Дочь Проклятого


лава № 4
Дарку снился жуткий сон: он горел. Языки пламени яростно лизали кожу. Ощущение было столь явственным, что он вскочил, распахнув глаза и дико озираясь. Чудовищное пламя из его сна исчезло, а ощущение осталось. Кольцо пламени сжимало грудь, мешая сделать вдох, судороги выкручивали напряженные мышцы. Мысли путались, перед глазами плыли огненные круги. Мужчина со стоном опустился на мокрую подушку, пережидая волнами накатывающую боль. Медленно и глубоко дышал, ожидая окончания пытки, не в силах позвать на помощь.
Слуга с тяжелым подносом, остановился у двери комнаты, не решаясь постучать и войти: из – за двери доносились сдавленные стоны и рычание. Пожав плечами, слуга удалился не постучав. Норов Аль Тана Дарксариаса ничуть не менялся с веками.
— Еда не по вкусу пришлась? — тревожно спросил повар, обернувшись и заметив нетронутый поднос. Репутация Черного Господина здесь всем известна.
— Ему не до твоей стряпни. — ухмыльнулся слуга и вышел, повар провел его взглядом, растерянно пожав плечами.
Я медленно открыла глаза и огляделась. Просыпаться в чужих комнатах, похоже, входит в плохую привычку. Да и комната в этот раз куда как меньше и гораздо беднее обставлена.
— Как ты себя чувствуешь? — обернулся от стола заваленного книгами рыжий паренек.
— Спасибо. — осторожно кивнула я. — Нормально. Вроде.
— Хорошо. — он улыбнулся. — Эти двое ненормальных едва тебя не прикончили.
— Ты об эльфийке и вампирше? — я с сомнением рассматривала останки моей рубашки, которая еще утром была белоснежной. — Они что, наложницы этой, как там ее…
— Да. — поспешно отозвался он, не вставая со стула дотянулся до вороха вещей в единственном кресле и выудив там что – то, бросил мне. — Но это не принято обсуждать. Можешь одеть. Она чистая.
— Спасибо. — я рассматривала полученную рубашку. Скорее ее можно назвать свитером с широким воротом из тонкой шерсти, приятной на ощупь.
— Переодевайся. — он отвернулся. — Я не смотрю. Странно, что Черный тебя не ищет.
— А должен? — я натянула свитер и пыталась приладить корсет. — Помоги мне.
— Ну, — он поднялся и подошел стремительно краснея. — День уже перевалил за полдень. Так? — затянул кожаные шнуры.
— Да. Спасибо. — вздрогнула, услышав протяжный, заунывный рев рога. — Что это?
— Ох! — дернулся парень. — Сигнал к обеду. А потом у меня экзамен!
— Не готов? — спросила с сочувствием, натягивая сапоги.
— Выкручусь. — он рассматривал меня с откровенным вниманием. — Откуда ты? Видно, издалека. Волосы у тебя чудные. Короткие.
—Издалека. — я выпрямилась. — Можно с тобою? Есть хочется жутко.
— Конечно. — кивнул он. — Меня Густав зовут. А тебя?
— Триша. — мы вышли за дверь. — А что здесь? Я имею ввиду, в крепости?
— Форпост драконьего патруля. — начал рассказывать Густав, ведя меня по гулким коридорам и переходам. На нас с интересом оглядывались пробегающие парни и девушки. — Здесь обучаются самые талантливые маги после окончания академий. Сюда очень трудно попасть. А еще, — он открыл дверь и пропустил меня вперед. — Здесь основная библиотека драконов и здесь живет Великая. — указал мне на столик. — Садись. Я принесу еду. — отошел к длинной деревянной стойке у стены. Я осторожно оглядывала разношерстную публику, а она, в свою очередь, во все глаза рассматривала меня. Но подходить и знакомиться никто не спешил. Тихо обсуждали мою особу сидя за столиками, разглядывая, словно неведомую зверюшку. Спасибо, хоть пальцами не тыкали. И я их понимала. Смотрелась я среди этого общества как панк, случайно забредший на раут высшего общества. И если одеждой я отличалась не очень, то моя короткая стрижка с выбритыми затылком и висками бросалась в глаза.
