Гл. 4 Знакомые лица



В полусумрачном фиолетовом свете обширного пустыря, который тянулся меж ржавой отвесной горою и гранитной розовой лестницей, уходящей широкими ступенями далеко вниз, в багровую мглу, брели вдоль двое, Вальдемар и Мор (ещё "свеженький", совсем недавно доставленный с Земли). В той стороне куда они путь держали, пустырь заканчивался метров через двести: ржавая гора там, сделав крутой поворот налево, доходила почти до самой лестницы, а она в том месте, словно убегая от горы прочь, тоже круто поворачивала налево.
Вальдемар в синей рубашке с перламутровыми запонками в манжетах, в безукоризненно отутюженных чёрных брюках и в чёрных остроносых искрящихся туфлях, гляделся просто великолепно. Его спутник, одетый на иной манер, заметно отличался: затасканный банный халат с капюшоном, в разноцветную полоску и перехваченный пояском, топорщился, был широк и простирался нижним краем до бледных икр. Из-под засаленного воротника, прилегая к халату, сползал на серебряной цепи, через грудь к животу, тяжёлый Железный крест. На ступнях блестели синие галоши. Криво усмехаясь, Вальдемар поддерживал вежливо Мора под руку, переставлявшего ноги с невероятным усилием, точно в пудовых веригах.
Они молчали.
Мор, с втянутой в плечи головой и с приоткрытым ртом, волосы дыбом, косил по сторонам глаза, полные дикого ужаса. Судорожно вцепившись рукою в крест, он поднял его к лицу - и обмер: с середины креста, горя золотом, пялилась вызывающе на него, как живая, отъявленная хамская рожа. И Мору почудилось, будто рожа ему подмигнула и скорчилась в похабной улыбке. Зелёный от страха, он замычал, указывая пальцем на крест.
Подёргивая правой щекой, Вальдемар ядовито сказал:
-А ты что, Мор, хотел? Каждый несёт свой крест. Или забыл, где находишься? Надо привыкать к железным законам этого мира. Неужели думаешь, что тебе нацепят на грудь крест с распятием Христа или икону Богоматери? - он в пущей злобе расхохотался. - Здесь свои спасители. Вот этот, что у тебя, антихрист Хам. Я тебе скажу, чудный он малый! Только моли чёрта, чтобы к этому, чудному, не попасться в руки. Силы он чудовищной, чуть что не по его нраву, сразу отрывает голову как мухе. А у него имеются три братца, такие же отъявленные негодяи. Бывает, шляются тут все четвером, жуткая компашка. Нам лучше с ними не встречаться, так что надо быть крайне осмотрительными.
Мор, в кошмаре, не слушая Вальдемара, выдавил сипло:
-Он живой... аа... мигает мне.
-Кто?
-Этот вот, антихрист с креста...
-Брось, не сходи с ума. Тебе показалось. У страха, известно, глаза велики. В этом мире таких дешёвых трюков не проделывают. Для чего? Это тебе не театральное представление. Тут всё совершенно по-другому, без шарлатанства. Впрочем, поживёшь - узнаешь. Тут очень и очень серьёзная Организация и ерундой не занимаются, работают высококлассные спецы, мастера своего дела.
-Не... не с-сомневаюсь. Ноги что-то д-дрожат, не идут. П-постоим, отдохнём.
-Что ж, постоим.
Стояли. Мор, сильно сутулясь, пропаще глядел себе под ноги. Вальдемар отошёл от него немного в сторону и с блуждающей улыбкой думал о том, какое будет безумное счастье, когда он окажется дома! И гнал от себя гнетущие сомнения: нет, Сатана не обманет - смысла здесь нет ему врать, зачем?
Мор поднял глаза и сказал вздрагивающим голосом:
-Я вижу злорадство на вас, господин Вальдемар. Вы радуетесь...
-Мы же договорились, - сказал Вальдемар, - без условностей в обращении. Здесь не принято. И не надо. Не та среда.
-Хорошо. Так, о чём?.. Да. Ты радуешься, в каком я очутился положении.
