Абсолют-2 На Глории


На Глории

1
Смерть глорианца на Земле – это было ЧП Галактического масштаба. Последний подобный случай был во времена европейской чумы. Но тогда были весомые причины и факторы, приведшие к такому печальному происшествию. Именно этот случай тогда и помог остановить чуму благодаря максимально-оперативному, на сколько могла позволить орбитальная лаборатория, вмешательству.

Теперь же необходимо было восстановить всю цепочку событий. Можно сказать, повезло, если такое слово вообще здесь уместно, но замороженный мозг лучшим образом хранит информацию вплоть до последних мгновений жизни. Этой же группе медиков, которые прибыли частным образом по заказу Нестера, и было поручено взять образцы ДНК погибших и считать всю мозговую сигнатуру. Нестеру было приказано возвращаться в срочном порядке для дачи показаний.

Его допросы продолжались практически все 9 месяцев полёта. Но что он мог сказать? Скрывать было нечего. Он не знал, почему и куда они пошли, как оказались в снегу за городом, и что вообще произошло. Пролить свет на все итоговые события той злосчастной встречи могла только полная регенерация тканей погибших с загрузкой мозговых ассетов, другими словами - создание клонов, исключительно для допроса. Технология клонирования была давно освоена на Глории, но была под строжайшим запретом. Клоны создавались только на короткое время и только под специальные нужды, когда не было другого варианта решения. Клон не считался человеком, как таковым, а лишь биологическим материалом. Не сложно догадаться, что с ним происходило после завершения его миссии.

2
Рост клеток по коду ДНК в условиях полёта требовал около одного года времени. На стационарном оборудовании Глории в срочном порядке это заняло было всего 2 месяца, но рост тканей, по сути, через ускоренный органический 3д-принтер, сказывался на стабильности иммунной системы образца, то есть такой вариант подопытного был весьма недолговечен. Опять же, можно сказать, повезло, и Наташа и Мариам своими новыми жизненными показателями не уступали оригиналу. А в случае с Наташей так и вовсе это было успешным решением её давней проблемы с репродукцией, в её ДНК хранился код здорового состояния.

Наташа не понимала, где она и что происходит. Мариам понимала и осознавала всю печальную сторону ситуации - исчезли все мелкие шрамы, накопленные приличным жизненным опытом, и она отлично знала почему. Она не чувствовала себя как-то иначе, это была она со всеми человеческими переживаниями и ощущениями. Мариам помнила всё до мельчайших подробностей. Всё что её сейчас волновало, это как найти любую возможность продлить свою жизнь. И пока нужно было молчать, ссылаться на провалы в памяти и молчать. Только Наташа могла оборвать их недолгое воскрешение.

Но и тут фортуна была пока на их стороне. Наташа помнила, как пошла провожать Мариам, потому что хотела поскорее выпроводить её, как по дорогое решила, что слишком быстро трезвеет на таком холоде, и они зашли в попутную кафешку, и на этом всё, теплое помещение размазало её сознание. Мариям была в состоянии своего первого глубокого алкогольного опьянения, и это открыло в ней похотливую львицу. Она помнила парней на баре, любезно предложивших их угостить. Помнила даже как анализировала своё состояние, и взвесив все перспективы текущих событий, насколько это было возможно, подумала, а почему бы и нет. И эта информация ни в коем случае сейчас не продлила бы ей жизнь. Нужно было срочно придумать версию правдоподобной насильственной кончины, тогда была надежда на восстановление прав полноценного человека.

3
Нестер был на грани. Его невиновность держалась на волоске. Если бы по официальным данным имелась информация, что это он пригласил Мариам, то вся ответственность за её безопасность лежала бы на нём. А он лежал бы уже по частям. Но в целях визита у Мариам была указана причина «Частный туризм», и вина Нестера была лишь моральной. Его не пускали к ним, они не являлись людьми и не имели прав на посетителей.

