Поединок


Инстинкт гнал ее прочь от веющего прохладой прозрачного пруда, места, где она родилась и провела всю свою короткую жизнь. Комарихе предстояло преодолеть поистине огромное для столь крошечного существа расстояние. Путь насекомого лежал в грязные каменные джунгли, в обитель двуногих, лишенных шерсти существ. Ей нужна была их кровь. Так распорядилась мать-природа - кровью человека, животных, птиц, пресмыкающихся и, даже, рыб питаются исключительно самки комара. Свежая кровь теплого млекопитающего, равно как и холодная рыбья кровь необходима для продления комариного рода в период размножения.

Питательные вещества крови, особенно, белки, нужны для созревания яиц. Только в этой среде яйца могут развиться в личинку. Поразительно, сколько поистине непреодолимых препятствий воздвигла природа на пути мелкого насекомого, в весьма понятном желании оставить после себя потомство. И, как всегда, основная нагрузка в этом тягомотном деле выпадает на особей женского пола. Что за жизнь такая у баб? Все самое трудное, мучительное и мерзопакостное выпадает на их тяжкую долю. Причем абсолютно без разницы, огромная ли ты слониха или мелкая комариха.

Борясь со встречным ветром, она достигла грязной, пыльной стены многоэтажного кирпичного дома с множеством амбразур-окон, закрытых прозрачным стеклом – главным препятствием между нею и существом, которого она выберет донором. Необходимо было найти то самое окно, распахнутое или слегка приоткрытое для притока в помещение прохладного вечернего воздуха. Как правило, такие окна затягивались мелкоячеистой сеткой, плотно натянутой на раму. Понятно зачем, чтобы она и подобные ей не смогли беспрепятственно проникнуть вовнутрь квартиры. Возведенная хитроумным человеком преграда, конечно же, создавала некоторые неудобства, но преодолеваемые при правильном подходе. Нужно было обнаружить совсем мизерную щель, дырку или не плотность, чтобы осилить этот последний рубеж.

До наступления темноты оставалось еще достаточно времени. Она возносилась все выше и выше, паря на восходящих потоках теплого воздуха, обследуя каждое окно этажа, пока не достигла желанной цели. Уголок марли, затянувшей одно из окон девятого этажа, оторванный от рамы порывом ветра, трепетал белым флагом капитуляции. Комариха не спешила проникнуть в заманчиво открывающееся пространство. Мало ли, что? Много неприятных неожиданностей может ожидать по ту сторону окна. Коварный человек навыдумывал уйму различных фумигаторов и других опасных устройств, в лучшем случае, отпугивающих, а то и вовсе уничтожающих неосторожных насекомых. Надо выждать, осмотреться. Тем более, попытку проникновения собиралась совершить не одна она. На стене дома и на наружной части окна уже дежурили несколько мух и комаров, терпеливо выжидая благоприятной возможности прошмыгнуть вовнутрь.

Сидя на оконной раме, она наблюдала за серой летней мухой из славной породы добровольцев-энтузиастов. Та, в который уже раз настойчиво подбиралась к обнажившемуся отверстию. Но, трепещущий под порывами ветра уголок марли, отпугивал ее всякий раз, когда она пыталась подобраться поближе. Муха испуганно взмывала ввысь и, сделав короткий круг, вновь возвращалась на исходные позиции. Наконец, очередная ее попытка оказалась удачной. Комариха видела, как маленькое серое существо протиснулось под белым лоскутком. Оказавшись на той стороне, она встрепенулась, расправив помятые крылья, и устремилась вглубь комнаты. Следом за отважным первопроходцем, маршрут успешно повторили еще несколько насекомых.

Путь был безопасен. Настал ее черед. Внутри помещения было светло и тихо. Свет – не ее стихия. Необходимо дождаться своего, ночного времени. Выбрав затененный угол под самым потолком, убедилась, что обзор квартиры был великолепным. Кожаный диван, на котором будет отдыхать предмет ее устремлений, вообще виден как на ладони. Комариха затихла, продолжая наблюдать за беспокойной мухой, описывающей круги вокруг толстого красномордого мужика, ужинающего за широким столом. Судя по расцветке лица, крови в нем было достаточно, чтобы выкормить потомство не одного поколения комаров, еще и останется для других кровососов. Дура-муха бестолково кружила над человеком, время от времени совершая кратковременные посадки: то на поверхность стола, то на спинку стула, то на самого человека. Тот лениво отмахивался от надоедливого насекомого рукой.

Комариху всегда удивляла бестолковость и суетливость мух. Стол полон хлебных крошек и крупинок рассыпанного сахара. Дождись, пока человек закончит трапезу и пируй до отвала. Зачем его раздражать своими пируэтами, непонятно. Камикадзе, мать твою. Как бы в подтверждение ее мыслей, человек потянулся за газетой, свернул ее в тугую трубку и замер, приготовившись к атаке. По всему было видно, надоедливое насекомое достало его окончательно. В очередной раз, спикировав перед самым носом человека, муха шлепнулась на стол, рядом с тарелкой дымящегося ароматного супа. Резко взметнулась тяжелая рука, и газета припечатала бестолковое насекомое к клеенке.

