Происхождение мира. Naturalius dogmaticum


Происхождение мира. Naturalius dogmaticum

Введение. Общие сведения
Эта книга является свободной, художественной альтернативой Библии. Естественно, не следует сравнивать эти книги. Религия Naturalius dogmaticum не является ни официальной религией, ни сектой, ни чем-либо подобным. Это литературное произведение, выражающее собой общечеловеческие принципы всеобщего блага вперемешку с авторским вымыслом и субъективной точкой зрения.

Naturalius praecepta
  • 1.Наивысшим благом и мерилом нравственности признавать счастье и удовольствие людей.
  • 2.Понимать, что Вселенная основывается на двух вещах: рождении и смерти. Обоснованием тому можно считать всем известные процессы появления и затухания звёзд, а также всё происходящее с иными космическими объектами.
  • 3.Любить жизнь и смерть в равной степени, так как и жизнь, и смерть являются двумя частями единого целого и главным принципом работы Вселенной.
  • 4.Понимать, что высшей степени любви, «истинной любви», как и многих других чувств, умственных и физических свойств, невозможно постичь.
  • 5.Желание и воля человека кончаются там, где существуют желание и воля другого человека. Нельзя осчастливить человека против его желания и нельзя нарушать права другого человека, реализуя свои желания.
  • 6.Не совершать насилия и не причинять ни физического, ни морального вреда окружению.
  • 7.Поступать с другим человеком так, как он того заслуживает. Иными словами, поступать с человеком так, как он поступал с другими людьми.
  • 8.Заботиться о природе, потому что она есть всеобщий родитель.
  • 9.Позволять любые эмоции и их выражение, если это не причиняет вреда окружению.
  • 10.Помогать нуждающимся в помощи и оставлять отвергающих её.
  • 11.Просить прощения, коль причинил вред другому.
  • 12.Жить, в первую очередь, так, чтобы процесс жизни приносил удовольствие тебе.
  • 13.Признавать и уважать все гражданские права и правила этики и приличия в отношении всех людей в равной степени, ибо все люди одинаково являются созданиями природы, её детьми и поданными.

Cultura societatis
  • I.Цвета.
Цвет смерти (и траура) – фиолетовый (цвет трупных пятен).
Цвет жизни – молочный (цвет молока, дающего питание новой жизни у млекопитающих).
Цвета праздника – красный и оранжевый (самые яркие цвета; цвета огня, фруктов, ягод и овощей).

  • II.Исчисление.
Так как эта религия не подразумевает суеверия и отрицает всё, доказательством чего является лишь человеческая мнимость, количество месяцев она насчитывает тринадцать, потому как при таком условии в каждом месяце число дней будет одинаково (28), за исключением одного месяца, число дней в котором будет равняться 29 (в високосный год таких месяцев будет два).
Очевидно, что для того, чтобы получить истинный год – число лет после основания планеты – следует прибавить к существующему году по григорианскому календарю прибавить множество нулей. Но для удобства мы не будем писать нули, ведь это только тратит драгоценный тонер.
Названия месяцев: эпику́рт (Эпикур), менде́врь (Грегор Мендель, Дмитрий Менделеев), лавре́ль (Ада Лавлейс), эйнште́рт (Альберт Эйнштейн), кепле́рь (Иоганн Кеплер), декарте́врь (Рене Декарт), эйле́рт (Леонард Эйлер), лама́рт (Хэди Ламарр), пуассе́ль (Жанна-Антуанетта Пуассон, маркиза де Помпадур), лавуазе́врь (Антуан Лоран Лавуазье), кюри́врь (Мария Склодовская-Кюри, Пьер Кюри, Ирен Жолио-Кюри, Ева Дениза Кюри-Лабуисс), гутенбе́врь (Иоганн Гутенберг), луне́ль (Цай Лунь). Названия даны в честь людей, оказавших значительное влияние на науку и общество. Естественно, великих людей значительно больше тринадцати, поэтому избрание из них «наиболее великих» - дело пустое, а потому результат крайне субъективен.
Naturalius mensis Месяцы и дни (традиционно) Эпикурт (29 дней) Январь (до 29) Мендеврь 30, 31 января – до 26 февраля Лаврель 27, 28 февраля – 26 марта Эйнштерт 27, 28, 29, 30, 31 марта – 23 апреля Кеплерь 24 – 30 апреля – 21 мая Декартеврь 22 – 31 мая – 18 июня Эйлерт 19 – 30 июня – 16 июля Ламарт 17 – 31 июля – 13 августа Пуассель 14 – 31 августа – 10 сентября Лавуазеврь 11 – 30 сентября – 8 октября Кюриврь 9 – 31 октября – 5 ноября Гутенбеврь 6 – 30 ноября – 3 декабря Лунель 4 – 31 декабря (+1 в високосный год)
В остальном же календарь схож с григорианским.

  • III.Ритуалы.
Ритуалов не существует. Празднование, траур, погребальные культы и проч. реализуется таким образом, каким человек того желает. Иначе говоря, человек празднует или не празднует свадьбу или свой день рождения и, если решает делать это, то делает так, как он хочет.

  • IV.Святые.
  • 1.Януарий Абхазский
  • 2.Юния Азербайджанская
  • 3.Прасковья Андоррская
  • 4.Юлиус Афганский
  • 5.Тевкр Бахрейнский
  • 6.Юлиан Бельгийский
  • 7.Ювеналий Боснийский
  • 8.Эмиль Уагадугский
  • 9.Эмилия Германская
  • 10.Эгидий Гонконгский
  • 11.Целестина Грузинская
  • 12.Франческо Египетский
  • 13.Синтия Индонезийская
  • 14.Флавия Иранская
  • 15.Фелисити Испанская
  • 16.Феликс Венгерский
  • 17.Фейт Казахская
  • 18.Фавст Кенийский
  • 19.Урсула Китайская
  • 20.Урбан Конгский
  • 21.Ульяна Лаосская
  • 22.Тиберий Ливийский
  • 23.Терентий Люксембургский
  • 24.Татьяна Мадагаскарская
  • 25.Стелла Малавийская
  • 26.Срджан Мальдивский
  • 27.Спурий Маршалловский
  • 28.София Молдавская
  • 29.Сильвестр Монтсерратский
  • 30.Хрисанф Нидерландский
  • 31.Сергей Норвежский
  • 32.Септимий Пакистанский
  • 33.Секунд Панамский
  • 34.Северин Пуэрто-Риканский
  • 35.Стеропа Румынская
  • 36.Рексенор Свазилендский
  • 37.Руф Кастрийский
  • 38.Роман Сирийский
  • 39.Розалия Соломонская
  • 40.Роза Малабская
  • 41.Ренат Фритаунский
  • 42.Публий Таиландский
  • 43.Прокул Тунисский
  • 44.Пров Угандский
  • 45.Патрик Уругвайский
  • 46.Паулина Финляндская
  • 47.Павлин Бангийский
  • 48.Паула Чешская
  • 49.Павел Шведский
  • 50.Секст Перуанский
  • 51.Октавий Эритрейский
  • 52.Фотина Кейптаунская
  • 53.Наталий Ямайский
  • 54.Миранда Канберрская
  • 55.Матрёна Албанская
  • 56.Мартын Аргентинский
  • 57.Маркел Багамский
  • 58.Марк Белорусский
  • 59.Марина Болгарская
  • 60.Марианна Бразильская
  • 61.Мариан Ватиканский
  • 62.Маний Гвинейский
  • 63.Тихон Гренландский
  • 64.Максим Датский
  • 65.Люцифер Израильский
  • 66.Луций Иорданский
  • 67.Лукьян Ирландский
  • 68.Лукия Италийская
  • 69.Порфирий Вьетнамский
  • 70.Летиция Камбоджийская
  • 71.Лаура Кипрская
  • 72.Лаврентий Колумбийский
  • 73.Корнелия Кубинская
  • 74.Констанция Латвийская
  • 75.Прохор Литовский
  • 76.Климент Маврикийский
  • 77.Клементина Аомыньская
  • 78.Клара Малазийская
  • 79.Клавдия Мальтийская
  • 80.Севастьян Мексиканский
  • 81.Квинт Монакский
  • 82.Кассий Бирманский
  • 83.Карина Никарагуанская
  • 84.Камиль Абудабийский
  • 85.Фёкла Палауская
  • 86.Иулиан Папуасский
  • 87.Иннокентий Польский
  • 88.Игнатий Российский
  • 89.Емельян Самоанский
  • 90.Донат Сейшельский
  • 91.Домна Сербская
  • 92.Доминик Словацкий
  • 93.Диана Сомалийская
  • 94.Децим Суринамский
  • 95.Гней Таджикский
  • 96.Герман Танзанский
  • 97.Гай Туркменский
  • 98.Вописк Узбекский
  • 99.Виталий Фиджийский
  • 100.Виолетта Французская
  • 101.Виктория Чадская
  • 102.Триоп Чилийский
  • 103.Сфенел Шри-Ланкийский
  • 104.Викентий Эстонский
  • 105.Венедикт Суданский
  • 106.Валерьян Токийский
  • 107.Таисия Австрийская
  • 108.Валерий Алжирский
  • 109.Валентина Арменская
  • 110.Эразм Бангладешский
  • 111.Белла Белизская
  • 112.Беатриса Боливийская
  • 113.Беата Брунейская
  • 114.Аполлинария Английская
  • 115.Хтония Гондурасская
  • 116.Эрихтоний Греческий
  • 117.Антоний Доминиканский
  • 118.Антон Индийский
  • 119.Анжелика Иракская
  • 120.Амедей Исландский
  • 121.Фаина Венесуэльская
  • 122.Альбина Зимбабвийская
  • 123.Аквилий Канадский
  • 124.Римма Кыргызстанская
  • 125.Адриан Кувейтский
  • 126.Адорасьон Ливанская
  • 127.Феодора Лихтенштейнская
  • 128.Агриппа Мавританская
  • 129.Аврелий Македонский
  • 130.Авл Малийский
  • 131.Августа Марокканская
  • 132.Этеокл Мозамбикский
  • 133.Филлида Монгольская
  • 134.Мастридия Намибийская
  • 135.Астерия Новозеландская
  • 136.Глафира Оманская
  • 137.Одетта Палестинская
  • 138.Инес Парагвайская
  • 139.Ираида Португальская
  • 140.Амвросий Руандский
  • 141.Фока Эр-риядский
  • 142.Лаэрт Сенегальский
  • 143.Анисия Сингапурская
  • 144.Евтихиан Словенский
  • 145.Навсифой Сомалилендский
  • 146.Афиней Вашингтонский
  • 147.Орест Тайваньский
  • 148.Авксентий Ломейский
  • 149.Досифей Турецкий
  • 150.Кронид Украинский
  • 151.Лина Филиппинская
  • 152.Агата Хорватская
  • 153.Зосима Черногорская
  • 154.Ифианасса Швейцарская
  • 155.Демофонт Эквадорский
  • 156.Иоанн Эфиопский
  • 157.Николетта Южнокорейская
  • 158.Василиса Донецкая
  • 159.Варвара Сан-Маринская
  • 160.Ия Луганская
  • 161.Пейто Тираспольский
  • 162.Влас Приштинский
  • 163.Полиевкт Бутанский
  • 164.Зоя Тиморская
  • 165.Ириней Йеменский
  • 166.Евринома Катарская
  • 167.Мирон Киргизский
  • 168.Кира Тайбэйская
  • 169.Артемий Пхеньянский
  • 170.Елена Мьянманская
  • 171.Ида Непальская
  • 172.Исмена Нагорно-Карабахская
  • 173.Майя Цхинвальская
  • 174.Анастас Лефкошский
  • 175.Ермолай Бенинский
  • 176.Мадина Ботсванская
  • 177.Левкипп Бурундийский
  • 178.Агнесса Габонская
  • 179.Макар Гамбийский
  • 180.Лидия Ганская
  • 181.Маргарита Бисауская
  • 182.Евграф Киншасский
  • 183.Диогения Джибутийская
  • 184.Демид Замбийский
  • 185.Кристина Прайская
  • 186.Евфросиния Камерунская
  • 187.Деидамия Коморская
  • 188.Агапит Ямусукрский
  • 189.Герасим Лесотский
  • 190.Иоланда Либерская
  • 191.Епистима Ниамейская
  • 192.Доротея Абуджайская
  • 193.Ангелина Сан-Томесская
  • 194.Галина Тифаритская
  • 195.Данакт Хартумский
  • 196.Евгения Антигуанская
  • 197.Григорий Барбадосский
  • 198.Пандроса Гаитянская
  • 199.Клеоник Гайанский
  • 200.Иероним Гватемальский
  • 201.Андроник Гренадский
  • 202.Гипподамия Санто-Домингская
  • 203.Зевксиппа Коста-Рикская
  • 204.Георгакис Сальвадорский
  • 205.Регина Кингстаунская
  • 206.Агафья Бастерская
  • 207.Ника Тринидадская
  • 208.Архипп Вануатский
  • 209.Созон Баирикский
  • 210.Клеопатра Паликирская
  • 211.Горгофона Наурская
  • 212.Сарпедон Тонгский
  • 213.Агапия Тувалусская
  • 214.Иерофей Сахарский
  • 215.Трофим Кашмирский
  • 216.Хиона Аландская
  • 217.Фанна Ангильская
  • 218.Родион Гернсийский
  • 219.Эвридика Гваделупская
  • 220.Гвидо Ваский
  • 221.Геннадий Вазиристанский
  • 222.Гликерия Южноосетинская
  • 223.Клитемнестра Кюрасауская
  • 224.Эдуард Кукский
  • 225.Евангелия Ниуэская
  • 226.Купидон Мэнский
  • 227.Эрнестина Кралендейкская
  • 228.Ирма Шанская
*Некоторые имена могут показаться вам алогичными и «неестественными» (настоящие имена заменены).

Как вы можете заметить, имена святых представляют собой древние имена латинского и греческого происхождения. Определяющие место пребывания слова – названия всех стран (иногда – столиц), непризнанных государств и территорий-бывших колоний, окончательно избавившихся от влияния страны-завоевателя (информация на май 2020 года).

