Дочь Проклятого


пролог

Я росла мечтательной девочкой. Родители говорили, что у меня слишком уж развита фантазия, слушая очередной мой рассказ о том, что в ближайшем озере живут русалки. Какое – то время я со слезами доказывала близким, что вовсе ничего не придумала, а видела своими глазами и чудесные цветы и деревья и странных обитателей тех мест, куда случайно забрела, и что это совсем недалеко, нужно лишь… но меня со вздохом отправляли в мою комнату. Уверена, если бы мне в дальнейшем не достало ума держать рот на замке, рано или поздно меня отправили бы к врачу и залечили насмерть. Я научилась молчать, время от времени выскальзывая из своей такой родной, но скучной реальности в другие. Одни из них были откровенно пугающими, другие настолько непохожими на все, к чему я привыкла, что после такого путешествия мне очень долго не хотелось никаких приключений. Но были и столь прекрасные миры, из которых мне и вовсе не хотелось возвращаться в свою реальность. Лишь мысли о боли, которую я причиню своим близким, удерживала меня, и я неизменно возвращалась. К тому же я никогда не забредала слишком далеко от той «двери», через которую вошла.
В тот день я неторопливо шла к месту, где находилась лазейка в один из особенно любимых мною миров. После суматошного дня в школе, принесшего так много очередных разочарований, все, чего мне хотелось, так это тишины и покоя. Умиротворения скрытого в заповедном лесу озера. Окунуться в серебристую, теплую воду, послушать нежное пение чудесных птиц.
Тропинка вилась по лесу. Я торопилась добраться до двух скрещенных старых елей, образующих арку. Основательно промокнув под промозглым осеннем дождем, и мечтая лишь о ласковом солнце другого мира, я не сразу заметила оборванного, тощего высокого мальчишку. Он едва ли на много старше меня самой, преградил мне дорогу.
— Помоги. — едва слышно выдохнул, опираясь на мое плечо. Черные как ночь глаза, полные боли, смотрели с надеждой.
— В чем это? — я невольно отскочила в сторону, и парень упал у моих ног.
— Ты можешь открыть Портал. — он с трудом поднялся на ноги.
— Какой Портал? Фантастики перечитал? — я недоверчиво смотрела на него, подумывая сбежать.
— Мне все равно как ты это называешь. — глухо произнес он, бросаясь ко мне и хватая за предплечье. Я невольно вскрикнула. — Идем же. — подтолкнул меня вперед.
— Ничего не получится. — шагнула я под арку и невольно охнула, хотя давно привыкла к чарующей картине сонного полуденного леса, бескрайней синеве неба и полного серебра озера. — Здесь так чудесно. — выдохнула обернувшись к своему спутнику. Его красота этого места нисколько не тронула.
— А теперь возвращайся и забудь об этом. — подтолкнул меня к мерцающему мареву за нашими спинами. Я вскинула на него глаза, удивленная разительными переменами: голос сильнее, в нем холодная сталь приказа. Да и затравленное выражение из глаз и настороженная напряженность исчезли без следа.
— Что? Почему? — ответом послужил сильный толчок, и я оказалась лежащей на мокром песке лесной тропинки в своем мрачном и неприветливом мире. Глотая злые слезы я поднялась, забыв отряхнуть одежду и руки застыла: там, где раньше я видела радужную дымку перехода бушевало пламя. — Нет. — выдохнула и не задумываясь протянула руку к странному огненному туману. Коснулась и с воплем отдернула ее обжегшись. Маленький клочок повис на кончиках пальцев, и как бы я не трясла обожженной рукой, пробежал по ладони и исчез на запястье. А еще через секунду пришло понимание: лазейка в так полюбившийся мне мир исчезла. Пропала в том странном пламени навсегда. И ни зеленого приветливого леса, ни неба в которое мне так хотелось взлететь, ни озера в котором я не раз плескалась, больше не будет. Никогда. Не в силах сдержать слезы, я брела все по той же тропинке в сторону так ненавистного мне сейчас города.
