Абсолют



1
На планете Глория тоже не всегда всё было гладко, и она мало чем своей древней историей отличалась от Земли. Население, животный и растительный мир, полезные ископаемые и минеральные ресурсы, климатические зоны и даже часовые пояса – всё было примерно таким же. А почему бы нет – размер всего в 2 раза больше земного, частота вращения 290 суток в году со схожей гравитацией, скорость движения по орбите немного зависело от влияния Марса и Венеры, что иногда то замедляло, то ускоряло их всех, расстояние до Солнца незначительно больше, соотношение воды и суши, средняя температура и содержание углекислого газа – всё было, можно сказать, аналогичным. Да, материки несколько отличались, и не только они. Языковое общение уже давно было унифицировано в общую лингвистическую группу, расовые отличия были незначительными, и население планеты было в разы меньше земного.

Почему глорианцы существенно опередили землян в развитии науки и технологий, какие были факторы, которые могли повлиять на это, следует искать в общем отношении их к философским понятиям жизни и смерти. Земляне замечали, что ожидаемое время выхода Марса и Венера из-за Солнца иногда не совпадало с расчётами, и поэтому подозревали, что имеет место быть гравитационное влияние на них достаточно крупного неизвестного объекта, и конечно же, неоднократно запускали зонды с целью заглянуть за противоположную сторону небесного светила – не прячется ли там планета-близнец. Глорианцы с интересом изучали каждую посылку землян, убеждались в отсталости соседей, стирали все материалы, способные заинтересовать непрошенных гостей, и отправляли исследовательский модуль по прежней траектории. Посещать Землю им тоже приходилось, особенно во времена активных ядерных испытаний – находясь практически на одной орбите, следовало пристально наблюдать за играми младших по разуму братьев с опасными игрушками.

Глорианцы отлично знали, ценили и уважали все земные достижения литературы, живописи, музыки, кинематографа, архитектуры, философии, медицины и даже науки. Все значимые исторические события изучались с таким же пристрастием, как и свои собственные. Во многих уголках земли с древних времён находились постоянные базы скрытых наблюдателей с разного рода задачами и целями. Наиболее полезным опытом всегда был и оставался анализ глобальных ошибок жителей Земли.

2
Дмитрий Викторович, холостой мужчина по земным годам сорока двух лет, последние 4 года работал ассистентов в НИИ ядерных исследований недалеко от Минска. Проживал он в центре города в районе ЦУМа в старой панельной пятиэтажке с невероятно красивыми огромными деревьями во дворе, которые создавали завораживающую атмосферу древнего тенистого леса. После его трёхлетнего цикла можно было вернуться на Глорию и продолжить привычную жизнь учёного в области фотонных ускорителей. Он уже перестал остро реагировать на причины, которые его подтолкнули сменить на время место проживания таким диаметральным способом. Однозначно, и этот старый тенистый двор, к которому он успел так сильно привыкнуть, тоже стал причиной продления его контракта.

Глорианцы любили Землю. Они не испытывали никаких существенных проблем акклиматизации или влияния Солнца другой стороной. Жизнь в стиле «ретро» их даже во многих случаях увлекала и забавляла. К чему сложно было привыкнуть, так это к ситуациям и общению с людьми, чей коэффициент интеллекта был запредельно низким по глорианским меркам и недопустим к существованию. На Глории, кажется, всегда существовал жёсткий отбор, по принципу Египетских жертвоприношений больных детей в пропасть с крокодилами. Возможно, древний Египет и перенял это правило от глорианцев, которые тогда имели сильное, но недолгое влияние на фараонов. Примерно с тех пор были запрещены какие-либо вмешательства в дела земные, если это не угрожает Глории.

Ещё одной причиной, и куда более важной, чем заросший старый двор, была соседка Наташа – бездетная тридцатипятилетняя женщина, которая не могла иметь детей из-за своей бурной и невоздержанной молодости. Несколько глупых абортов поставили крест на её материнстве и наложили отпечаток озлобленности на всё сущее. Наташа часто выпивала, и после очередного ухода очередного гражданского мужа стала заметно и быстро стареть. Дмитрию она нравилась. В ней было то, чего не было в глорианских женщинах – глупость и прямолинейность. На Глории отбор по интеллекту делался с раннего возраста каждые два года до двадцати лет, после чего нужно было совершить что-то слишком дерзкое, чтобы тебя сочли недостойным называться разумным человеком и низвергли до консервации в инертном газе для нужд трансплантологии. Пожалуй, это была первая из причин, почему глорианцы опережали землян в техническом развитии лет на двести. Что по земным меркам считалось чудовищным и жестоким, на Глории являлось главным законом выживания. Поэтому женщин на Глории было заметно меньше, чем мужчин, и как правило, в большинстве своём они подходили под описание «баба с яйцами» в традициях типичного земного понимания. Именно от такой женщины Дмитрий и решил дистанцироваться пусть и не в самую далёкую точку изученной Вселенной, но пока в единственно возможную.