  • V.Религиозные праздники.
Религиозные праздники – это лишь дни памяти святых. В следствие количества святых практически каждый день является праздником (а в некоторых случаях – один праздник на двоих святых). Теперь вы понимаете, почему мы не отмечаем сии праздники?
2 эйлерта (20 июня) - Януарий Абхазский.
10 кеплеря (3 мая) - Юния Азербайджанская.
28 мендевря (26 февраля) - Прасковья Андоррская.
1 эпикурта (1 января) - Юлиус Афганский.
3 эйнштерта (29 марта) - Тевкр Бахрейнский
7 ламарта (23 июля) - Юлиан Бельгийский.
4 пуасселя (17 августа) - Ювеналий Боснийский.
28 лавуазевря (8 октября) - Эмиль Уагадугский.
1 декартевря (22 мая) -Эмилия Германская.
5 гутенбевря (10 ноября) - Эгидий Гонконгский.
26 кюривря (1 декабря) - Целестина Грузинская.
11 эпикурта (11 января) - Франческо Египетский.
18 декартевря (8 июня) Синтия Индонезийская
6 кеплеря (29 апреля) - Флавия Иранская.
15 эйлерта (2 августа) - Фелисити Испанская.
2 пуасселя (16 августа) - Феликс Венгерский.
20 лавуазевря (30 сентября) - Фейт Казахская.
9 кюривря (17 октября) - Фавст Кенийский.
5 гутенбевря (10 ноября) - Урсула Китайская.
13 лунеля (16 декабря) - Урбан Конгский.
21 эпикурта (21 января) - Ульяна Лаосская.
28 лунеля (31 декабря) - Тиберий Ливийский.
7 лавреля (5 марта) - Терентий Люксембургский.
8 эйнштерта (3 апреля) - Татьяна Мадагаскарская.
23 ламарта (8 августа) - Стелла Малавийская.
19 декартевря (9 июня) - Срджан Мальдивский.
27 пуассель (9 сентября) - Спурий Маршалловский.
14 мендевря (12 февраля) - София Молдавская.
3 гутенбевря (8 ноября) - Сильвестр Монтсерратский.
28 лавреля (26 марта) - Хрисанф Нидерландский.
25 пуасселя (7 сентября) - Сергей Норвежский.
17 эйлерта (5 июля) - Септимий Пакистанский.
21 кеплеря (14 мая) - Секунд Панамский.
19 ламарта (4 августа) - Северин Пуэрто-Риканский.
16 декартевря (6 июня) - Стеропа Румынская.
18 кюривря (26 сентября) - Рексенор Свазилендский.
7 эпикурта (7 января) - Руф Кастрийский.
13 гутенбевря (18 ноября) - Роман Сирийский.
4 кеплеря (27 апреля) - Розалия Соломонская.
6 мендевря (4 февраля) - Роза Малабская.
2 лунеля (6 декабря) - Ренат Фритаунский.
24 эйнштерта (19 апреля) - Публий Таиландский.
9 кеплеря (2 мая) - Прокул Тунисский.
15 эпикурта (15 января) - Пров Угандский.
8 лавуазевря (18 сентября) - Патрик Уругвайский.
1 пуасселя (14 августа) - Паулина Финляндская.
11 гутенбевря (16 ноября) - Павлин Бангийский.
22 лавреля (20 марта) - Паула Чешская.
2 лунеля (5 декабря) - Павел Шведский.
14 пуасселя (27 августа) - Секст Перуанский.
10 эйлерта (28 июня) - Октавий Эритрейский.
1 ламарта (17 июля) - Фотина Кейптаунская.
28 кюривря (5 ноября) - Наталий Ямайский.
25 лавуазевря (5 октября) - Миранда Канберрская.
9 гутенбевря (14 ноября) - Матрёна Албанская.
7 лунеля (11 декабря) - Мартын Аргентинский.
13 эйнштерта (8 апреля) - Маркел Багамский.
18 мендевря (16 февраля) - Марк Белорусский.
21 пуасселя (3 сентября) - Марина Болгарская.
6 лавреля (4 марта) - Марианна Бразильская.
10 гутенбевря (15 ноября) - Мариан Ватиканский.
12 декартевря (2 июня) - Маний Гвинейский.
3 кеплеря (26 апреля) - Тихон Гренландский.
8 ламарта (24 июля) - Максим Датский.
19 лунеля (22 декабря) - Люцифер Израильский.
16 декартевря (6 июня) - Луций Иорданский.
1 лавреля (27 марта) - Лукьян Ирландский.
28 гутенбевря (3 декабря) - Лукия Италийская.
5 пуасселя (18 августа) - Порфирий Вьетнамский.
15 ламарта (31 июля) - Летиция Камбоджийская.
14 декартевря (4 июня) - Лаура Кипрская.
1 кюривря (9 октября) - Лаврентий Колумбийский.
17 эйнштерта (12 апреля) - Корнелия Кубинская.
14 эпикурта (14 января) - Констанция Латвийская.
20 лунеля (23 декабря) - Прохор Литовский.
11 мендевря (9 февраля) - Климент Маврикийский.
15 кеплеря (8 мая) - Клементина Аомыньская.
7 эйлерта (25 июня) - Клара Малазийская.
19 гутенбевря (24 ноября) - Клавдия Мальтийская.
8 эпикурта (8 января) - Севастьян Мексиканский.
2 декартевря (23 мая) - Квинт Монакский.
13 кюривря (21 октября) - Кассий Бирманский.
3 ламарта (19 июля) - Карина Никарагуанская.
9 эйнштерта (4 апреля) - Камиль Абудабийский.
10 кеплеря (3 мая) - Фёкла Палауская.
6 лунеля (9 декабря) - Иулиан Папуасский.
3 лавуазевря (13 сентября) - Иннокентий Польский.
18 пуасселя (31 августа) - Игнатий Российский.
24 лунеля (27 декабря) - Емельян Самоанский.
9 эпикурта (9 января) - Донат Сейшельский.
12 кюривря (20 октября) - Домна Сербская.
17 лавреля (15 марта) - Доминик Словацкий.
2 ламарта (18 июля) - Диана Сомалийская.
6 эпикурта (6 января) - Децим Суринамский.
11 лунеля (14 декабря) - Гней Таджикский.
16 кеплеря (9 мая) - Герман Танзанский.
14 эйнштерта (9 апреля) - Гай Туркменский.
8 мендевря (6 февраля) - Вописк Узбекский.
1 гутенбевря (6 ноября) - Виталий Фиджийский.
10 лавуазевря (20 сентября) - Виолетта Французская.
3 эйлерта (21 июня) - Виктория Чадская.
4 пуасселя (17 августа) - Триоп Чилийский.
13 эпикурта (13 января) - Сфенел Шри-Ланкийский.
16 лавреля (14 марта) - Викентий Эстонский.
5 эйлерта (23 июня) - Венедикт Суданский.
19 кеплеря (12 мая) - Валерьян Токийский.
20 пуасселя (2 сентября) - Таисия Австрийская.
27 ламарта (12 августа) - Валерий Алжирский.
8 декартевря (29 мая) - Валентина Арменская.
16 эйнштерта (11 апреля) - Эразм Бангладешский.
11 кюривря (19 октября) - Белла Белизская.
14 лавуазевря (24 сентября) - Беатриса Боливийская.
7 мендевря (5 февраля) - Беата Брунейская.
24 гутенбевря (29 ноября) - Аполлинария Английская.
15 декартевря (5 июня) - Хтония Гондурасская.
9 пуасселя (22 августа) - Эрихтоний Греческий.
17 ламарта (2 августа) - Антоний Доминиканский.
2 кеплеря (25 апреля) - Антон Индийский.
20 кюривря (28 октября) - Анжелика Иракская.
22 эйлерта (10 июля) - Амедей Исландский.
10 мендевря (8 февраля) - Фаина Венесуэльская.
14 ламарта (30 июля) - Альбина Зимбабвийская.
13 декартевря (3 июня) - Аквилий Канадский.
1 эйлерта (19 июня) - Римма Кыргызстанская.
28 кеплеря (21 мая) - Адриан Кувейтский.
19 эпикурта (19 января) - Адорасьон Ливанская.
3 лунеля (6 декабря) - Феодора Лихтенштейнская.
8 гутенбевря (13 ноября) - Агриппа Мавританская.
18 лавреля (16 марта) - Аврелий Македонский.
27 лавуазевря (7 октября) - Авл Малийский.
26 лунеля (29 декабря) - Августа Марокканская.
5 мендевря (3 февраля) - Этеокл Мозамбикский.
14 мендевря (12 февраля) - Филлида Монгольская.
28 эпикурта (31 декабря) - Мастридия Намибийская.
13 эйлерта (1 июля) - Астерия Новозеландская.
24 ламарта (9 августа) - Глафира Оманская.
4 кюривря (12 октября) - Одетта Палестинская.
8 кеплеря (1 мая) - Инес Парагвайская.
18 лавуазевря (28 сентября) - Ираида Португальская.
14 лунеля (17 декабря) - Амвросий Руандский.
21 эйнштерта (16 апреля) - Фока Эр-риядский.
25 кеплеря (18 мая) - Лаэрт Сенегальский.
7 лавуазевря (17 сентября) - Анисия Сингапурская.
23 декартевря (13 июня) - Евтихиан Словенский.
22 кеплеря (15 мая) - Навсифой Сомалилендский.
6 пуасселя (19 августа) - Афиней Вашингтонский.
11 эйлерта (29 июня) - Орест Тайваньский.
10 декартевря (31 мая) - Авксентий Ломейский.
9 ламарта (25 июля) - Досифей Турецкий.
15 лавреля (13 марта) - Кронид Украинский.
12 эпикурта (12 января) - Лина Филиппинская.
4 лунеля (7 декабря) - Агата Хорватская.
17 мендевря (15 февраля) - Зосима Черногорская.
19 эйлерта (7 июля) - Ифианасса Швейцарская.
24 кюривря (1 ноября) - Демофонт Эквадорский.
29 лунеля (29 февраля; високосный год) - Иоанн Эфиопский.
4 эйнштерта (30 марта) - Николетта Южнокорейская.
18 ламарта (3 августа) - Василиса Донецкая.
5 лавреля (3 марта) - Варвара Сан-Маринская.
10 эйнштерта (5 апреля) - Ия Луганская.
13 кеплеря (6 мая) - Пейто Тираспольский.
16 пуасселя (29 августа) - Влас Приштинский.
3 мендевря (1 февраля) - Полиевкт Бутанский.
12 эйлерта (30 июня) - Зоя Тиморская.
2 лавреля (28 февраля) - Ириней Йеменский.
20 мендевря (18 февраля) - Евринома Катарская.
27 декартевря (17 июня) - Мирон Киргизский.
11 пуасселя (24 августа) - Кира Тайбэйская.
17 кюривря (25 октября) - Артемий Пхеньянский.
1 мендевря (30 января) - Елена Мьянманская.
18 гутенбевря (23 ноября) - Ида Непальская.
15 лунеля (18 декабря) - Исмена Нагорно-Карабахская.
22 эйнштерта (17 апреля) - Майя Цхинвальская.
28 эйлерта (16 июля) - Анастас Лефкошский.
5 ламарта (21 июля) - Ермолай Бенинский.
14 кеплеря (7 мая) - Мадина Ботсванская.
19 лавуазевря (29 сентября) - Левкипп Бурундийский.
12 пуасселя (25 августа) - Агнесса Габонская.
7 гутенбевря (12 ноября) - Макар Гамбийский.
25 мендевря (23 февраля) - Лидия Ганская.
24 кеплеря (17 мая) - Маргарита Бисауская.
22 пуасселя (4 сентября) - Евграф Киншасский.
3 эпикурта (3 января) - Диогения Джибутийская.
11 лавреля (9 марта) - Демид Замбийский.
17 декартевря (7 июня) - Кристина Прайская.
27 кюривря (4 ноября) - Евфросиния Камерунская.
28 пуасселя (10 сентября) - Деидамия Коморская.
18 эйлерта (6 июля) - Агапит Ямусукрский.
9 лавуазевря (19 сентября) - Герасим Лесотский.
4 гутенбевря (9 ноября) - Иоланда Либерская.
7 кеплеря (30 апреля) - Епистима Ниамейская.
23 мендевря (21 февраля) - Доротея Абуджайская.
26 лавреля (24 марта) - Ангелина Сан-Томесская.
13 мендевря (11 февраля) - Галина Тифаритская.
17 кеплеря (10 мая) - Данакт Хартумский.
15 пуасселя (28 августа) - Евгения Антигуанская.
3 лавреля (1 марта) - Григорий Барбадосский.
22 декартевря (12 июня) - Пандроса Гаитянская.
19 эйнштерта (14 апреля) - Клеоник Гайанский.
6 эйлерта (24 июня) - Иероним Гватемальский.
20 декартевря (10 июня) - Андроник Гренадский.
25 ламарта (10 августа) - Гипподамия Санто-Домингская.
27 кеплеря (20 мая) - Зевксиппа Коста-Рикская.
14 кюривря (22 октября) - Георгакис Сальвадорский.
1 эйнштерта (27 марта) - Регина Кингстаунская.
23 пуасселя (5 сентября) - Агафья Бастерская.
8 лавреля (6 марта) - Ника Тринидадская.
26 лавуазевря (6 октября) - Архипп Вануатский.
9 мендевря (7 февраля) - Созон Баирикский.
21 кюривря (29 октября) - Клеопатра Паликирская.
11 эйнштерта (6 апреля) - Горгофона Наурская.
24 эпикурта (24 января) - Сарпедон Тонгский.
18 кеплеря (11 мая) - Агапия Тувалусская.
21 мендевря (19 февраля) - Иерофей Сахарский.
28 декартевря (18 июня) - Трофим Кашмирский.
1 кеплеря (24 апреля) - Хиона Аландская.
12 кеплеря (5 мая) - Фанна Ангильская.
17 пуасселя (30 августа) - Родион Гернсийский.
15 мендевря (13 февраля) - Эвридика Гваделупская.
7 эйнштерта (2 апреля) - Гвидо Ваский.
12 ламарта (28 июля) - Геннадий Вазиристанский.
13 лавуазевря (23 сентября) - Гликерия Южноосетинская.
1 лунеля (4 декабря) - Клитемнестра Кюрасауская.
24 пуасселя (6 сентября) - Эдуард Кукский.
5 кеплеря (28 апреля) - Евангелия Ниуэская.
27 мендевря (25 февраля) - Купидон Мэнский.
2 эйнштерта (28 марта) - Эрнестина Кралендейкская.
28 ламарта (13 августа) - Ирма Шанская.

Mythologia
Теперь мы переходим к разделу, в котором подробно описаны деяния святых. Этот раздел представляет собой 228 коротких рассказа о судьбе того или иного человека, сына или дочери нашей планеты.
Vitém[1] - прародитель, первый человек. Не имел имени, но для обозначения назовём его так.
Прим.: в произведениях содержится немало ссылок на известные и не очень произведения мировой культуры.

Януарий Абхазский
Януарий был рядовым пастухом, гоняющим скот по живописным горам солнечной Абхазии.
Его детство не отличалось ничем особенным; тем, что не было бы схожим с иной семьёй из соседнего аула.
Однако, что не было типичным, Януарий был единственным сыном своей матери: единственной дочери. Дедушка абхазского пастуха давно скончался, а отца мужчина никогда не знал, но, как говаривала ему бабушка, это был человек невероятной силы – не физической, но духовной, - что выражалось в том факте, что он был волевым и всегда сохранял ясный и трезвый ум.
Как единственный представитель мужского пола в семье, Януарий очень рано познал всяческие виды труда – тяжёлого и лёгкого, «женского» и «мужского», если эти прилагательные применимы к слову «труд». Но более всего самому Януарию нравилось пасти горных овец: эта работа давала ему много времени на то, чтобы порассуждать наедине с собой, в тишине, на свежем воздухе, посреди горных вершин, чувствуя единение с природой и всем живым и неживым миром.
Однажды, второго эйлерта (двадцатого июня) 200 года до нашей эры, Януарий не вернулся к вечеру в родной аул. Мать и бабушка забеспокоились слишком поздно, когда солнце уже было далеко за горизонтом.
Наутро мать Януария в сопровождении двух местных мужчин – двоюродного брата и дяди – последовала за сыном.
На полпути обеспокоенные родственники обнаружили растерянных овец, гуляющих в стороне от «народной» тропы. Один из мужчин заторопился сбить в стадо разбежавшийся скот, но мать Януария осекла эту его попытку.
К вечеру поиски завершились трагическим успехом: мать нашла тело любимого сына распростёртым на скалах, покрытых мхом и сухими кустарниками. Горю её не было предела, и даже стойкие и обычно хладнокровные мужчины пролили слёзы в память о юном пастухе, навсегда оставшемся лежать в месте, которое он так любил при жизни.