— А кто это у нас тут такой маленький? — раздалось над моей головой. — А кто это такой несчастненький? — Я подняла голову и невольно отступила. На тропе стоял мужик, огромный, словно шкаф, бритая голова, уродливый шрам пересекает щеку от виска до уголка толстых губ. Глубоко посаженные глазки, словно пара черных жуков, масляно блестели, ощупывая меня с ног до головы. Он протянул лапищу размером с мою голову и потрепал меня по грязной щеке. Тихо ойкнув, я рванулась в сторону и налетела на второй шкаф.
— Опа! — он широко развел руки, ловя несчастную и испуганную меня за куртку. — Человечка. — плотоядно улыбнулся.
— Оставьте ребенка. — раздалось из – за спины шкафа. — Это не то, что нам нужно. — Он вышел из – за широкой спины, и наградил меня столь ледяным, высокомерным и холодным взглядом, что мне захотелось исчезнуть. А я не могла отвести глаз от аристократичного лица с огромными синими глазами. Скульптурно вылепленный нос, презрительно сжатые в нитку губы, высокие мраморные скулы. От этой красоты веяло арктическим холодом. Но ни это, ни даже лапа чудовища, гуляющая по моей спине не заставили меня отвести от этого мужчины взгляда. — Паршивец где – то здесь. — перевел взгляд на меня. — Ты не видела здесь мальчишку, прелестное дитя? — спросил скучающим голосом.
— Нет. — неуверенно ответила, поймав себя на мысли, что одежда, болтающаяся на его высоком, худом теле, совершенно ему не идет. А уж о натянутой на лоб, черной вязаной шапочке и говорить не стоит.
— Он где – то здесь. — брезгливо отвел от меня взгляд, вглядываясь в тропинку позади нашей кампании и к чему – то прислушиваясь.
— Дракон? — шкаф позади меня ощутимо напрягся.
— Портал. — сморщил нос красавчик и тихо повторил. — Где – то здесь. — не оглядываясь направился по тропе. Два шкафа потопали следом, третий продолжал держать меня. Глубоко вздохнув, я изо всех сил наступила ему на ногу. Шкаф взвыл и отпустив меня, принялся прыгать на одной ноге. Я, что было сил бросилась в сторону. Остановилась на большой знакомой поляне и нервно оглянулась: никто меня не преследовал, но и я, стараясь сбежать как можно быстрее и как можно дальше, свернула не на ту тропу вдоль и поперек исхоженного в этих местах леса. Дрожа от пережитого страха и холода, быстрым шагом пошла в сторону города. А когда до ближайших домов осталось совсем немного, из кустов вылез все тот же шкаф и уже привычно развел руки:
— И снова здравствуй, человечка.
— Здравствуйте, дяденька. — заикаясь отозвалась я, поспешно отступая.
— Девочка нам солгала. — на тропе стоял красавчик и буравил меня взглядом полным ненависти.
— В чем это? — я переводила глаза с него на остальных. Эти двое смотрели на меня так плотоядно, что тело невольно сотрясала дрожь. Похоже, это моя последняя прогулка.
— Куда скрылся беглец? — красавчик небрежно крутил на тонком пальце перстень. Алый камень играл кровавыми искрами в наступивших осенних сумерках.
— Я не знаю. — растерянно протянула я. — О чем вы?
— Хватит! — красавчик поморщился. — Помогите ей вспомнить. — брезгливо отвернулся. Один из шкафов схватил меня за руку, и предплечье опалило огнем. Не сдержав болезненного крика, я лягнула его в пах. Шкаф взвыл и хватка ослабла. Второй схватил меня за длинные волосы и рванул к себе. Что произошло дальше, я не поняла. Низкий гул появился из ниоткуда и все нарастая, окончился резким хлопком. Меня швырнуло на ствол старой сосны, и приняла в свои объятия тьма. Очнулась почти в полной темноте от пульсирующей боли в руке, до купы жутко болела голова и саднили ладони. Тихо скуля от страха и боли, встала сначала на колени и поднялась, поддерживая повисшую плетью руку. Своих обидчиков я более не видела. Да и будь среди темного леса сотня шкафов и два десятка красавчиков, я не увидела бы ни одного из них. Закинув на плечо изгвазданный в грязи рюкзак с книгами, заливаясь слезами от страха и боли, я поплелась домой. Через пару метров от злосчастной поляны я снова упала, жалобно вскрикнув: споткнулась об упавшую толстую ветвь. Плача уже во весь голос наткнулась обожженной ладонью на холод, от которого боль в ладони будто заморозилась. Осторожно подняла предмет и положила в карман.