Половина затрат за несостоявшуюся операцию ему была возвращена, так как биологический материал для трансплантации не был израсходован. Он знал, как будут действовать органы надзора, и поэтому продумал ещё более дерзкий план. Сразу же по прибытии, всё через тех же медиков, ему удалось договориться о срочной несанкционированной копии Наташи. Кредитов хватало только на версию неживого тела, а больше и не требовалось. Всего-то нужно было подменить её во время усыпления перед ликвидацией. Нестер сам не понимал, зачем он в это ввязывается с таким риском, но энтузиазм зашкаливал. Откуда брались силы он догадывался только из теории астральных двойников. Его вела судьба и он не мог противиться. Всё получалось само собой без каких-либо запредельных усилий.

Последняя важная деталь, которая и спасла жизнь Мариам, это было отрывочное воспоминание Наташи, как она выталкивает «молдаванку» на полном ходу из машины и следует за ней. Мариам отлично помнила, как парни, смеясь грузили Наташу на заднее сидение, и что она пришла в себя уже в машине, когда их везли куда-то за город. Провести ночь пьяного разврата с первыми встречными в Наташины планы не входило. В отличие от потерявшей здравый рассудок Мариам, для Наташи это был уже давно пройденный этап, и в конце концов она теперь замужняя женщина. Когда «весёлые дамы» при падении сильно ударились головой и потеряли сознание, их горе-любовники не придумали ничего лучше, как оттащить их на обочину и оставить, как выяснилось - замерзать.

Следователи восстановили картину, где компания землян, в состоянии сильного алкогольного опьянения, что не редкость для того региона, похитили глорианку с целью изнасиловать, но та оказала сопротивление, за что и была вытолкнута из машины в опасную для жизни среду – снег. Наташа была соучастницей и случайной жертвой. Глорианцы понимали, что толку от Наташи уже нет и не будет, и день устранения был назначен. К ней допускались только следователи и медперсонал.

4
Как только Мариам отпустили, она сразу же нашла Нестера.
- Как ты мог опуститься до этой «скварвы»?!
- Мне нужны кредиты, много.
- Это ещё зачем?
- Нужно её вытащить.
- Ты совсем землянин?
- Ты всё испортила. Не нужно было прилетать и лезть в мои дела. Ты мне должна.

Он не знал, что там произошло на самом деле. Официальную версию он одобрил только для помощи Мариам. Наташе в любом случае тут не дали бы жить. Мариам надеялась, что он никогда не узнает правды, но также и чувствовала свою вину. Она разрывалась между удачным стечением обстоятельств, когда соперница устранена, и голосом совести, который почитался на Глории как желание Творца. Ещё она видела, что он уже никогда к ней не вернётся. Совесть говорила, что за всё надо платить, а уж за вторую жизнь тем более. И Нестер получил свои кредиты.
5
Наташу привезли к нему домой спящей. Он понимал, что это не совсем она, но не мог оторвать глаз и смотрел на неё, пока она не проснулась.
- Ты где был всё это время? - первое что спросила Наташа. – Неплохо мы так посидели тогда. А что с твоей дикой иностранкой?
- Она в порядке. Ты как?
- У меня появились месячные! Не знаю, что произошло со мной в той странной больнице. И полностью пропал шрам от аппендицита и старый след прививки от оспы. Мы вообще где? Тут всё какое-то не русское.
- Мы за границей. Ты же хотела выйти замуж за иностранца?
- Молдаванин не иностранец.

И всё-таки это была она. Что делать дальше он не знал. В глобальном плане не знал. В частном случае надо было просто сделать ребёнка. Статус глорианца гарантировал новорождённому жизнь хотя бы до первого теста – два года. Наташу придётся скрывать, и это самое сложное, с её то темпераментом.

Сезон дождей сильно удивил Наташу. И вообще для неё странно было видеть зимой за окном столько зелени. Глорианцы жили каждый на своём участке земли достаточно большого размера. Это позволяло Наташе прогуливаться по частной территории без особого страха быть обнаруженной кем-то, кто заподозрит её неглорианское происхождение – она имела слишком светлую кожу. Но ей хотелось общаться. Без привычного социума она не знала, чем себя занять. Опять же шоппинг, походы на скучную, но привычную работу, где были коллеги, друзья, враги и просто население. Она не знала, что на огромной территории Глории проживал только один миллиард жителей. Жилых высоток и других коллективных строений на Глории никогда не было. Сильные ветра с частыми торнадо вынуждали развивать подземные строения и все виды коммуникаций. Дальние воздушные полёты были небезопасны в быстроменяющемся атмосферном фронте.

