной сильной композиции парфюма «Lancôme Trésor». Душистое ягодное великолепие щедро припорошено интригующим розовым сердцем, чтобы смениться изысканной цветочной сладостью. Медовый жасмин, сладкий пион и великолепная роза красиво играют томными гранями, приобретая томную глубину и завораживающую элегантность в ванильных объятьях с пикантными вкраплениями пачули. Дополнение к этому вкусу служила роза, цветущая в полночь, чувственные и прекрасные. Композиция аромата звучит малиновыми аккордами, которым вторит сочная черная смородина.
— Для того желанной — утверждала девушка, как будто хвасталась, как от неё пахло, коснулась пальцами подбородка Оксаны, нежно процарапала кожу коготком, после чего направляясь к гардеробному шкафу в комнате — Для кого скажет Анна Валерьевна
— И для кого же она скажет? — поинтересовалась Оксана подойдя к девушке не удержалась и коснулась ладоней выставленных бёдер шатенки, когда она открыла дверь купе
— Ты что делаешь? — возмутилась она, обернувшись, посмотрела, на то, как Оксана обвила руками талию этой незнакомки, прижимаясь к ней, сходила с ума от будоражащей композиции парфюма
— Я хочу тебя — прикусывая губами мочку уха шатенки, так приятно и нежно прошептала Оксана, сходила с ума от возбуждения, обуздавшей разум, эйфории наркотического вещества от вчерашней выпитой смеси — Прямо здесь
— С ума сошла? — состроив пафосно губки, сняла девушка со штанги гардероба вешалку с черным ажурным платьем
— Но почему ты сопротивляешься — настойчиво начала приставать Оксана не отдавая отчёт о своих действиях, трогала жадно руками платье девушки, сочные выраженные формы её так манили
— Дура! — вскрикнула она после чего ударила Оксану по лицу пощёчиной, так сильно что она упала на пол — Не смей ко мне прикасаться
— Я ведь хотела — приложив ладонь к щеке, Оксана чувствуя обиду, приподнялась с пола, подогнула ноги к себе, посмотрела с улыбкой на свою обидчицу — Подарить тебе нежность
— Мне не нужна нежность — ответила недовольно девушка держа в руках вешалку с весьма откровенным черным платьем — Тем более от тебя
— А мне её так не хватает
Чувствовала Оксана, как в ней бурлила страсть, как хотелось уже любой нежности, прикосновений грубых к телу, как хотела оказаться в объятиях, что не могла совладать со своими желаниями.
— Но как ты этого не понимаешь?
— Одевайся
Подошла девушка с платье в руках, когда вешалку держала за крючок, протянула другую руку, помочь Оксане встать, когда она прижала ладонь к щеке, по которой пришёлся удар пощечины.
— Гостиная сама себя не уберёт
— Ты заставляешь меня работать? — нахмурила Оксана губки, была возмущена таким предложением, но действие наркотика в её крови, заставляло улыбаться и вести себя неадекватно
— А ты что думала — убрала руку, удивлённо посмотрела шатенка на Оксану, когда она тешила себя нежностью кусала нервно губу, сидела на полу никак не могла прийти в себя из-за сильного возбуждённого состояния — Будешь постоянно почивать на лаврах у хозяйки на ногах?
— Сразу видно — нахмурив губки, делилась мнением Оксана, подогнув под себя ноги, положила руки на колени — В тебе говорит завистница
— Просто одень это чертово платье — содрала буквально платье с вешалки, шатенка словно стыдилась неадекватного поведения Оксаны
— И не нужно было так кричать — возмутившись крику девушки, Оксана с трудом встала с колен, направляясь по комнате к кровати, на постель которой, девушка кинула платье
— Тебе нужно работать
— Мне работать? — мило улыбнулась Оксана, играя бёдрами, находясь в состоянии эйфории, прошли по комнате, направляясь к кровати хозяйки — Ты ничего не путаешь?
— Одевай платье — потребовала девушка, оставаясь стоять посреди комнаты, коснулась пальцами решетки клетки, дверь которой оставалась открытой — И иди выполняй обязанности прислуги
— Милая моя
Обернулась Оксана прислонив платье к груди, посмотрела на девушку, расплываясь в довольстве улыбки, которую не могла убрать с лица, весь организм словно разрывало чувство эйфории.
— Я не буду никогда работать тут прислугой
— Ты еще не поняла! — прошипела, подобием гадюки девушка, возмутившись до придела неадекватным состоянием Оксаны, когда она её так изрядно стала раздражать — Тебе говорят, а ты исполняешь и при этом с улыбкой
— Какой колкий у тебя язычок — рассмеялась Оксана, надевая на себя с трудом платье, не понимала, что как и для чего — Его бы знаешь где применить
— Ты сумасшедшая — подошла обиженная девушка к Оксане и легкостью пощечины ударила ей по лицу ладонью, помогая надеть на обнаженное тело платье, шатенка уже была готова сорваться
— Осторожнее — рассмеялась Оксана, когда девушка в порыв ненависти, стоя у неё за спиной так резво, рывками надевала на её платье, расправляя его ткань на бёдрах
— Сидит на тебе конечно — прислонив палец к губам, смутилась шатенка, как шикарно это платье выражало формы тела Оксаны — Но тебе ведь убираться в нём в гостиной
— Я тебе что служанка? — взглядом полной эйфории Оксана оглянулась и посмотрела через плечо на девушку, которая у неё стояла за спиной
— Ты будешь делать то — шлепнула шатенка ладонью Оксану по бёдрам, с такой силой что она взвизгнула, уверенно держа при этом ладонь у неё на ягодицах — Что тебе тут скажут
«От неё так приятно пахнет, её запах такой тонкий и чувствительный я бы так и овладела бы ей, стала бы для неё развратной грязной сукой», мечтала Оксана, ощущая, когда находилась в объятиях этой шатенки, как гармонично и вкусно пахло от тела девушки.
— Как жаль — мило улыбнулась Оксана, прикусывая краешек губы, вышла из объятий девушки, выражая перед ней необузданность — Что это будешь не ты
— Тебе нужны другие туфли — смотрела девушка как вольно себя вела Оксана, когда прошла рядом с шатенкой — И резинку на волосы
— А тебе нужно меня просто поцеловать — чувствовала Оксана как возбуждалась, находясь в комнате с такой девушкой — И я всё сделаю сама
— У Анны Валерьевны строгие правила — рассказывала кашемировая девушка, в тот момент когда Оксана играя телом поднимая руку вверх, согнув одну ногу, другую оставила выпрямленную, выражая бёдра, жестикулировала свободу своего разума и чувства — Да успокойся ты!
— Я не могу — утверждала обернувшись, Оксана состроила губки трубочкой, но настырная шатенка, подошла к ней с раздражённым видом, схватила за запястье и подвела её к парфюмерному комоду, с украшениями хозяйки — Ты с ума сошла, нельзя же так со мной
Возмутилась Оксана поведению этой девушки, как грубо она позволяла себе обращаться с ней, совсем не учитывая то чувство эйфории, что она переживала от клубного наркотика.
— Я богиня — утверждала Оксана посмотрев пафосным взглядом на обидчицу, рядом с которой у парфюмерного комода хозяйки
— Ты рабыня — схватила девушка Оксану за волосы, сделав из распущенной вольной прически хвостик, она скрепила его объём белой резинкой в горошек — И будешь делать то что тебе скажут
— Как хорошо — утверждала Оксана, выставив указательный палец к верху в согнутой в локоть руки — Что это будешь не ты…..
Удивилась Оксана посмотрев на свою шею, как шатенка примерила ей колье, выразительно красивое ожерелье из белого жемчуга было действительно шикарным украшением.
— Вот это красота — высказала Оксана собственное мнение, прикоснулась пальцами к жемчужному крашению на шее, посмотрев на него удивлённо — Это мне
— Анна Валерьевна любит, чтобы её работницы выглядели шикарно
Утверждала девушка, закрепив ожерелье на шее у Оксаны, отошла от неё, направляясь к полке с обовью, шатенка выражала в каждом шаге, красивые формы сочных бёдер.
— Только туфли тебе дадут черные
— Мне так нравится когда ты такая дикая
Направилась Оксана следом за девушкой, была впечатлена формами её бёдер, когда они так красиво прорисовывали себя через ткань надетого на шатенки черного короткого платья.
— Я прям вся горю…..
— Послушай — возразила шатенка, не давая рукам Оксаны к себе прикоснуться, выставила палец так, что коснулась подушечкой пылких страждущих по поцелую её губ — Не смей меня трогать!
«Какие мы строгие, но это почему-то меня заводит», ощущая палец на своих губах, смотрела Оксана в карие глаза этой хищницы, словно сходила с ума от такой близости, ощущая, как прекрасно пахнут её духи, каждая нота которых искушала и развращала рассудок.
— Это было последнее предупреждение, учти! — пригрозила она кокетливо пальцем перед носом Оксаны — Я не лесбиянка!
— Но ведь перед своей хозяйкой ноги раздвигаешь
Высказывала предположение Оксана, наблюдая, как шатенка прошла мимо неё, вручив ей в руки туфли, посмотрела, как девушка, выразила отвращение на физиономии своего лица.
— Или она перед тобой ноги раздвигает?
Спросила Оксана, не услышав для себя должного ответила, ей больше показалось, что эта девица стыдилась даже начала или скорее даже подобия этого разговора, уклоняясь от темы.
