Юбилей в Аду


или о том, как человек совратил дьявола, а дьявол помог Богу



                                     
В каждой естественной науке заключено
                                     столько истины, сколько в ней есть математики.
                                                                                         Иммануил Кант

       В аду готовились к празднику – Дню первородного греха. Праздник был учрежден в память первого совращения человеков ко греху и праздновался раз в 100 лет. Каждый тысячный год считался юбилейным. Текущий год тоже был юбилейным – исполнялось 8000 лет со дня грехопадения*. Подготовка к юбилею шла полным ходом. Развешивали портреты главы ада Сатанаила и дьявола, совратившего первых людей и за это получившего почетное звание Хитрейший. Были также портреты передовиков производства – дьяволов, совративших ко греху сотни людей. На самой большой стене актового зала красовалась многократно увеличенная гравюра Доре, на которой херувим с огненным мечом изгоняет Адама и Еву из рая. Царило всеобщее воодушевление. Но это воодушевление, казалось, совсем не коснулось виновника торжества. С Хитрейшим последние три сотни лет вообще творилось что-то неладное. Он почти отошел от дел, его часто можно было видеть забившимся в самый дальний угол ада и пребывающего там в позе роденовского мыслителя с наморщенным лбом, беззвучно шевелящимися губами и иногда, что всего удивительнее, с какими-то старинными книжками человеческого производства. На земле такие книги уже давно тихо лежали в хранилищах, люди полностью перешли на компьютерный «on line».
       Но вот настал, наконец, долгожданный день. Торжественное заседание. Председательствующий предоставляет слово для отчета демократически избранному главе ада Сатанаилу. Его доклад, наполненный сведениями о достижениях, цифрами о количестве совращений по каждому смертному греху и именами наиболее удачливых совратителей, автор опускает, за что автору будет признателен всякий, кому во времена дорогого Леонида Ильича приходилось изучать отчетные доклады генсека (кому, как не дьяволу брать их за образец!). Дьяволам, однако, доклад нравился: каждая цифра и каждое имя сопровождалось «долго не смолкающими овациями». Когда закончились прения по докладу, дьяволы пожелали, чтобы сказал свое слово Хитрейший. И то, что рассказал Хитрейший, приводим здесь полностью, без каких либо сокращений, потому что оно того стоит.
       – Здесь много говорили о наших успехах, – начал дьявол, – я же хочу рассказать о своей единственной неудаче, т. к. думаю, что это будет очень поучительно. Несколько сотен лет назад я захотел склонить ко греху одного человека и раздумывал, какую же Божью заповедь побудить его нарушить. Я обычно подыскиваю для таких целей представителей избранного Богом народа, т. к. их грехи неприятны Богу больше всего. Бог и так сердится на евреев за то, что они признаю′т Отца небесного, но не признаю′т Сына, вот я и подливаю масла в огонь. Человек, о котором я собираюсь рассказать тоже был евреем. Имя его роли не играет, условно назову его Григорий Яковлевич.
       Этот, Григорий Яковлевич окончил математический факультет университета и жил по нынешним меркам довольно бедно, что вполне меня устраивало. Однако убийство инкассаторов с целью ограбления явно не проходило, т. к. Григорий Яковлевич показался мне человеком не очень решительным, да к тому же я узнал, что в школе у него была тройка по физкультуре, что говорит об отсутствии необходимых физических данных. Поэтому я начал с простого: стал подсовывать ему красивых девочек с целью морального разложения. Он сам особой красотой не отличался, но что – что, а морочить головы я умею, так что у девочек он стал слыть за первого красавца и они летели к нему как бабочки на огонь. Лететь – летели, но быстро и улетали, потому что, как я убедился, он желал разговаривать с ними только про всякие математические теории.
       Я понял это так, что у него просто нет денег, чтобы сводить девочку в ресторан, и стал интересоваться, где он работает и нельзя ли как-то повысить ему зарплату. К своей радости я узнал, что он сделал какое-то математическое открытие, за которое ранее была объявлена премия в миллион долларов, и мне оставалось только подсуетиться, чтобы авторитетные математики заинтересовались и проверили его работы, которые он нигде не печатал, а просто сунул в интернет. В результате премия была ему присуждена, и я уже потирал лапы от такого благополучного начала, как вдруг грянул гром среди ясного неба: Григорий Яковлевич от премии ОТКАЗАЛСЯ**.
