Дуня и колорадо


Дуня и колорадо
— Степа, ты не поверишь, пока ты пахал в поле на тракторе, я увидела такое чудо, что уму непостижимо! — загадочно улыбаясь, сообщила супругу Дуня.
— Что за чудо-юдо? Ты, словно малое дитя, почти каждый день открываешь для себя, что-то новое, — усмехнулся Шестак.
— Без открытий жить тоскливо. Вышла я на огород и увидела на ботве цветущего картофеля мелких букашек оранжевого цвета, — произнесла она. — Оригинально, словно бисер нанизан на зеленые стебли. Очень гармонично и красиво сочетание зеленого и оранжевого. А-а, все равно ты в этом ни в зуб ногой. Для тебя технаря эстетика — темный лес.
— Эх, Дуняша, модница и эстетка, чему ты радуешься? Из-за этой красоты мы рискуем остаться без обожаемой тобою картошки, дранников. Придется на зиму покупать картошку с ГМО или лапу сосать…
— А, что букашки тоже едят картошку? — удивилась недавняя горожанка.
— Ты увидела колорадских жуков и их юное прожорливое племя — личинки, — просветил Степан. — Под землей клубни дегустирует медведка, а колорадо уничтожает ботву, без которой клубни будут мелкими, как горох.
— Неужели ученые такие тупые, что до их пор не догадались натравить медведку на жуков? — с досадой изрекла Дуня. — Они ведь вредят не только человеку, но и медведке из-за того, что клубни мелкие.
— Мыслишь в правильном направлении, — похвалил Шестак. — Есть несколько методов борьбы с вредителями и сорняками: Химический метод с использованием пестицидов и гербицидов; агротехнический со вспашкой и прополкой; и биологический с применением животных или насекомых против их вредных особей. Именно тот метод, который ты предлагаешь. Но, чтобы медведка, обитающая в почве, стала поедать колорадских жуков и личинок, в ее организм надо вмнтировать чип с программой, вызывающейу нее отвращение к клубням и зверский аппетит к жукам и личинкам.
— Почему бы это не сделать!? — с энтузиазмом вопросила Дуня.
— Слишком дорогое удовольствие, — ответил Степан. — Дело в том, что сидящие наверху правители, решили сначала чипировать людей,чтобывидеть каждого насковозь, знать, чем он занимается и что замышляет?
— Это же вмешательство в частную, интимную жизнь, — возмутилась она
— Правильно соображаешь. Политики и ученые называют такую перспективу для общества цифровым концлагерем. Однако мы отвлеклись. Надо срочно принимать меры к колорадским нахлебникам, иначе, словно саранча, все обглодают до основания.
— Ты напрасно паникуешь, они же очень мелкие?
— Мелкие, но их тысячи, миллионы.
— Какие предлагаешь меры?
— Надо кусты картофеля обработать пестицидами. — сказал супруг.
— Ни в коем разе! — возразила она. — Мы ведь ради того, чтобы питаться экологически чистыми без ГМО и «химии» продуктами, перебрались из города в село. Поэтому никаких пестицидов и гербицидов, иначе сами отравимся. И без того в организме накапливаются шлаки и токсины. Если и выживем, то раньше времени состаримся.
— Без паники, будь оптимисткой! — бодро велел он и для подъема настроения запел. — Старость меня дома не застанет, я в дороге, я в пути…
—Да, ты в пути на своем тракторе. Тебе в робе за рычагами не обязательно быть Аполлоном, а мое милое личико может превратиться в моченое яблоко, Появятся морщины на лице, шее и руках, седина в волосах. Тогда придется обращаться к пластическому хирургу, закачивать ботокс под кожу лица, а это очень дорогое удовольствие, причем без гарантии удачного исхода. Все равно, что в грудь добавлять силикон, чтобы была высокой и упругой, как в девичестве до замужества. После свадьбы и медового месяца, который растянулся до бесконечности, ты своими грубыми клешнями ее размял.
— Не обессудь, руки у меня рабочие, мозолистые, — самодовольно усмехнулся Степан. — Такова участь каждой юной девы. Для этого и существует любовь, чтобы обожать не только на словах, но и на деле. А насчет пластики слишком не обольщайся. Многие знаменитости, не чета тебе, из-за нее раньше срока дуба дали…
— Степка, щас, как врежу! — Дуня замахнулась кулачком, блеснувшим обручальным кольцом. — Сколько тебе раз говорить, чтобы ни слова о смерти. Я — весьма утонченная, ранимая особа с поэтическим восприятием реальности. Прекращай травмировать мою психику суровой прозой бытия. Для меня преждевременная старость — ужас и шок! Хочу долго оставаться молодой и красивой.
— В таком случае, собирай этот оранжевый «бисер» в ведерко с водой на дне, чтобы не расползлись, — велел он.
— Их очень-очень много, не меньше, чем звезд на небе, — сокрушенно покачала Дуня прелестной головой. — Уйма таких маленьких, что без микроскопа не разглядеть.