— О Господи! — мама схватилась за сердце, едва увидела меня на пороге. — Что это? Тебя избили?
— Тише мать. — отодвинул ее отец. — Что с тобою? — встряхнул меня за плечи. — Галя, в скорую звони! — подхватил меня на руки.
Очнулась я в больничной палате с повязкой на голове, гипсом и повязках на обожженных руках. На вопросы о том, что же произошло с восьмилетней девочкой в лесу, я твердила, что ничего не помню, и это было почти правдой.

Глава №1

— Триш, я записала тебя к гадалке. — моя подруга, Анжелика помешивала кофе не отрываясь от турки. — Такая классная. Я была у нее. Говорят, что ни предскажет, все сбывается.
— И как? — равнодушно спросила я, привычно занимая угол в ее кухне. — Сбылось?
— Нет. — улыбнулась подруга. — Но обязательно сбудется. — налила мне чашку кофе и подвинула вазочку с конфетами. — Она для меня обряд провела. На удачу в любви. — присела рядом, бросив на меня быстрый взгляд и уловила сарказм в моих глазах. — Вот только не надо. Не говори, что не веришь в это.
— Так ты и сама знаешь. — я пригубила чашку и блаженно улыбнулась. Что мне еще для счастья нужно. Чашка хорошего кофе и сигарета. Потянулась за пачкой и Анжелика, недовольно сморщив нос, подвинула пепельницу.
— Ты же за здоровый образ жизни. — не удержалась от колкости. Я лишь качнула головой, делая очередной глоток. — Ты все таки сходи к Светлане. — сменила тему. — Она тебе понравится. — я молчала, задумчиво затянувшись сигаретным дымом, а подруга воодушевившись продолжила. — Мы с тобою уже не девочки. Тридцатник подкатывает, а личной жизни все нет. У меня Юра не мычит не телится, а у тебя…
— Вот про меня не надо. — ровно ответила, закрывая наметившуюся дискуссию. Нечего тут обсуждать.
— Триша, мы же нормальные, красивые, умные бабы. — поймала мой насмешливый взгляд и все же продолжила, — Да. Умницы и красавицы. Ну, сколько же можно в девках сидеть? Я замуж хочу. — добавила надув и без того пухлые губки.
— Кто же тебе мешает. — снова пожала плечами.
— Ладно, упрямица моя. — кивнула Анжелика, закрывая тему. — Но к Светлане ты все - таки сходи.
И к гадалке я все – таки пошла. Дверь открыла приятная черноволосая женщина с пристальным взглядом черных глаз.
— Проходи. — наблюдала, как я снимаю куртку. — И что привело ко мне столь симпатичную особу?
— Да, так, — пожала я плечами, проходя следом за нею в небольшую комнатку. — Подруга говорила, вы рунами занимаетесь. — эти самые руны, скандинавский Старший Футарк, стали моим увлечением пару лет назад, но разобраться в некоторых моментах все не удавалось.
— Я работаю с рунической магией. — она взглянула на меня и лукаво улыбнулась, — Но тебе разложу карты, если ты не против. — мое согласие ей и не требовалось. Она уже раскладывала колоду. Я бросила равнодушный взгляд на стол, покрытый алым сукном с вышитыми сакральными знаками. Карточки с непонятными картинками меня никогда особо не привлекали, хотя о картах Таро не слышал разве что слепой и глухой.
— Интересно. — протянула она. — А что за возможности у тебя есть, которые ты глубоко прячешь?
— Никаких. — качнула я головой.
— А в детстве?
— Я была большой фантазеркой. — улыбнулась немного грустно.
— Пусть так. — качнула Светлана головой. — А что с твоим отцом?
— Ничего. — насторожилась я. — Вчера виделись и он как всегда читал мне мораль.
— По поводу? — улыбнулась гадалка вскользь, продолжая выкладывать расклад.