Нестер-Дима старался как можно чаще работать дома, но не всегда это было возможно в профессии учёного. Наташа получила подробные инструкции, что делать в случае надвигающегося урагана или грозы. Система автоматического оповещения была им переведена на русский язык. Такой климат она видела раньше только в сводках экстренных новостей. Дом Дмитрия на поверхности имел только хорошо укреплённую террасу купольного типа, и уходил в землю на три этажа. Наташу угнетал такой подвальный способ проживания. Нечто подобное она видела на экскурсии, когда посещала Египетский Луксор, но там гид рассказывал, что это гробницы. Она ещё тогда подумала, зачем в гробницах длинные коридоры и множество комнат.

Местная кухня вызывала шок. Готовить ничего не нужно было. Еда из тюбиков, упаковок, бутылок и контейнеров прилетела по встроенному трубопроводу. Телевизора не было. Дима часто сидел в некоем подобии компьютера с монитором во всю стену, но пользоваться она им не умела. Не было даже книг и журналов.

- Дима, скажи, мы на Марсе?
- Нет, до Марса сейчас дальше.
- Где люди? Где город? Я хочу посмотреть страну.
- Наташа, ты здесь нелегально, тебе нельзя попадаться местным властям. Я работаю над твоей проблемой, но надо время.
- Как я вообще тут оказалась?
- После травмы головы тебе нужна была срочная операция. Я сделал, что смог.

Проблема, на самом деле, была неразрешимой. Он ждал, что тест на беременность принесёт свои позитивные результаты, и ей будет не до таких мелочей, как изоляция. Он хотел ей помочь, и помог, и всё получилось, не считая места пребывания. Он и отцом ребёнка не собирался становиться, планировал возложить эту роль на земных мужчин. Но судьба решила за него.

6
По подземному скоростному туннелю приехала в гости Мариям.

- Привет. Как продвигается оплодотворение крупного безрогого скота?
- Тебе мало того, что было? И говори по-английски.
- Вот ещё, я у себя на родной планете. И её жизнь обошлась мне в целое состояние!
- Что она тут делает? И что она говорит? – возмутилась Наташа.
- Говорит, привет тебе, как дела, извиняется.
- Пошла она в жопу, курица молдавская, из-за неё я теперь в кубинской тюрьме. Бухло принесла?

Нестер испуганно посмотрел на Наташу.

Небольшая бутылка местной шипучки немного разрядила обстановку.

- Сейчас какой месяц? – спросила Наташа.
- По-вашему, примерно, август.
- А тут зима бывает?
- Да, сейчас зима.
- Подожди, какой август? Я пролежала в больнице около месяца, точно не знаю, но по женским делам как-то так. Сейчас максимум февраль!
- Наташа, мы не на Земле… И не на Марсе, - опередил её Дима-Нестер.
- Я тебе говорила, что твои шутки какие-то несмешные?
- Да, извини, не получается.
- Она почему здесь?
- Она тут живёт, недалеко, в часе езды.
- И чё? Я должна её терпеть?
- Она не будет приезжать больше. Просто пришла извиниться.
- Может мне кто переведёт ваш ужасный русский? – возмутилась Мариам. – Он звучит как бульканье лавы.
- Наташа говорит, что хочет увидеть море. Ты живёшь рядом с океаном. Цунами ещё сильны?
- Мне ещё и в гости её звать?
- Нам надо где-то остановиться, где не будет проверки личности. В её земное происхождение здесь всё равно никто не поверит, но по базе она мертва.
- А нельзя её отправить обратно?
- Там она тоже мертва, причём реально, как и ты. И у нас уже нет столько кредитов.
- Может перестанете трещать на своём джумшудском? Что она хочет от тебя? — спросила Наташа.
- Приглашает посмотреть не океан через месяц.
- О, круто! Где купить купальник?
- Там купаться нельзя, акулы, и не только. У нас купаются только в бассейнах, и без купальников.
- А мне начинает тут нравиться!