— В любом случае
Делилась мнением Оксана, замечая, как шатенка, демонстрируя волнение, подошла к комоду, взяв с него флакон духов начала рассматривать, словно никогда его не видела.
— Даже я заметила, что между вами что-то весьма тесное происходит
— Даже если это так — обернулась девушка, посмотрела, как Оксана сама стояла с туфлями в руках и не могла понять, для чего ей их дали — Это не твоё дело
— Но есть ведь что-то?
— Одевай, туфли! — нервничала шатенка, прикусывая губу, посмотрела на Оксану, когда она не могла понять, что к чему и что от неё эта девица хочет — Ты что еще под кайфом?
— Мне просто безумно нравится, как ты злишься
— Ты можешь туфли надеть?
Поинтересовалась шатенка, когда подошла к Оксане, в тот момент она нагнулась, поставила туфли на пол, пыталась расстегнуть застёжку золотых туфель, но не могла сообразить, как это сделать.
— Господи, я, что как с маленьким ребёнком, должна с тобой что ли?
— Как со своей любимой кисой — хотела Оксана, стоя на согнутых ногах, наклонившись, поцеловать девушку, но она уклонилась, не давая себя поцеловать — Но я так тебя хочу…..
— Нет! — возразила, прислонив палец к губам Оксаны, девушка была не согласна на такой поцелуй, пока другой рукой расстегивала ремешки туфель, обутых на её ногах — Меня ты не интересуешь
— Зато ты меня интересуешь — не удержалась Оксана на ногах, убрала палец девушки от своих губ, после чего повалилась с шатенкой на пол — Ай….. — взвизгнула она ударившись больным коленом о пол в комнате
— Господи не хватало, чтобы ты тут покалечилась, что я скажу тогда Анне Валерьевне
Испугалась девушка, помогая Оксане подняться и сесть на пол, посмотрела на синяк на её коленке, чем была сильно встревожена, выражая на лице волнение.
— Почему-то она за тебя переживает
— Ясно понятно почему — рассмеялась Оксана, словно не чувствуя боли в колене, смеялась так озорным смехом, прикрыла пальчиками губы
— Дура какая-то — высказала шатенка своё мнение, посмотрев недовольно на то, как неестественно смеялась Оксана без объяснения причины, сняла с её ног золотистые туфли
— Что? — возмутилась Оксана, посмотрев на свою обидчицу недовольным взглядом — Я, по-твоему, дура? — наблюдала за тем, как шатенка старательно обувала на её ноги туфли
— Возможно, не стоило было Анне Валерьевне давать вчера тот флакон пить
— Возможно
Вставая с пола, Оксана была уже в черных туфлях, беглым взглядом посмотрела на ошарашенную девушку, которая продолжала сидеть на полу, прежде чем направиться к выходу.
— Не стоило тебе раскрывать свой рот
— Что ты сказала! — вскочила с пола девушка и направилась ускоренным шагом к Оксане, догнав её схватила за руку и прижала спиной к дверям, шатенка смотрела на неё так злостно, что была готова разорвать на ней платье — Я твой знаешь, сейчас как закрою
— Своей грудью? — поинтересовалась Оксана, когда хотела поцеловать девушку, взамен того, как она почти обнажила ей грудь, опустив лямку платья
— Убила бы — замахнулась девушка, выставив когти как кошка, но сдержалась из-за всех сил, чтобы не ударить Оксану пощечиной по лицу
— В постели? — спросила Оксана, желая вновь поцеловать эту знойную девицу, парфюм от тела которой, так и манил прикоснуться к её горячей плоти
— Извращенка — открыла она, створу двери, позволяя Оксане выйти первой, сопровождая её напряжённым взглядом — Даже не знаю, как ты там будешь убираться в таком состоянии
— А что со мной собственно не так?
Удивилась Оксана, встав в проходе открытой двери в комнате, выразительно раскрыла лазурные голубые глаза, в которых отражались искорки обуздавшей разум эйфории наркотика.
— Я кажусь себе вполне нормальной — развела согнутыми руками Оксана в стороны, после чего вышла из комнаты, оставляя на себе так же платье, лямка которого была спущена
— Вот именно, что не вполне — недовольно высказалась девушка, когда вышла из комнаты в коридор следом за Оксаной, закрывая за собой дверь
— Какой красивый дом — дотронулась Оксана до багровых стен в коридоре, когда направлялась по нему, чувствовала запах горевших в подсвечниках свеч
— Ты же провела тут ночь — улыбнулась шатенка, наблюдая за реакцией Оксаны, когда она вела себя, словно как впервые проходит этот коридор
— Но мне казалось всё таким другим
Прислонив пальцы к губам, Оксана другой рукой дотронулась рамки картины, на которой была изображена обнаженная темноволосая женщина, тело которой украшали кожаные ремни.
— Какие красивые картины
— Анна Валерьевна любит искусство
С равнодушным видом, шатенка, прошла за спиной у Оксаны, посмотрев на её любопытство и то, как она трогала полотно картины, что было покрыто масляными красками.
— Она тратит такие огромные деньги на своих девушек и художников, исполняющих подобное
— Я бы тоже позировала
Высказала своё предпочтение Оксана, была польщена тонкой эротической работой художника и холста, на котором было изображение, пошло характера, вызывающее у неё чувства возбуждения.
— Для такого художника — посмотрела Оксана на хорошо показанные кистью детали мастера, была впечатлена его оттенками прекрасно отраженными тонами света и тени на коже натурщицы
— В самом деле? — обернулась шатенка, так удивлённо посмотрела на Оксану, остановившись в коридоре, положила ладонь на выставленные бёдра
— А почему нет?
Развела руками, улыбнулась Оксана, направляясь следом по коридору, вдохнула запах роз, который пропитал атмосферу в этом помещении своим искушающим оттенком от свеч.
— Почему всяким курицам достаётся подобное творчество
— Тоже значит, мечтаешь, стать натурщицей? — мило подчеркнула улыбкой довольство на лице девушка, когда Оксана к ней подошла
— Мечтаю — прошептала Оксана, от всех этих запахов, когда подошла к девушке, чувствовала, как от неё пахнет шикарной смесью парфюмерной коллекции
— Это дорогое удовольствие — не сводила улыбку с лица, девушка словно изучала взгляд Оксаны, когда она стояла перед ней — Тебе придётся быть очень хорошей девочкой, чтобы Анна Валерьевна, выбрала тебя в натурщицы для её художника
— Я буду единственной блондинкой на её картинах? — поинтересовалась Оксана, словно светилась от счастья, мечтая стать обнажённой натурщицей для такого мастера
— Странно — ухмыльнулась шатенка, посмотрев на Оксану сомнительно — Я раньше не придавала этому значению, почему все девушки на её картинах имеют только идеально черный цвет волос
— Только я на это обратила внимание? — поинтересовалась Оксана, когда прошла по коридору, между закрытыми дверьми комнат, вошла следом на балкон второго этажа гостиной
— Уверяю господин Абрамов
Услышала Оксана голос Подольской, как только подошла к ограждению на втором этаже у которого стояла шатенка, положив ладони на мощные перила дуба.
— Мы найдём вашу спутницу
— Буду очень признателен вам Анна Валерьевна — рассказывал мужчина, в котором Оксана сразу же узнала Владимира, мужчина сидел в кресле, напротив камина в котором горел очаг — Хотелось бы чтобы вы, как можно скорее решили этот вопрос
— Это важный гость хозяйки — предупредила шатенка, обернувшись, коснулась губ Оксаны, когда она хотела поцеловать девушку, но в ответ девушка прислонила палец к её губам
— И что мне с ним делать? — поинтересовалась Оксана, прежде чем начала обсасывать палец девушки, который она тут же вынула из её рта, смутившись подобному
— Он тут кого-то кажется потерял — рассуждала девушка, проследовала к ступенькам лестницы, что вела на первый этаж огромного зала — И я хочу, чтобы пока он не нашёл того, кого тут так ищет, ты служила ему всем тем, чем он тебя попросит
— Я попробую поискать вашу спутницу — было слышно, как оправдывала Подольская, женщина, словно не могла себе позволить грубость в отношении этого мужчины — Тут столько много гостей с прошлой ночи осталось, может они что-нибудь знают
— Вероника — обернулась брюнетка, услышав шаги своей покорной шатенки — Предоставь нашу работницу господину Абрамову, пусть она выполнит все то, что он ей скажет
— Мне не интересны ваши услуги Анна Валерьевна — возразил Владимир, когда сидел в кресле спинкой к ступенькам, по которым вниз следом за шатенкой, спускалась Оксана — Мне нужно….
— Дорогая
Мило улыбнулась Подольская, когда Оксана спустилась на первый этаж, направляясь следом за девушкой к двум креслам, где хозяйка разговаривала с мужчиной.
— Представь нашу работницу господину Абрамову
— Подождите-ка — возразил Владимир, как только Оксана прошла мимо кресла, в котором он сидел, после чего мужчина так внимательно на неё посмотрел
— А что такого — безразлично развела руками Подольская — Она работает на меня и моя работница
— Она не может на тебя работать? — утверждал Владимир, в тот момент, как Оксана отошла к стульям у окна — Это Оксана и я её ищу
— Как жаль, что она работает теперь на меня — ухмыльнулась Подольская, когда посмотрела, как Оксана облокотилась на подлокотник стула с ручками, обсасывая при этом пальцы
— Ты не поняла
Возразил Владимир, посмотрел на Оксану, когда она сгорая от сильного возбуждения опираясь на подлокотник стула бёдрами, не переставала обсасывать пальцы находясь в состоянии эйфории.
