11-20 сонеты Шекспира. 2 ред


11-20 сонеты Шекспира. 2 ред
11.
Старея, будешь в детях расцветать,
Которые твоей являясь частью,
Наполнят душу юностью опять —
Так старость не похвастается властью.

И в этом мудрость всей красы вокруг,
Иначе увяданье ловит в сети;
Ведь если б думали как ты, мой друг,
Исчез бы мир за шесть десятилетий.

Пусть те, кого Природа создала
Смешными, грубыми, умрут бесплодны,
А кто красив, и с кем она щедра —
Цветут для продолжения пригодны.

Тебя любовь ваяла, как печать,
И ты свой оттиск должен повторять.

.
12.
Когда удары слушаю часов,
И вижу: день утоплен темнотою,
Фиалку погубила тень лесов,
А кудри серебрятся сединою;

Когда я вижу кроны без листвы,
Которые в жару стада спасали;
Иль вспоминаю, как пучки травы
В телегах, белой бородой качали;

Тогда печалюсь о твоей красе,
Что ты исчезнешь Времени приказом,
Ведь всё подвластно смене на Земле,
И новое восходит раз за разом.

От Времени ничто не защитит,
Лишь дети, воплотившие твой вид.

.
13.
Поверь, ты можешь быть самим собой,
Не дольше, чем живёшь на белом свете.
Нет тех, кто обошёл Смерть стороной,
Так подари свой дивный образ детям.

Тогда краса, что ты в аренду брал,
Продлится в нашем мире бесконечно,
И отразится в холоде зеркал
Твоим ребёнком ласково-беспечным.

Ведь кто позволит, чтоб прекрасный дом
Пришёл в упадок вопреки уходу,
Чтоб зимний сумрак поселился в нём,
Ветрам и глупой прихоти в угоду?

Одни лишь моты! Но меня услышь,
Пусть назовёт отцом тебя малыш.

.
14.
Свои сужденья не со звёзд беру,
И всё ж мне кажется, что я астролог,
Но не такой, чтоб предсказать игру,
Ненастье, засуху, чуму иль голод.

Мне также неизвестна сила гроз,
Я не могу предвидеть град и ливень,
Иль королевствам вынести прогноз,
По тем знамениям, что в небе синем.

Но я читаю по твоим глазам,
И в этих звёздах нахожу ответы,
Что верность с красотой ты должен сам
Продлить в потомках — то Судьбы заветы.

Иначе я озвучу твой финал:
Красу и верность гроб себе забрал.

.
15.
Когда я сознаю, что на Земле
Даётся совершенству миг короткий;
Что Мир — лишь сцена, а спектакли все
Задуманы на звёздах нежно-кротких;

Когда я постигаю жизнь людей
И вижу, как Судьба на них влияет;
Что юность, хоть тщеславна от идей,
Но старость даже память отбирает.

Тогда, красой любуясь, милый друг,
Я понимаю, сколь же ты богатый,
Поскольку Время, совершая круг,
И молодость твою возмёт когда-то.

Но я люблю и стану воевать,
Что год крадёт — привью тебе опять.

.
16.
Зачем не хочешь способом иным
Ты посрамить у Времени пороки?
Сражаться с увяданием твоим
Мои бесплодные устали строки.

Сейчас на пике молодости ты,
И девственных садов земля пустая,
Растила б с благодарностью цветы,
Чей яркий вид — не акварель плохая.

Лишь так должна себя жизнь обновлять!
А кисти и перо, храня уменье,
Твою не смогут нежность передать
Точней, чем детских рук прикосновенье.

Отдав, ты будешь в сыне жить родном,
Своим запечатлённый мастерством.

.
17.
Да кто поверит в будущем стихам,
Где ты, мой друг, прекрасней идеала?
Они скорей гробница, нежли храм
Для красоты, которая сияла.

О, если б мог я передать твой взор,
Изящество манер и поз словами,
Сказал бы век грядущий: ,,Это вздор!
То был не человек — был Ангел с вами."

И презирали б рукопись, увы,
Так лживым старикам нет уваженья,
И осуждали б с ханжеством вдовы,
Чрезмерность моего воображенья.

