СНЫ. Кора. НЕ КАЗАНОВА.





                                                                                 Глава 2.

       Не красавица, но что-то в ней было. Как словами объяснить необъяснимое – то, на что попадаешься, как на крючок? Чуть раскосый взгляд (знал давно, что раскосые – оторвейшие из оторв на свете), ладная фигура. Имя странное – Кора. Познакомились на богемной тусовке. Сам я далёк от делания искусства, но навожу критику на стихи и картины. Для души. Пара моих друзей детства пишут пьесы, один – музыку. Удивительно, но они трепещут моего имхо. Я не жёсток в оценках – тем более, что друзья всё делают на совесть.
      На одной из устроенных ими вечеринок поймал на себе взгляд раскосых глаз сидящей в углу брюнетки. Значения ему не придал – рядом со мной сидела царица богемы Любимова Элка, и шептала мне на ухо словечки флирта – а, по сути, скабрезности о сидящих за столом. Эпатаж Элке был простителен – все знали об её склонности говорить гадости после трёх бокалов вина. Брюнетка оглядела и Элку. Та была хороша – внешне и энергией сильной отстранённости от проблем жизни. За глаза Элку называли снежной королевой или ледяной бабой, но зря – пару раз я видал потоки проходящих сквозь неё возвышенных инвольтаций. Каждый носит свои маски.
      За столом, тем временем, был кавардак – два десятка человек смеялись и что-то орали друг другу, в соседней комнате громыхала музыка – обычный формат подобных встреч. Элка кричала мне в ухо: «Правда ведь, у меня сексуальные фамилия и имя?» «Твоей фамилии повезло, раз все у вас сексуальные» – ворочал языком я, набравшись текилы; и Элка с благодарной улыбкой жалась лицом к моему плечу.
      Всё шло, как шло. Зная Элку, понимал, что сегодня она хочет провести ночь со мной, но теменем чувствовал, что это вряд ли было возможно – в какую-то секунду совершенно мистическим образом я вдруг попал под власть раскосой брюнетки. Кажется, я даже протрезвел. Ощущения двоились – в сердце были тревога и дикая сексуальная весёлость, которую в последний раз я переживал, быть может, на выпускном в школе. «Кто это?» – спросил у товарища о раскосой, пока Элка плыла к зеркалу править причёску. «Ходит поглазеть на чудиков от искусства. Называется Корой – ей имя идёт».
       Кора, тем временем, смотрела на меня. Точнее, так мне казалось. Направленность её взгляда не была определена – как на картинах великих – куда бы я не поворачивал голову, куда бы не перемещался вдоль контуров стола, казалось, что эта женщина смотрит на меня. Впечатление было невероятным. «Чего эта ведьма к тебе привязалась?» – вопрос почувствовавшей опасность Элки рассмешил, и я сам стал откровенно разглядывать Кору. Конечно, меня распирало ощущение безграничной силы в отношении женщин. Элка, закусив нижнюю губку, стала демонстративно осматривать сидящих за столом мужчин в качестве возможной замены партнёра.
     «Идём?» – без слов кивнула мне головой в сторону двери Кора, и я встал из-за стола. Взявшись за руки, мы выскользнули на лестничную клетку; и, через минуту, – на Моховую. Что со мной происходило? Как, куда мы шли, не помню; хотя, помню – шли ко мне. Я нёс всякую чепуху, и нёс её вдохновенно – как в забытые студенческие годы доводил до экстаза нравившихся мне сокурсниц. По дороге попадались рестораны – два или три – сидели в них недолго; в какую-то секунду Кора брала меня за руку, я брал в другую руку начатую бутылку вина, и мы пили на скамейках под кураж моих речей.
     Кора смотрела на меня и усмехалась. Она говорила мало – но в её словах ясно чувствовалась уверенность силы. Картинки событий раскатывались в состоянии сильного возбуждения – с обеих сторон. Дома мы заперлись на трое суток, и под нашу дверь, наверное, собрались все коты округи – циклично нараставшие стоны Коры больше напоминали мяукание; да такое, от которого останавливалась кровь в жилах. Зрелище стонущей Коры, действительно, завораживало. Утро и вечер потеряли очерёдность – сладострастие окутывало нас обоих туманом нежелания что-либо менять.