— Оксана моя спутница — сомнительно отнёсся мужчина, как неестественно себя вела Оксана, она словно пребывала в прострации, когда всё происходящее для неё не было важно — Ты, что дала ей наркотик?
— Наркотик? — сделала вид, как будто ничего не понимала, Подольская состроила задумчивый взгляд — Не понимаю о чём ты Владимир
— Оксана что с тобой? — поинтересовался взволнованно мужчина, посмотрев на Оксану в её пустой взгляд, когда она словно пребывала в прострации
— Я так тебя хочу — облизывая так смачно губы языком, выразила Оксана страстью голосом, стараясь раскрыть шире декольте платья, чувствовала сильное сексуальное влечение к самцу
— Анна! — посмотрел мужчина с упрёком на Подольскую — Ты, что её накачала своим клубным наркотиком?
— Я просто хотела её подогреть
— Для кого? — возмутился Владимир, когда смотрел на Оксану и то, как она прислонила пальцы к губам, сходила с ума от безумства в её голове
— Для тебя — уверяла женщина, оставаясь сидеть в кресле, посмотрела на Оксану — Девочка моя
Обратилась Подольская к Оксане так внимательно на неё посмотрела стараясь игнорировать напряжённый взгляд мужчины, когда он сидел в кресле рядом у камина в гостиной.
— Налей нам с Владимиром по бокальчику
— Оксана спасла мою дочь! — возразила Владимир, посмотрев недовольно на темноволосую женщину — И как ты смеешь глядя мне в глаза ей что-то приказывать, она моя спутница
— Она моя работница! — утверждала Подольская, состроив обиженную гримасу на лице, всё же боялась возразить этому мужчине
— Больше нет! — возразил Владимир, оспаривая права этой женщины — Я забираю Оксану с собой
— Но ты…… — отчаянно вздохнула Подольская но, похоже, было видно, как под давлением эта женщина уступила напряжённому взгляду мужчины
— Прошу принеси вещи Оксаны
Распорядился мужчина, обращаясь к шатенке, когда девушка стояла у больших раздвинутых от штор окон, дневной свет от которых так ярко проникал в это помещение.
— Мы уезжаем!
— У нас ведь с твоей Оксаной договорённость
— Она не будет на тебя работать! — заявил Владимир таким голосом, чтобы Подольская даже не смогла возразить после такого твёрдого заявления
— Анна Валерьевна — обратилась девушка, которая стояла у окна, посмотрела растерянно на свою хозяйку — Мне принести вещи для…….
— Да конечно будь так добра — недовольно выразилась Подольская, даже не могла смотреть на мужчину, который для неё казался авторитетом — Мне же нельзя иметь собственное мнение и всё должна делать, как скажет господин Абрамов
— Оксана моя спутница — заявила Владимир, суровым взглядом посмотрел на женщину в кресле, которая явно была опечалена потерей — И ты Анна должна к ней относиться с должным уважением
— Я и так относилась к ней с уважением правда ведь Оксана? — поинтересовалась Подольская, посмотрев на Оксану, когда она продолжала стоять у стояла, облокотившись на его подлокотник
— Я ведь тут как королева! — заявила Оксана, расплываясь в улыбке довольства, отошла от стула, обвила ладонями бёдра, когда за её спиной прошла шатенка, направляясь по большому залу
— Я отвезу тебя в больницу — вставая с кресла, мужчина посмотрел на Оксану, когда она прошла по большому помещению на полу, у которого было разбросано женские вещи, оставленные бокал, содержимое которое вылилось на пол — Марина Миронова должна тебе там помочь
— О…. нет-нет — возразила Оксана, не давая себя обнять, выставила руки в знак протеста, помотала головой, скорчив гримасу — Миронова не должна меня такой видеть — на время приобрела ясность ума, как только услышала знакомую фамилию
— Как бы там не было — утверждал Владимир, подойдя к Оксане, он нежно обвил рукой её талию, выражая своим плечом ей поддержку и опору — Ты должна быть в больнице
— Но почему?
Жалостно Оксана нахмурила губки посмотрела отчаянно на своего покровителя, прижимаясь к которому, ощутила как от его делового костюма пахло «Hugo Boss». В качестве ядра аромата, выступили запахи специй и травянистые запахи. Это гвоздика, шалфей и герань — классические запахи для мужского аромата. Встречает же, Boss Hugo запахами цитрусовых, мяты, лаванды и яблока. Эти свежие, бесподобно искристые ноты, придают ему особой силы звучания.
— Господи какой у тебя красивый парфюм — прижавшись к пиджаку мужчины, Оксана вдохнула такой насыщенный гармоничный запах мужской парфюмерии — Я блядь прям млею
— Оксана! — упрекнул Владимир, смутился за сквернословие Оксаны перед темноволосой женщиной, которая услышав подобное, сделала такую реакцию, словно ножом по ушам
— Я так по тебе скучала Владимир
Не придавая значения их бурной реакции, Оксана прижималась к телу этого мужчины, видя в нём своего покровителя, когда сама находилась в состоянии эйфории.
— Где ты был и почему ты меня бросил вчера одну?
— Мне нужно отлучиться по одному делу — посмотрел мужчина на Оксану с улыбкой, когда она как кошка, совершенно не управляя собой, липла к нему — Как твоё колено?
— Болит
Выражая жалость во взгляде, взглянула на мужчину так, как будто ждала от него нежности, Оксана прижалась к нему, положив руки к нему на плечи, вдохнула дурманящий запах его одеколона.
— Но лишь с тобой рядом — делилась впечатлением Оксана, раскрывая глаза полные кайфа, посмотрела на мужчину, когда высказывалась рядом с его губами — Я забываю про эту боль
— Оксана успокойся ты под кайфом
Утверждал Владимир, обвив плечи Оксаны, отодвинул её от себя, внимательно мужчина посмотрел в её глаза и не мог объяснить причину её неестественной улыбки, которую она не могла свести с лица.
— Тебе нужно прийти в себя
— Пожалуйста только не к Мироновой
Уверяла Оксана когда отошла от мужчины, посмотрела на женские оставленные украшения по всему полу в гостиной. На полу так же были разлитые бокалы и тело пьяной шатенки, которая еще не проснулась, после бурной сексуальной ночи.
— Господи вот это она вчера развлеклась
— Ты я вижу тоже
Обошёл тело шатенки, возмущённо говорил мужчина, проследовав за Оксаной, когда она отошла к окну, на подоконнике которого стоял оставленный женский бокал шампанского на стекле у которого сохранился отпечаток губной женской помады.
— Но Оксана наркотики — упрекнул Владимир, словно был крайне разочарован, когда такое говорил Оксане, обвив нежно талию, встал у неё за спиной, дышал так, что каждый его вздох продирал и возбуждал будоражащим тактом ритма — Тебе самой это не противно?
— Я искала тебя вчера — обернулась Оксана, резко сменила настроение, обвила шею мужчины, впала к нему в объятия — Но ты куда-то пропал
— Мне нужно было уладить кое-какое тут дело с компаньоном по бизнесу
— Ты бизнесмен?
Удивилась Оксана, так выразительно посмотрела в его глаза, близость с этим мужчиной так сильно затрагивала её разум, что она сходила с ума. Чувствуя его крепкие объятия, тяжелое дыхание, словно как у льва, именно такой самец и был нужен для Оксаны, над властью телом, когда она отдалась бы ему в постели для любви. Руки это мужчины так убедительно обвили талию Оксаны, когда она смотрела в его глаза, желая раствориться собой в его объятиях. Парфюм этого кавалера, словно каждой нежно раскрывающейся нотой завораживал сознание Оксаны.
— Никогда бы не подумала
Мило Оксана мужчине, когда стоя рядом с окном с ним в объятиях, чувствуя дыхание от его губ, отдала всю себя на власть его рук, ожидая от него решительных действий.
— Ты всегда мне казался таким — смутилась Оксана от того, как напряжённо мужчина ответил ей сильный уверенный взглядом, от чего она тут же находясь в состоянии эйфории, не устояла и спрятала от него свой отчаянный взгляд — Романтичным и страстным
— Романтичным и страстным? — поинтересовался Владимир переспросил, словно рассмеялся над Оксаной, как она его обрисовала для себя
— Ну а почему нет — не могла Оксана свести улыбку с лица, когда мужчина освободил её из своих объятий, она вольной походкой просто прошла мимо
— Вы уже разобрались в своих отношениях?
Поинтересовалась недовольным голосом Подольская, когда наблюдала за телячьими нежностями между Оксаной и мужчиной, к которому она питала такие сильные чувства.
— Забирай — посмотрела на мгновение темноволосая женщина с презрением на Оксану, после чего спрятала взгляд, заметив, как мужчина ответил ей таким же взглядом недовольства — Свою путницу Владимир и уезжайте
— Вот ваши вещи — направляясь по залу, шатенка, держала в руке, согнув её в локоть, белый халат Оксаны, а в руке другой пару белых туфель, которые дала ей Миронова
— Вероника
Обратилась Подольская так, как будто бы её мучало похмелье, поманила к себе девушку указательным пальцем, когда она послушно передала в руки Владимира вещи Оксаны.