— А Великая, это кто? — спросила, набрасываясь на еду, едва Густав присел на свободный стул рядом.
— Дракон. Самый старый из всех, мне известных. И самый мудрый. — если меня столь пристальное внимание нисколько не беспокоило, то Густав терялся и краснел под обращенными на нас взглядами.
— Густав, а Портал здесь есть? — спросила с деланным равнодушием.
— Портал? Что это?
— Ну, дверь, переход из одного мира в другой? — попыталась объяснить я.
— Кассия — огромный мир. — начал объяснять Густав. — Нет. Портала здесь нет.
— А где есть? — мне не хотелось верить, что выхода из этого мира мне не найти. — А… а ледяная пустыня? Огромная. Есть?
— Разве что, в Айсайе. — Густав катал хлебный мякиш по столешнице.
— Где это?
— В мире ледяного дракона. Говорят.
— А это где?
— Триша, Кассия словно соты. Понимаешь? Но совершать переходы из одной ячейки в другие могут только избранные. И драконы.
— Пусть так. — вздохнула я. — Значит, из этой ячейки можно перейти в другую? И где этот переход?
— Ты решила сбежать? — Густав вскинул на меня голубые глаза. — Черный тебя везде найдет. Ничего не получится. Если у тебя, конечно, нет крыльев.
— Не очень – то он старается. — тихо протянула я. — И крыльев у меня нет. А что там внизу?
— Фу, — раздался громкий насмешливый голос. — Потянуло гуано. Не чувствуете? — все смотрели на проход между столами, где возмущенно замерли уже известные мне девушки. Шутник закончить фразу не успел: с ладони разъяренной эльфийки сорвался огненный шар, и стол, за которым он обосновался, с треском запылал.
— К порядку! — гортанно выкрикнул гладко выбритый гном, появляясь из двери в глубине зала. — Госпожа Элеагнор! Еще неделя мытья посуды в столовой добавляется к прежнему наказанию. — произнес ровно и сопровождаемый сдавленными смешками, чинно прошел к выходу. — А вам, мистер Глостер, — бросил, открыв дверь, — Неделя работ в огороде.
— Кто это? — я доела свою порцию каши и отодвинула пустую тарелку.
— Комендант крепости. — отозвался Густав. — Послушай, мне пора. Увидимся позже, хорошо? — странная девушка ему нравилась, но от мысли, что она как – то связана с Черным Властелином, бросало в дрожь. — Будь осторожна. Обещаешь? — бросил короткий взгляд на Аль Тару Кайрен, задумчиво изучающую содержимое своей тарелки и поднялся с места.
— Обещаю. — уныло протянула я. Зал стремительно пустел. Я поднялась с места одной из последних. Под любопытными взглядами слуг вышла за дверь, и немного поплутав коридорами, вышла на огромную открытую всем ветрам террасу. Холодный ветер тут же пробрал до костей, и я плотнее закуталась в куртку, натянув на голову капюшон. Выглянула за парапет, пытаясь разглядеть хоть что – то внизу: лишь каменная бездна, полная тумана, да едва различимые пятна зелени.
— Высоко. — раздался хриплый насмешливый голос за моею спиною. — Я бы не советовал тебе прыгать.
— Спасибо. — я резко обернулась: за моею спиною стоял высокий парень. Довольно симпатичный, если бы его губы не кривила сейчас ухмылка, а серые глаза излучали хоть каплю тепла. В них лишь холодный скучающий интерес. Отошла от парапета, пошла вдоль него, сопровождаемая тяжелым, пристальным взглядом. Крепость производила гнетущее впечатление : серое нагромождение камней, узкие, пропускающие так мало света, бойницы.