Работа ему нравилась. Неустанно следить за ошибочными взглядами земных коллег, проводить множество бесполезных опытов, составлять отчётную документацию таким образом, чтобы министерство ядерной физики продолжало финансировать их сомнительную деятельность, и вообще, он продолжал собственные исследования в области своих прямых глорианских обязанностей под носом у ничего не подозревающих земных коллег, которые изначально имели неверные представления о свете и фотонной теории. Дмитрий жил настолько скромно, что ни разу ещё не использовал глорианские кредиты. Зарплаты ассистента научного сотрудника хватало впритык на коммуналку и еду. Кое-что удавалось подрабатывать ремонтом сложной лазерной техники, и был накоплен уже постоянный круг клиентов, которые не раз убеждались, что Дмитрий воскрешал оборудование, где было указано многими мастерскими «ремонту не подлежит».

Наташа его презирала по своим личным мотивам. Она часто курила на балконе второго этажа и видела, как он сидел на скамейке под старым огромным клёном, и с пьяных глаз обзывала его - «шыбка вумный интилигентишка». В квартире Дмитрия на первом этаже раньше жила семья старшего прапорщика, и Наташа, будучи ещё школьницей младших классов, была безответно влюблена в их единственного сына, который, к сожалению, погиб в Афганистане в последние дни войны. Отца-прапорщика это известие фатально подкосило, и его вдова продала квартиру неизвестным лицам, которые долгое время сдавали её всем подряд. Так получилось, что эти «все подряд» были почти все в списке Наташкиных сожителей. Система дала сбой на Дмитрии. Последние годы эта жилплощадь не принимала её как желанную и привычную гостью. Ремонт Дмитрий не делал, и на стенах кухни ещё были видны следы от её метания посуды в минуты горестных разлук с очередным ошибочным вариантом.

Наташа была красива по всем меркам, как земным, так и глорианским, с той лишь разницей, что на Глории издавна приветствовалось смешивание генов разных рас и наций, что давало наивысшие показатели интеллекта у потомства, и поэтому глорианские женщины по сравнению с исконно славянскими чертами Натальи выглядели как цыганки. Русая коса, серо-голубые глаза, рост выше среднего и таз нерожавшей женщины делал её широкоплечей. Ему нравилось, как она смотрит, и даже её часто неровный колючий взгляд он ощущал как тёплый и ласковый. Но больше всего его подкупала её честность. Трезвая она язвила исключительно по делу лишь слегка усиливая увиденное. Под благородным винным амбре, она, не стесняясь упрекала Дмитрия в пустом существовании и бесполезном проживании на, по сути, её жилплощади. Своей смуглой кожей он напоминал ей Магомеда, её самого долгого сердечного героя, и она не раз говорила, что имя Дима ему не подходит. Конечно же его звали не так. Документы принадлежали реально когда-то существующему человеку, незаметно умершему и безопасно ожившему в другом облике.

Единственный кто мог постучать в его дверь, это была она. Особенно глубокой ночью, когда она готова была по многолетней привычке упасть в кровать на первом этаже, чтобы не подниматься в квартиру к матери, которая снова съест ей мозг за пьянство и глупую молодость, он отворял ей со словами:

- Господи, Наташа, сколько у тебя хромосом? – и тащил её наверх.
- Побольше чем у тебя! - огрызалась она, но послушно на нём висела, ощущая хоть какое-то мужское плечо.

Он хотел верить, что она шутит.

3
Глорианские транспортно-информационные модули развивали скорость до 100км/сек и незаметно курсировали между двумя цивилизациями по сокращённой орбите каждые 2 месяца. Кораблям с живыми организмами требовалось куда более длительное путешествие – на таких скоростях любой случайный космический мусор размером и массой с рисовое зерно мог прошить насквозь энергетическое защитное поле и сам модуль. Поэтому путь для вахтовиков-наблюдателей занимал порядка 8-9 месяцев.