— Похоже, тебе придётся найти мне девочку, которая уберёт вот этот весь
Показала темноволосая женщина на обнаженную девушку, которая спала на полу рядом с диваном, а её сексуальные украшения были разбросаны по полу вместе с опрокинутым бокалом.
— Ну ты в общем поняла
— Я поняла Анна Валерьевна — опустив покорно голову, шатенка бросила недовольный взгляд в сторону Оксаны, что-то себе пробурчала под нос — Разрешите идти?
— Иди уже с глаз долой — махнула рукой пьяная хозяйка пытаясь подняться с кресла, посмотрела как Владимир аккуратно надевал на Оксану халат, поверх, одетого на ней черного платья
— Ты у меня такой нежный — обернулась Оксана лицом к мужчине в тот момент, когда халат был уже на неё, пальцами коснулась щетины кавалера на подбородке, посмотрела ему в глаза
— Оксана, зачем ты приняла наркотик?
— Это я ей его дала — утверждала Подольская, рассказывая, поднимаясь с кресла, женщина была уже пьяная после выпитых нескольких бокалов коньячного напитка — Хотя до этого по ней было видно, что налакалась она в баре и довольно изрядно нечто похожего
— И как это понимать? — строго посмотрел Владимир на Оксану, когда она хотела спрятать от него радостный взгляд, мужчина коснулся её подбородка, вынуждая смотреть на него
— А зачем тебе что-то понимать? — расплываясь в улыбке, Оксана посмотрела на мужчину и состроив губки бантиком желала его целовать, но мужчина отклонил этот поцелуй, отошёл от неё
— Я не буду пользоваться тобой, пока ты в таком состоянии
— Ты ведь сам хотел, чтобы я была для тебя подогрета — стараясь отразить обиду, но Оксана была в таком счастливом состоянии, что даже отчаяние, отразила улыбкой на лице с грустью
— Но не под наркотическим опьянением — подошёл Владимир к креслу на спинке, у которого оставил чёрное пальто — Я не знаю, что ты будешь говорить Мироновой в больнице
— Нет, у меня желания говорить с Мироновой — посмотрела Оксана на пол пустым взглядом, вновь прислонила пальцы к губам, не могла отринуть чувства возбуждения, терзающие её разум
— Это моя вина — выражая отчаяние на лице, мужчина смотрел на неконтролируемое довольство Оксаны, когда взял своё пальто с подлокотника кресла и направился к ней по гостиной
— О чём ты? — поинтересовалась Оксана, когда подошла к окнам, не могла застегнуть пуговицы на халате, от сильной эйфории в своём сознании, она не понимала, что, как и для чего
— Я должен быть тут с тобой везде — сел на колени перед Оксаной, мужчина помогал ей поменять туфли обратно на белые, в которых она пришла в это заведение
— Ну, судя по всему
Посмотрела Оксана на площадь перед домом, как там стояли всё еще дорогие машины и на пару стоявшую у покрытой снегом машины, заметила, как одна женщина влепила мужчине пощечину.
— Я и так неплохо провела время
— Этого бы не случилось, будь я рядом
— Будь ты рядом — повернулась Оксана к мужчине, как только он подошёл к ней и одел ей на плечи черное пальто — У нас бы с тобой был секс
— Ну, возможно я этого и не отрицаю
Говорил Владимир, когда к нему подошла Оксана и вновь коснулась пальцами щетины на лице мужчины, так желанно посмотрела в его глаза, когда сама раскрыла голубой лазурный взгляд.
— Ну, тогда хотя бы ты не приняла этот наркотик
— А я не вижу в этом ничего такого
— Оксана эта клубная дрянь, что Подольская тут даёт все девушкам, а потом якобы пока они в состоянии эйфории заставляет их работать на себя
— У неё тут такие женщины — веселым от довольства голосом, Оксана прижалась к груди мужчины, вдыхая этот соблазнительный одеколон, которым так соблазнительно пахло от его тела
— Ладно, послушай
Говорил мужчина, когда Оксана обвила его руку и не отлипала от его тела, направляясь по гостиной к ступенькам лестницы, совсем не чувствовала боли в больном колене.
— Мне нужно на приём к Леоновой Марьи…..
— К Машке что ли? — рассмеялась Оксана, поднимая взгляд вверх, посмотрела на мужчину, пока они с ним направлялись по гостиной к выходу — Пришёл бы ко мне лучше на приём
— Я не знал, что ты работаешь там — уверял Владимир спокойным понимающим голосом, посмотрел на Оксану, как она сходила с ума от радости
— Но вот теперь ты знаешь — прислонила Оксана палец к губам, расплываясь в улыбке, прошла с мужчиной, держась за его руку, направляясь к ступенькам лестницы, что вели к выходу
— Оксана стой, подожди — пьяным голосом, словно в полумраке, обратилась Подольская, отвлекая своим хмурым акцентом, внимание Оксаны на себя
— Похоже, моя госпожа что-то хочет мне сказать — обернулась Оксана, рассмеявшись, отпустила мужчину, но Владимир, вовремя схватил её за руку, не позволяя отойти от себя
— Нет! — возразил мужчина, уверенно держал Оксану за руку, не позволяя отойти от себя — Я отвезу тебя обратно в больницу, заберу пальто и уеду, пусть исполняющей обязанности заведующей сама с тобой там разбирается, как и чем хочет!
— Но ведь…. — показывая пальцем другой руки, Оксана, притворяясь застенчивой, посмотрела на темноволосую женщину, которая направлялась в их сторону
— Я просто хотела сказать
Высказывалась Подольская, когда догнала Оксану у ступенек лестницы, что вели к тамбуру больших двустворчатых дверей. Небольшое помещение, украшенное панельными лиловыми стенами, с гардеробным шкафом и уютными светильниками, что светили романтическим фиолетовым свечением. От меховых шуб, гардеробного шкафа так приятно пахло разными оттенками женской парфюмерии, чувствительные и возбуждающие запахи, искушали Оксану.
— Что тебе девочки внесли в список мой номер телефона и как ты соберёшься туда поехать, обязательно позвони мне
— Я как раз только что собиралась это сделать? — нащупав телефон в кармане белого халата, другой рукой, Оксана не могла перестать улыбаться — Вот сейчас я позвоню…..
— Оксана прекрати!
Выхватил Владимир телефон из рук Оксаны, не позволяя ей позвонить темноволосой хозяйки этого порочного заведения, словно упрекнул её в совершении необдуманных поступков.
— Ты что не видишь, Подольская стоит прямо перед тобой
— Да….. — удивлённо посмотрела Оксана на мужчину, после чего перевела взгляд на пьяную женщину в элегантном черном платье — А… да точно вот же она
— Господи чем ты её там напоила? — возмутился Владимир, посмотрев суровым взглядом на Подольскую — Она же не в себе
— Ну, это не моя проблема, что она там успела выпить внизу в баре вчера
— Спасибо Анна — недовольно с сарказмом ответил Владимир, держа крепко Оксану за руку, вложил телефон в карман её белого халата — Мы уходим
— Всегда, пожалуйста, Владимир
С таким же лицемерие, лживой вежливостью, произнесла Подольская, посмотрела вслед уходящему мужчину, который крепко держал Оксану за руку
— Приходите еще
Помахала женщина, стоя у ступенек, что вели к спуску в тамбур больших дверей, прикусывая краешек губы, брюнетка прикусила недовольно и с таким змеиным взглядом, краешек губы.
— Особенно ты Оксана — посмотрела она на Оксану с таким выражением, словно задумала что-то порочное — У меня на тебя большие планы
— Она не придёт! — заявил Владимир, обернувшись, когда они с Оксаной спустились на площадку рядом с дверьми — Больше ты её не увидишь
— Но почему? — рассмеялась Оксана, проходя в тамбур, когда мужчина открыл перед ней створку большой двери — Мне здесь только начало нравиться
— Больше тебя здесь Оксана не будет
Утверждал Владимир, когда смотрел на Оксану, направляясь сам ко второй двери в тамбуре, когда лишь под тёплым светом над входом уличной двери, светился лишь один светильник.
— Я всё понимаю Оксана тебе нужно было расслабиться и именно я тебя сюда и отвёз
— Но что? — поинтересовалась Оксана, ощутив прохладу морозного утреннего воздуха, как только мужчина открыл перед ней дверь, позволяя ей покинуть помещение первой, переступить порог и ступить на покрытое снегом каменное крыльцо — Ты ведь что-то под этим подразумеваешь
— Ну надо же как мы теперь заговорили
Ухмыльнулся Владимир, когда вышел следом за Оксаной и ступил с ней на крыльцо, в тот момент она подошла к нему и дыша горячим воздухом с губ, стряхнула с плеча его пиджака снежинки.
— Что вернулась ясность ума?
— Вернулась желание быть с тобой рядом — прижавшись к горячему телу кавалера, нежным голосом, произнесла Оксана, стоя на морозе, совершенно не чувствовала холода
— Ладно, пойдём Оксана
Взял Оксану за руку, мужчина вытащил из кармана своего пиджак пульт управления сигнализацией и лёгким нажатием клавиши включил авто прогрев автомобиля.
