Мышь



Надоели мелкие проблемы, суетные дела и бесполезные потуги. Хочется задуматься о чем-то грандиозном, значимом и важном. О человечестве, например. Что может быть важнее нас с вами – людей, населяющих планету Земля. Человек в самом глубоком философском понимании и есть самое главное для нас понятие, если разобраться по существу дела.

Что такое, человек? Нет, не правильно. Кто такой человек? Находим определение. Человек - живое разумное общественное существо. А если разумное, значит обладает сознанием, эмоциями, возможностью мыслить и способен осуществить выбор на основе того же мыслительного процесса. Какой он этот выбор – правильный, не правильный, значения не имеет. Главное может сделать этот самый выбор и все.

Животные, правда, тоже обладают этим полезным качеством. Поставь волка и зайца перед выбором между мясом и морковкой. Кто, что выберет? То-то и оно. Я же акцентирую ваше внимание на слове «общественное». А это может обозначать только одно – индивидуум в состоянии существовать и развиваться только в окружении себе подобных, только в составе группы людей, связанных друг с другом какими-либо отношениями. Высокими, низменными, разными, не суть важно. То есть, мы живем в обществе себе подобных и нам это нравится.

С присущей мне прозорливостью предвижу возражения оппонентов. Животные, мол, тоже не в одиночку бегают. Стада, прайды, прочие коллективы животных держатся поближе к жратве, и такое поведение неразумным не назовешь. Вполне справедливое возражение. Но, все же, это несколько не то. Человеческое общество – это не стадо, табун или прайд, это прямо скажем, совершенно иное коллективное образование, располагающееся на много ступенек выше в иерархической лестнице.

На чем основываются мои умозаключения. На логике рассуждений об эволюционных процессах. Человек существо, эволюционирующее на протяжении многих веков, чего не скажешь, даже о самом умном звере. Сомневаетесь? Хорошо, проследим путь его развития, на протяжении почти пяти миллионов лет. Гоминиды, австралопитеки, Человек умелый, Человек прямоходящий, Человек разумный…. В ходе столь длительного эволюционного процесса человек, обретя современный облик, уже не напоминает своих обезьяноподобных предков. А возьмем, для сравнения, того же тигра. Каким он был пять миллионов лет назад, таким он и остался в наше время – зубатый, полосатый, со скверным характером.

Пойдем дальше в направлении рассуждений об общественной сути человечества. Разве звери, пусть даже самые умные станут строить поселки, возводить города, создавать партии, общественные движения, пахать, сеять и убирать урожай? Смогут? Нет, такая многогранность присуща только человеку и никому больше. А взять отношения внутри самой человеческой общности. Для чего живет человек, как вы считаете? Казалось бы, простой вопрос порождает элементарный ответ – родился и живет себе, куда ему деваться? Ест, пьет, размножается, помирает, наконец, формируя плодородный слой почвы.

Ан, нет. Кто так думает, заблуждается. Человек живет ради цели, которую перед собой поставил и всю жизнь пытается ее достичь. Любыми путями, иногда даже не совсем цивилизованными. Одни стремятся к власти, другие к славе, а для третьих, самых продвинутых, все жизненные потуги сводятся к неуемному желанию разбогатеть. Они вполне логично рассуждают, что при наличии денег достигнут и всего остального без особого напряжения - и власти, и славы. И ведь правы, вы знаете! Но это только те, которые стремятся к большим деньгам. Олигархи, там, миллиардеры всякие разные. Другие, те, которые шустрят по мелочи, они, конечно, таких высоких целей пред собой не ставят. Урвал малую толику с ближнего своего и на том мерси. А поскольку ближний не очень спешит расставаться со своими кровными, приходится выдумывать всякие нестандартные ходы и прочие хитросплетения для достижения цели.

