Перформанс


Перформанс
Додола и Лель пошли на дискотеку, где играла рок-группа. Влюблённые радовались и возможности побыть вместе, и послушать любимые мелодии. Для Леля рок-музыка всё ещё оставалась загадочным миром. Сын интеллигентной художницы, мальчик из высшего круга, Лельустал от искусственной, тепличной жизни. Ему требовался взрыв эмоций, хотелось чего-то ноовго и свежего. В родительском доме ему приходилось соблюдать этикет и делать не то, что хочется, а то, что принято в культурном обществе. Рядом с Додолой он почувствовал опьяняющую свободу. Додола казалась любимому человеку богиней-воительницей, имеющей силы противостоять консервативным правилам. Действительно, внешне Додола казалась яркой и сильной девушкой, уверенно двигающейся по любой дороге. Но какой видела себя сама Додола?
Она считала себя робким человеком, которому приходится преодолевать нерешительность. Додола часто мучительно думала, какое мнение у людей складывается при взгляде на неё. Если она выглядит брутальной из-за джинсов и металлической бижутерии – ну, так ей просто нравится такая одежда, как вид творчества. По характеру Додола застенчивая, она опасается сказать что-нибудь не то и вызвать насмешку. Недавно у Додолы стали появляться новые мысли и ощущения. Она по-прежнему ходит на дискотеки металлистов, радуется, встречая там друзей. Сегодня она уже поздоровалась с несколькими людьми. Компания Додолы стала компанией Леля. И всё же тяжёлая музыка и быстрые танцы перестали казаться Додоле такими же интересными, как раньше. Она задумывалась о том, чтобы позаниматься чем-нибудь ещё. И. возможно, вообще изменить стиль поведения, вкусы, пространство для самовыражения. Такие мечты возникли, конечно, не на пустом месте. Это случилось после того, как Лель познакомил Додолу со своей мамой. Разведённая художница, экзальтированно рассказывающая о спорах с организаторами выставки, показалась Додоле богемной госпожой. Вряд ли Додола раньше не видела людей, интересующихся живописью или классической музыкой. Но в маме Леля гармонично соединились все возвышенные идеи мировой культуры. Её способности открывать во всём красоту хотелось поучиться. Додола впервые задумалась: может быть, реальный мир – ещё не единственное, что мы способны увидеть?
Устав от танцев, Лель и Додола сели за столик. Додола достала книгу стихов Марины Цветаевой. Ей так понравились цветаевские строки, на которые она раньше обращала мало внимания, что хотелось читать их каждую свободную минуту. Додола заглянула в книгу и пробежала глазами:

С Новым Годом, Лебединый стан!
Славные обломки!
С Новым Годом – по чужим местам –
Воины с котомкой!

– Спасибо, что вытащила на дискотеку! – поблагодарил Лель. – Давно не получал такого заряда бодрости.
– Только знаешь, это весело, когда в меру, – улыбнулась Додола. – А если часто получать заряд бодрости, уже не знаешь, что с ним делать. Мне, например, сейчас приятнее ходить на выставки мамы, – она имела в виду маму Леля.
– В том-то и дело, туда хорошо сходить, как на праздник. А когда живопись продолжается у тебя дома, можно устать от восхищения.
– Не могу понять. Если представить, сколько твоей маме дала живопись – у неё появился вкус, появилось понимание того, что действительно прекрасно. И её популярность зажглась благодаря таланту. Столько людей добивается её внимания. Да искусство художника принесло ей всё, что она сейчас имеет!
– Как сказать… По-моему, ей всё принесли деньги папы. Что касается тех, кто её окружает… Они просто пользуются её успехом и положением. Надеются, что через неё познакомятся с нужными людьми. А она то ли какая-то доверчивая, то ли там ещё сложнее. Как только её похвалят, скажут, что она обладает безупречным талантом, она сразу же берёт в друзья таких сладкогласных знакомых. Потом они хоть сотню раз её подставят, она помнит только первое впечатление, когда ей говорили комплименты.
– Так это потому, что у неё нежная душа, она от всех ждёт только хорошего. Когда вокруг человека столько искусства, он считает прекрасным всё, что бы рядом с ним не оказалось.