Юния Азербайджанская
В сто двадцать третьем году до нашей эры Юнии было восемь лет. Это была худенькая девочка с глазами и волосами цвета вороного крыла. Каждый член её многочисленной родни отмечал схожесть Юнии с её матерью – самой красивой женщины аула.
Однако, Юния не отличалась покорностью матери: она была взбалмошной, слегка капризной, но в равной степени игривая и забавная малышка. Поистине, единственным, что роднило её с матерью, была красота.
Как-то раз, в пасмурный и хмурый день, Юния потерялась, чем вызвала немало отчаяния и невыразимой печали в родственниках девочки. Мать её окончательно замкнулась в себе, а отец больше не мог вымолвить ни слова. Не было ни одного мальчика, девочки, юноши, девушки, женщины или мужчины, старика или старушки, кто не был бы огорчён пропажей маленькой прелестницы, озорной и вечно весёлой Юнии.
Шли дни, месяцы, годы, и только десятого кеплеря (третьего мая) сто тринадцатого года до н.э. Юния наконец нашла свой дом и свою семью. Многих уже не стало, но столько же и прибыло.
Как это случилось? Дело в том, что Юния была похищена стариком-отшельником, желавшим воспитать из буйной девчонки смиренную девушку. Idee fixe так не была достигнута отчаявшимся стариком, хотя Юния снискала славу загадочной, серьёзной девушки, предсказательницы, живущей в мрачной пещере посреди азербайджанских холмов.
Изредка смелые девы и мужи, ищущие приключений или пропитания молодые, скрывающиеся от любопытных глаз любовники и просто заблудшие – все приходили к «Загадочной девушке из Дамджылы». Юния радушно принимала редких гостей и с удовольствием гадала им, указывала выход из сложных и запутанных ситуаций и частенько развлекала приятным и милым общением.
Но такой, казалось, идиллии тоже когда-то должен был подойти конец. Старичок скончался, и нежданно издалека прибрёл неизвестный доселе охотник, объявивший себя хозяином пещеры, позабавившись с Юнией, а затем выгнав её.
Долго Юния скиталась меж пейзажами Азербайджана, но путь резко прервался, как только она увидала сидящую у реки, плачущую женщину.
- Что с вами? Почему вы плачете? – спросила Юния, кладя нежную руку на плечо незнакомки.
- Ох, если б ты знала, милая девушка! Десять лет назад я потеряла свою дочь, и образ её не даёт мне покоя, - молвила сквозь слёзы женщина, - А вдруг она до сих пор жива? О, милая, наверное, ей сейчас было бы столько же, сколько тебе! Я была бы так рада, если б она была также красива, как ты! Ступай, милая девушка, я должна задерживать тебя своими откровениями. Ступай и не думай ни о чём. Оставь меня наедине с моим горем.
- Десять лет? Ох, как бы не столько же прошло с того момента, как я последний раз видела свою семью. Не столько же прошло времени с момента, как старик из Дамджылы похитил меня совсем девчонкою?!
Женщина мгновенно оставила свой плач:
- Назови имя, дитя моё, коль оно есть у тебя.
- Юния.
- Ох, неужели! – вставая и сплетя ладони, словно в мольбе, воскликнула незнакомка, - Юния, ты ли это?! Как же?! – оглядывая девушка с головы до ног, продолжала она, - Юния? О, дорогая моя, как ты прекрасна! Сколько прошло лет? Сколько времени?! Где ты была? Что с тобой было? – забывалась она, - Ох, если ж это ты, то скажи же, каково имя твоей матери?
- Аида, - кротко ответила Юния.
- О, Юния! Верно, это ты!
Женщина крепко обняла свою давно потерянную дочь, плача – от счастья и от радости – и целуя своё «маленькое золотце».
Позже мать и дочь вернулись в аул, где Юния рассказала о том, что происходило в её жизни все эти годы, отнюдь не потерянные. К сожалению, отец Юнии так и не узнал о судьбе любимой дочурки.
Юния удивила всех переменой своего характера. Она стала жить обычной жизнью азербайджанской крестьянки. Она гадала, но теперь более открыто, нежели в пещере у старика.
Так, на одном из «сеансов», Юния и нашла свою любовь: красивого и храброго юношу из соседнего аула. Влюблённые быстро стали жить вместе, создав новую, счастливую семью. Мать девушки к тому времени скончалась, и Юния каждый день ходила ухаживать за её могилой.
Юния прожила ещё долго, будучи всегда в мире и согласии с мужем и детьми, пронеся радушие, весёлость и готовность идти на помощь через всю жизнь.

Прасковья Андоррская
В маленькой части суши на Пиренеях жила уже не первый год пожилая и одинокая, но не утратившая своей природной красоты, женщина Прасковья. Целые дни она проводила, сидя у своего ветхого домика, смотря на окрестности Андорры и вспоминая былые времена, давно и безвозвратно ушедшие.
Когда-то давно, в ранней юности, Прасковья прислуживала римскому императору Октавиану Августу и помнила правление Гая Юлия Цезаря, в период которого была ещё совсем юной. Ей приходилось выполнять самую грязную работу, но любое мерзкое дело окрашивалось новыми цветами, как только на горизонте появлялась Прасковья.
Все люди, которые видели Прасковью в молодости, заглядывались на неё. Но ни один из романов не оканчивался ни свадьбой, ни даже помолвкой.
Когда роскошной молодой римлянке исполнилось двадцать лет, родители отыскали её подходящего им мужа, могущего привнести в семью обширный капитал. Узнав об этом, Прасковья была шокирована решением родителей, а, встретившись с женихом, утвердилась в своём решении окончательно.
Звёздной ночью Прасковья сбежала из отчего дома вместе с очередным любовником. Долго они бежали навстречу новой жизни. Но на третий день побега пара наткнулась на группу бежавших от казни преступников. С любовником Прасковьи они разделались без лишних мыслей, но девушку отпускать не хотели также, как и убивать.
Так Прасковья стала путешествовать вместе с преступниками, пока ей не удалось на одной из стоянок скрыться в глуши кустарников и лесов. Найдя небольшую андоррскую деревню, Прасковья устремилась к люду, по которому она так скучала и который так любила. Она быстро «вошла» в коллектив, но никогда не открывала ни своего происхождения, ни прежней жизни, говоря, что она заблудилась и ничего не помнит.
Через пару лет, после долгих уговоров, она вышла замуж за мудрейшего господина, какой только был в ближайшей округе. Они прожили вместе двадцать лет, пока муж Прасковьи не умер от скоротечной болезни.
Детей в браке Прасковьи и Леонилла (так звали её мужа) не было: после двух выкидышей Прасковья более не беременела. Зато женщина с удовольствием дарила нежность, доброту, заботу и любовь животным и детям из других семей.
Так продолжалось до тех пор, пока в Прасковье оставались силы. Двадцать восьмого мендевря (двадцать шестого февраля) у неё произошёл апоплексический удар, вследствие которого женщину парализовало. Только одна соседская девушка взялась ухаживать за одинокой старушкой, скрашивая последние дни её существования.

Юлиус Афганский
Когда расцвет Парфянского царства подходил к концу, Юлиус был вынужден покинуть свой дом, пока он не превратился в сухие и пыльные руины. Впредь Юлиус числился военным. Обоснованием такого выбора можно назвать также и желание «отдать честь Родине», рождающиеся от осознания собственной никчёмности и невозможности дать миру что-либо ещё. Но самым весомым аргументом было, естественно, то, что в истинности выбора никакого не было. Благо, Юлиус являлся, как сейчас сказали бы, «первым парнем на деревне»: он был силён, красив и умён. В иные времена этому мужчине была бы уготовлена другая, возможно, более счастливая и невынужденная, доля.
Юлиус, несмотря на его достоинства, приводившие в экстаз даже отчаявшихся дурнушек, быстро затерялся в толпе таких же воинов, как и он, как и почти две тысячи спустя. Потому окончание его судьбы, как и многих других, значится словами: «Без вести пропавший».

Тевкр Бахрейнский
Где-то на живописном ландшафте Дильмуна процветало рыболовецкое ремесло, в котором был занят грубоватый, могутный мужчина Тевкр, славившийся в сих краях, как самый бравый и ответственный господин и приветливый хозяин. Внешний вид его поначалу всегда отталкивал, но, чем доскональнее люди узнавали его, тем желаннее становились встреча и разговор с ним.
Всем Тевкр помогал, и со всеми он был одинаково вежлив и услужлив. Богатым и баловням судьбы мужчина не имел привычки лишний раз показываться на глаза, но, как только Тевкр оказывался нужным, его персона была тут как тут. Беднякам и бродягам он всегда отвешивал половину своего улова, даже если тот был невелик. Но не смотря на кажущуюся открытость и радушие Тевкра, никто из его близких не мог сказать, что знает и понимает мужчину.
Третьего эйнштерта (двадцать девятого марта) пугающая весть ледяным ветром пронеслась по Дильмуну. Пропала маленькая девочка – дочка знатной дамы и уважаемого мужа. Всё поселение отчаянно искало дорогую потерю. К вечеру того же дня девочка была найдена… в доме бобыля Тевкра. Девочка, увидав мать, со всех ног бросилась ей в объятия. На множественные расспросы жителей «Зачем?», «Почему ты украл её?», «На что тебе сдалось невинное дитя?» преступник не мог дать должного ответа.
По мановению руки Тевкр из приятного члена общества перешёл в разряд изгоя и персоны нон-грата. Так длилось неделю, пока, не знающий, как загладить вину – ни подарки, ни добрые слова не возымели действия, - Тевкр, будучи крайне опечален и удручён, направился в очередной раз на излюбленную работу – рыбную ловлю, - к берегу океана, дабы поразмыслить и вынести себе приговор и наказание.
Но суд уже состоялся: общество произвело его. До пляжа мужчина не дошёл, а дом его превратился в обгоревшее стойбище неназванного гостя, продолжавшего жить в устах жестокого люда.

Юлиан Бельгийский
На севере Галлии забрезжил рассвет, когда монах Юлиан покинул родные земли и отправился в странствие по Европе. Его никто не ждал, никто не любил, но все были одинаково удивлены, когда вечно мечущийся где-то рядом Юлиан испарился так, будто его и не было.
По прошествии нескольких лет аскетичной жизни мужчина, к тому времени ставший седым и истощённым стариком, пришёл в неизвестные ему Дельфы, где встретил Плутарха и Эномая и имел удовольствия вступать в полемику с ними. Таким образом Юлиан в благородных летах, увлёкшись философией, вернулся к мирской жизни.
«Юлиан из Галлии», как называли его местные жители, в течение многих лет оставался неизвестен за пределами Дельф, пока седьмого ламарта (двадцать третье июля) сто четвёртого года нашей эры он не выпустил своё первое произведение «О человеке и судьбе», представляющее собой огромное собрание рассуждений, начертанных на нескольких пергаментах.
И знаменитые, и малоизвестные философы и их ученики сразу же обратили внимание на произведение Юлиана и прочли его, объявив автора «учёным» и «мудрейшим из мудрейших». Один из знакомых Юлиана поспешил сообщить ему о безграничных восторгах и одобрениях и незначительной критике, относившейся более манере письма, нежели к содержанию, но, с трудом отворив дверь холостяцкой хибары, не нашёл виновника торжества. Снова Юлиан исчез в момент, когда жизнь его должна была измениться не по его собственной воле, а по воздействию извне.
Поиски в Дельфах ни к чему не привели, но и за пределами города никто не слышал о теперь уже «странном старике, сбежавшем от успеха». Единственный труд Юлиана был забыт через год, а все вопросы читателей и их замечания остались безответны. Только дети плебеев продолжали пугать друг друга «призраком из Галлии» и «тенью отшельника», однако и этим пустословиям в скором времени пришёл конец.
Поистине, ничего не меняется.

Ювеналий Боснийский
На просторах, в будущем ставших известными, как Босния и Герцеговина, трудился гончар Ювеналий, многодетный отец, любящий муж и исправный работник. Вся жизнь его походила на вымышленную и далекую от реальности идиллию, пока четвёртого пуасселя (семнадцатого августа) он не встретил Лиру – девушку из богатой семьи торговца, мерзкого и жестокосердного человека, для которого наивысшим благом считалось набить сполна итак набухший кошелёк и такое же брюхо.
Зрелый мужчина и юная дева с первой встречи понравились друг другу, но оба не хотели и думать о возникшем из ниоткуда чувстве. Ювеналий был в отчаянии. Как он, семьянин и ответственный, преданный своему делу работник, мог влюбиться в девушку, годившуюся ему в дочери? Лира в то же время размышляла: «Как дочь богатейшего господина могла заметить и овеять вниманием какого-то мужлана, такого же, как моряки, доставляющие товар её отца в чужеземные местности?» Но и тот, и другая в унисон стремились к сближению друг с другом, не осознавая и недооценивая всей глубины «мимолётного увлечения».
В попытке развеяться Ювеналий отправился вон из дома и, к собственному же удивлению, обнаружил на одной дороге с собою Лиру.
- Добрый вечер, - произнесла девушка, - Я вас уже где-то видела. Вы Ювеналий…
- Да, это я, - грубо ответил мужчина, - А вы Лира, дочь Мустафы?
- Именно, - весело ответила Лира, - Вы гуляете?
- Да…
- Я тоже! Как мы совпали. Никого на улице нет, кроме нас. Как прекрасно! Ой, простите, - смущённо осеклась она, - Я не очень люблю толпу, рынки и всё это… Ну, вы понимаете. То, без чего имя моего отца не было бы так известно.
- Да, я вас понял, - жёстко ответил Ювеналий и побрёл в противоположную от собеседницы сторону.
- Подождите, куда вы? – опешила Лира, - Я же не о вас… А, может, перейдём на «ты»?
Ювеналий резко остановился и устремил взгляд в лицо девушки:
- Если вы, то есть… Если ты так хочешь. Главное, чтобы никто не застал нас, а то иначе доложат твоему отцу, и мы вряд ли ещё встретимся.
- Верно… - медленно осознавая сказанное, промолвила Лира.
- И вообще, я лучше пойду, - тихо и строго сказал Ювеналий и торопливо пошёл в сторону мастерской.
- Подождите! Нет, подождите! – закричала дева, вызвав удивление в глазах мужчины, продолжив стихшим голосом, - Я хотела… хотела бы сказать вам, то есть… тебе, - говорила она, приближаясь к гончару, - Я, в самом деле, люблю тебя. Да, люблю, и я хотела бы, чтобы ты знал это.
- Знаешь… - начал Ювеналий, но Лира перебила его:
- Нет, не говори. Я знаю, что ты не любишь меня, поэтому я лучше пойду…
- Я тоже люблю тебя, Лира, - произнёс мужчина, обнимаю дрожащую от вечернего холода девушку; он произнёс с ухмылкой, - Ты замёрзла?
- Да, слишком лёгкое платье для пляжа.
- Пойдём ко мне в мастерскую, - предложил Ювеналий.
- Нет, там наверняка кто-то есть, - отрезала девушка.
- В это время там уже никого нет. Пойдём.
Лира повиновалась.
Так начались отношения дочери торговца и гончара, в мастерской которого они встречались каждые два дня.
Однако, роман продлился всего месяц, после чего девушка, разоблачённая и пристыженная, вынуждена была по велению отца удалиться в монастырь.
Ювеналий, узнав об этом, окончательно погрузился в скорбь и, сломленный, вновь побрёл всё на ту же прибрежную равнину, где не так давно вспыхнула страсть его и божественной Лиры. Чтобы никто не увидал «распутника», мужчина отошёл от наиболее посещаемой части пляжа.
Всю ночь он оплакивал свою разрушенную жизнь, а под утро приблизился к морю, дабы смыть грех и позор.
Домой он не вернулся, и никто понятия не имел, куда запропастился талантливый гончар и любящий отец.

Эмиль Уагадугский
В четырёхсотых годах нашей эры произошла эта история.
Эмиль, парень с кожей цвета кофейных зёрен и мускулами – символом усердия и крепости духа. Он выжил, несмотря на бесконечные засухи и недостаток пищи и воды.
Будучи юнцом, Эмиль женился на ещё более молодой тёмненькой девочке, которая, однако, вскоре скончалась при родах.
Убитый горем Эмиль забросил всякую работу, закрывшись в хижине и оплакивая свою дорогую и любимую жену.
Позже Эмиль начал видеть призрак маленькой жены, когда солнце полностью закатывалось за горизонт. Привидение подплывало и клало мнимые ручки на шею вдовцу. Тот пугался, но сразу же говорил:
- А, это ты, моя милая. Ты снова напугала меня, но ничего. Я всё равно тебя люблю. Люблю также, как и в то время, когда ты была жива, - и гладил её призрачные пальцы, целуя и лелея их.
Эмиль забыл о сне и об удовлетворении естественных потребностей.
Местные жители не решались заглянуть в «хибару сумасшедшего». А Эмиль, тем временем, проводил дни напролёт в общении со своей давно почившей женой.
Когда двадцать восьмого лавуазевря (восьмого октября) в хижине вдовца перестало чувствоваться движение, а запах злостно давал о себе знать, только тогда соседи решились открыть ящик Пандоры, увидав в нём тело с еле узнаваемыми чертами прекрасного лица молодого мужчины.
Так и закончилась эта история любви, преданности и равнодушия.