«Вот и все, - тоскливо подумала комариха, глубже укрываясь в безопасном углу. – Толстый, но шустрый, гад. Такой боец прихлопнет на взлете, не успеешь вывернуться, - комариха осознавала - она не так быстра, как покойная муха и ее шансы остаться в живых, после конфликта с человеком, несравнимо меньше».

Муха лежала на столе кверху лапками, не подавая признаков жизни. Человек брезгливо, двумя пальцами взял дохлое насекомое и выбросил его в унитаз. Как все-таки несправедливо устроена жизнь. Какой ущерб могла нанести человеку муха? Сесть на кожу, вызвав незначительное ее раздражение. Ну, укусить, в самом крайнем случае. Все! Ее же удел значительно печальнее – неминуемая смерть. Несправедливо. Впрочем, если судить о справедливости, надо быть до конца честным - не человек преследует комаров и мух, донимая своим писком и жужжанием. Все как раз наоборот. Так, что вопрос справедливости здесь во многом определяется точкой зрения.

«Стоило ли тратить столько сил и энергии, чтобы вот так бесславно закончить, - подумала комариха. – А толстяк-то весьма проворен, это надо учесть в будущем».
Время тянулось медленно, но она умела ждать. Инстинкт подсказывал, торопиться не следует. Всему свое время, придет и ее час. Смеркалось. В комнате включили свет. В отличие от младших братьев своих, людям, почему-то, не хватало дневного времени для удовлетворения своих повседневных потребностей, и они, таким образом, продлевали активную фазу жизни. Человечество, совершенствуя и видоизменяя природу под себя, уже как бы и не было ее порождением. Скорее они чувствовали себя хозяевами в этом мире. В силу этого, их связь с природой не была столь прочной, как у животных, и зависели они от нее меньше.

Лежа на диване, толстый человек лениво перелистывал книгу раздумывая, стоит ли читать перед сном или нет. Чтение лежа, как правило, располагало к быстрому засыпанию. Действовало эффективнее снотворного. Наконец, щелкнула кнопка выключателя, свет потух. Похоже, человек задремал. Комариха напряглась. Нет, рано, ее время еще не пришло. Сон должен быть глубоким, дыхание ровным и спокойным.

Тишину нарушил тонкий комариный писк. У кого-то из ее товарок не хватило терпения и выдержки. Несколько секунд полета и вот, бесстрашная охотница пикирует на широкий потный лоб спящего. Какая неосторожность, лоб самое неудобное и опасное место на теле человека, которое только можно себе представить. На тонком пласте кожи, плотно прилегающем к широкой, плоской кости черепа, очень мало пригодных для забора крови капилляров. К тому же, до лба весьма легко дотянуться рукой. И, как бы в подтверждение ее мыслей, раздался звонкий шлепок. Комариный писк оборвался, оповестив остальных охотников о первой неудачной попытке контакта. Смерть на взлете была предупреждением – человек все еще бодрствует.

«Когда же ты уже угомонишься и заснешь, - с неприязнью подумала комариха о лежащем на диване».
Как правило, люди, позволяющие себе обжираться перед сном, спали беспокойно. А этот поужинал весьма плотно. Вон сколько стрескал на ночь глядя, проглот. Булимия у него, что ли? Это может быть. Непреодолимая тяга людей к перееданию – примета сытого времени. Пища обязана перевариться сразу после поступления в организм, на потом не отложишь. А если желудку и кишечнику надо работать несколько часов после проема пищи, какой уж тут сон? Человек шумно сопел и ворочался, что свидетельствовало о сне поверхностном и не крепком.
«Рано еще, - приняла разумное решение комариха, - будем ждать сколько надо».

Глубоким, почти летаргическим сном, толстый человек забылся глубокой ночью. Из-под съехавшего набок одеяла аппетитно торчала большая белая нога спящего. Она-то и привлекла внимание нашей охотницы. Нога – это то, что надо. Искомая цель. И капилляров полно, и рукой до нее, если что-то не так пойдет, дотянуться будет весьма проблематично. Можно успеть удрать. Пора. Приземлившись на мягкую икроножную мышцу, покрытую тонкой рыхлой кожей, усеянной редкими рыжими волосами, она замерла, приготовившись взлететь при малейшей опасности.