— А то тут знаешь, как-то холодно стоять
— Да ну — стряхивая с носа упавшую снежинку, Оксана посмотрела на покрытый снегом двор, машины и окружённый деревьями сад, был словно укутан снежным белоснежным одеялом — Я вот почему-то холода не ощущаю
— Потому что ты в моём пальто
— Правда? — оглядела Оксана себя, подходя к ступенькам крыльца, слышала как ругалась женщина с мужчиной, которая в очередной раз дала пощечину по лицу своему кавалеру
— Скотина — слышала Оксана, когда спускалась по ступенькам, как оскорбляла брюнетка мужчину, била его по плечу его черного пальто — И как ты только мог
— Да успокойся ты — закрываясь от ударов, он открыл заднюю дверь черного седана, после чего впихнул туда свою резвую яростную даму — И рот свой закрой дура!
Хлопнул он дверью, едва сдерживая свой темперамент, поправил воротник пальто, когда обошёл машину спереди, взглянув недовольным взглядом.
— Сиди — прошипел он, видимо, когда его дама хотела покинуть неприятный ей автомобиль, но его голос был словно как камень преткновения для неё — И не дергайся
— Тут всегда так? — рассмеялась Оксана, наблюдая за сценой семейной ревности, смотрела на скандал семейной пары так, как будто происходящее её веселило
— Не обращай внимания
Мило улыбнулся Владимир, спустившись со ступенек крыльца, прошёл по снегу к автомобилю, двигатель которого тихо тарахтел на автомобильной стоянке.
— Для такого места как замок Подольской это скорее обычное дело
— Представь, если у нас так будет?
— Мне уже хватит твоей подруги Мироновой — возразил Владимир, сразу отвергая безумные идеи Оксаны, как только подошёл к машине, открыл перед Оксаной заднюю дверь — А мне на приём идти еще к Леоновой
— Если хочешь я там тебя приму — прошла Оксана по автомобильной стоянке, ощущая, как падающий снег колким касанием ног, моросил их кожу — И обслужу
— Нет спасибо — стоял Владимир у двери, не показывая виду, как ему холодно — С меня кажется уже достаточно твоей добродетели
— Между прочим — сгибая ногу, наступила Оксана коленом на прохладное кожаное сиденье, обернувшись, выставила бёдра, посмотрела на мужчину, всё еще сходила с ума по состоянию эйфории играющей с её разумом — Ты сам меня сюда пригласил
— И теперь уже начинаю жалеть
— А почему-то нет
Располагаясь на заднем сиденье, тёмного салона машины, Оксана, сверкая взглядом, в лазурных голубых глазах которых отражались искорки довольства, смотрела на мужчину.
— Мне вот тут по-своему даже очень понравилось
— Забудь лучше это место — уверял Владимир, закрывая за Оксаной дверь в машине, прекращая влияние потока холодного воздуха и снега, проникающего в салон с легким порывом ветра
— Но ты ведь сам меня сюда пригласил
Прокричала Оксана в тишину машины, оставаясь сидеть в тёмном салоне за закрытыми тонированными окнами, пока мужчина обошёл машину спереди.
— Ну и ладно
Рассмеялась Оксана, облокотившись на спинку сиденья, положила эффектно ногу на ногу, посмотрела в тёмное стекло автомобиля, где за ослепительной белизной погоды, падал, не переставая снег.
— Обойдусь — обвила Оксана локти обеих рук, продолжая смотреть в окно, стараясь обидеться, но почему-то расплывалась в улыбке, когда мужчина открыл дверь с водительской стороны, даже не взглянула в его сторону — Как-нибудь переживу
«Он еще блядь не знает, как мне тут было заебись», нахмурила Оксана губки, делая вид, что не замечает этого мужчину в салоне, словно хотела его позлить пробудить в нём зверя.
— Делаем вид, что игнорируем меня?
Поинтересовался Владимир, когда расположился в водительском кресле, не оборачиваясь, взглянул в зеркало заднего вида, где с хмурым видом, Оксана даже не улыбнулась ему.
— Но я всё равно отвезу тебя к Мироновой
— Ой да вези ты уже куда хочешь — махнула рукой безразлично Оксана, продолжая смотреть в окно, даже когда автомобиль, плавно тронулся с места — Не думай, что меня это хоть как-то заденет
— Но наркотики Оксана — возмутился мужчина, словно упрекая Оксану в необдуманном поступке прошлой ночью — Ты хоть помнишь, что ты там делала?
— Помню только — расплываясь на заднем сиденье, Оксана подняла ноги и поджала к себе, сидя на сиденье, наслаждаясь мягкой поездкой автомобиля — Что мне было хорошо
— Тебе и сейчас хорошо — упрекнул Владимир, направляя машину по заснеженному дворику огромного дома к воротам, которые были открыты
— Ну, относительно — кусая нервно губу, Оксана запрокинула голову на подголовник, смотрела пустым безмятежным взглядом, без эмоций и чувств сожаления, как автомобиль, плавно покинул территорию, порочного дома безудержной рабской любви — Хотя хотелось бы лучше
Смотрела Оксана на голые деревья укутанные снегом, когда автомобиль двигался по дороги, с обеих сторон которых был густой лес и если бы не песнь зимнего морозного ветра, можно было бы придаться тогда упоительной тишине этого места. Коснувшись пальцами колена, Оксана посмотрела в последний раз на дикую природу, покрытую снегом. После чего, Оксана, медленно закрыла глаза, довольствуясь мягкой поездкой, пока машина увозила её от этого места, к которому почему-то её сильно теперь стало тянуть.
***
Обворожительный тёплый салон автомобиля, на заднем сиденье которого утопала Оксана в нежности обивки из алькантары, казался таким нежным и приятным. За окном задних дверей машины, было видно, как все было окутано морозным туманом. На улице, автомобили, двигатели которых работали, были окутаны паром выхлопных газов. Напротив шёл мужчина по тротуару, мимо которого проехал черный седан, потираясь ладони в меховых варежках из-за холода. Рядом пробегал пёс, на деревенской площади, он разогнал собравшихся там голубей, после чего перебежал дорогу и забежал в переулок между домами. Не смотря, на холодную погоду, люди активно вели приготовление к новому году, кто-то на рыночной площади, выбирал ёлку, кто-то закупался подарками к праздничному семейному торжеству.
— Поверить не могу столько суеты и всё блядь ради того — высказывалась грязно Оксана, когда была всё еще под действием наркотика — Чтобы просто провести одну ночь в году
— В кругу семьи — подчеркнул этот момент разговора Владимир, подъезжая к больничному дворику, медленно скинул скорость
— Да неважно в чьём кругу
Высказывалась Оксана, выражая своё мнение, смотрела на деревенских жителей, мимо которых она проезжала в автомобиле и их суета приготовления к новогоднему празднику, казалась ей забавной.
— Столько блядь сил и всё ради чего? — говорила с усмешкой Оксана, выражая взгляд королевской кобры, сидела на заднем сиденье, поджав к себе ноги
— Оксана новый год — рассуждал Владимир, плавно въезжая по снегу в больничный дворик, где всё было укутано снегом, сад рядом с заведением здравоохранения был укутан белой пеленой снега так сильно, что скрывал своей белизной голубые ели — Это чудесный праздник
— В кругу семьи
— Так в чём проблема?
Поинтересовался мужчина, проезжая по дворику больничного заведения, обратил особое внимание на стоявшие у крыльца больничного здания машины военного ведомства РФ.
— Мне кажется, что плане семьи у тебя с этим проблем нет
— Да ты посмотри на меня — не могла Оксана свести улыбку с лица, хоть и в глазах не было никаких чувств, она отражала в себе гордыню и ничем не подкреплённую радость — Я же, как обдолбанная сука
— Это моя вина — отчаянно произнёс Владимир, плавно подъезжая к крыльцу больницы, было слышно, как под колёса хрустел снег
— Так давай не будем! — упрекнула его Оксана, посмотрев суровым взглядом на мужчину — В том что мне так заебись, виновата лишь я сама
— Оксана! — смутился Владимир, оставаясь сидеть в машине, когда остановился рядом с военным джипом на тротуаре — Ну ведь можно как-то себя скромнее вести, не выражаться так
— А тебя что стало смущать мой разговор?
Вновь выражая недовольство, Оксана медленно опустила ноги с сиденья, продолжая сверлить мужчину взглядом, когда смотрела на него в зеркало заднего вида, где отражался взгляд мужчины.
— Или может, я сама тебя уже смущаю?
— Не говори ерунды Оксана — открывая дверь, вылезая из машины, ответил Владимир, уклоняя от разговора, в тот момент, когда Оксана поправила лямку сумочки, которую висела у неё на плече
— Нет, постой! — ощущая влияние холода, Оксана сама открыла дверь и вылезла из машины, желая закатить мужчине взбучку, на фоне играющих в ней воли чувств — Я еще не закончила
— Оксана ты под кайфом — придержал Владимир дверь, пока Оксана покинула тёплый салон автомобиля, оказавшись на улице, посмотрела ему в глаза, сохраняя улыбку обольщения на лице
— Я себя прекрасно чувствую — говорила Оксана, подойдя к мужчине вплотную, так чтобы могла ощутить его тёплое дыхание
— Пойдём в больницу — протянул руку мужчину, закрывая следом за Оксаной дверь, Владимир, как кавалер стоял перед ней в пиджаке, когда сама отдал ей своё пальто
— Я хочу всё выяснить здесь и сейчас! — утверждала Оксана, расплываясь в улыбке, чувствовала, как даже на холоде, сильное чувство эйфории брало верх над её разумом
— Нечего тут объяснять — возразил мужчина, не став слушать Оксану, взял её за руку, когда она хотела его поцеловать
— Но я хочу тебя — заявила Оксана, состроив жалостную интонацию голоса, пыталась завлечь своего кавалера в холод, переходя с ним проезжую часть, наступая каблуками белых туфель на покрытый снегом тротуар — Разве ты этого не видишь?