Подтвержу свои умозаключения историей, запомнившейся из-за нестандартности проявления человеческой сущности в стремлении выжать из ближнего своего, максимум материальных благ. А дело было так.
В одном из многочисленных пунктов городского общественного питания случился большой переполох – санитарная станция, говоря строго бюрократическим языком, проводила текущий санитарный надзор за правилами хранения и реализации пищевых продуктов. Сами знаете, как это бывает. Приходят, роются своими бюрократическими руками в продуктах и документах, шныряют по разным углам. Что-то выискивают, вынюхивают. Одним словом, выявляют нарушения правил санитарии и гигиены. Нарушения находят всегда, а как же иначе? На санитарно-гигиенических факультетах высших медицинских учебных заведений учат весьма основательно. Съедобное от не съедобного или условно съедобного отличают без затруднений и колебаний.

Так случилось и в этот раз. На проверку прибыл санитарный врач пищевого отдела, некто Коврижный Геннадий Иванович. Человек опытный, но не зануда, в случае чего, договориться можно. Извлек из огромного желтого портфеля папочку с тесемочками, приготовил ручку и проследовал в зал приема пищи, так сказать святое святых любого пищевого заведения. Посмотреть, как и что там происходит, не мешает ли что гражданам качественно принимать и переваривать пищу, и нет ли вопиющих нарушений гигиены, а возможно даже и санитарии. А портфельчик свой, который по размерам был чуть меньше чемодана для железнодорожных путешествий, оставил на всякий случай в кабинете у заведующей.

Оно и понятно, проверяющий, человек уважаемый, портфель пустой и его требовалось наполнить всякими деликатесами так, чтобы в акте проверки было отражено как можно меньше нарушений. Ходит, смотрит, что-то там себе в папочку записывает и обескураженно качает головой. Ай-я-яй, мол, какие безобразия творятся в этом заведении. Что там говорить, всякие нарушения, особенно в пищевой точке, хорошего настроения не добавляют. Время от времени делает замечания по ходу проверки по поводу каких-то там незначительных отступлений санитарных норм, которые услужливый персонал тут же мгновенно устраняет.

Все идет нормально, проверка приближается к благополучному концу, так, что заведующая, не предвидя крупных неприятностей, дает персоналу команду формировать «тормозок» для уважаемого человека, размерами ничуть не меньше его желтого портфеля. Наконец, проверка закончена, и, вся ватага, включая проверяющего и проверяемых, направляются в кабинет заведующей, писать акт проверки.

- Ну, что же, Тамара Петровна, - по ходу движения замечает проверяющий заведующей, - вопиющих нарушений я в вашей пищевой точке не обнаружил, поэтому акт будет положительный.
Заведующая радостно кивает головой, пропуская уважаемого гостя в собственный кабинет.
- А это что такое? - восклицает тот, застывая у входа в высокие апартаменты.
- Где, что? – пугается заведующая.
- Вот, - тычет пальцем в свой желтый портфель проверяющий.

Заведующая прослеживает вектор направления проверяющего пальца, и с ужасом замечает, что на пузатом докторском портфеле сидит себе такая серая толстая мышь, и что-то там грызет своими острыми зубами. Причем, в отличие от обычного пугливого поведения своих сородичей грызунов, ведет себя как-то не стандартно. Не пугается большого скопления людей, не удирает в сторону спасительной норки. Ничего подобного эта мышь не проделывала. Наоборот, вела себя довольно спокойно в присутствии хозяев и гостей помещения. Не нервничала, резких движений не производила и с насиженного места уходить явно не собиралась.

- Вы знаете, что такое мышь в пищевом блоке? - гневно восклицает проверяющий. – Она же переносчик холеры, чумы, сибирской язвы, туляремии, - перешел он на грозный шепот.

Еще бы заведующей не знать, что такое мышь в столовой. Приедут люди в халатах, заведение на замок, проведут дезинфекцию, дезинсекцию, дератизацию, навоняют своими химикатами, да прикроют пищеблок на неопределенный срок. А весь персонал на медицинское обследование. И санитарные книжки отберу к чертовой матери. Ой, да мало ли, что сделать могут. Тут уже не попрыгаешь и права не покачаешь. Начальство с нерадивой заведующей при таких раскладах долго цацкаться не будет. Пинком под зад и с волчьим билетом в зубах на вольные хлеба. И это в лучшем случае, в худшем в прокуратуру, если не дай бог кто-то из посетителей заболеет или отравится.