Человек не шевелился, дыхание его по-прежнему было ровным и спокойным. Комариха проколола податливую кожу иглами, укрытыми внутри длинного хоботка, пытаясь добраться до капилляров. Надежда по-быстрому высосать свою каплю крови жертвы оказалась напрасной. Она не могла преодолеть толстый слой сала, отделяющей ее от заветной цели. Мужик был слишком жирный и длины хоботка не хватало. К тому же, забивало хоботок жиром неимоверно, и его постоянно приходилось очищать лапками. Она ползла по толстой ноге и в поисках нужного места делала прокол за проколом.

Что за каторжная работа? Хуже только у геологов, методом «тыка» сверлящих где попало многострадальную землю, в попытке нащупать месторождение нефти. Комарам самцам так напрягаться не приходится. И здесь они пристроились, лучше не придумаешь. Имея хилые челюсти, самцы не в состоянии прокусить кожу человека, поэтому главным питанием является нектар различных цветочных растений. Вот его-то они и добывают своим недоразвитым ротовым аппаратом.

Прямо, как у людей. Там тоже мужики своим слабым ротовым аппаратом употребляют водочку, пивко и другие виды специфического нектара с серьезными градусными характеристиками. Справедливости ради стоит сказать, самка тоже употребляет безалкогольный сок растений для повседневного питания, но для продления комариного рода в период размножения ей требовалась свежая кровь. Впрочем, возможно именно благодаря подобному изгибу эволюции самки живут до 3 месяцев - в три раза дольше самцов, в то время как те с трудом преодолевают барьер в 20 дней.

Наконец, нужный кровеносный сосуд был нащупан чувствительным хоботком, и тоненькая струйка крови потекла в брюшко самки, раздув его до огромных размеров. Главная задача теперь заключалась в том, чтобы беспрепятственно взлететь с ценным грузом, доставив его в целостности и сохранности к родному водоему. Именно там из яиц, созревших на питательной человеческой крови, появятся личинки, которые затем преобразуются в куколку и, наконец, последняя стадия – образование имаго или взрослой особи.

Тяжело взлетев с драгоценной ношей, она направилась к спасительному выходу. Но здесь ее ждало разочарование. Пробраться в мизерное отверстие мешал безобразно раздутый живот. Комариха пробовала протиснуться по-всякому, но без видимого успеха. Время поджимало. Где-то там, за горизонтом уже проявлялись первые признаки рассвета. За окном серело. Оставаться в одном помещении с покусанным ею человеком было неразумно и крайне опасно. Иной, конечно, и ничего – почешется, поворчит, на той заднице и сядет. В крайнем случае, выразится нецензурно в адрес мерзкого насекомого. И только. Но есть те еще мстительные экземпляры. Будет ходить по квартире, высматривая через очки с толстыми линзами неосторожное насекомое и плющить его газетой или мухобойкой. Судя по трагической истории с покойной мухой, толстяк именно такой тип.

Мысли о подобном исходе привели комариху в ужас. Она принялась беспокойно сновать вдоль отверстия в поисках выхода. Тщетно. Оставался запасной вариант - найти темное уютное местечко, куда человеку трудно будет добраться и там пересидеть опасное время? Например, за шкафом. Идея! Она приземлилась на угол шкафа и осторожно обозрела простенок. Несколько пар злобных колючих глазок плотоядно уставились на нее. Пауки! Все пространство между шкафом и стеной было затянуто серыми ажурными кружевами паутины, в которых явно просматривались мумифицированные трупики мух. Да, здесь вообще шансы выжить нулевые.

«Засранец, - нелестно подумала комариха о владельце квартиры, - забыл, когда в последний раз убирался. Развел зоопарк хищников. Негде укрыться. И моль, вон порхает возле шапки пыжиковой. Сострижет мех под корень, будешь, и без шапки лысый ходить и в шапке тоже.

За окном рассвело. Дневной свет разбудил человека. Усевшись на край дивана, он принялся ожесточенно чесать укушенную ногу, что-то недовольно бормоча себе под нос. Со стороны открытого окна послышалось надрывное жужжание. Комариха заметила толстую зеленую муху, с трудом проталкивающуюся сквозь тесное отверстие. Пространство было явно мало для столь крупной твари, но оно на глазах увеличивалось в размерах под натиском упрямого насекомого. Человек нехорошо ухмыльнулся и потянулся за знакомой газетой.

Мухе удалось преодолеть половину пути, когда мощный удар припечатал ее к подоконнику. Пытаясь вытащить поверженную муху из-под марли, человек настолько расширил отверстие, что комариха могла через него не то, что проползти, пролететь. Что она, собственно и сделала, воспользовавшись тем, что мужик понес мушиный труп к унитазу, знакомому месту вечного успокоения насекомых, павших от его руки. Оказавшись за пределами комнаты, комариха ринулась по знакомому маршруту к спокойной глади водоема. Миссия успешно выполнена, можно было не спеша, с чувством исполненного долга, доживать отведенный природой срок.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 13
Опубликовано: 11.07.2020 в 09:19
© Copyright: Анатолий Долженков
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1