Вирус


ВИРУС

* * *
Как ни крути, а всё ж погибели всерьёз
нам не желал никто, но так оно сложилось.
Далёкая звезда по небу прокатилась,
и на Земле беда: во Франции мороз,
а там леса горят, а там взорвали склад
боеприпасов… Что ж, и люди вряд ли хуже,
чем триста лет назад, нет, двести тысяч. Ну же,
хоть пару назови таких, кого распад
не испугает, кто на ядерный заряд
поставит, чтобы жить среди огня и смрада
(ко Злу склоняясь, мы желаем винограда
и родниковых вод — короче, Райский Сад).
Ну что ж, угомонись, виновных не ищи —
ты с миром ничего не сделаешь. Прими же,
что человек, скорей, к собакам, кошкам ближе.
Лишь иногда, смущён собой в ночной тиши,
к неведомой звезде он обращает взгляд,
и говорит «люблю», и пишет «Мона Лизу».
Так милосерден будь и потакай капризу
дурацкому его! Никто не виноват!

* * *
Нам кажется: все бедствия с небес
обрушились уже бесповоротно.
А я сижу на кухне и дремотно
ласкаю котофея. Что ж, облез,
а всё-таки мурлычет. Повезло
в такую зиму дворникам, покуда
одни дожди. Но понимаем худо
что приключилось. Эх ты, ремесло
поэта ничего не прояснит,
а всё же выдам рыбы котофею,
себе вчерашний сырник разогрею
и рифму подберу на «паразит».

Ну что же, есть ошибка, может быть,
в таинственной природе человека:
ему нужна трава для оберега,
ещё любовь, ещё для ворожбы
немного слов и очень много снега.

* * *
Знаешь, в этом проекте
что-то пошло не так.
Станция, чай в буфете.
Если выходишь — мрак

провинциальный, площадь,
призраки новых бед.
Коронавирус проще
заполучить в толпе.

Нет, холодов не будет,
и за стеной дождя
вешают снова люди
старый портрет вождя.

Свалкой ближайшей пахнет,
и сапоги в грязи.
Может, сейчас бабахнет?
Господи, упаси!

Сто мегатонн взметнётся
над холостой зимой.
Думаешь, кто спасётся?
Сытый и шерстяной

котик буфетный — миску
вылизал. Ну и что?
Химия тоже — «вискас»…
Кто же тогда? Никто…

* * *
Догнали, налетели, заломили
внезапно руки за спину: — Пробежки
запрещены. Блядь, всех предупреждали!
Теперь поедешь… — Что? Куда?..
— Поедешь!.. Не Колыма, но всё-таки. А ты
сидишь перед компьютером и ролик
прокручиваешь — в пятый раз? В четвёртый?
Ну что ещё теперь, пожалуй, делать?
Сиди, смотри на торжество дебилов,
прихлёбывай свой чай с имбирным корнем
и думай: «Не возьмёт меня чума!»
Да и чего боятся нам, товарищ?
Мы видели, как ложь в одежды правды
рядилась двадцать лет, и не погибли,
привыкли к новостям про автозаки
и научились шёпоту. Ну что же,
авось, и вирус мы переживём!
Но дети наши, дети… Посмотри,
как на парнишку вешают браслеты,
как эти маски белые стерильны
на тех, кому приказано построить
локальный рай под знаменем короны.

Они идут сюда! Помилуй, боже!..

* * *
Костёр в ночи согрел и тот армейский свитер,
что ты купила мне у тётки на перроне.
Но закачался лес, и ветер-композитор
апрельскую свою симфонию исполнил.
И соловей запел, и стало в мире странно,
и сердцу горячо, и как-то неспокойно.
Благоухало всё, и сыростью, и, пряно,
весенним чем-то. Чем? И я сказал: — Довольно
всей этой суеты, всех этих пошлых строчек
про то, что Бога нет, про то, что всё пропало!..
Вот муравей ползёт и, клейкая, из почек
туда, туда, на свет небесного кристалла,
стремится жизнь. Ну что ж, отличный день. Денёчек.
И горькая любовь. И разве это мало?

* * *
И дюны финские, и северная сталь
Залива мглистого, и на коляске цвета
вороньего крыла жена-молчунья вдаль,
грустя, глядит, как бы с другого континента.

А вот и я сижу — нетрезвый индивид.
Пакет «Зенит» блестит и банка из-под пива.
Мир всё безумнее, свирепствует COVID,
и даже музыка фальшивая визглива.

О, если что-то есть прекрасное вокруг,
то, боже ж мой, смотри, дыхание прибоя,
и облака легки. И облака, мой друг,
в любые времена —
и в это
непростое.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Поэмы и циклы стихов
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 20
Опубликовано: 18.07.2020 в 04:37
© Copyright: Сергей Николаев (Аствацатуров)
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1