— Я на соревнования собираюсь своих ребят вести.
— Его не устраивает твоя работа?
— Его не устраивает моя жизнь.
— Привезете золото. Это что – то связанное с борьбой…
— Это айкидо.
— Давно занимаешься?
— Больше десяти лет.
— С тобой что – то случилось в детстве. И вещь у тебя какая – то есть. С этим событием связанная. Но, — бросила на меня быстрый взгляд, — Не хочешь об этом говорить, не надо. — снова рассматривала карты, медленно вытягивая из колоды все новые. — Но прошлое себя скоро проявит. Так, что же с отцом? Не могу понять. Ты говоришь он…
— Может, вы видите моего биологического отца? — осенило меня. — С пяти лет меня воспитывает отчим. Мама развелась, когда мне и года не исполнилось. Я его почти не помню. Он приходил в гости в моем детстве, но ему были не рады.
— Тогда тебя не огорчит новость о том, что он умер. А бабушку свою ты тоже никогда не видела?
— Нет. — качнула я головой. — Я ничего не знаю о своих родственниках по отцу. Абсолютно.
— Я тебя не обрадую и не жду, что ты мне поверишь. Бабка твоя что – то совершила. Грех на ней. А платите вы. Через отца твоего перешло на мать, с нее на тебя. И отец твой — проклят. Собственной матерью. У тебя нет родных братьев или сестер?
— Нет. — огорошено отозвалась я. — Знаю, что у мамы был срыв на позднем сроке.
— Порча это была. Бабка твоя не хотела ни того ребенка, ни тебя. С тобою тоже были проблемы.
— Да. Мама рассказывала, что я ей тяжело досталась.
— У бабки твоей сильный магический потенциал был. Она и занималась черными делами, пока молода была, да сил хватало удар держать. Дар у нее не по роду, знаний не хватало. Вот и попала под бинар. Испугалась, дело черное бросила, но убить кого – то успела.
— И что мне с этим делать? — наблюдала, как крутится над моею кистью маятник. — Что это он? — даже мне, далекой от биоэнергетики, стало понятно, что маятник ведет себя несколько неординарно.
— Не знаю. — Света перенесла маятник на другую мою руку. Результат тот – же. — Впервые такое вижу. А что делать? Снимать с тебя гадость, что бабка оставила. Хотя… — она с подозрением смотрела на меня. — Честно говоря, я не знаю, как это сделать. Аура у тебя странная. Ты ничем не занимаешься? Восточные практики? Рейки?
— Восточные практики да, немного. Мы все на тренировках занимаемся. Это, как – бы часть философии.
— Ну, давай попробуем. — она с сомнением смотрела на меня, а скорее куда – то в меня, будто в душу заглядывала и на ее красивом лице застыло забавное недоумение. Я невольно улыбнулась.
— Светлана, я совершенно обычна. Что вы там увидели?
— Огонь. — совершенно серьезно ответила женщина.
— Ну, — улыбнулась я, — С огнем мы дружим. В пору моего детства я видела саламандр в огне камина. Так я родителям говорила. И все тянула их тоже посмотреть, как они играют в языках пламени.
— Они ничего не видели и говорили, что у тебя…
— Буйная фантазия. — с улыбкой добавила я.
— И ты закрылась, да?
— Можно и так сказать. — а в памяти вдруг всплыли образы трех огромных уродливых мужиков и стройного, неимоверно красивого, но безумно холодного мужчины. И страх. Дикий, неуправляемый, животный. А еще боль. — Кольцо. — выдохнула я, отгоняя видение и успокаивая ускорившееся сердцебиение.
— О чем ты? — Светлана с удивлением и испугом смотрела на бледную молодую девушку. Уж то, что с клиенткой что – то не так, она определила едва та вошла в квартиру и смущенно улыбнулась. Невысокая, стройная спортивная фигурка, короткая модельная стрижка, челка цвета темного, красного вина, небрежно падает на глаза. Точеное личико, красиво очерченные губы, волевой подбородок с упрямой ямочкой. И большие выразительные карие глаза с зелеными и золотыми искрами в глубине. Внешность относительно заурядная, а грацию движений можно объяснить годами упорных тренировок, но чем объяснить силу, исходящую от нее в целом? А уж ее аура, это вообще нечто. Ауре человека свойственны пробои и разрывы. Аура Марины относительно ровная. В ней преобладают золотистый, алый и голубой цвета.
