Продлись очарованье...


Продлись очарованье...

ПРОДЛИСЬ ОЧАРОВАНЬЕ...
_____________________________________


* * *

спеши, строка моя, не прячась,
не воздыхая о былом –
пером поскрипывай подьячий,
сопя над липовым столом,
пером поблескивайте гуси,
блистая в блюдечке пруда, –
не жди, мой паровоз, не дуйся,
я не уеду никуда!
Ведь ты, строка моя, не лента,
удавка Мёбиуса и
не плеск волны аплодисментов,
но, что поделаешь? – твори!


все в мире начинается с первой строки, с первого прикосновения к чуду и неважно как оно называется – холст или тугая тяжелая глина, послушная древесина, таящая в себе свет и жар жуткого солнца, и тяжесть заснеженных крон – бог весть…
но рождается тонкая скрипка и мир становиться немного лучше, чем был вчера, жизнь продолжается как одно предложение, одна фраза, которой начинается и никогда не закончится книга имя которой – Вечность.

не унывай, не спи читатель,
поэта стол – не аналой!
когда и где веселый шпатель
не спорил с ловкою иглой?
когда еще искусный мастер
не усмехнется невзначай,
смешав и гипс, и алебастр, и
гладь прохладного плеча?
в какой момент спадают струи
с плечей туникой золотой?
у чьих колен звучали струны,
и музы плакали – постой!
не уходи, не все беспечно
мы растеряли на пути
до миража, чье имя Вечность,
а больше некуда идти…

Принято считать, что труд облагораживает человека, возможно со временем нечто подобное и происходит, тогда как радость творения никогда не перестает нас восхищать.

Для одного слово – это податливый еще ни разу не зазвеневший фарфор и упругая лоза, которой может быть, и не суждено когда-нибудь стать корзиной полной сияющих ягод, для другого – слова как болты и гайки скрепляют конструкцию и в результате получается руководство по слесарному делу.
Юные, мы говорим об искусстве восторженно и неосторожно, как будто не понимаем, не боимся обжечься, как мотылек в своем одиноком высокомерии сгорает в пламени свечи и нескончаемом танце отчаянной гордой души…

одинок и отважен
прощальный полет мотылька –
разве это не важно
огонь оглядеть свысока?

или это не горько
не изнутри и не во вне,
как лимонная долька
на медленном гибнуть окне…

. . . . . . .

я рассматривал смерть,
я просил приподнять покрывало –
или нам нараспашку, навзрыд –
и молчать не дано?
если больно смотреть
в уходящие окна вокзалов,
если палец не колет
волшебное веретено…

пролететь, простучать,
прогреметь как колеса на стыках!
как бенгальские искры
по узкой дамасской тропе
где кладбищенский сад
молодыми стволами утыкан
и березовой поросли спичками
как канапе...

и сердечная боль, и песчаная соль
– это первая встреча,
это плен мастерских, это галочий крик
над бумажной листвой –
и рублем подарит, и огнем поманит,
и бранит, и калечит –
клавикорды стучат и обрыв на печать…
...тишина, мастерство...

* * *

у искусства довольно определений, но всегда
один ответ: искусство – всего лишь чудо и мастерство...


.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Эссе
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 27
Опубликовано: 26.06.2020 в 17:16
© Copyright: Олег Павловский
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1