Эмилия Германская
Первого декартевря (двадцать второго мая) пятьсот тридцатого года в семье крестьян родилась Эмилия. Она была восьмым ребёнком и пятой дочерью Карла и Хильдегарды. С детства не отличалась чем-либо особенным. Эмилия была похожа на мать блондинистым цветом волнистых, тонких волос, а на отца – спокойным и миролюбивым нравом. Девочка слыла замкнутым, но всегда готовым прийти на помощь, ребёнком.
В одиннадцать лет Эмилия была выдана замуж за четырнадцатилетнего Ганса, сына соседа. Тот не отличался благонравным поведением и с первой встречи возненавидел жену. В виду юного возраста новобрачных, консуммация брака была отложена. Ганс днями пропадал с более взрослыми друзьями, оставляя жёнушку одну, но та даже была рада такому отношению к ней супруга. Эмилия занималась бытом, по вечерам отдыхая за вышиванием, вскоре полностью украсив вышивками комнату супругов.
Спустя пять лет, когда Эмилии было уже шестнадцать лет, было решено провести консуммацию, чему девушка яро воспротивилась, оскорбив супруга. Она выбежала из дома и отправилась куда глаза глядят. Но очень быстро друг Ганса опознал беглянку и с самодовольным видом вернул её домой. Процедура была начата заново и – в этот раз – доведена до конца.
После случившегося Эмилия зарыдала, разбудив тем самым уже успевшего заснуть Ганса.
- Чё ревёшь? – спросил он.
- Я… Я ненавиж-жу тебя… Дурак!.. Гх… Тупой… дурак!.. Гх…
- Если я для тебя так безобразен, так ужасен, то почему же ты всё ещё здесь? – так же невозмутимо вопросил Ганс.
- Ненавижу тебя! – неожиданно вскрикнула Эмилия, встала и в одной рубашке принялась вылезать из окна.
- Куда ты? – с нотками волнения произнёс парень.
- Тебе какое дело? – раздалось из ночной темноты.
Ганс встал и подбежал к окну, заглянув в него:
- Ты с ума сошла?
- Как тебе угодно!
- Что я сделал?
- Ничего!
- Это не ответ.
- А это не разговор!
Эмилия доползла до земли и, когда пальцы её ног коснулись жёсткой травы, кинулась на утёк. Ганс же, сонно приблизившись к кровати, устало рухнул на брачное ложе, мгновенно задремав.
Эмилия бежала всю оставшуюся ночь, прервав своё путь лишь у крутого склона. Спустившись к реке, девушка села и отдышалась. «Что я делаю? Куда я бегу? Почему я так его ненавижу? Или я его люблю? Я не знаю. Что теперь делать? Зачем я всё это сделала? Что я сделала? Я убежала. Зачем? Зачем?» - бесконечно тянулся поток мыслей в её голове. «Всё, надо решить, что делать. Что делать?» Девушка задумалась. «Ладно. Если я вернусь, меня засмеют. Если пойду дальше, то не знаю, что будет. Не знаю, кого встречу и что со мной станет.» Эмилия вновь заплакала и вновь от безысходности. «Зачем? Зачем» - вертелось в её голове. «Зачем?»
Через час девочка почувствовала нестерпимый голод и, не приняв никакого решения, пошла обратно. На полпути Эмилия упала прямо лицом в лужу грязи, в которой ютились откормленные свиньи. Из сельского домика, по близости с которым оказалась девушка, выбрался полный мужчина и заковылял прямиком к хрюшкам.
- Кто это ещё?! – воскликнул мужчина, увидев перед собой нежданную гостью.
Крестьянин медленно подошёл к девушке.
- Эй? – попытался достучаться до неё он.
Мужчина дотронулся до девушки. Поняв, что незнакомка жива, но находится без сознания, крестьянин взял Эмилию на руки и понёс в дом.
Дома у доброго мужчины, которого звали Эгидий, Эмилия пришла в себя, обогрелась и подкрепилась. Кратко пересказав свою историю, Эмилия отчаянно заявила: «Я не знаю, что теперь делать!»
- Я понимаю тебя, дорогая гостья, - с необычной вежливостью отвечал мужчина, - Но я не могу оставить тебя у себя. Я уже пожилой и…
- Возможно, вам нужна помощь… - прервала его Эмилия.
- Да, это верно. Но пойми, у меня нет лишней кровати, лишней тарелки и ложки. Ну, ты понимаешь. Ты должна вернуться домой. Родные любят и ждут тебя. Представь, как им сейчас больно без тебя.
- Они и не заметили моего побега, - бросила она моментально, - Я всегда была обузой. Родным будет лучше без меня.
- Не говори так, милая. Ты слишком глубоко зашла в своих мыслях и искажённых фантазиях. Послушай меня, и ты, возможно, будешь удивлена тому, насколько я прав.
Эмилия опустила глаза:
- Я не хочу возвращаться.
Эгидий с грустью посмотрел на гостью:
- Бедная заблудшая душа, - сказал он и покачал головой.
Эгидий встал и направился в сторону кухни.
- Что вы делаете? – растерянно спросила Эмилия.
- Собираю тебе еду в дорогу, - просто ответил хозяин.
- Не надо! – запротестовала та.
- Какая капризная девочка!
Эгидий быстро собрал пищу для девушки и протянул свёрток ей.
- О, нет-нет! – вновь воспротивилась девочка.
- Ладно, милая. Я не хотел грубо выгонять тебя, но, вижу, мне придётся это сделать, - он резко переменил тон, - Проваливай и не возвращайся!
Эмилия нервно и испуганно попятилась к выходу, захватив с собой свёрток.
- Простите, - тихо промолвила девушка напоследок и ретировалась, прикрыв аккуратно обветшалую дверь.
Теперь Эмилия предстояло сделать наконец столь долгожданное решение, и она приняла его.
Эмилия – сначала неуверенно, затем – более чётко и даже радостно – зашагала навстречу родным, осознав, что важнее не то «где» ты, а то «с кем» ты.
Мать и отец, свёкор и свекровь, муж и орава братьев и сестёр с печальным и – одновременно – отрадным чувством и успокоением встретили Эмилию, возвращение которой развеяло самые страшные фантазии оных, и жизнь обеих семей, а также пары новобрачных, в скором времени наладилась, одарив счастьем каждого из членов истории.

Эгидий Гонконгский
Эгидий родился на землях, называемых в современное время Гонконгом. Отец его был местным жителем, а мать – потомком переселенцев с Запада. У мальчика была необычная внешность, за которую он нередко расплачивался насмешками и любопытными взглядами.
В возрасте пятнадцати лет Эгидий, не найдя отрадного занятия и круга общения, был вынужден – как сам он это воспринимал – проститься с горячо любимой семьёй и уйти туда, где будет возможно счастье.
Так началось большое путешествие Эгидия, продолжавшееся всю его жизнь. Парень повзрослел, научившись заботиться о себе и своих потребностях, работать на других и для других, видеть смысл в мельчайших моментах и, главное, ценить собственный труд и труд других. Но он так и не нашёл счастья, которого искал.
Всю жизнь Эгидий скитался. Он был одинок, хоть и не желал того. Он не нашёл любви в случайных знакомых также, как и в воспоминаниях о них. В помощи мужчина видел обязанность, а в общении – средство взаимодействия с внешним миром.
Незаметно пролетела юность, затем – молодость, зрелость, и вот уже на горизонте показалась старость, пугающая всех: от мала до велика.
Но Эгидий не боялся старости: наоборот, он с нетерпением ждал её, не зная, что делать с жизнью, не останавливавшей своего течения ни на секунду. Мужчина остепенился и проводил оставшиеся часы драгоценного – для многих, - но бессмысленного – для него, - времени.
Однажды, пятого гутенбевря (десятого ноября), Эгидий впервые увидел у входа в своё забытое всеми жилище человека. Впервые жизнь пошла так, как хочет другой человек, но не он. Это событие произвело на пожилого мужчину неизгладимое впечатление. Он, будучи наученным дворцовой вежливости в бытность свою в услужении у короля Хлодвига I и его жены Клотильды, взял на руки несчастную – как и он – девушку и понёс её в дом.
Выяснилось, что девушку звали Эмилией, и она сбежала от своих близких людей. Этот побег показался умудрённому Эгидию такой несущественной мелочью, что он даже не видел смысла в разговоре, однако, всё же решил помочь и наставить на истинный путь юную беглянку.
Вскоре Эгидий проводил гостью, оставшись снова – и навсегда – в полном одиночестве. «Ради чего я жил? Ради кого?» - спрашивал у самого себя Эгидий, ложась на хлипкое ложе. «Вся жизнь, как суета, и ты – лишь часть механизма всего этого водоворота.»
«Зачем же мне была дана эта жизнь? Если бы я мог прожить её заново, сделал бы я это иначе? Прожил бы я жизнь по-другому? Возможно, но стало бы это лучше? Размышлял бы я тогда о своей жизни и пришёл бы я тогда к тем же выводам?»
«Нет. Нет, всё одинаково. Всё всегда одинаково: у королей, у крестьян, у торговцев, у глупых, у философов, у гетер – неважно.»
«Всё ушло. Всё время утекло безвозвратно, и сейчас нужно лишь довольствоваться результатом, лишь радоваться тому, что уже прошло, и прошло оно прекрасно. Всё было в жизни, а значит, я ощутил всё, что должен был.»
«У меня никогда не будет жены, не будет детей. Но сколько я совершил пользы? Скольким людям принёс радость и, наконец, счастье. Я сделал всё, что хотел, и я рад этому. Спасибо тебе, Эмилия, что помогла мне осознать это, что благодаря тебе я вновь ощутил оказываемое мною добро. Жаль, что я не могу сказать об этом лично Эмилии. Жаль, что я так грубо прогнал её. Но… нет. Не надо жалеть. Думаю, она всё-таки благодарна мне также, как и я ей.»
«Я только сейчас понял, как прекрасна жизнь. Я полюбил жизнь. Да, я люблю жизнь, и только сейчас я могу сказать без тени сомнения: «Я счастлив».»
Эгидий скончался через два дня в своём маленьком сельском домике, так и не пожив по-настоящему (?).

Целестина Грузинская
Целестина была младшей девочкой в многодетной грузинской семье. Она была ленивой и безответственной, хотя, когда и если Целестине указывали на её недостатки, она раздражалась и шла выполнять хозяйственные дела, которых всегда было много. Мать девочки была разочарована поведением дочери, но справиться с её характером, смириться или повлиять на неё не могла.
Одним летним днём мать, как и всегда, пошла будить детей, среди которых, естественно, была и Целестина. К удивлению матери, дочери она не обнаружила. На обильные расспросы остальные дочери и сыновья не могли дать ответов.
Вдруг старший из братьев нашёл под ногами крошечную глиняную доску с выбитыми на ней словами:
«Мама, я знаю, что мы с тобой не родны. Мы слишком разные, чтобы быть родственниками. Я ушла на поиски своих настоящих родителей. Не ищи меня.
Целестина.»
Мать, прочитав послание дочери, схватилась за сердце и опустилась на голый пол.
- Ох, дочка, что же ты? – шептала женщина, - О, мне так жарко… Доченька моя… Где же ты, моя милая?.. Ох, жарко…
Не исполнив указа дочери не искать её, женщина вышла из дома и направилась в сторону ближайшего селения.
- Целестина! Целестина! – кричала навзрыд бедная матушка, - Целестина!
Как она ни старалась, ни плакала, ни расспрашивала у обитателей деревушки, ни стирала свои и без того грубые пятки об иссохшую почву поиски её не увенчались успехом. Целестина пропала бесследно.
В то же время в городе Мцхета объявилась с ног до головы облачённая в лохмотья низенькая, аккуратная девочка с круглыми глазами цвета угля и носом, как у Бабы-Яги из старых русских сказок. Девочка, согласная на любые кров и еду, просила милостыню, шатаясь по узким улочкам прекрасного города.
Вечером к спящей у основания одного из зданий Мцхета Целестине подошёл мужчина в белом одеянии.
- Девочка? Ты спишь?
***
- А? – очнулась Целестина.
- Ты сидишь здесь весь день?
- Да.
- Ты голодна? – интересовался незнакомец.
- Да, очень, - призналась Целестина.
- Пойдём со мной. Будешь служить в моём доме, а я буду кормить тебя и отведу тебе место для сна.
- Я не знаю… - заколебалась девочка.
- Это будет всяко лучше, нежели пыльная улочка.
- Вы правы… Не знаю, ну… Да, я пойду с вами, - согласилась простолюдинка.
- Отлично, идём, - незнакомец протянул девочке широкую руку.
Целестина вложила свою ладонь в ладонь мужчины, встала и пошла подле него навстречу новой жизни.
***
- Проходи, - сказал мужчина, отодвигая висящую над входом тряпку, - Здесь ты будешь спать, - указал он лежащие в углу цветные ткани; затем – на глиняные плашки, - А здесь – готовить.
- Готовить? – удивлённо воскликнула Целестина.
- Да, готовить. Если не умеешь, я тебя научу, - просто промолвил хозяин.
- Хорошо.
- Но уже поздно. Поешь и ложись спать.
После этого мужчина начал раздеваться.
- Что вы делаете?! – крикнула девочка, желая уйти.
- Я ложусь спать. Чего так кричишь? Садись и ешь.
- Хорошо, - послушно ответила Целестина, присела и подкрепилась крошечными объедками, оставшимся лежать на дне неглубокой тарелки.
После трапезы девочка легла и тут же погрузилась в царство Морфея.
Наутро Целестина была научена простой готовке. Мужчина отправился по своим делам, оставив гостью одну. Каждый вечер он возвращался. Так повторялось изо дня в день. Жизнь пошла своим чередом.
***
Спустя двадцать лет у мужчины уже появилась семья, состоящая из жены и четверых детей. Целестина прислуживала им, но в последнее время становилась всё печальнее и печальнее.
- Что с тобой, Целестина? – спросил как-то хозяин у готовящей ужин женщины, - Ты почти не говоришь. Только сидишь и работаешь. Я не заставляю тебя этого делать. Глядя на тебя, мне становиться так грустно, что я готов освободить тебя от всех обязанностей…
Целестина вздохнула:
- Я всё чаще и чаще вспоминаю мать, братьев, сестёр… отца… - задумчиво отвечала служанка, - Я тебе не рассказывала, но перед тем, как выйти на улицы Мцхета, я жила в семье, большой семье… Я долго не вспоминала их. Это даже странно… Но теперь… Теперь я только о них и думаю. Живы ли они? Как они сейчас? Есть ли у меня племянники или ещё брат или сестра?
- Мы можем найти твою семью, если ты этого хочешь, - с добротой сказал мужчина.
- Правда? – более бодро откликнулась Целестина, - Хорошо, только… Только – ох! – я должна тебе сказать. Я ушла от родителей потому, что думала, будто бы я им не родная. Знаю, это так глупо! Но…
- Сейчас это не важно, - успокоил её хозяин, - Бросай стряпать. Жена доготовит.
- Но… - женщина затрепетала в нерешительности.
- Бросай и идём.
Также, как двадцать лет тому назад, Целестина пошла за этим – теперь – немолодым человеком.
***
Целестина и представить не могла, насколько близко от родственников она жила. Всего-то через полгорода она нашла отчий дом!
Мать и отец не дождались возвращения дочери: отец скончался семь лет назад, а мать – всего несколько месяцев. Один из братьев Целестины потерялся, а другой – утонул. У пятерых её сестёр были мужья, а одна была ещё слишком юной для брака. У Целестины было двое маленьких племянниц и шесть племянников.
Ощутив привкус горечи и – вместе с тем – радость за то, что родные её теперь рядом, Целестина осталась дома, часто проведывая семью спасшего её мужчины.
Она скончалась через три года, двадцать шестого кюривря (первого декабря), от несчастного случая: на Целестину наехала повозка с мешками, набитыми крупой.