Терраса становилась все уже, плавно изгибаясь, шла под уклон. Вскоре она уперлась в кованые ворота, из – за которых доносилось рычание и визг. Наверное, там, за ними расположился тот самый виварий, который моим знакомым предстояло чистить в течении месяца. Толкнув не запертую калитку, я вошла. Так и есть: вдоль мощеной серой камнем дорожки тянулись клетки. Я шла, рассматривая их обитателей. Кто – то, как, к примеру, пара огромных ящериц с хищно загнутыми зубами – кинжалами, мне знакомы. Из их кожи получаются отличные доспехи, которые, к слову и стоят немало. Здесь же пара этих хищников вольготно расположилась на гранитном валуне, подставляя шипастые спины слабым лучам солнца. В следующем, затянутом сетью вольере, стая крикливых виверн устроили потасовку, деля тушу. И эти твари мне знакомы, я не задерживаясь, прошла дальше, невольно остановившись у очередного запертого вольера. Из дальнего, темного угла на меня не отрываясь, смотрели глаза: янтарные, с вертикальными зрачками рептилии, но полные боли. Я остановилась, не в силах пройти мимо этого молящего взгляда. Рептилия, безусловно, из рода виверровых, но гораздо крупнее. Да и окраса такого я еще не встречала: виверны обычно грязно – зеленого или серого цветов. Этот зверь, на сколько я могла судить, мог похвастаться переходами от цвета старого тусклого золота, до янтарного. В общем, зверь походил на доисторического ящера из моего родного мира, раптора, вздумай они отрастить себе крылья и существенно подрасти.
— Что с тобою? — я положила руку на засов клетки. Животное издало жалобный рык и неуверенно поднялось на лапы. Мне всегда удавалось ладить с животными. Хоть в своем мире, хоть в других мною посещаемых. И лечить их тоже получалось. Если, конечно, тварь не собиралась сожрать меня в первую же минуту. Эта, вроде, такого намерения не высказывала, а потому я без раздумий вошла в клетку. — Покажи. — осторожно приблизилась и дотронулась до золотистой, прохладной и гладкой словно атлас кожи, покрытой мелкими чешуйками. Под темным крылом зияла воспаленная глубокая рана. — Не страшно. — я осторожно ощупывала опухоль, — Но нужно немного потерпеть. — накрыла рану ладонями и слегка прижала. Под руками возник знакомый поток тепла. Рана медленно, но верно затягивалась, оставляя лишь неровный шрам. — Вот и все. — я огладила длинную морду над своим плечом. — Не грусти. — золотые глаза неотрывно смотрели на меня, а я тонула в них, растворяясь в золотистых вихрях. Я видела море золотого песка, слышала, как с тихим шелестом он осыпается с гребней дюн. Надо мною бескрайнее синее небо, яркий золотой диск солнца прокладывает по нему свой путь. Ощущение тоски, такой же бескрайней, как и пустыня накрыло меня будто одеяло, мешая дышать. — Не грусти, мальчик. — с трудом отвела глаза от полного тоски взгляда. — Я тоже далеко от дома. — наткнулась на сложенные огромные крылья зверя. Не дракон конечно, но все же. — Интересно, ты можешь спуститься отсюда вниз? — произнесла задумчиво. Зверь, склоняя голову то на одну сторону, то на другую, наблюдал за мною. Рыкнул, расправив крылья, будто демонстрируя мне их размах и силу. — Да, да, красивые. — кивнула рассеянно, выходя из клетки. Самоубийство, конечно. Но не сидеть, же здесь пока ревнивая Аль Тара меня не прикончит. А я домой хочу. И этот зверь тоже. Может быть, получится пусть не долететь до точки перехода, но хотя бы спланировать вниз, не свернув себе шею. Задумавшись о такой возможности, дошла до конца дорожки и уперлась в дверь башни. Толкнула тяжелую створку и вошла в пустой круглый холл, с интересом оглядываясь. Смотреть особо не на что: темно, сыро, запущенно. То ли башня не используется, то ли закрыта на реконструкцию. Осторожно поднялась по обветшалой круговой лестнице наверх. Единственным используемым помещением здесь оказалась комната на самом верху. У дальней стены на колдовском огне стоял небольшой котел: содержимое тихо шипело. На столе всего две склянки до краев полные смесями. Одна полна густой и темной жидкости, во второй, будто в тюрьме, огненная жидкость переливается алыми искрами.