— Вы правы. — ровно отозвалась я. — Со мною что – то произошло в детстве. И есть вещь, связанная с этим событием. Кольцо.
— Найди его.
— И что с ним делать? — впилась я в ее лицо вопрошающим взглядом.
— Не знаю. — Светлане стоило труда отвести глаза от золотого хоровода искр в глазах посетительницы. — Сама решишь. Почувствуешь.
— Спасибо. — улыбнулась я, поднимаясь со стула и направляясь к двери, попутно положив на стол денежную купюру.
Едва войдя в квартиру родителей и наскоро поздоровавшись с мамой, бросилась в свою комнату разрывать завалы своих вещей в столе. Никогда не отличалась особой аккуратностью. Говорила же мне мама навести порядок и выбросить все лишнее.
— Мам. — позвала я. — Ты не видела мою старую жестяную коробку? Ну, ту, с синим узором? — уверена, она где – то здесь. Родители никогда не трогали моих вещей. Даже старая плюшевая игрушка, затасканный мною до дыр в обивке тигр, все еще лежит на моем диване. Я и не припомню, сколько ему лет. Невольно взяла его руки, привычно теребя облезлый хвост.
— Она вот тут, на антресоли в шкафу. — мама появилась на пороге моей детской. — Что это ты вдруг вспомнила? — взгляд ее остановился на мне и тигре. — Пора вырасти, дочь. — поморщилась недовольно. — Девица двадцати пяти лет от роду, давно отдельно живешь, а все еще тигра этого тискаешь.
— Мне его отец подарил? — я спросила, но ответ и сама знала.
— Да. — напряженно отозвалась мама, доставая из шкафа старую, с затертым рисунком жестянку. — На день рождения. Тебе три года исполнилось. — обернулась ко мне, протягивая коробку. — Держи. Очень мне хотелось его подарок на мусор выкинуть, да ты с этим тигром не расставалась ни днем ни ночью.
— Можешь исполнить свою мечту. — улыбнулась и протянула ей игрушку. — И, знаешь, он умер.
— Кто?
— Мой биологический отец. — я присела на краешек дивана и раскрыла коробку.
— Ты расстроена?
— Нет. — не подняла на нее глаз. — Мне все равно. Это плохо? — все же взглянула на нее.
— Нет. — пожала она плечами. — Земля ему пухом.
— Пухом. — повторила я, уже перебирая свои «драгоценности». В коробочке оказалось много всего. Большую часть найденных вещей я и не помнила. Вот, к примеру, засушенный диковинный цветок. Или вот этот лист: понятия не имею, какому дереву он принадлежал. Он не похож ни на что мне известное. А вот россыпь разноцветных, мерцающих камушков. Или яркое, оранжевое перо. Попугая я в детстве ощипала, что ли? Еще были ракушки и множество разных мелочей, дорогих каждому девчоночьему сердечку. Кольцо нашлось на самом дне, на удивление аккуратно завернутое в носовых платок с бурыми пятнами засохшей крови. Снова ожили воспоминания о грязном истощенном мальчишке с полными боли глазами и его преследователях. Я лишь жестко ухмыльнулась. Я больше не маленькая наивная, верящая в сказку девочка. Теперь шкафами меня не испугать. Да и руки безнаказанно не сломать. Что там руки, меня и тронуть без моего на то соизволения не получится: стаж в почти пятнадцать лет занятий боевыми искусствами, потом и кровью завоеванный второй дан и право преподавать, не позволят. И длинные волосы я больше не ношу.