– Мама вообще всё видит перевёрнутым. Она придумывает людей и события сама, как будто разрисовывает очередной шедевр. Но реальная жизнь гораздо шире наших фантазий, даже если это фантазии художника. Вот у тебя и твоих единомышленников всё понятно сразу. Такие люди, как ты, занимаются только тем, что им нравится. Они не обманывают ни себя, ни других. Да и вообще, ты находишься в гуще живой жизни…
Додола слушала это с грустью.
– Что ты называешь «живой жизнью»? – с отчаянием спросила она. – Посиделки с гитарой? Шумные тусовки? Да, может быть, я всегда мечтала стать представителем элитарной культуры. Кто сказал, что когда я выгляжу не то девочкой, не то мальчиком – это настоящая жизнь? Просто я не могла с детства видеть рядом художника, чтобы взять такую деятельность за образец. Я видела с детства только музыкантов.
Возможно, Лель слишком привык видеть такое волшебство, как картины. Его мама всегда рисовала, Лель поступил учиться на художника, потому что не представлял другой жизни. Додола, программист по образованию, тоже поступила учиться живописи. Она мечтала о том, чтобы второе образование раскрыло её с новой стороны – и для себя самой, и для окружающих.
У мамы Леля проходила очередная выставка. Лель и Додола вместе пошли на открытие. Додола немного опасалась, как её примут знакомые художницы. На такие мероприятия собирается много людей, это явно будут эстетствующие творцы, неизвестно, что они подумают про девочку, которая не знает, как повернуться. Подозрения Додолы начали сбываться. Художница уже стояла в окружении почитателей её искусства. Незаметно проскользнуть мимо них не получилось бы. Да ещё и мама Леля, порывистая и восторженная, сразу же начала обнимать детей, взяла их за руки и ввела в центр компании.
– Я так счастлива, что самые дорогие мне люди разделяют мой успех! – воскликнула художница. – Хочу представить всем любимую девушку моего ребёнка – Додолу! Это наша лесная дева, полная дикого очарования! От неё я впервые за долгое время услышала комплименты, наполненные искренним восхищением! Это такое счастье, когда на работу автора смотрят наивным и при этом непредвзятым взглядом! Только чистая душа естественной и простой девочки, не испорченная надуманными познаниями, может разгадать самые важные загадки искусства!
Стоящие рядом зааплодировали. Художница обняла одного из мужчин. По словам Леля, этот человек дарил его маме вдохновение для новой серии работ. Возможно, что-то изменится не только в её творчестве, но и в жизни.
Додола стала рассматривать картины. Они с Лелем оказались в разных углах зала. В это время все собравшиеся уже ходили по залу в разных направлениях. К Додоле подошёл мужчина, который нравился художнице.
– В нашей компании появилось такое сокровище! – обратился он к Додоле. – Просто богиня лета, которой подвластна жизнь на земле!
Перед поклонником художницы стояла высокая и сильная девушка с магическим тёмным взором. Именно так должна выглядеть пророчица, от которой зависит будущее. Сама Додола не видела себя такой, какой она предстала перед мужчиной. Она нерешительно улыбалась, расценивая его комплименты как желание поддержать незнакомого человека.
– Вы знаете живописное полотно Врубеля «Валькирия»? – спросил поклонник художницы.
Додола знала картину, изображающую прекрасную и могущественную героиню с ангельскими либо колдовскими крыльями. Первый цвет, каждый раз замечаемый Додолой на картине – чёрный. Но, как только она вглядывалась в оттенки изображения Валькирии, становилось понятно, что в нём собралось множество других красок. Серебристые, золотистые и бирюзовые линии и пятна казались звёздами, рассыпанными по чёрному бархату. Додоле нравилось, что в образе ночной королевы заметна не только и не столько нежность, сколько сила. Как будто крылатая героиня древних сказаний готова вылететь из живописи в человеческий мир.
– Да, я очень люблю «Валькирию», – ответила Додола.
– Я думаю, что это ваш портрет, увиденный художником сквозь время.