Но сын, став продолжением твоим,
Как он помог бы сразу нам двоим.

.
18.
Сравнить ли мне тебя с июньским днём?
Ты тише, привлекательней, добрее.
Сравнить ли с изумительным цветком?
Но он умрёт, лишь холодом повеет.

И даже золотой небесный глаз
Порою туча мрачно закрывает.
В природе всё имеет скорбный час,
Когда очарованье исчезает.

Лишь вечно лето красоты твоей,
И ценности его не потускнеют!
А Смерть уйдёт ни с чем в страну теней,
Ведь ты стихами вознесён над нею.

Пока сонет читают на Земле,
Бессмертие завещано тебе!

.
19.
О, Время — хищник! Когти льва сломай,
Вели зарыть Земле плоды в могилу,
С издёвкой, зубы тигру вырывай,
И Феникса сожги в крови, за силу;

Неси печаль и летом, и зимой;
Ты власть имеешь — всё что хочешь делай
И с этим миром, и с его красой,
Одно не сотвори рукой умелой:

Изрезать не позволь своим часам
Чело любимого, создав морщины.
Пусть он живёт, угодный Небесам,
Как образец прекрасного мужчины.

Ты, Время, не хвались про тлен и дым,
В моих стихах друг будет молодым!

.
20.
Дала Природа женское лицо
Тебе, мой повелитель и царица,
Плюс сердце нежное, что так влечёт,
Но не предаст, как хитрая девица.

Особым взглядом обладаешь ты,
Что золотит предметы неизменно,
И статью, разжигающей костры
В сердцах мужчин и дев одновременно.

Свои мечты, Природа воплотив,
Тебя снабдила женской красотою,
В конце творенья, словно полюбив,
Добавив нечто, развела со мною.

Поэтому, ты женщин забавляй,
Но только мне любовь свою отдай.

.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Поэтические переводы
Количество рецензий: 3
Количество просмотров: 17
Опубликовано: 30.05.2020 в 00:09
© Copyright: Светлана Владимировна Чуйкова
Просмотреть профиль автора

Ксана Василенко     (30.05.2020 в 08:34)
9 сонетов подряд о том, что нужен, обязательно нужен ребёнок, сын... Странно, кого он так уговаривал? Но красиво. 20-й, что удивительно, понравился больше.

Светлана Владимировна Чуйкова     (30.05.2020 в 12:56)
Добрый день, Ксана!
Даже не 9, а с 1 по 18 сонет ЛГ Шекспира уговаривает светлоокого юношу обзавестись потомством.:)))
Согласитесь, что для ,,голубой любви" это довольно странно.
.
Многое для меня прояснилось, после просмотра фильма ,,Аноним".
В нём английские шекспироведы выдвинули версию, что сонеты пишет отец... к сыну.
С которым из-за дворцовых интриг был разлучён.
И что Шекспиром является граф Оксфордский возлюбленный Елизаветы.

По текстам сонетов, лично я могу сказать, что очень убедительная версия!
В 126-ти сонетах, которые посвящены юному графу, нет и грамма эротики.
Все они наполнены скорее отеческой любовью.
А ,,40 сонет" в этом смысле очень показателен!
Судите сами!
.
40.
Ты всех возьми моих любовниц, всех!
Что обретёшь, чего не ведал прежде?
Любви, родной, не ищут средь утех,
Тебе ж свою дарил в святой одежде.

И если ты прелестницу забрал,
Желая, чтоб я этим был унижен,
То местью сам себя и — наказал:
Ведь сердце вновь обманываешь ты же.

Но я грабёж прощаю, милый вор,
Хоть ты присвоил всё, чем я владею.
Пусть лучше яд любви течёт из пор,
Чем ненависть нахального злодея.

Любимый, лишь игру я вижу в том!
Ты хоть убей, не станешь мне врагом.

Ксана Василенко     (30.05.2020 в 13:20)
Да и по логике - сын. Девушек тогда уговаривать не было необходимости, их ваще никто не спрашивал... Любовник? Ну а с какой стати любовника собственноручно отдавать в семью плодиться? Наоборот, было бы понятней,если бы отговаривал...
Остаётся племянник или сын.







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1