Запах феромона Мариам заполнял комнату. Нетер его хорошо помнил и демонстративно включил вентиляцию на полную. Последние надежды вернуть мужчину шумно выветривались.

7
Унитаз странной, но удобной формы испугал Наташу. Он что-то говорил после каждого посещения. Димы дома не было. У неё было устройство на случай экстренной связи с ним, но ей показалось, что говорящий туалет вряд ли подпадает под эту категорию. Она выучила наизусть две фразы и даже записала их на круглом прозрачном планшете, который принёс ей Дима с книгами и фильмами. Там же была обучалка для маленьких детей – кубики-буквы со звуками. Не сразу, но она собрала все слова. Звучало в точности «по-унитазному».

Было время дневного сна. На Глории за сутки спали два раза по 6 часов. Наташа спала и по земному расписанию и по местному – находясь в основном на нижних этажах с искусственными окнами-светильниками, счёт времени её мало волновал. Для неё оно тянулось ужасно долго. Она связывала это с безделием.

Проснулась она от вкусного запаха. Дима жарил картошку на каком-то неизвестном ей устройстве.

- У нас сегодня особенный день! Решил тебя побаловать! Это реактор светофильтров, он без нагрузки сильно греется, не рекомендую его использовать таким образом, но ради такого дня…
- А что за праздник?
- Ты почти правильно сложила звуки. А запустить переводчик не догадалась? Я специально его добавил для тебя, вот две стрелки разного цвета.
- А что такого важного говорит горшок?
- Проверь.

Наташа зашла в длиннющий список из непонятных символов и нашла «Русский».

Приятный женский голос сказал: «Поздравляем, вы беременны. Обратитесь к доктору для регистрации.»

Если бы не магнитный пол – стеклянный планшет разлетелся бы вдребезги.

8
Машинка для маникюра отнимала времени больше, чем привычная для Наташи процедура. Нет, она делала всё в считанные секунды, но создавать свои пресеты рисунка и формы ногтей Наташа не умела, также, как и сохранить понравившийся шаблон, и пользовалась только одной кнопкой – рандом (случайный выбор). Очень сложно было остановиться, когда следующий вариант мог оказаться ещё лучше. В итоге, сигналом для окончания шедевра была примитивная усталость.

Наташа совсем не хотела видеть Мариам, но море она любила, и Дима сказал, что «полетим на скоростном метро». Увидеть других людей в вагоне ей уже хотелось не меньше, чем морской берег. Вход в метро был на нижнем этаже – дверь, через которую Нестер ходил на работу. Опустились ещё под землю на приличное количество каменных ступенек и вышли на небольшую платформу. Вокруг ни души. Стеклянная кабина в виде эллипса с двумя удобными креслами их уже ждала. «Метро млять» - подумала Наташа. Капсула бесшумно разогналась до 400 км/час, но Наташа этого не заметила. В поездке она из местного наречия составляла приветствие для Мариам. Она помнила уже несколько слов:

Рука – ирма
Нога – анхри
Голова – мастакам
Вода – амба
Еда – анас
Спать – драяти

И ещё знала с десяток часто используемых в быту определений.

Думая о Мариам, она первым делом начала искать слова «идти» и «задний проход». Это было очень похоже на её язык - «ити» и «гудило». Всё предложение с указанием места звучало как «ан’ити гудило». Дима спросил, чему она так улыбается. Она не сказала.

По прибытию Дима вышел первым и попросил Наташу не спешить, огляделся и сказал:

- Тут густонаселённый район, к тому же береговые жители имеют загар, ты будешь альбиносом.

Наташа, конечно, обиделась на слово, которое восприняла как «утконос», но множество загорелых жителей её прямо манили к себе.

