Проза. Елена Бондаренко


Проза. Елена Бондаренко
Память сердца

Сергей уже несколько лет жил в Германии и лечил людей. Диплом нетрадиционной медицины имелся, прочие необходимые для практики документы в порядке так что… работал.
К нему приходило много разных пациентов и каждый со своей болячкой и историей, но один старик запомнился больше других.
Как-то ранней весной в кабинет зачастила пожилая женщина с болью в колене. Во время сеанса она рассказала, что у её соседа проблемы посерьёзнее, чем у неё. Что в клинике ему поставили диагноз рак и сейчас готовят к операции. Посетовала, что очень за него переживает. Вдруг женщина попросила:
— Доктор, а вы могли бы посмотреть его?
— Почему бы и нет. Приводите.
Немка замялась.
— Понимаете, сам он не придёт… Не доверяет он такой… медицине… Но я слышала, что вы можете диагностировать по фотографии.
— Всё верно. Могу. Приносите фотографию и желательно «свежую».
— Зачем же приносить. Она у меня с собой, взгляните.
Сергей внимательно всмотрелся в снимок. На нём пожилой немец. Худой, сутулый, в глубоко посаженных глазах печаль.
Решительно отложив снимок, он сказал:
— У него нет рака. Есть гнойные шишки, но это не рак. Точнее скажу при личной встрече.
Старик, с измождённой внешностью, в длинном драповом пальто и шляпе, пришёл уже на следующий день. Доктор его внимательно осмотрел и подтвердил диагноз:
— У вас нет рака. Пропейте вот эти травяные настои и всё наладится. Верьте мне.
И он поверил. И принимал лекарства, назначенные врачом. Вскоре началась ремиссия и пациенту стало значительно легче. Пропив следующую часть лекарственных трав и проделав некоторые процедуры, он и вовсе поправился.
За лечение он рассчитался, так что общаться и встречаться с пациентом надобности не было, однако старик снова пришёл в кабинет. Дрожащими руками он вручил Сергею плоскую коробку из красного бархата. Открыв её, доктор увидел на белом шёлке льняной платочек с китицами, обвязанный по краю голубой нитью. По центру вышитый гладью украинский хутор: домик с соломенной крышей, подворье с витой изгородью, река, ива…
— Что это? Зачем?
Промокнув слезящиеся глаза, старик устало присел на стул.
— Возьмите, доктор. Это самое дорогое, что у меня есть.
— Вот как… Тогда зачем вы отдаёте это мне? Простите, но… я не понимаю… Конечно, если вы сочтёте нужным, то я с удовольствием выслушаю историю, связанную с этим платочком, но вещь не возьму…. Не имею права.
— Благородно… Да-а-а… Русские… Я и забыл какие вы… Извольте… я расскажу вам… мою… тайну...
Закинув голову, старик посмотрел в сторону, как безумный. Вдруг он резко подскочил на ноги, сорвав с головы старенькую шляпу. Редкие волосы растрепались, в глазах паника и какой-то совершенно невероятный блеск. Перейдя на фальцет, он выкрикнул:
— А ведь я воевал с вами… с русскими! Да! Я был на этой проклятой войне! Был! А теперь вы меня вылечили! Спасли врага от мучительной операции и смерти! Зачем?!
Такой поворот событий Сергея несколько напряг и позабавил. Улыбнувшись, он успокоил пожилого немца:
— Не нервничайте так, это для вас вредно. А война… Во-первых, вы воевали не со мной, а во-вторых… что было, то быльём поросло.
Немец посмотрел на доктора недоверчиво и удивлённо. Взгляд некогда голубых глаз потух. Сняв зачем-то очки, он протер стёкла, затем, водрузив их на массивный нос, снова уселся на стул. С минуту выдержав паузу, он успокоился и продолжил уже совсем другим тоном.
— Ja, ja… быльём поросло… Всё так… Ну хорошо. Слушайте. История эта давняя, но для меня всё это было будто бы вчера… Когда началась война мне едва исполнилось четырнадцать лет… Гитлер не ожидал, что сопротивление советских войск окажется столь длительным и с такими огромными потерями, поэтому уже в сорок третьем был объявлен набор малолеток. Нас, шестнадцатилетних юнцов сформировали целый полк. Я попал в Западную Украину. Село, в котором мы базировались было занято немцами. Нас расселили по домам, и вот там я встретил её… мою Оксану… Вы не поверите какой необыкновенной красоты была эта девушка. Глаз не оторвать! Я влюбился сразу и навсегда. Это была первая, очень чистая и светлая любовь. Я даже забыл о войне. Начисто! Как-то так вышло, что и она ответила мне взаимностью. В тайне от всех мы прогуливались вдоль быстрой реки, шептали друг другу нежности, любили друг друга... Оксана ни слова не понимала из того, что я ей говорил, а я… я ни слова не знал ни по-русски, ни по-украински, но чувствовал сердцем эту девушку и понимал, что люблю её больше жизни. Позже, она своими руками вышила этот льняной платочек и подарила его мне.