Дмитрий за свой счёт заказал и получил оборудование для сканирования женской половой и детородной системы, и результаты были неутешительные. Наташа всё чаще в праздничные дни не знала куда пойти развлечься, возраст брал своё, и все замужние подруги уже не очень хотели видеть её зависть и боль на семейных торжествах, и стук в дверь Дмитрия возвещал об её твёрдом намерении выпить хоть в какой-то мужской компании. Он безошибочно видел её с бутылкой вина в руке ещё до щелчка замка. Собутыльник он был по словам Натальи «никакущий», потому что вся бутылка в основном доставалась только ей. Он мог позволить себе не более 100 грамм вина, и затем ссылался на очень строгую завязку. На Глории существовали лёгкие спиртные газированные напитки, но и этих доз часто хватало, чтобы попасть крео-капсулу на органы. Путь алкоголя был очень скользким – Дмитрий помнил, что для глорианца нет значения, где потерять человеческий облик, система контроля действовала на любом расстоянии от Родины.

Разместив оборудование под табуреткой, в один из таких земных праздников он и провёл диагностику её репродуктивных функций. На Глории женщинам не обязательно было пользоваться природными способами вынашивания плода. Но в случае с Наташиным земным менталитетом, а также с жёстким законом о сокрытии цели своего истинного пребывания на Земле, такой способ хоть и был самым реальным и простым, но абсолютно неприемлемым. Совершить полную пересадку всех задействованных систем в Наташиной проблеме можно было либо только на Глории, либо вызвать сюда частным образом специалистов со всеми необходимыми медицинскими препаратами и образцами. К тому же это всё должно было случиться в тайное от самой Наташи. И Дмитрий уже чувствовал азарт от такого сложного авантюрного предприятия. По предварительным расчётам, его экономического баланса с определённым кредитным запросом с трудом, но хватало на всю операцию.

Сложно представить сколько веков назад на Глории могла возникнуть подобная проблема. Дмитрий отлично понимал, что на родной планете Наташа не дожила бы вероятно и до своих четырёх лет. И это при условии, что её родителям тест позволил бы выжить, что тоже тянуло за собой всю цепочку сомнений. Но здесь, возможность создания новой жизни никому не нужного человека по мнению глорианской философии, наполняла его таким вдохновением, которого он не испытывал, кажется, никогда. Он страстно хотел увидеть её глаза, когда она поймёт, что беременна.

Группа трансплантологов подтвердила получение оплаты и ожидалась к концу этого года.

4
- Путин или Лукашенко? – он слышал, как она цокала каблуками, но не ожидал, что подойдёт.
- Достоевский, - показал он книгу, и только потом понял, что она спрашивает.
- Идиот!
- Братья Карамазовы, - и опять понял, что опоздал с осознанием её буквального послания.
- Это с чьей стороны братья?

Дмитрий основательно задумался.

- Ну, наши, или российские?
- Российские скорее всего.
- Так и знала, что Россия подомнёт под себя синеокую, вот тебе и «жыве Беларусь» мать вашу.

И пошла прямиком к подъезду, спотыкаясь неудобной обувью о корни деревьев, опутавших уже старый потрескавшийся асфальт.

Дмитрий загуглил какие сегодня в стране и в этом мире праздники, чтобы знать, чего ожидать дальше. Просто четверг.

Кот дворовой породы Васька любил сидеть на противоположной стороне скамейки, и терпеливо ждал, когда начнёт темнеть, и глорианец за столь долгую преданность по традиции угостит его куском ливерки. Земная кухня, не взирая на всю несбалансированность и вредные примеси, уже не вызывала у глорианца такое стойкое отвращение. Первое время он ощущал слишком большой концентрат вкуса, и приходилось пить большое количество воды. На Глории питание походило на земной приём большого количества таблеток.

- Ты вроде был женат говорил? – Наташа успела переодеться и смыть макияж.
- Да, не сошлись характерами, - максимально по земному попытался ответить Дмитрий.
- А как с тобой можно сойтись, если ты днями сидишь на этой чёртовой скамейке и портишь зрение себе и окружающим.
- Окружающим то как?
- Проехали. Ты вот скажи, какая нормальная баба потерпит такого зануду? Ты хоть на рыбалку ходишь?
- Нельзя, - вырвалось у глорианца, и он понял, что надо объяснить почему на Глории нельзя убивать любой вид животных, но в рамках земных понятий. Но Наташины цели были куда прозаичнее.
- Пить нельзя, рыбалку нельзя, по бабам ходить тоже нельзя как я вижу.
- Я работаю с ядерной энергией, я тебе говорил, - отличная отмазка от назойливых поползновений.
- Но мы даже не пробовали, вдруг наши характеры сойдутся.

Секс с представительницами другой цивилизации не был запрещён, но осуждался и порицался. Земной генофонд считался отсталым и недоразвитым, и ускорять их эволюционное развитие таким путём – это было вульгарно. Но это не останавливало некоторых отчаянных туристов с другой стороны Солнца, которые в земных женщинах находили то, что давно утратил местный прекрасный пол.

