Из записок "Блеф-клуба" часть третья



                   ( Этот и последующие повествования почерпнуты из телепередачи "Блеф-клуб)
                                                                                 В рубашке рождённый
Одним людям не смотря на свою осторожность и предусмотрительность постоянно не везёт, зато другим, наоборот, при всём своём ухарстве и безалаберности – всё сходит с рук. Один из молодых актёров Театра Современник отличался своей фривольностью, порой граничащей с безрассудством. Но, что удивительно, при всех своих авантюрных проделках он, как правило, выходил «сухим из воды». Ему удавались любые проделки. Однажды, во время гастролей, проживая в гостинице, он, тайком перебираясь через окно одного гостиничного номера в другой, вследствие любовного приключения, сорвался с обледенелого карниза и упал с высоты пятого этажа. Его увезла «скорая помощь» в бессознательном состоянии. Все очевидцы решили, что он разбился насмерть. Администрация театра уже собиралась начать сбор пожертвований на предстоящие похороны. Но через несколько дней он живой и вполне здоровый, правда, лишённый двух передних зубов, появился на очередной репетиции. Оказалось, что во время падения ему удалось сгруппироваться и приземлиться на ноги, угодив в высокий сугроб. Тем не менее, приземление было настолько жёстким, что он выбил зубы о собственные колени, но остался жив, и даже всё обошлось без единого перелома!

                                                                                                           Отелло 
Один из наших российских скрипачей во время гастролей в Ницце, в знак признательности его таланта, был приглашён в качестве почётного исполнителя «первой скрипки» в Итальянский Государственный Академический Театр Оперы и Балета на премьеру оперы «Отелло». Вполне естественно, что, не смотря на проведённые совместные репетиции, наш музыкант очень волновался. Во время спектакля он постарался быть максимально собранным. Особое внимание он уделял подсказкам дирижёра, внимательно следя за дирижёрской палочкой. Во время одного из действий спектакля, он с изумлением увидел, как с дирижёром начало происходить что-то странное: вначале лицо его зарделось, а затем он начал буквально сползать с пульта от душившего его смеха. Вскоре выяснилось, что причина подобной реакции связана с происходящим на сцене. А на сцене в этот момент происходило следующее. Началось кульминационное действие с трагической развязкой, когда терзаемый ревностью Отелло входит в опочивальню Дездемоны и обращается к ней со своей знаменитой фразой: «Молилась ли ты на ночь, Дездемона?» - и далее следует её ответ с уверениями в своей ему преданности и верности. И тут выясняется, что в момент смены декорации, один из рабочих сцены замешкался, и не успев во время покинуть сцену, спрятался за спинкой кровати Дездемоны. При этом были отчётливо видны торчащие из-под кровати ступни ног в огромных ботинках. Комедийность случившегося – очевидна. За кулисами творилось что-то невообразимое. Казалось, что декорации раскачиваются от неудержимого хохота служащих театра и актёров не занятых в этой сцене. Однако надо отдать должное выдержке зрителей. Публика с достоинством и пониманием отнеслась к казусу и невозмутимо продолжала следить за развитием сюжета, а по окончании оперы она разразилась бурными овациями.



                                                                                Memenomori–Бойся смерти
То, что сьёмки фильма зачастую сопряжены с риском для жизни актёров, ни для кого не является секретом. Но повествование А. Лосева, актёра театра Современник, указывает на то, что опасность может возникнуть даже там, где её вовсе не ждут. На сьёмках одного комедийного фильма был эпизод, где незадачливый муж прячет от своей жены спиртное в корпусе портативного огнетушителя. Но наблюдательная жена разгадала его хитроумный план и заменила огнетушитель на другой, исправный экземпляр. По сценарию, ни о чём не догадывающийся глава семейства, нажимая на кнопку огнетушителя пытается налить в стакан выпивку, но вместо ожидаемой порции спиртного, получает обильную шапку густой пены. Во время сьёмок А. Лосев, играющий мужа, случайно вдохнул сгусток пены, который попал в дыхательные пути и привёл к сильнейшему приступу удушья. Актёр, потеряв сознание, завалился на бок, а затем сполз под стол. Жизнь человека оказалась в реальной опасности. Однако все окружающие, включая режиссёра, подумали, что это лишь актёрская игра, и не о чём плохом не подозревая, продолжали снимать сцену. Только после того, как прозвучала команда «Стоп, снято», - а актёр продолжал корчиться под столом, все поняли, что случилось страшное. По счастливой случайности на съёмочной площадке в этот момент оказался человек, владеющий навыками оказания первой медицинской помощи. В противном случае финал мог бы оказаться трагичным.

