Странный Новый год


СТРАННЫЙ НОВЫЙ ГОД

Новый год на кафедре — событие обязательное для посещения. Так уж завелось, что увильнуть под каким-либо предлогом от него никак не удаётся. Заведующий кафедрой человек весёлый, а поэтому любой повод для веселья никогда не упускает. Более того, совершенно не терпит, когда этот повод хочет упустить кто-то из его коллег.

— Конечно, Дима! Я тебя услышал. Но нет! Новый год — это семейный праздник. А ведь мы здесь все на кафедре одна большая семья! — голосил человек, выглядевший чуть-чуть безумным. — Вот будет Хэллоуин или День святого Валентина — можешь их на кафедре не праздновать. Их вообще на кафедре, заверяю тебя, никто праздновать не будет. А уж Новый год изволь отметить вместе с коллегами.

Молодой человек промямлил в ответ что-то невнятное, поняв всю бессмысленность спора. Праздновать, так праздновать. В конце концов, отмечать на кафедре приходится не первый год и весь сюжет праздника Дима приблизительно знал.

Сперва заведующий кафедрой торжественно подводит итоги года, скрупулёзно высчитывая сколько человек за год узнали что-то новое об исторических науках. Потом строит планы, которые касаются количества человек, что узнают историю в наступающем году. После затяжного монолога торжественно наряжает в праздничный красный колпак бюст Геродота и объявляет начало веселья.

Все присутствующие оперативно накрывают стол под музыку. Кстати, это отнюдь не старые добрые новогодние песни — обычно звучит тяжёлый рок и хэви-метал, слегка разбавленный группой «Любэ». Такие уж у главы кафедры вкусы. После того, как стол накрыт, начинаются танцы хороводом и песни хором, сдобренные тостами и пятиминутками поглощения пищи.

Время от времени в помещение забираются лазутчики с других кафедр, так как у них нет песен хором и танцев хороводом. Они заходят и выходят нескончаемым потоком, поздравляют и выслушивают поздравления. Некоторые из этих лазутчиков остаются праздновать, поскольку на их собственных кафедрах не столь весело.

Поскольку для Димы ничего неожиданного на этом «корпоративе» не ожидалось, молодой человек тяжело вздохнул, но прийти на праздник пообещал. После летних каникул, на которых произошло нечто странное, он старался избегать мероприятий с непредсказуемым сюжетом. За последние полгода, как будни, так и праздники развивались по предсказуемому сценарию, что его в целом устраивало.

Как и предполагал аспирант, а по совместительству старший преподаватель, на этот раз всё пошло по привычному плану — была речь заведующего, в которой он подводил итоги года. Не обошлось без облачения Геродота в колпак, танцев и песен. Конечно же, заглядывали с завидной регулярностью гости.

Зашли две женщины с кафедры иностранных языков, спели несколько новогодних песен на английском, французском и немецком. Когда заведующий кафедрой начал петь песни народов Севера, почему-то удалились. Заглянул профессор с философского факультета, которого Дима за глаза называл «странным», и затянул уже свой монолог. Правда монолог этот как-то незаметно перерос в дискуссию. Гость начал яро спорить с заведующим на тему, что важнее знать молодым людям, философию истории или историю философии.

В самом начале Дима следил за этим спором, но потом интерес потерял, засмотревшись на проезжающие мимо машины за окном. Хотелось поскорее вернуться домой и вместе с Таней закончить предновогоднее украшение квартиры. От более глубокого погружения в мыслительный процесс молодого человека отвлёк очередной гость, пришедший, вероятно, с какой-то другой кафедры. Неизвестный в костюме решил не представляться, а просто затеял непринуждённую беседу:

— Какой чудный вечер, не правда ли?

Дима в ответ пожал плечами, думая, что вечер с женой был бы ему более приятен.

— Каждый год спорят об одном и том же. Ну не идиоты ли? — добавил незнакомец.

Внимательно приглядевшись к собеседнику, Дима отметил шикарные усы, лёгкий налёт седины, статную фигуру и дорогие часы на правой руке. Но отметить, видел ли он этого человека в предыдущие новогодние праздники, никак не удавалось.

— А вы с какой кафедры? — обратился Дима к незнакомцу.

— Это не имеет отношения к делу, — серьёзно ответил тот.

— К делу? — изумился Дима.

— К делу, — подтвердил незнакомец и, протянул руку. — Константин.

— Дмитрий, — крепко пожав руку Константину, Дима перенёс гостя из разряда незнакомцев в разряд знакомцев. — А как ваше отчество?

— Это ни к чему, — отрезал Константин. — Я же не спрашиваю ваше.

— Я Дмитрий Александрович с этой кафедры, — невозмутимо сказал Дима.

— А я Константин с другой кафедры, — Константин казался ещё более невозмутимым.

— Так с каким делом вы хотели ко мне обратиться? — с еле заметной улыбкой спросил молодой человек своего скрытного собеседника.

— С особым, разумеется, чего б я с пустяковым обращался? Но с чего вы взяли, что я хочу обратиться с делом именно к вам?

Дима немного растерялся, но потом собрался с мыслями и отвернулся от собеседника. Уже пришёл черёд гостя теряться. После лёгкой заминки он всё же оббежал Диму, едва не наступив на слетевший с Геродота колпак, и вновь глянул тому в глаза.

— Ладно, я пошутил. Я хочу обратиться именно к вам. А к кому же ещё? — Растерянно оглядев всех присутствующих, Константин добавил, — Больше не к кому.

— Тогда я весь во внимании, — улыбнулся Дмитрий.

— Отлично! Речь идёт об одной щекотливой ситуации, в которую я попал, — произнёс заговорщически Константин. — В прошлом я сделал кое-что неправильно и сейчас хотел бы исправить ошибку.

— Похвально, — согласился Дима. — Исправлять ошибки прошлого — очень правильное дело.

— Правильное, — кивнул Константин. — Но я не могу.

— То есть, вы полагаете, что я могу исправить ошибки вашего прошлого?

— Очень даже полагаю.

— С женой поссорились что ли? — предположил Дима.

— Почти. Она женой моей так и не стала.

— Она стала женой кого-то другого? — изумился молодой человек.

— Да, — начал сокрушаться Константин.

— И чем же я могу помочь? Тоже нашли разлучника… — проворчал Дима, наблюдая за вялым процессом сокрушения.

— Не надо никого разлучать! — замахал руками гость с другой кафедры. — Надо не допустить случки!

— Что-то я вас совсем не понимаю.

— Я всё объясню. Помните, на вашей предновогодней лекции вы затронули шутливую тему — придумывали альтернативу свершившимся историческим событиям, благодаря чему настоящее выглядело бы несколько иначе?

— Помню, конечно. Студенты разболтали?

— Так вот, мне понравилось, что всё у вас так складно выходило, — проигнорировав Димин вопрос, продолжил собеседник. — Сделайте мне также.

— Что сделать? Вы хотите, чтобы я узнал вашу ситуацию, придумал иной сценарий и рассказал, как вам хорошо бы жилось сейчас?

— Нет. Не рассказал, не придумал. Сделал.

— Что значит «сделал»? Вы же не в компьютерной игре. Сохранились, набедокурили, а потом решили начать с предыдущего места сохранения.

— Сохранились... Да, что-то в этом есть. Да, я хочу начать с предыдущего «места сохранения».

— Пожалуйста. Я то вам чем помогу? Я в трезвом уме и здравом рассудке, поэтому не считаю, что в жизни, как в компьютерной игре.

— Так давайте же выпьем! — радостно воскликнул Константин, достав невесть откуда бутылку шампанского.

— Нет, спасибо. Я не пью.

— Никогда не поздно начать! — настаивал Константин.

— Да что вы пристали? Не желаю я пить алкоголь.

— И действительно, чего это я? — Бутылка шампанского вновь исчезла невесть куда, а вместо этого Константин откуда-то вытащил пару чашек крепкого чая. — Вам нужно будет встретиться в прошлом с моей пока несостоявшейся женой и сказать, что ей не надо идти на день рождения к своей подруге Марии.

— Она меня послушает? — засомневался Дима. — Нет, меня, конечно, больше интересует как я в прошлое попаду, но если даже так случится, как я смогу её убедить?

— Не знаю, — пожал плечами Константин. — А какой ещё есть выход?

— Откуда же я знаю?

— Да, действительно, откуда вам знать, — призадумался Константин. — Но не будем терять времени. Давайте же выпьем сей чудный чай!

— Это точно обычный чай? Чего это вы его «чудным» называете?

— Чай обычным быть не может. Это искусство, а не напиток! Но если вы говорите о каких-то его свойствах, то это самый обычный чай с полки из магазина.

— И зачем же тогда его нужно выпить? В прошлое ведь я из-за этого не попаду.

— В прошлое не попадают, — загадочно улыбнулся Константин, протягивая чашку. — Прошлое само приходит.

Дима нехотя взял чашку, зачем-то чокнулся с Константином, который поздравил его «с отступающим» и слегка пригубил горячий напиток.

— Гадость какая. Имбиря зачем-то туда напихали, — поморщился Дима. — Где я вашу жену найти должен?

— Где-нибудь здесь, — с полным беспечности взглядом ответил Константин.

Возразить Дима не успел, почувствовав, как на него начал накатывать сон. Не обращая внимания на танцы хороводом, в которые, он чуть не угодил, Дима побрёл в угол комнаты прилечь на скамейке, рядом с окном. Натянув на глаза геродотовский колпак, он постарался немного вздремнуть в этом балагане.

Проснулся Дима от назойливого звонка. Открыл глаза, сидя всё на той же скамейке, посмотрел по сторонам, но никого не обнаружил. Более того, всё выглядело так, будто празднование ещё только готовилось. Удивиться он не успел, так как был вынужден ответить на звонок неизвестного.

— Дима? Привет! — раздался в трубке незнакомый голос молодого человека.

— Привет, — ответил Дима.

— Ты где сейчас?

— На кафедре.

— На какой кафедре? Ты иностранный сдал уже?

— На кафедре истории. Какой иностранный? — поморщился Дима.

— Как какой? Английский. Ты там в порядке?

— В порядке… Полном, — замялся Дима, оглядывая себя и окружающую обстановку.

— Ты смотри там! Петровских тебя точно завалит, отчислят из
университета из-за какого-то английского.

— В смысле? Кто меня отчислить может?

— Ну, Дима! Я тебя предупредил, если что.

Связь прервалась. Дима не мог понять, почему он должен вылетать из университета из-за какого-то английского. Не смог догадаться, кто ему звонил, не понимал, куда делись все празднующие и почему после вечеринки на кафедре всё так чисто и аккуратно.

— Идиот какой-то, — пробурчал он. — Я все иностранные сдал уже в своё время. И вообще я преподаватель, кто меня отчислит?

Замок на двери зашевелился, кто-то явно намеревался войти. Этим кем-то оказался заведующий кафедрой. Повертевшись вокруг двери он увидел Диму. От испуга взвизгнул, но потом пришёл в себя и грозно спросил:

— Ты чего тут забыл?

— Так я же праздновал, — слегка смутился молодой человек.

— Здесь? Один? Ну и как весело было?

— Почему один? Со всеми. Весело было в целом. А куда все ушли?

— Кто все?

— Елена Андреевна, Михаил Владимирович, Татьяна Сергеевна. Вы.

— Я? — рассержено спросил заведующий.

— Вы, — уже не так уверенно ответил Дима.

— Вы в трезвом рассудке, молодой человек?

— В трезвом. Константин меня напоил каким-то чаем, но на вкус вполне обычным...

— Какой Константин?

— Я его первый раз на кафедре видел.

— Вы вдвоём что ли тут какие-то странные чаи гоняли?

— Нет, со всеми, — Дима стал припоминать произошедшие события и уверенность в его голосе сбавлялась.

— Может быть, я тоже веселился с вами?

— Не совсем с нами, но тоже. Да. — Диме стало немного не по себе после того, как он догадался о том, что произошло. — Егор Иванович, а сейчас какой год?

— Нажрались значит всё же. А ведь такой хороший студент. 2012-й всё ещё. Год «конца света», как говорят древние майя и современные конспирологи. До 2013-го вы допиться не успели. Давайте, освобождайте помещение, — проворчал профессор. Завтра с коллегами отмечать будем.

— А почему только завтра? — вырвалось у Димы.

— Действительно. Надо было у тебя спросить, когда на кафедре Новый год справлять, — заведующий начал вертеться вокруг своего стола, тихо напевая про отсутствие кого-то в цеху.

Пока Егор Иванович не предъявил ещё каких-либо претензий к Диме, новоявленный студент решил поскорее удалиться подальше от кафедры. Выйдя в коридор, он оглянулся и отметил, что за пять лет изменилось не так уж много в университете. По крайней мере очевидных нестыковок Дима не заметил.

— Стародубов! Хорошо, что я вас нашла, — произнесла немолодая женщина, приближаясь к Диме.

— Вы живы? — с неуместными нотками ужаса вырвалось у него. — Здравствуйте! — нарочито громко произнёс Дима, надеясь, что первую фразу никто не услышал.

— Я, конечно, в возрасте, но всё ещё живая, как вы можете убедиться, — ответила женщина. — И вам доброго здравия желаю. Вы уверены, что хотите оставить тему дипломной работы неизменной?

С губ Димы чуть не вырвался предательский вопрос о какой конкретно теме идёт речь, но он всё же собрался с мыслями и вспомнил подробности пятилетней давности.

— Да, я ничего менять не буду.

— Тяжело будет защититься. Кстати, что там у вас с английским? Слышала, что не всё в порядке.

— Да почему у меня с английским-то не должно быть в порядке? — резко ответил студент. — Пять лет назад у меня не было никаких проблем с ним, — поняв, что сказал лишнее, потупил взор.

— Пять лет назад вы не являлись студентом моего факультета, поэтому мне не слишком интересно знать о наличии или отсутствии проблем в вашем прошлом. Но сейчас мне такой позор не нужен — срочно отправляйтесь на кафедру иностранных языков, ищите своего преподавателя. Я поинтересуюсь ещё до Нового года о ваших успехах. Всего доброго!

Женщина развернулась и пошла в сторону лифта. Дима же стоял в недоумении и не знал, стоит ли ему идти на кафедру иностранных языков. Вдруг, вернувшись назад в будущее, он обнаружит себя без диплома из-за такого просчёта. Сетуя на неправильное прошлое, молодой человек побрёл по ступеням вверх на кафедру иностранного языка. Пройдя один лестничный пролёт, Дима замер — вниз по лестнице с зачёткой в руках бежала радостная жена.

— Привет! — крикнул Дима.

Таня удивлённо глянула на него и притормозила бег.

— Здравствуй! — после небольшой паузы она ответила на приветствие.

— А, мы ведь ещё не знакомы! — хлопнул себя Дима по лбу.

— Я знаю, как тебя зовут, — ответила Таня.

— Так и я знаю, — с бодростью в голосе сообщил гость из будущего.

— Ты хотел познакомиться?

— Хотел. Но я должен позже.

— Хорошо, давай позже, меня ждут, — с разочарованием в голосе сообщила девушка.

— Нет! Гадость какая! Точно же! — Дима закатил глаза.

— Ладно, давай сейчас. Я Таня.

— Дима. Да я вспомнил, ты же с химиком каким-то встречалась.

— Я и сейчас встречаюсь, вот он, кстати.

Дима недобро глянул на подходящего к ним щуплового студента с жидкой бородой. Не слишком приятно было мириться с тем фактом, что твоя жена, пускай и временно, но находится в отношениях с другим.

— Это ненадолго, — чуть слышно произнёс Дима. — Но тут же с испугом подумал, а вдруг тут что-то изменится, как с английским.

— Странный ты. Ладно я пошла. До встречи, Дима.

— До встречи. — Дима пару мгновений помялся, но потом не выдержал. — Эй, Серёга!

— Ты мне? — щуплый с нескрываемой неприязнью глянул на Диму.

— Тебе! Тут клуб открывается скоро на Дзержинского. Девчонки там просто отпад! Обязательно приходи туда, желательно подвыпившим. И Таньке не забудь смс по ошибке отправить, сообщив, как там весело. Нет, правда, чего тянуть — всё равно к этому всё придёт!

— Идиот, — ответил щуплый.

Таня с недоумением посмотрела на Диму и тоже произнесла что-то нелицеприятное. Тут и Дима задумался, что форсировать события вряд ли стоило, теперь этот хмырь клубы стороной будет обходить и вряд ли допустит такую оплошность.

— Да ладно вам. Шутка! — попытался разрядить обстановку Дима.

— Пошли, — сказал Тане Серёга.

Дима расстроенный побрёл на английский. Дойдя до двери кафедры, он решил остановиться и собраться с мыслями. Но внезапно открывшаяся дверь собраться с мыслями ему не дала.

— Стародубов? Заходи. Людмила Викторовна вас отправила сюда? Что ж вы под конец учёбы так портиться начали? Такой хороший поступил, а сейчас…

— Я и сейчас хороший, — оправдывался нерадивый студент.

— Хороший давно бы все тексты для допуска сдал. Ну, что вы мне принесли?

— Что принёс? Ах да, мне нужно распечатать только всё это. А у вас есть флешка?

— Флешка? Вы распечатывать собрались что-то с моей флешки?

— Ой, не флешка. Это я пошутил так. Ладно, я пойду, — в конец запутавшийся Дима поспешить ретироваться, захлопнув дверь прямо перед носом преподавателя. Та не растерялась и снова распахнула дверь.

— Давайте без фокусов, Стародубов. Журнальная статья должна быть вашей, на вымышленное событие, а не вольная обработка NewYork Times или The Guardian.

— Разумеется, так и сделаю, — согласился молодой человек, на ходу обдумывая оставшиеся варианты.

— Жду один час. Потом еду домой и ваши проблемы меня больше волновать не будут.

Спускаясь, Дима вновь наткнулся на щуплого приятеля Тани.

— Стародубов! Ты про клуб какой-то говорил?

— Да ладно, говорю же шутка, забудь.

— Нет, я хочу туда пойти.

— Ты можешь пойти в любой клуб.

— Хочу в этот.

— Хорошо, иди в этот.

— Ты пойдёшь со мной?

— Зачем?

— Не хочу один. Не с Танькой же идти. Достала она меня уже.

— Хорошо, пошли, — приободрился Дима. — У университета в 11 вечера встречаемся, идёт?

— Идёт.

Дима в приподнятом настроении побежал в раздевалку, напевая что-то про угон машины-девятки. Внизу ему встретилась Людмила Викторовна.

— Как английский?

— Блин, ещё же английский… — замедлил свой бег Дима. — С английским я почти всё решил, не волнуйтесь.

— Я и не волнуюсь. А вот вам бы хоть немного стоило.

Не добежав до раздевалки, Дима помчался в библиотеку.

— Можно за компьютер? — поприветствовав взмахом руки библиотекаря, Дима уже почти опустился на стул.

— Студенческий.

Дима пошарил по карманам и констатировал факт, что студенческого у него нет, равно как и бирки, по которой он мог бы получить одежду. Да и одежды его, возможно, в гардеробе не было.

— Вы же знаете меня, можно я быстро?

— Знаю. Поэтому нет, — ответила библиотекарь.

— А бумагу с ручкой можно?

— Можно.

Дима уселся за парту и начал строчить вымышленную заметку на английском от руки.

***

— Когда я говорила вам написать заметку, речь шла о более приземлённых вещах, а не о фантазиях на тему маловероятных событий. — преподаватель читала с лёгким недоумением.

— Чего же тут маловероятного?

— Нет, ну то, что мы шикарно проведём Олимпийские игры, да ещё победим на них — это, конечно, верх оптимизма. Ну ладно, пускай, хочется вам верить в это. Но что за беспредел вы придумали с отбором медалей и аннулированием результатов, да ещё и явно намекаете на какой-то заговор? Международные спортивные организации имеют большой авторитет и не стали бы заниматься такой ерундой. Это ж надо придумать...

— Такое будущее тоже имеет право на существование, пускай я его и придумал.

— Какое-то оно у вас странное будущее получается.

— Так что с английским? Верно ли грамматически всё выстроено? Нет ли каких-либо нареканий к лексике?

— Да, всё замечательно, — с удовлетворением ответила женщина. — Кстати, я заглянула в свои записи и к удивлению обнаружила, что никаких проблем у вас нет. Ошибка вышла, прошу извинить меня.

Дима покраснел от негодования, потом немного позеленел и даже посинел, поёжившись от холода.

— Не надо играть в хамелеона, сейчас окно закрою. Так какие ставки порекомендуете?

— На красное.

— Я серьёзно.

— Тогда на чёрное.

— Дмитрий, для меня здесь всё понятно — слишком уж почерк знакомый.

— Это мой почерк. Я сам заметку писал.

— Заметка лишь только подтвердила мои догадки. Это он вас сюда послал?

— Почему он? Она. Людмила Викторовна вообще-то.

— Я думаю, что вы поняли о ком речь.

— Ну тогда он. Константин.

— Константин Филиппович. Всё так же наивно мне шлёт приветы издалека. И что же он мне хотел передать в прошлое? Не переживать, что он так надолго отлучился?

— Не ходить к подруге Марии на день рождения.

— Замечательно. Не пойду. И что это даст?

— Этого я уже не знаю. Он мне вообще не слишком-то много рассказал. Не сказал кто вы, где вас именно искать. Хорошо, что всё так получилось. Честно, надеюсь, что я вам помог.

— Может быть, молодой человек. Может быть, помогли. К Марии я не пойду. Но, а вы что? Не жаль тратить столько времени?

— В каком смысле?

— Вы благородно перенеслись сюда, передать мне послание Константина Филипповича. А сейчас вам придётся торчать в прошлом, где вам всё уже известно целых, сколько там лет?

— Пять… Почему торчать. А разве я?

— Разве что? Константин Филиппович забыл сказать, как вы вернётесь? Или просто решил умолчать?

— Нет. Не мог же он так поступить?

— Отчего же не мог? Очень даже мог. Не знаю, почему вы решили довериться первому встречному.

— И что же мне делать?

— Что делать? Ну, наслаждаться возможностью вновь прожить эти пять лет. Может быть, исправить ошибки, которые вам казались фатальными. Это ведь здорово? Ещё один шанс. Так, кто выиграет чемпионат мира по футболу в 2014 году?

— Германия, — растерянный Дима собрался уже в коридор.

— Неожиданно. А что же Бразилия?

— Без медалей останутся, да ещё и немцам в полуфинале 1:7 уступят.

— Крайне любопытно. Может быть, ещё что-то помните?

— Да много чего помню. Но сейчас мне нужно кое-куда сходить. Давайте я как-нибудь позже к вам зайду и поделюсь знаниями об уже прожитом мною будущем.

— Договорились.