Осторожно, будто боясь обжечься, развернула платок, не торопясь брать кольцо в руки. Золотистая оправа немного потускнела. В ее массивных завитушках, похожих на таинственные знаки, частички песка. Темно – алый, почти черный камень сейчас мертвенно спокоен. А ведь я помню, как он отбрасывал алые блики. Или придумываю? Ничего необычного в этом кольце я не видела, как ни старалась. Просто старое, может быть даже старинное, украшение и ничего больше. Естественно, у него есть своя история, но вот делиться нею со мною оно явно не собирается. Осторожно взяла массивное кольцо в руки, вытерла платком песок и поднесла ближе к лицу, рассматривая внимательней. Надо же, я и не заметила надписи на самом камне. Или их там не было, и они проявились черным хороводом специально для меня? Напрасно. Мне все равно не разобрать того, что там написано. Пожав плечами, потянулась за своими ключами и повесила кольцо на общую связку. Пусть пока поработает брелком, а там видно будет.

Глава № 2

— Триша, обряд сработал! — выпалила мне в ухо Анжелика, едва я поднесла телефон к уху. — Я замуж выхожу!
— Поздравляю. А нужно было будить меня в такую рань? — спросила ворчливо, не разделяя восторгов подруги. И это еще вопрос, чей обряд сподвиг таки увальня Юрочку на сей решительный шаг. За полгода, что прошли с момента посещения мною гадалки Светланы, многое изменилось. Магия вошла в мою жизнь. Началось с банального «привет гугл» и запроса по так заинтересовавшим меня знакам на кольце. И понеслось, будто снежная лавина.
Конечно, не все, далеко не все, что можно найти во всемирной паутине соответствует хоть капле истины, но кто ищет, тот всегда найдет проблем на свою пятую точку. Находила их и я. Причем в немаленьком количестве, пробуя естественно все на своей шкуре и обзаведясь парой новых шрамов. В магии действуют те же законы, что и в физике: сила действия равна противодействию. Да и войны среди магов не отличаются гуманностью.
Вот приходит к ведьме женщина и заказывает приворот на мужчину, ведьма его делает и начинает тот бедолага с ума сходить: жена законная ему противна, дети не нужны, болезни навалились, на работе завал. От безысходности и мужчина к ведунье: так, мол, и так, замучило все, жизнь не мила, помогите. Начинает ведунья смотреть, видит приворот и снимает. Тут бы истории и закончиться, да дура влюбленная снова к своей ведьме кидается с криками: «не работает приворот! Зря деньги отдала!» И ведьма снова смотрит и работу чужую, если сил хватает, видит. Приворот новый ставит еще более сильный. И так перетягивают они несчастного мужика, словно канат, то в одну сторону, то в другую. А когда надоест, можно и конкурентку по цеху атаковать. Тут уж способы и возможности ограничиваются лишь собственной извращенной фантазией да лимитом сил.
— Ты вообще меня слушаешь? — вернула подруга мои мысли к вопросу о свадьбе.
— Да. — осторожно отозвалась.
— Ну?
— Что?
— Триша, ты невыносима! Опять всю ночь магичила?
— Э… нет. — я покосилась на спящего рядом мужчину и наткнулась на его пристальный взгляд. — Честное слово, ничего не сделала!
— Это ты сейчас мне или Алексу? — отпустила шпильку Анжелика.
— Обоим. — ответила со вздохом.
— Я спросила, — терпеливо начала подруга, — Будешь ли ты подружкой невесты?
— Будет. — ответил за меня Алекс, нависнув над моим плечом, отбирая трубку и нажимая кнопку отбоя. — Итак? — сверлит меня пристальным взглядом карих глаз.
— Что? — я, невинно хлопнув глазами, потянулась к его губам.
— Сделала что? — вскинул голову, не позволяя отвлечь от воспитательного процесса. Алекс в некотором смысле мой наставник и иногда защитник. А еще он высший демон и его вторая, или как он сам иногда выражается, истинная, ипостась при первом знакомстве довела меня до икоты от пережитого страха. Потом – то я пообвыклась, да и он старается не пугать впечатлительную ведьму своим боевым видом. Надо сказать, это тот еще… видок. — Ишти, — позвал он меня истинным именем, — Я же все равно узнаю. — Я ничего не сделала. — ластилась я к нему кошкой.
— То есть ты всю ночь была в этой реальности и не выходила? — его глаза сузились, не предвещая ничего хорошего.
— Алекс, — начала я заводиться, — В чем дело?