      Нас, или меня – сейчас не могу сказать точно, но в какой-то момент Кора исчезла. Сначала показалось – ненадолго. Как прежде десятки раз исчезала она в ванной или на кухне. Я не сразу забеспокоился – за эти дни и ночи я привык её считать частью меня, носил на себе её запах, и представить не мог, что в состоянии исчезнуть от себя сам. Сообразив, наконец, что её нет рядом, я бросился к организовавшим вечеринку друзьям, но и они не могли что толком сказать – мол, приходящий бухгалтер в пару творческих ассоциаций; совершенно не вплетена в богему.
   С трудом удалось заполучить самые примерные маршруты её жизненных передвижений. Нет смысла объяснять, как я искал Кору, шёл неделю по известным только мне следам; как, в конце концов, наткнулся на неё в кафе в другом конце города. «Ты хотел что-то сказать?» – с видимым сожалением Кора смотрела мне в глаза. «Но ведь у нас с тобой всё было хорошо!» «Было, и я этого не забуду» «Но тогда почему ты ушла? Знаю, что ты – не замужем» «Приглашаешь?» – она, кажется, усмехнулась. «Могу и пригласить» «Всё-таки замужем. Но и это неважно, – лицо Коры теперь не выражало никаких эмоций. – Ты ничего не понял. Ты мне неинтересен. Хотя с тобой было весело».
             Неинтересен? Я ей неинтересен? Это был настоящий удар! Чего я и мог ожидать, но не этого. Столько лет был всем интересен, а тут оказался неинтересен! Самолюбие было задето; не было даже уверенности, что именно эти слова произносила Кора – я находился в явном помрачении рассудка, – но главным было ощущение болезненной оторванности моего тела от её тела. Только в их слиянии я сейчас мог чувствовать комфорт, а мне открытым текстом было сообщено, что я неинтересен. Значит, слиянию не быть никогда? Не быть никогда! До этой минуты казалось, что недоразумение с исчезновением Коры счастливым способом рассосётся – теперь выясняется, что я ей совершенно не нужен.
       Но ведь был интересен в день встречи! И было весело. Чем, чем я её разочаровал? «Всё, правда, было замечательно, – Кора будто читала мои мысли. – Будь спокоен» «Но почему тогда...» «Да не почему. Не надо во всём искать причину. Тогда у меня было на тебя настроение, сейчас его нет. Не понимаешь?» – видно, я сидел с видом дурака, и Кора вновь усмехнулась. «Ты славный. И жених завидный, – она засмеялась. – Но для других. Много вас на Земле – славных – очень много; и я не могу быть привязана к кому-то одному. Устроила тебе праздник, но он не может длиться вечно. Что здесь непонятного?»
       «Причём здесь какие-то другие?» – хотел крикнуть я. – «Они – это они, а я – такой один! Такого в мире больше нет! Нет! Как я могу быть неинтересен? Почему нельзя всё продолжить?» Пока я собирался с этим своим криком, Кора ушла. Хотел бежать за ней, хотел прокричать ей в лицо всё, что было на сердце; но остался сидеть на месте в дурацком кафе. Причуды любви – какая-то бухгалтер воротит от тебя нос; и ты хоть в лепёшку разбейся, а взаимности не получишь. Силы женской бездны.
      Всегда боялся этой силы – на которую рад бы воздействовать; а она сама в тебя вцепится, и ты перед ней беззащитен. Вся твоя энергия будто уходит в пустоту – что бы ты ни делал; и хочется выть. Тоже мне праздник! Отчего на свете всё по-идиотски устроено? Можешь управлять сотнями женщин, а случись потерять голову от одной – выясняется, что ты ей «неинтересен». По-моему, это страшно несправедливо! Но есть ли, вообще, в любви справедливость? Может, мы не умеем любить – а любить нужно тех, кто достоин любви? Кто отзывается на неё? Кама, где ответ?



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Любовная литература
Ключевые слова: любовь, любовные отношения, рассказ, мини-роман, философия жизни.,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 20
Опубликовано: 14.07.2020 в 07:47
© Copyright: Александр Алакшин
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1