— Разве ты не видишь Оксана
Держался из-за всех сил Владимир, направляясь по тротуарной дорожке к крыльцу больничного здания, мужчина нажал на пульте кнопку закрывания дверей автомобиля.
— Что мне холодно без одежды
— А где твоя одежда? — остановилась Оксана, так жалостно посмотрела на него, когда вокруг них падал снег, приятным холодным касанием он покрывал голову, спадая на кончик носа
— Оксана пойдём — настойчиво мужчина потянул за руку Оксану, когда она кошкой к нему приставала, старалась от него получить желанную мужскую ласку — Мне тут холодно
— Ну так я тебя согрею — уверяла Оксана, когда мужчина потянул её за руку, направляясь к крыльцу, дышала горячим паром дыхания, ощущая, как влияние холода пронизывает всё тело
— Не надо Оксана — возразил Владимир, поднимаясь с Оксаной по ступенькам лестницы, чувствовал, как влияние ветра стало усиливаться вместе с порывом падающего снега
— Но я хочу тебя согреть
Убедительно говорила Оксана, поднявшись на покрытое снегом крыльцо, не обращая внимания на холод, в виду состояние эйфории, хотела заполучить своего недоступного ей кавалера.
— Почему ты меня не понимаешь? — направляясь следом за этим мужчиной, подошла Оксана к дверям главного входа больничного здания
— Потому что мне холодно Оксана — обвив рукой талию Оксаны, мужчина вынудил её войти в тамбур больничный дверей, где за счёт работающей тепловой завесы, поток тёплого воздуха смягчил атмосферу колкого морозного воздуха — Я ведь как ты уже заметила, без своего пальто
— А куда ты его дел?
Совершенно ничего не понимая, начала приставать Оксана к мужчине, оказавшись с ним в закрытом помещении, между двух дверей. Чувствуя запах его одеколона, каждая нота этого мужского парфюма, когда Оксана коснулась тёплой рубашки Владимира, возбуждала её в новых сексуальных красках. Влечение с таким кавалером для Оксаны было таким сильным, что она не могла совладать со своим разумом, порочные чувства были натянуты гитарной струной, едва удерживающие её разум от развратного рокового срыва.
— А ты разве не видишь что оно на тебе — прошёл Владимир рядом с Оксаной, её развратное, распущенное наркотическим клубным веществом поведение, его совершенно не интересовало
— Правда? — коснулась Оксана ладонями мужского пальто, которое было одетое на ней, прошла следом по тамбуру к двери, которую мужчина открыл перед ней в холл больницы
— Не удивительно знаешь Оксана, что ты этого не заметила — вошёл мужчина следом за Оксаной в вестибюль больничного здания
— Зато я заметила — не обращая внимания на пациентов и медсестёр в холле, Оксана начала приставать к мужчине, так как не могла уже контролировать свои эмоции — Как я хочу тебя
— Оксана прекрати!
убрал руки Оксаны от себя мужчина, упрекнул её в том, что она не могла держать себя в руках, находясь под действием наркотического сексуального опьянения
— Тут же люди на нас смотрят
— А мне плевать! — вцепившись в воротник пиджака мужчины, Оксана, словно уже не могла сдерживать свой порыв искушающей в ней порочной ярости
— Так вот значит, как мы занимаемся лечением пациентки! — спускаясь по ступенькам массивной мраморной лестницы, высказалась Миронова, наблюдая за сценой страсти Оксаны
— О…. только не эта дура
Прижалась Оксана к мужчине в холле, стоя с ним у окна, недовольно посмотрела в сторону шатенки, когда девушка в белом халате, с гордым намерением королевы, спускалась вниз.
— Спаси меня от её напасти
— Вот тут уж извини дорогая — снимая с Оксаны пальто, возразил мужчина, не желая принимать участия в этом женском споре, после того, как снял с неё пальто, отдал ей в руки сумочку
— Так это ты её выкрал вчера из моего кабинета? — спустившись в холл, Миронова, так громко говорила, что все, кто находился внизу, отчётливо слышали её недовольство
— Марина Валерьевна
Смутился Абрамов, одевая, на себя пальто, этот мужчина явно был не в настроении выяснять отношения с Мироновой, когда она с возмущённым видом, направлялась в их сторону.
— Прошу меня извинить — специально мужчина повернулся спиной, только лишь бы не видеть недовольства на лице Марины — Но меня ждут срочные дела
— Ты бросаешь меня? — отчаянно произнесла Оксана, хотела потянуться к мужчине, чтобы коснуться кончиками пальцев пальто, которое было надето на нём
— А ты как думала? — подошла Миронова, к Оксане внимательно рассматривая её внешний облик и то, как неуверенно она держала в руках сумочку, оставаясь отринутой мужчиной
— Чего тебе надо? — поинтересовалась Оксана, посмотрев на девушку возбуждённым взглядом
— Ты что пьяна? — потребовала объяснений Миронова, продолжая наблюдать за Оксаной
— Я счастлива — прошла Оксана мимо этой девушки, выражая необъяснимый для неё восторг, направляясь по вестибюлю здания
— Постой ты, что явилась пьяная на работу? — потребовала объяснений Миронова, когда потрясла Оксану за плечи, а в ответ лишь увидела от неё радостную расплывчатую реакцию
— А с чего это вдруг я перед тобой должна отчитываться
Посмотрела Оксана в окно и увидела, как Владимир покинул больницу, открывая дверь, мужчина остановился на крыльце и изнурённо вздохнул, поправил воротник надетого на себе пальто.
— Ты только что лишила меня радости
— Где ты была Оксана?! — дёрнула Миронова за руку Оксану, вынуждая на себя посмотреть, когда она отчаянно с тоской смотрела на уходящего мужчину, когда он медленно подошёл к ступенькам крыльца, стряхивая снег, что упал ему за шиворот с козырька — Отвечай!
Направилась Миронова следом за Оксаной, когда не услышала ясного ответа, догоняя её в нескольких метрах не доходя до ступенек лестницы ведущей на второй этаж больницы.
— И куда мы собрались в таком состоянии? — возмутилась Миронова с какой расплывающейся улыбкой, обернулась Оксана, посмотрев на шатенку, когда она её схватила за запястье
— Я на работу — утверждала Оксана, показывая на ступеньки лестницы, по которым вниз спускались две девушки медсестры от которых так приятно пахло мыльным запахом малины и смородины — К своей пациентке, я то уверена, что она по мне соскучилась
— Ты под кайфом Оксана?
Недовольно Миронова смотрела на сомнительную беспричинную улыбку на лице Оксаны, которую не могла для себя никак объяснить, как и то, что она сама впала в объятие знойной девушки.
— Ты хоть понимаешь что это медицинское здравоохранительное заведение
Высказывалась возмущённо Миронова, обернувшись, посмотрела на двух девушек, которые спустившись по лестнице, прошли за её спиной, на которых так соблазнительно смотрела Оксана.
— А ты являешься сюда в таком виде
Дернула Марина Миронова за рукав белого халата Оксаны, делая так, чтобы она обратила на неё внимание, когда сама чуть не выронила сумочку, которую так надёжно держала в руках. Наблюдая за движением бёдер двух медсестёр, Оксана сексуально провела кончиком языка по пылкой страждущей поверхности губ, когда две медсестры, направилась по праздничному холлу. Их тела, колебания ягодиц, когда они так красиво выражались через ткань белого халата, одетых на них, так соблазнительно смотрелись, что Оксана не могла отвести искушающей похотью взгляд. Запах от плоти двух девушек, когда они прошли рядом с Оксаной, этот чудесный мыльный аромат малины и смородины, был таким порочным, сексуальным, пробуждая страсть в каждом вдохе.
— Ты вообще меня слушаешь?
Пощёлкала пальцами шатенка перед лицом Оксаны, пытаясь привлечь к себе внимание, когда она вся была погружена внимание к телам прошедших рядом медсестёр.
— Я так-то всё еще здесь
Утверждала Миронова и когда Оксана наконец-то отвела взгляд от девушек, посмотрела на шатенку, когда девушка в ответ сделала сердитый, полный недовольством взгляд.
— Обрати наконец-то на меня уже своё внимание
— А я думала, что у меня там щёлкает — рассмеялась Оксана, когда стояла под светом играющей гирлянды новогодней украшенной ёлки
— У там уже давно щёлкнуло походу — отчаянно, опуская взгляд, высказалась Миронова, при этом изнурённо вздохнула — Знаешь, что езжай ты лучше домой
— Я думала мы поедем вместе
Обнимая девушка, Оксана хотела её поцеловать прямо на глазах у всего персонала и пациентах, но Миронова сильно смутившись происходящего, отвернулась от поцелуя, отошла в сторону.
— Я думала мы вместе — говорила Оксана, считая себя отринутой, сморщила обидчиво губки, посмотрев в глаза шатенки, которая смутилась еще больше, когда пациенты и сотрудники больницы, проходящие рядом, так на них удивлённо посмотрели — Так в чём проблема?