***

— Готов? — поздно вечером Дима стоял на улице, ёжась от холода. Ему очень повезло, что в гардеробе оказалась его старая, да ещё и не очень тёплая курточка.

— Наверное, — ответил Серёга. — Хотя знаешь, что. Не пойду я в клуб. Пойду с Танькой мириться. И вообще я думаю, что пора уже предложение ей делать.

— Что предлагать собрался? — спросил Дима, похолодев уже не только от мороза.

— Как что? Руку и сердце.

— Ты давай, не шути так. Достала она тебя, сам же говорил. А ещё она скрипит зубами по ночам и полотенце в ванной никогда не вешает на место.

— Откуда ты…? — набычился Серёга.

— Я из будущего. Смотрел такой фильм?

— Что ты несёшь?

— Нет, ну не совсем из такого далёкого будущего… — Дима едва увернулся от агрессивного выпада Серёги. — Ты чего дерёшься?

Тот не ответил и продолжал яростно махать руками в сторону Димы, пока соперник не хлопнул ему в ответ по уху. Ярость Серёги чуть спала, и он просто со злобой смотрел на Диму, сидя на снегу.

— Жена она моя в будущем, — серьёзно сказал Дмитрий.

— Не бывать тому! Я уже… — начал длинный монолог Серёга.

— Бывать. — укоротил длинный монолог Серёги Дима. — А теперь пошли уже в клуб.

— Не хочу, — обиделся Серёга.

— Там весело, — попытался приободрить соперника Дима.

— Ну тогда пойдём.

***

Если особых изменений в университете не произошло, то город за несколько лет заметно поменялся к большому удивлению Димы. Это когда каждый день ходишь мимо одних и тех же зданий, мимо начинающихся и заканчивающих строек, то не замечаешь подмены. А за пять лет… Да много чего может произойти за пять лет.

— А что там в будущем? — поинтересовался Серёга.

— Что именно тебя интересует?

— Ну не знаю. На Марс слетали?

— Кто?

— Как кто? В Америке же какой-то гений живёт, в 2018-м обещал доставить людей туда. Наверное уже ракета к полёту готова, добровольцы ждут старта?

— Гений? Можно и так сказать. Он и в конце 2017-го продолжает обещать. Но только к полёту на Марс человечество особо не приблизилось. А хочешь узнать, кто выиграет чемпионат мира по футболу?

— Да мне как-то вообще спорт не интересен.

— Ну ладно, тогда не узнаешь. Вот он новый клуб.

Перед глазами Димы и Серёги предстала длинная очередь, которая очень медленно двигалась по направлению ко входу. Кто-то из стоящих спереди проникал внутрь, иные же разочарованно выходили обратно, ругаясь и доказывая, что одеты они весьма прилично. Простояв неопределённое количество времени, часов у Димы не было, молодые люди всё же добрались до входа. Два шкафоподобных человека оценивающе посмотрели на Диму с Серёгой, затем один из них кивнул, позволив студентам пройти в помещение.

Внутреннее убранство заведения значительно отличалось от того, что могли в те времена предложить другие ночные клубы. На стенах висели ретрофутуристические картины из несбывшегося прошлого. Мебель, судя по всему, переехала из паропанковых произведений. Создавалось впечатление, что герои пробрались в какую-то подводную лодку. Правда не настоящую, а представляемую беспокойными умами прошлых веков, когда никаких подводных лодок в реальности не существовало. Серёга был явно впечатлён и смотрел на всё с разинутым ртом.

— Смотри какой вентиль интересный!

— Лучше посмотри какие девушки! — хотел переместить фокус внимания Дима.

— Да что там девушки, вот вентиль…

— Пойдём на танцпол? — Дима решил хорошенько повеселиться, чтобы отпраздновать своё попадание в прошлое, где, вероятно, застрял на несколько лет.

— Там же нет ещё особо никого?

— Так мы там будем.

— Нет, я лучше в бар. Пока как-то не в настроении. Мне нужно всё осознать, я ведь с Таней расстался. А значит мне нужно горько пить и грустить.

— Пьют слабаки.

— Тебе легко говорить. А, впрочем, кто я, если не слабак?

— Можно ведь веселиться и танцевать. В конце концов, ты же сам говорил, что она тебе надоела? Чего грустить понапрасну?

— Нет. Сперва пойду всё же погрущу, — Серёга отправился к барной стойке и уселся рядом с каким-то кучерявым типом в очках.

Дима тем временем подрыгал руками и ногами на танцполе, окончательно распугав всю малочисленную публику и решил, что теперь самое время позвонить Тане. Немного отойдя от шумных колонок, он набрал знакомый номер, но ахнул, не успев позвонить своей будущей жене — Таня в компании кавалера заходила в клуб. Улучив момент, когда девушка отошла прихорошиться, Дима быстро подошёл к негодяю и злобно уставился на него.

— Чего надо, пионер? — поинтересовался негодяй.

— Твоя девушка — моя будущая жена, — дерзко заявил Дима.

— Чего? — разъярённый негодяй выхватил телефон. — Ты знаешь кому я сейчас позвоню? Да тебя…

— Мне плевать, — Дима был непреклонен.

Негодяй набрал номер, дождался ответа, что-то резко проговорил и передал трубку Диме.

— Алло! — Дима не хотел показаться трусом и поэтому не стал отказываться от разговора со страшным незнакомцем.

— Кто это? — прозвучал в трубке какой-то не очень мужественный голос.

— Дима. А это кто?

— Алина.

— Понятно.

— Зачем мне Алина звонит? — спросил Дима негодяя.

— Алина? — негодяй вопросительно посмотрел на Диму. — Не тот номер набрал что ли...

— Что там у вас происходит? — прозвучал голос из трубки. — Где там мой Стас?

— Ваш Стас?

— Да, мой молодой человек Стас.

— Так это… Это не Таня твоя девушка? — негромко переспросил Дима негодяя.

— Что ты сказал? — перекрикивая шум музыки, уточнил Стас.

— Это не Таня твоя девушка? — уже громче спросил негодяя Дима.

— Алина моя девушка. И она не будет твоей женой! — воинственно сказал несостоявшийся негодяй.

— А Таня где? — удивлённый Дима глянул в сторону уборной.

— Вот они, с Алиной идут вместе, — указал собеседник.

— Так значит не такой уж ты и негодяй, Стас! — расслабился Дима. — Я думал, что твоя девушка Таня…

— Второй раз уже за день натыкаюсь на тебя. Какой ты навязчивый! — Татьяна оглядела с головы до ног Диму.

— Димка! — подбежал подвыпивший Серёга. — О привет, Тань!

— Что ты здесь делаешь? — изумлённо спросила она.

— Ну, он из будущего, — Серёга ткнул пальцем в Диму. — В общем, он сказал, что всё равно всё придёт к тому… То есть теперь вы... Точнее не теперь, а потом… Короче, Дима тебе потом всё расскажет.

Пока Таня стояла, мягко говоря, в изумлении, Серёга переключился на Диму:

— Там такой мужик обалденный. Он такое может вытворить! — и повёл Диму в сторону.

— Какой мужик? Что ты несёшь?

— Обалденный, говорю же, — Серёга подвёл Диму к кучерявому очкарику.

— Здравствуйте! — поприветствовал незнакомца Дима. — Тип ему
показался смутно знакомым и почему-то неприятным.

— Он сейчас мне такой коктейль намудрил. Мне так весело теперь. Даже
совсем из-за Таньки не грущу. Он и тебе сейчас сделает. Да ведь Георг… то есть Гри… Короче, дружище, можешь Диме что-нибудь эдакое сделать.

— Запросто, — кивнул тот. — Я могу такой коктейль сделать, что всю ночь, как огурец будешь. А потом ещё и утром в порядке, — сказав это он плеснул какую-то дрянь из пробирки в бокал.

— Это гений! — восторгаясь, восклицал Серёга. — Почти, как тот, что на Марс обещает людей отправить.

— Что вы подмешали ему? — спросил Дима.

— Это секретные ингредиенты!

— Наркотики что ли?

— Почему сразу наркотики? Просто стимуляторы. Он сейчас хоть стометровку, как олимпийский чемпион пробежит, хоть…

— Олимпийский?

— Выпей, — собеседник протянул бокал Диме.

— Не употребляю алкоголь.

— А это вовсе и не алкоголь, молодой человек. Это мой фирменный коктейль. Я думаю как его назвать. Может «Тархун» или «Буратино»?

— Больше похоже на «Дюшес», — влез в разговор Серёга.

— Когда я в последний раз согласился выпить неведомый напиток, то я на пять лет назад угодил. Так что нет, спасибо.

— Так вы у нас герой! Путешественник во времени? Но какой же герой без сверхспособностей? А что? Капитан Америка есть, будет и Капитан Россия. Достигнете пика физических возможностей. У вас вполне подходящая комплекция.

— Мне это не нужно, я обычный преподаватель. То есть сейчас я вообще студент.

На Диму накатывало странное ощущение дежавю. Ему показалось, что время замедлилось, клубная музыка превратилась в классическую и всё вокруг стало так прекрасно. Серёга сонно сидел в кресле и совсем не выглядел человеком, который готов бежать стометровку, Таня со своей подругой Алиной о чём-то весело беседовали у противоположной стены. Вот только «гений» почему-то с испуганным лицом спешил спрятать пузырёк с жидкостью. Дима обернулся и увидел, как в клуб вбегают люди в камуфляже с закрытыми лицами и автоматами наперевес.

— Наркоманов ловят, — беспечно заметил он. — Но вам ведь нечего бояться? Правда?

Кучерявый очкарик побледнел. Дима крепко схватил его за запястье и потащил прямо к вбежавшим сотрудникам правоохранительных органов.

— Куда!? — рявкнул один из них.

— Тут гражданин требует обыскать его, — Дима с улыбкой пододвинул гражданина поближе.

— Обыщи, — приказал своему товарищу человек в маске. — А ты на месте стой, тебя тоже обыщем.

Дима с удовлетворением наблюдал, как из карманов собеседника доставали какие-то пакетики с порошками и непонятные бутылочки с сомнительными жидкостями.

— Да вы знаете кто я такой?! Да меня всё равно отпустят! А вам по шапкам надают! — вопил очкарик. — Я ценный кадр! Да без меня… — продолжение Дима не услышал, так как ценного кадра увели в наручниках за пределы заведения.

Диму обыскали и с пожеланиями хорошего вечера отпустили. То же самое проделали и с большинством других посетителей. Через несколько минут хозяин заведения объявил, что это была плановая проверка с целью отсева неблагонадёжных посетителей.

— В нашем клубе танцы и веселье без стимуляторов, — на позитивной ноте закончил он свою речь.

— Но с алкоголем и, судя по всему, пока всё ещё с сигаретами, — буркнул Дима, неприязненно поглядывая на курящих рядом молодых людей.

— Где я? — оживился Серёга.

— Всё там же, — объяснил Дима.

— А гений где? Он мне формулы кое-какие хотел сообщить по секрету — как химик химику.

— Он уже в другом месте и надеюсь застрянет там надолго.

— Эх. Думал тоже гением стать. Раз уж с Танькой не задалось, чем ещё заняться? — грустно вздохнул Серёга.

— Точно. Танька! — Дима, схватив свой стакан, молнией помчался к столику, где сидела Таня со своими знакомыми.

— Снова ты? — Таня скромно и даже как-то наивно улыбнулась.

— Снова. Я хотел кое-что рассказать. Пойдём прогуляемся?

— Мы не так уж близко знакомы, чтобы гулять по ночам. И вообще вон там мой молодой человек сидит, — указала Таня на Серёгу.

— Странные у вас отношения были…

— Были? — Таня с удивлением посмотрела на Диму.

— Были. Я из будущего, Таня. В будущем я твой муж. Я это хотел сказать.

Таня в этот момент пила сок из бокала и поперхнулась. Посмотрела на Диму с прищуром и выдала, что, к сожалению, Дима совсем не её типаж.

— Да как не твой? Нет, мы чуть позже познакомились, возможно, ты взгляды подкорректировала.

— Хорошо. Тогда какой мой любимый цвет?

— Откуда я знаю, я как-то не интересовался.

— Вот! Говорю же, врёшь. И Серёгу споил. Что ты ему там напридумывал?

— Что ты скрипишь зубами по ночам и полотенце в ванной никогда на место не вешаешь.

— Ах! Тогда действительно я поверила, что ты мой муж из будущего.

— Правда?

— Нет! — и Таня выбежала куда-то, не сдержав слёз.

— Куда ты? — озадачился её будущий муж.

— В сад, если судить по логике сюжета. В женский туалет сейчас всё равно огромная очередь, — сообщил Стас, который, сидя со столиком, внимательно слушал весь этот разговор. — Если честно, то ты мне больше нравишься, чем её бывший, — ткнул в плечо Диму Стас. — Мы как там в будущем? Подружились с тобой?

— Что-то я тебя вообще в будущем не знаю, — растерялся Дима. — И девушку твою тоже.

— Странно… — Стас глянул на Димин бокал. — Ты сок что ли пьёшь?

— Сок.

— Ну давай, и я выпью с тобой сок. За будущее!

Дима опустошил бокал, отметив про себя, что сок какой-то странный. В чём именно была странность, он понять не успел, поскольку потерял сознание.

***

Когда сознание вернулось, молодой человек открыл глаза и вновь обнаружил себя на кафедре. Рядом с ним стоял весёлый Константин.

— Получилось?

— Вроде получилось, — просипел Дима, потирая глаза.

— Мне сейчас жена по телефону позвонила. Говорит пирожки стынут, давай домой поскорее.

— Рад за вас. Я обратно вернулся в 2017-й?

— Верно! А ещё смотри что! — Константин потряс газетой перед глазами Димы.

— Что там? Она же старая, — Дима перевёл взгляд на дату. — Сейчас точно конец 2017-го?

— Точно. Ты новости спорта глянь!

— Сборная России заняла 2-е место в общекомандном зачёте на чемпионате мира по бобслею и скелетону в Сочи, — прочитал Дима. — И что тут удивительного? Не по футболу же.

— В Сочи! — торжествовал Константин. — Чемпионат мира переносили из-за отказа ряда спортсменов приехать на турнир из-за допинговых скандалов, не помнишь?

— Что-то такое припоминаю.

— Вот ещё мартовская газета, — Константин радостно тряс непонятно откуда взявшейся на кафедре спортивной прессой. — Здесь результаты этапа Кубка мира по лыжным гонкам в Тюмени и финала Кубка мира по конькобежному спорту в Челябинске. Понимаешь, что всё это означает?

— Может быть в клубе…

— Может быть, — согласился Константин. — А теперь я помчался домой, к жене. Счастливо!

— Подождите, а как вообще…?

— Дима! — в дверях появился заведующий кафедрой. — Я тебя потерял.

— Вы сейчас видели Константина в дверях?

Заведующий присмотрелся к двери, осмотрел её пристально и ответил, что никакого Константина в дверях нет, если только Константин не является микробом..

— Но это ладно! Я тебя знаешь зачем ищу? Жена твоя звонила на кафедру. Алина, кажется. Потеряла тебя.

— Что? — Дима подпрыгнул от негодования. — Моя жена Таня.

— О! Точно, Таня. Чего ты кипятишься, запутался я немного — с кем не бывает? Таня, Алина — какая разница. Главное, чтоб была жена, а то без таковой некоторые дуреют.

Дима в спешке начал набирать номер и с облегчением вздохнул, когда услышал возмущённый, но родной голос.

— Скоро буду дома, — успокоил жену Дима.

— Ты когда татуировку сделала? — Дима с недоумением смотрел на предплечье жены, где кроваво-красным цветом было набито слово “Cannibal”.

— А то ты не знаешь, — фыркнула Таня.

— Что-то не припомню, если честно. Но ведь ты с детьми работаешь. Что в детском саду скажут?

— В каком детском саду? Я никогда там не работала. Может ты с кем-то меня путаешь? — Таня изобразила обиду.

— Не путаю. Странно всё это. Знаешь откуда я вернулся?

— Полагаю, что из университета. По крайней мере, хотелось бы на это надеяться, — Таня с каплей недоверия посмотрела на мужа.

— В конечном итоге из университета, конечно, — Дима без труда выдержал испытание взглядом. — Но до этого со мной случилось чудо.

— Зарплату повысили? — с нескрываемой иронией поинтересовалась жена.

— Зарплата у меня и так нормальная, для моей должности и опыта, — покраснев, одёрнул супругу Дима. — Я каким-то неясным для себя образом оказался в прошлом.

— Чудеса какие, — без особого энтузиазма отреагировала Таня. — И как там в прошлом?

— Да почти так же, как и было. Единственное какая-то ерунда с английским…

— Подожди. Ты серьёзно?

— Про английский? — уточнил Дима.

— Про путешествие в прошлое.

— Серьёзней некуда. Кажется, я даже кое-что поменял в нём. Наверное, и татуировка у тебя оттуда. И работа другая. Кстати, где ты сейчас работаешь?

— Там же, где и ты.

— В университете?

— Разве это работа? В институте истории.

— Удивительно. Так ты получается всё-таки решила пойти в аспирантуру?

— Решила. Так что там в прошлом кроме английского? Далеко угодил?

— Не очень. На пять лет назад — в 2012-й год. Причём в пространстве никаких изменений не произошло, я ровно на том же месте оказался, где и сидел.

— Классно. Я бы тоже так хотела. Интересно, почему 2012-й год? Это ведь тогда конца света ждали?

— Вроде да. Но не думаю, что по причине конца света меня именно туда занесло. Я вообще не понял, как туда попал и, если честно, не разобрался, как получилось вернуться обратно. Думал, что мне пять лет придётся там торчать, пока не доживу до наших дней, — Дима задумался на короткое мгновенье. — Я одному человеку пообещал помочь, и это он, возможно, поспособствовал моему «путешествию». Может мне удастся с ним ещё раз встретиться...

— И кто же это был? — Таня нахмурила брови.

— Мужик один, — пожал плечами Дима. — На кафедре у нас оказался во время празднования. Насколько я понял, муж моей преподавательницы по английскому языку.

— Что ты сразу у него ничего не спросил? Согласился отправиться в прошлое и даже не поинтересовался, как возвращаться будешь?

— Как-то не подумал. Я и когда вернулся обратно ничего не успел у него спросить. Подозрительно быстро тот умчался.

— Дим, а ты уверен, что ты куда-то вообще отправлялся? Может тебе это всё почудилось? Каким образом ты туда переместился? На кафедре у вас есть «кротовая нора»? Мужик этот притащил портативную машину времени?

— Нет. Он мне какой-то напиток дал, я выпил и…

— Понятно всё с тобой. Какой-то напиток и стал причиной всех твоих «приключений».

— Но татуировка, место работы…

— Память себе немного повредил. Помнишь, как летом было? Тебе ведь тоже казалось, что ты тогда что-то необычное видел?

— Может и так… Но всё же я уверен, что по-настоящему попадал в прошлое. А знаешь, как проверить? Константин, это тот человек, что меня в прошлое отправлял, при моём возвращении, показал мне спортивные газеты.

— Какой молодец. Хотел, чтобы ты был в курсе свежих спортивных новостей.

— А вот и дудки! Новости были не такими уж свежими.

— Значит он какой-то странный. Хотел, чтобы ты был в курсе несвежих спортивных новостей.

— Нет! Он показал мне, что я изменил ход истории.

— Какой ты самонадеянный, ход истории изменил.

— Вот скажи мне. Наши едут на Олимпийские игры?

— Откуда я знаю? Едут, наверное, я как-то за спортивными новостями не слежу, — отмахнулась Таня.

— А вот, когда я из того 2017-го года направлялся в прошлое, не знать о спортивных новостях было почти невозможно, — Дима вспомнил, как ещё некоторое время назад эмоционально реагировал на происходящее и даже подёргал носом из-за нахлынувших воспоминаний. — Да что я это тебе рассказываю, сейчас посмотрим, чего там в интернете пишут.

— И что же там пишут? — Таня тихонько подкралась к Диме, попутно прихватив с собой шоколадную конфету со стола.

— Сейчас посмотрим, — погрузившись в виртуальный мир, наш герой оперативно нашёл нужную информацию. — Вот! Об этом я и говорю — значит всё получилось.

— Что получилось? Едут наши? — хотя Таня была равнодушна к спорту, имитировать неподдельный интерес в нужный момент у неё получалось весьма хорошо.

— Конечно, едут. В газетах, которые мне показывал Константин, было что-то про чемпионат мира по лёгкой атлетике... А вот глянь — Олимпийские игры в Рио-де-Жанейро. Сборная России заняла второе место в общекомандном зачёте, а вовсе не четвёртое!

— Это меняет дело, — с серьёзным видом сообщила Таня, поражаясь, как с таким неподдельным интересом в принципе можно обсуждать спортивные события. Пока супруг со счастливым взглядом перескакивал с заголовка на заголовок, она утащила со стола ещё одну шоколадную конфету.

— Или вот, — продолжал Дима, — результаты этапа Кубка мира по биатлону в Тюмени за 2017-й год.

— А что с ними не так?

— Так не было там никакого этапа в 2017-м году, перенесли в другое место.

— Вот тебе здравствуйте! — возмутилась Таня. — А мы чего в Тюмени делали?

— Когда это? — пришёл черёд удивляться её мужу.

— Посмотри фотографии у меня на странице. Тюмень. Кубок мира по биатлону. 2017-й год. Всё верно?

— Верно, — открыв страницу Тани в социальной сети, Дима призадумался. — Но я ничего не помню. Так вообще бывает?

— Я продолжаю придерживаться своей точки зрения — непонятные напитки тебе противопоказаны. Пьёшь всякую дрянь с сомнительными личностями, потом из головы события вылетают...

— Очень мне интересно, что ещё из моей головы могло вылететь… Нет, я всё же уверен, что ничего не забыл. И ещё я начинаю понимать, что можно корректировать прошлое…

***

— Нельзя! — отчеканил строгий женский голос в телефонной трубке. На следующий день после происшествия Дима решил, что лично посетит Константина, к которому у него накопилось немало вопросов.

— Как нельзя? Я понимаю, что номер телефона — это конфиденциальная информация, но скажите хотя бы, как на этой неделе работает Ольга Леонидовна?

— Не работает она уже здесь три года. Извините, Дмитрий Александрович, но ничем помочь не могу.

— Не работает, — повторил Дима. — Три года. Где мне теперь найти Ольгу Леонидовну? Точнее даже не её, а Константина Филипповича этого...

— Поищи в социальных сетях, — посоветовала Таня.

— Искал уже — нет её там. А его найти вообще проблема. Может он никакой и не Константин Филиппович.

— Ладно тебе! Побывал в прошлом, не побывал — какая разница. Теперь ведь не хуже, чем было?