Франческо Египетский
Когда правление Тулунидов только зарождалось, родился Франческо (и пусть вас не смущает это имя) в семье, исповедовавшей христианство.
В подростковом возрасте, будучи хилым, но трудолюбивым парнем, Франческо приступил к работе над строительством мечети.
На стройке он познакомился и, впоследствии, подружился с архитектором, проектировавшем здание. Архитектор, не имея учеников, стал преподавать смышлёному мальчику основы инженерии.
Позже Франческо был схвачен вместе с семьёй и помещён в темницу за свою веру и отказ принять ислам. Родители его скончались через несколько месяцев нечеловеческих условий, оставив Франческо лишь горе утраты.
Однако, через год удача обернулась молодому мужчине, и он был освобождён из темницы по приказу эмира. Этот «комплимент» был сделан не просто так. Франческо, к этому времени ставший взрослым мужчиной, оказался талантливым учеником знаменитого архитектора, и ему было поручено создание проекта мечети Ибн Тулуна. Франческо с огромным энтузиазмом принял эти обязанности и с полной ответственностью стал выполнять их.
Таким образом, Франческо сохранил жизнь, но не смог увидеть окончания строительства его детища. Он скончался спустя пять лет, одиннадцатого эпикурта (одиннадцатое января) от неизвестной болезни, свалившей его всего за два дня.

Синтия Индонезийская
Синтия родилась восемнадцатого декартевря (восьмое июня) в Индонезии. Её семья была далека от социальных предрассудков, из чего можно сделать вывод, что жили они безбедно, но не чурались своего положения. Детство девочки было насыщенно яркими, тёплыми красками, что воспитало в ней любовь к миру и людям.
В двенадцать лет Синтию выдали замуж за человека, который был ей неприятен, но это, как она полагала, не являлось триггером к тому, чтобы проклинать судьбу. И была права. Очень скоро она без памяти влюбилась в своего новоиспечённого мужа, в браке с которым в дальнейшем родила семерых здоровых детей.
Синтия была счастлива в браке и – позже – в семье. Она не стремилась к чему-либо, и в этом нельзя её упрекать, ведь она уже имела то, о чём только могла мечтать.
Она прожила ещё тридцать лет в покое и благополучии и скончалась, увидев своего первого правнука.

Флавия Иранская
Флавия ничем не отличалась от женщин своей семьи. Она была набожна, послушна и спокойна. Но никто, однако, не желал брать её в жёны, потому как о девушке нельзя было сказать, что она красива, умна, обладает неординарным характером или, в конец, богата.
Шестого кеплеря (двадцать девятого апреля) Флавия встретила обаятельного юношу и мгновенно влюбилась в него. Она была разочарована тем, что парень прошёл мимо.
- Привет! – крикнула она парню; тот оглянулся, - Да, я говорю с тобой! Познакомимся?!
- С тобой?! – прыснул парень, - Не хочу показаться грубым, но, девушка, вы себя видели? И вообще, у меня есть жена.
Мнимый возлюбленный ушёл, оставив после себя шлейф обиды и злости.
- Но почему? – сказала сама себе Флавия и отчаянно побрела по пустынным улочкам.
Флавии было уже двадцать восемь лет, а значит, по местным меркам она считалась чуть ли не бабушкой. В любом случае, никто из её семьи больше не надеялся, что Флавия когда-либо выйдет замуж, потому последняя, в сущности, была оставлена всеми.
***
Пока девушки не было дома, к родителям её заявился полный, бородатый господин с жёсткими чертами лица, но милой улыбкой.
- Добрый вечер. Меня зовут Абдул, и я хотел бы видеть вашу дочь.
- С какой целью? – басом отозвался отец Флавии.
- О, не подумайте… Я хотел бы сделать ей предложение, вернее, попросить у вас разрешения на брак с вашей дочерью, вернее…
- Как нельзя верно, - с иронией произнёс мужчина, - Что ж… а вы знаете, сколько Флавии лет?
- Нет, но мне это абсолютно безразлично…
- Ха-ха-ха, представьте себе! Ей уже двадцать восемь! Двадцать восемь лет! – смеялся отец Флавии, - Не передумали? Кто вам будет рожать наследников? Флавия для этого не годится. А на что она годиться? Ни-на-что! Ха!
- Мне плевать, - холодно ответил влюблённый, - Я уверен в своём желании жениться на Флавии. Я люблю её. Я обеспечен и не последний человек в этом мире. Пожалуйста, - продолжил он, понизив голос, - Разрешите мне жениться на Флавии.
Наступило молчание, нарушенное вскоре матерью девушки:
- А Флавия знает вас?
- Нет, но, я думаю, она будет рада встретить меня. Позовите её, и мы продолжим разговор, - строго сказал будущий жених.
- К сожалению, Флавия ещё не вернулась, - запротестовал отец, - Но вы можете подождать её. Час, два… Может, она и явится.
- Договорились, - бросил гость и присел на пол, скрестив ноги.
***
Флавия подошла к краю обрыва, равнодушно смотря в низ.
- Девушка! Девушка! – послышалось откуда-то позади.
Флавия, испуганно обернулась, но, не увидев окликающего её человека, развернулась и, запутавшись в своём же одеянии, споткнулась и упала прямиком в зияющую бездну.
- Девушка! Вы оборонили… Аллах! Девушка! – испуганно кричал растерянный старик.
***
- Думаю, Флавия не придёт. Либо придёт, но позже. В любом случае, вы не можете здесь остаться, - говорил, выпроваживая гостя, отец героини.
- Приятно было познакомиться, - сказал на прощание влюблённый мужчина, - Я приду завтра, - после чего удалился.
Он приходил каждый день на протяжении пятнадцать лет, до самой своей смерти.

Фелисити Испанская
В отдалённой деревушке на окраине Испании жила Фелисити в доме своей тётушки Мануэлы. Она была влюблена в Родриго, не отвечавшего ей взаимностью. Надо сказать, любовью тётушки она также не пользовалась, исполняя с малолетства роль прислуги, прачки и кухарки.
Сначала она была лишь помощней, но вскоре обязанности покатились, словно снежный ком, по годам её жизни, лишь увеличиваясь, и достигнув своего апогея пятнадцатого эйлерта (второго августа) девятьсот двадцать восьмого года нашей эры, когда Фелисити исполнилось двадцать два года.
Родриго, завидев в день именин Фелисити, был поражён её простой, но не менее очаровательной и ценной красотой. Но Родриго прервал свои вдруг возникшие грёзы о провинциалке, вспомнив, что его сердце уже отдано другой. Он поприветствовал суетящуюся и пробегающую мимо именинницу и отправился восвояси.
- Фелисити! – закричала сварливая тётка, высовываясь из окна деревенского домика, мило украшенного волнами распускающихся цветов.
- Что тётушка? – мигом подбежала девушка.
- Ты скоро?! Закончишь дела – иди ко мне!
- Да, я знаю тётушка.
- Ну, иди.
Фелисити вернулась к делам, а вечером, значительно утомившись, пришла к звавшей её ещё утром тётке.
- Почему так долго? – раздражённо начала тётка.
- Прости, тётушка. Много было хлопот…
- Неважно, - грубо прервала она племянницу, - Знаешь, я должна поговорить с тобой. Когда твоя мать умирала, она просила меня, чтобы я взяла тебя к себе и воспитала. Это ты знаешь, - Фелисити многозначительно кивнула, - Но также твоя мать велела мне – это была её последняя воля – выдать тебя замуж за достойного человека, сумеющего сделать тебя счастливой.
Фелисити устремила глупый взгляд на тётку в ожидании продолжения.
- Так вот, - сказала наконец женщина, - Вчера твоей руки просил старик, которого я, конечно, отвергла. Позавчера сватался юноша. Но он был сиротой, да и, к тому же, лентяем. Неделей ранее заявлялся столяр. Но такого мерзкого типа я за всю жизнь не видала. Конечно, я не могла желать такого «счастья» своей племяннице. Из неженатых в деревне нашей осталось лишь трое мальцов, двое стариков и один маменькин сынок. Как ты видишь, - заключала она, перекидывая одну ногу на другую, - Не в моей власти осчастливить тебя и исполнить последнюю волю твоей матери.
- И что же делать? – встревоженно спросила девушка.
Тётка стала ещё нервознее и злее прежнего:
- Что делать? – передразнивала она, - Ты меня спрашиваешь? Я свою работу выполнила. Теперь твоя очередь принимать решения. Выходи хоть за пьяницу. Мне-то что?!
Она замолкла. Фелисити поспешила убраться, но тут тётка вторила её мыслям:
- Оставь меня одну.
Фелисити послушно ушла.
***
Через месяц в деревню прибыл странный мужчина. Он был в, можно подумать, иностранном платье и сторонился всех, отчуждённо шатаясь меж домов. После первого же дня странника невзлюбили жители деревушки и не раз говорили ему об этом. Но мужчина, кажется, не понимал их.
Следующим утром незнакомец попался на глаза и Фелисити.
- Кто вы? – спросила она у проходящего рядом мужчины, - Раньше я не видела вас в наших краях. Откуда вы?
Но странник молчал, дико озираясь. В конец, он посмотрел на девушку и долго не мог оторвать от неё взгляда.
Ещё несколько недель Фелисити замечала странного бродягу.
Однажды мужчина сам заговорил с ней:
- Знаете, я, кажется, влюблён в вас.
- Что?
- Я сказал, - продолжал он с неясным акцентом, - Я влюблён в вас.
- Неужели? – весело ответила девушка.
- Да, так и есть, но… Простите… Я вынужден был бежать из-за непрекращающихся войн. И вот, здесь, я нашёл свою любовь. Но если бы всё было так прекрасно, и я смог жениться на вас?
- Но в чём же проблема?! – возразила Фелисити.
- Милая девушка, вы стали очень дороги мне в кратчайший срок, но я вынужден сообщить вам, что одного лишь согласия недостаточно.
- Но что ещё требуется?
- Простите, милая леди, но я принял обед безбрачия. Я беглый монах. В любом случае, я не достоин вас.
- О, нет! – воскликнула Фелисити, и на глазах её затрепетали слёзы.
- Простите. Я должен был сказать вам об этом ещё пару недель назад. Но я надеялся, что чувство это пройдёт, и жизнь моя пойдёт, как ныне. Я ошибался и потому раскаиваюсь.
Возникла пауза, прерванная монахом:
- Извините меня. Теперь я должен идти.
Из ниоткуда возникшая любовь задела сердце молодой особы. Она ушла в дом, упала на пол и принялась истошно рыдать, оплакивая промелькнувшую и мигом погасшую надежду на счастье.
И чем дальше становилась возможность, тем более она походила на мечту, превратившись в иллюзии, от которых груз невзгод и печали становился менее тяжел.
Так и провела жизнь испанка Фелисити, вечно глядя на несбыточное прошлое.

Феликс Венгерский
В подростковом возрасте, будучи хилым, но трудолюбивым парнем, Феликс пошёл на войну. На поле сражения Феликс возмужал, превратившись в сильного война, и вскоре прослыл отважным полководцем, став властителем не только копья и щита, но и дум народа.
По возвращении в мирные земли Феликс вызвал удивление у матушки, отца и младшего брата, взявшего Феликса за эталон мужественности, силы и человеческой мощи.
Феликс был встречен на родине, как герой, талантливый предводитель и мудрый стратег. Его мнение ценили и прислушивались к нему. Ни один брак не заключался без его согласия, и ни один спор не завершался без его вмешательства. Каждый жил, основываясь на советах Феликса, а в близлежащих сёлах уже слагались легенды о «божественном вожде».
У Феликса, как говорили, было множество прекраснейших жён, и каждая из них служили ему для разных целей: любви, вдохновения, беседы и хозяйства. Остальные же использовались им для утех, как второсортный товар.
Однако, второго пуасселя (шестнадцатого августа) Феликс был убит заговорщиками, среди которых был и его младшей брат Стефан, окончательно превратившись в безвестную легенду, каких немало.

Фейт Казахская
Двадцатого лавуазевря (тридцатого сентября) Фейт бежала от «тёмного» человека с орудием в руках, еле виднеющееся во мраке ночи. Звёзды освещали путь Фейт, но посреди степи она не могла скрыться. Чуть дыша, она добралась до скал и спряталась за ними. Фейт кинула камень в воду, чтобы преступник подумал, будто бы она попыталась уплыть. Это сработало, и вот уже человек плыл, рассекая тёплую гладь озера.
Осознав свою ошибку, мужчина злостно двинулся к берегу. Фейт замерла в болезненном ожидании.
Лунная дорожка оканчивалась прямо на руке Фейт. Увидев девушку, неизвестный схватил её за ту самую руку и потянул вверх:
- Вот ты, сволочь…
- Не убивайте меня!
- Зачем мне убивать тебя? Ты – слишком хороший товар, чтобы вот так избавляться от тебя.
- Что?
- Заткнись! Завтра увидишь.
***
Утром обнажённая Фейт стояла вместе с остальными мужчинами и женщинами посреди невольничьего рынка, изнывая от жары и стыда.
- Сколько стоит эта девушка?
- Пятьдесят фелсов, - отозвался «тёмный» человек.
- А дешевле отдашь? – потирая руки интересовался покупатель.
- Могу отдать за сорок пять, - с недовольством ответил мужчина.
- А за сорок три?
- Так и быть. Бери, - продавец повернулся к Фейт, - Эй, ты! Спускайся с постамента, подружка! Твоё время пришло.
Фейт спустилась, звеня кандалами, и смирно встала поодаль, опустив голову и смотря на собственные ноги.
- Это теперь твой господин, - показал продавец на старичка с выжженным на солнце лицом.
- Я Мухаммед. Пошли, - поприветствовал рабыню её покупатель с его обычной вежливостью.
Фейт пошла за ним.
***
Так произошло первое знакомство Фейт с её будущим… спутником жизни. Первое время она лишь прислуживала Мухаммеду. Позднее хозяин начал требовать от рабыни всё больше и больше.
Через семь лет Мухаммед понял, что полюбил рабыню: возможно, так сказалась его старость и обмякание характера, которое за тем следует. Мухаммед объявил Фейт своей женой, и до самой смерти старика она прислуживала ему.
Когда Мухаммед скончался, Фейт похоронила и искренне оплакивала его.
Так Фейт оказалась на улицах Отрара, где провела оставшуюся жизнь, прося милостыню и вспоминая о былых временах.

Фавст Кенийский
«Умелец Фавст» - лучший ремесленник на побережье Кении – был хорош только в профессии. Как человек он был глуп и слабохарактерен. Не смотря на эти недостатки, Фавст пользовался успехом у женщин.
Девятого кюривря (семнадцатого октября) Фавст из разряда холостяков перешёл на уровень женатого человека. Семейная жизнь не задалась, как говорят, с самого начала. Жена, встретив холодность и преданность супруга одной лишь работе, быстро переключила внимание на других мужчин поселения, без конца рожая мужу чужих детей, которых тот обязан был содержать, кормить и воспитывать, пока легкомысленная женщина гуляет в окружении волокит.
Фавст скончался спустя тринадцать лет такой жизни. В тридцать лет он выглядел, словно дряхлый старик.