— Да, упустили время, — посетовал Степан. — Следовало каждый день собирать взрослых жуков, пока не успели отложить яйца, из которых появились личинки. Теперь, когда расплодились, без «химии» не обойтись.
— Пусть их воробьи или скворцы склюют, — предложила она.
— С этими мерзкими тварями никто не хочет связываться.
После ужина, на десерт выпив литровую кружку киселя, Степан тяжело поднялся из-за стола и промолвил6
— Пошли к букашкам, поглядим на чудо из чудес.
Они пересекли ухоженный двор с кустами цветущих роз и пионов и попали на огород. Глядя на картофельную ботву, густо усеянную личинками, Шестак с досадой упрекнул супругу:
— Не получится из тебя агроном. Я тоже хорош, прошляпил, вовремя не проконтролировал. Эх, поджарить бы их форсункой, но ведь и ботва сгорит, останемся без урожая, без второго «хлеба»
— Степа, какой сорт картофеля, они предпочитают? — спросила жена и перечислила. — Бора, «крымскую розу», «невку» или «американку»?
— Для этих паразитов сорт не имеет значения. Главное, чтобы ботва была зеленой и сочной, — пояснил Шестак. — Если картофель выкопаем, то они переберутся на кусты баклажанов. Кроме этой есть проблема серьезнее. Я пришел к выводу, что земля на нашем участке очень истощена, почти ничего не осталось от гумуса.
— Объясняйся просто и ясно, а то набрался иностранных словечек и щеголяешь ими, строишь из себя великого ученого, — упрекнула она.
— Это слово известно каждому крестьянину, не говоря уже об агрономе, — усмехнулся он ее невежеству. — Гумусом называют верхний плодородный слой почвы, за счет которого питаются растения и деревья. Нам, чтобы повысить плодородие, получить высокий урожай картофеля, овощей, фруктов и ягод, следует периодически вносить в почву минеральные удобрения, суперфосфат, аммиачную и азотную селитру, аммофос…
— Ни в коем разе! — решительно прервала Дуня. — Если ты глух на правое или левое ухо, то повторяю, чтобы ни грамма «химии». Не вздумай, сдури или спьяну против букашек применить мышьяк или цинистый калий, чтобы сжить меня со свету.
— Зачем мне это надо? — удивился он ее версии.
—Думаешь, я не знаю, что у тебя появилась краля. Мечтаешь подмять под себя Дашу Савельеву. Знаю, что ты неровно к ней дышишь, — уличила она супруга в тайных намерениях. — В селе ничего не утаишь, все на виду, словно рыбки в аквариуме.
Шестак не стал возражать, так как проницательная супруга угодила не в бровь, а в глаз. После того, как красивую брюнетку с зелеными глазами Дашу Савельеву, недавно окончившая школу, он увидел в купальнике на берегу пруда, она запала ему в сердце.
Однажды, будучи под «мухой» у него с губ вместо Дуняша сорвалось Даша и она сразу смекнула, кто проник в его сердце. Сельские парни и обремененные семейными узами и заботами мужики из категории «бес в ребро, седина в бороду» с вожделением взирали на Дашу. Для обуреваемых ревностью женщин, сельская красавица была, как бельмо на глазу.
— Степка, имей в виду, на тебе свет клином не сошелся, Не позволю, чтобы ты на моем здоровье, сокращая молодость, проводил свои вредные эксперименты.
— Дуня, ты преувеличиваешь опасность. Сосед Семен Мамалыга широко применяет разные удобрения и биодобавки, поэтому у него клубни картофеля размером в дыню, а у нас в основном, мелкие, словно горох, — ударился Степан в конкретику. — В начале апреля пятнадцать ведер клубней посадили и через два с половиной месяца почти столько же соберем. Прибыль на нулю, разве, что свежие клубни, Если тебя не устраивают химические удобрения, то предлагаю использовать органические, то есть животного происхождения: навоз, куриный помет, компосты. Давай купим две тонны натурального коровьего навоза?
— Сколько это будет стоить?
— Пять тысяч рублей навоз и тысяча за погрузку и доставку, — сообщил Шестак.
— Уму непостижимо? Почему такой дорогой?
—Потому, что коров с каждым годом становится меньше, некому навоз производить, — ответил он. — Дело идет к тому, что скоро коров, словно экзотику, будут детишкам, да и взрослым, показывать в зоопарках и цирке. Это в советское время в колхозе на фермах содержалось тысяча голов крупного рогатого скота, пятьсот свиней, до десяти тысяч уток и кур, да и на каждом подворье была корова, свинья и мелкая живность, а нынче, хоть шаром покати. Невыгодно держать коров, так как корма дороги, а молоко дешевое. Перевелись буренки, из животных остались лишь козы и овцы. Навоз и куриный помет выросли в цене. Спекулянты расфасовывают их в пяти и десятикилограммовые пакеты и продают по высоким ценам дачникам и садоводам, греют руки на этом дефиците.