-С чего ты взял? Мне что с того, в каком ты очутился положении. Но не скрываю, рад увидеть возле себя свежую физиономию. Я тут одинок. Со всеми здешними так называемыми людьми, этими человекообразными, которые сумели тут прижиться и даже пристроиться на должность, я не в ладах. Но побудешь здесь и поймёшь, если, конечно... Я здесь всех и всё ненавижу, я просто сгораю от ненависти. А мне нужно общение, нужен собеседник. Хотя понимаю, нормального здесь найти невозможно. Немного похвастаюсь: я имею кое-какие привилегии. Я протеже самого Сатаны, и поэтому меня никто не трогает. Скажи спасибо, что я тебя выбрал и оттуда вытащил. Ещё чуть и твои бы дела были очень плохи. Ты даже не представляешь - насколько плохи!
Мор, рукою то щупая, то пощипывая своё с обвисшими щеками, треугольным носом и с бегающими глазами сизое лицо, поднял его на Вальдемара и сказал:
-За что вам... тебе говорить спасибо. По-твоему, мои дела сейчас хороши? А по-моему, хуже не бывает.
-Тяжёлый ты индивид. Мы с тобою знакомы всего ничего, но ты мне начинаешь уже действовать на нервы и даёшь повод думать, что ты законченный кретин. Однако за неимением лучшего придётся мне пока мириться.
-Хватит говорить мне гадости. Без тебя тошно.
Большая толпа, мужчин и женщин, шумно вывалив из горы, легко и быстро пересекала пустырь с громкими разговорами и хохотом и блистала, пестрила баснословно дорогими костюмами, роскошными платьями, золочёными халатами и сверкала великолепием парадных военных мундиров с наградами; были и строгие, и пышные одеяния религиозных служителей; не мало было фигур в неброской одежде; и особенно выделялась кучка крикливых нищих, наружностью грязных, мерзких.
Проходя мимо Вальдемара и Мора, толпа замедлила шаг и уставилась на секунду на них жёлтыми, коричневыми, чёрными, смуглыми и белыми лицами. Раздался там чей-то насмешливый голос и грохнул хохот. Толпа достигла лестницы и, спускаясь, пропала из виду. Доносились только удаляющиеся топотки и голоса.
-Недоумки, - бросил Вальдемар.
-Кто эти люди? - удивлённо прошептал Мор.
-Люди, - усмехнулся Вальдемар, - агентура вернулась с задания.
Мор потёр лоб, соображая.
-Ах, да, агентура, - догадливо протянул он, - настоящие спецы.
-Заплечных дел мастера вернулись.
С противным выражением, Мор приблизился неуверенными шагами к лестнице и смотрел угнетённо вниз, на багровую мглу, в которой исчезала развесёлая, гогочущая толпа. И вдруг снизу, словно там что-то открылось, донесся мощный многоголосый гул и послышались леденящие душу крики ужаса и идиотские визги с хохотом. Мор оцепенел. И внезапно всё смолкло. Дрожа всем телом, он покосился на свой тяжёлый Железный крест, сияющий золочёной хамской рожей, и ожесточённо сплюнул под ноги.
Подошедший Вальдемар сел на ступеньку и сказал:
-Присаживайся.
Мор сел рядом.
-Что там находится? - спросил он, кивнув на багровую мглу.
-Я раз, из любопытства, осмелился туда сойти. И страшно пожалел. То что я увидел - невообразимое безумие. Нет, невозможно... Не могу. Всё, больше об этом ни слова.
Мор опять то щупал лицо, то пощипывал; схватив себя за голову, попытался впихнуть её поглубже в шею, жалуясь:
-Ну что такое. Тело и лицо будто не мои: где давит, где жмёт, а тут болтается что-то внутри, - хлопнул он себя по животу. - И всё кажется, что голова должна отвалиться.
-Со мной нечто подобное происходило: это вполне естественное акклиматизация души к новому телу. Не зацикливайся, пройдёт. А вот запах от кожи пластмассой до сих пор не проходит.
-То-то замечаю какой-то химией воняет. - Мор понюхал ладонь. - Точно: пластмассой и как будто с ацетоном. Ох, ох... - Почувствовав на себе чей-то тяжёлый, сверлящий череп взгляд, казалось проникающий в мозг, он обернулся, пошарил глазами по пустырю и задрал голову: из бездны мрака таращился на него фиолетовый диск, на средине с красноватым эллипсом, как глаз. - Ну что, тронемся, - сказал Мор, вставая и косясь на диск.
-Куда нам спешить. Наслаждайся тишиной и покоем, пока есть возможность.