4
Мариам-Бакараки-Билал по роду деятельности не могла не заметить резкое изменение в финансовых счетах мужчины, который от неё так вероломно сбежал. Зачем ему на другой планете понадобилась такая большая сумма? Женское любопытство, как константа, не имеет никаких космических границ, тем более если это касается ценных ресурсов. Она его помнила, как никого до этого. Это был первый в её зрелом возрасте отказ с мужской стороны. На Глории никогда не было института брака. Рабство и наложницы – это был последний исторический урок при переходе на полную свободу в отношениях. Никаких ограничений на союзы для совместного проживания и любой вариант заведения потомства – естественный или инкубаторный. Любой новорожденный глорианец не имел официальной родительской принадлежности, как это принято на Земле. Сигнатура биологического материала определялась в считанные секунды, и как правило использовалась только для персональной инициализации. Это не означает, что на Глории не было семей в земном понимании. Как раз-таки большинство взрослых глорианцев жили по схожим законам, с той лишь разницей, что законом это не было, а являлось их осознанным и обоюдным выбором до момента, пока всех всё устраивало. Расставание могло произойти мгновенно, и вероятно поэтому, глорианские союзы были куда крепче и стабильнее земных официальных.

Отправиться на Землю в трудовую поездку она могла только в страны с англоязычным наречием. Существовали строгие лингвистические группы для изучения той или иной части Земли. Пришлось за свой счёт повозиться с подготовкой легенды туристки из Англии в Беларусь. Ближайший частный рейс с каким-то медицинским грузом отправлялся со дня на день, что было удачным совпадением, и она решила, что это знак. Человеческая вера в знаки, очевидно, выше любых наших интеллектуальных способностей.

5
Строительство Белорусской атомной станции шло полным ходом. Дмитрий наблюдал и фиксировал, как на урановой нестабильности делается огромная паровая машина. Ему как исследователю световой энергии было не понятно, где и когда учение Земли так серьёзно ошиблись, и посчитали, что из радиоактивной по сути бомбы можно сделать безобидный самовар. Энергию света земляне освоили куда меньше, чем энергию тепла. Он уже знал, что корни такого перекоса лежат в исторической предрасположенности керосиновых магнатов к монополизации энергетических ресурсов. Фотонная энергия была бы слишком доступной, и экономический интерес такой схемы был бы весьма скромным.

На Земле каждый школьник знал, что Солнце состоит в основном из водорода и гелия, а энергия и тепло получаются от термоядерной реакции. Другими словами, с детства их учили, что Солнце — это большая горящая звезда, и таким образом акцент делался на первичном тепловом излучении. На Глории же наоборот считалось, что Солнце – это всего лишь холодный прозрачный камень со сложной внутренней множественно-призматической структурой, цель которого рассеивать свет, попадающий на него с двух противоположных сторон и находящийся в невидимом спектре излучения. Ультрафиолетовый и инфракрасный лучи смешивались в сферическом алмазе и образовывали видимый белый свет, который и запускал механизм вращения планет вокруг себя. Звёзды же считались аккумуляционными поглотителями остаточной световой энергии. Глорианцы своей теорией доказывали искусственный принцип создания нашей Вселенной, но кто, зачем, когда и почему это сделал, тоже ответа не имели. Но это отличие во взглядах на сотворение мира сыграло свою важную роль в отношении к религии. На Глории никогда не было споров и тем более войн на религиозной почве. Никому и в голову не могло прийти, что Творец и Создатель может пониматься и ощущаться как-то по-разному.

Таблица Менделеева вызывала усмешку у глорианца. Его умиляло, как химики всеми правдами и неправдами, используя математические формулы пытались подогнать природу вещей под любой логичный результат. Где не получалось обойтись одной валентностью, приходилось выдумывать несколько. Теория строения веществ из молекул и атомов до сих пор не была подтверждена даже на Глории. До определённого момента развития науки и техники такой упрощённый способ описывать взаимодействия между элементами с некоторой долей погрешности работал. На Глории, где за основу всего бралась энергия именно Небесного СВЕТИЛА, вещества были поделены на группы по фотонной доле светопоглощения и светоотражения, что влекло за собой таблицы параметров по интенсивности изменения температуры, степени дифракции, интерференции и дисперсии света с исследуемым веществом, и ещё ряда показателей, которые пока невозможно объяснить языком земной науки. Как оно было задумано Высшими Силами на самом деле никто не знал, но очевидно, что глорианцы продвинулись несколько дальше земных учёных, но даже эти знания не позволили им до сих пор добраться до любой ближайшей звезды. Планеты Солнечной системы были ими изучены вдоль и поперёк, но кроме пыли и безжизненного песка ничего полезного найдено не было.

