Вмешательство


За пять шагов до барьера стук сердца, в ушах, едва не разорвал
перепонки, предательски дрогнула рука. Дернулся указательный палец.
Выстрел.
Противник упал. Подбежали секунданты.
- В ногу! - крикнул поэт, корчась от боли, - не мешать! Что он
застыл? Пусть идет к барьеру!
- К барьеру! - услышал офицер за спиной, - Закройтесь рукой
с пистолетом, - запоздалый совет.
Одеревеневшие ноги довели до роковой черты. Поэт медленно
целился. Сильный удар в бицепс отбросил в снег. Звук выстрела
дошел позже.
- Браво! - воскликнул поэт и потерял сознание.
К противникам кинулись секунданты и увезли домой. Доктор
определил, что оба живы, но ранены. Поэт в ногу, офицер – в руку.
Обе раны он добросовестно перевязал.
Дома поэту стало совсем худо. Срочно вызвали знакомого врача.
Он снял повязку и долго ощупывал ногу. Признался, что не может найти
пулю. Коснулся низа живота, и поэта скорчило от боли.
- Рикошет от кости бедра, - вспотев от волнения, прошептал врач.
Операция состоялась немедленно. Пулю удалось извлечь.
- Ничего не говорите жене, - признался доктор секундантам. –
Повреждения смертельны.
- Боже мой, - схватился за голову один из них.
Тем временем, в доме офицера тоже трудился врач.
- Чудо, - ликовал он, показывая вынутую пулю. - У Вас железные
мускулы. Задержать пулю, выпущенную с такого расстояния, невероятно.
Счастливчик.
- Слава богу, - тихо перекрестился один из секундантов.
Два дня назад. Дворец. Кабинет императора. Доклад министра
внутренних дел. Император не может сосредоточиться.
- Что думаете о предстоящей дуэли? - прерывает докладчика.
- Жаль французика, - усмехается тот. - Наш давно стрельбой балуется.
- Убьет новоиспеченного мужа сестры своей жены? - с надеждой и
легким сомнением в голосе.
- Непременно, - более, чем убежден министр.
- Что мне с ним, потом, делать? - вопрос без адреса.
- На пару лет, в Сибирь, к старым приятелям, а дальше, пожизненная
ссылка в родное Михайловское, под постоянный надзор, - предлагает
собеседник.
- Нет. Убийства надо избежать, - возражает император. - Найти способ.
- Можно, - соглашается верный слуга. - Найти людей, которые, под
видом секундантов, не досыплют пороха в пистолеты. Пули потеряют
убойную силу. Будут возможны лишь ранения.
- Тогда возможно будет ограничиться Михайловским, а через год простить, -
завершает мысль император. - Действуйте.
Хотели как лучше. Француза это спасло.
А поэта погубило. Вместо того, чтобы пробить кость, из-за малой
скорости, пуля отскочила в кишечник. Нелепость.
К чему только не приводят благие намерения.





Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 12
Опубликовано: 30.07.2020 в 04:45
© Copyright: Борис Голубов
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1