– Ой, ну, что вы… Она такая… такая необыкновенная. А я просто человек, и уж точно не из скандинавской саги. Вот если бы сравнить меня с героинями Сурикова, это бы прозвучало убедительно.
Исторические персонажи Сурикова казались Додоле более реалистичными. Хотя лица, смотрящие с картин, уже переставали быть реальностью, создавали собственную биографию в искусстве. Например, княгиня на крепостной стене. Зритель почти не видит её лица, обращённого к небу. Но, возможно, не обязательно вглядываться в лицо модели, чтобы понять её состояние. Княгиня проходит путь от земли к небу и высшим силам. Красный цвет её одежды кажется знамением – и призывом к тому, кого она ждёт, обозначением цели, и рассказом про её печаль, понятным сразу, даже без взгляда на её лицо. Картина изображает бескрайнее небо и красное облачение княгини в земной жизни. Её лица – воплощения чего-то среднего между небом и землёй – не видно на полотне. Но лицо можно домыслить, и это удаётся сделать тому, кто сам стоял на границе двух миров.
– В целом вы – перформанс, – продолжал поклонник художницы. – Ваш экстравагантный облик – это картина. И такая картина создаётся и деформируется постоянно, каждый раз, когда вы улыбаетесь, или впадаете в смущение, или по-детски восторгаетесь искусством…
Додола слушала его как под гипнозом. Комплименты слились для неё в релаксирующую музыку. Внезапно к разговаривающим подошла мама Леля и возмущённо спросила:
– Что вы тут обсуждаете?
Почти в ту же минуту рядом с Додолой появился Лель и воскликнул:
– Ты где ходишь? Мы, вообще-то, пришли вместе!
– Мы просто поговорили про картины, – стал объяснять поклонник художницы.
– Так ты же пошёл в другую сторону… – ответила Додола Лелю.
Оправдания Додолы и поклонника художницы прозвучали почти одновременно.
– У тебя все разговоры про картины заканчиваются одинаково! – почти закричала художница.
– Ты знаешь, что может быть, если с ним разговаривать? – нахмурился Лель.
– Что? – не поняла Додола.
Она не понимала, почему между дорогими ей людьми вспыхнула ссора, и еле сдерживала слёзы. Интеллигентная, деликатная художница разговаривала, повышая голос, и явно была недовольна какими-то поступками Додолы и поклонника. Правда, Додола подозревала, что поклонник вряд ли мог сделать что-то неправильное, и что сама Додола где-то допустила ошибку. Может быть, она зря навязалась с разговором к профессионалу? Додола, скорее всего, наговорила ерунды, обременила серьёзного человека своим присутствием. Он пытался сказать ей что-то приятное от доброты, великолепно зная, что Додола не имеет возможности понравиться.
Лель отвёл Додолу в сторону. Или Додола такая наивная, или она на самом деле ещё не знает, что этот мужчина влюбляется во всех, с кем говорит о живописи? Мама Леля терпит его только потому, что ей нужно творческое вдохновение, без которого она не напишет картины на продажу. Когда Лель увидел Додолу рядом с маминым поклонником, с ним чуть не случился обморок. А если мужчина переманит Додолу к себе? У него такое отрицательное обаяние, что, если даже он отвернётся от Додолы, она откажется выходить замуж за Леля и будет вспоминать мужчину как несбывшуюся мечту.
Уже придя домой, мама устроила Лелю скандал. Суть её обвинений сводилась к тому, что она не желает видеть Додолу своей невесткой.
– Эта маловоспитанная девица не подходит к нашему кругу, – заявила художница.
– Мама, что значит – «к вашему»? Вообще-то, это моя жизнь, я сам буду решать.
– Я видела с вами милую девочку, которую называли Цветочницей. Вот в ней чувствуется культура. Тебе стоит подумать о том, чтобы ей понравиться…
– Цветочница уже влюблена в рокера, и ей больше никто не нужен!