6
Майские праздники – это было приятным этническим открытием для Дмитрия. Когда он впервые попал на корпоративный выезд на природу, запах жаренного мяса, вымоченного в кислотной среде, на тепле берёзовых углей, его настолько возмутил, что чуть не раскрыл инопланетную сущность нового сотрудника. Обильное сопутствующее поглощение охлаждённых хмельных напитков тем более ввергло в шок неподготовленную пищеварительную систему глорианца. Но вот приближался четвёртый раз, которого он уже ждал и предвкушал запретные на родной планете слабости. К усвоению животного белка он привык достаточно быстро, тем более климатическая зона с непредсказуемой зимой оправдывала такой способ выживания. Регламент и инструкции пищевых предпочтений на Земле не имел строгих рекомендаций для наблюдателей. На огромной территории Глории со среднегодовой температурой в 22 градуса можно было не беспокоиться о зимнем периоде, но средние широты Земли не радовали привычный рацион глорианских гурманов.

Наташа накануне всеобщей народной радости была чернее тучи, вот и случился её первый раз вероятного домашнего заключения в такую замечательную пору года, когда никто не позвал на шашлычный праздник. Дима хоть и принадлежал к другой цивилизации, но смотреть на неё в таком подавленном состоянии ему тоже доставляло боль. Он понимал, что будет в ответе за добрый поступок, и это однозначно даст ей повод думать, что между ними теперь что-то большее, чем просто соседские отношения, но осознавать все последствия и при этом идти прежним путём – называлось у глорианцев специальным термином, который в приближённом переводе означал – «дай судьбе свободу». Глорианцы считали, раз наш мир создан кем-то, но не понятно, для чего, то они обязаны следовать своими жизнями этому высшему замыслу каким бы он ни был, и к такому понятию как «судьба» они относились куда серьёзнее, чем земляне.

Дмитрия коллеги не раз упрекали, что он до сих пор не имеет постоянной прекрасной половинки, а для здорового социума ячейки бывших строителей коммунизма и опасной близости Европы со слишком толерантными взглядами на любовь – это всё было подозрительно и неодобрительно. Но его волновало не столько мнение временных коллег, сколько Наташино психическое состояние. Он уже шёл к своей цели, и пути назад не было – ответственность за её здоровый дух в её нездоровом пока ещё теле он ощущал всеми клетками своего инопланетного мужского организма.

Это был первый раз, когда он позвонил в её дверь.

- Ты заблудился, марсианин? Что случилось? – она открыла дверь и готова была видеть всех, кроме него.
- Ты меня затапливаешь, - спокойно сказал Дмитрий.

Наташа пулей бросилась ко всем возможным проблемам сантехнического оборудования. Всё проверила, заглянула под ванну и даже нащупала пол туалетного стояка через маленький люк.

- У меня сухо!
- Я шутить пытался, ты живёшь не надо мной…

Он решил не ждать, когда она выплеснет на него темперамент осознания юмора.

- На майские со мной поедешь? В канторе ежегодный кипиш, есть место, с тебя приличное поведение.

Резкая смена настроения, казалось, причинит ущерб её черепной коробке.

7
До того, как перестать держаться на ногах, Наташа успела вполне достойно влиться в беседу про языковые параллели белорусского языка с другими. Один из сотрудников привёл примеры немецко-белорусских аналогий:

Bernstein - бурштын - янтарь
Blech - бляха - жесть
Buгcke (мост) - брук, брукаванка (брусчатка) - мостовая (мостить, мощеный)
Butzen (целовать) - буся, буська - поцелуй
Dach - дах - крыша
Druck - друк - печать (книгопечатание)
Farbe - фарба - краска
Frisur - фрызура - прическа
Gurke - гурок - огурец
Handel - гандаль - торговля
Kosten - кошт (каштаваць) - стоимость (стоить, иметь цену)
Kreide - крэйда - мел
Licht - лiхтар - фонарь
Mussen - мусіць - быть должным
Pinsel - пэндзаль - кисть (кисточка)
Rest - рэшта - остаток
Schublade - шуфлядка - выдвижной ящик
Porzellan - парцыляна - фарфор
Tischler - цясляр - столяр
Vers - верш – стих
Warte (сторожевая вышка) - варта - охрана
Ziegel - цэгла - кирпич
Welle - хваля - волна
Zuker - цукар - сахар