— Нет никаких мы Оксана
Высказывалась с горьким разочарованием Миронова, в тот момент, когда медсестры, которые подошли к ступенькам лестницы, остановились, внимательно наблюдая за сценой.
— И не позорь меня перед сотрудниками когда ты сама находишься в бреду
— Что? — возразила Оксана, посмотрев на девушек, которые просто прошли мимо, начиная подниматься по ступенькам и как пациенты, отошли к регистратуре — Я в бреду?
— Оксана прекрати! — испугалась еще больше Миронова, подошла к Оксане, прошипела дернув за рукав белого надетого на ней халата — Ты что вообще творишь
— Говорю всем правду — уверяла Оксана, начиная беспринципно улыбаться, забавляясь тому, как Миронова, нервничая, оказалась в неудобном положении перед всей больницей, девушка растерялась и не знала, как себя вести — Они ведь заслуживают правду знать, какая ты…..
— Прекрати…. — вскрикнула Миронова, не сдержавшись и не желая слушать ту правду, которая хотела высказать Оксана, девушка ударила её пощечиной по лицу — Прекрати нести чушь
— Господи Марина! — пришла в ужас Леонова, блондинка прижала пальцы к губам, оставаясь стоять на ступеньках лестницы, девушка была одета в праздничный красный костюм снегурочки
— Думай что говоришь — прошипела Миронова, схватив Оксану за рукав белого халата, потянула за собой, заставляя пройти за шатенкой по праздничному украшенному в новогодних красках вестибюлю к входу в коридор — Ты с ума сошла перед всей больницей меня так выставить?
Прижав Оксану к стене рядом с арочным проходом, шатенка, говорила раздраженно шепотом, видимо, что её поведение перед персоналом, поставило Миронову в весьма неудобное положение.
— Что обо мне люди подумают?
— Марина
Направляясь по коридору крикнула Леонова, девушка была одета в праздничный маскарадный костюм красной снегурочки, когда так выразительно направляясь по большому помещению.
— Что ты сделала? — упрекнула блондинка Миронову, но подойдя ближе, встав почти у входа в коридор, Мария посмотрела в глаза Оксане и как беспринципно она себя легкомысленно вела
«Да как ты посмела поднять на меня руку, дешевая ты тряпка», посмотрела Оксана на свою обидчицу, оказавшись прижатой к стене в коридоре.
— Ты только посмотри на неё Маша — жаловалась Миронова, когда отошла от Оксаны, показывая на неё пальцем — Да она же под кайфом
— Оксана Владимировна — подошла ближе к арочному входу, обратилась Леонова, внимательно блондинка смотрела на Оксану — Вы что пьяны?
— Она под наркотиками — стыдилась этого, произнесла эта Миронова, словно как гадюка прошипела от недовольства — Что не видно
— Как под наркотиками?
Удивилась Леонова, совершенно ничего не понимая, продолжала блондинка смотреть на Оксану, как она подобно змее вилась о стену в коридоре, красиво играя телом.
— Оксана Владимировна врач!
Утверждала блондинка, осторожно вошла в коридор, наблюдая за Оксаной и её необъяснимой улыбкой, тактом красивого движения с которым она ластилась, играя бёдрами о стену.
— Она никак не может быть под наркотиками
— А как по-другому ты объяснишь это поведение?
Показывая на Оксану пальцем, спросила Миронова, девушка едва сдерживала себя в руках, когда за её спиной проходили медсестры и так внимательно смотрели их в сторону.
— У меня нет просто этому объяснения
— Может она просто перебрала вчера…..
— Наркоты она перебрала — упрекая, высказалась Миронова, не желая даже смотреть на Оксану, шатенка подошла к морозному окну, украшенного мишурой в честь праздника
— Мне просто очень хорошо — изумляясь в улыбке, ластилась о стену Оксана, совершенно забыв то, как пыталась Миронова, ранить её чувства своим резким поведением
— Оксана Владимировна это правда? — поинтересовалась Леонова, когда подошла к Оксане, закрывая её собой, блондинка, поднимая так оживлённо взгляд, посмотрела ей в глаза
— Правда, то, что я хочу тебя
Прошептала Оксана с такой сексуальной интонацией и страстью в голосе, что своим звучанием, на мгновение словно сломила Леонову, от чего блондинка словно потеряла дар речи. Словно своими словами, Оксана завела в блондинке искру, которая лишь на кратковременный промежуток времени, проявила себя. Мария словно в эту долю секунду ответила Оксане таким же взаимным взглядом, безусловно, страстного порочного желания.
— Но ты ведь этого не понимаешь
— Оксана Владимировна это больница — уверяла Леонова, посмотрев удивлённо на Оксану — Здесь нельзя даже подобное говорить
— Но её ведь это не останавливает — с усмешкой в голосе произнесла Миронова, так и оставаясь стоять у окна, девушка стыдилась словно посмотреть в сторону Оксаны
— Так Оксана Владимировна
Взяла белокурая девушка Оксану под руку, обернувшись, посмотрела с презрением на шатенку, когда она с холодным взглядом, сгорая от стыда, стояла у окна, словно как статуя.
— Давайте я провожу вас в мой кабинет
— Вон её из больницы — повернулась Миронова, состроив угрожающий взгляд, чем напугала, проходящих мимо по коридору девушек, когда они вышли из кафетерия, со стаканчиками кофе
— Марина! — воскликнула Леонова, посмотрев опешив на шатенку, когда она с яростным взглядом стояла у окна — Ты вообще в своём уме, люди же смотрят, персонал который на тебя тут работает всё это видит, представь, что они скажут Тихонову
— Я сама как-нибудь разберусь — направилась к выходу из коридора, Миронова, старалась казаться гордой и несломленной женщиной, но тяжесть и груз все ситуации, выражала на её лице напряжение, когда она готова уже была сдаться — Сделай так, чтобы Орловой, сегодня тут не было
— А как же Громов? — поинтересовалась Мария, держа Оксану под руку
— Я сама как-нибудь с ним разберусь — поспешно удаляясь из коридора, Марина вошла в вестибюль, направляясь по холлу, девушка, сбавила ход, обернулась — Сделай так, чтобы её тут не было, неважно как, её тут не должны видеть
— Пойдёмте Оксана Владимировна в мой кабинет
— Где ты возьмёшь меня? — прошептала Оксана, обвив ладонями себе груди, выражая страсть в голосе, посмотрела в глаза блондинке, которая вела её за собой, держась с ней под руку
— Господи Оксана Владимировна — смутилась Леонова, когда посмотрела на Оксану — Что вы такое несёте, вам нужно срочно проспаться, вас Громов ищет
— Пускай себе ищет
Выражая безразличие в голосе, ответила Оксана, играя бёдрами, подняла руку, вверх, так чтобы сумочка, которая висела на её руке, вновь очутилась лямкой на плече.
— Ему полезно волноваться
— Судя потому, как вы ему нужны
Уверяла Леонова, направляясь с Оксаной по вестибюлю, блондинка была крайне смущена, не смотря на её праздничный красный наряд, Мария чувствовала себя весьма смущенной.
— Я думаю вам лучше не попадаться ему на глаза сегодня
— Пусть сам мне на глаза не попадается
Рассмеялась Оксана озорным смехом, направляясь под руку с девушкой по украшенному в праздничной обстановки помещения, напротив новогодней ёлки.
— Умный, как мне блядь тут нашёлся
— Оксана Владимировна — смутилась Леонова за поведение Оксаны, которому она не отдавала отчёт — Ну нельзя же так
— А ему значит можно? — обернулась Оксана, внимательно посмотрела на блондинку, с которой направлялась под руку — Громов почему-то считает меня своей собственностью
— Я бы так не сказала — опровергла Мария такое заявление, посмотрев на Оксану критикующим взглядом — Он переживает за вас и искренне верит, что только вы можете решить эту ситуацию с пациенткой, ему дали еще два дня ЦКЗ до установления диагноза заболевания Ершовой
— Давай поговорим о нас с тобой
Не желала Оксана продолжать тему с пациенткой, испытывая страсть к блондинке, никак не могла совладать со своим разумом, когда он находился в состоянии наркотической эйфории.
— Пациентка твоя не умрёт
— Что вы такое говорите Оксана Владимировна! — освободив руку, воскликнула Леонова, удивлённо посмотрев на Оксану, когда она явно не осознавала, где находится
— Ну почему ты от меня уходишь
Начала приставать Оксана к блондинке, прямо на глазах у посетителей больницы и медицинского персонала, совершенно не скрывая своих чувств, не могла совладать со своими чувствами.
— Мне так порой не хватает ласки — нахмурила Оксана губки, выражая на лице обиду
— Так вам, пожалуй, пора уехать отсюда
Заявила Леонова, озираясь по сторонам, посмотрела, как проходящие рядом медсестры и пациентки в холле смотрят на них с Оксаной.
— И что не так с вашими волосами?
