К комбату за... вином


К комбату за... вином
В молдавском селе Парканы, где в основном проживали молдаване, болгары, украинцы, у каждого хозяина или хозяйки дома обязательно есть виноградник, сад, винокурня и винный погреб. Здесь же дислоцировалась наша войсковая часть.
Связисту Сергею, через три дня исполнялось девятнадцать лет, поэтому во взводе управления решили отметить это событие, порадовать именинника. А без вина, брынзы и мамалыги за праздничным столом не обойтись. Не запивать же красивые тосты компотом или соком.
Терпеливо дождались вечера, когда комбат Андрей Сухарев, замполит Борис Плотник, вездесущий старшина Петр Гармаш и другие офицеры разойдутся по домам и в штабе останется лишь дежурный по части, а ему за всеми не уследить. Вместе с рядовыми Геннадием и Алексеем совершили вылазку в село, чтобы затовариться вином и провиантом.
Благо, накануне я получил гонорар 23 рубля за стихи и статью, опубликованные в газете Краснознаменного Одесского военного округа (КОдВО) «Защитник Родины». В одну из командировок в Одессу я заглянул в редакцию этой газеты. Встретили очень радушно. Познакомился с редактором полковником Сердюковым, начальником одного из отделов подполковником Непрокиным и литсотрудником Сильченко, готовившим мои стихи и статьи к печати. После беседы были готовы дать мне рекомендацию для поступления во Львовское высшее военно-политическое училище, выпускавшее журналистов для военных газет и журналов. Но карьера военкора меня тогда почему-то не вдохновила, о чем позже я сожалело том, что отказался от предложения.
Так вот литр вина в селе стоил 50 копеек, поэтому на гонорар можно было приобрести 46 литров, но это явный перебор. Решили обойтись шестью литрами на компанию в десять человек.
У поваров солдатской столовой заранее взяли две трехлитровые банки из-под яблочного сока. Когда стемнело, то с тыльной стороны казармы, словно на полосе препятствий, один за другим перемахнули через бетонную ограду и оказались за пределами войсковой части. Осторожно, чтобы не наткнуться на патруль пошли по улице. Приметили добротный дом с верандой. Рядом летняя кухня, подвал, беседка, оплетенная виноградными лозами. В тусклом свете фонаря увидели гроздья винограда.
Кованная из железа калитка оказалась незапертой. Вошли и услышали звон цепи и заливистый лай собаки. Предположили, что обязательно кто-то выйдет, поэтому решили не выдавать себя громкими голосами. И не ошиблись. Вскоре, потревоженная лаем собаки, к калитке вышла молдаванка в жилете с красочным орнаментом.
— Добрый вечер! — хором приветствовали мы.
— Добрый, будь ласка, — радушно отозвалась она и, завидев в руках Геннадия стеклотару, догадалась, за чем пожаловали.
— Нам бы винца, но натурального без халтуры, — попросил Алексей, переминаясь с ноги на ногу.
— У меня в бочках вино настоящее из Изабеллы, Кокура, Муската и Саперави, — сообщила женщина. — Выбирайте, на любой вкус.
Посоветовавшись, я, как старший по званию и обладатель дензнаков, сказал:
— Берем по три литра Муската и Кокура, килограмм брынзы.
Полез рукой в карман гимнастерки за купюрами.
— Погодите, — велела она и, загадочно улыбнувшись, сообщила. — В моей хате квартирует подполковник Сухарев…
— Сухарев, комбат? — мы опешили, ведь доселе предполагали, что он живет в Тирасполе.
— А вот и он, — молдаванка обернулась на скрип двери веранды. Бежать было поздно. Геннадий успел спрятать за спину стеклянную банку. Приблизившись, офицер узнал нас и произнес, не командирским, а доброжелательным голосом:
— А воины, сынки, за чем пожаловали?
Пристально поглядел на меня и спросил:
— Кто вам дал увольнительные?