Мариам встретила их в очень короткой и полупрозрачной одежде. Она действительно успела прилично загореть и была теперь похожа на негритянку. В последний момент остатки воспитания не позволили Наташе «эффектно» войти в чужой дом, и она сказала - «намаскара», что произвело немалое впечатление и на Нестера, и на Мариам. Это был простой «привет». Наташа отказалась от угощений, хотя многих фруктов никогда не видела, и хотела поскорее в плотные массы пляжных обитателей.

На поверхности, в залитой Солнцем пустыне, Наташа потеряла дар речи. В обе стороны береговой линии стояли… пирамиды. По сравнению с Египетскими, они были намного меньше. Дом Мариам тоже был такой же пирамидой – с блестящей верхушкой, гранями и позолоченным входом. Еще какие-то, то ли узоры, то ли символы – Наташа решила, что это номера домов. Насчёт густонаселённого района Дима «нагло сбрехал». Между домами-пирамидами было не менее 200 метров. Но они были везде, где-то даже рядом по две и по три разного размера. Дима пояснил, что выдержать частые сезонные цунами и штормы мог только специальный камень и такая форма строения. Океан был хорошо виден, но к нему пришлось достаточно долго идти по песку.

- Почему мы не полетели в капсуле? – спросила Мариам.
- На сегодня с неё впечатлений достаточно.

Наташа уже скинула босоножки и хотела походить по воде. Дима её остановил:

- В лучшем случае останешься без ноги.

Мариам закатила глаза.

Морской воздух Наташа жадно вдыхала. Он был таким же как на Земле.
Назад возвращаться было сложнее, небольшой подъём сказывался с каждым шагом.

За столом с фруктами бесшёрстный кот по имени «Вахмурка» долго и осторожно обнюхивал Наташу. Мариам ревностно на него шипела.

9
- Мне нужно срочно позвонить маме, она должна знать, что всё-таки станет бабушкой! И вообще, мне в больнице сказали, что все родственники в курсе, где я.

Её маму хоронили вместе с ней, старушка не выдержала горя.

- Тут нет прямой связи.
- Что значит НЕТ? Алё, на дворе 21 век! Интернет то должен быть! Я могу подруге написать, она передаст.
- Тут только местный интернет.
- Это не похоже Северную Корею.
- Я не понимаю, при чём здесь Корея?
- Ну у них только внутренний интернет.
- У нас тоже.
- А где мы? Я до сих пор не знаю название страны. Тут всё какое-то пустынное и странное.
- Если я скажу, что мы на Марсе, тебя это устроит?
- Нет! Мне нужны доказательства! Мы на Земле, я же вижу, то же Солнце, тот же воздух, то же небо!
- И Луна та же?
- Я по ночам не гуляю, не смотрела.
- И не увидишь, её тут нет.
- Что за бред? Ты вроде шутишь, но как-то совсем не смешно! Как может не быть Луны?!
- Когда найдёшь её – дай мне знать.

Наташа разозлилась. Сидеть взаперти она больше не могла. До ночи оставалось не долго.

Ночь выдалась звёздной. Отчётливо был виден млечный путь, малая и большая медведицы, Сириус был таким же ярким. Наташа помнила, как детстве, в пионерском лагере, их учили находить север по полярной звезде. Она примерно знала в какой стороне Солнце в середине дня, значит север - в противоположной. Полярная звезда смотрела совершенно не туда. И Луны видно не было.

- Так не бывает. Новолуние длится не долго. Я дождусь.

Когда и через три долгих глорианских дня, и через пять, но Луна так и не появилась на чистом звёздном небе, Наташа ощутила странное волнение. Может Дима и не шутил никогда? Тогда кто он такой? И что это за место?

- Дима, объясни, где я?
- Очевидно, что не на Земле.
- Чёрт возьми! А где тогда?!
- Да какая разница. Домой вернуть тебя возможности нет.
- Откуда вернуть? Я что, умерла?
- Там на Земле ты умерла, да.
- Если это рай, то почему он такой скучный?
- Здесь ты ещё жива как видишь, и рая нет. Есть только вечная жизнь.
- Ты говоришь загадками, и я ничего не понимаю!
- Тебе нельзя волноваться. Тут у тебя будет ребёнок. Это всё, что я смог для тебя пока сделать.
- Это какой-то слишком явный сон.
- Ты устала, иди спать. Продолжай учить наш язык, и тогда сможешь сама всё узнать.