— Тогда почему от тебя пахнет другим мужчиной? — зрачки его вытянули, клыки удлинились. Алекс едва сдерживал трансформацию. — Ты… ты вязалась с человеком! — застарелая ненависть к роду человеческому прорвалась в низком, гортанном рыке.
— А ты ничего не забыл? — я поднялась на колени, чувствуя, как покалывает кончики пальцев: огненные клинки готовы прорваться и нести смерть. В горле, все нарастая, клокочет ярость. — Я — человек, демон! — мой голос не на много отличается от его собственного. — Не смей указывать, что мне делать, а чего нет!
— Вот как? — он поднялся с постели и лишь слегка повернул ко мне голову, подхватив свои джинсы. — Ты всего лишь, — сделал на этом акцент, — Человек. — исчез, растворившись в туманной дымке.
— Катись! — я вскочила на ноги. — К дьяволу! — в ответ лишь тихий горький смех, да и тот затих, затерялся во множестве миров и измерений, а я без сил снова опустилась на диван и спрятав пылающее лицо в ладонях.
Естественно я выходила этой ночью. И прошлой. И даже позапрошлой. Мне стало тесно в рамках своего мира. Путешествия по другим снова манили меня как в раннем детстве. Ну, кто знал, что Алекс свалится на меня как раз в тот момент, когда вернулась я совершенно без сил, не имея возможности даже принять душ. И вовсе не плотские утехи тому причина. Путешествуя из мира в мир, я упражнялась в магии. Боевой и целительской. Вот и вчера ввязалась в заварушку и вытаскивала из – за черты обреченного на смерть раненного воина. Отдала все силы, что у меня имелись, прихватив так же запас и из амулета. Теперь пополнять его замучаюсь.
Уже две недели сижу дома, в смысле в своем мире, и за порог носа не высовываю. Запасы силы пополняю. Алекс не появлялся, изображая жутко на меня обиженного и оскорбленного. Или это мне так дают понять, что больше мы не связаны и договор расторгнут? Помогаю подруге в организации свадьбы ее мечты и немного магичу. Скука. Рутина. Может послать тень на разведку? Узнать, что новенького в родных пенатах на астральном уровне происходит? Послала. Ничего интересного. Небольшие войны локального характера. Алекса нигде не видно. Куда ж подевался черт рогатый? Разозлилась и поставила защиту на свой дом, подсмотренную у одного весьма сильного мага из другого мира. Пришлось попотеть, но надеюсь, и демону с замками и щитом придется хорошенько повозиться.
Работа, дом, тренировки, долгие и изматывающие. Подготовка к свадьбе. Свадьба. Чужое счастье. Пустота. Алекса мне не хватает. Сволочь хвостатая.
Бреду с работы, устала и зла на весь мир. На знакомом перекрестке знакомая же фигура. Невольно улыбнулась: ну где еще демону ошиваться, как не на пересечении четырех дорог. Место прикормленное. Сама не раз здесь откуп оставляла хвостатой братии. Вот только для высшего демона среди мелочи на посылках делать нечего. Уровень не тот. Не иначе он по человеческую душу маленькой ведьмы явился. Так и пышет жаром. Недаром вся мелкая братия, бесы да черти, по углам жмутся. Алекс явно не в духе и маленькой ведьме, мне, сейчас непоздоровится.
— Иштар! — от громового голоса я невольно присела. — Какого дьявола ты вытворяшь? — идет ко мне и душа бедной ведьмы упала в пятки. Будто он ее оттуда не вытрясет.
— Привет, Алекс. — заикаясь выдавила я, невольно отступая. — Как… как дела? — в ответ получила полный ярости и боли взгляд.
— А ты как думаешь? Ты… ты, — его взгляд переместился куда – то поверх моей головы, вертикальные зрачки расширились.
— Извините, что вмешиваюсь, — раздалось за моей спиной и кто – то наглый притянул меня к себе за талию. Алекс разразился таким громким и свирепым ревом, что я невольно зажмурилась.
— Ой, мамочки. — пожалела, что открыла глаза: передо мной демон в полной боевой ипостаси. Да любопытство брало свое: хотелось посмотреть, кто тот самоубийца, что все еще уверенно прижимает меня к себе. Не впечатлилась и постаралась освободиться от чужих рук.