Урсула Китайская
В прохладный день, пятого гутенбевря (десятого ноября), Урсула лишилась обоих родителей в страшной политической схватке. Урсула в последний момент успела выбежать из дворца и укрыться в первом попавшемся ей на глаза доме.
Её с пониманием приняли хозяева, и с тех пор Урсула стала считалась членом семьи.
Через десять лет, когда Урсуле было девятнадцать, а одному из её названных братьев – семнадцать, мальчик влюбился в черноволосую, изящную девочку с аристократически-бледным лицом и надменным взглядом, разительно контрастирующем с её ласковым характером.
Когда Урсула и её «брат» оказались дома одни, парень подошёл к Урсуле и обнял её, прошептав слова любви.
- Ты дурак?! – опешила девушка.
- Пусть я буду дураком, но ты всё равно останешься богиней, - лепетал подросток.
- С ума сошёл?
- От тебя, - не унимался влюблённый.
Вопреки недовольству Урсулы произошло то, чего она боялась, и ей пришлось покинуть дом, столько лет прослуживший приютом, о котором она только могла мечтать.
Урсула вернулась во дворец, где устроилась прислугой, собирая по крупицам оставшиеся из детства воспоминания.
Прошло два года, и Урсула вновь встретила «брата», но уже при других обстоятельствах. Парень был встречен в городе с большими почестями, как прославленный военачальник. Вокруг него суетилась восторженная толпа народа. Лишь Урсула стояла вдалеке, будто не замечая всеобщего ликования.
Возмужавший юноша первым подошёл к ней:
- Как давно мы не виделись с тобой, Урсула. Ты, кажется, ещё более похорошела. Знаешь, - прошептал он её на ухо, - Все свои победы я совершал ради тебя.
- Зачем ты мне это говоришь? – возмутилась Урсула.
- Я хочу, чтобы ты это знала, - просто ответил полководец.
- Зачем же? Зачем? Ты разрушил мою жизнь. Вынудил меня покинуть милый мне дом.
- Я всегда хотел, чтобы ты была счастлива. Я всегда желал тебе добра, Урсула. Если ты не рада, то я уйду. Только скажи…
- Я рада лишь тому, что смогла облагородить руины своей жизни новыми постройками, - продолжала, будто не слыша парня, Урсула, - У меня есть муж и двое детей. Я работаю прислугой. И заешь, я счастлива. И да, я говорю тебе: «Уйди».
Юноша, погрустневший под гнётом фактов, ответил, уходя:
- Я понимаю. Больше ты меня не увидишь.
После жизнь Урсулы пошла своим чередом. Она ни разу не вспоминала более своего брата, и три раза чувствовала схватки, рожая избивавшему её мужу детей.
Когда наступили её шестые роды, Урсула была окончательно вымотана. Она представила миру ещё одного ребёнка, но скончалась спустя два дня от родильной горячки.
Узнав об этом, ненавистный ей мужчина метнулся удостовериться в истинности анонимного сообщения. Как ни печальна была жизнь, смерть вдвойне печальна. Военачальник преклонил колено пред могилой горячо любимой, и по щекам его покатились холодные слёзы, спускающиеся на рыхлую почву, и увлажняя её.

Урбан Конгский
Урбан был шаманом, лечащий местных жителей и проводящий разнообразные ритуалы. Это был уважаемым членом племени; вторым после вождя. Днём никто не мог видеть его. Он всегда выходил на улицу под покровом ночи.
Тринадцатого лунеля (шестнадцатого декабря) Урбан заболел неизвестной болезнью после того, как его укусил комар. Опытный шаман начал проделывать все ритуалы, которые ни раз совершал над мужчинами, женщинами и детьми племени. Его покидали силы, но он продолжал проводить обряды согласно своим верованиям. Все усилия не помогли, и Урбан скончался на следующий же день во сне.
Люди, найдя почившего шамана, расчленили и приготовили его тело на огне, вкусив плоть Урбана и разделив, тем самым, скорбь о нём.

Ульяна Лаосская
Ульяна родилась в семье ткача и вышивальщицы. В детстве она обучилась обоим профессиям и с поразительной аккуратностью исполняла работу, помогая и матери, и отцу.
Двадцать первого эпикурта (двадцать первого января) Ульяна уколола палец иглой во время вышивания. Кровь не останавливалась, и Ульяна стала паниковать. Мать пыталась прервать кровотечение грязными тряпками, кои оставались нетронутыми и не предназначались для заказчиков.
Позже кровь всё же остановилась, но произошедшее заражение и сильная кровопотеря сломили Ульяну, и сознание её улетело так далеко, что человек не может представить.

Тиберий Ливийский
Двадцать восьмое лунеля (тридцать первое декабря). Ливийский охотник Тиберий вышел в прохладную саванну. Стояла кромешная тьма африканской ночи, и лишь факел мог освятить Тиберию путь. Не найдя счастья в родных местах, Тиберий рискнул попытать его на чужбине.
Утром Тиберий очнулся посреди влажного леса, не помня, как он в нём очутился. И ведь, действительно, он не шёл туда. Мужчина пошёл на Север, но натолкнулся на чудесную женщину, виднеющуюся вдали. Он побежал за ней, но она тут же пропала. Тиберий, опечаленный и удивлённый, побрёл назад, но натолкнулся на очередное открытие: леса также не стало. «Где я?» - пронеслось в голове у мужчины. В неистовстве и страхе Тиберий направился далее.
Он шёл три и три ночи. Достигнув истощения, Тиберий упал наземь, испустив дух.

Терентий Люксембургский
Седьмого лавреля (пятого марта) воин, названный Терентием, поклялся на крови в верности родине. Сразу за этим решётка темницы отварилась.
- Идём, - бросил вошедший и устремился к зияющей дыре, залитой белым светом.
Терентий последовал за ним.
Двое мужчин вышло на широкий и обширный пустырь. Несколько других мужчин стояло в кругу, и Терентий со своим спутником приблизились к ним, встав в этот круг, зациклив его.
- Ты, ты, ты,.. ты и ты, встаньте в центр, - указал бородатый мужчина с выдающейся надбровной дугой, указав, в том числе, и на Терентия.
Люди повиновались приказу, угрюмо смотря под ноги. Тот же мужчина достал свиток:
- Вы обвиняетесь в заговоре против короля. Вы признаёте свою вину?
- Нет. Нет, - посыпались ответы.
- Виновны, - строго заключил мужчина и произнёс, обращаясь к остальным, - Казнить всех.
Пятеро человек было жестоко заколото прислужниками короля.

Татьяна Мадагаскарская
По залитым солнцем берегам Мадагаскара бегала полудикая девочка Татьяна. Никто из людей не видел её, и она жила, как настоящий дикий зверёк, передвигаясь на четвереньках и питаясь сырым мясом, с остервенением разрывая его на куски.
Восьмого эйнштерта (третьего апреля) Татьяна оказалась в поле зрения мадагаскарской женщины, разделывающей тушу животного. Девочка издала призывающий к бою крик и двинулась в атаку. Женщина вскричала, но, скорее, от испуга и спряталась под деревянный стол, за которым её, конечно, было видно. Девочка кинулась прямиком к мясу. Из лачуги, стоящей позади всего действа, вышел высокий, стройный мужчина. Удивление его выразилось лишь в блеске карих глазах. Он подошёл, взял девочку и оттащил её от сытного в будущем ужина.
Девочка брыкалась, кусалась своими острыми, как наждак, зубами и отчаянно царапалась, но мужчина рявкнул, и одного этого жеста хватило для того, чтобы утихомирить дикарку. Татьяна заперебирала тонкими ножками, однако мужчина не был столь тороплив.
- Кто ты? Из какого ты племени – спрашивал он.
- Р-р-р, - отвечала девочка.
Мужчина впервые встретился с таким явлением и не понимал, как быть в такой ситуации. Следуя интуиции и будучи бездетным, мадагаскарец оставил девочку, пытаясь изо всех сил научить девочку всеми, что знает сам, в том числе, привить ей навыки общения на своём языке, к сожалению, безуспешно. Девочка так и осталась своеобразным «домашним питомцем», не перейдя в стадию полноправного члена семейства, и скончалась через два года, заеденная вшами.

Стелла Малавийская
Стелла была вечно весела и беззаботна. Она всегда оставалась ребёнком, чистым и ласковым. Даже когда, двадцать третьего ламарта (восьмого августа) девятьсот восемьдесят девятого года, ей исполнилось двадцать лет, вера в доброту мира, а также в честность и бескорыстность людей не поколебалась в её сознании.
Некоторые относились к девочке с призрением, иные – с заботой и пониманием, но все в равной степени осознавали беспомощность Стеллы.
Бронзовый загар, чёрные угольки глаз и наивная улыбка были неотъемлемыми составляющими её светлого облика.
И до двадцати лет Стеллу оберегали родители. Когда они умерли, таким прекрасным человеком, как Стелла, не повременили воспользоваться.
Однажды ночью в дом к совершенно не умеющей заботиться о себе Стелле вошёл неизвестный ей доселе человек.
- Привет! – восторженно поприветствовала Стелла своего нового гостя.
Мужчина обернулся. Он явно не ожидал увидеть в доме кого-либо, кроме пыли. Этот человек был местным, но, как и остальное окружение, он понятия не имел о существовании Стеллы, тщательно скрываемой родители ото всех.
Незнакомец оценил обстановку и принялся брать в помещении всё, что могло ему пригодиться. Также, он захватил и Стеллу, шедшую за ним, как за праведником.
Позабавившись с ней, мужчина, устав от бестолковости девочки, отпустил её восвояси. С неохотой пленница ушла.
Она шла буквально, куда глаза глядят. И глаза привели её в самую чащу полувлажного, полузасохшего редколесья. Оголодав, Стелла стала отрывать одним за одним резиновые и пожухшие листья и жевать, пытаясь справиться с неприятным чувством боли.
Минула неделя, и вот уже хозяева леса жевали тело, бывшее прежде Стеллой.

Срджан Мальдивский
Девятнадцатого декартевря (девятого июня) бравый молодец влюбился в чудесную девушку, чужестранку и чернорабочую. Страсть промелькнула, как солнечный «зайчик», превратив одинокие сердца в пару любовников. Срджан старался всё делать на благо юной красавицы: он окутал её своей заботой, даря девушке всё, что только могло вызвать в ней радость, а именно – самодельные украшения из ракушек, добытая и приготовленная пища, заморские платья и деньги. К огорчению парня, вскоре подарки перестали приносить удовольствие барышне, и она ушла, не сказав: «Прощай».
Срджан, сокрушённый уходом любимой, оставленный в одиночестве, не зная, что делать, в порыве страха и пронзительной печали взял маленький перочинный ножик и вонзил остриё в средину ладони, проткнув заодно и стол. Тогда горе влюблённого усилилось ощущениями ледяного лезвия внутри горячей плоти, и он скончался от болевого шока.

Спурий Маршалловский
Спурий был вождём племени. Он был привлекателен и властолюбив. Двадцать седьмого пуасселя (девятого сентября) Спурий, увидев чужаков на горизонте, направляющихся к небольшой группке родного ему племени.
Единственный пребывающий в бодрости и здравии Спурий произнёс призывающий к войне клич, будя четыре семьи, составляющих его крохотную народность. Но было слишком поздно. Бегущие захватчики вторглись на территорию и принялись бросать огненные копья в хижины мирно спящих жителей, потопив их в убийственном пламени.
Вождь на помощь близким, но силы эти оказались напрасными, и Спурий был вынужден ретироваться, прощаясь со сгорающими дотла покоями.
Чужаки застали Спурия врасплох у берега океана. Бывший вождь двинулся на встречу воде уплыл прочь, оставив захватчиков без добычи. Те разочарованно удалились.
Спурий тем временем разгребал могучими, крепкими руками волны, однако здесь его настигла иная напасть – акулы – и, не смея властвовать ни на суше, ни в воде, погиб, растерзанным на куски.

София Молдавская
София родилась в Молдавии в бедной многодетной семье. Она была приятна собой, однако желала лёгкими путями добиться богатства и выйти из поруки бедности и грязи, сопровождающей её с рождения.
Четырнадцатого мендевря (двенадцатого февраля) София покинула дом, сказав о своём намерении лишь старшей сестре, с которой у неё не так давно наладился контакт и которая знала все тайны Софии.
Девушка с волосами цвета шоколада и глазами ясными, как небесная синева, познакомилась спустя некоторое время со зрелым мужчиной, потом – с другим. Они обеспечивали её, не догадываясь о существовании друг друга.
За парой мужчин последовало ещё и ещё. София, вкусив свободу и радости беззаботной жизни, пустилась во все тяжкие.
***
Два года такого времяпрепровождения чётко отразились на лице девушки. Она заметила на своей интимной зоне чёрное пятнышко. С этого момента состояние Софии стало ускоренно ухудшаться.
В последние недели пребывания на этом свете резко постаревшая некогда красивая молодая женщина обратилась в веру, переосмыслила собственную жизнь и вместо того, чтобы, забившись в угол, лежать и никому не мешать, принялась мастерить детские игрушки и писать наставления будущим поколениям. Дежуривший у её постели единственный друг – тот человек, который принимал и понимал её и с которым она не имела отношений, выходящий за понятие «дружба» - наклонился к Софии, чтобы лучше слышать её хриплый шёпот.
- После моей смерти раздай эти игрушки в семьи, детям, - указала она слабеющей рукой на гору крохотный поделок, - А рукописи мои – неумелые, написанные малограмотной твоею подругой – верни моей семье. Расскажи им всё, без утайки, а, коль будут спрашивать, протяни ей мои закорючки, начертанные на свитках, и дальше – будь что будет. Это уже не твоя забота.
София умолкла и, набравшись с силами, продолжала, словно не своим голосом:
- Похорони меня под тем одиноким деревом, что возвышается над поляной рядом с монастырём.
Она вновь замолчала, повернула голову вбок и закрыла глаза.
- София? – окликнул её друг.
Мужчина легонько потрепал девушка за плечо.
- София?
- Возьми меня за руку, - неожиданно раздался затухающий голос подруги.
Близкий удовлетворил её просьбу.
Прошло мгновение – и София испустила дух.
Мужчина, остававшийся с девушкой до самой её кончины, исполнил последнюю волю умирающей безответно любимой.

Сильвестр Монтсерратский
Третьего гутенбевря (восьмого ноября) тысяча третьего года Сильвестр, на свою беду, влюбился в живущую по соседству пожилую женщину[2]. Все попытки его наладить взаимоотношения с ней, понравится и проч. не увенчались успехом. Женщина в возрасте отвергала Сильвестра и воспринимала его, как «мальчика» или «внука».
В конец, рассерженный Сильвестр в порыве гнева умертвил свою любимую. Об этом узнали, и без того несчастный Сильвестр, крайне сожалеющий о собственном поступке, был четвертован.

Хрисанф Нидерландский
Хрисанф был талантливым мореплавателем. Это был могучий викинг, мохнатый, смелый и жёсткий. Двадцать восьмого лавреля (двадцать шестого марта) он отправился в очередное плавание с целью осваивания и завоевания новых земель и народов.
Пребывая в каюте корабля, в один из вечеров, Хрисанф трапезничал вместе с товарищами. Как водится, мужчины вкушали яство из общей тары. На следующий день же Хрисанфа обуяла лихорадка. Он был не в состоянии грести и даже встать с койки. Позднее начались симптомы острой кишечной инфекции, подробности которых я, с вашего позволения, описывать не буду в виду их отвратительности.
Хрисанфу не успели своевременно оказать помощь: он почил по прошествии трёх дней, и был похоронен в ледяном – какими являлись его характер и внешность – море.

Сергей Норвежский
Однажды Сергей – коренастый мужлан – по уши влюбился в Хильдегарду, сероглазую блондинку с сияющим жемчужным лицом. Любовь поначалу существовала лишь с одной стороны, но позднее Хильдегарда полюбила своего поклонника, они поженились, а через год супруга родила Сергею первенца.
Жизнь казалась безоблачной, пока двадцать пятого пуасселя (седьмого сентября) Сергей не застукал Хильдегарду с конюхом Виллемом. Вне себя от ревности Сергей зарубил любовников и, очнувшись и осознав свершённое, припал к умирающей жене, заранее оплакивая её, ожидая бесповоротного исхода.
- Прости… прости меня… - шептала Хильдегарда.
Свет её глаз потух, и Сергей прикрыл их. Он стянул платье с умершей, не найдя в комнате иной тряпки или куска ткани. Сергей перекинул платье через деревянную балку под потолком, закрепил его и подставил табуретку. Взгромоздившись на неё, Сергей обтянул шею свёрнутым платьем, замкнул порочный круг крепким узлом и пустил свои ноги в свободное «плаванье» по воздуху. В последний момент мужчина передумал, но время уже утекло.