       Мне стало ясно, что этот человек не совсем нормальный, а памятуя о неудаче с девочками, я подумал, что и ориентация у Григория Яковлевича, по-видимому, тоже не вполне нормальная и есть надежда склонить его хотя бы к содомскому греху. Преобразившись в смазливого студентика, я разыскал его и попросил для начала пояснить мне непонятные места в его доказательствах. Уговаривать я умею, так что Григорий Яковлевич мне не отказал и стал рассказывать. Рассказывал он так интересно, что я забыл, зачем пришел, с удовольствием его слушал и даже задавал вопросы, которые он находил очень разумными. Понял я, конечно не все. Григорий Яковлевич это заметил и сказал, что у меня отличная голова, но как ни странно, он находит у меня пробелы даже в школьной математике. Я ответил, что ничего странного в этом нет, потому что в школе я вообще никогда не учился и все мои знания получены путем самообразования. Если он укажет подходящие книжки, то свои пробелы я ликвидирую за несколько дней. Он не только указал, но даже и подарил мне некоторые учебники, в том числе и такие, которые изучают в университетах. Перед тем, как мы расстались, он спросил, как же я стал, студентом, не имея аттестата о школьном образовании. «Григорий Яковлевич, – сказал я, – вы отстаете от жизни. Сейчас аттестат в нашей стране (чуть было не сказал «в вашей») можно купить на любой толкучке, с подписями, печатями, отличными отметками и пустым местом, куда можно вписать или впечатать свою фамилию».
       Итак, я стал заниматься математикой и обнаружил, что это очень интересно. Решить какую-нибудь хитрую задачу, стало для меня таким же радостным событием как совращение человека с пути истинного. Я полностью разобрался в той задаче, которую решил Григорий Яковлевич и которую математики на земле называли Задачей тысячелетия. Между прочим, они объявили кроме нее еще шесть Задач тысячелетия, так я решил и эти задачи. Теперь по примеру Мефистофеля подумываю продать полученные решения жаждущим славы математикам по сходной цене – одно решение за одну бессмертную душу***.
        В заключение расскажу об одной загадке, которая занимала меня несколько тысяч лет и которую мне только теперь удалось решить с помощью математических выкладок. Я не понимал, почему мне удалось легко проникнуть в райский сад, который, как вам известно, охранялся херувимами с огненными мечами, ибо Бог не доверил эту охрану даже архистратигу Михаилу с его солдатами. Мимо этих херувимов ни одна тварь не могла проскочить незаметно, а уж вычислить, кто на самом деле пробирается в райский сад под видом безобидной змеи, для них вообще не проблема. И хотя меня здесь уже много тысяч лет и в том числе в сегодняшних выступлениях хвалят за то, что я так хорошо навредил Богу, я задумался, так ли это, и решил просчитать, точно ли навредил и что могло бы быть, если бы я не совратил первых человеков.
       Как вы знаете, Бог сотворил их бессмертными, поселил в райском саду и сказал: «Плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими и над птицами небесными, и над всяким животным, пресмыкающимся по земле»****. После грехопадения люди стали смертными, Адаму было приказано в поте лица добывать себе хлеб, а Еве – в муках рождать детей. Известно, что Адам прожил 930 лет, до конца своих дней сохраняя способность к деторождению: сын его Сиф родился, когда ему было 800 лет, а после этого были еще сыны и дочери*****. Сколько можно было иметь детей, живя 930 лет? Я думаю несколько сотен. А если бы Адам и Ева не согрешили, остались в раю, Адаму не нужно было бы добывать хлеб в поте лица, а Ева рожала бы без мук. Да еще они вместе с их потомством были бы бессмертны. Тогда у них, вероятно, счет детей пошел бы на тысячи, а потом на миллионы. Однако для простоты рассуждений я ограничу их репродуктивный возраст и буду предполагать, что каждая семейная пара за всю свою бесконечную жизнь имела бы лишь сотню детей – 50 мальчиков и 50 девочек. Возникла бы следующая картина.

          1-е поколение – Адам и Ева: 1 пара,
          2-е поколение: 100 человек = 50 пар,
          3-е поколение: 50•100 человек = 50•50 пар,
          4-е поколение: 50•50•100 человек = 50•50•50 пар и так далее.