Алхимия никогда не была моей сильной стороной, но и тех скудных знаний, что гуляли в моей пустой головушке достало чтобы понять: во второй бутыли «Огненное дыхание», очень редкий и крайне дорогой ингредиент для изготовления артефактов огненного порядка. Я потянулась к приготовленным бутылкам. Мне просто было интересно увидеть, что получится. И если уж ничего другого здесь нет, а зелье кипит на огне, почему не облегчить труд алхимика? Не задумываясь, я вылила содержимое обеих склянок в котел. Месиво подозрительно вспенилось, а потом котел рванул так, что у меня заложило уши и хорошо приложило о стену. Спасаясь от града осколков и кипящего варева, я бросилась к двери, коротко вскрикнув от резкой боли: осколок котла больно ударил меня по затылку, по шее потянулась струйка крови.
— Черт! — я вытерла кровь, пару раз моргнула, прогоняя пелену с глаз, и удрученно оглядела учиненный разгром. Рвануло все же знатно: балки над моей головой прогнулись и подозрительно трещали, от деревянного стола остались лишь щепки. Да и сама башня как – то подозрительно трещала. Не оглядываясь, я бросилась вниз по ступеням, не обращая внимания на жжение между лопатками. Выскочив в холл, смешалась с толпой учеников, так же стремительно покидающих опасное место под руководством наставника. Где – то в холле была дверь ведущая в другое крыло, которую я не заметила. Дружной толпой мы выскочили на большую террасу, с опаской глядя на все больше кренящуюся башню.
— Вот ты где — меня схватили за руку. — С тобою все хорошо?
— Да. — я перевела дыхание, узнав Густава. — Я в норме.
— У тебя кровь на затылке. — я отдернула голову от его руки и натянула капюшон.
— Что они делают? — смотрела как вьются вокруг башни драконы.
— Пытаются не допустить чтобы она упала нам на головы. — отозвался паренек, стоящий рядом. — Башня не используется уже много лет. Интересно, что там взорвалось. — протянул задумчиво.
Глава № 5
Слуга снова замер у двери, чутко прислушиваясь и не решаясь постучать. День давно перевалил за половину, а пыл Черного Властелина все не иссяк. Те же характерные звуки доносятся до слуха растерянного слуги.
— Что такое, Бертхам? — Ракшас появилась в коридоре и шла к растерявшемуся слуге.
— Черный Властелин, госпожа, — начал он неуверенно.
— Что с ним?
— Он.. он все еще занят, а ведь уже почти вечер.
— Это возмутительно. — Ракшас требовательно постучала в дверь, а слуга отвернулся, пряча ухмылку. У этой драконны давно сложилась репутация чопорной старой девы. Нудной поборницы за чистоту нравов. Поговаривали, будто ее возлюбленный, не выдержав вздорного характера избранницы, сбежал, едва подвернулась такая возможность. На требовательный стук никто не отозвался. — Я открываю дверь, Дарк. Чем бы ты там ни был занят. — она распахнула дверь и замерла на пороге, коротко вскрикнув. Позади нее с грохотом на пол упал поднос. А посреди комнаты, на полу, лежал Черный Властелин. Судороги выкручивали мышцы, тело покрыли кровавые язвы. Хриплое дыхание со свистом вырывалось из стиснутых прокушенных до крови губ.
— О, Великая! — выдохнула Ракшас, и будто услышав ее, в коридоре, позади испуганного и растерянного слуги из темного облака тумана, в дверь шагнула Великая.
