Переход


Довелось проходить службу по призыву во времена Союза и
пересторойки. За границей. В Германии. В танковой армии.
Их там стояло пять. Броневой щит страны.
Полк имел восемь орденов, а внутри такой бардак, что солдат, лишь,
старшего офицера приветствовал. Внутри, конечно, сатана бал правил.
Кончилось это плохо. Водитель командира полка, по лени, тормоза не
отрегулировал и угробил главного начальника, по дороге в штаб дивизии,
вместе с собой.
Приехала комиссия и круто разобралась. Хорошо авгиеву конюшню
почистила. Немало обнаглевших от безнаказанности старослужащих
прямиком на тюремные нары пошло. Сгорела прошлая жизнь.
Я прибыл служить на пепелище, после трех месяцев учебного полка,
под Свердловском (нынче Екатеринбургом). Наводчиком - оператором
танка Т-80. Умел вести огонь из пушки и пулемета.
Чудо-техника. Проста и удобна. Обезьяну научить можно.
Другое дело, отношения между людьми. С начальниками. Друг с
другом. Многое удалось понять за то время. Секрет уважения.
Секрет власти. Секрет сохранения себя, как личности. Секрет
человечности.
Видел чистоту и порядок иной жизни, другой страны. Городок в пять
тысяч человек. Улицы, мощеные булыжником. Часы на ратуше.
Уютные домики, с неизменно растущей елью на прилегающей
территории. В рождество и новый год ее украшали электрические огни.
Снег выпадал после десятого января, непривычно. Соленый балтийский
Воздух кружил голову, постоянно клонило в сон. Суточные наряды были
мучением. Держать сознание едва хватало сил. Смена могла затянуться
до полуночи, если не успеешь навести порядок.
Стою очередным дневальным, а Витька Гаврилов моет пол. Медленно
водит тряпкой. Сейчас начнется смена, а потом, допоздна, будем
недостатки устранять.
- Витек, не ленись, - с трудом сдерживаю гнев, - Не ленись.
Снова до полуночи зависнем.
Он настолько безобиден, что иначе ругать, язык не поворачивается.
С ним интересно. Много знает. Знание особое, из серии «очевидное-
невероятное». Как любил эту передачу когда-то.
Меня взяли в армию после первого курса политехнического института,
было время, всего шесть лет, но мне «повезло». Или просто, повезло.
Ведь, не жалею, как жизнь сложилась.
В тягучем однообразии, знание всегда тянет к себе. У Витьки оно было.
Я тоже кое-что знал, но делиться с окружающими не спешил. А он
делился. Со мной.
Говорил о цивилизации, ценностях жизни, природе человека. Не все
идеи вызывали согласие, но слушать было интересно.
Особенно, о переходе из жизни в смерть и обратно.
Человек состоит из вещества и генетического кода, говорил Витька,
Если вещество полностью передается от родителей, то генетический
код гораздо сложнее. Его части элементарны и кружатся, как шары
в лототроне. В момент рождения их комбинация случайно складывается,
и получается индивидуальный генетический код. Когда человек умирает,
код распадается на элементарные частицы.
Я ответил, что это интересно, но известно, ничего нового.
«Возвращение жизненных сил в общий источник», слова Даля о смерти
в толковом словаре.
А известно ли тебе, - понизил Витька голос до шепота, - что есть люди,
чьи коды, после смерти, не распадаются. Их немного. Процентов пять
от всего человечества, как и абсолютно здоровых.
Про тех знаю, - удалось блеснуть начитанностью, - Их организм
не берут воспалительные процессы. Даже радиация не страшна.
Наоборот, она их усиливает. Женщины перестают стареть. А мужчины
получают дикую потенцию.
Про потенцию интересно, - кивнул головой собеседник, - Вернемся к
несокрушимым кодам. Их обладатели помнят всю прошлую жизнь.
Она в глубине подсознания, сжатая до мельчайшей частицы. Они
постоянно возрождаются, но в другом облике. Если носитель кода
умирает, то в то же мгновение с этим же кодом рождается другой.
Похоже на реинкарнацию, - предположил я.
Только похоже, - возразил Витька, - И то, случайно. У меня есть
основание так говорить. Я - носитель такого кода.
Наверное, от удивления, я глупо выглядел. Приятель три раза
щелкнул пальцами перед лицом.
Хочешь, расскажу о прошлой жизни? - и тут же продолжил, -
Помнить себя начал с детского дома за год до войны, Великой
Отечественной. Родителей расстреляли, как врагов народа. Учился,
Работал кочегаром в котельной. Жизнь не сложилась. По пьяни
под поезд попал. Погиб. Сейчас, перед тобой.
Невероятно, - только и смог произнести я.
Еще бы, - согласился тот, - А теперь главное. Ты тоже из наших.
Ну, хватит, - пришлось прервать интересный разговор, - До клиники
доболтались. Вот-вот кукушка улетит.
Не хочешь, не верь, - развел руками Витка. - А оно так.
Месяц спустя, я был назначен в патруль, а он в караул.
Скучно все, - произнес он перед убытием. - Тупо, однообразно.
Думать отвыкаешь.
А ты позапрошлую жизнь вспомни, - шутя посоветовал я.
Ничего интересного, - горько вздохнул он, - Мня самого, как врага
народа, в тюремном подвале «шлепнули». В затылок. - И почесал
указанное место.
Я пожалел о шутке. Второй раз это сделал, когда узнал, что
на посту приятель застрелился. Выпустил из автомата очередь в рот. От
головы ничего не осталось. Разлетелись шальные мысли.
Внезапно, вспомнил, как в восемь лет две ночи подряд видел
один и тот же сон. Грохот взрывов, крики вокруг, ощущение
беззащитности, свист, переходящий в вой и обрыв во тьму. Все дело
в старом полупальто, которым укрывался поверх одеяла в холодную ночь.
Два раза. Два одинаковых сна. Это не прошлая, а позапрошлая жизнь.
Я погиб летом сорок второго. Следующая была короткой. Пырнули
ножом. Нужно что-то менять.
Как раз приехали вербовщики в военные училища. Принял решение.
Останусь в армии. Если решил делать жизнь лучше, не стоит медлить.
Задержусь подольше. Пусть переход подождет.





Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 9
Опубликовано: 24.07.2020 в 04:54
© Copyright: Борис Голубов
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1