— Вроде не хуже. Но я хотел бы ещё попробовать. С возможностью вернуться, конечно, — поправился Дима, заметив строгий взгляд жены. — Вдруг я ещё что-нибудь лучше сделаю.

— В фантастических произведениях обычно ни к чему хорошему это не приводило в конечном итоге, — серьёзно сказала Таня.

— Так это в фантастических произведениях, — возразил Дима. — Если б я в фантастическом произведении прохлаждался, разве ходил бы я на работу каждый день?

— А чего бы ты делал?

— Ну… — Дима призадумался. — В зависимости от обстоятельств. Или на космических ракетах летал или магические зелья в подвале замка варил. Одно из двух.

— Ещё у тебя была бы сказочная принцесса? — будто бы с обидой в голосе произнесла Таня, заваривая себе крепкий чай.

— Зачем мне сказочная принцесса на космическом корабле? — призадумался муж. — Да ладно, шучу. Ходил бы на работу даже в фантастическом произведении и жил с тобой, как в сказке.

***

— Таня, а у тебя была подруга Алина в университете? — спустя несколько часов после возвращения, Дима наконец-то решил задать этот вопрос.

— Была, — Таня помрачнела. — Зачем ты спрашиваешь, будто не знаешь?

— Что я должен знать? — не понял Дима. — Просто там в прошлом я видел тебя в клубе с этой Алиной. Вроде бы вы общались как лучшие подруги. Но до попадания в прошлое я о ней совсем не слышал от тебя. Почему?

— Она погибла в автокатастрофе, — каким-то чужим голосом произнесла Таня.

— А Стас?

— Стас тоже. Ты совсем не помнишь? — Таня посмотрела на супруга так, будто видела его впервые.

— Этого прошлого для меня раньше не существовало, — пожал плечами Дима. — Прости, что напомнил тебе. Значит я просто обязан отправиться на несколько лет назад ещё раз. Думаю, это не менее благородная цель, чем помирить незнакомого мне человека с женой.

Но Таня уже не слушала его, а удалилась в спальню, не сдерживая слёз. Чувствовал себя Дима паршиво, но решимости изменить мир к лучшему у него явно прибавилось. Из колонок ноутбука звучала старенькая песенка, которая навела нашего героя на кое-какие мысли:

Чей чай горячей?
Чей чай горячей?*

Спустя четверть часа, он уже готов был пойти в магазин за чаем. Если в первый раз удалось отправиться в прошлое, выпив какой-то чай, то это должно сработать и во второй раз — считал молодой человек.

— Куда ты направился? — Таня смотрела, как Дима пытается в спальне найти два одинаковых носка в куче чёрных.

— Вот эти больше всего похожи друг на друга, — попытался убедить он сам себя. — За каким-то чаем. Я думаю у меня всё получится! — уверенный в успешной реализации своих планов, сообщил он жене.

— Получится купить чай?

— Получится попасть в прошлое, выпив чайку.

— Откуда ты знаешь, что это вообще был чай?

— А что же ещё. В конце концов, как я ещё попаду в прошлое?

— Хватит, побывал уже. Не думаю, что из этой твоей затеи что-нибудь дельное выйдет.

— А если получится? — не унимался Дима. — Разве ты не хотела бы вновь увидеться со своей подругой?

— Хотела бы. Но вдруг твоё вмешательство приведёт к каким-нибудь другим негативным последствиям?

— Не приведёт, — без тени сомнений заявил молодой человек.

— Откуда такая уверенность?

— Не привело же в этот раз ни к чему плохому.

— А может быть привело, — Таня вновь пустила слезу, вспоминая свою подругу.

— Если ты про татуировку, то она не так уж тебя испортила, — приободрил Таню муж. — Даже, если я вернусь и застану тебя с сиреневыми волосами, любить тебя меньше не стану, — попытался успокоить он супругу.

***

Остановить или переубедить Диму уже было невозможно — он влез в аляску, замотался в шарф, взял с полки ушанку и направился в мороз. В морозе было, как ни странно, достаточно зябко, дул злой ветер, а потому путь за чаем приятным назвать было никак нельзя. Преодолев невзгоды уральской погоды и несколько сотен метров, Дима ворвался в супермаркет в поисках тепла, понимания и продуктов. Отстояв солидную очередь, благо в поисках тепла, понимания и продуктов там находилось немало людей, Дима с пачкой чая, корзинкой фруктов и тортом, подошёл к кассе.

— Документы пожалуйста.

— Девушка, мне двадцать семь лет уже, — возмутился Дима. — Да и зачем документы? Я ведь ничего такого не покупаю...

— А мне шестьдесят семь, — возразила пожилая девушка. — Сейчас не покупаешь, а потом возьмёшь и купишь.

Дима потерял нить логических рассуждений кассира, но на всякий случай паспорт показал. Бессловесно раздражаясь, наш герой даже не обратил внимания, что документ облачён в ту обложку, которую он полгода назад выкинул по причине её излишней потрёпанности. Обложка, тем не менее, была на месте, причём потёртость казалась не такой уж серьёзной.

— Да что ты мне паспорт тычешь, я уже на автомате спрашиваю. Только рано ты себя что-то в «Клуб 27» записал.

Дима расплатился, уже не думая пререкаться с уставшей кассиршей и поспешил домой. Чай взял из непростых. Как обещала реклама, напиток этого производителя должен был не только помочь в лечении запоров и нормализовать уровень сахара в крови, но также оказывал общий тонизирующий эффект. Почему-то Диме подумалось, что примерно таким чаем его и почивал Константин Филиппович.

На улице приветливей не стало — ветер дул ещё злее, отчего лишний раз глазеть по сторонам не хотелось. Да и чего тут смотреть, Дима практически всю сознательную жизнь проживал в центре и с закрытыми глазами мог описать всё, что его окружало. Ночь, улица, фонарь — почти, как у классика. Правда не было аптеки поблизости, вместо неё имелось здание банка, светившее огромным зелёным «глазом».

Ночь ещё не наступила, просто было темно. Зато чего точно хватало в избытке, так это фонарей. Они мерцали как-то слишком таинственно. Дима даже остановился, чтобы присмотреться к ближайшему фонарю. Присмотрелся и решив, что ничего особо таинственного нет, побрёл дальше. В стоявшем неподалёку храме зазвонил колокол, Диме это опять показалось подозрительным, отчего он вновь встал.

— Ты переходить будешь дорогу или нет? — из автомобиля странный тип с неприязнью зыркнул на медлительного пешехода.

Дима прибавил шаг, пытаясь ещё на зелёный свет проскочить переход. Зазвонил мобильный телефон, наверное Таня хотела, чтобы он взял в магазине что-нибудь ещё.

— Алло!

— Дима, возьми в магазине…

— Что-нибудь ещё? — заботливый муж попытался проявить проницательность.

— Да зачем мне что-нибудь, возьми сыр колбасный и…

— Сырную колбасу?

— Да что ты меня перебиваешь всё, возьми...

Что ещё взять он не успел услышать, так как едва увернулся от автомобиля, промчавшегося в считанных сантиметрах. Кроме того, телефон предательски выскочил из рук и упал. К счастью для мобильника, мягкий снег позволил пережить столкновение с землёй почти без потерь. Дима поднял телефон:

— Гад какой-то чуть не сшиб меня… Так что ты хотела?

— Поговорить, — прозвучал томный женский голос в трубке.

— Ой. А кто это? — Дима от удивления чуть снова не уронил трубку.

— Не надо делать вид, будто меня не узнал, — томный женский голос ничуть не смутился.

— Я правда не узнал.

— Ты всё ещё на меня обижаешься?

— Нет. С чего мне обижаться на незнакомку?

— Вот как? Теперь я для тебя незнакомка.

— Так вы же не представились. Номером ошиблись?

— Я этот номер наизусть знаю и не забуду никогда, — напугала Диму незнакомка.

— Откуда он у вас? — осторожно поинтересовался Дима.

— Я всё поняла. Хорошо, будешь в настроении — звони.

— Договорились.

Завершив разговор, Дима посмотрел номер входящего звонка. Это точно не был номер Тани, чему он слегка изумился. Ещё более смутило нашего героя то, что в контактах этот номер был сохранён под именем Аня. Напрягая память, Дима поспешил домой, благо идти было не так уж и далеко. Мороз чуть отступил, ветер ослабил напор, люди, спешащие за новогодними подарками, куда-то исчезли.

Подойдя к двери своей квартиры, Дима постучал. Не дождавшись, когда ему откроет жена, вошёл внутрь. Сняв обувь и верхнюю одежду, молодой человек зашёл в одну комнату, заглянул в другую, метнулся на кухню и после вежливой паузы всё же распахнул дверь санузла. Тани нигде не было. Что ещё больше расстроило Диму — не имелось и следов её присутствия. Нет, он не надеялся на записку какую-нибудь, но где одежда жены? Где её вещи? Пока Дима продолжал поиски в дверь позвонили.

— Звонок заработал, — обрадовался Дима и, не став смотреть в глазок, открыл дверь. На пороге стояла не Таня и даже не Аня.

— Привет! Я тут перед полётом решил тебя навестить, — старый школьный друг в последнее время заходил к Диме нечасто, но видеть его он всегда был рад.

— Здорово, Лёха! Заходи, конечно, давно не виделись. С наступающим тебя! Куда летишь?

— С каким наступающим? Летишь ты, а я просто повидаться пришёл, — ответил друг, неуклюже топчась в прихожей.

— С Новым годом, с чем же ещё! — улыбнулся Дима. — Куда это я лететь должен?

— До Нового года больше месяца. А лететь куда собрался, это тебе лучше знать. Сам же хвастался вчера, что билеты на самолёт взял.

— Это Танька, значит, решила подшутить надо мной. Аня, наверное, тоже её проделка, — похлопывая по плечу друга, Дима начал смеяться с некоторой ноткой истеричности. — Не хочет, чтобы я экспериментировал.

— Что за Танька? — Лёха прошёл в квартиру и по-хозяйски расположился на диване, включая телевизор.

— Разгадал я вас, хорош уже дурака валять, — начал Дима, приглядываясь к дивану. — Зачем она старый диван притащила? А новый куда дела?

Лёха пожал плечами, щёлкая кнопками на пульте.

— Так кто же такая эта Таня? — спросил он.

— Жена моя.

— И как это называется? Женился и не сказал мне, — разочаровался Лёха в своём друге.

— Вообще-то ты был на свадьбе, — уже без особых эмоций, поняв, что произошло, ответил Дима. — У меня сейчас два вопроса: какой сейчас год и как произошло в этот раз?

— Мда… Что-то тебе совсем крышу двигает в последнее время…

— Год сейчас какой?

— 2013-й. А как произошло «в этот раз» я не знаю. О чём это ты?

— Я опять переместился в прошлое, — сообщил другу новость Дима. — Чай даже заварить не успел...

— Чего-то ты себя переоцениваешь. Если бы ты переместился в 1913-й год, то мог бы торжествовать и гордо именовать себя путешественником во времени. А сейчас какое же это прошлое? Это настоящее.

— Это для тебя настоящее, а для меня нет.

— Может тебе лечиться надо, человек из будущего? У тебя есть бионическая рука? Уже вживили микрочип в лоб? А где твой летающий скейтборд?

— Я из 2017-го года переместился.

— Да? Ну тогда, где твой летающий скейтборд? Они ведь уже пару лет, как должны появиться.

***

— Какой вкусный торт, — за чаепитием Лёха слушал Димин рассказ в пол уха, предполагая, что приятель его не слишком искусно разыгрывает. — Получается ты уже был в 2012-м, потом вернулся в 2017-й и теперь снова в прошлом, только уже в 2013-м году? — зевая, поинтересовался друг.

— Да. Но я полагал, что раз мы с Таней познакомились чуть раньше, то и начали встречаться раньше.

— Всякое в жизни бывает, — Лёха ловко подхватил ещё один кусок торта. — Может поссорились или ещё чего произошло. Позвони ей, да и всё.

— Действительно! Что же я сам не додумался до этого?

Дима набрал знакомый телефон, но в трубке сообщили, что такого номера не существует. Молодой человек попробовал ещё раз и ещё. После восьмой подряд неудачи он бросил эту затею.

— Что-то здесь не так! — призадумался Дима.

— Однозначно! — вторил Лёха. — У тебя, кстати, есть ещё торт?

— Фрукты только есть. А ты знаешь Танин номер?

— Откуда? Я вообще о ней сегодня только узнал…

— Ах да, точно. А вдруг правда с этим прошлым что-то не так, и Тани здесь нет в принципе?

— Ну… не знаю… — пожал плечами друг.

— А куда я лететь собирался? — спросил Дима.

— Надеюсь, на море. Погода сейчас тут не очень, так зачем же тебе лететь туда, где так же пасмурно и дожди? — задумался Лёха. — А ты в ноутбуке у себя посмотри, может на электронную почту билеты пришли?

— И правда. Что-то я вообще туго соображаю в сложившихся обстоятельствах, — Дима включил ноутбук, мысленно ругаясь на неспешность машины, он добрался до своей электронной почты.

— Так куда? — любопытный Лёха пытался заглянуть в экран.

— В Москву. А там пересадка на рейс в Киев.

— Здорово. Это же прямо тур по столицам. В Москве я был, конечно, а вот на Украине нет. Посмотришь там всё, сделаешь фото, потом расскажешь.

— Интересно, я успеваю вообще улететь. Какое сейчас число? — заволновался Дима.

— Какое-то там ноября, — взволнованность передалась и Лёхе.

Дима сверился с датой на ноутбуке и вздохнул с облегчением. Вылет ночью, а значит он не опоздал. Только вот с чем именно? Неужели он просто в этой версии прошлого взял билеты в Киев, чтобы отправиться туда с туристическим визитом?

— Зачем мне в Киев?

— Тебе лучше знать. Зачем туда отправляются люди? Экскурсии, музеи, шоппинг. Всякие там святые места. Те кто аморальней в секс-туры едут. У тебя как с моралью?

— В порядке всё.

— Значит последний вариант не для тебя. Слушай, а что если ты опять должен что-то такое сотворить? Ты же говорил, что какому-то профессору жизнь личную помог наладить, — уточнил Лёха, вспоминая то, что ещё несколько минут назад рассказывал ему Дима.

— Да. Но что и кому налаживать сейчас? Хотя есть одна мысль! Может быть, мне нужно как-то спасти Танину подругу и её парня?

— Может, — согласился Лёха. — А зачем тебе для этого лететь в Киев?

— Сейчас узнаем, — Дима начал непростой поиск в социальных сетях — всё было как-то непривычно и неудобно. В конце концов, он нашёл нужную страничку.

— Симпатичная… — подметил Лёха.

— Ага. Статус читай внимательней.

— Летим в Киев с любимым.

— Видишь! Я должен их спасти, — Дима был рад тому, что нашёл свою миссию в новых обстоятельствах.

— А можешь её спасти, а любимого нет? — с надеждой произнёс приятель.

Дима сердито взглянул на него.

— Да ладно, шучу. Спасай обоих уж, так и быть. Кстати, как ты узнаешь, куда именно они поедут? Вы хотя бы на одном самолёте летите?

— Это я сейчас узнаю, — сообщил путешественник во времени, начав писать сообщение девушке. — Заодно разберусь, почему я до Тани не могу дозвониться.

***

В аэропорту было как обычно людно. Большая группа иностранных рабочих, заработавших себе на авиабилеты, ожидала рейс в Душанбе. Разношёрстная компания молодых семей и молодёжи, семьёй не обременённой, ждала вылет в самые различные тёплые места планеты — Египет, ОАЭ, Таиланд, южное побережье Китая. Люди солидного вида, казалось бы, никуда не спешили, но на самом деле им предйстояли рейсы в Германию или Чехию.

Дима сидел с рюкзаком, считая минуты до своего перелёта в Москву. Компанию ему составляли беззаботные молодые люди, женщины неопределённого возраста с полными сумками гостинцев, какой-то процент деловых людей тоже присутствовал. Некоторое время наш путешественник вынужден был сидеть в одиночестве, отгородившись наушниками от внешнего мира.

Все знают, что не очень я люблю полёт.
Мне говорит товарищ, если сядешь в самолёт...*

— Привет, Дима! — подошёл к нему Стас. — Тоже после Москвы в Киев? С чего это ты так решил всё бросить и отправиться в путешествие?

— Не знаю даже, как сказать. Долгая история, — замялся наш турист. — А вы с Алиной к какому-то другу собрались?

— Да. Захотелось сменить обстановку что-то. Дома сидишь целыми днями: учёба, работа, одни и те же рожи вокруг. Рутина, в общем. Бросили всё и решили улететь куда глаза глядят.

— Недалеко глаза глядят что-то, — усмехнулся Дима.

— Так это сперва в Киев. Потом махнём ещё куда-нибудь. В Крым там или Львов, а потом в Европу.

— Лучше в Крым, — сорвалось у Димы с языка, вспомнившего на досуге некоторые подробности ноября 2013 г.

— Почему это в Крым лучше? — подключилась к беседе Алина.

— Долго объяснять. Не лучшее сейчас время для посещения Львова. Может быть, в ближайшую неделю ещё нормально получится съездить, а если дольше там оставаться планируете, то затея так себе.

— Мы как раз туда собирались ехать на машине, — с разочарованием произнесла девушка. — Потом можно было бы и дальше своим ходом по Европе.

— Вот на машине не надо туда ехать совсем! — запротестовал Дима.

— На поезде что ли? — уточнил Стас.

— Хотя бы… — поразмыслив, согласился Дима. — А, может быть, ну его Львов, составите мне компанию в ближайшие дни в Киеве? А потом вместе в Крым махнём? Погода, конечно, не для пляжей, но пейзажи ведь никуда не денутся и в ноябре.

— А может и правда! — согласился Стас. — Мы же свободны как ветер, куда хотим, туда и едем. Или не едем, если не хотим. Как ветер...

— Ты же ещё вчера во Львов так хотел? — удивилась Алина, не разделявшая пока воодушевление своего спутника. — Кто там говорил что-то про архитектуру исторического центра?

— Вчера хотел, сегодня не хочу. В жизни всё так быстро меняется, — продолжал Стас.

— Странный ты какой, будто под гипнозом, — нахмурилась Алина, искоса глянув на Диму.

— А я здесь не причём, — развёл он руками.

***

Остановка в Москве была недолгой. Рано утром троица вышла в аэропорту «Борисполь». На улице оказалось чуть теплее, чем на Урале, но ощущения, что приехали на юг не было.

— Не вешайте нос, не на юг приехали, в конце концов! — подбодрил компанию Дима.

— Я смотрел на карту и мне казалось, что всё же на юг, — не согласился Стас.

— Юго-запад, а это не совсем одно и то же. Ладно, смотрите какие девушки вокруг красивые, — попытался переключиться на другую тему вынужденный путешественник, но неодобрительный взгляд Алины заставил его вновь замолчать.

— Девушки, как девушки, — буркнула она.

Добравшись до центральной части города, компания направилась греться в ближайшее кафе.

— Почему это официант мне отвечает всё по-украински, если прекрасно понимает по-русски? — возмутился Стас.

— Возможно, мы неудачно выбрали кафе, — пожал плечами Дима. — Но ты же его тоже понимаешь?

— В целом да, но ему сложно что ли?

Впрочем, когда Стасу принесли котлеты по-киевски, он чуть смягчил своё отношение к местному заведению.

— Ладно, еда здесь нормальная. Надо было ещё борщ взять. А что это за компот у тебя? — завистливо глянул он в кружку Диме.

— Узвар. Какой смысл лететь в Киев и заказывать кофе? Кофе я и в Бразилии могу попить.

— Я пока как-то редко бываю в Бразилии, поэтому просто греюсь, — парировал Стас.

Обсудив бегло преимущества и недостатки украинской кухни, Дима решил задать давно волновавший его вопрос, ответ на который он всё ещё не получил.

— Я вот что-то перед вылетом не мог до Тани дозвониться. Вы не знаете, чего у неё стряслось?

Возникла неловкая пауза. Стасу стало очень интересно, какие блюда едят за соседними столами, Алина просто покраснела и отвела взгляд.

— Что стряслось? Я, может быть, не в курсе? — приготовился к худшему Дима.

— Должен быть в курсе, — охрипшим голосом сказал Стас.

— Почему это? — недоумевал Дима.

— Пропала она… — печально сказала Алина.

— Как это пропала?

— Как пропадают люди? Сперва они есть, а потом их нет! — не сдержалась девушка.

— Не нравится мне всё это, — Дима не желал мириться с новыми знаниями.

— А кому понравится? Только странно, что это ты нас спрашиваешь. Ты ведь сам рассказывал о произошедшем.

— Я?

— Да. Совсем ничего не помнишь?

Алина решила тоже заказать узвар, так как кофе её почему-то вгонял в тоску. Дима в тоску загнал себя раньше, осознавая, что его перемещения во времени сказываются всё хуже на личной жизни. И только Стас не унывал, с аппетитом поглощая блюда украинской кухни.

— Я вот снова подумал и решил, что мы во Львов поедем, наверное, — почему-то уверенность в голосе у Станислава пропала по ходу предложения.

— Ни в какой Львов вы не поедете! — грозно объявил Дима, заставив людей за соседними столами обратить на себя внимание. — Я зря что ли отправился сюда спасать вас?

— Спасать нас? Зачем это? — поинтересовалась Алина.

— Я из будущего! — в последнее время некогда простому преподавателю истории всё чаще приходилось вставлять в разговор эту фразу. — Вы в ноябре 2013 г. сгинули в степях Украины. Я полез сюда предотвратить это, но в итоге узнаю, что пропала Таня. С Таней мы как-нибудь разберёмся, а вот вам точно здесь нечего торчать!

Дима был грозен. И хотя его монолог для посторонних мог показаться каким-то бредом, Алина и Стас очень быстро согласились никуда больше не ехать.

— А в Крым мы тоже не поедем? — на всякий случай уточнил Стас.

— Нет, следующим летом слетаете. Или чуть позже на поезде по мосту съездите.

— По какому мосту? — не понял собеседник.

— Крымскому.

— Который в Москве? — уточнил Стас.

— Можете и по нему. А сейчас переоформляем билеты и вечером летим домой.

Алина надулась, Стас наоборот выглядел каким-то непривычно сдутым. Но перспектива сгинуть в степях Украины их не радовала. По какой-то причине Диме они поверили и продолжать свой «европейский вояж» не решились. До вечера, впрочем, компания захотела прогуляться.

Троица собиралась побродить по Гидропарку, а по пути взглянуть на Днепр с моста Метро. Идея с мостом оказалась не слишком удачной — автотранспортный поток инстинктивно заставлял прижиматься к ограждению. Однако прижиматься было тоже не слишком приятно — всё же некоторый страх высоты присутствовал у всей троицы. На пути ещё возникали постоянно рыбаки, которые тут же пытались что-то выудить.