Септимий Пакистанский
Септимий семнадцатого эйлерта (пятого июля), пакистанский охотник, поймал очередного зверька. Но в этот раз копьё попало зверьку в глаз, но не проткнуло его полностью, заставив последнего неимоверно страдать и биться в агонии. Этот случай был вторым его в жизни и оказал сильнейшее воздействие на Септимия, послужив для мужчины «последней каплей».
Первым таким случаем являлся момент из охотничьих будних Септимия, когда попавшийся мужчине на глаза тигр напал на охотника. Септимий еле отбился от бившегося насмерть чудища – именно им показался Септимию тигр – однако, схватка завершилась успехом для человека.
Охотник проанализировал весь ужас, всю боль, принесённую им живым существам. Септимий заперся от глаз любопытного люда. Он пробыл в депрессивном состоянии полторы недели, питаясь лишь хлебом и водой.
Мужчина сделал вывод, что так продолжаться более не может, и единственный выход из сего непрекращающегося кошмара – аскетизм. На следующий же день Септимий устремился в храм Будды. Он полюбил не только свою жизнь, но и чужую, приняв бытность монаха так, словно бы он с малолетства был к ней приучен.
Исключительно сейчас Септимий понял, бессмысленна была его прежняя юдоль. Мужчина открестился от всей тяжести прожитого.
Монахом он пробыл до конца своих дней.

Секунд Панамский
Секунд, ослепительный и неотразимый панамский юноша, являлся фантазией большей части девушек из племени и желанным гостем в любом коллективе.
Однако, его жизнь трагически прервалась двадцать первого кеплеря (четырнадцатого мая), когда вождь объявил Секунда «счастливым» человеком, обязанным стать жертвой богу плодородия. Это была «великая» честь, которой удостаивался не многий.
И на следующий день, после недолгих, но тщательных приготовлений, Секунд умер от пламени жертвенного огня.

Северин Пуэрто-Риканский
Девятнадцатого ламарта (четвёртого августа) Северин спал под пушистой раскидистой пальмой посреди широкого поля высокой, насыщенно-зелёной травы, нежно обволакивающей вершину пепельной горы.
Шла суровая и мрачная гроза. Раскаты грома и блески молний еле успевали сменять друг друга. Раз – и загорелся уютный зонтик пальмы. Северин очнулся и опешил, завидев спускающийся к нему огненный шар. Он пошёл прочь, однако пробираться сквозь море зелени было трудным занятием, требующим слишком много сил. Раз – и вторая молния ударила в ерошащиеся, копошащиеся меж влажных трав нечто.
Этим «нечто» был Северин.

Стеропа Румынская
В Румынии шестнадцатого декартевря (шестого июня) тысяча семьдесят четвёртого года Стеропа, скорбящая по на днях умершему мужу, вошла в глухие стены женского монастыря. Женщина не желала этого, но, согласно традиции, это был её единственный путь после потери кормильца. Стеропа вскоре приняла постриг и начала вести обыкновенную монашескую жизнь.
Минуло шесть лет. Ежедневно на кладбище, расположенное на территории обители, Стеропа стала видеть неухоженного господина, хмуро стоящего над каменной плитой. Однажды женщина из любопытства решила подойти к незнакомцу.
- Здравствуйте. Нам не разрешено говорить с мужчинами, но меня всё же интересует, зачем вы приходите сюда изо дня в день? – выпалила молодая монахиня.
- Здравствуйте, сестра, - угрюмо отвечал тот, - Я прихожу на могилу своей тётки. Она – единственное, что оставалось у меня в этом мире. Теперь я один.
- Мне очень жаль…
Повисла тишина, прерываемая лишь изысканным пением птиц.
- Я, пожалуй, пойду, - сказал мужчина и последовал к воротам.
Неизвестный мужчина засел в мыслях – сознательных и нет – монахини, не давая ей покоя. Когда незнакомец вновь появился у входа на кладбище, Стеропа подошла к нему, произнеся:
- Добрый день. Знаете, подумала, как я вас понимаю. Сначала я потеряла родителей, затем – мужа. Детей у нас не было. Я осталась одна в мире также, как и вы. В чём-то наше одиночество схоже.
- Ясно, - бросил мужчина, обходя вставшую на его пути женщину.
- Постойте! – возмутилась она, - Я хотела сказать, что… мы двое, и мы оба одиноки… Если бы мы могли… то есть, если бы мы могли… соединиться… мы бы были не столь одиноки, ведь мы стали бы вместе, - кое-как объяснилась Стеропа.
- На что вы намекаете?
- Вы понимаете…
Незнакомец подошёл к Стеропе и злостно посмотрел прямо ей в глаза. Женщина, не выдерживая давления, отводила взгляд.
- Блудница, - прошептал мужчина.
Он устремился к выходу, жёстко и бесповоротно, со звуком захлопнув дверь калитки.
Стеропа, придя в ужас от смысла сказанных ею слов и – более всего – от возникших у неё «грязных» мыслей, проплакала в постели всю ночь.
Она отказывалась от еды и сна, храня неустанно молчание. Никто из монахинь не мог выведать причину такого странного поведения, но все одинаково склонялись к теории о том, что женщина полностью – без остатка – отдалась богу.
Через две недели её не стало.

Рексенор Свазилендский
И вновь пейзажи африканской природы представляются нам в этом сборнике.
Восемнадцатое кюривря (двадцать шестое сентября). Не первый за историю человечества религиозный праздник. Огромный костёр, языки пламени которого извилисто тянутся к сумеречному небу. Племенные танцы у вечного огня развлекали туземцев и завораживали их думы, производя сильнейшее впечатление.
Рексенор, исключительно смелый и взбалмошный, поспорил с другом, сможет ли он, Рексенор перепрыгнуть обширное ритуальное кострище. Юнец отошёл, разбежался и прыгнул ввысь. Горячее пламя резко схватило и утянуло Рексенора за собой, но никто не поспешил на помощь парню: друг ликовал о глупой и бессмысленной победе, а круг танцоров в унисон преклонился пред костром, выказывая уважение воле богов.

Руф Кастрийский
Руф, маленький мальчик, шестой и последний ребёнок своей матери, с самого рождения был ненавидим всей семьёй, в том числе, старшими братьями и сёстрами. Мать Руфа скончалась вскоре после родов, оставив лишь маленького беспомощного сына. Мальчика вскормила его тётка, которая в тот момент родила дочку.
Седьмого эпикурта (седьмого января) тысяча сто двадцать третьего года Руф, в возрасте семи лет, был укушен пауком и умер спустя несколько часов, показавшихся ему вечной каторгой. Смерть нежеланного ребёнка вызвала, как бы аморально это ни звучало, радость в сердцах родственников.

Роман Сирийский
Роман, придворный евнух, охранял гарем Абдуллаха ибн Ахмад аль-Каим Биамриллаха. Он частенько, остававшись на службе один, любил обсуждать всё на свете с женщинами, находя в них смиренных слушательниц и интересных собеседниц. Наложницы, в свою очередь, не противились такому развлечению, скрашивающему их дни в тёплые тона.
Тринадцатого гутенбевря (восемнадцатого ноября), в пасмурный день, когда сквозь тучи пробивались лишь единицы искрящихся белых лучиков, падающих на стены изысканных и «барочных» древних построек, отбрасывающих наземь, обуреваемую освежающим ветром, прохладную тень, страж, застигнутый за общением с одной из жён халифа остальными евнухами, выслушал смертный приговор от доносчиков и смело принял волю правителя, как данность.
Роман – с ледяным взором и жёстко сомкнутым ртом – ожидал судьбы, пока солнце играло на его мощном теле Атланта. Трое мужчин молча приблизились к виновному. Роман был хладнокровно зарублен собственными «друзьями».

Розалия Соломонская
Розалия родилась четвёртого кеплеря (двадцать седьмого апреля) тысяча сто шестьдесят седьмого года на Соломонских островах. Это была бойкая, активная девочка. Розалия не проявляла интереса к «девичьи» прерогативам и занятиям, перенося всё своё внимание на мальчишеские игры. Она всюду следовала за старшими братьями, которые считали её «помехой». Розалия обижалась на ругань парней и обзывательства, но всё же, как только юноши уходили из дому в розыске забав, девочка неожиданно оказывалась перед их недовольными лицами.
Как-то раз, Розалия, устав от неблагосклонности братьев, осталась дома. Она впервые подметила слёзы и пот матери, её страдания и неимоверную тяжесть её обширной работы. Розалия подошла к маме со словами:
- Мамочка, тебе нужна помощь?
Женщина опешила:
- Да… То есть нет!
- Давай я помогу тебе. Что от меня требуется? – пролепетала девочка.
- Ты только мешаешь. Кончай эти шутки. Иди погуляй. Дай мне сготовить еду, пока отец не вернулся, - огрызалась мать Розалии, на что вторая осмелилась лишь опустить глаза и мимолётно ретироваться.
***
Розалия шагала по пустынному берегу. Девочка рисовала на песке, и деятельность эта так увлекло всё её существо, вызвало столько удовольствия и восторга, что островитянка, вернувшись поздним вечером домой, не могла заснуть из-за фантазий предвкушения следующего дня, длинного и – согласно плану – насыщенного.
Утром девочка снова побежала к берегу, но, не дойдя до песчаной части суши, остановилась у пальмы. Розалия, собравшись с силами, рывком пыталась содрать кору, однако, ничего не вышло. Тогда малютка взяла острый тяжёлый камень и вернулась к претворению своего желания. Эта работа надолго заняла девочку. Она добилась своего, и вот уже в её маленьких ладошках виднелась тёмная корочка пальмовой древесины.
Далее Розалия отломила короткие палочки от кустарника, походящего на ёжика. Юная барышня развела костёр, опустила в него одну из палочек, а после – стала выводить линии на влажной коре. Хвост следа лёгким отпечатком оставался на верхнем слое пальмы. Когда пламя принялось распространяться за пределы, намеченные воображением девочки, она затушила «холст» о землю.
Вечером Розалия, освободившись от рисования на коре, прогуливалась на пляже у скалы. В руке у неё покоился тот же острый камень, каким Розалия не так давно отделяла кору от родного ствола. Девочка затормозила, любуясь на чистый, никем не тронутый и не опороченный. Она принялась чертить на скале примитивные картинки.
Только под ночь островитянка вернулась домой.
***
Розалия изо дня в день на протяжении всей жизни ходила к той одинокой скале, в итоге расписав её полностью. Расписывание элементов неживой природы стало для Розалии вещью, подпитывающей её изнутри, её живительным соком, и, когда поверхности «окружения» девушки стали сполна украшены множественными изображениями, Розалия, опечаленная и утратившая, казалось, смысл бытия, лишилась моральной опоры и, вследствие этого, ментального, а затем и физического здоровья. Она умирала постепенно, незаметно для близких, забившись в угол, одна, в спокойствии и тишине.

Роза Малабская
Роза родилась на не известном ни одному образованному человеку острове в Экваториальной Гвинее шестого мендевря (четвёртого февраля) тысяча сто девяносто пятого года. Она была вторым ребёнком в семье, долгожданным и горячо любимым. Мать со всей щепетильностью любви и гордостью вскармливала крохотное сокровище, глядящее на неё то с любопытством, то с первозданным смирением.
Уже через месяц жизни Розы каждый разговор её родителей сводился только к брани, унижениям, рукоприкладству и, в конец, уходу одного из супругов прочь. От непрекращающихся скандалов самых близких людей младенец неустанно плакал и кричал, в то время как у матери Розы, к её собственному ужасу, пропало молоко.
Девочка, тельце которой без продыху сокращалось, с невероятной силой хотела жить, хотела быть любимой и. конечно же, хотела есть. Мать же, в свою очередь, ничего не могла поделать, и Роза в один момент замолкла. Наступила смерть, введя девочку в первородное состояние, за которым, однако, не последует удивительный акт рождения. Лишь бесконечная тьма для ещё не начавшейся жизни.

Ренат Фритаунский
Ренат охотился, скитался в поисках пищи, второго лунеля (шестого декабря), прорываясь сквозь извилистые тропы, дикие рощи кустарников и влажные вечнозелёные леса.
Ренат был третьим сыном своего отца и единственным – у матери. Статный молодец с раннего детства отличался самостоятельностью и ответственностью. Он всегда ходил на охоту один, не утруждая любимого отца, готовил пищу на костре и носил воду в дом в тщательно и аккуратно сплетённых им ёмкостях, подсобляя пожилой и витающей в облаках матери.
Так было и в этот раз. Мужчина бежал, тщетно надеясь на скорое обнаружение добычи. Незаметно он очутился в глуши леса. У его тёмной головы запищал комар. Ренат, не прерывая дороги, замотал головой и руками, пытаясь спугнуть кровопийца. И вдруг он пропал из поля зрения: и мужчина, и комар. Ренат свалился в глубокую яму, прикрытую сверху палками и широкими листьями. Охотник отчаянно звал на помощь. Никто не откликался, и вскоре Ренат, брошенный всеми, перешёл в терминальное состояние.

Публий Таиландский
Двадцать четвёртого эйнштерта (девятнадцатого апреля) Публий трудился над строительством памятника. Он был примерным рабочим, безропотно выполняющим самые рисковые и сложные приказы. Уже зрелый мужчина, он также отличался креативностью мышления, а потому всегда мог найти выход из любой затруднительной ситуации, как на работе, так и в семье, личной жизни.
В этот весенний день Публий отошёл на несколько метров от величественно возвышающегося памятника, постоял на месте и прикинул, как будет выглядеть итоговая «картинка», которую ему было не суждено увидать. Далее Публий приблизился вплотную к строению, и сверху на его голову посыпались камешки. Падению это завершилось огромным валом, кусок священной статуи, размозжившей столь хрупкий, в сущности, череп.

Прокул Тунисский
Какой жаркий и солнечный край! Здесь зародилось человечество, и потому не лучшее ли это место для существования людей? Однако, как бы ни печален был этот факт, именно здесь, кажется, с основания маломальской государственности крылся корень всех междоусобиц.
Даже в современность Прокула на родине человека шли бесконечные войны. Как только кончался один конфликт, новый не заставлял себя ждать. И вновь, и вновь мирное население погружалось в отвратительные и страшные распри.
Прокул принадлежал к коренному населению Северной Африки, неустанно подвергающемуся гонениям и истреблению. Девятого кеплеря (второго мая) в дом Прокула с его многочисленной семьёй вторглись захватчики, расовые «чистильщики» и стёрли род честных и верных граждан с лица Земли.

Пров Угандский
Пров был жизнерадостным тёмненьким мальчиком с очаровательной белоснежной улыбкой и визгливым весёлым голосом. Более всего он любил гулять по ландшафтам Уганды, вечно исчезая из поля зрения родных и знакомых ему людей племени.
Пров обожал играть и общаться одинаково со всеми детьми. Тем, кто был младше его, Пров объяснял, как и что делать, рассказывал им интересные истории и никогда не скучал в разговоре с детьми. У тех, кто был старше, мальчик сам учился и с вниманием слушал и в совместных играх проявлял себя, как толковый ученик и дипломатичный юноша.
Пров с доверием и лаской относился к окружающим и несказанно радовался, когда ему отвечали тем же.
Пятнадцатого эпикурта (пятнадцатого января) он пропал без вести и никогда не был найден, к великому горю, потрясшему племя.

Патрик Уругвайский
Патрик жил посреди прекрасных долин крошечной территории, название которой в современном мире – Уругвай. В детстве он не проявлял интереса и даже испытывал неприязнь к надоедливым насекомым и обильным зарослям Латинской Америки.
Однако, чем старше становился Патрик, тем сильнее влияли на него пейзажи родной местности, пробуждаю крепкую и нежную любовь. Теперь парень, собирая сочные плоды с кустарников и деревьев и вкушая их, стал откладывать фруктовые семечки и в тайне от родственников зарывал семена эти в землю. Патрик приносил семена на одно и то же место, впоследствии превратившееся в милый садик, украшающий и без того богатые на красо́ты ландшафты.
Отец не понимал, не хотел и не мог понять Патрика, в то время как мать с довольствием поощряла увлечение сына, видя в парне себя в его возрасте.
Как говорят сейчас – хобби – завладело думами Патрика. Будучи взрослым, уругваец соорудил целую плантацию, а его скромный дом обрамлял густо засеянный, яркий сад. Некоторые цветы и
Практически всю жизнь Патрик провёл в одиночестве, но на склоне лет пожилой мужчина встретил юную, девятнадцатилетнюю девушку, предложившую «сумасшедшему старику» содействие в выращивании растений. Патрик с недоверием дал согласие.
Отныне каждое утро Патрик наблюдал, выходя из хижины ранним утром, девушку, копошащуюся посреди вечнозелёных кочек экзотических трав. Вскоре между Патриком и его помощницей сложилась настоящая дружба.
Восьмого лавуазевря (восемнадцатого сентября) подруга старика суетилась вокруг тропических зарослей. Только вечером она поняла, что хозяин плантации так и не вышел из своего дома. Барышня обеспокоенно проследовала к холостяцкому домику. Она обнаружила Патрика лежащим в полном спокойствии и умиротворении, можно было подумать, что старик находится в глубоком сне, но сон этот был вечен.