— Прошу прощения. — меня резко развернули и как куль с мукой, забросили на плечо и куда – то понесли.
— Алекс! — выдохнула я, разглядев заклинание, которым собирается накрыть меня с зарвавшимся наглецом разъяренный демон, и сжавшись, крепко зажмурилась, ожидая конца.
— Можешь расслабиться. На время. — меня поставили на ноги и прислонили к стене по которой я и собралась сползти на пол. Ноги меня не держали.— Не бойся. — незнакомец встряхнул меня за плечи. Кивнув, я огляделась: унес он меня не далеко. Мы стояли в ближайшем к перекрестку подъезде высотного дома. Входную дверь и стены покрыло огромное количество едва светящихся паутинок: мой незнакомец выставил щит. На какое – то время это сдержит яростный натиск демона. Только чем нам это поможет? Я обреченно вздохнула: не везет мне с демонами.
— Откуда ты свалился на мою голову. — темноту подъезда разбавил вызванный мною голубой шарик мутного света. — Ты кто вообще такой?
— Не важно. — надменно улыбнулся, легонько выдохнув и мой светлячок с тихим шелестом погас. — Открой Портал.
— Вот оно, значит, как. — протянула я. — Портал. Снова. — огненные клинки появились как всегда мгновенно. Я до сих пор не знаю где и у кого Алекс разжился этим чудесным артефактом, предназначенным явно не для человеческой ведьмы. Привыкание было мучительным и болезненным, как и навыки обращения с ним. Но это окупилось многократно и эти огненные когти часть меня, такая, же неотъемлемая, как и моя глупая голова. Но атака успехом не увенчалась: незнакомец легко увернулся в небольшом помещении, глухо рассмеявшись, указал на дверь в подъезд.
— Смотри. — я нервно сглотнула бросив взгляд в указанном направлении. Несколько нитей щита распались с тихим шипением. — Как думаешь, сколько он продержится? Ваш мир не стабилен для магии, если ее не подпитывать. А твой демон в плохом настроении. — рывком прижал меня к стене. — Не упрямься. Или…
— Или что? — глухо спросила, отворачиваясь от нависшего надо мною лица, опаляющего дыханием мою шею.
— Один очень злой демон порвет тебя в клочья. Они, знаешь ли, тупы и ревнивы. — подцепил за ворот мою футболку и легко располосовал ее до низу.
— И тебе достанется.
— Нет. — выдохнул мне в плечо. — Ну, или немного. Может быть. — мгновение и бюстье перестало сдавливать мою грудь, повиснув на бретелях. Со стоном порванных струн распались еще несколько нитей защитного щита. Теперь сотрясался весь дом, а нити одна за другой гасли все быстрее, образуя брешь. — Так как? — провел языком по моей шее. — Сюда вопьются его клыки уже через несколько мгновений. Ты готова?
— Отвали, придурок! — рванулась в сторону. Клинки со скрежетом оставили глубокие царапины на стене, разрывая пространство как материю. Я бросилась в образовавшуюся брешь как в омут. Незнакомец успел схватить меня за лодыжку и огрести по физиономии второй ногой, но все же вывалился следом за мною.
Сцепившись как пара дворовых котов, мы упали в снег и покатились по крутому склону.
— Слезь с меня! — я выплюнула набившийся в рот снег и спихнула его с себя. — Доволен? — поднялась на дрожащие ноги, оглядываясь. Ледяная пустошь тянулась, сколько хватало глаз. Холод сковал тело, и я куталась в обрывки того, что было моей любимой футболкой. Зубы выбивали дробь. А самое плохое, что по близости я не чувствовала ни одной лазейки перехода в другой, более гостеприимный мир. Мужчина накинул на меня свою рубашку и попытался прижать к себе. Я дернулась в сторону. Не оборачиваясь, пошла по ледяной пустыне.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фэнтези
Ключевые слова: магия, жизнь, драконы, любовь,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 7
Опубликовано: 22.06.2020 в 09:01
© Copyright: Елена Кроткая
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1