— О, Боги! — выдохнула она, протискиваясь в комнату и опускаясь на колени рядом с мужчиной. В черных, словно бездна, глазах застыл страх. Она прожила достаточно, чтобы понять, что произошло. Еще живы и не подвластны времени воспоминания о том, как умирали на ее руках любимый и дети. — Драконья погибель. — выдохнула она, не решаясь коснуться мужчины. — Он умирает.
— Но, Великая, — тихо отозвалась потрясенная Ракшас, — Разве мы не искоренили весь род его? Разве не уничтожили до последнего его семя? Погибшие драконы отомщены, а имя Джона Драконьей Погибели проклято и похоронено в веках. И разве не нашли мы способ бороться с этой напастью?
— Способ этот давно утрачен в веках. — тихо отозвалась Великая. — Как и состав этого зелья, Джон и его возможные потомки унесли с собою в могилу. — она бессильно провела по спутанным, мокрым волосам Дарка ладонью. Черный Властелин последний из ее рода. Единственный ее прямой потомок. Его смерть обескровит Черную Стаю, лишит хрупкого равновесия и единства. Бладри, Черная Смерть, не замедлит возвестить о своих правах на первенство. Она тяжело вздохнула.
— Великая, — протиснулся вперед комендант крепости и замер, пораженный картиной. — В крепости враг. Башня Алхимика обрушилась, повредив защитный щит.
— Это все та девчонка! — выкрикнула Ракшас. — Не говорила ли я, что…
— Найдите ее. — ровно приказала Великая. — Приведите сюда. Немедленно.

Я заворожено наблюдала за стремительными и грациозными движениями драконов.
— Вон та, алая, — указал Густав, — Моя Райана. Красивая, правда?
— Она чудо. — выдохнула я, не отрываясь от драконов. Кто – то грубо схватил меня за предплечье.
— Тебя хочет видеть Великая. — развернули, грубо выводя из толпы.
— Постойте! — бросился за мною Густав. — Она ничего не сделала!
— Не лезь, щенок! — грубо оттолкнул его стражник. — А ты шагай. За все ответишь. — прошипел злобно мне в спину и толкнул вперед.
— Ой! — не сумела сдержаться: боль током пронзила спину между лопатками.
— Шагай. — еще один толчок и я стиснула зубы от очередной вспышки боли.
— Я тебе сейчас руку сломаю. — злобно оглянулась на стражника.
— Смотри ты, — насмешливо фыркнул. — Мелочь, а зубы скалит. Шагай! — еще один толчок, еще одна вспышка боли, от которой у меня потемнело в глазах. Резко развернулась и нанесла удар. Руку, конечно же, не сломала, удар пришелся по кожаным, усиленным металлическими пластинами, наручам. Стражник лишь рассмеялся. — Вперед. Великая вырвет твое жало. — меня вели коридорами и остановили у знакомой двери. — Входи. — втолкнули в комнату.
— Ой, ее, — выдохнула, увидев Дарка, мечущегося по полу в конвульсиях, и преклоненную перед ним женщину. — Что с ним? — я шагнула вперед, опускаясь рядом с женщиной на колени и беря его голову в ладони. — Тише. Тише. Сейчас все пройдет. — он действительно затих, стальной хваткой вцепившись в мои запястья.
— Ты смеешь спрашивать? — задохнувшись от ярости, будто выплюнула слова Ракшас. — Ты! Ты сделала это! Смотри! — шагнула вперед и толкнула меня в спину.
— Ну все, довольно. — я высвободила руки и поднялась на ноги, пытаясь достать предмет, причинявший мне боль при каждом прикосновении. — Прошу прощения. — расстегнула корсет под удивленными и злобными взглядами, — Вот оно. — вынула из под туники осколок и удивленно уставилась на свою руку: странный кристалл переливался, будто наполненный золотым огнем. Острая, словно бритва, грань врезалась в мою спину.