-Наслаждаться тишиной и покоем, - повторил Мор и горько вздохнул.
-Прелюбопытный случай, - оживился Вальдемар, - рассказать?
-Расскажи, - безразлично произнёс Мор и опять сел на ступень.
-Однажды Босс, слышал я, казалось бы, вопреки незыблемым физическим законам, сумел приволочь с Земли, живьём, особу одну. Ты представляешь - живьём! Говорят, едва заволок в Ад. Я видел её и даже знакомился: противная и хамка страшная, любит поучать и командовать - одним словом, свинья свиньёй. Впрочем, её так здесь и зовут - Свинья.
-И что из этого?
-Как что? Разве не понимаешь? Живьём доставил Свинью, в том же нетленном физическом состоянии, в каком была на Земле.
-А мы, по-твоему, мертвецы?
-Все мы перешли из одного состояния в другое, потом в третье... Но тут раз - и живёхонькой прямо в Ад! Согласись, не каждому дано такой чести удостоиться, - всё неспроста! Сатана, хвасталась мне она, ещё раньше так сокрушался, что ей, его любимице, в самом расцвете сил, а не дают, сволочи, на Земле развернуться во всю мощь её многогранного таланта, и на время прибрал её к себе, сберегая для будущих великих свершений.
-Ну да, ну да... - задумчиво кивал Мор, - значит, живьём. Может, тогда и для меня найдётся лазейка вернуться обратно домой, - приободрился он. - Я бы рад хоть пауком, хоть мышью, лишь бы отсюда исчезнуть. - И перескочил неожиданно на другую тему: - А скажи, ангел мой, а сколько здесь бесов? Наверно, полчища несметные?
-Я не считал. При встрече с Сатаною поинтересуйся точными данными у него. Но не волнуйся, бесов здесь тьма.
-С чего мне волноваться за них.
-Бесы ведут на всех фронтах Земли самое активное смятение умов человеческих, и за души людей идёт беспощадная война. Хочу тебя поздравить, объективная статистика такова: бесы побеждают с убедительным численным превосходством!
Мор язвительно ответил:
-Спасибо, мой ангел, ты меня утешил. Где-то я уже это слышал раньше. По-моему, в какой-то кинушке. - Не выдержав тяжёлого взгляда Вальдемара, он стал разглядывать свой халат, и забурчал: - Принарядили, сволочи, издеватели...
-Скажи спасибо, что так хоть надели. Я постарался. А то бы щеголял голышом.
Внезапно невероятной громкости голос, наполняя собой далеко пространство вокруг них, паскудно заорал:
-Ну что, суки гнусные, клюв повесили? Повеселим свою душеньку, чёрную!
И всё с той же невероятной громкостью, теперь как бы пьяноватый и ухмыляющийся, голос лихо загорланил:

Гоп-стоп, мы подошли из-за угла.
Гоп-стоп, ты много на себя взяла.

И тут же уймище глоток подхватило, с мерзким взвизгиванием. Мор ошарашено вертел головой. Песня оглушительно неслась со всех сторон:

Теперь расплачиваться поздно,
Посмотри на звёзды, посмотри на это небо
Взглядом, бля, тверёзым,
Посмотри на это море - видишь это всё в последний раз.

-Что это? - спрашивал Мор, всё вертя головой. - Кто это?
-Уголовники отмороженные, беспредельщики. Порядочных, извини, здесь не держат.
Всхлипнув, Мор уткнулся лбом в плечо Вальдемара. Тот покосился недовольно:
-Что за дела?
-Не могу я тут находиться, сил моих нет, - приниженным голосом произнёс Мор. - Пойми меня, Вальдемар, всего я боюсь. Особенно чертей. Не смогу привыкнуть я к ним. Домой хочу. Помоги выбраться отсюда, я в долгу не останусь. Помоги.
-Не строй из себя наивного идиота. Ты сам-то соображаешь, о чём просишь?
-Соображаю, - ответил Мор и уткнулся лицом в ладони.
-До тебя, видно, ещё не дошло, куда угодил ты.
-Дошло, что не на курорт.
-А ты, оказывается, юморист.
И рвало уши:

Гоп-стоп, у нас пощады не проси,
Гоп-стоп, и на луну не голоси,
А лучше вспомни ту "малину", Васькину картину,
Где он нас с тобой прикинул, точно на витрину.