— Старшина Гармаш разрешил, — опередил меня с ответом Геннадий.
— Почему не пошли в кинотеатр или на танцплощадку к девчатам?
— Товарищ подполковник, мы решили вас навестить, узнать, как устроились? — пошел я на хитрость.
— Впервые слышу, чтобы солдаты проявляли интерес к жизни и быту своих командиров, — рассмеялся Сухарев. — Все происходит наоборот. Но если вы искренне озаботились, то тронут вниманием. Теперь я перед вами в долгу.
Заметил, что Геннадий, что-то прячет за спиной, скомандовал:
— Смирно!
Рядовой от неожиданности едва не выронил банку, вынужден был выставить руки по швам.
— Стеклянная емкость для чего? — спросил комбат.
— Для молока, — нашелся я с ответом.
— Может, для вина или самогона? — усмехнулся он и, вспомнив песенку, пропел. — Пейте дети молоко, будете здоровы.
Обернувшись к молдаванке, велел:
— Уважьте, угостите сынков молоком и брынзой за мой счет, пусть набираются сил. Женщина взяла у Геннадия банку и ушла в веранду. Вскоре возвратилась, неся молоко, кусок брынзы, ласково пожелала:
— Пейте и ешьте на здоровье.
Поблагодарив хозяйку и комбата за гостеприимство, мы ретировались. Отойдя на полсотни шагов от калитки, Алексей тихо, словно кто-то мог подслушать, спросил:
— Как же мы появимся с молоком, но без вина? Ребята засмеют, назовут молочными братьями.
— В селе тысяча домов, а нас черт дернул забрести в этот двор к комбату на глаза! — неся в вещмешке банку с молоком и кусок брынзы, сокрушался Геннадий. — Давайте заглянем в другой двор, авось повезет? Пропадать, так с музыкой.
— Если комбат снимает в селе жилье, чтобы быть ближе к солдатам, то его примеру, наверняка, последовали замполит Борис Плоткин, командир роты Евгений Моцарский и другие офицеры, не говоря уже о местном жителе, старшине Гармаше. Есть риск попасть впросак, — возразил я и пояснил ситуацию. — Наша часть недавно сформировалась и поэтому многие офицеры не имеют квартир в Тирасполе и Бендерах, вынуждены снимать жилье, в том числе в Парканах.
Это большое село вполне претендовало на статус поселка городского типа, так как являлось центральной усадьбой колхоза-миллионера. Он был богат обширными угодьями, виноградными плантациями, садами, фермами, а также предприятиями по переработке: винзавод, консервный завод. Нередко нас, солдат, привлекали к уборке урожая, к погрузочно-разгрузочными операциям, где мы лакомились щедрыми дарами природы.
Ребята согласились с моими аргументами и в тот вечер взвод управления, потешаясь над нашей встречей с комбатом, вместо вина дегустировал молоко, напомнившее многим забавную песенку: «Пейте дети молоко, будете здоровы». Вечером вылазку за вином и провиантом совершила другая группа, которой я на карте села пометил улицу и дом, где обитал подполковник, дабы они не нанесли ему очередной визит. Для них поход за ограду оказался удачным, поэтому скромный банкет в каптерке, подальше от глаз старшины и офицером, в честь дня рождения Сереги состоялся.
Но над моей группой дамокловым мечом висел вопрос: вдруг Сухарев спросит у старшины, давал ли тот нам увольнительные? Тогда наказание неминуемо. Но прошла неделя-вторая, реакции на тот визит не последовало, Комбат тогда проявил добродушие. Впоследствии я узнал, что он на досуге любил заложить за воротник. Это пристрастие стоило ему потери партийного билета, за что на Военном совете получил взыскание.
Как дальше сложилась его военная карьера, мне неизвестно, поскольку отслужив два года, демобилизовался. Однако в памяти сохранилась тема для рассказа.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 11
Опубликовано: 05.06.2020 в 08:15
© Copyright: Владимир Жуков
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1