       Поколение Ноя (10-е) содержало бы 50•50•50•50•50•50•50•50•50 пар, а общее количество людей при жизни Ноя составило бы

                              3.985.969.387.755.102 человека.

       Даже если бы Бог распространил райский сад на всю земную сушу, включая острова и Антарктику (150.461.685 кв.км.), то плотность населения все равно оказалась бы чудовищной – 26.491.591 чел/кв.км, т. е почти 26,5 человек на квадратный метр. Значит, еще за несколько поколений до Ноя на земле не осталось бы места ни для животных, ни для растений и для прокормления людей Богу пришлось бы запасать миллионы тонн манны небесной или увеличивать земной шар до размеров Солнца. Последнее, как легко просчитать, разрушило бы всю Солнечную систему. Конечно, был и другой путь – уменьшить людей до размеров муравья, но это не решило бы проблему, а только отодвинуло ее всего на несколько веков.
       Я думаю, что Бог все это понял в тот самый момент, когда повелел людям плодиться и размножаться, поэтому он сразу прикусил язык и не стал объяснять людям, как это делать. Но, разумеется, люди в ближайшее время сами разъяснили бы этот вопрос, ведь его разъяснили даже неразумные животные.
       И когда я пробирался в райский сад (а что дьяволу там нужно, как не совратить людей ко греху), Бог не остановил меня, т. к. увидел, что если я сделаю свое дело, у него появиться повод лишить людей бессмертия. Получается, что я не только не навредил Богу, но помог ему исправить ошибку, допущенную при сотворении мира.
На этом Хитрейший закончил свою речь. После некоторого молчания Сатанаил спросил.
       – А что, математики являются ли людьми угодными Богу?
       – Я думаю, что нет: они с помощью вычислений проникают в некоторые замыслы Бога, которые он, возможно, был бы не склонен открывать людям. Кроме того, они просчитали, что далеко не всё, что Бог сообщил Моисею на горе Синай и Моисей записал в своем Пятикнижии, является непреложной истиной, а это Бога тоже не обрадовало.
       – В таком случае тебе нельзя поставить в вину, что тебя совратил математик. Кроме того, мне кажется, что твои знания и нам пригодятся. Что же касается совращения первых человеков, то польза, которую ты принес этим Богу, – ничто по сравнению с той пользой, которую ты принес нашему обществу. Ведь если бы люди не съели яблока с древа познания добра и зла, то они не разбирались бы в том, что есть добро и что зло, перед каждым своим поступком посылали бы Богу молитвы с запросом, добро или зло они собираются сделать, и, поступая согласно указаниям Бога, не стали бы грешить. Как справедливо утверждает церковь, грех человека – радость дьяволу. Мы бы лишились всякой радости. В ад не стали бы приходить грешные души, и у нас наступила бы скука смертная. Обезумев от скуки, мы стали бы молить Бога простить нас и снова принять к себе в ангелы. Бог бы простил нас и поручил, как и прочим ангелам, готовить ответы людям на миллионы их запросов о добре и зле. Это, пожалуй, было бы еще скучнее. Подводя итог, могу ответственно заявить, что Хитрейший по-прежнему самый почтенный член нашего общества, а День первородного греха – наш законный праздник и остается таковым на все времена.
       «Бурные и продолжительные овации. Все встают».

____________________
*По православному летоисчислению 8000 лет от сотворения мира есть 2492-й год нашей эры, так что автор пробежал несколько вперед по шкале времени, но, тем не менее, утверждает, что имеющий быть в этом году юбилей описан совершенно точно.
**Те читатели, которые станут говорить, что автор заврался, т. к. немыслимое дело, чтобы кто-то отказался от миллиона долларов, очевидно, ничего не слышали о нашем математике Перельмане, который отказался не от одной, а даже от двух премий. Кстати, этого Перельмана тоже зовут Григорий Яковлевич, но автор уверяет, что совпадение чисто случайное.
***К сведению желающих: товар пока еще не востребован.
****Библия, Книга Бытия, 1:28.
*****Бытие, 5:4,5.



Мне нравится:
1

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 15
Опубликовано: 31.05.2020 в 23:26
© Copyright: Юрий Козиоров
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1