В общем, не тяни резину, я прощаю всё.
Кончай её, Сэмен!

Песня умолкла; раздались на несколько секунд леденящие душу крики ужаса и идиотские хохот с визгом. И тут же затихли.
Мор, с застывшим взглядом, голову ладонями обхватив, заскрежетал зубами.
-Замолчи, - с отвращением проговорил Вальдемар.
Не обращая внимание, Мор скрежетал.
-Замолчи, говорю. Ты что, оглох?
Мор на него бессмысленно уставился и всё продолжал скрежетать.
Вальдемра вытаращил глаза и сам заскрежетал.
Тогда Мор, с тупым выражением, заскрежетал ожесточённей.
Оборвав свой скрежет, Вальдемар злобно замахнулся кулаком и закричал:
-Заткнись, говорю, осёл! А иначе ударю!
Мор замолчал и отодвинулся, сказав:
-Сумасшедший.
-Побудешь здесь с моё, - ответил Вальдемар, вставая, - тогда посмотрим, каким ты станешь. Пошли.
Мор встал. И двинули по пустырю вдоль лестницы.
-Эй, стойте! - визгливо раздалось издали. - Я кому сказала, стоять, мухоморы!
Сзади послышался догоняющий быстрый цокот каблучков.
Они остановились. Вальдемар обернулся и сказал вздрогнувшему Мору:
-Легка как на помине.
-Сто-ять! - раздался опять злобный визгливый голос. - Я кому говорю: сто-ять, мухоморы!
Мор медленно поворотился.
Снизу, наискось, тяжело дыша, бежала вверх по ступеням жирная особа внушительных размеров, с серобуромалиновой физиономией, размалёванной косметикой. На особе были в голубеньких цветочках жёлтые шорты почти до колен и сотрясался мощный бюст в белом бюстгальтере, голову её покрывала оранжевая панама. Свисая с шеи, болтались на груди массивные золотые цепи с кулонами, мочки ушей оттягивали драгоценные серьги с камнями, на кистях сверкали браслеты, на пальцах - перстня, в носу искрилось два кольца. Под мышкой, из складок жира, торчала коричневая кожаная папка. И была непостижимая тайна, как такая особа, весом, должно быть, центнера полтора не меньше, так свободно и легко двигалась в босоножках на высоченных и хрупких, как хворостинки, шпильках, не ломая их и не выворачивая ноги.
-Стойте... фу, запыхалась. Босса не видали где?
-А на Земле - не надо искать Сатану, сам всех находит, - философски изрёк Вальдемар. - Здравствуй, Свинья.
-Здравствуй, здравствуй, человече добрый, - шутканула Свинья и, достав из переднего кармана круглое зеркальце, любовалась собою в него.
-Свет мой, зеркальце, скажи, да всю правду доложи, - подколол стихом Вальдемар.
-Чего?
-Говорю, не видел тебя всего ничего, но сразу не узнаешь: изменилась, поправилась, поздоровела.
-Главное, похорошела, посвежела, - продолжила в тон самодовольная Свинья, стрельнув плотоядно в Вальдемара глазами, и разулыбалась, игриво заводила плечами. - Ты по мне скучал? Поухаживай за мною.
-С удовольствием бы, н-да... Но, увы, увы, у меня хроническое бессилие.
-А я и говорю: что за мужики пошли. Мухоморы и хмыри одни! - Свинья пренебрежительно махнула толстой ладонью. - Да и хлипкий ты для меня, одной ногой тебя переломлю в постели. - Она измерила его с ног до головы критическим взглядом. - То ли дело мой друг, Исчадие. Так у него прибор в штанах аж дымится, вот это настоящий орёл, супермен! Секретуткой зовёт к себе.
-Во-во, тебе как раз, козе, - зло выкрикнул Мор, делаясь синим, - только с Исчадием надо. Чтобы и у тебя задымило.
-Чего? - скорчила Свинья гримасу и шагнула вперёд.
-Того, - ответил Мор и спрятался за спину удивлённого Вальдемара, который не ожидал от него такого лихого "наскока".
-Хмырь, лучше заткнись, пока я тебе ноги не выдернула, - пригрозила Свинья и поглядела на Вальдемара. - Вот скажи мне, человече добрый, чем отличается порядочная свинья от непорядочной?
-Откуда мне знать такие тонкости.