— Ты знаешь, что это, дитя? — хриплым шепотом спросила Великая.
— До этого момента я полагала, что осколок котла. — я протянула его растерянной женщине и вновь склонилась над мужчиной.
— Ты хочешь ему помочь, девочка? — она пристально смотрела на меня.
— Да. — не раздумывая ответила, сжимая виски Дарка. — Но, думаю, это невозможно. Я могу лишь облегчить его страдания.
— Ты понимаешь, что с ним происходит?
— Он умирает. — я тряхнула головой. Вопросы женщины отвлекали, а мне необходимо собрать все свои силы, чтобы хоть немного ослабить судороги и приостановить агонию.
— Все вон! — она обернулась к толпящимся у двери. — Ракшас! — женщина, повинуясь, вытолкала людей и гнома за порог, заперла дверь.
— Взгляни на меня, девочка. — женщина взяла меня за запястья, заставляя отпустить мужчину.
— Но… — я встретилась глазами с ее взглядом и провалилась в черную бездну.
Ракшас с испугом наблюдала за своею госпожой и хрупкой, взъерошенной девчонкой. Великая тихо пела. Гортанные, но тем не менее, нежные звуки лились мелодией и Ракшас с удивлением узнала старинную колыбельную. Эту песню пела ей мать, а ей, в свою очередь, мать ее матери. Девушка, казалось, понимала Великую. Бледная, едва заметная улыбка появилась на ее губах.
— Ракшас, кубок. — Великая не отвела глаз от лица девушки. — Скорее. — только теперь наперсница Великой заметила, что девушка сжимает в ладони кристалл. Острая грань разрезала ладонь. Ракшас торопливо подставила кубок под тонкую струйку. Кровь, окруженная золотистым ореолом, наполнила его на четверть. — Довольно. Раскрой ладонь. — девушка повиновалась. Кристалла в окровавленной ладони не было. — Скорее. — Великая приподняла голову Дарка. — Он должен это выпить. — девушка, перехватив голову мужчины, осторожно влила в сомкнутые губы содержимое кубка и потеряв сознание рухнула на ковер. — Вот и все. — Великая тяжело поднялась с колен. — Пусть их перенесу в постель.
— Великая Мать, скажите же мне, что это? — Ракшас присела у груды золота, на которой возлежала огромная черная драконна. — Я ничего не понимаю. Эта девчонка хотела убить Черного Властелина, так почему же спасла? Вы заставили ее?
— Девочка не виновата, Ракшас. — драконна не открыла янтарных глаз. — Но в Крепости затаился враг.
— И это она! — упрямо воскликнула Ракшас. Великая лишь вздохнула. — Она разрушила башню!
— Оставь девочку, Ракшас. — драконна раздраженно взмахнула хвостом. — Иди. Мне нужно подумать.
Эта странная девочка занимала все ее мысли. Кто она? Откуда появилась? Что – то спит глубоко в ней. Настолько глубоко, что Великая скорее угадывает это, чувствует, но не видит. «Огненная Звезда» никогда не отзывается на человеческую кровь. Лишь на кровь драконов. Но она не дракон. Тогда что же она такое? Да и ситуация в Крепости грозит выйти из под контроля. Кто – то вознамерился лишить Дарка жизни. И кем бы он ни был, едва не достиг своей цели. И не поторопилась ли она связать этих двоих Клятвой? Драконы не связывают свою жизнь со смертными. Нет. Она не могла ошибиться. Священная Клятва, извечное волшебство, не отозвалось бы на ее зов. Да и человек ли эта девочка? В ней, бесспорно, есть толика драконьей крови. Это ее она пробудила, и она отозвалась на зов. И этого не может быть. За множество прожитых Великой веков, не было еще случая, чтобы женщина понесла от дракона. Эти союзы, хвала Богам, не приносят потомства. Так, что же она такое, эта девочка?