- Я к Вам отнесся по-человечески, а Вы…, - продолжал нагнетать доктор, меча громы и молнии.
Мыши, видимо, все эти разборки вокруг ее персоны надоели, и она, зараза, не нашла ничего умнее, как укрыться от нескромных взглядов и грубых слов в теплом и уютном докторском портфеле. Проверяющий подскочил к портфелю и хлоп, плотно его прикрыл.
- Надо, - говорит, - отнести мышь на исследование. Мало ли какую заразу она на себе носит.

От таких слов и выводов у заведующей остановилось сердце и ненадолго прервалось дыхание. Но голова работала четко, и интуиция там внутри назойливо внушала - проблему надо закрывать здесь в кабинете, пока проверяющий его не покинул. Чем дальше он отойдет от двери с мышью, тем дороже эта проверка будет стоить. Заведующая, вцепившись мертвой хваткой в проверяющего, умоляла не делать поспешных выводов. Кричала, что, мол, не только мышей, но и симпатичных тараканов с тоненькими ножками в подведомственном ей заведении никогда не водилось. Умоляла войти в положение, впрочем, на всякий случай, перекрыв проверяющему единственный выход из кабинета собственным рыхлым от постоянного переедания телом.

Проверяющий переводил страдальческий взгляд с тучной заведующей на свой портфель с замурованной внутри мышью и пытался изобразить на лице непреклонность с намеком на неподкупность. Заведующая переводила мимику визави в денежные купюры по известному им обоим курсу, в итоге получая весьма крупную сумму откупных. Торг начался на месте преступления. Громко и возмущенно звучащий голос проверяющего потихоньку терял метал, заглушаемый шелестом купюр различного достоинства. Наконец конфликт, к взаимному удовольствию сторон, был благополучно улажен, и санитарный врач упакованный, как портмоне успешного бизнесмена после выгодной сделки удалился, оставив взамен положительный акт проверки, в котором о мыши не было упомянуто вообще ни единого слова.

Уже вечером, обессиленная от трудной схватки заведующая, отдыхая в своей уютной квартире, ответила на телефонный звонок близкой подруги, напоминавшей ей о том, что на сегодняшний вечер ими был запланирован поход в театр на весьма популярный в сезоне спектакль. На что заведующая ответила подруге, что на сегодняшний день она уже успела принять участие в трагической пьесе под названием «Мышь», где ей пришлось сыграть одну из главных ролей. И, значит, по ходу телефонного разговора излагает события, происшедшие с ней буквально несколько часов назад.

- И, главное, представляешь, - жалуется она подруге, - надо же этой подлой мыши усесться именно на портфеле проверяющего.
На противоположном конце провода возникает глубокая пауза и, наконец, замороженный голос подруги мрачно так интересуется.
- А фамилия проверяющего санитарного врача, случайно, не Коврижный будет?
- Именно он, - подтверждает пострадавшая от проверки.
- Геннадий Иванович? - уточняет подруга.
- Он самый, - не стала упираться та.

- А мышь такая серая, пузатая и все время жрет, на людей не реагирует и прячется в желтом портфеле?
- А ты откуда знаешь? - удивилась наша заведующая.
- Так он и мой магазин проверял, - наконец, раздалось в телефонной трубке после недолгого молчания. - Все точь-в-точь, как у тебя было. Вот сука изобретательная, бабок с меня натрусил, ты, не поверишь.
- Поверю, - не согласилась заведующая, вспомнив нанесенный ей материальный ущерб. – Вот как, значит, сегодня проверки организуются.

Знакомый прокурор, к которому подруги направили свои возмущенные стопы на следующий день с кляузой на проверяющего, долго сомневался, но в основном относительно возможности дрессуры столь мелкого животного, с такими поразительными результатами на выходе. Но проверку дрессировщика обещал организовать, дабы талант его стал достоянием широких слоев общественности.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 8
Опубликовано: 20.06.2020 в 04:48
© Copyright: Анатолий Долженков
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1