Как и многие девушки постсоветского пространства, Наташа до сих пор не оставляла мыслей покинуть страну с обеспеченным иностранцем, и уверенно продолжала ходить на курсы английского языка на сколько позволяли лень и обострение желания эмигрировать. Тем не менее, это принесло некоторые свои плоды, и она смогла предложить неплохой список английских заимствований:

Amateur - аматар - любитель
Bulb (клубень, колба) - бульба - картошка
Color - колер - цвет
Diamond - дыямент - бриллиант
Education - адукацiя - образование
Hill (холм) - схiляць - склонять
Honor - гонар - честь
Map - мапа - карта
Paper - папера - бумага
Parasol - парасон - зонтик (от Солнца для англ.)
Sense - сэнс - смысл
Scissors (ножницы) - сцiзорык - ножик (перочинный)
Wanderer - вандроунiк - странник

Домой Наташу несли втроём.
Вопросы о половой ориентации Дмитрия были с него категорически сняты с присущей долей зависти.

Иметь неприятный разговор с её мамой, как и любому разумному мужчине, ему не хотелось, и он позволил её положить у себя, благородно и милосердно поставив рядом полтора литра Минской-4.

8
На Глории в сутках было чуть более 30 часов, и это обстоятельство делало из Дмитрия ярко-выраженную земную «сову». Наташа же, можно сказать, была лидером «жаворонков», и, проснувшись в давно-знакомой обстановке смекнула, что в вопросах гостеприимства лёд тронулся. Минеральная вода жадными глотками возвращала её к относительно приемлемому самочувствию прямо в душе.

Прежде чем окончательно проснуться, Дмитрий не смог скрыть свой обман относительно ядерной энергетики и прочего бреда, сдерживающего целеустремлённую соседку.

- Облучение, я смотрю, тебе только на пользу…

9
Может это и к лучшему, что они стали жить вместе, думал Дмитрий, теперь он сможет стать хоть каким-то тормозом в её бесшабашном отношении к жизни, и это добавит уверенности в успехе предстоящего замысла.

Наташа летала. У неё был миллион претензий и вопросов, почему три год он водил её за нос, но всё было перечёркнуто в один миг, и она просто боялась всё испортить.

Дмитрий был уверен, что то, что он собирается ей дать, снимет все будущие обиды в связи с неизбежным возвратом домой. Он с тяжестью осознавал, что она быстро к нему привыкает, и абсолютно не обращал внимания на свои чувства. Эффект наркотика под названием «другой человек» не ощущается пока этот человек рядом, как не запоминается комфортная обувь, пока новая не начнёт натирать. Дмитрий и Мариям прожили вместе два неполных глорианских года, и только сейчас он начал понимать, как «первая пара натирала». Он продержался слишком долго, и только лишь потому, что сравнить было не с чем – сойтись с женщиной на Глории было куда сложнее, чем на Земле. Холодные и расчётливые глорианки всегда доминировали во всех вопросах совместного проживания. Любое противоречие их взглядам приводило к моментальной замене самца. Технический прогресс свёл на нет физическое мужское превосходство. Если на Земле женщины управляли в семье хитростью, нежностью и напускной покорностью, то глорианки отрывались за земных сестёр по полной. Именно поэтому Дима и не спешил снова сходиться с кем-либо даже на Земле, но с Наташей он и не заметил, как «новые туфли стали второй кожей».

10
3 июля – День Независимости Республики Беларусь отмечался традиционным вечерним салютом в восьми точках города. В пешей доступности был Парк Горького, где летняя прохлада после жаркого дня усиливалась запахами реки Свислочь. Наташа уже редко выпивала, и чтобы им было о чём разговаривать, старательно вникала в классику русской литературы. На очереди у Димы был Гончаров. Комплект всех четырёх работ автора пришлось купить дважды. Наташа хотела читать и обсуждать одинаковые строчки практически в реал-тайме. Дима читал очень медленно, глорианский язык был похож на ведический санскрит, и великий могучий русский давался нелегко. Бумажные книги глорианец почитал как живые организмы. Он их нюхал, гладил и разговаривал с ними. Наташа искоса смотрела на него как полоумного. Она не знала, что на Глории изготовить предмет для чтения из живой древесины стало бы актом высшего варварства, потому что синаптические связи растительной фауны были уже хорошо изучены.

Глорианец боялся шумных скоплений земных представителей. Физически его нельзя было назвать здоровяком. Наташа была слишком заметной для любой подвыпившей компании, даже не взирая на то, что в последнее время стала одеваться гораздо скромнее. Несколько пошлых шуточек пролетели мимо глорианца, но попали точно в нужное место белорусской оторве, которая изо всех сил пыталась стать счастливой. Слово за слово, и её спутнику уже следовало ответить за «базар его бабы».