Дима даже не понял, как случайно влепился в лысого смуглого человека, который с воодушевлением что-то писал в смартфоне. Лысый качнулся в сторону и выронил свой гаджет прямо в Днепр.

— Вот тебе зонтики, чай, кофе и хорошее настроение, — смуглый человек недобро взглянул на Диму.

— Извините, — Дмитрий признал свою неправоту. — Но раз вы и без того в хорошем настроении, то мы, пожалуй, пойдём. — Пока собеседник приходил в себя, российские туристы, долго не думая, удалились в сторону Гидропарка.

***

В самолёте компанию рассадили. Стас и Алина летели в хвосте, Дима в середине салона. В Москве вновь удалось встретиться после прохождения пограничного контроля, а потом компания разделилась. Парочка решила на день задержаться в столице, а Дима возражать не стал — всё же он уже изменил кое-что в их биографии, а потому очередной напасти ждать не стоило.

Молодому человеку хотелось с кем-то поделиться впечатлениями, но до Лёхи дозвониться не получилось — этот оболтус не брал трубку. Очередная попытка связаться с Таней тоже не увенчалась успехом. Дефицит общения мучил Диму, но эта проблема быстро была решена — в зале ожидания попался разговорчивый сосед.

— Куда путь держишь? — путник неопределённого возраста, освободившись от дорожного плаща, решил наладить коммуникации с ситуативным соседом.

— Домой, — без конкретики ответил Дима.

— Домой, — это хорошо. — А я вот кочую туда-сюда. Уже не первый год.

— По работе или по велению души? — уточнил Дмитрий.

— Моя работа не идёт вразрез в велением души. Так что верны оба предположения.

— Моя тоже, но путешествовал я вынужденно. Была б моя воля, дома остался.

Собеседник почесал бороду, а потом задал Диме неожиданный вопрос:

— А что дома делать-то?

Молодой человек растерялся, а пока думал над ответом, от соседа и след простыл. Вскоре объявили посадку и через пару десятков минут Дима уже сидел в кресле самолёта. Хотя спать ему не хотелось, в дороге он умудрился уснуть. Проснувшись же, обнаружил, что самолёт совершает посадку.

Погода на Урале установилась на удивление холодная. Поскольку куртка у Димы была осенняя, он успел за пару минут продрогнуть от холода, ожидая такси. Вскоре серебристая Vesta подъехала и помчала путешественника в сторону дома.

— Удивительное время этот Новый год. Чем-то сказочным отдаёт, не так ли? — завёл беседу водитель.

Дима неопределённо хмыкнул, увязнув в собственных мыслях.

— Всегда ожидаешь какого-то чуда. И иногда даже это чудо случается. Но почему-то почти никогда его не замечаешь. Всё как-то мимо проходит. А вот анализируешь прошедшие события и понимаешь, что ещё год назад в это не поверил бы, другое не ожидал.

— Да, — поддержал беседу пассажир.

Водитель, вероятно, высказал всё то, о чём хотел с кем-то поделиться и сделал погромче радиоприёмник. Потоком шли новости мировые и российские. В заключении ведущий новостей сообщил о предновогоднем заседании Высшего Евразийского экономического совета в Ташкенте и переходе председательства от Узбекистана к Украине.

— Что? — Дима пришёл в себя, отбросив все думы.

— Что? — Уточнил водитель.

— Почему предновогодний? До Нового года ещё сколько времени?

— Два дня.

— Как два?

— Если сегодняшний день не считать, то один. Но почему не считать, день ещё не закончился.

— Вот дела. А год какой?

— Наступает? 2018-й. Хотел бы и я так путешествовать, не помня, какой сейчас год, — повеселел таксист.

Расплатившись, Дима с волнением направился к подъезду. Он понял, что вернулся обратно. Причём не только в пространстве, что и без того было ясно, но и во времени. А вот, что его ожидало дома, путник не знал, но надеялся на лучшее. Отворив дверь, молодой человек вскрикнул от неожиданности.

— Чего кричишь? 30 декабря уже, а ты на работе так долго зависаешь. Сама решила ёлку нарядить, не дожидаясь тебя. Давай уже проходи, ужин стынет.

— А что у тебя с волосами?

— Что с волосами? — Таня взглянула в зеркало и пожала плечами. — Вроде все на месте.

— Перекрасилась в блондинку?

— Уже пару лет как. Вы весьма внимательны, молодой человек.

Впрочем, цвет волос Диму волновал только первые пару минут. Наконец-то он осознал, что у него всё получилось. Таня дома и в полном здравии. Ёлка наряжена, ужин готов, Новый год приближается. Обо всём остальном подумать можно будет и позже.

***

Дима сидел с удочкой в руках. Рыбалка шла не очень бойко, впрочем, молодому человеку важнее была не пойманная рыба, а умиротворённое состояние, которого он достиг наедине с природой. Кто-то медитирует, иные уходят от реальности, экспериментируя с различными напитками и прочими вредными веществами. Диме же куда приятней во все времена было времяпровождение на природе. Бродить по лесам в поисках зверя или хотя бы грибов тоже интересно, но рыбалка всегда оставалась наилучшим средством для снятия стресса.

Неизвестно, как долго Дмитрий сидел в одиночестве, но через какое-то время он начал чувствовать, чьё-то присутствие. Чувства не обманули, боковым зрением Дима приметил ещё одного рыбака. И откуда тот только взялся? Места эти были глухие, недоступные для большинства.

— Освоился уже немного? — немолодой собеседник завёл разговор.

— Да, вроде… — Дима не понял в чём он должен был освоиться, но всё же решил согласиться.

— Дров особо не наломал, уже хорошо. И всё же аккуратней надо.

— Аккуратней? С чем?

— Будто не знаешь? — старичок вроде бы даже рассердился.

Дима недоумевал, отчего пожилой человек сердится, но не готов был пререкаться. Выжидательная позиция ни к чему не приводила. Старый рыбак, которому до рыбалки, казалось, не было никакого дела, не спешил развивать мысль.

— Мы знакомы? — решил всё же разобраться в ситуации Дима.

Где-то прокаркала ворона. Молодому человеку даже показалось, будто ворона что-то сказала. Застучал по дереву дятел, хор птиц поддержала ухающая сова. Только собеседник не спешил возобновлять разговор. Да и вообще у Димы начало создаваться ощущение, что рыбак этот сидит в какой-то отдельной реальности.

— Знакомы, хотя ты и не должен ничего помнить о нашем знакомстве. Впрочем, не кручинься — как проснёшься, ты снова забудешь обстоятельства встречи. А вот главное ты помнить должен — назидательно сказал старичок.

— Мы спим? — удивился Дима.

— Почему мы? Это ты спишь, а я здесь существую, — возразил старик.

Молодой рыбак посмотрел по сторонам и обратил внимание на то, что никакой удочки у него в руках нет, равно как и у собеседника. Сидят они на каком-то небольшом пригорке, а в стороне виднеется заброшенная церковь. Только река, неспешно протекавшая мимо, никуда не делась.

— Ты получил очень мощную силу в своё распоряжение. Но ты всё ещё не понял, как ей управлять.

— Вы о перемещении во времени?

Старик не ответил. Он снова взял паузу, глядя куда-то в пустоту. Дима тоже попытался посмотреть в эту пустоту, но быстро бросил затею, поняв, что близок к пробуждению.

— У тебя мало времени, а потому слушай внимательно.

— Слушаю. Очень внимательно, — Дима попытался настроить себя на серьёзный лад, но это получалось с трудом. Головной убор старичка каким-то образом превратился в цветочный горшок, а борода поросла полевыми цветами. Между тем, обитатель сонных пространств оставался серьёзным и на разросшуюся флору внимания не обращал.

— Выбор. Запомни, что у тебя всегда есть выбор. Но есть и закон, который ты переступить не можешь. Он просто тебе неподвластен.

— И что это означает?

— Это означает то, что тебе постоянно придётся чем-то расплачиваться. У каждого действия своя цена.

— Понимаю… Я возвращаюсь в своё время, а там всё иначе, не так, как было. Значит это плата за те изменения, которые я совершаю в прошлом?

— Верно. Не забывай соизмерять свои возможности. Иногда плата может оказаться слишком высокой.

— Я могу вернуться и кого-то не обнаружить?

Старик промолчал.

— А как же понять, насколько велика цена? Где этот прейскурант?

— Ты казался мне умнее…

— И всё же? Хотя ладно, с ценой я могу понять — чем существенней изменение, тем серьёзней плата. А как технически осуществлять переход? У меня это как-то получалось случайно, я до конца и не понял механизм.

— Механизм… Технически… Это тебе не «физика в картинках». Это дар. Ты просто выражаешь намерение и делаешь. А техническая сторона вопроса волновать тебя не должна. Чай, сон, потеря бдительности в момент раздражения — всё это ловушки для разума. Захочешь, сможешь просто волевым усилием отправляться в путь.

Дима открыл глаза. Рядом лежала Таня с непривычным цветом волос. И всё же куда важнее, что она в принципе была с ним. А ведь могло всё случиться иначе. Молодой человек пытался вспомнить, кто и когда его «одарил» невероятной способностью. Правда во время размышлений он снова заснул, а проснувшись уже ни о каких дарах не помнил.

После пробуждения, Дима долго не желал менять горизонтальное положение на вертикальное. На работу идти не надо, спасение кого-то тоже не входило в число приоритетных задач. О своём сне молодой человек благополучно забыл и думал уже о том, как провести последний предновогодний день. Не просыпалась и Таня, хотя для неё это дело было обычным. Вставала она почти всегда позже мужа, когда дело касалось выходных, а наступающий день как раз можно было отнести к таким.

И всё же лень была преодолена. Через несколько минут Дима уже делал зарядку, а ещё чуть позже переключился на водные процедуры. Пока молодой мужчина плескался под душем, Таня тоже проснулась и поплелась на кухню готовить завтрак. Конечно, жена соглашалась с тем, что ведение здорового образа жизни является необходимостью, но в излишнем фанатизме замечена не была. Зарядки и прочие контрастные души супруга отдавала на откуп Диме.

— Итак, что же у нас изменилось за время моего последнего путешествия? — начал беседу Дима, попивая кофе с имбирём.

Таня уплетала яичницу с беконом, пропустив вопрос мужа мимо ушей. И всё же небольшой кусок одного её уха вопрос зацепил, а потому она уточнила:

— Ты, конечно, затянул с возвращением домой, но что могло случиться за несколько часов?

— Как минимум, ты перекрасилась. Да, я понял, что два года назад, но я заметил это только вечером.

— Всегда поражалась твоей внимательности.

— Дело не в этом. Но, может быть, ещё что-то произошло? Ты сменила работу? Возможно, узнала, что у тебя появилась сестра-близнец в Индии?

Таня даже захотела обидеться — такую несуразицу произнёс её любимый муж. Однако, прежде чем обижаться, она вновь решила внести ясность, мало ли чего странного произошло с супругом.

— Со мной всё в порядке. Я как прилетел из Киева, так больше ничего удивительного и не случалось.

— А когда ты в Киев успел слетать?

— Так ты ничего не помнишь?

— Судя по всему, нет, раз такие откровения можно от тебя узнать.

— Я вновь отправился в прошлое. На этот раз спасать твою подругу Алину и её возлюбленного Станислава.

— Вновь, в смысле ты уже не первый раз их спасаешь?

— Их первый. Это я отправлялся в прошлое во второй раз. Что, совсем ничего не помнишь?

— Совсем.

Диме повторно пришлось пересказывать о своём первом опыте перемещения во времени. К этому добавился рассказ и о новом путешествии. Конечно же, наш корректировщик событий не забыл упомянуть о том, что некоторые изменения в жизни близких произошли после первого возвращения, а потому он и уточнял, что могло произойти в этот раз.

— Не знаю, какие у тебя данные были в прошлый раз. Но, как мне кажется, ничего кардинального не должно поменяться. Никакой сестры-близнеца у меня нет ни в Индии, ни в России. Есть младшая сестра, которая школу скоро заканчивает, если ты не в курсе.

— А петь ты всё ещё любишь?

— Люблю. Тебя это расстраивает?

— Радует, — не слишком убедительно соврал Дима. — А что с игрой на фортепиано? Где оно, кстати?

— Какое фортепиано? У меня скрипка в фаворитах.

— Вот оно! Ну и ладно, скрипка, так скрипка — не самое фатальное изменение. Кстати, как там твоя подруга Алина?

— Нормально всё у неё. Правда со Стасом они расстались. Но, думаю, что это не столь трагично, чтобы корректировать их прошлое. У людей и серьёзней проблемы бывают.

— У каких людей?

— У каких-нибудь. Наверняка же не у всех всё прекрасно.

— Наверняка. Кстати, а мы этот Новый год вдвоём встречаем?

***

Узнав, всё что хотел, Дима вспомнил, что пора искать подарки под ёлкой. Обнаружить удалось пару толстовок с весёлыми принтами и игрушечный автомобиль. Точнее не совсем игрушечный — это была миниатюрная модель РАФ-2203.

— У моего отца такой же был. Где ты его нашла?

Таня подобралась к ёлке, не понимая о чём речь. Понять, в чём дело, она так и не смогла. В покупке толстовок созналась, а вот свою причастность к автомобилю отрицала. Найдя свой подарок, Татьяна и вовсе потеряла интерес к внезапно появившемуся автомобилю. Однако для мужа вопрос был непраздным.

— В Деда Мороза я уже не верю, но что тут остаётся?

— В Деда Мороза он не верит, а в путешествие во времени верит. Дед Мороз, на мой взгляд, куда более реалистичен.

Пока Таня изучала комплект книг, которые муж заготовил ей ещё задолго до своих путешествий, сам Дима решил обзвонить родственников и друзей, чтобы поздравить с наступающим. Заодно молодой человек хотел убедиться, что в этом варианте реальности все его близкие живы и здоровы. Поговорив с мамой, пообщавшись с тётушкой и дядей Мишей, передав привет двоюродным сёстрам, Дмитрий вздохнул с облегчением — вся родня была на месте.

Затем Диме пришла мысль связаться с Лёхой. Конечно, к концу 2017 г. он с ним общался не слишком плотно, но всё же по факту видел его вживую на днях, хотя эта встреча и состоялась в прошлом.

Дозвониться до Лёхи почему-то не удавалось. Вариантов было несколько: друг мог ещё спать или просто оказаться занятым в этот час. Быть может, приятель банально сменил номер телефона — созванивались они с ним очень давно. Последний вариант Дмитрию не нравился, но сбрасывать его со счетов тоже не стоило — возможно, в этом настоящем школьному приятелю места не нашлось.

***

Время активной готовки блюд к новогоднему столу Диму застало на диване. Блюда готовила Татьяна, а сам он перечитывал кое-что из фолк-хистори. Такое чтиво не слишком нагружало мыслительный процесс и всё же любопытно временами было заглянуть в тот мир, который никогда не случался. Глубоко погрузиться в чтение не удалось — отвлёк звонок телефона.

— Здорово! С наступающим тебя! Чего делать планируете?

— Привет! — Дима сильно обрадовался, услышав своего друга Лёху. — Тебя тоже с праздником! Планируем праздновать. А у тебя другие намерения?

— Да я тоже праздновать буду. Только вот не знаю где и с кем.

— Чего ж ты так долго тянул?

— Хотел с девушкой, — вздохнул Лёха.

— Так в чём же проблема?

— В том, что к 31 декабря у меня девушки не обнаружилось.

— Здесь помочь ничем не могу — лишних девушек в наличии нет. Но если хочешь, приезжай в гости. У нас компания будет непостоянная — родственники планируют заходить, да уходить. Возможно, кто-то доберётся до нас из подруг Тани. Но опять же не стоит рассчитывать на то, что это поможет решить твой вопрос со спутницей жизни.

— Да ладно, не в приоритете пока спутница. Мне всего-то 27 лет — ещё сто раз успею жениться. Хотя, может, и одного хватит. А за приглашение спасибо — загляну в магазин и подъеду.

***

Лёха выбрался с небольшими потерями из забитых предновогодних супермаркетов, где каждый рыскал в поисках горошка, кукурузы и других недостающих ингредиентов праздничного стола. Ничего толкового купить он уже не смог, но решил, что лучше прийти в гости с бестолковыми покупками, чем с пустыми руками.

— Сушёная рыба, семечки, брюква, лимон и шампиньоны… Оригинальный новогодний набор, — произнёс Дима, наблюдая, как друг с гордостью выкладывает свою добычу.

— Кетчуп ещё, — добавил Алексей. — А чего вы без музыки сидите?

— Можешь заняться приготовлением, а я пока на скрипке поиграю, — предложила Таня.

— Запросто. Я прирождённый кулинар. И готовлю лучше всех, особенно, когда речь касается какао. Это мне так одна девушка говорила.

Лёха присоединился к работе у стола, Таня, впрочем, тоже скрипку в руки брать не спешила, продолжая заниматься делами кулинарными. Дима, включив праздничную музыку, между делом, решил узнать подробней об их плотности общения с Алексеем в последнее время. Он не надеялся на то, что друг может помнить поездку в Киев, но всё же случиться могло всякое.

Как на хуторе бесы впроголодь
Гномов дёргали за бороды.
Как Хома летал ночью по небу*

— Как ты в Киев тогда слетал, кстати?

— Когда? — Дима насторожился.

— Известно когда — в 2013-м.

— Ты это помнишь?

— На память не жалуюсь, четыре года всего прошло.

— А разве мы за эти четыре года не встречались?

— Встречались несколько раз, да всё как-то речь об этом не заходила…

— Слетал нормально, для меня эти четыре года пролетели незаметно в самом прямом смысле.

Таня прикинула, стоит ли ей здесь обидеться, но всё же решила, что с учётом всех обстоятельств, данное решение выглядит глупым.

— И чем же ты занимался всё это время? Если ты в курсе моих путешествий, то должен понимать — я о прошедших последних годах не знаю ничего.

— Да ничем особенным. Я то тут, то там. То ещё где-нибудь.

— Много путешествовал что ли?

— Да вообще не путешествовал, это ты у нас любитель перемещений. Имею в виду, что ничем особенным не занимался.

— То есть ты не работаешь нигде?

— Почему не работаю? Работаю. То тут, то там. То ещё где-нибудь. В последнее время компьютерную технику продаю в магазине.

— Но насколько помню, планов у тебя было громадье.

— Планов у меня и сейчас хватает. Но это мне никак не мешает в жизни. Напротив — полная гармония. Интернет, игрушки на новой приставке, книги, кинотеатр в среду ночью — пока мне всего хватает. А что планы? Планы никуда не денутся.

— Интересный подход. Как-то не задумывался, что так тоже можно было.

— Может ты тоже к нам присоединишься? До полуночи не успеем всё сделать, пока ты тут с умным видом жизненные философии обсуждаешь, — не сдержалась Таня.

***

Чудес в последние дни хватало, а потому сам Новый год чего-то необычного не принёс. Ровно в полночь вступил в силу 2018-й. Друзья послушали речь президента, затем прозвенели бокалы, и Лёха к неудовольствию отметил, что пьёт он безалкогольное шампанское. Тем не менее, к хоровому пению гимна Алексей присоединился.

В новогоднюю ночь в гости заходили то друзья, то родственники. Ненадолго заглянула Алина, встречавшая до этого праздник в кругу семьи. Часа в три заехали родители Тани, но за праздничным столом они тоже не стали засиживаться, продолжив новогодние перемещения уже по своим друзьям и знакомым.

— Ты когда в следующий раз отправишься в приключения? — Лёха решил воспользоваться моментом, пока Таня закрывала дверь за родителями.

— В какие приключения? — не сразу понял Дима.

— Спасать кого-нибудь в прошлом.

— Не думал как-то. Спасать некого, да и не забавы ради я это делал.

Лёха с сомнением посмотрел на своего друга.

— Нет, доля забавы, конечно, в этих мероприятиях была, — согласился Дмитрий. — Да и с научной точки зрения мне это всё интересно. Но если бы никого спасать не надо было, то…

— Охотно верю, — перебил друг. — Когда в следующий раз будешь удовлетворять своё любопытство, возьмёшь меня тоже?

— Зачем?

— Как зачем? А попадёшь если в беду? Или совет какой понадобится? Да просто понадобятся какие-нибудь навыки, которыми я обладаю! — Лёха возмутился тем, что друг не понимает таких очевидных вещей.

— Но это ведь серьёзное дело, а никакое не приключение. К тому же есть риски не вернуться обратно. Ты готов застрять в прошлом на пять или семь лет?

— Почему бы и нет? Я эти пять или семь лет прожил так, а проживу иначе. По мне сплошные плюсы во всём. Что я делал последние годы? Ничего особенного. А вдруг у меня будет возможность сделать что-то особенное.

То ли безалкогольное шампанское так ударило в голову другу, то ли не было в жизни Лёхи никакой гармонии, но ему очень захотелось поучаствовать в чём-то таком сказочном и, может быть, даже немного опасном.

— Не нужно тебе это, — Дима был категоричен.

— Нужно, — спорил Лёха.

— О чём это вы? — Татьяна вернулась в кухню, застав друзей за дискуссией.

— Лёха жениться надумал, — Дима решил скрыть тему разговора.

— Здорово же. Почему ты его отговариваешь?

— Просто его возлюбленная старше на пару десятков лет, и я считаю такой брак бесперспективным.

— Перспективы есть всегда! — парировал Алексей, который не хотел уступать в споре, а потому проигнорировал сменившуюся тему разговора.

— Сердцу не прикажешь, — попыталась оправдать его Таня.

— Да что я, уговаривать что ли буду? Это его жизнь — его выбор.

— Действительно, это мой выбор. Я решил, а потому женюсь! — торжествовал Лёха.

После неловкой паузы, затянувшейся на минуты полторы, Алексей пришёл в себя и вновь возмутился:

— На ком я должен жениться?

— На женщине, которая тебя несколько старше, — напомнила Таня.

— Не буду, — воспротивился Алексей. — И вообще, мы о чём-то другом с Димкой говорили.

***

Затянувшиеся новогодние каникулы позволили семейству Стародубовых совершить много полезных и приятных дел. Дима поковырялся с сантехникой и наконец сделал так, чтобы кран в ванной перестал течь. Поскольку кран перестал течь совсем, то пришлось полдня прождать настоящего сантехника, который сумел всё починить без излишнего ущерба для домашнего бюджета. Таня решила вернуть свой природный цвет волос, что в значительной мере порадовало мужа — постоянно видеть у себя дома блондинку он так и не смог привыкнуть.