                                                                                   Пьяные мартышки на сцене цирка
К, сожалению, и в среде артистов при подавляющем большинстве порядочных людей, порой попадаются сотрудники не совсем честные. В тот год в цирке гвоздём сезона был номер под названием: «Дрессированные обезьяны, имеющий колоссальный успех и приносящий цирку стабильную выручку. Однако последние выступления справедливо можно было назвать, как неудачные. Обезьяны, до этого момента прекрасно себя зарекомендовавшие, с некоторых пор во время выступления стали вести себя неадекватно: отказывались выполнять номера, не подчинялись дрессировщику. Предположение в том, что обезьян кто-то перед выступлением опаивает спиртным, вскоре подтвердилось. Артисты цирка начали проводить негласное расследование. Вскоре круг подозреваемых сузился до коллектива оркестрантов. Необходимо было уличить злоумышленника. Директор цирка предложил для этого оригинальный способ: он предложил всем музыкантам по очереди медленно пройтись мимо вольера с обезьянами. Как только возле клетки появился музыкант, играющий на ударных инструментах, мартышки мгновенно оживились в предвкушении получения очередной порции вина. Музыкант был вынужден во всём признаться. В тот же день он был уволен, а недоразумения с выступлением обезьян прекратились.

                                                                                                  Усатый Мам
При заболевании актёра, играющего в спектакле ведущую роль, спектакль либо переносится на другое число, либо совсем отменяется. Но этот случай был особенным: восьмого марта в БДТ проводился внеочередной спектакль, посвящённый Международному Женскому Дню. За пятнадцать минут до первого звонка выяснилось,
что отсутствует Россошальская, актриса, играющая роль матери главного героя. Оказалось, что её забыли заранее предупредить об этом незапланированном спектакле и она, ничего не подозревая, находилась на своей даче, которая была за сто километров от Москвы. Разрешить создавшуюся ситуацию было поручено, находившемуся в это время в театре, Трансценту – режиссёру и постановщику спектакля, единственному кто эту роль хорошо помнил. В спешном порядке ему сбрили усы, побрили руки и загримировали под престарелую женщину. В таком виде он и вышел на сцену. Его роль начиналась словами: «А вот и я!» Плечи актёров затряслись в беззвучном хохоте. Дело в том, что актёров не успели предупредить о подмене артиста, а они, безусловно, сразу же узнали, не смотря на грим, своего режиссёра. По счастью, зрители ничего не заметили и спектакль продолжился. Ключевую фразу в следующем действии: «И я тебя родила!», была воспринята более сдержанно, и финал прошёл успешно. Но самое сложное состояло в том, чтобы скрыть от самой Россошальской, женщине с непростым характером, эпизод с подменой её роли, так-как в противном случае обида с её стороны могла быть значительной. Следует заметить, что на следующий день в БДТ был подписан приказ о благодарности Транстенцу, «который спас спектакль» и выдана премия в размере 350 рублей (сумма по тем временам значительная). В последствии Россошальская всё-таки узнала о событиях восьмого марта, но после демонстрации бурного возмущения, сменила гнев на милость.

                                                                                    Быль или сказка
В глубинах нашего подсознания ещё теплится желание хотя бы иногда почувствовать себя ребёнком, поверить в существование добрых идеалов. Мы с радостью позволяем обмануть себя, слушая рассказ, так напоминающий добрую сказку, где реальность и вымысел так тесно соприкасаются, что отличить эти грани становится затруднительно. Вот конкретный тому пример. Это история, рассказанная в «Блеф-клубе» актрисой Эрой Айзолатовой, в которую поверили все без исключения. Вот её рассказ. В аэропорту в самый канун Нового года рейсы на все самолёты из-за метеорологических условий неоднократно задерживались. Вылет откладывался вначале на час, затем на два часа, и эта неопределённость вскоре стала невыносимой. Наконец, было объявлено о том, что посадка назначена на 23 часа, то есть за час до наступления Нового года. В последний момент рейс был вновь отложен, теперь уже до пяти часов утра. Робкая надежда сменилась чувством безнадёжности. И вдруг, за пять минут до традиционного «Боя Курантов», по залу ожидания, как-будто пробежала волна оживления. Все засуетились, прямо на пол в спешном порядке расстилались газеты, клеёнки, рулоны бумаги, словом у кого, что было в наличии. Люди из своих сумок наскоро доставали различную снедь, бутылки, прочую закуску. Всё это выставлялось на эти импровизированные «столы». Все находившиеся в зале ожидания люди, объединившись, вдруг почувствовали нахлынувшее на них ощущение праздника. Праздника, доселе чужих друг-другу людей, теперь объединённых одной общей бедой. Каждый доставал из своих сумок то, что было в запасе. В ход шли пластиковые стаканчики, крышки от термосов, кружки, которые тут же
наполнялись шампанским или вином. Наступило всеобщее веселье, которое продолжалось далеко за полночь. И вот когда объявили посадку на рейс, наступила минута трогательного прощания и даже какого-то сожаления о расставании…
Айзолатова закончила повествование, и озорно сощурив глаза, задала традиционный вопрос: «Правда это - или нет?» Все хором ответили, что это была правда. И ошиблись! Айзолатовой в тот раз всё-таки удалось улететь до наступления Нового года. Находясь на высоте девять тысяч метров над землёй, под монотонный гул турбин, в её воображении нарисовалась эта сцена. По «Блеф-клубу» прошёл вздох сожаления, а в глазах участников ещё долго блестели искорки романтического восторга от услышанного. Ах, как же порой нам хочется верить в красивую сказку!



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Очерк
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 8
Опубликовано: 15.07.2020 в 10:05
© Copyright: Владимир Карабанов
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1