-Так-то. А я тебе скажу: порядочную свинью в порядочном обществе - и не заметишь. Никому в голову не придёт, что перед ним - свинья. А непорядочную - сразу видно. Я личность противоречивая и, может быть, от этого только страдаю, - похвасталась Свинья. - Во мне порядочная и непорядочная свиньи борются между собой давно.
-Мудрено ты устроена, - туманно сказал Вальдемар.
-А ты как хотел. Не только ты... - заважничала Свинья. И вдруг, в мгновение, переменилась, ядовито заблестев глазами. - А, интересно знать, а ты к какой категории свиней принадлежишь? Думаешь, к высшей, приличной? Да верится что-то с трудом.
Замявшись, Вальдемар отшутился:
-Я категориям не принадлежу. Я вне всяких категорий.
-Всё умничаешь. Строишь из себя святошу. А интересно, это за какие дела так приблизился ты к Боссу и пользуешься его расположением? Открой мне секрет: сколько, интересно, ты душ загубил, если не в прямом, так в переносном смысле? Неужто обошёл меня?
Мор хмыкнул и выглянул из-за Вальдемара на Свинью.
-За что тебе такие льготы? - продолжала она. - Но ты не обольщайся. Я знаю Босса раз в десять лучше, чем ты. Он тебя использует, одноразово, как презерватив, и выбросит, потому что для большего ты не пригоден. А вот я - громадная сила и великий талант. Без меня Боссу не обойтись. - Она с отвращением поглядела на Мора на крест его и вздёрнула нос. - Какая безвкусица, сентиментальная пошлятина таскать на груди кресты с чьими-то моськами. Я до такого никогда не опущусь. Хмырь, на кого ты похож, взгляни на себя: трясёшься, опух, рожу скривило. Алкоголик или наркоман, что ли?
Покачивая головой, Свинья подошла и сунула к его траурному лицу зеркальце, и ткнула зеркальцем в нос.
-Мм... - промычал Мор и трагично смотрел на своё отражение, и не верил своим глазам, что это он, трогал лицо дрожащими руками, вздыхал, ойкал.
-Хватит, прирос, - Свинья пихнула Мора в грудь и спрятала зеркальце в карман. - Ну-ка, ну-ка, - неожиданно заинтересовалась она сияющей хамской рожей на кресте и наклонилась, разглядывая. - Какая славная моська, чем-то смахивает на моего первого супруга, дебила. Как-то было мы с ним поцапались. Он в меня плеснул из кружки горячий кофе, а я его ошпарила кислотой... Постой, да это же Хам. Конечно, он. А? - взглянула Свинья вопросительно на Вальдемара, и тот кивнул. Свинья заулыбалась. - На днях меня с ним познакомил Босс, мы прилично пообщались, подружились, расслабились. Много общего, оказывается, нашлось между нами. Он меня даже пригласил на охоту. Вот умора! Как шарахнули говномётом из-за угла по кучке какого-то сброда - сразу полёг весь сброд в вонючем дерьме! Понравилось мне шибко, я была просто ошеломлена положительным результатом до глубины души! Ну, Хам, гляди-ка, умора! Ходит, чушка, в святых, а молчит! Скажу, скажу ему, мерзавцу, при встрече, обязательно скажу: не хорошо от друзей скрывать. Ну, не ожидала я, не ожидала. Нет, я тоже хочу, чтобы меня носили на руках, на крестах. Я не хуже любого бога могу управлять мирами.
-И все захрюкают, - буркнул Мор, - и будут ходить в дерьме.
-Чего?
-Хам - прямой отпрыск Босса, - лукаво преподнёс Вальдемар. - А ты кем приходишься ему?
-В каком смысле? - насторожилась Свинья. - Не поняла, ты к чему клонишь?
-Ни к чему, просто так, - пожал плечами Вальдемар, - тоска меня грызёт иногда, понимаешь?
-Я всё понимаю, всё знаю. Лично меня никто не грызёт, это я всех грызу.
-Неужели ты никогда даже не печалишься и не унываешь? Признаться, всё же мы находимся в не очень-то весёлых местах.
-Ты чего - в голову контуженный? Это почему я должна печалиться и унывать? Но заранее предупреждаю: не води меня за нос, Вальдемар, не юли, говори со мною начистоту, что задумал. А иначе плохо кончишь.