Наташа хотела позвать наряд милиции, но Дима запретил, пояснил, что это будет для него унижением.

- Я им просто куплю ещё выпить, иди, я догоню - шепнул он доставая шариковую ручку.

Наташа корила себя за длинный язык, крутила в голове как можно было выйти из положения с меньшими проблемами, и никогда так не волновалась за своего мужчину. Он догнал её буквально через минуту.

- Ты быстро. Живой? Дорого стало? Я отдам…
- Ну что ты, я всё-таки ассистент научного сотрудника, показал им свою ручку, и они всё забыли.

Так и было, в точности как он описал.

11
В этом году лето пришло поздно, и Наташа не знала, что убьёт её первым – ведро клубники или черешни. Красное пятно на почти новых светло-голубых джинсах не отстирывалось.

- Подожди пока сезон этих ягод отойдёт, и тогда без труда отмоешь.
- Эту сельскую мистику я от мамы слышу всю жизнь. Ты тоже родом из деревни? У тебя акцент не наш.

Дмитрий был поражён, насколько местный фольклор в народных приметах совпадал с достижениями последних глорианских исследований растительных взаимосвязей.

- У тебя день рождения 27-го? Что тебе подарить?
- Цветов будет достаточно.

Его передёрнуло. Как ей объяснить, что есть вещи, которые по мнению местных порядков являются рядовыми и обыденными, но и абсолютно чудовищными для другой культуры, пусть даже очень далёкой и неизвестной. Даже цветы в горшочке считались на Глории ничуть не лучше, чем животные в клетке. Он не мог терпеть местный новый год из-за мерзкой традиции наряжать живую ёлку.

- Извини, у меня аллергия на все виды комнатных растений. Я видел продают красивые искусственные.
- Снова шутить пытаешься?

Дима не сразу понял, чем плохи пластмассовые копии растений, которых так много в продаже. На его планете не было кладбищ, только однозначная безостаточная кремация.

В конце июля Наташа получила банальные духи. Глорианские женщины не пользовались средствами, перебивающими естественный запах. Существовал ряд препаратов, наоборот, усиливающих их феромон. Именно так, по поведению мужчины, они распознавали совместимость. Запах Наташи его волновал слишком явно. Он долго выбирал вместе с ней, даже её это утомило. Выбор пал на самый лучший заглушитель её натуральных выделений.

12
В сентябре, когда «почти тёща» попросила «почти зятя» помочь с ежегодной церемонией извлечения священных клубней на даче, он и подумать не мог, что роботов-овоще-культиваторов у них ещё нет. Вернее один уже есть, и это он. Так глубоко в земные дела он ещё не копал.

Наташа замечала много странностей в нём. У неё всё-таки был немалый опыт общения с мужчинами. Во сне он иногда мог заговорить на непонятном языке. Готов был часами смотреть на полную Луну, как будто никогда не видел. Часто считал, что после 24-го числа месяца должно быть первое. Переспрашивал дни недели. Но больше всего её волновало, что он не имеет никаких жизненных целей. Живёт как гость. Его фраза «вы тут», которую он время от времени вставлял, озадачивала её, кто-вы и где-тут.

- Эй, марсианин! – это прозвище за ним закрепилось.
- На Марсе жизни нет. Ни ближе, ни дальше Земли от Солнца - нигде нет.

17 октября они расписались. Она так этого хотела всю жизнь, что ему ничего не стоило оказать такую мелочь, как сходить куда-то с местным паспортом другого человека. По этому случаю он познакомился со многими её родственниками, которые зачем-то навестили их в тот день, и чертовски странно себя вели. Потом даже подрались, помирились, и снова подрались.

13
Длительность секунды на Глории, аналогом которой был средне-нормальный темп сердцебиения, несущественно отличалась. Поразительно, но глорианская двоичная система счисления для цифровой техники полностью совпадала с земной. Человеческая десятичная тоже, что и следовало пальцам на руках. Не считая давно освоенную технологию квантовых процессоров, что многократно превышало вычислительную скорость земных компьютеров, в целом, алгоритмы и паттерны программирования можно было назвать совместимыми. Глорианские гаджеты с лёгкостью подключались к мировой паутине Земли, лишь выдавая сообщение «Это устройство может работать быстрее». На Земле даже было несколько серверов, которые поддерживали работу глорианского портала для местных исследователей.