10
Наташа заболела. Нервы были ни к чёрту, всё бесило, токсикоз нарастал с каждым днём, пищеварительная система колебалось от жора до тошноты, и как итог – температура и слабость. Пригласить доктора Дима-Нестер долго не решался. От советов Мариам толку не было, ей ещё не приходилось быть беременной. Рекомендации и справочные данные в базе Глории слишком разнились для разных степеней протекания беременности, в которых Нестер ровным счётом ничего не понимал, и требовались чёткие результаты анализов.

Вариант с болезнью Нестером как-то не рассматривался и стал полной неожиданностью. Старые каналы медпомощи от прошлых «соучастников» требовали просто неподъёмных уже условий. Тем временем Наташе становилось всё хуже. Спасти её можно уже было только на короткий срок - до родов. Жизнь Нестера будет и того меньше.

Штатный доктор первым делом снял все показатели Наташи и отправил их на обработку. Ответ его ожидаемо удивил: «Ваш пациент мёртв».

- Так и есть, док, в базе она мертва. Не спрашивайте почему. Можете ей помочь?
- Я обязан сообщить об ошибке, иначе не получу ни информации о правильном лечении, ни препаратов.
- Это может занять слишком много времени. Думаете оно у нас есть? Что важнее – спасти человека, или ждать правильного оформления?
- Я могу пропустить через базу её симптоматику и анализы, и найти схожие случаи, но лекарства всё равно потребуются.

Иммунитет Наташи ослаб до критического состояния. Список медикаментов был внушительный. Без официального статуса их было не получить. Времени на чистосердечное признание уже не было. Последний вариант – заявить об угрозе жизни ребёнка. Наташу увезли.

11
Нестер знал, что за ним скоро придут, и ждать пришлось не долго. Ему сказали, что плод был изъят и помещён в инкубационную среду. Это была девочка. Про судьбу Наташи все вопросы оставались без ответа. Дочь он назвал Наташкой.

12
После допроса его куда-то долго везли. Он не знал, что нужно делать в последние минуты жизни. Он не о чём не жалел, даже наоборот, он испытывал чувство радости и был этому удивлён. Ему было легко. Он был уверен, что сделал в жизни что-то действительно важное.

После подземного пути зачем-то вышли на поверхность и продолжили путь в воздушных капсулах. Пирамид такого огромного размера он никогда не видел. У одной из них его высадили. Сопровождение его оставило одного. Вход был открыт, и по винтовому подъему большого радиуса пришлось долго идти до первой незапертой комнаты.

Человек со знакомым лицом пригасил его присесть.

- Итак, Нестер-лАрис-аУк, спрашивать я ни о чём не буду. Просто слушайте. До недавнего времени считалось, что клоны бесплодны. Ваши смелые, но глупые действия мы контролировали с первых дней. Клоны земных женщин не входили в наш круг исследований, и поэтому мы дали вам время. И как оказалось не зря. Если эти данные снова подтвердятся – это кардинально всё изменит в нашей жизни. Вы отправляетесь на Землю. За образцами.
- Зачем вам я?
- У меня будет к вам личная просьба. Я вам дам несколько координат, куда вы направите сборщиков. Вы будете старшим проводником. Сделайте для меня это, и тогда снова увидите дочь.

13
Нестера не было два года. Подлетая к Глории, он уже знал, что дочь забрала Мариам.

Первая, кого он увидел, была Наташка. Её светлые кудряшки Вахмурка нюхал, как валерьянку. Мариам его ждала и бросилась обнимать.

- Эй, ан’ити гудило, Молдованка, отвали от моего мужика!!!


К О Н Е Ц
15.07.2020




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фантастика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 22
Опубликовано: 15.07.2020 в 16:42







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1