— Степа, я знаю, что свинина дешевле говядины, значит и свиной навоз дешевле коровьего?
— В логике тебе не откажешь, есть в голове масло, соображаешь, — польстил ей Шестак. — Проблема в том, что синячьи экскременты для удобрения не годятся.
— Что же из них готовят? — озадачила она его неожиданным вопросом и он произнес первого, что пришло на ум:
— Пекут блины.
— Ну, тебя с глупыми шутками, — упрекнула Дуня, а он, ухмыляясь, изрек. — Ты бы еще в качестве удобрения предложила овечьи и козьи «горошины». Долго пришлось бы их собирать по холмам и оврагам, где чабаны пасут отару. Если серьезно, то не слышал, чтобы кто-то из земляков удобрял почву свинячьей дрысней. По показателям вонючести свинья уступает разве что испражнениям скунса, хорька и сурка. Пришлось на огород выходить в противогазе.
— Свинаркам не позавидуешь.
— Бесспорно, но человек — такое существо, что ради выживания адаптируется, привыкаетк любой среде обитания.
— Со своим чутким обонянием, настроенным на тончайшие запахи духов я бы не выдержала.
— Так тебя никто не заставляет возиться со свиньями.
— Все равно способность выживания и женский интеллект выше мужицкого, — сделала Дуня вывод.
— И похотливость тоже, — добавил он и пояснил. — Женщине самой природой предназначено размножаться для продолжения рода человеческого. Но они эту функцию в основном используют для оргий и наслаждения.
— Мужики тоже не ангелы, а коварные искусители, — не осталась она в долгу и попеняла. — Не сбивай с темы. Меня осенила идея. Коль навоз такой дорогой, то предлагаю купить корову и торговать не только молоком, сливками, сметаной, творогом, но и навозом? Денег привалит, что мама не горюй!
— Корова — не петух Будулай, в Индии ее считают священной, уступают дорогу, оказывают почести, — просветил он. — Кто за ней будет ухаживать, кормить и доить, убирать коровник и настил от «лепешек»? На меня не рассчитывай, я с рассвета до заката на пашне. Быстро из модницы превратишься в пропахшую навозом и молоком доярку.
— Да, — горестно вздохнула Дуня. — С коровой, дойкой и навозом мне не совладать. Степа, только не обижайся, насчет навоза я подсчитала и поняла, что из тебя экономист, как из меня балерина Большого театра.
— Я — не экономист. А тракторист широкого профиля, поэтому не претендую на лавры ученого.
Пропустив мимо ушей его ответ, она продолжила:
— На шесть тысяч рублей, которые ты предлагаешь потратить на коровий навоз, можно купить больше двухсот килограммов картошки. Мне не придется стоять с мотыгой раком на огороде или собирать букашек в ведро. К тому же появится много свободного времени для шопинга, походов в салоны красоты и мод, в театры, на концерты и музеи. Это намного приятнее и интереснее, чем ковыряться в земле.
— В таком случае, зачем мы из города перебрались в село? Поменяли шило на мыло, — не в первый он напомнил супруге о ее инициативе и услышал заранее готовый ответ
— Для того, чтобы, во-первых, дышать не угарным газом, смогом, а свежим, настоянным на степных травах и цветах воздухом. Во-вторых, чтобы употреблять не ГМОшные с пальмовым маслом и разными биохимическими добавками, а натуральные без «химии» продукты, овощи, фрукты и ягоды со своих грядок, деревьев и кустов, а также молоко, сметану и творог, — перечислила она, поочередно загибая длинные и тонкие, как у пианистки пальцы с обручальным кольцом и перстнем с топазом. — Пища с биодобавками превращает мужиков и тучных носорогов-импотентов, а женщин в фригидных дам, утративших интерес к сексу.
В-третьих, в городе постоянно растущие тарифы на жилищно-коммунальные услуги, взносы на капремонт жилья и налоги на вывоз мусора нас бы разорили, пустили с холщевой сумой по миру. В селе, хотя все удобства во дворе, платим лишь за электроэнергию, природный газ, налог на землю и мусор.. Воду для питья и полива, пока бесплатно черпаем из колодца. По сравнению с городской квартирой расходы в два раза меньше. Поэтому мне удается сэкономить денежку для шопинга и других приятных мероприятий.
— Эх, Дуняша, твоими устами мед лакать, — промолвил Степан. — Скоро в селах и на хуторах лафа кончится. Грядет повышение налога на землю, а также за хозпостройки, колодец, эко-налог на печные трубы и экскременты домашних животных. Придется отказаться от огорода и палисадника, так как они станут убыточными, скромный урожай не покроет, даже часть расходов. Побегут аборигены из сел, куда глаза глядят. Будь морально готова к возвращению в город.
— Степа, не загадывай на будущее, не отравляй мне настроение, — велела она. — Люди, вопреки тому, как это было раньше, теперь не заглядывают далеко вперед. День прожили и, слава богу.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 9
Опубликовано: 09.06.2020 в 20:07
© Copyright: Владимир Жуков
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1