Завхоз лицея


(Из серии «Исторические мистификации»)



Пушкину не везло во всём. Долгие поиски работы увенчались сомнительным успехом. Идея с юнкерством в очередной раз провалилась. Друзья не могли воспринимать его без мундира и прокатили с двадцать пятым годом. А история с керном? После неё ни один издатель не брался за публикацию его стихов. И знаменитое «Я помню чудное мгновенье», осенившее его при разметке кернером одной из деталей в слесарне родового имения, так и не нашло своего читателя.
И вот теперь это нелепое назначение — заведующим лицейским хозяйством в Царское село!
Молокососы-лицеисты сразу прозвали его французом — не могли простить Пушкину неудачной попытки протолкнуть французское сукно для пришивки ушек на фуражки.
А предложенный им фасон галифе преподавательскому составу? Державин бегал по всему лицею в ярости. «Где этот сукин сын Пушкин? — орал он на всё заведение, тщетно пытаясь найти на новых штанах несуществующий гульфик. — Пока он кропает свои стишки…» (Говорят, именно в этот момент страдающего недержанием патриарха русской словесности хватил апоплексический удар.)
Возможно, старая рана с юнкерством сказалась и здесь. И если бы не физрук Кюхельбекер, спрятавший друга в спортзале… Словом, до стихов ли было бедолаге?
«Ничего, вы меня ещё узнаете!» — злорадствовал в поэте завхоз. «Слух обо мне пройдёт по всей Руси великой…» — грустно вторил ему поэт в завхозе. Драма раздвоения личности была налицо.
И когда поставщик Дантес в очередной раз кинул его с товаром, чаша переполнилась. «Я застрелю его прямо на складе!» — решил Пушкин и стал подбирать оружие.
Выследить Дантеса было делом плёвым — он часто обмывал свои делишки в кабаке «У чёрной реки».
Пушкин был решителен и неумолим. «Пусть завхоз из меня не вышел, но буду тем любезен я народу…» — и тут вдруг он остановился. «Классная фраза!» — подумал поэт и достал из кармана неиспользованные накладные на сукно. И быстро-быстро стал писать на их обороте своим размашистым почерком: «Я памятник себе воздвиг…» Ну и так далее.
На радость Отечеству и всем почитателям высокого слога поэт всё-таки победил завхоза. А этот Ж... Дантес, сволочь, через год…
Но это уже совсем другая история.


Мой обожаемый Пушкин!
Прости меня за эту глупую шутку, ты ведь всегда всё понимал!
С прошедшим, Сергеич!
Твой А. Сажин




Мне нравится:
1

Рубрика произведения: Проза ~ Другое
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 16
Опубликовано: 07.06.2020 в 13:51
© Copyright: Алексей Сажин
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1