Тридцать часов в сутках, 24 дня в каждом из 11 месяцев и 26 в последнем двенадцатом, который, как и на Земле заканчивался большим всеобщим праздником. И на Земле этот день приближался.

- Я люблю запах живой ёлки, и поэтому купим сосну – у неё иголки легче подметать и стоИт она дольше, - заявила Наташа накануне.
- Ты не забыла про мою аллергию? – испугался Дмитрий. – Если ты принесёшь в дом умирающее дерево – мне придётся с тобой развестись.

Он не был уверен, что правильно понимает термин «развестись», но знал, что земные женщины его очень боятся.

- Фигассе… Из-за ёлки?
- Я категорически не переношу комнатные растения, ты же знаешь. И эта ваша традиция украшать хвою по случаю окончания года мне никогда не была понятна.
- Что значит «ваша»? А у вас это у кого и где не так?
- В моей деревне такого не было.
- Я ж говорю, ты марсианин. Нет таких деревень, где не знают про Новый Год.
- Да, я с Марса, и у нас так не делают. Можешь дышать запахами засыхающего труппа ёлки в маминой квартире, но у меня этого не будет.

Это была не ссора, но первое серьёзное непонимание друг друга. Наташа уступила, но как любая женщина решила «сделать выводы». Но не сделала.

14
Дмитрий шёл с работы. Конец декабря выдался на редкость морозным. На Глории, чтобы узнать, что такое -19 градусов, нужно было лететь практически на полюс.

Он уже три дня как получил сообщение, что медицинская группа прибыла на орбиту и проходит необходимую маскировку груза.

- Нестер?

Диму как током ударило.

- Нестер-лАрис-аУк? – это было его глорианское полное имя, и звучало оно голосом и интонацией Мариям.

Нестер не оглядываясь побежал.

В квартире, вслушиваясь, как дыхание приходит в норму, он понял, что надо попросить у глорианских медиков обследовать его мозг, и зашёл в базу, чтобы найти противопоказания к слишком долгому пребыванию на Земле. Биологических проблем описано не было, только требование остерегаться близких контактов с аборигенами как с существами низкого уровня развития. Дмитрий-Нестер решил, что опытные образцы урановой руды в институте не такие уж и безобидные. Дверного звонка у него не было, и настойчивый стук не был похож на галлюцинацию.

На пороге в зимней одежде стояла Мариям. Она была похожа на молдаванку.

- Тебя не должно тут быть.
- Ты себя ведёшь как коренной землянин.
- Сейчас придёт моя женщина, лучше нам встретиться потом и не здесь, или вообще, никогда, - но было поздно, Наташа уже вошла в подъезд.
- Тут меня зовут Дима, - последнее, что он успел сказать на глорианском.
- Привет, а это кто?
- Моя бывшая жена решила меня навестить, неожиданно. Она не говорит по-русски.
- Ты был женат на иностранке?
- Как видишь…
- Hi, I’mMaryam!
- Fuckoff, Maryam, IamNatasha. WelcometoBelarus! – выпалила Наташа, и не скрывая наигранности заулыбалась во все зубы.
- Ihaveapresent, - Мариам никак не ожидала, что Нестер попутается с местной самкой. - I was told that this is a good gift, - и достала литровую бутылку водки «Абсолют».

Только Наташа оценила этот жест.

- Спроси у неё, она жаренные пельмени любит, - сказала Наташа и жестом показала Мариам, что временный пропуск получен.
- Я говорю по-английски хуже тебя.
- А как ты с ней общался?
- Мы с ней родом из Молдавии.
- Я была в Молдавии, знаю несколько слов.
- У нас румынский диалект, - Наташины склонности к полиглотству сейчас совсем не радовали Дмитрия-Нестера.

Спустя час бутылка была пуста. И Наташина доля в этот раз составила ровно 333 грамма.
- Что за «скварва»? – спросила Мариам на глорианском, указывая на Наташу.
- Сама ты «скварва». Я ЖЕНА!
- This is my wife, - подтвердил Дима-Нестер.
- Rideamus! – громко сказала Мариам.
- Что это значит? - спросила Наташа.
- Ругается. У нас это переводится как «зоофил, скотоложец», - ответил Дмитрий, проваливаясь в туман.

15
Дмитрий-Нестер проснулся в одежде на кровати, и понял, что значит слово «возродиться». Резкие движения были противопоказаны. Дома он был один.

Позвонили из морга. Просили приехать опознать два замёрзших женских тела.

К О Н Е Ц
11.07.2020



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фантастика
Ключевые слова: фантастика, психология, философия, религия. семья,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 27
Опубликовано: 11.07.2020 в 20:08







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1