А затем началось наступление советских войск и в первом же бою меня ранило в бедро. Слава Господу, что я не успел сделать ни единого выстрела. Ни единого! Но… за то, что мне всё же пришлось воевать с русскими — по сей день каюсь, вымаливая прощение…
По впалым щекам старика текли слёзы. Доктор видел, что он действительно раскаивался, горько сожалея о тех зверствах, которые совершали его сородичи… Сидя в задумчивости, Сергей молчал. Успокоившись, старик продолжил.
— Раненых солдат отправили назад в Германию, а после лечения меня признали негодным к службе и военным действиям. Но я рвался на Украину! Всей душой, всем сердцем! Все мои мысли были там, возле моей Оксаночки. «Как она там? Жива ли? Здорова ли?». Я готов был лететь к ней на крыльях любви, но… куда?! Война… Проклятая война! Ну а после разгрома и речи не могло быть о возвращении… Я не знал, что делать, как поступить. Адрес её я запомнил лишь приблизительно, но писать не мог, не имел права. Не мог я подвергать её и её близких такому… позору… Вот и всё. Мечтая об украинской дивчине я так и не женился. Этот платочек хранил, как самое дорогое сокровище в жизни. Это было всё, что осталось у меня от неё.
Когда у вас появилась передача «Жди меня», у меня снова появилась надежда. Я им написал, указав те немногие данные, что знал. Но её не нашли… или не искали — не знаю. Шли годы… И не было дня, чтоб я не вспоминал мою Оксаночку. Каждый день, каждую минуту я помнил о ней. Десять лет назад, я всё же решился поехать в Украину, в это село. И что вы думает?! Я нашёл там свою дочь! Дочь!!! У нас с Оксаночкой родилась маленькая дочурка, которую мать назвала Галей… А Оксаночки уже не было в живых… Её уже не было… Я смог навестить только могилку на старом деревенском кладбище… Она умерла за два года до того, как я приехал. Всего два года! Я слишком долго к ней шёл, понимаете? Слишком долго! Никогда себе этого не прощу! Никогда! От дочери я узнал, что Оксана тоже не выходила замуж. Ждала меня… Хотя столько ей всего досталось пережить! Не простили её односельчане и связи с врагом не списали. До конца жизни клеймо немецкой подстилки носила она… Как представлю… больно и страшно делается! А Галя знала обо мне. Мать ей всё рассказала и дочь не осудила нас, поняла. Да… поняла… Теперь моя замужняя дочь с мужем, двое их уже взрослых детей и даже внуки живут в Германии. Со мной. Моя любовь, преданность и верность были вознаграждены и теперь не платочек, а живое воплощение Оксаночки вернулось ко мне. Они поселились отдельно, но теперь я не одинок. У меня появилась огромная семья, понимаете?! Теперь мне и умирать не страшно. Однако самое печальное во всей этой истории то, что я совсем не помню лицо моей любимой… Оно стёрлось из памяти. Улыбка, коса, губы… Всё размыто. Помню, что красивая была, стройная и всё… но сердце помнит что-то очень важное. Важнее, чем внешность и прочее, что имеет свойство стареть. Оно помнит тепло её сердца… Вот и вся история… Вы меня осуждаете, доктор?
Сергей смотрел на старика с восхищением.
— Нет, что вы. Я не имею право вас осуждать, но… спасибо за откровенность.
— Прощайте, доктор. Берегите семью, если она у вас есть. Это самое дорогое и самое ценное из всего, что есть в мире. Берегите себя и их. Спасибо вам и храни вас Господь.
Сергей поблагодарил необычного пациента и тоже попрощался:
— И вы будьте здоровы и счастливы. Прощайте.
Старик ушёл, бережно неся бархатную коробку с памятью сердца внутри…




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Другое
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 15
Опубликовано: 26.05.2020 в 11:30
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1