Второго числа супруги навестили родителей Тани, а затем и маму Димы. На следующий день был запланирован поход на главную ёлку города, а чуть позже посещение кинотеатра. Если с ёлкой всё более-менее получилось, то вот кино пришлось отменять — спутал все планы Лёха, заявив, что съест ежа, если друзья не придут к нему в гости. Поскольку никакого ежа у друга сроду не было, Дима за судьбу животного не слишком переживал. Но всё же почему-то именно сейчас решил предпочесть походу в кино визит к приятелю. Таня не была в восторге от этой идеи, но спорить не стала.

— Я тут набросал план, — заявил Лёха, усадив гостей на пол в зале. Диван у него некоторое время назад имелся, однако из-за временных финансовых трудностей Алексей решил освободить свою квартиру от «лишнего хлама». — Отправиться в прошлое нужно с планами изменить его в лучшую сторону. А для этого требуется определиться с тем, что достойно изменения.

— Допустим, — согласился Дима, игнорируя непонимающий взгляд Тани.

— Мы должны иметь дело с вещами общенационального, а лучше даже глобального характера, — продолжал друг. — Мировой экономический кризис — вещь достойная нашего внимания, я считаю.

— Так был же уже кризис лет десять назад, — вмешалась Таня. — Зачем новый создавать?

— Не надо новый, — поморщился Лёха. — Я настаиваю на том, что можно предотвратить старый.

— И каким же образом? — усмехнулся Дима.

— Самым наивернейшим. Отправляемся в прошлое, встречаем министра. Помнишь, как к нам на втором курсе в университет он приезжал?

— Стоп. К кому это «нам»? Ты где учился? — опешил Дмитрий.

— Там же, где и ты.

— Нет, это было в школе.

— Ну вот тебе, здравствуйте-пожалуйста. Мы и в университете вместе учились.

Судя по всему, Лёха не шутил, а потому таким поворотам своей непрожитой судьбы Дима удивляться не стал.

— Давай не отвлекаться от плана, — продолжил друг. — Вручаем министру учебник экономики — кризиса нет.

— Ты думаешь, что министр не знает экономику? Хотя, если мне не изменяет память, в университет к нам приезжал министр спорта, — возразил бывший студент исторического факультета.

— Какой министр спорта? Министр спорта — это который по-английски плохо говорит. А этот хорошо говорил. Ему кто-то по телефону позвонил, а он такой: «Who are you to f**king lecture me?». Да и есть ли разница, какой там министр. Он же постоянно видит министра экономики на заседаниях правительства — там и передаст ему учебник.

— Нет, всё это бред. Тем более, причём здесь наш министр, если экономический кризис был глобальным?

— Можно было бы американскому министру вручить учебник, — не сдавался Лёха.

— Ты на каком факультете учился? — захотел поставить точку в споре Дима.

— Историческом.

— Вот поэтому у тебя такие примитивные представления об экономике. Учебник он вручить собирался, — ворча, Дима отправился на кухню, заварить кофе. — У тебя, кстати, кофе закончился, эксперт по экономике, — добавил он.

— Всегда можно найти чай, — успокоил друга Лёха, переместившись на кухню. — Согласен, идея с кризисом оказалась дурацкой. Но ведь можно ещё что-то придумать.

— Вы что, собрались вместе менять прошлое? — картина для Тани наконец-то прояснилась.

— Я тут вообще не при делах, — умыл руки муж, а для убедительности даже вытер их полотенцем.

— Это я всё никак не уймусь, — объяснил Лёха, также побежавший к раковине, чтобы умыть руки.

— Мне кажется, что вы слишком несерьёзно всё воспринимаете. В конце концов, у этого могут быть неприятные последствия. Дима уже убедился, когда вернулся в настоящее после своего первого вояжа, — напомнила Таня.

Хотя Дима для себя решил, что без дела больше тревожить прошлое не будет, через пару часов праздного времяпровождения он вместе с Лёхой уже продумывал план перемещения, чему не слишком обрадовалась Таня.

— У моего брата был попугай. Он в 2011-м году. улетел в форточку и не вернулся. Если я окажусь в прошлом и закрою форточку, то спасу попугая, — Лёха предлагал уже четвёртую идею, ради которой стоило отправиться в путешествие во времени.

— Не сработает. Нужно что-то более весомое, — не соглашался Дмитрий.

— Что может быть весомей попугая? Может быть, бегемот? Хотя чем не идея — в нашем зоопарке, было дело, бегемота не спасли, когда он пострадал от болезни. Впрочем, чего это я — всё равно не знаю, как лечить бегемотов.

В конце концов, с целью определились. Лёха вспомнил резонансное преступление, о котором много писали в прессе, предотвратить которое молодые люди посчитали делом чести. Тане идея пришлась не по нраву, но всё же и она согласилась с тем, что таким ужасным преступлениям не место в реальности.

***

— И как мы отправимся в прошлое? — в очередной раз повторил Лёха, осознав, что чёткого алгоритма Дима не имеет.

— Я не знаю, — оправдывался приятель. — Оно как-то самой собой получалось раньше.

— Почему же сейчас не получается?

— Понятия не имею, — пожал плечами Дима. — Наверное надо как-то войти в изменённое состояние сознания.

— С этим, конечно, проблемы. — огорчился Лёха. — После одиннадцати ничего не купить.

— Да опять ты о своём! Просто нужно немного абстрагироваться от реальности. Отвлечься как-то.

— Этого добра у меня завались, — Лёха достал игровую консоль. — Я иногда так абстрагируюсь, что после завтрака пропускаю не только обед, но и ужин.

Друзья взялись за джойстики, подключив к игре и Таню. Сперва пришёл черёд футбольных баталий, затем танковых. Игры всё сильнее заставляли абстрагироваться от реальности, вот только время продолжало неспешно течь вперёд.

— Дим, уже поздно. Поехали домой, — взмолилась Таня.

— Последний уровень остался, иди пока книжку почитай.

— Тут нет ничего интересного — одна фантастика.

— В спальне есть «Народный эпос печенегов», — не отрываясь от экрана, сообщил Лёха.

Через четверть часа друзей не спасли уже и печенеги — пришлось вызывать такси. До дома автомобиль домчал быстро, до постели Таня с Димой добрались ещё быстрее. Никаких чудес за это время не случилось и, как полагал Дмитрий, не ожидалось и в перспективе. Перевернувшись на правый бок, он погрузился в сновидение.

***

Дима нередко запоминал свои сны. Это легко удавалось утром, пока суета дня не повлияла на восприятие той фантастической реальности, которая крутилась вокруг сновидящего. Но на этот раз почему-то не удавалось вспомнить ничего. Даже факт вчерашнего визита к Лёхе спросонья оказался позабыт.

Молодой человек, не обратив внимания на то, что рядом нет Тани, взглянул на часы, бегло ужаснулся и побежал в душ. Наскоро одевшись и проигнорировав завтрак, Дмитрий помчался стремглав в университет. На дворе стоял осенний, не слишком погожий денёк. В воздухе царили страх, неопределённость и сплетни.

Проехав на трамвае половину пути до университета, Дима вдруг задумался, а зачем он туда едет? Он даже попытался отогнать от себя эти мысли, решив, что так надо. Но всё же беспокойный ум не хотел сдаваться и продолжал сыпать неудобные вопросы. Почему на улице нет снега? Где была утром Таня? В конце концов, с чего бы Дмитрию Александровичу Стародубову спешить в университет во время новогодних каникул?

— Извините, — обратился он к кондуктору. — А почему снега нет?

Ответа Дима дождался не сразу. Но всё же женщина удостоила его вниманием после паузы:

— Нет — значит нет.

— Понятно, — пробормотал Дима. Интересоваться местоположением Татьяны у кондуктора он не стал. Зато молодой человек приметил, что на нём кожаная курточка, которая несколько лет назад была отдана нуждающимся. Да и кроссовки эти он давно не надевал.

Наконец-то до Димы дошло, что он опять в каком-то из вариантов прошлого. И здесь молодой человек с точностью мог утверждать, что он находится в теле себя самого примерно десятилетней давности — слишком уж худоба контрастировала с привычным положением вещей в настоящем. Не решив до конца, что ему делать, Дима поплёлся в университет, гадая, какие его ожидают пары.

— Привет, Димон! — кто-то окликнул новоявленного студента. — Всё-таки пришёл на экономическую теорию? А ведь вчера заявлял, что прогуляешь!

Этим кем-то оказался Лёха, с укором глядевший на друга. Тоже, к слову, похудевший и какой-то более свежий и жизнерадостный. Дима и забыл, как его друг некоторое время назад экспериментировал с длиной волос — на втором курсе приятель носил скромный ирокез.

— Но сегодня нас ожидает сюрприз — контрольной работы не будет, — с удовольствием сообщил Алексей. — Министр к нам приехал в университет.

— Какой министр? — с недоумением переспросил Дима.

— Как какой? Федеральный. Из самой Москвы, как говорится.

— Министр экономики? — зачем-то уточнил ошарашенный Дмитрий.

— Это мне неведомо. Может быть, министр биологии, — посмеявшись над собственной шуткой, Лёха поплёлся ко входу.

Догнав друга, Дима решил уточнить кое-какие обстоятельства — он вдруг вспомнил вчерашние предложения Лёхи по поводу коррекции прошлого.

— Лёха! Это ты? — друг начал очень издалека.

— Здрасте! — Лёха с подозрением покосился на Стародубова. — А что именно тебя заставило сомневаться?

— Я хочу узнать, ты сейчас в прошлом или настоящем?

Сдав куртку в гардероб, Алексей ещё раз взглянул на Диму, но уже иначе, будто видя в нём пациента.

— Как это понимать?

— Да никак, — отмахнулся Дима, уяснив для себя, что это Лёха из прошлого, которому неведомы вчерашние планы.

— Нет, ты ведь неспроста это всё спросил. У тебя какие-то планы были? Что ты придумал, давай колись! — Лёха был заинтригован.

— У меня планов здесь нет никаких абсолютно. А вот ты свои планы реализовать можешь.

— Не понял…

— А тебе ничего понимать и не нужно. Бери учебник экономики и скорей мчись к министру, пока он нашу обитель знаний не покинул.

— Какой экономики? У меня вообще нет учебников, я принципиально их не получаю в библиотеке, — возмутился Алексей. — Этой мой протест против системы!

— А вот теперь сломай систему и удиви библиотекаря, — предложил Дима, с интересом разглядывая свою альма-матер десятилетней давности.

— Хм! А ведь и правда — это тоже протест своего рода. А по какой экономике учебник брать? Она ведь разная бывает.

— Тебе нужна «запрещённая».

Оставив Лёху в ступоре, Дима отправился в столовую, полагая, что в аудитории ему делать нечего. И всё же еда в горло не шла — зачем-то он здесь оказался. И уж точно не для того, чтобы вручить учебник экономики. Студент-путешественник огляделся по сторонам — народу в учебное время в столовой было не слишком много. К тому же большинство завтракавших или уже обедавших являлись людьми малознакомыми. Разве что скромная девушка Ника, учившаяся с Димой на одном курсе, была ему более-менее известна. Студентка уплетала кашу с маслом в углу столовой и на встречу с министром явно не спешила.

— Привет! Не составишь компанию? — помолодевший Дима решил пересесть к однокурснице, с которой в своё время много общаться ему не приходилось. Девушка кивнула, мысленно находясь где-то далеко от университетской столовой. Разговор не клеился, что, впрочем, неудивительно. Ника в той прошлой жизни особо общительной не была. И тут вынужденного студента осенило. У девушки кроме прошлой жизни ничего и не имелось — среди живущих через десяток лет, насколько Дима помнил, она отсутствовала.

— Я хотел с тобой поговорить, Ника! — серьёзно заявил Дима, немало удивив собеседницу.

— Со мной? Зачем? — девушке сразу же стало неуютно, разговаривать без надобности она не очень-то любила.

— Понимаешь, в жизни много чего есть интересного, — не зная с чего начать, Дима решил действовать в лоб.

— И что? — Ника со скепсисом взглянула на однокурсника, потерев лоб — В твоей, возможно. А у меня одна тоска.

— Ты с тоски пары прогуливаешь? — уточнил Дима.

— Нет, от радости, — съязвила однокурсница. — Не пригодятся мне эти знания! Не нужно это всё! Есть заботы и поважнее…

— Извини, я, честно говоря, и не знал из-за чего это произошло…

— Что произошло? — растерялась Ника.

— Да ничего хорошего, если честно, — потупил взор Дмитрий. — У тебя проблемы в семье? Или, может, неразделённая любовь?

Ника захотела куда-нибудь убежать со слезами на глазах, но почему-то сдержалась. Не было ни слёз, ни позорного побега от неудобных вопросов.

— Он меня не любит… — едва слышно произнесла Ника.

— Кто? — так же тихо переспросил Дима.

— Твой друг Лёха — идиот! — заявила однокурсница, давно уже потерявшая интерес к завтраку.

— Согласен. Но всё же не совсем согласен. Его можно оправдать. Но при чём здесь этот факт, даже если Лёха действительно идиот?

— Ты тоже идиот? Говорю же, что он меня не любит!

— Лёха? Ты что это всё сделала из-за него? — от удивления, смешавшегося с возмущением, студент пролил компот на брюки.

— Да ничего я не сделала! Пока.

— Ничего не делай! Пожалуйста жди здесь, сейчас мы решим этот вопрос, — пообещал Дима, пытаясь салфетками устранить неприятное происшествие.

Миссия ему стала ясна, цель очевидна. Юный Стародубов, не имея возможности дозвониться до друга, бегом добрался до аудитории. Приоткрыв дверь он ужаснулся, увидев Лёху, вручавшего какую-то книгу министру. Зная весь нонконформистский настрой друга, Дима даже боялся представить, что тот мог сказать чиновнику высокого ранга.

Ожидая скандала, студент-прогульщик удивился реакции министра. Министр рассмеялся, заявив, что теперь ему всё станет ясно и страна избежит беды. Лёха же, выслушав комплименты, ретировался. Почувствовав выразительный взгляд друга из коридора, он незаметно прошмыгнул к двери.

— Ну что? Ловко я всё провернул? — Лёха торжествовал, сияя, как начищенный самовар.

— Ловко, хотя я застал только последнюю фазу твоего проворота. Но это была разминка, — Дима говорил со всей серьёзностью. — Теперь перед тобой стоит поистине сложная задача.

— Вот что ты из себя строишь мудрого старца, который раздаёт миссии в компьютерной игре? Я, кажется, сегодня уже неплохо поработал.

— Неплохо, — согласился друг. — Но сейчас на кону стоит человеческая жизнь.

— Одна? — недовольно переспросил Лёха.

— Нам важна каждая жизнь, — Дима не желал терять время. — Двигаем в столовую!

По пути Дмитрий кратко объяснил суть задачи другу. Лёхе задача показалась неприглядной, но всё же благородная цель убедила его оставить все возражения при себе.

— Я тебя не прошу жениться на ней и до скончания веков проводить время вместе. Но сейчас, пока она находится в тяжёлом эмоциональном положении, её нужно спасать. И спасать нужно уже сейчас — завтра будет поздно.

Друзья едва не опоздали — Ника, посчитавшая, что ждёт слишком долго, собиралась столовую покинуть. Увидев однокурсников, бодро шагавших в её сторону, девушка чуть не уронила поднос с посудой.

— Стой! — прокричал Лёха.

— Лучше присядь, — миролюбиво предложил Дима. — Алексей признался мне… То есть тебе. В общем, он хочет кое-что тебе сказать.

— Да… — замялся Лёха, подбирая какие-нибудь правильные слова. — Ника! У тебя такой характер странный… Зато внешность ничего — добавил он, поняв, что мысль развивает неверно. — Но характер… Я давно тебе хотел сказать. Но вот именно из-за характера как-то не решался…

Ника не могла сдержать слёз, а Лёха продолжал нести какую-то чушь об её характере, внешности и своей нерешительности. Диме на это всё смотреть надоело, и он захотел вмешаться:

— Ника, Лёха тебе предлагает стать его спутницей жизни. Но он так поражён твоей красотой, что немного сломался и не может найти нужных слов. Сегодня он планировал сходить с тобой в кино, но не смог определиться, какой фильм тебе понравится больше — на выбор «Светлый рыцарь», «Мозамбик 2» или «Топор 5».

Лёха, нервничая, кивнул. Эмоции Ники понять было невозможно. Дима боялся, что попытка провалилась — эту часть своей миссии Лёха явно запорол.

— «Топор 5», — девушка сделала выбор после затянувшейся паузы. — А по поводу предложения стать спутницей жизни… Сильно не обольщайся, — заявила она Лёхе. — Мне надо будет всё хорошо обдумать.

***

Алексей с Никой вечером пошли в кино, а Дима бродил по городу, впадая в ностальгию. Он посетил пару заведений общественного питания, которым не нашлось уже места в его времени, прокатился на трамвае по ещё не претерпевшему изменения маршруту. После этого юный Дмитрий решил вернуться домой, не имея каких-то особенных планов. Больше его заботил процесс возвращения в свою реальность, который по какой-то причине задерживался.

— Что мне ещё здесь сделать? — пробурчал он, открывая дверь своей квартиры.

Дома не оказалось никого, что вряд ли нашего героя могло удивить. Что действительно удивило, так это простор в холодильнике. Там Дима обнаружил уже начавшую прорастать морковку и какие-то соленья, которым ненавязчиво угрожала плесень. На столе молодой человек нашёл записку, которую не приметил с утра: «Это тебе не снится».

Дмитрий написал сообщение Лёхе на телефон, желая убедиться, в том, что приятель не отклоняется от плана. Поскольку отвечать Алексей не спешил, можно было предположить, что план выполняется и, возможно, даже перевыполняется. Спать не хотелось, равно как и не было желания пялиться в экран монитора или смотреть что-то по телевизору. Студент решил сделать уборку, которую он, вероятно, не делал давно.

Помыв пол в общедоступных местах, второкурсник начал прибираться в местах малодоступных. Под диваном он нашёл перьевую ручку, которую когда-то позаимствовал у Лёхи, да так, судя по всему, и не вернул. Почему-то именно сейчас молодой человек решил, что вернуть письменную принадлежность нужно обязательно.

Через некоторое время Дима уже стоял перед входной дверью квартиры друга, в уме высчитывая вероятность того, что друг дома один. Интеллектуальные упражнения не могли дать точного результата, а потому пришлось выяснять всё на практике — незваный гость забарабанил в дверь. Впускать его внутрь никто не спешил, но через минуты две недовольный Лёха всё же появился в проёме.

— Ну ты чего в такое время припёрся? У меня только личная жизнь начала налаживаться.

— Я не буду заходить, — оправдался Дима. — Помнишь я ручку у тебя брал?

— Какую ручку?

— От мясорубки, блин.

— От мясорубки? Не помню, — Лёха озадачился.

— Да вот она, — Дима вернул другу перьевую ручку.

— А причём здесь мясорубка?

Не отнимая больше времени у Лёхи, Дима пожелал тому приятного вечера и с чувством выполненного долга отправился в сторону дома. Задерживаться на улице больше не хотелось — холодный дождь заставлял ускорить шаг. Дома молодого человека по-прежнему никто не ждал. Перекусив морковью и соленьями, он отправился спать.

***

— Доброе утро!

— Доброе, — согласился Дима, не открывая глаз.

— На ёлку идём сегодня?

— Какую ёлку? — нехотя, молодой человек всё же разлепил глаза, а после паузы в долю секунды вскричал.

— Ты чего?

— Где Таня?! — Дима обнаружил себя в незнакомой квартире, а на ёлку его зазывала Ника.

— В душе, — сообщила девушка.

— А почему я здесь проснулся? — немного успокоившись, уточнил Дима.

— Потому что здесь заснул, — улыбнулась Ника. — Вы же вчера хотели домой поехать, но Лёха уговорил остаться, чтобы с утра можно было отправиться на ёлку без обстоятельных сборов.

— Но это не его квартира! — Дима продолжал с удивлением изучать новую реальность.

— Странный ты какой-то… Мы в мою квартиру переехали после свадьбы.

Не успев расспросить об обстоятельствах свадьбы и переезда, Дима вновь вынужден был закричать, увидев Таню. С ней было всё в порядке, если не считать фиолетовый цвет волос. Впрочем, путешественник во времени быстро взял себя в руки и даже попытался изобразить, что вовсе он не кричал, а просто громко зевнул.

— Что-то не так? — жена с осторожностью посмотрела на возлюбленного.

— Волосы.

— Постричься тебе тоже не помешало бы, — согласилась Таня.

— Я про тебя. Давно покрасилась?

— Нет, я всё понимаю. Но не заметить, что я уже несколько месяцев хожу с фиолетовыми волосами, это слишком.

— Чего орёте? — в комнату зашёл Лёха.

— Всё в порядке, я спросонья туго соображаю просто.

— Мы на ёлку идём?

— А сейчас новогодние каникулы? — с трёх сторон Дима поймал удивлённые взгляды и решил, что в ближайшие часы ему лучше лишнего не говорить.

***

За день Дима узнал, что Ника в его обновлённом настоящем жива, здорова, да ещё и состоит в браке с Алексеем. Лёха тоже несколько изменился, причём не только внешне. Теперь он дружил с физкультурой не «за компанию», а из убеждений, что положительно сказалось на физической форме.

Позитивно отразились изменения и на карьере друга. Выяснилось, что он является управляющим сети общественного питания, имеющей с десяток точек в городе и почти столько же за его пределами. Правда Диме помнилось, что сеть эта накрылась медным тазом ещё в те времена, когда он учился на втором курсе университета. Но, вероятно, в реальности произошли какие-то изменения, а потому Лёха из беспечного раздолбая превратился в делового человека.

Порадовал Дмитрия и тот факт, что кроме цвета волос в Тане ничего не поменялось. О своих путешествиях молодой человек решил до поры не упоминать, не желая вновь пускаться в длинные объяснения. Да и в очередной такой вояж его вовсе не тянуло.

Друзья решили провести вечер в кафе. В тарелках у каждого члена компании было по аппетитному блюду. Дима заказал свинину в молоке, Алексей предпочёл запечённого в соли леща. Тане захотелось попробовать сырный мусс с апельсинами, Ника набросилась на греческий пирог. Из динамиков лилась душевная музыка:

Добро пожаловать за мой столик,
Меня зовут Лёша и я ...*

— Ты в следующий раз когда? — Лёха огорошил своего приятеля вопросом.

— Не понял? — поперхнувшись свининой, Дима изобразил полную наивность.

— Чего здесь непонятного? В командировку свою когда?

— В какую командировку? — Дмитрий удивился уже вполне искренне.

— Тебе лучше знать. Ты как-то не слишком распространяешься, всё больше намёками…

— А что я тебе рассказывал? Что ты помнишь? — Дима не на шутку растерялся, но любопытство не позволяло ему замять тему.

— Всё помню, что рассказывал. А рассказывал мало. Или, может быть, заливал просто?

— Может и заливал... Намекни хоть, ничего не помню — проснулся сам не свой.