Вскоре наступил день рождения художницы. Она пригласила на праздник Додолу. Вернее, передала приглашение через сына. Додола собиралась на день рождения с тяжёлым чувством. Она уже не знала, как можно понравиться маме любимого человека. Вдруг Додола и теперь сделает что-нибудь некстати? Собираясь на праздник, Додола бросила взгляд в зеркало. Она как будто не собиралась рассматривать себя. Но внезапно зеркало раскрыло Додоле правду о ней самой.
На Додолу смотрела красавица. Статная темноволосая девушка, яркая и притягательная в любом образе и в любых обстоятельствах. Додола не замечала зазеркальную красавицу, потому что уже привыкла к ней, как к себе самой. Но те, кто видел её в первый раз, почти слепли от красоты, как от жаркого солнца. Бедная художница, какой она оказалась несчастной и растерянной, оказавшись рядом с Додолой. Аристократичная дама так заботилась о том, чтобы сохранить свою тускловатую привлекательность. Она думала о том, что носить, что говорить, как двигаться, какие возвышенные мысли вплести в разговор. А Додола не обращала внимания на свою красоту, как на сорную траву. Её молодость и энергия не нуждались в поддержке. Как только Додола куда-то приходила, сияние её красоты становилось заметно сразу. Все идеи гениальных художников сливались в одном земном воплощении. Мама Леля огорчалась из-за того, что её компания смотрела в сторону Додолы, вот и начинала представлять её как Золушку, взятую под покровительство талантливой и утончённой феи. Как жаль, что Додола так поздно увидела себя настоящую.
Додола выбрала платье, сшитое ею самой для авторского кино, посвящённого юбилею города. Теперь она знала, какой она появится сегодня перед близкими людьми жениха.
Мама Леля отмечала день рождения в кафе. Додола пришла, когда большая часть гостей уже собралась. Взгляды обратились к Додоле. Такого эффектного появления трудно было не заметить. В кафе вошла юная королева – высокая причёска из тёмных пышных волос и нескончаемые волны белых кружев. Рукоделие Додолы словно собрало в себе миллионы белых весенних цветов. Аристократка в наряде с кринолином напомнила об усадебной культуре, о весенних садах, водоёмах и реверансах.
– Просто Борисов-Мусатов! – послышалась чья-то оценка.
Лель приблизился к Додоле и взял её за руку.
– Додола, давай подадим заявление в загс, – предложил он.
– Я согласна, – ответила Додола.
Присутствующие любовались барышней из дворянского гнезда. Один из художников достал бумагу и краски и начал зарисовывать портрет Додолы. Вернее, результат работы очень легко было принять за весенний пейзаж. Додола на портрете походила на дерево, расцветшее белыми цветами среди такого же кипенно-белого цветения и облаков. Натурщица сдержанно улыбалась, при этом осознавая свою привлекательность. Замерев перед художником, Додола всё же успела бросить взгляд на маму Леля, сегодня отмечавшую день рождения. Похоже, про виновницу торжества все забыли, обсуждая ожившую картину. Раздражённая художница сидела за столиком и пила из бокала. Радость Додолы от триумфа сразу уменьшилась. Может быть, стоило забыть о своём мягком характере и наслаждаться победой. Но Додола решила, что надо сохранять аристократичное благородство всегда и во всём.
– Я хочу рассказать вам о том, откуда во многом появляется моя любовь к искусству, – начала Додола. – Мама моего любимого человека – непревзойдённый мастер и утончённая леди. Благодаря ей я стала видеть, что многие вещи в нашей жизни достойны стать картинами. Иногда художник мечтает о том, чтобы стать для кого-то ценностью… Тогда кумир пытается себе представить, какими же будут его ценители. Найти свою аудиторию – тоже важная часть творческого процесса. Наша прекрасная художница тоже нашла своего почитателя, то есть меня. Я не смогла бы стать такой дамой высокого стиля, если бы не брала пример с женщины-творца, живущей в мире искусства. Хочу поздравить её с днём рождения и поблагодарить за волшебный образ усадебной аристократки. Он состоялся во всей красе, потому что я нашла источник вдохновения.
Гости зааплодировали. Художница задержала долгий, насторожённый взгляд на Додоле.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 20
Опубликовано: 08.06.2020 в 10:32
© Copyright: Леонида Богомолова (Лена-Кот)
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1