-Что ты, конечно, как можно с тобою юлить. Скажи мне, Свинья, пожалуйста, - проговорил он скрипучим голосом, - это правда, я слышал, что тебя Босс с Земли утащил живой и еле доволок до Ада.
-Брехня, клевета наглая, - возмутилась Свинья, - совсем не еле тащил, а мы с ветерком, как на катере, в каюте-люкс. Узнаю, кто лживые слухи про меня распускает, голову сама лично откручу. Добрались мы с Сатаною до Ада отлично, по высшему разряду. Но это было давно. Тогда я живьём была, в гостях у него. А на этот раз мне пришлось волей-неволей переселяться. На бабло компаньона своего кинула, а он меня, гад, "заказал".
-А я слышал, будто ты старуху прикончила.
-Старуха - это давно, ерунда. Тогда я только начинала свой бизнес. Как воздух нужны были деньги на раскрутку. И тут как раз удачно познакомилась на улице с ней. Старуха была больная, одинокая и никому не нужная. Я ей пообещала помогать и своё обещание выполнила: через несколько дней помогла ей переселиться в мир иной. Эти все старикашки, эти мухоморы инвалидные - только место под солнцем зря занимают и жилплощадь. Один вред от них. Мешают жить и развиваться нормально другим. - Свинья фыркнула. - У меня бывало за год подвигов больше, чем у Геракла за всю жизнь!
-Ясно дело, куда Гераклу до тебя.
-Спасибо за комплимент. Босс, когда узнал, что меня укокошили, был в ярости, потому как я была ему нужна в одном очень преважном и многоходовом деле. Это я узнала уже здесь, когда меня черти вознесли в его владения. Кстати, убийцу моего полиция схватила. Теперь он парится в тюрьме, а я парюсь в аду, - довольно рассмеялась Свинья. - И говорю по-честному, мне тут совсем неплохо, даже очень зашибись. Правда, поначалу, когда попала, я раз взгрустнула, раз всплакнула, а через пять минут уже гоняла по плацу местный контингент чертей. Вот где настоящие орлы! Мне везде хорошо, везде умею пристроиться - что на Земле, что в Аду, что хоть в Рай попаду. Только в шашки Босс со мной почему-то наотрез отказался играть, так я с заместителем его, Исчадием, наигралась вдоволь. А под конец рассорились с ним. Он мне зарядил кулаком в лоб, а я ему взаимно в глаз заехала. Тогда он попытался мне вспороть брюхо, а я ему в нос зубами вцепилась. В общем, разнял нас Босс: столкнул лбами до искр в глазах, я и вырубилась. Нет, я ни капли не грущу, не жалуюсь, здесь мне зашибись. Но я ещё обязательно вернусь на Землю и проявлюсь там во всей своей красе, обо мне весь мир заговорит! Я ещё тряхну во весь рост грудями и повизжу, спляшу буги-вуги в Храме Христа Спасителя!
Неожиданно плечом сильно толкнув Мора, что тот отлетел и чуть не упал, Свинья схватила Вальдемара, взвизгнула и крепко засосала в губы. Он едва вырвался из её жирных рук и отскочил в сторону; брезгливо сплёвывал, отирая губы тыльной стороной ладони.
Подняв упавшую папку, Свинья барабанила по ней пальцами со сверкающими перстнями правой руки и вызывающе пялилась на Вальдемара и Мора, соображая, какую бы ловкую пакость ещё устроить для них. Её острый взгляд, скользнувший вниз по руке Вальдемара, вдруг остановился, дыхание у неё перехватило, и она побледнела: серебристо-розовые перламутровые запонки в манжетах, дразняще перелившись с блеском, захватили всё её существо.
-Подари мне! - вскричала Свинья и подошла к Вальдемару. В глазах у неё почернело, она шатнулась и схватилась рукой за его плечо, тихо бормоча: - Подожди, сейчас пройдёт... голова поехала.
Через минуту она как ни в чём не бывало стояла крепко, прикидывая что-то в уме и стреляя юркими, вороватыми глазёнками по сторонам.
-Я бы тебе подарил, Свинья, запонки, мне не жалко. Но они мне дороги как подарок Босса.
-А зря не подарил, - подбоченилась Свинья в мстительном прищуре, и на серобуромалиновой её физиономии, на алых румянах круглых щёк, загорелся сумрачно свекольный цвет. - Ну, погоди, допрыгаешься ты у меня.