— Мы хотим с Таней в аэрохоккей сыграть, — заявила Ника, внезапно остыв к пирогу. Получив от мужа подробные инструкции, где в заведении взять всё необходимое для игры, она удалилась, прихватив с собой Татьяну.

— Ты куда-то на Ближний Восток всё летал. По крайней мере, говорил так, — пояснил приятель.

— На Ближний Восток? Я же не египтолог какой, зачем мне туда?

— Значил заливал, — разочаровался Лёха. — А на самом деле где был?

— В прошлом. Ты совсем ничего не помнишь?

— Нет, в теории, конечно, мог бы и в прошлом быть, почему нет? Но зачем ты мне эти басни рассказываешь?

— Значит ничего не помнишь. А ведь буквально на днях, если мы говорим о нашем времени, просился со мной в прошлое…

— Я? Да зачем мне такой чепухой заниматься? Меня и здесь всё устраивает.

— Сильно же ты изменился…— сказал негромко Дима. — Надеюсь, не в худшую сторону.

Лёха отошёл по делам — в кафе он не мог просто отдыхать, ему хотелось контролировать всё, что делают подчинённые. Пока раздутый от важности друг раздавал указания, Дима решил пообщаться с девушками, азартно игравшими в аэрохоккей.

— Ника, а Лёха давно таким серьёзным стал?

Жена друга ответила только после того, как смогла забить гол Тане.

— На этот раз моя взяла! — показав язык сопернице, она наконец-то обратила внимание на Диму. — Так он и был всегда серьёзным.

— Странно. Мне казалось, что Лёха тот ещё весельчак.

— Весельчак? Да какой он весельчак? Ему анекдот приходится разжёвывать несколько минут, после чего уже смеяться совсем не хочется.

Ника пошла отрывать от работы своего «весельчака», а у Димы появилась возможность прояснить ещё кое-какой момент:

— Таня, мы когда на работу выходим? — спросил он, между делом, пытаясь обыграть жену в аэрохоккей.

— Я сразу после праздников, а про тебя откуда мне знать?

— А кому же ещё знать, как не тебе? — удивился Дима.

— Ты сам зачем-то делаешь из своей работы большую тайну.

— Да какую тайну? Чего мне скрывать? Оценки студентов или учебную программу?

— Каких студентов? Ты о чём? — Таня, удивившись, забила шайбу.

— Разве я не в университете работаю? Но у меня даже пропуск с собой.

Дима полез в карман, доставая документ. Вместо названия вуза на синих корочках была указана аббревиатура, не имевшая отношения к науке и образованию. Дима спешно раскрыл удостоверение и увидел собственную фотокарточку.

— Капитан Стародубов…

***

— Как вы с Никой познакомились? — компания продолжала наслаждаться новогодними каникулами, переместившись в квартиру Тани и Димы. Пока жёны общались на кухне, друзья «вспоминали молодость» с джойстиком в руках.

— Ну ты спросил, конечно, — Лёха улыбнулся. — Мы же с ней на одном курсе учились.

— Это я знаю. Я про обстоятельства более плотного знакомства. Когда вы начали встречаться?

— На втором курсе, — Лёха напряг извилины, силясь вспомнить подробней эти обстоятельства. — Так ты же нас вроде бы свёл? Да, это в столовой было. Я почему-то плохо помню тот день, но вот отдельные эпизоды всплывают в памяти.

— Отдельные эпизоды — это хорошо. А помнишь, как я ручку вернул тебе?

— Ручку? Пишущую что ли? Это такое событие, которое я век должен помнить? — Лёха рассмеялся, напомнив на какой-то миг себя прежнего. — Нет, извини, не помню.

— На самом деле это событие, которое действительно тебе помнить всё это время не помешало бы. А где она? Помнишь была у тебя на ранних курсах перьевая — ты ей ещё гордился так сильно.

— Да, где-то была такая. Но если честно, давно уже не видел. Лет десять прошло с тех пор, как она появилась у меня.

— Как же? А я тебе там сообщение оставил, чтобы ты был в курсе всего к моменту моего возвращения.

— Ты говоришь какими-то загадками. Какое сообщение, откуда ты вернулся? Причём здесь вообще ручка, которую я уж годами не помню.

— Это же была «ручка-шпаргалка». И вот в эту «шпаргалку» я вписал всё, что ты должен был знать.

— Постараюсь её найти. Но, может быть, ты мне и без «шпаргалки» расскажешь всё, что я должен знать?

В комнату вернулись дамы, из-за чего Дима перехотел подробно рассказывать о своих путешествиях. С Таней он собирался поговорить чуть позже. А стоило ли такие вещи говорить при Нике, с которой по факту он не был близко знаком, Дима в принципе не знал.

— Давай всё же сам, — сказал он, параллельно с этим исполнив в компьютерной игре «фаталити».

***

Таня выслушала рассказ мужа об его приключениях и восприняла всё это на редкость равнодушно. Дима попытался выяснить, что она знает об его работе, но оказалось, что почти ничего. Вероятно, шифроваться на непрожитом этапе жизни ему удавалось мастерски. Что же касается Лёхи, то и он оперативно отреагировал, найдя ручку в своём старом портфеле. Ещё до полуночи он перезвонил и, вероятно, таясь от Ники, заговорщическим голосом прошептал:

— Это всё правда?

— Абсолютная. Вообще ты это должен был узнать многими годами раньше. Но, судя по всему, никакой беды не произошло, а значит всё в порядке.

— Я тоже хочу, — сообщил Лёха после паузы. — Возьмёшь меня с собой?

Дима даже рассмеялся, поняв, что друг остался прежним, и вся его важность вмиг слетела при упоминании приключений.

— Не получается, мы уже пробовали.

— Возьми тогда меня на Ближний Восток. Не могу я уже так, совсем зачерствел.

— Во-первых, это не телефонный разговор. Во-вторых, я сам ни о каком Ближнем Востоке не знаю. В-третьих, нет, — маску серьёзности пришлось примерять уже Диме.

Утром Лёха снова пришёл в гости, захотев продолжить беседу в «нетелефонном» разговоре. У Ники нашлись дела поважнее — она осталась дома. Таня же наоборот решила прогуляться по магазинам, оставив друзей, таким образом, наедине.

— Я не знаю о новом месте работы абсолютно ничего. Честно говоря, не представляю даже куда мне идти. Возможно, мне позвонят, если я долго не буду появляться на рабочем месте, — объяснял Дима. — Я работал в университете, подрабатывал в институте истории. Конечно, я временами мечтал попасть в какую-нибудь сверхсекретуную службу, чтобы выполнять очень важные миссии…

— Мечты сбываются, — задумался Лёха. — А вот мои пока нет. Почему у тебя получается, а я не могу это сделать?

— Не знаю. Зато я более-менее понял закономерность перемещений. Нужно иметь благородную цель, попасть в соответствующее состояние сознания и вуаля! А обратно получается отправиться, когда план так или иначе реализован.

— Благородную? Может быть, дело не в благородности — просто ты не пробовал другие варианты?

— Может и так. Правда в последний раз у меня и цели никакой не было. Впрочем… Я хотел тебе помочь. Правда речь не стояла о жизни и смерти. В итоге, конечно, и до этого дошло, но каких-то фатальных проблем у тебя не было. А может и были — кто знает до чего бы тебя довела в итоге такая бесцельная жизнь?

— Кто знает, — согласился Лёха. — А можно отправиться в будущее?

— Мы и так двигаемся в будущее с каждой секундой.

— Я про нормальное перемещение, а не про эту философскую демагогию.

— А это мысль! — возбудился Дима, ткнув пальцем в воздух. — Если я перемещаюсь в прошлое, а ты остаёшься в настоящем, то для меня ты окажешься человеком из будущего.

Лёха чуть не зарыдал от досады, осознавая, что лично для него приключения так и не начнутся.

— Если мы наладим связь, то сможем действовать куда эффективней. Возможно, за одно такое «путешествие» получится разрешить сразу несколько важных задач, — Дмитрий торжествовал, не думая о том, что реализация его планов невероятно сложна.

— Чего мы там наладим? Как ты думаешь «наладить связь»? — прежнего воодушевлённого Лёху снова подменил какой-то невесёлый скептик. — По телефону? По телеграфу? По теле…

— По электронной почте.

— По электронной почте, — повторил Лёха. — Так и знал, что этим всем закончится — нет у тебя никаких планов.

— А в чём проблема? Ты мой электронный адрес не знаешь что ли? Пишешь письмо, ставишь дату из прошлого. А я тебе отвечаю в будущее.

— В будущее отправить письмо можно, хоть и на годы вперёд, а вот в прошлое, если не ошибаюсь, нет.

— Кто у нас компьютерный гений, я или ты? Поменяй дату в системе, поковыряйся в протоколах. Наверняка это технически сделать возможно.

Лёха погрузился в раздумья, а Дима продолжал планирование:

— Только если я поменяю что-то в прошлом, то снова изменится настоящее. Это значит, что кое-что поменяться может и в твоей памяти, а значит связь будет прервана. Что делать?

— Да напишу себе дюжину записок, рассую по карманам, да тайникам — что-нибудь наверняка вспомню.

Довольные планом друзья продолжили виртуальные состязания, на этот раз сражаясь на гоночных трассах. А через полчаса вернулась со вкусными покупками Таня, которая о хитрых планах Димы и Лёхи даже не подозревала.

— Чего это вы такие загадочные?

— План придумали, — ответил Дима.

— План это хорошо, но лучше поставьте чайник.

***

Просыпаться рано утром от звонка будильника не слишком приятно. Да и от звонка телефона прерывать сон — не самое лучшее, что может случиться посреди новогодних каникул. И всё же звонок имелся, а потому Диме пришлось на него ответить.

— Слушаю.

— Здравствуй, Стародубов. Ты хотя бы сегодня на службе появишься? Я всё понимаю, конечно, но мера же должна быть.

— Должна, — согласился Дима. — А кто это?

— Очень смешно. Давай не опаздывай сегодня, есть для тебя кое-что, — разговор по телефону на этом закончился.

— Дела… На службу пора. Таня, а ты знаешь, где у меня служба?

Жена сквозь сон пробурчала что-то невнятное, да Дима и не рассчитывал услышать ответ. Подумав, что отделение в городе всего одно, а значит с адресом ошибиться не получиться, капитан отправился готовить завтрак, с волнением ожидая предстоящий рабочий день.

Впрочем, ничего особенно страшного в этот рабочий день не произошло. Удостоверение было при нём, коллеги, равно как и начальство, Диму знали. Конечно, осложняло жизнь отсутствие формы у большинства сослуживцев, а значит и отсутствие представления, кто и в каком звании находится. Да и обращаться по имени к коллегам было затруднительно. Однако капитану Стародубову требовалось не обращаться к кому-то, а слушать — и с этим у него проблем не возникло.

— У нас, как ты знаешь, арабы появились в городе. Студенты, само собой, всегда были. А теперь вот и арабские бизнес-проекты всё активней возникают. Мечеть строят, футбольную команду финансируют. В большинстве своём они люди безобидные. Но в меньшинстве есть товарищи подозрительные. Разумеется, без присмотра никто не остаётся, но всё же по некоторым надо копнуть глубже — есть кое-какая информация, требующая проверки. Арабский язык в совершенстве у нас знаешь только ты, Стародубов. Да и не похож ты на нашего сотрудника — простой, как три копейки. Так что тебе, капитан, предстоит ответственная задача. А теперь подробнее…

***

Задача была понятна и вполне посильна даже для новоявленного сотрудника, коим по факту был Дима. Но осложняло дело то, что он кроме английского других иностранных языков не знал. Возможно, в своём непрожитом прошлом непонятно зачем он арабский и выучил, но что-то в голове ни одной фразы на этом языке составить не получалось. По силам Диме было разве что признать величие Аллаха, но едва ли этого хватило бы для сколько-нибудь осмысленной беседы.

На общественном транспорте, а другого у него в распоряжении и не было, капитан Стародубов отправился на встречу с одним условно подозрительным арабом. Для телефонного общения хватило и разговорного английского. По легенде новый сотрудник органов безопасности должен был заинтересовать зарубежного гостя небольшим, но любопытным инвестиционным проектом. С собой у него даже имелись кое-какие бумаги, подтверждающие серьёзность намерений. По факту же условно безобидный житель Ближнего Востока подозревался в связях со своими менее надёжными товарищами, выход на которых Диме требовалось получить.

Никакой встречи не состоялось. Как сообщили в бизнес-центре, иностранный бизнесмен в этот день в офисе не появлялся, а среди вышедших на работу представителей компании не было ни одного араба. Российские же сотрудники ничего внятного не могли сказать ни о своём боссе, ни о некоторых аспектах деятельности компании.

— Здорово! Ты ещё тут? — позвонил Лёха, отвлекая от осмысления дальнейших действий.

— Привет! Я в городе, где мне ещё быть?

— То есть пока ты в прошлое не отправился?

— Не отправился и не собирался.

— Я тут просто кое-что изучал в интернете и на одном форуме обнаружил заговор. Его надо предотвратить, я считаю — нейтрализовать в прошлом заговорщиков.

— Может быть, мы их в настоящем нейтрализуем? Чего заговаривают?

— Взорвать торговый центр хотят.

— Идиот! Что ты время тратишь? Сообщай в ФСБ скорее или полицию хотя бы.

— Я им не доверяю.

— Вдвойне идиот! Срочно сделай это, включи мозги, наконец. На кону десятки или даже сотни жизней.

— Дима тут что-то страшное происходит, — дозвонилась до мужа со второй линии Таня. — Я сейчас в торговом центре, что напротив парка. Здесь какие-то люди в масках и с авто…

— Таня, ты куда пропала?!

Не понимая, что и зачем он делает, Дима помчался к торговому центру, который уже оцепила полиция. Проникнуть внутрь ему было невозможно, да и большого смысла в этом не было, учитывая, что в дело вступили профессионалы. Что ему делать, Дима не знал. Оставалось только надеяться, что террористов удастся нейтрализовать ещё до того, как они начнут стрелять или попытаются взорвать торговый центр. Но получится ли разрешить ситуацию совсем без потерь?

— Здесь ты не помощник, — старушка, проходившая мимо, сообщила молодому человеку очевидное.

— Знаю, — сердясь, пробормотал Дима, и отправился в парк ожидать благоприятной развязки.

Стресс сильно ударил по организму и, добравшись до ближайшей скамейки, наш герой заснул в один момент.

***

— Вам мясо, рыбу или курицу? — над сонным Димой стояла стюардесса.

— Да, — сделал свой выбор молодой человек.

— А конкретнее?

— Всё буду, — с удивлением рассматривая обстановку сообщил пассажир.

— Но можно что-то одно.

— Тогда давайте мясо.

Пока девушка выкладывала обед, Дима решил поинтересоваться куда они летят.

— Я просто очень крепко заснул, — попытался оправдаться молодой человек, понимая, как нелепо звучит его вопрос. Вдруг я не на тот рейс сел?

— Вам бы это не удалось, не беспокойтесь. Через час мы приземлимся в аэропорту Шарм-эш-Шейха.

К радости Димы, с собой у него оказался плеер и наушники. С музыкой коротать час пути не составило труда.

И расцелованный до дыр,
Осколками стали,
Лежит недовольный пассажир,
Он неубиваемый*

Правда через час самолёт на Синайском полуострове так и не сел. Плохие погодные условия вынудили экипаж завершить рейс в Каире. Дима не знал, что ему делать в столице Египта. Равно как и планов отдыхать в Шарм-эш-Шейхе тоже никаких не было.

— Не хотел никуда лететь в канун дня рождения, но соблазнился на горячую путёвку. Сейчас непонятно сколько мы в аэропорту будем торчать, — ворчал какой-то пожилой человек рядом.

— У вас когда день рождения? — решил уточнить Дима.

— 19 января.

— А сейчас?

— А сейчас не день рождения, а его канун — 18 января, вернулся к ворчливому тону собеседник.

— А год какой?

— 2011-й. Боятся летать, напиваются, а потом ничего не помнят, — продолжил бурчать будущий именинник.

Даты Диме ни о чём не говорили. Про себя он лишь отметил, что в январе в Египте должно быть не слишком жарко. Решив связаться условленным образом с Лёхой, невольный турист догадался, что предотвратить теракт в своём родном городе он может каким-то образом здесь.

Лёха ответил быстро — видно разобрался с отправкой сообщений в прошлое.

«События развивались по наихудшему сценарию. Я даже не буду сейчас писать подробности, боюсь вогнать тебя в депрессию. Верю, что ты можешь всё исправить. В приложении отправляю досье на людей, которых нужно нейтрализовать. Обязательно сделай это — они не должны появиться у нас в 2018-м».

— И как я их нейтрализую? — Дима догадался, что примерно могло произойти в его времени. — Запру в сортире? На семь лет…

— Вы поедете в город или здесь будете ждать новостей от туристического агентства? — уточнил ворчливый пассажир.

— Не знаю, не решил пока.

Дима изучал досье на вероятных террористов, большая часть из которых имела прямое отношение к Египту. Правда молодой человек не понимал, как он их найдёт в густонаселённой стране. А уж о том, как их можно нейтрализовать — мыслей не было никаких.

— Случайностей не бывает. Если уж оказались здесь в канун твоего дня рождения, значит так оно будет лучше, — успокаивала недавнего собеседника Димы спутница.

— Случайностей не бывает, — повторил Дима.

Вынужденный путешественник смотрел на фотографии, которые Лёха ему сбросил на электронную почту, и сопоставлял изображения с компанией молодых людей. Местная молодёжь что-то живо обсуждала с солидным мужчиной, явно не являвшимся египтянином. Прогуливаясь рядом, Дима услышал, что разговор ведётся на английском. Говорили о каком-то дне гнева, площади с непонятным названием, координации действий.

Всё это походило на заговор, однако кто в здравом уме мог собрать заговорщиков в аэропорту, где представителей местных спецслужб и военных наблюдалось в достатке? Туристу из России пришла мысль, что, может быть, ситуация настолько запущена, что заговорщиков полно и среди военных, а значит организаторы могут вольготно себя чувствовать, не боясь попасть на плёнку видеонаблюдения.

— Извините, а можно с вами? — Дима обратился по-английски к компании возможных заговорщиков.

— Будем на связи, — сообщил своим собеседникам гость с Запада, и поспешил удалиться на регистрацию рейса, не обращая внимания на Диму.

Египтяне тоже молодого человека проигнорировали, перейдя на арабский язык. И тут до нашего героя дошло, что он понимает арабскую речь. Но вот может ли он говорить на арабском? Дима попробовал повторить фразу на новом для себя языке, которую недавно сказал по-английски. И, судя по всему, был понят.

— Кто ты? — далее разговор проходил исключительно на арабском.

— Ваш друг, с улыбкой сообщил Дима.

— От кого ты? — уточнил худой парень в серой кофте, сильно напоминавший человека из досье Лёхи.

— От Мохаммеда, — сказал наугад путешественник во времени.

— От того самого? — с подозрением спросил парень с куфией на шее.

— Разумеется, — продолжил Дима. — У нас корректировка плана.

— Не шути, — нам только что дали последние указания. — Дальше действовать будем мы! — с вызовом сказал совсем юный заговорщик, на котором зелёная олимпийка сидела очень свободно.

— Конечно. Но, братья, наша помощь нужна сейчас в другом месте, — Дима импровизировал на ходу, не имея никакого конкретного плана. Одно он понимал точно — нельзя позволить осуществить этой банде задуманное.

— Куды мы летим? — спросил человек в серой кофте.

Дима бегло глянул на табло и зацепился взглядом за один из ближайших рейсов.

— В Триполи.

— Что с документами? — продолжил обладатель серой кофты, являвшийся по-видимому, главарём группы.

— Они нам не понадобятся. Свои люди нас пропустят.

Однако это предположение оказалось слишком оптимистичным. Поскольку никаких «своих» людей у Димы не было в аэропорту Каира, всю компанию молодых людей никуда не пустили. А когда они начали спорить, подоспела полиция и возмущённая молодёжь была задержана. Насколько удалось понять туристу из России, ребята находились в розыске. Сам Дима сделал вид, что проходил мимо и на самолёт в Ливию садиться вовсе не хотел.

— Что здесь произошло? — спросил Дмитрий у молодого сотрудника полиции по-английски.

— Да вот задержали опасных преступников. Кажется, они государственный переворот готовили.

— Сомневаюсь, — сказал уже по-русски Дима. — Впрочем, если их нейтрализует полиция Египта, то мне же проще…

***

Дима уже второй раз за сутки просыпался, но ничего в его реальности не менялось. Приходилось лицезреть всё тот же зал ожидания каирского аэропорта. Окажись он здесь в иных обстоятельствах, возможно, и не сильно печалился бы, ожидая приятный морской отдых. Но сейчас молодому человеку хотелось домой.

Невольно турист уже перестал отгонять мысли о невозможности возврата в своё время. Даже порывался заглянуть в билеты и туристические документы, чтобы узнать в каком отеле и как долго он должен будет отдыхать. Но тут случилось что-то странное. Задержанная ранее молодёжь вновь оказалась в зале ожидания. Мирно беседуя с представителями органов правопорядка, компания отправилась, насколько понял Дима, на посадку. Человек в серой кофте внезапно остановился и начал всматриваться в зал ожидания. Увидев Диму, он помахал россиянину рукой, приглашая присоединиться к их поездке.

— Вас отпустили? — Дима решил разузнать, что произошло с его новыми знакомыми.

— Летим в Триполи, как ты и говорил, — проигнорировав очевидное, сообщил представитель группы египетских авантюристов.

— Планы скорректированы? — зачем-то решил узнать Дима.

— Ты прав — Джамахирии нужна помощь. Кафиры готовят вторжение, а потому всё, что мы планировали в Египте теперь неактуально. Братья из Сирии, Ирака, Йемена и некоторых других стран тоже в ближайшее время отправятся на помощь Ливии. Надеюсь, что и наши друзья в Тунисе образумятся, верно отреагировав на новые обстоятельства.

— Замечательно, — согласился Дима, прикидывая в уме, насколько изменившиеся обстоятельства помогут предотвратить несчастья в его времени.

— Ты с нами не летишь?

— У меня есть срочное дело в Европе, — с важным видом сообщил Дмитрий.

— Хорошо. Передай Мохаммеду, что мы готовы идти до конца.

До какого именно конца собеседник и его коллеги готовы были идти, Дима спросить не решился. Но всё же понадеялся, что за определённый промежуток времени пыл этих фанатичных ребят умерится, а значит никаких безрассудств в его стране они не учинят.