День сурка. Та же комната, та же постель. Теперь для разнообразия я в ней одна. Сил хватило лишь на то, чтобы приподняться и оглядеться. Зрение меня тоже подводит: в глазах стоит туман. Все тело болит, в голове стоит противный гул. Били меня вчера, что ли. А, ну да: я развалила башню Алхимика. За это, наверное, и поколотили. Память заблудилась где – то в закоулках сознания, и возвращаться не собиралась. С удивлением взглянула на перевязанную ладонь.
— Ты такая жалкая. — раздался хрипловатый, но мелодичный голосок с явными нотами презрения. Я вздохнула: теперь и слуховые галлюцинации до кучи. Или это мое подсознание решило высказаться? Уж ему – то кто слово дал? — Еще пара суток. Не больше. Дарк не сдержан и ты скоро умрешь. Даже твой магический потенциал практически исчерпан. — я тряхнула головой, разгоняя туман перед глазами и заметила Аль Тару Кайрен, сидящую в кресле у низкого столика. Отлегло. А я – то уже решила, что схожу с ума. Хотя оно и недолго.
— И тебе доброе утро, Аль Тара. — со стоном сползла с постели.
—Уже давно полдень, человечка. — она с брезгливым интересом рассматривала меня. — Мне действительно тебя жаль.
— С чего бы? — не обращая на драконну внимания, стянула длинную белоснежную сорочку и принялась одеваться. — Потерпишь, сколько там? Двое суток.
— Убралась бы ты с моего пути. — теперь в голосе неприкрытая злоба и ненависть. — Черный Властелин принадлежит мне и только мне.
— Так я с радостью. — подняла на нее глаза. — Слушай, а подбрось меня до Портала, а? Крылья разомнешь. И мне удовольствие доставишь. — она лишь молниеносно взмахнула рукой, а меня влепило в дальнюю стену и накрыло рухнувшей картиной. — Наверное, это был отказ. — выбралась из под придавившей меня рамы, а подняться на ноги сил не доставало. Затылок пылал огнем. Осторожно дотронулась: глубокая ссадина кровоточила. Надо бы прислушаться к совету и оставить гостеприимную крепость. Через время я все же поднялась на ноги, и, приведя себя в относительный порядок, вышла из комнаты.

— Ты послала меня к Черному Властелину чтобы унизить? — гортанно, не скрывая ярости, начала Аль Тара Кайрен с порога комнаты. — Тебе это удалось! — она с ненавистью смотрела на Элеагнор. — Ты говорила, зелье подействует!
— И оно? — осторожно уточнила эльфийка.
— Подействовало! — эта тварь в его постели едва жива! — гневно смотрела на растерянную подругу.
— А Дарк? — Элеагнор не сводила с драконны горящего взгляда. — С ним что?
— Ты издеваешься? — схватила девушку за хрупкие плечи и ткнула в окно. — Вон он, видишь? Восстанавливает защитный щит вместе с остальными!
— Но… — Элеагнор пораженно наблюдала за черным силуэтом дракона в сером, грозящем бурею, небе. — Он должен…
— Валяться у моих ног и молить о любви! — почти выкрикнула Кайрен, разжимая судорожно сжатые пальцы на плече подруги. — Твое зелье не возымело на него никакого действия! Эльфы утратили мастерство в изготовлении любовных приворотов?
— Нет, госпожа. — поспешно отозвалась девушка. — Я… — но Кайрен не слушая ее, продолжала.
— Эта тварь предложила подвезти ее к Порталу! Меня! Словно я ездовая лошадь!
— Позвольте мне, госпожа. — эльфийка покорно склонила голову, скрывая ярость горящую в глазах. Эта девчонка и ей все испортила. И она за это ответит. А Черный дракон от нее никуда не денется. Он вернет то, что принадлежит ей по праву.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фэнтези
Ключевые слова: магия, жизнь, драконы, любовь,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 10
Опубликовано: 22.06.2020 в 09:10
© Copyright: Елена Кроткая
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1