-Ого! - воскликнул Вальдемар и пошёл вокруг неё, разглядывая. - Ты погляди-ка, как интересно. Шкура обрастает шерстью, - присвистнул он, - грубой, как леска.
-Эй, ты, аккуратней там, дёргаешь, шкура-то моя, а не казённая. Могу и по морде заехать.
-И правда, как настоящая свинья, - бормотал Вальдемар, принюхиваясь, - и воняет-то свиньёй. Подойди, Мор, пожалуйста, очень любопытно. А какой запашок.
-Заняться мне больше нечем, как только нюхать свиней. Ты что думаешь, я не знаю свиней? Мне и здесь от неё отлично воняет.
-Поговорите мне, - пригрозила Свинья, - как заеду про меж глаз, не обрадуетесь.
-Эге, да у тебя хвост растёт, - опять присвистнул Вальдемар.
-Где? Недавно не было! - закричала Свинья и схватилась за задницу, ощупывая её. Затем повернула голову и подставила к заднице извлечённое из кармана зеркальце. - Это не хвост, а кобчик торчит.
-Ну и ну, только сейчас обратил внимание, у тебя и морда-то удлинилась, как рыло, и нос-то приплюснулся пятаком.
-Это я за одним чёртом гналась, упала и расплющила нос. Исчадие сказал, что в Аду хорошо и с пятаком жить - черти будут больше уважать. А как только поеду домой, меня прихорошат "пластикой".
-Ты отправляешься на Землю? - Вальдемар пальцами стал нервно мять и тянуть кожу на подбородке.
Кинув ошалелый завистливый взгляд на Свинью, придвинулся Мор.
-Да, - гордо заявила Свинья, - время скоро придёт и Босс отправит меня на грешную Землю нашу. Обещал, я стану большим человеком. Но я ему прямо сказала, что мечтаю стать новым великим фюрером и быстро навести порядок. А он мне высказывает, что роли большие давно уже все распределены, а ты, говорит, дура, рылом не вышла. Знай, говорит, своё отведённое место и не суйся куда не следует. Но это несправедливо! Я куда круче Шикльгрубера! Хоть он и всемирный людоед, но я всё равно его не уважаю как неудачника. Всё просрал! Была бы у меня возможность, как у него, на такие высоты забраться, - вот я бы тогда всем показала, на что я способна! Вы меня поняли, я на всех плевала! Я мать родную отправила подыхать под забором. А ты пытаешься мне, - она указательным пальцем ткнула на Вальдемара, - что-то говорить о совести.
-Нет, ты слышал, Мор? Я о совести со Свиньёй. Ну, Свинья так Свинья, ну, потеха! - рассмеялся Вальдемар.
-Ага, попался! Только сейчас ты о ней говорил, - наступала Свинья всей тушей на Вальдемара. Она состроила Мору зверскую физиономию и показала кулак. - Ну-ка, ты, подтверди, докажи ему.
Мор настороженно покосился на Свинью и начал загадочно:
-Я вот что подумал: если голубь, птичка сизокрылая, на площадях городов всего мира...
-Ты достал меня, голубь сизокрылый, - перебила Свинья раздражённым криком. - Что ты выпячиваешься вперёд меня? Почему я не бегаю как дура по подворотням и не кричу каждую минуту, что я тоже страдаю о птичках. Надоели вы мне, голуби сизокрылые. Сейчас я вас разделаю, как тигр овец.
Свинья сунула свою кожаную папку за пояс шорт и по-бойцовски выставила кулаки.
-Кто против меня, ты, что ли, хмырь? - пихнула она кулаком Мора в грудь. - Или ты? - пихнула Вальдемара. - Пасть кому порвать? - Она согнула руку в локте, напрягая её. - Глядите, какая у меня сила немереная. На, пощупай.
Вальдемар прикоснулся к её руке и наигранно воскликнул:
-Ничего себе!
-Как дам по сопатке, любому мало не покажется. Исчадие мне говорит, что я могу смело выступать на ринге в супертяжёлом весе. А вы знаете, что Босс - это суперчеловек и суперзвезда! А я не хуже - сверхрчеловек и сверхзвезда! Вы что, не согласны?