***

Наконец-то удалось дождаться посадки на рейс. Дима смирился с тем, что неопределённое время ему придётся провести на египетском курорте, да и с возвращением назад никакой ясности не было. Но на самом деле в этот раз всё произошло так же просто, как и в предыдущие. Выполнив свою миссию в прошлом, молодой человек вернулся в своё настоящее. Заснув в самолёте, он очнулся на той же скамейке в парке в более привычной реальности.

Мельком взглянув на торговый центр, Дмитрий понял, что конкретно сейчас ничего страшного там не происходит. Но на всякий случай он забежал внутрь, побеседовал с несколькими продавцами и одним охранником. Никто ни о каких происшествиях не слышал, а охранник и вовсе подумал, что Дима дурачится.

— Я не дурачусь, я по работе, — заявил молодой человек.

Дима хотел придать важности делу, продемонстрировав удостоверение, но предъявил охраннику лишь пропуск в университет.

— У меня и другое удостоверение есть, я его просто забыл, — попытался разрядить обстановку старший преподаватель Стародубов и на всякий случай спешно покинул помещение.

Обрадовавшись, что главные неприятности удалось предотвратить, хотя и ценой потери интересной работы, восстановленный в правах научный сотрудник, решил убедиться, что все его близкие в порядке. Оказалось, что не только все находятся в полном здравии, но даже образ жизни друзей и родных принципиально не поменялся. Лёха не смог долго говорить, поскольку был загружен на работе. Договорились, что на Рождество друзья вновь соберутся вчетвером и обсудят все новости. Таня не только не сменила место работы, но даже фиолетовый цвет волос на этот раз никуда не делся.

— Думаю, что с путешествиями пора заканчивать, — заявил Дима присутствующим.

Присутствующих было трое, если не считать самого говорившего. Таня, Лёха и Ника, заседавшие за праздничным рождественским столом, не спорили. Благодаря связи по электронной почте, Алексей был в курсе всех прошедших событий, а потому в очередной раз ничего пересказывать не пришлось. Таня, то ли была в курсе, то ли с безразличием отнеслась к последним приключениям своего мужа.

— Мы толком и не начинали с путешествиями, — проворчала она. — Ребята вон в Бенгази отдыхали, а весной планируют в Тартус отправиться. А мы когда уже полетим на море?

—Летом на море съездим. И вообще я про другие путешествия.

— Про какие другие? Что-то не припомню, чтобы мы часто куда-то ездили, — с обидой произнесла жена.

— Я про свои пространственно-временные перемещения. Теперь уж, надеюсь точно все спасены, кого спасти требовалось.

— Если ты говоришь про присутствующих, то, пожалуй, ты прав, — рассудил Лёха. — Но ведь в мире столько всего происходило ужасного.

— С древних времён и до наших дней… — пробурчал Дима. — Но я на это не подписывался. Мне кажется наше настоящее, я говорю сейчас о всём человечестве, в данный момент находится в весьма комфортной ситуации. Нет горячих военных конфликтов, нет государственных переворотов с их малоприятными последствиями, даже без экономических кризисов новый век обходится. Чего же ещё желать?

— Я хочу на море, — вновь напомнила Таня.

— А я, пожалуй, ещё чайник поставлю, — добавила Ника.

Друзья решили прогуляться, и во время прогулки Лёха вновь вернулся к разговору.

— Я не знаю, как ты получил эту Силу…

— Да я и сам не помню, если честно, — перебил его Дима.

— Но это и не так важно. Важно, Димон, то, что ты должен ей пользоваться на благо людей. Хочу или не хочу — это уже не для тебя. Сейчас всё хорошо, но в недалёком прошлом происходили ужасные вещи. Даже если взять только нашу историю. Чуть ли не каждый месяц что-то где-то взрывали, да постоянно с жертвами среди мирного населения. А отдельные случаи и вовсе были из ряда вон…

— Звучит, конечно, прекрасно, но есть некоторые сложности. Во-первых, я ни разу не попадал в прошлое, если не требовалось что-то изменить для кого-то из близких. Во-вторых, как я один предотвращу всё это?

— Но ведь когда выручал Нику, ты же не знал, что в итоге так всё обернётся? А по поводу предотвращения терактов и прочего — все специальные службы тебе наверняка с радостью помогут. Приходи, рассказывай как было, точнее, как может стать, да и всё.

— Слишком просто у тебя всё получается. А вдруг я не смогу получить доступ к нужным людям? А вдруг кто-то окажется на подкорме у террористов?

Однако, несмотря на то, что Дима спорил, в глубине души он понимал, что получил свой дар для чего-то более значимого. Сколько человек без вины пострадало, сколько не родилось? И если всё можно исправить, то почему бы этого не сделать?

***

Вечером Дима плотно засел за компьютер и изучал происшествия последней пары десятилетий. Самым немыслимым показался захват заложников в школе на Кавказе, где погибло несколько сотен человек, причём в основном это были дети. Произошло это в сентябре 2004 г. Но молодой человек никак не мог вспомнить что-то личное в том времени, что он мог бы попытаться изменить.

— Ты не помнишь, чем занималась в сентябре 2004 г.? — спросил он жену.

— Да как-то не очень. В школу, наверное, ходила. В восьмой класс пошла, если не ошибаюсь.

— С тобой ничего страшного не случалось в начале года? Или, возможно, с кем-то из твоих близких.

— Почему ты спрашиваешь? — Таня нахмурилась.

— Мне нужен какой-то личный повод. Именно так мне удаётся проникать в прошлое.

— Ничего особенного не произошло, — холодно сказала Татьяна.

— А если хорошо подумать?

— То ничего хорошего тоже не случилось, — добавила она.

— До тебя кто-то домогался? — вскипел супруг.

— Не совсем, — попыталась успокоить его жена. — Впрочем, лучше ничего этого не было бы.

— Всё понятно, — Дима решил, что всё понял.

— Да ты, наверное, не так подумал, — Таня растерялась.

— Всё я правильно подумал! В любом случае, с личной мотивацией у меня теперь всё в порядке…

***

Спать Диме не хотелось совсем. Впрочем, и эффективно бодрствовать не получалось. Вместо того, чтобы изучить все подробности, предшествовавшие теракту, молодой человек злился невесть на кого. Расспросить жену об её личном происшествии он тоже как-то не решался, а потому толком так и не понял от кого её нужно защищать. Да и нуждалась ли она в защите, супруг тоже так и не разобрался.

— Ты хоть помнишь, где я училась? — Таня обняла мужа.

— В школе, — буркнул он в ответ. — На месте разберусь. Ни к чему мне это.

Дима начал ходить туда-сюда по комнате, да так и заходился, потеряв счёт времени. Когда он всё же решил счёт времени найти, оказалось, что уже поздно и пора спать.

— Поздно уже, пора спать, — послышался из кухни голос матери.

— Ты когда к нам пришла? — бросился на кухню Дима, попутно ужаснувшись своему голосу.

Мельком увидев в коридорном зеркале своё отражение, молодой человек обнаружил, что он стал слишком уж молодым. Заметно моложе стала и мама, варившая на утро кашу.

— Я и не уходила никуда, — с удивлением ответила женщина. — Завтра тебе надо в гимназию?

— Конечно, надо. Учебники ведь я ещё не получил.

— А вчера ты куда ходил? — удивилась мама.

— Вчера учебники ещё не подвезли, — бесхитростно соврал гимназист.

***

С утра Дима уже знал, что времени предупредить Таню об опасности у него ещё в достатке, благо был конец августа. А вот со второй целью визита всё не так уж просто. Десятки террористов уже имели чёткий план действий. До страшного происшествия оставалось всего несколько дней. Но что мог сделать 14-летний парень, да ещё и находящийся в далёком от места происшествия регионе?

— Дима, тебя к телефону, — позвала мама.

— Да, — юноша взял трубку.

— Привет, Стародубов. Сегодня пойдёшь с нами?

— Кто это? — Дима не признал собеседника.

— Не помнишь меня? Тогда тебя ждёт сюрприз…

Сюрпризов Дима не слишком боялся, зато понял, что пространственные преграды можно легко исправить с помощью телефона. Вот только кому звонить? Да и выслушают ли несовершеннолетнего, который объективно не должен знать подробные планы готовивших теракт на другом конце страны? Впрочем, пришелец из будущего решил попытаться, позвонив для начала в милицию.

Органы правопорядка информацию к сведению приняли и обещали передать информацию в Москву. Диме правда пришлось выступить анонимно, да и звонил он из будки автомата. Всё же на полное понимание милицией рассказов о перемещении во времени у него надежды не было. Но выполненной миссию считать было сложно. Какова вероятность того, что звонок анонима будет срочно обрабатываться?

Для закрепления успеха молодой человек собирался связаться с ФСБ, но пока не придумал как. Приходить лично на приём 14-летнему гражданину едва ли было разумно. Отправить сообщение в письменном виде — не факт, что их вообще за нужное время успеют изучить. Звонить? И в этом случае план безукоризненным не выглядел. В конечном счёте Дима всё же решил лично навестить чекистов, но прежде собирался заглянуть к Тане.

— Привет! — Диме очень повезло — он нашёл Таню в её дворе.

— Привет, — девушка, сидевшая на качели, не удивилась вниманию незнакомца.

— Узнала меня?

— Нет. Хотя где-то я тебя видела... Конечно, видела — ты в городском саду постоянно бегаешь.

— Бегаю, — подтвердил Дима. — Но не только бегаю. Я ещё много чего знаю.

— Рада за тебя. Но знаниями поделишься как-нибудь потом — мне идти надо.

— Подожди! Я должен тебя предупредить об опасности!

— О какой опасности? — Таня испуганной не выглядела.

— Я и сам, честно говоря, не знаю… Но это может случиться в сентябре. Так что будь осторожна. Избегай любых потенциально опасных ситуаций.

— Ерунда какая. Кирпич должен упасть на голову? Машина сбить? Маньяк погнаться? Если ты и прав, как я от всего этого уберегусь? Даже если буду сидеть дома, его взорвать могут.

— Дом в сентябре точно никто не взорвёт, — сообщил Дима. — Слушай, может тебе в отпуск отправиться? Не планировали с родителями где-нибудь отдохнуть?

— Планировали. В Турции.

— Значит тебе туда нельзя!

— Ещё чего! — Таня фыркнула и пошла в подъезд.

Разумеется Дима знал, где живёт его будущая жена, но посчитал, что врываться в квартиру и продолжать предупреждать об опасностях будет не слишком эффективно. Успокоив себя тем, что времени убедить возлюбленную у него ещё порядком, юноша продолжил путь к изначальной цели.

***

— А говорил, что не придёшь! — подозрительный тип выглянул из-за гаражей, через которые Дима пошёл, не думая об опасности.

— Я и не пришёл, — огрызнулся Дима. — Это ты звонил?

— Может и я. Принёс?

— Что я должен был принести?

— Ты дурака не включай, — подозрительный тип оказался ещё и злобным. — Я тебя вмиг разделаю за такие шуточки.

Недобрый оппонент был крупнее Димы и, возможно вооружён. Сам же Дима был мельче, да ещё и безоружен. Ситуация выглядела неприятной, а потому гимназист принял решение бежать со всех ног. Бежал он не так уж долго, поскольку уже успел позабыть, где более десятка лет назад были тупики, а где имелись проходы. Наш герой, к его большому сожалению, угодил в тупик, где небольшая компания аморальных личностей зачем-то грела зажигалкой столовую ложку.

Не успев вовремя остановиться, юноша врезался в ответственного за нагрев, нарушив весь процесс. Безусловно, компания пришла в негодование, а один из аморальных типов в сердцах даже попытался Диму ткнуть чем-то острым и металлическим. Инстинкт не подвёл, злодею, который сопротивления не ждал, удалось заломить руку и даже отнять у него заточенную отвёртку.

Правда на этом позитивное развитие событий снова прервалось — подозрительный злодей нагнал Диму. Таким образом, молодой человек получил в оппоненты сразу четверых маргиналов, один из которых уже пришёл в себя после разоружения. Заточенная отвёртка, конечно, придавала уверенности, но всё же роль душегубца юный Стародубов примерять на себя не спешил.

— Так значит? — подозрительный зыркнул на отвёртку.

— Получается, что так, — подтвердил Дима.

Патовую ситуацию разрешил невесть откуда взявшийся отряд в масках. Работа у отряда шла быстро и безукоризненно. Через несколько секунд обезврежены были все участники «стояния в тупике», в том числе и Дима. Менее, чем через час случайный прохожий, коим в этой ситуации являлся гимназист Стародубов, объяснял сотруднику органов государственной безопасности обстоятельства происшествия. А после того, как будущего девятиклассника собирались отпустить, он решил воспользоваться шансом и рассказать о готовящемся теракте.

Первоначально слушать юношу никто и не думал, однако Дима всё же сумел добиться аудиенции по значимому вопросу. Ещё находясь в своём времени, он подробно изучил все обстоятельства — персоналии боевиков, их места базирования и передвижения. Отмахнуться от этой скрупулёзно собранной информации было нельзя, а потому через полчаса Стародубов сидел уже в другом кабинете и подробно излагал всё, что ему было известно.

— В начале сентября, значит? — майор выглядел задумчивым.

— Предотвращать надо в августе. Завтра или в крайнем случае послезавтра. У боевиков есть альтернативные планы захвата — нужно поскорее накрыть их лагерь и узнать подробности, которые мне, к сожалению, неизвестны.

— Я сейчас же сообщу всё в Москву. Информация требует проверки, а потому бросаться на амбразуру моментально никто не станет. Но, я думаю, и проигнорирован сигнал не будет. Мне, конечно, до сих пор непонятно откуда у школьника из другого региона имеется такой подробный план действий террористов. Но это пока второстепенно. Думаю, ответственность за дачу ложных показаний тебе известна?

***

С Димы взяли расписку и отправили домой, договорившись о скорой встрече. Впрочем, сам юноша встречаться уже ни с кем не планировал, рассчитывая успеть вернуться в своё время. Так что успех контртеррористической операции зависеть должен был от других людей, а не от нашего героя.

Но у путешественника между временами оставалась здесь ещё одна задача — связана она была, конечно же, с Таней. Отобедав дома, Дима для порядка заглянул в гимназию, где убедился, что всю школьную литературу он получил. А вечером ученик образовательного учреждения с гуманитарным уклоном предпринял вторую попытку спасти Таню от опасности.

— Таня дома? — Диме открыл дверь будущий тесть, который родственника по понятным причинам признать не сумел.

— Гуляет она с подругами. Что-то ей передать? — мужчина жевал бутерброд и всю серьёзность момента не осознавал.

— Да ей уже всё передано. Не пускайте Таню никуда в сентябре, — попросил Дима.

— Чего это? Ей что-то угрожает?

— Ей что-то угрожает, — согласился Дима. — Но я пока не знаю что. И боюсь, что узнать уже не успею.

— Проходи, расскажешь. Меня Сергеем зовут, — представился мужчина.

— Дима, — Дима едва не сказал, что знает, как зовут собеседника, но сдержался.

Вести беседу с отцом Тани Дима не хотел, но обстоятельства сложились так, что беседы избежать было нельзя.

— Я стал случайным свидетелем… То есть я услышал… В общем, Тане грозит беда.

— Это я уже понял. Конкретней, молодой человек. Обращаться ли нам в милицию? Или серьёзный разговор решит вопрос?

— Я пока не знаю. Кстати, вы же собираетесь в Турцию?

— Собираемся, — подтвердил отец Тани.

— Не надо туда собираться.

— Почему? — удивился будущий родственник.

Дима понимал, что объяснения звучат не слишком серьёзно, да и характер опасности, к сожалению, он сам не знал. Стоило ли настаивать на жёстких мерах или супруге угрожало что-то такое, чего никакими запретами и ограничениями предотвратить было нельзя?

— Поговорите с ней. Может быть, вам станет известно то, что неизвестно мне. А я вынужден вас покинуть, — нашёл выход Дима.

На выходе он столкнулся с Таней, которой ещё раз напомнил про осторожность. Посчитав свою миссию на данном этапе выполненной, Дмитрий поспешил домой. Но возвращение домой было отложено. У подъезда Тани ему встретился парень лет двадцати пяти, ожидавший чего-то в автомобиле. Чутьё или предрассудки Диме подсказали, что это и есть та самая опасность, общения с которой будущей жене лучше избежать.

Дима подошёл к приоткрытому ветровому окну и поинтересовался:

— Чего ждёшь?

— Тебе какая разница? — неприветливый парень не собирался отчитываться перед каким-то сопляком.

— Это ты зря так. Её выслеживаешь? — Дима начинал закипать.

— Выслеживаю, — усмехнулся парень.

— Выходи из машины, — заявил юноша.

Водитель не видел в Диме серьёзного оппонента и с самоуверенным видом выбрался из автомобиля.

— А теперь уходи! — продолжил Дима давление на собеседника.

Уходить собеседник не собирался. Более того, он небрежно оттолкнул назойливого подростка. Поскольку Дима уже минуту кипел, как невыключенный чайник, такой оплошности простить он не мог. Пятьдесят четыре килограмма разъярённой массы в большинстве своём для взрослого мужчины не слишком опасны. Дмитрий не смог взять с собой в прошлое своё более массивное тело, однако его бойцовские навыки, которые он годами оттачивал на тренировках, никуда не делись. Да и мозги, позволявшие адекватно оценить обстановку, оказались на месте. Ввязываться в честный бой с превосходящим по габаритам противником, юноша не собирался. А вот в нечестном он без труда одержал верх.

Акцентированным ударом ноги в область паха юный боец выиграл несколько важных для себя мгновений. Время это он потратил с умом — подобрал предварительно запримеченный булыжник, которым от души приложился по затылку неприятеля. Конечно, удар не был столь сильным, чтобы стать фатальным, но позволил дезориентировать противника ещё на некоторое время. Мужчина получил ещё одну порцию быстрых, хотя и не очень сильных ударов, и, пошатываясь, попытался скрыться.

Преследовать врага Дима не стал, но вслед настоятельно рекомендовал больше здесь не появляться. Уже собираясь отправляться в сторону своего дома, он услышал, как распахнулась дверь подъезда и на улицу выпорхнула молодая дама. Подбежав к машине, она весьма грязно выругалась и задала вопрос в пустоту:

— А где Жора?

***

Объяснять куда делся Жора Дима не стал. Он спешил домой, чтобы маме лишний раз не приходилось волноваться. Обошлось без лишних вопросов, которых нашему герою в этот момент слышать не хотелось. Получилось или нет — вот что его занимало в первую очередь. В этих размышлениях юный Дмитрий Стародубов не только не заметил, как проглотил ужин, но даже не запомнил, когда исчезла пустая тарелка со стола.

— Мам, а что-нибудь к чаю будет? — ответа Дима не услышал, но куда сильнее удивился своему голосу. Привычный в настоящем, но отсутствующий в прошлом более низкий тембр вернулся. Обратив внимание на свои руки, да и на собственное тело в целом, мужчина понял, что он уже в своём привычном настоящем. Вот только таком уж привычном?

— Таня, ты дома? — Диме не очень хотелось неприятных сюрпризов, но он всё же решил бросить пробный камень. Пробный камень в цель не попал, заставив поволноваться. Возвращенец из прошлого встал, заглянул в одну комнату, другую, пробрался даже в санузел — никого. Несколько минут бесплодных поисков Стародубова разочаровали — никаких следов Тани в его квартире не удалось обнаружить. Вся остальная обстановка осталась прежней, но отсутствовала женская одежда, обувь, да и в ванной никаких непонятных тюбиков более не имелось.

Найдя мобильный телефон, Дима не обнаружил в нём никаких контактов, намекающих на его знакомство с женой. Лёха, мама и другие родственники в телефонном справочнике были, а вот Таня нет. Не оказался знаком в этом варианте реальности он также с её сестрой и родителями. Было всё понятно, но на всякий случай Дима решил дозвониться Лёхе.

— Ты знаешь, который час? — поприветствовал его друг.

— Догадываюсь, что поздний. Но мне нужно кое-что узнать, — не стал оправдываться Дима.

— Узнавай, — согласился Лёха.

— Ручка на месте?

— Что-то записать надо?

— Нет, я про конкретную ручку. Ты что её потерял?

— Не понимаю, о чём речь, — друг то ли туго соображал спросонья, то ли действительно остался без доступа к тайным знаниям.

— Ты знаешь что-нибудь о Тане? —Дима решил не ходить вокруг, да около.

— О какой Тане? — уточнил друг.

— Ясно. У меня тут просто небольшие провалы в памяти, — попытался объясниться Дима. — Я женат?

Пауза немного затянулась. Лёха, судя по всему, не ожидал, что его друг забыл настолько заметные вещи.

— Если тайно ото всех не расписался, то вроде бы нет.

— Что, я даже ни с кем не встречаюсь? — удивился Дима.

— Почему же. У тебя, если не ошибаюсь, есть дама сердца в Москве. Летаешь туда по пару раз за месяц. Всё не могу понять, почему окончательно туда не переберёшься…

— В Москве? Как же её зовут?

— Какое-то интересное имя, не помню, если честно. Ты ведь меня со своими барышнями не знакомишь.

Поняв, что большего от Лёхи ему не узнать, Дима закончил разговор, поблагодарив друга за важную информацию. Поиски Тани затевать на ночь глядя было бессмысленно. И всё же не хотелось отбывать ко сну на столь печальной ноте. Внезапный звонок в дверь вызвал целую бурю эмоций в молодом человеке. Здесь были и удивление, и робкая надежда, и сомнения. Ничего удивительного, открыв дверь, Дима так и не увидел. Доставщик еды, вероятно, ошибся адресом.

— Я не ошибся, — возмутился доставщик. — Был заказан осетинский пирог на ваш адрес.

— Но я ничего не заказывал…

— Значит кто-то заказал для вас. Да не волнуйтесь вы, уже всё оплачено.

После того, как Дима закрыл дверь, ему на мобильный телефон пришло сообщение: «Приятного аппетита. Скоро увидимся, испеку свой фирменный».

Поблагодарив в ответном сообщении неизвестную даму с интересным именем, Дима попытался раскинуть мозгами, что же произошло за последние тринадцать с половиной лет его отсутствия. Ясно было только то, что Таня куда-то подевалась — и это нашего героя совсем не радовало. А вот пирог был очень вкусным.

Включив телевизор, он наткнулся на новости спорта. Выпуск был посвящён подготовке сборной России к предстоящему чемпионату мира. Диме не понравилось, как журналист слишком уж наседал на наставника национальной команды, обвиняя того в чрезмерном представительстве одного из клубов. Тренер пояснил, что в этом ничего удивительного нет — «Алания» входит в число лидеров национального чемпионата, а потому сразу шесть представителей владикавказцев были приглашены в сборную.

Переключив телевизионный приёмник на канал «Культура», Дима пару минут посмотрел запись выступления какого-то народного ансамбля, демонстрировавшего массовый хороводный танец. Выяснилось, что танец называется симд. Пожалев, что с танцами у него никогда не складывалось, молодой человек выключил телевизор и отошёл ко сну.