— А что с ними не так? — поинтересовалась Оксана, взяв в руки пряди волос, посмотрела на их розовый оттенок, которому не придала значения
— Почему они розовые? — спросила Леонова, схватившись за пряди волос Оксаны, оглядела внимательно их розовые окрас
— А какие они еще должны быть? — не понимала Оксана, чего хочет от неё белокурая девушка, продолжая на неё выражая во взгляде удивление, смотреть
— Вы же блондинка
— Ну и? — ничего не понимала Оксана, продолжая смотреть на блондинку, оставаясь стоять посреди холла, коснулась пальцами холодной мраморной колонны здания
— Я возьму вам ваше пальто
— Но почему ты не можешь просто побыть со мною рядом? — простонала Оксана, не успев схватить девушку за руку, когда она, убегая, оставила её в вестибюле, не позволяя себя схватить
— Я скора приду — подбежала Леонова к ступенькам лестницы, наступая на первые две, девушка остановилась, обернулась, посмотрела на Оксану, как она подошла к диванчику в холле
«Ну да блядь конечно она скора придёт», расположившись на диванчике, посмотрела Оксана вслед уходящей белокурой девушки, когда она поднималась по ступенькам лестницы.
Продолжая так сидеть некоторое количество времени, Оксана смотрела на приходящих и уходящих пациентов в холле, а так жена медсестёр и врачей, когда они бесконечно сменились одним за другим в этом помещении. Потеря счёт времени, Оксана смотрела то на новогоднюю ёлку, обернувшись, что мерцала за её спиной, то на помещение украшенное детскими рисунками и праздничной мишурой. За окнами погода постепенно стала стихать, бурный ветер со снегом постепенно стал ослаблять своё влияние. Смуглыми тени в больничном дворике, вновь стали проявляться яростные дневные лучи, облегчая тяготы зимнего времени года. В больничном холле, постепенно не стало народу, лишь пару ординаторов сидели за стойкой регистратуры, ни пациентов и медсестёр с врачами, словно все куда-то делись, пока Оксана погрузилась в мысли.
— Оксана Владимировна — обратилась Мария, девушка медленно подошла к диванчику, на котором сидела Оксана, обращая на себя её внимание — Я уже боялась что вы могли уйти
— Я уже боялась, что ты не придёшь — мило улыбнулась Оксана, продолжая наблюдать, как блондинка, держа в руках её шубку, подошла к диванчику в холле, на котором она сидела одна
— Я так переживала — делилась впечатлением Леонова, когда подошла к дивану, девушка положила шубку рядом с Оксаной, когда сама осталась стоять — Я думала что вы уйдёте
Утверждала Леонова, когда стояла перед Оксаной, состроив виноватое выражение лица, девушка крестила руки, стараясь казаться застенчивой и чтобы её простили.
— Никогда бы себя не простила, оставить вас одну в холле — высказывалась Мария, отодвинув шубку Оксаны, девушка села рядом на диван — Я не знаю, чтобы со мной тогда сделал Громов
— Ой да забудь ты о нём — махнула рукой безразлично Оксана, состроив пафосно губки, отвернула взгляд, посмотрела на солнечную погоду за окном
— Вам нужно проспаться домой — уверяла Мария, посмотрев на Оксану с сопереживанием, блондинка коснулась пальцами её плеча — Громов не должен вас тут увидеть
— Мне плевать на него — безразлично ответила Оксана, находясь в состоянии эйфории
— А мне нет! — возразила Леонова, озираясь по сторонам, девушка словно боялась кого-то встретить, находясь в компании с Оксаной — Он уволит меня
— Тебя уволю только я — вставая с дивана, Оксана, игриво улыбаясь, коснулась коготком пальца носа девушки, когда она внимательно на неё смотрела
— Куда вы теперь? — поинтересовалась Леонова, внимательно наблюдая за тем, как Оксана расстегивала пуговицы, надетого на ней халата, стоя перед блондинкой
— Нужно поехать домой — утверждала Оксана, снимая с себя халат, небрежно бросила его на диванчик рядом с шубкой
— Давайте я вам завтра позвоню
— Я сама тебе позвоню — подошла Оксана к диванчику, наклоняясь, подняла шубку с него — Тем более не знаю, сколько я буду спать
— Мне нужно чтобы вы достали разрешение на ту стройку
— Я знаю
Одевая шубку, обернулась Оксана, состроив хищный строптивый взгляд, клацнула сексуально зубами, после чего послала воздушный поцелуй, который блондинка совсем не ожидала увидеть.
— И поэтому я сама туда поеду
— Я уже вызвала вам такси — смутилась Леонова, посмотрев на Оксану, когда она застегивала на себе пуговицы надетой шубки — Оно уже должно приехать?
— М….. такси — проурчала Оксана, обольщаясь в шубке их меха его нежности, подошла к блондинке, взяла у неё из рук предложенную ей сумку — И куда оно меня отвезёт?
— Домой — пояснила Леонова, вставая с дивана, девушка отдала в руки Оксане её сумочку — Там кажется ваши родители и ваша дочь сейчас
— Вот как — ухмыльнулась Оксана радостной интонацией голоса — Дом милый дом
— Надеюсь, доедете без приключений — поинтересовалась Мария, направляясь вместе с Оксаной под руку к выходу — Это ведь меньшее что сейчас от вас тут нужно
— Мне так хорошо Машуля — сморщила в пафосной форме губки, делилась своим мнением Оксана, когда подошла к входу
— Только Оксана Владимировна без глупостей — открывая дверь для Оксаны, уверяла блондинка, так удивлённо на неё посмотрела — Вас Громов ищет, не удивлюсь, если ваш телефон уже разрывается от его непрерывных звонков
— Телефон? — встав в проходе открытых дверей, Оксана удивлённо посмотрела на блондинку, в глазах которой чувствовалась переживание — А я-то думаю, что там у меня жужжит вечно в кармане
— Приходите в себя дома — уверяла Леонова, войдя следом за Оксаной в тамбур, девушка коснулась её плеча — Два дня и Громов получит разрешения суда на въезд в частную охраняемую зону
— У меня будет оно уже завтра
Подмигнула Оксана, после чего с искушенной от эйфории улыбкой, подошла ко вторым дверям, открывая которые ощутила лёгкую прогретую лучами солнца прохладу воздуха.
— И уверяю тебя надеюсь из того биоптата — коснулась Оксана игриво кончика носа блондинки, которая оставалась в тамбуре, пока она переступала порог открытой двери — Ты найдёшь обоснованное решение
— А я вот надеюсь, что вам уже нужно прийти в себя — оставаясь стоять в проходе, когда Оксана ступила на крыльцо, чувствуя как лёгкий тёплый ветер, зимней прохлады окутывал её
— Прийти в себя? — переспросила Оксана, оставаясь стоять на крыльце, посмотрела на украшенный новогодней гирляндой козырёк больницы — Посмотри на меня
Поднимая руки вверх, высказывалась Оксана, кружилась стоя на крыльце, разводя руки в стороны, сходила с ума от игравшей с ней радости в её сознании.
— Ты разве не видишь, как мне хорошо
— Девушка осторожнее — обратилась к ней женщина, которая направлялась по крыльцу, когда Оксана чуть не задела её руками, когда кружилась от радости
— Да ну…. — посмотрела Оксана оценивающе на темноволосую зеленоглазую женщину в шубе, взгляд которой казался мистически и даже пугающим — Ну ладно тогда
— Ненормальная какая-то — высказалась недовольно темноволосая незнакомка, проследовав к открытым дверям, как раз тогда, когда в проходе стояла Леонова, наблюдая за Оксаной
— Я нормальная — услышала Оксана, что сказала незнакомка, обернулась, когда стояла на ступеньках, поднимая голову, любуясь солнечными лучами и падающим плавно снегом
— Оксана Владимировна — прокричала Леонова, когда Оксана медленно начала спускаться по ступенькам — Позвоните мне завтра, как вам полегчает
— Дамочка — опуская стекло с водительской стороны, обратился мужчина в остановившемся белом седане, прямо напротив крыльца больницы — Я как долго вас буду ждать, может, уже поедем?
— Конечно, поедем — одобрительно кивнула Оксана головой, чувствуя прохладу, надела капюшон шубки на голову, спускаясь по ступенькам, ощущая влияние тёплой обворожительной прохлады и видя туман перед собой — Мой верный рыцарь
— Оксана Владимировна только не упадите — крикнула вслед Мария, когда Оксана, спустившись со ступенек крыльца, чуть не упала, едва удержавшись на ногах
— Господи опять пьяную вести — отвёл мужчина отчаянный взгляд от Оксаны, когда она, с трудом сохраняя равновесие, удержалась, когда ступила на наледь, как только сошла со ступенек крыльца
— Не пьяную — выставив указательный палец вверх, вперед протянутой руки, стоя на полусогнутых нагнувшись, Оксана подняла голову и посмотрела на водителя такси — А счастливую
— Садитесь уже счастливая вы наша — рассмеялся мужчина, как только взглянул на неформальную улыбку на лице у Оксаны — И поехали, куда вам там надо
Посмотрел мужчина, как Оксана гордо выпрямила спину, и прикусывая краешек губы, прошлась по тротуару, к месту, где остановился таксист, рядом с военными джипами армии.
— Надеюсь
Протянул задумчиво водитель, продолжая наблюдать за Оксаной, как она шла к его машине и то, как в золотистых оттенках переливались её волосы в лучах зимнего солнца.
— Адрес остался прежним?
— А что он мог куда-то подеваться?
Застенчивой улыбкой, ответила Оксана вопросом на вопрос, когда перешла проезжую часть, ощущая, как снег, моросил ей ноги, когда она направлялась по его укатанной колёсами плоскости.
— Я не думаю, что он куда-то убежать
— Господи да что с вами? — поинтересовался водитель, даже смутился того взгляда Оксаны с ко