Свинья звезданула с правой Мора в глаз, и тот, качнувшись и не удержав равновесие, медленно завалился набок. Довольно скалясь, Свинья выкинула с левой кулак уже в Вальдемара. Уклонившись, он по-лошадиному широко улыбнулся и заблестел голубыми большими зубами:
-Ну, давай, подходи, не стесняйся. Я тебя сейчас отшлёпаю.
-Ой, надо же, испугал. Поджилки затряслись.
Мор, тоскливо вздыхая, поднялся на ноги и пальцами трогал синяк, вздувавшийся под левым глазом, как слива.
Свинья рыгнула и сказала с невинным видом, моргая и хлопая ресницами:
-Ладно, Вальдемар, что мы как маленькие дети. Кто старое помянет, тому глаз вон. Хочу услышать твой добрый совет. - Она вынула из-за пояса папку, расстегнула на ней молнию, достала старую, потрёпанную книгу "Приглашение к столу". - Решила я удариться в творчество. Все дела отложила, и долго всё читала, выбирала. Хаму с Исчадием хочу сюрприз приготовить, вот послушай: "Цыплёнок жаренный кусками по-венгерски..." - нет, не то, не то... - наслюнявленным пальцем она быстро листала книгу. - Ага, вот: "Жаренный заяц должен быть сочным, цвет мяса внутри тёмно-вишнёвым. Самые вкусные зайцы - не старые, меньше одного года. - Свинья сглотнула слюну и облизнулась. - У молодого зайца - толстые голени, короткая толстая шея и мягкие уши. Старые же зайцы длинные и худые". - Она опять облизнулась, причмокнула и задумчиво повторила: - Старые же зайцы длинные и худые. - И ехидно поглядела на Вальдемара. - Да, конечно, кому они нужны, старые и худые, всё один чёрт им сдыхать. Как думаешь, Исчадие и Хам останутся дичью довольны?
-У них спроси. Только, может, они вегетарианцы.
-Неудачная шутка, - резко возразила Свинья и с мрачным видом сунула книгу в папку и застегнула молнию.
-Послушай, а где ты найдёшь, молодого зайца, да ещё с мягкими ушами? Здесь, насколько я знаю, водятся "зайцы" только со стальными рогами и железными клыками и когтями.
-Заяц - ерунда. Попрошу Босса - привезёт. Или какого-нибудь дебила, на то уж пошло, навроде такого, как ты, можно вместо зайца зажарить. Но дело сейчас не в этом.
-А в чём?
Свинья ткнула Вальдемара под дых кулаком, и он загнулся. Вздумав уложить его ударом по шее на твердь и исполнить на теле поверженного врага победный танец, она взмахнула рукой. И Мор, не спускавший с неё испепеляющего взгляда, стремительно напал на неё сзади и со всего размаха и со злобным удовольствием, расквитываясь за синяк, закатил под зад такого крепкого пинка, что она, выгибаясь, схватилась за задницу и заголосила:
-Ой, ой, бьют! Бьют меня, гады! - И плюнула в него и побежала резво вниз по лестнице, иногда оборачиваясь и извергая: - Гады, хмыри, распоясались! Попадётесь мне по одному и костей своих не соберёте!
Вальдемар распрямился и надрывисто закричал:
-Чтобы тебя взорвало от несварения желудка! Чтобы ты подавилась ушами старого зайца!
Пробежав ещё немного вниз, она остановилась и завопила в рупор сложенных ладоней:
-Хмыри, ничтожества, гады, чтоб вы сдохли! Я ещё вернусь с говномётом и посчитаюсь за всё с вами!
И опять припустила вниз.
Цокая шпильками по гранитным розовым ступеням, торопилась Свинья в багровую мглу, откуда с новой силой раздавались безумные крики ужаса: то короткие, обрывистые, то протяжные, воющие. Запнулась она, грохнулась, пролетела кувыркаясь с десяток ступеней и тут же вскочила на ноги целая и невредимая, подобрала слетевшие босоножки, панаму и, забоявшись, что не успеет и без её участия вдруг кому сдерут шкуру, понеслась ещё пуще, как на крыльях, визжа во всю глотку:
-Эй, вы там, нанизу, мухоморы, ждите меня! А ну, черти, кому говорю, сто-ять! Сто-ять, мухоморы!




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Повесть
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 14
Опубликовано: 15.06.2020 в 16:22
© Copyright: Иван Рахлецов
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1