Дима сидел на пригорке. Внизу неспешно текла река, ветер гонялся по поляне, переговаривались птицы. Сзади на горе тоже что-то было — молодой человек не видел, но ощущал эту силу. Любопытство всё же взяло верх, и он обернулся. Их было двое, но поскольку солнце светило в глаза, разглядеть эту парочку не было возможности.

— Помнишь, мы говорили, что у каждого действия есть своя цена? — спросил один из собеседников.

— Что-то такое припоминаю, — согласился Дима.

— Три сотни спасённых жизней взамен одной — велика ли плата? — спросил другой.

— Нет, — подумав, решил молодой человек.

— Нет, — повторил неразличимый собеседник. — Но лично для тебя эта цена может оказаться высокой, не так ли?

Дима не мог понять о чём речь. Но потом его осенило. Таня. Ей не нашлось место в обновлённом мире. Изменяя мир к лучшему, он увлёкся и случилось непоправимое.

— Я могу всё вернуть?

— Можешь, покуда твой дар с тобой. Ты готов расплатиться тремя сотнями жизней? — вопрошал голос. — Ты ведь знаешь, что у тебя есть всегда выбор. Но есть и закон, который должен быть соблюдён.

— Что случилось с Таней? — Дима проигнорировал вопрос.

— Это уже неважно. Её с тобой нет.

— И никогда не будет? — этот вопрос уже собеседники оставили без внимания.

— Мы явились тебе напомнить о важности выбора в твоём деле. Это не игра и не весёлое приключение. На тебе лежит ответственность. Делаешь мир лучше, спокойней и безопасней — будь добр, заплати адекватную цену. Большой она будет только для тебя, не для мира.

— Это не дар, это какое-то проклятие! — закричал Дима. — Всё равно никто ничего не помнит — трагедии просто не случаются, люди даже не понимают, что могло произойти.

— Но ведь это хорошо, что ничего страшного не случается. О чём ты думаешь, когда видишь новости о предотвращённых терактах? Как относятся к этому люди, которые могли бы проходить в злосчастную минуту там, где появляться им не стоило? Думают ли они, что заново родились и получили новый шанс? Вряд ли. Однако это вполне естественно для человека. Мало кто искренне радуется каждому дню, будто бы он является нежданным подарком судьбы.

— Почему я должен расплачиваться своими близкими?

— Не близкими, а самым дорогим. Таков закон. Но помни, что у тебя всегда есть выбор.

***

— У меня всегда есть выбор, — повторил Дима. — И свой выбор я, кажется, уже сделал.

Молодой человек встал с дивана, включил ноутбук и стал читать архивные новости. К счастью, изменения коснулись только его личной жизни — новых глобальных происшествий он не нашёл. Количество терактов в недалёком прошлом заметно уменьшилось. Теперь самой страшной трагедией в новом веке значился захват заложников в одном из столичных театров. Но и её Дима оставлять без внимания не собирался, изучая в доступных ему источниках подробности подготовки теракта. От чтения отвлёк телефонный звонок:

— Привет! — звонил Лёха. — Я чего звоню — новогодние каникулы заканчиваются, может встретимся? А то опять рабочие будни начнутся, будет некогда.

— Я сегодня не могу, — соврал Дима. Планов на день у него не имелось, однако настроение встречаться тоже отсутствовало. Хотелось видеть сейчас Таню, а вот без встречи с друзьями он вполне мог бы обойтись.

— Может быть, на Старый Новый год соберёмся? — Лёха сделал вид, что ответ его не обидел.

— Может. Пока с планами нет никакой ясности, — ответил Дима. — А может уже и не увидимся, — добавил он, после того, как завершил разговор.

***

Дима давно понял, как всё устроено, а потому очередное перемещение во времени произошло без осложнений. Вот он снова ученик, и ему опять нужно скоро идти в школу. Мама, как всегда, с вечера готовит завтрак, чтобы утром лишь разогреть еду.

— Какие уроки завтра?

— Обычные, — огрызнулся юный Дима. — Да я уже всё сделал, сейчас пойду портфель соберу.

План Димы был прост. Ехать или лететь в таком возрасте он никуда не мог. Оставалось опять обращаться в органы правопорядка и надеяться, что времени предотвратить террористический акт хватит. Были, конечно, у него в эти в целом тёплые осенние дни и свои личные планы. Но реализовывать их следовало утром — идти куда-то на ночь глядя было бы несколько странным.

— Мам, а как погиб папа? Почему-то ты мне никогда не рассказывала.

— Почему погиб? С чего ты это взял?

— Ладно, я не маленький уже, могла бы и рассказать, — почему-то Диме захотелось услышать историю, которую он не рискнул узнать в своём времени.

— Он пропал без вести, — сказала после затянувшейся паузы мама. Дима уже и не ждал ответа, но слова мамы его огорошили.

— Почему пропал без вести? Он был на войне что ли? Ты об этом никогда не рассказывала.

— Не рассказывала. Думала, что рано ещё. И не слишком ты интересовался отцом. Да, можно сказать, что воевал.

— На Кавказе?

— Много где, — мама не заплакала, хотя была близка к этому.

— А вдруг он жив и находится в плену?

— Не знаю. Всё возможно. Ладно, иди давай уже спать, потом как-нибудь поговорим об этом.

***

План Димы реализовывался без шероховатостей. Подростка в милиции восприняли серьёзно и информацию сразу же передали на проверку в центр. Конечно, пришлось придумать хотя бы минимально правдоподобный способ, как эта информация в принципе ему досталась. Но для дежурного сотрудника хватило случайно подслушанного разговора на рынке — времени для предотвращения теракта было мало, а потому разбирательства отложили на потом.

Выполнив главную часть своей миссии, Дима направился во двор Тани. Увидев её ещё издали, веселившейся на качели, передумал приближаться. Мог ли он спасти свою супругу от какой-то неизвестной напасти в будущем? Стоило ли ей или её родителям что-то сейчас рассказывать? Помогло бы это или риск осложнения ситуации мог увеличиться? Ответа не было.

— Эй, пацан, ты из какого двора? — кто-то сзади окликнул Диму.

— Тебе какое дело? — разворачиваясь, ответил подросток.

— Да ладно, это шутка такая, — пошёл собеседник на попятную, решив не связываться с незнакомцем.

Собеседником этим оказался Лёха. Совсем какой-то мелковатый и даже пухлый, но Дима своего друга узнал. А вот друг его почему-то не узнавал, хотя учиться они должны были в одном месте.

— Лёха? — спросил Дима.

— Лёха, — ответил Лёха.

— Так ты тоже не из этого двора! — развеселился путешественник во времени.

— Говорю же шутка. Что-то я тебя не помню, откуда ты меня знаешь?

— Хотя бы из школы. Я же с тобой в классе одном учусь.

— Что-то ты привираешь, — кажется, Лёха не шутил.

— Тогда мы в университете одном вместе будем учиться, — зачем-то сообщил Дима.

— В университете? Да нужен мне этот университет. Я когда вырасту, вообще работать не собираюсь. Смысл учиться, чтобы потом не работать?

Дима пожал плечами. По крайней мере, в этом варианте прошлого Лёха сохранял свой беспечный взгляд на жизнь. В чём-то переубедить друга даже в детском возрасте он не имел ни возможности, ни желания. Другое дело, почему изменилось прошлое — этому объяснений путешественник во времени найти не мог.

— Я кое-что тебе должен рассказать, — решившись сообщил другу Дима. — Видишь вон ту девчонку? На качелях, которая сейчас.

— Ну вижу. И что?

— Нужно за ней следить, чтобы ничего с ней не произошло.

— Долго?

— Долго. Ближайшие лет пятнадцать.

— Она ни в моём вкусе, — подумав, сообщил Лёха.

— Речь не о вкусе, я тебе на обед её и не предлагаю. Ей может грозить опасность.

— Тогда другое дело. А сам чего не хочешь за ней проследить?

— А самому мне нужно вернуться в своё время.

— Так ты из будущего? — без тени удивления уточнил друг. Зная Лёху и его страсть к фантастике, Диму такая реакция тоже не смутила.

— Да. И мне пора.

***

Дома путешественник никого не застал, но это его и не расстроило. Объяснять маме, по какой причине он прогулял школу желания не было. Зайдя в ванную и умывшись холодной водой, Дима обнаружил себя в более привычной обстановке.

Взглянув на отражение в зеркале, молодой человек понял, что вернулся. И снова первым делом он бросился к ноутбуку, уточнять, всё ли у него получилось. Тут Диму ждал неприятный сюрприз — теракт предотвратить не удалось. Выругавшись, молодой человек, полез в социальные сети, где хотел узнать о судьбе Тани. Жена была жива и здорова. Правда, если верить информации, которая была указана в её профиле, замужем она была за Лёхой.

— Что-то пошло не так, — пробормотал Дмитрий. — Или просто таков был мой выбор?

Дима хотел позвонить Лёхе или Тане, но не обнаружил их номеров в телефонной книжке. Номер жены, конечно, он помнил и наизусть, но почему-то звонить не решился. Зато решился ответить на звонок с неизвестного номера.

— Слушаю.

Ответа не было. Дима был уверен, что на том конце невидимого провода кто-то есть. И этот кто-то точно не ошибся номером.

— Это номер Дмитрия Стародубова. Вы мне звоните?

Ответа снова не было, а затем звонок прервался. Зачем-то Дима вновь попытался перезвонить, но услышал в трубке, что номера такого не существует. Молодой человек забыл и о неудаче в предотвращении терактов и о том, что Таня теперь вместе с Лёхой. Ему захотелось позвонить маме и поговорить об отце.

— Странно, что ты об этом спрашиваешь, — ответила мама после приветствия и кратких пояснений об отсутствии новостей. — Столько лет не интересовался и тут снова вспомнил.

— В детстве ты мне рассказывала, что отец пропал без вести.

— Да. Но несколько лет назад стало известно, что он погиб при выполнении… Погиб, в общем.

— Почему не рассказала мне?

— Не хотела. Не хотела верить в то, что он погиб.

— Он точно погиб?

— Точно.

Теперь у Димы снова появился мотив что-то переделать в прошлом. Но вопреки желанию попасть в тот период, когда он мог спасти отца, подросток вновь обнаружил себя в том тёплом октябре, где появлялся совсем недавно. Семикласснику опять требовалось готовить уроки, собирать портфель и идти в школу.

Конечно же, в школу на следующий день нерадивый ученик не пошёл. Проигнорировал он и поход в милицию. Отправившись во двор Тани, Дима снова там встретил её и Лёху. Но на этот раз решил ни во что не вмешиваться, проигнорировав вопрос приятеля.

— Я меняю свой выбор, — сказал с решительностью школьник.

Подробно описав ситуацию в письменном виде, Дима бросил листок в ящик для обращений граждан в ближайшем отделении ФСБ. На этом, посчитав свою миссию выполненной, отправился домой.

Подросток снова превратился в мужчину, который сидел дома и упирался взглядом в монитор ноутбука. Всё было в порядке — его развёрнутое письмо попало куда надо и сработало, как следует. Никаких упоминаний о теракте в московском театре не было. Не осуществились, судя по всему, и более поздние трагические события в метрополитене и аэропорту. Это означало, что примерно две сотни человек к настоящему моменту были целы и невредимы. Возможно, кого-то из них злой рок всё же настиг в иных обстоятельствах. Но большинство, Дима был уверен, жили спокойной жизнью, даже не подозревая, что с ними могло произойти что-то ужасное.

Никто из счастливчиков, разумеется, не знал, какую цену заплатил за это Дима. Равно как никто в принципе о самом его существовании не подозревал. А вот сам гражданин Стародубов догадывался, что снова пожертвовал кем-то близким. Он не спешил в этом убеждаться, никому не звонил и не исследовал социальные сети. Кто остался и с кем, кто исчез — всё это для Димы пока являлось загадкой.

Молодой человек поставил себе кофе, включил музыку и приготовился к череде неприятных сюрпризов. То что они будут было ясно из-за отсутствия каких-либо следов пребывания Тани в квартире. Отхлебнув горячего напитка, Дима принялся за телефонную книжку.

Я иду по дороге и вдруг глаза, как валенки,
Навстречу мне иду я, только очень маленький.
Я вспомнил, как это было...*

Нет телефона Лёхи, нет телефона Тани. Впрочем, пока ничего страшного — возможно, друг и супруга в этом варианте реальности просто с ним не общаются, но при этом существуют вместе или порознь. А вот отсутствие телефона мамы стало совсем уж неприятным ударом для него.

Минут через двадцать, за временем молодой человек следить уже перестал, он всё же решился заглянуть в мир социальных сетей. Контактов хватало — кого-то Дима знал, иных же совсем не помнил. Лёхи с Таней не было — причём не только в списке друзей, но и в принципе. Изучение электронной почты также особо не помогло. Хватало писем о наследстве в каких-то африканских странах, в достатке было приглашений на курсы и семинары. Но при этом не было писем родственникам, не нашлось даже каких-то рабочих переписок. Неприятные размышления прервал звонок телефона.

— Да. Слушаю, — прохрипел Дима.

В ответ снова было только молчание.

— Говорите. Кто это?

Никто отвечать не собирался.

Ближе к вечеру, в шесть без малого,
Я встретил себя, но теперь уже старого*

Раздосадованный Дима сбросил звонок и переключил композицию, которая по какой-то причине зациклилась и проигрывалась уже который раз. Нужно было чем-нибудь себя занять. Поскольку в этой версии реальности на кухне его квартиры хватало немытой посуды, то с занятием наш герой определился достаточно быстро. На время он отошёл от потрясений, но затем посуда кончилась и волна невесёлых размышлений вновь накатила. Пришлось переходить к генеральной уборке — пылесосить, мыть пол, а там, чем чёрт не шутит, почистить сантехнику.

Однако до последней стадии дойти не удалось — странная находка отвлекла Диму от полезных занятий. Под батареей лежал тот самый миниатюрный РАФ-2203, который до этого материализовывался под ёлкой в последний день декабря. Внутри машинки оказалось запрятано кольцо, незамеченное в предновогодней суете Стародубовым. То ли драгоценное, то ли просто красивая побрякушка, сходу было не понять. Разглядывая синий сверкающий камешек, вокруг которого разворачивалась спираль, Дима приметил какую-то надпись на этой самой спирали.

Но ничего загадочного, казалось, здесь не имелось — надпись была сделана не на эльфийском языке, руны или арабская вязь тоже не использовались. Всё было до смешного просто — на кольце кто-то выгравировал по-русски «Надень меня». Поскольку Дмитрий был не из тех людей, которые долго думают, то кольцо надел тут же. Нет, он не исчез, да и артефакт, судя по всему, не завладел сознанием молодого человека. Вообще ничего не произошло — разочарованный Дима даже ударил кулаком в стену. Вновь зазвонил телефон.

— Я слушаю! Вы будете со мной говорить уже наконец-то?

— Ты чего кричишь? — это был голос мамы.

— Мама? Ты здесь?

— Где это здесь? Я дома у себя. Так чего разорался?

— Ты никуда не девалась что ли?

— Куда я должна была деваться? Ладно, я чего звоню — когда в гости заедете? Мне нужно кое-что тебе передать.

Закончив диалог, Дима на пару минут выключился из реальности. Может быть, не на пару минут, а на более долгий срок — сказать никто не мог. Да и в реальности этой он находился, просто никак с ней не взаимодействовал, уставившись безумным взглядом в никуда.

— Куда смотришь? — спросил кто-то.

— В никуда, — объяснил Дима.

Таня проследила взгляд супруга, пытаясь понять, что же в этом «никуда» интересного. Однако понять ей это не удалось, а там уже и супруг пришёл в себя.

— Таня! Ты откуда?

— Из душа, не видишь что ли волосы полотенцем замотала?

— Какого цвета волосы? — почему-то это Диму сейчас заинтересовало больше всего остального.

— Чёрные, — с удивлением ответила жена.

— Правильно, — согласился Дима. — Чёрные — это правильно.

— Там тебе Лёха, кстати, что-то написал.

— Где?

— Да вон же, на экран глянь.

Лёха извинялся за то, что не сможет приехать справлять Старый Новый год. Оправдывался какой-то срочной поездкой к родственникам Ники. Да Диме это уже не было интересно — сам факт того, что его близкие вновь каким-то чудом материализовались в реальности перекрывал собой все эти мелочи.

Проверив электронную почту, счастливый сын, муж и друг окончательно повеселел, просмотрев два письма. Одно имело поздравительный характер и было отправлено дядей Мишей. Другое носило характер приказной, да ещё и с нервными нотками. Заведующий кафедры возмущался какими-то рабочими вопросами, вникать в которые Дмитрий Стародубов сейчас не хотел.

Казалось бы, всё так хорошо быть не может — где-то должен иметься подвох. Однако, судя по всему, подвоха не было. Дима внимательно изучил электронную энциклопедию, просмотрел архивы информационных агентств — ничего плохого, что он старательно предотвращал все последние дни, в реальность не просочилось.

— Мы где Старый Новый год справлять собирались? — уточнил он у супруги.

***

— Очень рада, что вы решили ко мне в гости прийти хотя бы на Старый Новый год, — мать Димы вынуждена была резко поменять планы на празднование, но, кажется её это совсем не расстроило. — Я тебе по телефону говорила, что у меня есть… Не совсем подарок, но вещь, которая, думаю, должна стать твоей.

— Может быть, дождёмся боя курантов? А потом уже примемся за подарки? — предложил Дима.

Мама возражать не стала, а потому в ожидании наступления Нового года по старому стилю присутствующие накинулись на салаты. Еды было много и даже её старательное уничтожение со стороны молодого человека, казалось, на количестве яств не сказывалось.

Вот уже часы отбили полночь — теперь Новый год наступившим можно было считать без всяких оговорок. Димина мама вышла из гостиной, вероятно, за ценным подарком. В кармане молодого человека, тем временем, зазвонил мобильный телефон. И вновь звонок шёл с непонятного номера.

— Алло! — в трубке звучал мужской голос.

— Алло! Я вас слушаю, — ответил Дима.

В разговор вмешалась тишина. Казалось, что поговорить с незнакомцем в очередной раз не удастся. Однако после паузы Дима снова услышал голос, который шёл откуда-то издалека. Говоривший звонил будто бы из другой галактики или даже времени.

— Дима?

— Да, это Дмитрий Стародубов.

— Это отец, — Дима чуть не выронил трубку. — Передай маме, что у меня всё нормально. С Новым годом!

Разговор прекратился. Поскольку номер не определился, перезвонить не было возможности. В гостиную вернулась мама, неся какую-то небольшую коробочку, но озадаченный вид сына заставил её повременить с вручением презента.

— Что случилось?

— Отец звонил… — тихо сказал Дима.

Растерялась и мама, но после недолгой паузы всё же пришла в себя. Улыбнувшись, она переспросила:

— Танин папа звонил?

Таня, вырвавшись из плена задумчивости, вопросительно посмотрела на мужа — тот качал головой.

— Мой.

— Саша?

Дима кивнул.

— Как это? Что он сказал?

— Что у него всё нормально, — удивляясь всей нелепости произошедшего, сообщил Дима. — А потом поздравил с Новым годом.

Мать уронила коробочку. Ничего трагического не произошло, коробочка была сделана не из хрупкого материала, да и за содержимое волноваться не пришлось. Отскочившая крышка обнаружила отсутствие чего бы то ни было внутри. Женщина коробочку подняла без тени смущения, закрыла крышкой и вручила гостям.

— Вот, — сказала она с многозначительным видом.

— Спасибо, — ничего не понимая, ответил Дима.

— Это не просто коробочка. Это…

Объяснения пришлось отложить на более поздний срок. Подруги, к которым мать Димы не пошла после изменений планов празднования, решили сами её навестить. Разумеется, поговорить о тайнах коробочки в такой ситуации не представлялось возможным. Да нашему герою чудес в эту ночь уже хватило — после звонка отца он всё ещё до конца не мог прийти в себя.

Считанные дни оставались до окончания зимы. Теплее, конечно, не становилось — наоборот февральские вьюги будто бы пытались вернуть долг за слишком мягкий январь. Но Дима от морозов не страдал — отопление в наши дни давно уже не редкость. Страдал же молодой человек, как казалось ему, от избытка ложных воспоминаний.

— Как можно не помнить, откуда у тебя появилось это кольцо? — возмущалась Таня.

— Мне кажется, оно у меня давно было — с детства.

— И где же ты его хранил?

— Носил я его всегда.

— С детства? — с ноткой ехидства переспросила жена.

— Не совсем. Но оно точно всегда было со мной. Кажется, мне отец его подарил давным-давно. Точнее не подарил, а передал на хранение.

— Ты хочешь сказать, что ты его постоянно носил, но я ни разу это кольцо не видела? Я же не сумасшедшая!

— Я тоже не сумасшедший.

Переключая каналы на телевизионном приёмнике, Дима вспомнил, что ему было нужно.

— Сегодня же закрытие Олимпиады, совсем забыл! Хоккейный финал хотел посмотреть…

— Да выиграли наши золотые медали, — сообщила Таня. — В интернете писали.

— Немцев?

— Каких немцев? Даже я знаю, что в хоккее они не очень. Канадцев обыграли.

Наконец, Дима добрался до спортивного канала — действительно, на хоккей он не успел. Не успел он и на лыжные гонки — транслировалось уже закрытие Олимпийских игр. Российские лыжники, как и четыре года назад, заняли весь пьедестал почёта, а зрители на большом корейском стадионе следили за тем, как поднимаются ввысь три российских флага.

— Иногда мне кажется, что я это уже видел. Причём было всё несколько иначе, — задумавшись произнёс заядлый спортивный болельщик.

— И как это иначе? Лучше? — спросила Таня.

Дима покачал головой.Тут его осенила странная мысль. Он снял с себя серебряный крест, который носил то ли всегда, то ли с прошлого лета, и поместил его в недавно обретённую коробочку. Что-то еле заметное произошло в окружающей реальности. Или, может быть, так просто показалось? Впрочем, стало понятно, что с приключениями пора было заканчивать. Нашему герою хотелось наконец-то погрузиться в размеренный график своей предсказуемой жизни. А что до дара, который он никогда ни у кого не просил, то пусть теперь этот крест носит кто-то другой.

*В тексте использованы фрагменты из песен: «Чей чай горячей» (группа «ЧайФ»), «Я больше не верю» (группа «Потомучто»), «Вий» (группа «Стимфония»), «Алкоголик» (группа «Потомучто»), «Неубиваемый» (группа «Znaki»), «Не сомневаемся» (группа «Znaki»).




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Приключения
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 6
Опубликовано: 30.07.2020 в 13:27
© Copyright: Марат Рамазанов
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1