Паулина Финляндская
Паулина родилась в Финляндии. Её отец был мореплавателем, а матери она не знала. Паулина с ранних лет проявляла интерес к садоводству, выращивая летом на северных равнинах Финляндии чудесные цветы.
Девочка очень огорчалась, когда отец оставлял её одну, пропадая в путешествиях на корабле. В какой-то момент отношения с папой у неё наладились, но, когда это ожидалось меньше всего, мужчина вновь намерился оставить дочь.
Ранним утром отец направился в сторону порта, и Паулина, недолго думая, проследовала за ним. Она пробралась на корабль и скрылась в углу каюты. К вечеру незваную гостью рассекретили. Но были вынуждены оставить на палубе.
Плавание, превратившееся в скитания на воде, продолжалось месяцы, а после - годы. Корабль затерялся в океане. Моряки не могли понять, где они и как вернуться домой. Первого пуасселя (четырнадцатого августа) корабль причалил к песчаным берегам неизведанных земель. Истощённые и утомлённые, измученные мужчины вместе с юной Паулиной приняли решение остаться и изучить Новый Свет. В краткий срок выжившие странники выстроили дом и постепенно начали осваиваться на непривычной местности, по очереди вылезая за пределы лагеря на разведку.
Прошло некоторое время, прежде чем Паулина освоилась на невиданных ею местах. Она стала прогуливаться всё дальше и дальше, но всегда – по пляжу. Так девушка и увидела блистающий великолепием сказочный сад Патрика. Всегда легко знакомившаяся с людьми Паулина в этот раз жутчайше волновалась, однако, ей удалось усмирить тревогу и перебороть волнение, и она заговорила с Патриком, не знавшем смысла её слов, но в должной мере осознавшем жесты девочки.
Удивительно, но между пожилым господином, коренным жителем, и европейской барышней, чужеземкой, завязалась дружба, проникнутая взаимностью благих намерений и весёлым нравом обоих. Паулина с радостью ухаживала за плантацией Патрика, бывшего слишком ослабленным старостью и немощным для исполнения этих обязанностей своими руками.
Спустя год Патрик скончался. Горю Паулины не было предела, но не в её силах было вернуть его.
***
Девушка выросла. Она вышла замуж за местного мужчину, родив ему впоследствии троих детей. Паулина никогда не забывала Патрика – за всё её жизнь она не нашла друга более милого её душе – и ухаживала его плантацией. Потом за полями давно почившего старика стали следить дети Паулины, потом – её внуки и правнуки.
Женщина скончалась в глубокой старости в окружение множественных родственников.

Павлин Бангийский
Павлин была высоким и крепким, мускулистым юношей. Он радушно встречал любого своей милой улыбкой и сразу же производил благоприятно впечатление. Он был ужасно обаятелен, хотя иных смущала излишняя манерность Павлина.
Но никто не знал, что происходит внутри, в самой душе парня. А мысли его и ощущения существовали совершенно отдельно друг от друга. Павлин чувствовал себя женщиной и бессознательно стремился всячески подражать противоположному полу, однако мысли юноши осуждали его поведение: сознание отрицало возможность свободного выбора.
Павлин сам для себя был худшим палачом и судьёй-моралистом. Он корил себя, рыдал от душевной боли, но спустя время возвращался к попыткам перемены ориентации в виде ношения дамской одежды, сооружения на голове женственной причёски… да и сами манеры молодого человека говорили сами за себя.
Об это мгновенно прознали, и люди, видевшие у себя на пути Павлина, не улучали возможность поиздеваться над столь женственным и ярким во всех смыслах парне.
Прошло немало лет, пока Павлин свыкся с собственными мыслями, долей, ориентацией и нападками «пуританского» общества.
Одиннадцатого гутенбевря (шестнадцатого ноября) толпа африканских парней, часто грозившая юноше убийством, подстерегла «напыщенного Павлина» - как прозвали транссексуала в деревне, - избила его, отчего последний, не приходя в сознание, скончалась на следующий день.

Паула Чешская
Паула росла очень красивой и счастливой девочкой, хотя отличительной чертой её – на фоне которой остальные достоинства бегло тускнели – был невероятно пронзающий и трогательный голос. И Паула, зная об этом, пользовалась своей особенностью, располагая людей к собственной персоне. Она вечно мурлыкала народные песенки под свой очаровательный маленький носик.
Повзрослев, Паула стала настоящей звездой любых деревенских празднеств. Все знали местную певицу и были одинаково приветливы с ней.
Двадцать второго лавреля (двадцатого марта) девушка, разругавшись с родителями, вынуждена была распрощалась с отчим домом и ушла в близлежащий город, где была встречена, вопреки её ожиданиям, достаточно холодно.
На новом месте Паула длительно, но верно осваивалась, и вскоре завоевала всеобщие любовь и признание. Она весело пела и танцевала, развлекая ликующую публику. Однако, такие взбалмошные выступления нередко переменялись печальными, лирическими романсами.
И простой люд, и богатые граждане всяческими способами пытались помочь Пауле и выразить ей своё крайнее одобрение. Некоторые помогали ей деньгами, другие – продуктами. Но, бедная уличная певица и танцовщица, она довольствовалась любым подачкам, по себе зная, как тяжела бывает жизнь... Вскоре у неё появились постоянные поклонники, но Паула всех отвергала.
Такая жизнь удовлетворяла барышню. Она была рада просыпаться утром и ложилась спать вечером в предвкушение очередного счастливого дня. Казалось, жизнь Паулы безоблачна. Это было действительно так, пока девушка не промокла одним осенним вечером под обильным дождём. Паула укрылась в первой попавшейся ей на глаза лавке. На следующий день певица почувствовала недомогание. У неё начались кашель, насморк и озноб.
Как бы то ни было, болезнь девушки протекала очень тяжело, и, что главное, никто не желал заботиться о городской знаменитости, полагая, что та всё равно умрёт. Но, вопреки ожиданиям «фанатов», Паула оправилась, затаив обиду на безжалостное общество.
Чешка больше не могла петь: её голос пропал; лишь иногда у девушки получалось выводить скрипящие, металлические звуки, далёкие от тех утончённых и нежных песен, какие приводили в трепет сердца и аристократов, и крестьян.
Отныне Паула была обычной, ещё молодой женщиной, желавшей забыть собственное прошлое, будто бы его никогда не существовало, и начать жизнь с чистого листа. Девушка, хорошая собой, облачилась в траур, испытывая отвращение ко всему красочному и насыщенному. Её лицо теперь всегда было застелено чёрной вуалью, так что никто не мог разглядеть ни единой черты истинного очарования.
Паула стучалась во все двери. Её либо не впускали, либо быстро выпроваживали. Однажды ей повезло: перед молодой дамой отворились двери, и хозяева не настаивали на её уходе. Вместо этого они потребовали от странницы честного и аккуратного выполнения домашних обязанностей в обмен на кров, еду и, конечно же, деньги. Паула охотно согласилась и, хоть и без прежней бодрости, принялась к исполнению озвученных ранее, простых и ясных, указаний.
Так и прожила женщина до конца своих дней, создавая уют и атмосферу безропотности чужого счастья.

Павел Шведский
Павел, друг и союзник шведского короля, с детства был знаком с правителем.
Они играли вместе, и верной дружбе их мог позавидовать практически каждый, тем более, при дворе. Естественно, когда царь вырос, Павел оказался в фаворе, всюду следуя за властителем и оберегая его от напастей.
Второго лунеля (пятого декабря), в возрасте двадцати семи лет, Павел героически пожертвовал самым дорогим на свете - собственной жизнью – ради короля. Он в последний момент успел встать пред монархом, заслонив его своим телом, пока заговорщики замахивались с мечами в руках.

Секст Перуанский
Секст родился вблизи Андских гор четырнадцатого пуасселя (двадцать седьмого августа) - во времена правления славного Льоке Юпанки, - и бытие его с самого зачатка было трудным и безрадостным.
Родители Секста придавались земным наслаждениям. (Так, собственно, и родился мальчик, вопреки уже ненавидевшим его «близким».) Для матери его это была работа, а для отца – способ расслабиться, тогда как в остальные моменты мужчина занимался сплошным рукоприкладством, жестоким и бессмысленным.
Оказавшись на белом свете, Секст тут же стал боксёрской «грушей» для своих отца и матери. На глазах мальчика, пребывавшего что во младенчестве, что уже подросшего, кружились различные ужасы: от ссор, драк и издевательств до развращения собственной матерью.
Когда мальчику исполнилось восемь лет вместо праздничного обеда и слов добра и поддержки, он получил только неожиданный подарок в виде странного пожилого господина, с виду приличного, который оказался самым мерзким и извращённым человеком, какого Секст когда-либо видел на тот момент.
Мальчик часто сбегал из дома. В четырнадцать лет он в очередной раз пропал, однако более не вернулся. Секст был вынужден выживать на диких улицах городка. Как бы он ненавидел свою жизнь и как бы ни бежал от ушедших в прошлое дней и ещё свежих воспоминаний, подростку пришлось пойти по кривой дороге матери, ублажая незнакомцев, у которых было то, что необходимо было каждому – деньги.
Во время рассказов одного из клиентов о том, скольких мальчиков этот тщедушный старичок в молодости и зрелости изнасиловал, повествуемых с вызывающей отвращение гордостью и себялюбием, Секст, не выдержав шквал злости и обиды, захлестнувший целиком сознание бедного парня, накинулся на ненавистного старичка, в глазах которого Секст увидел все совершённые мужчиной преступления, и задушил онемевшего от страха – впервые за всю жизнь – садиста.
Секст, осознав ужас содеянного. Попытался скрыться, но свидетелей того, как парень покидает домик старика, оказалось много. И позже все они указали на Секста, отпечатки пальцев и мелкие вещи которого остались на шее жертвы и месте преступления, соответственно.
В тот же день только начавший жить Секст был обезглавлен острым топором[3].

Октавий Эритрейский
Октавий принимал активное участие в войне, проходящей между арабами и местным населением. Именно здесь, в мужском коллективе, среди сотни бравых парней, Октавий почувствовал противоестественное влечение, захлестнувшее его с головой. Но судьба юноши была заранее известна: оскорбления и насмешки, бесконечные отказы и неожиданные согласия.
Не все, кто знал Октавия, мог в состоянии понять его, но каждый уважал мужчину за его смелость, упорство и готовность к самопожертвованию.
Десятого эйлерта (двадцать восьмого июня) Октавий практически в одиночку отбил атаку врага, лишившись своей жизни во благо многих другим мужам и их семьям. Армия беджа горько оплакивала «великолепного Октавия», не взирая на его «неправильность», помня в нём исключительно храброго война, желавшего добра своему народу.

Фотина Кейптаунская
Фотина была внебрачной дочерью шамана, и сама проявляла интерес к врачеванию и колдовству, ритуалам, переплетению доступной ей науки и религии. Так как вождём или шаманом она быть не могла, девушка скрывала свои увлечения, лишь изредка мастерив причудливые маски и украшения.
Вечером, первого ламарта (семнадцатого июля) отец Фотины скоропостижно скончался, несмотря на все усилия девушки реанимировать его и вернуть к жизни. Это явление пронеслось над юной, теперь оставшейся в одиночестве, девушкой, словно ливень и град в ясный и солнечный день.
Красочные, устрашающие маски и неумело вырезанные из сухостоев и деревянных обрубков тотемы раз и навсегда проникли в жизнь шаманки, которая тратила всё своё время на их создание. Фотина не теряла надежды воскресить любимого отца с помощью магии африканских богов. Она перетащила тело мужчины в яму вблизи широкой пёстрой палатки, в которой они с отцом жили и в которой Фотина впоследствии организовала обширный алтарь. Спустя время тело давно почившего отца превратилось в пугающую сухую мумию.
Поведение девушки даже жителям племени казалось диким. Воздух в её палатке всегда был проникнут различными благовониями, так что в ней невозможно было находиться. Хижина изнутри была полностью забита ритуальными предметами, образовывающими собой круг, в центре которого и сидела Фотина не выходила из дому, достигнув истощения и утратив навыки общения. Она выходила лишь ночью, чтобы вкусить пищу и поговорить с дорогой ей мумией, которая, казалось, лучше всех её понимала, готовая смиренно слушать Фотину хоть всю жизнь женщины.
Состояние шаманки с каждым годом всё сильнее и сильнее ухудшалось. Теперь она лежала в обнимку с мумией, шепча внимательному собеседнику заклинающие на вечную жизнь речи.
Население деревушки, в которой творилось нечто странное, было серьёзно озабоченно Фотиной. Застав сцену очередного её общения с разложившемся телом отца душевнобольной женщины, люди, некоторые из которых сами были на грани безумия, погребли Фотину, не сопротивлявшуюся собственной бессчастной участи.

Наталий Ямайский
В солнечной и вечноцветущей Ямайке не менее яркой и наполненной прекрасным жизнью вековал Наталий. У него была семья: жена, подарившая ему двух девочек и – не так давно – младенца-мальчика.
Двадцать восьмого кюривря (пятого ноября) тысяча двести девяносто девятого года Наталий прохаживался мимо широкой аллеи рыночных лавок. Подойдя к одному немногих продавцов, он стал невольным свидетелем громкого спора.
- Да она это, она! – кричал взбешённый продавец.
- Болван, с чего ты так решил? Её вина ещё не доказана, - отвечал покупатель.
- Я тебе говорю, это – она! Докажут ещё, вот увидишь!
- Что случилось? – вежливо спросил у конфликтующих Наталий.
- Да женщина одна…это… - заколебался продавец, - Убила какого-то мужика.
- Не она убила! – с новой силой запротестовал первый покупатель.
- Что ещё за женщина? – также невозмутимо продолжил Наталий.
Продавец назвал имя жены Наталия. Мужчина был шокирован и, ничего не купив, поспешил домой, в котором застал лишь громко плачущих маленьких детей.
***
На следующий день Наталий узнал всё у той же злосчастной лавки о том, что его пропавшую жену обезглавили. Сокрушённый горем Наталий впал в беспросветную – даже для Ямайского солнца – депрессию и, веря в загробный мир, совершил самоубийство, вонзив клинок в свою жёсткую загорелую грудь, надеясь воссоединиться с любимой хотя бы в аду – вернее, его подобии.

Миранда Канберрская
Миранда родилась на берегах Австралии двадцать пятого лавуазевря (пятого октября). Её жизнь с самого начала слаживалась обыкновенно и недурно, что было написано даже на лице девушки.
Однажды ночью Миранда почувствовала ужаснейшую боль в ноге: что-то вгрызалось молодой женщине в голень и с остервенением трепало кровоточащую часть. Миранда истошно кричала, зовя на подмогу, но никто не мог услыхать вопль обезумевшей от боли девушки посреди пустой и ровной, огромной по площади пустыни.
Миранда получила слишком жестокий, смертельный урок, гласивший: «Дикая собака динго и койоты могут быть опасны».

Матрёна Албанская
Матрёна была членом обедневшего старинного рода, старшей дочерью Арлинды и Далмата, рано вышедшей замуж за богатого наследника, сына слуги короля и полководца, Ринора.
С детства Матрёна чувствовала приятную и, одновременно, угнетающую тяжесть бремени собственной родовитости. Зная, что должна «соответствовать», она охотно училась наукам и искусствам, имея успех во всех задуманных ею делах.
Девятого гутенбевря (четырнадцатого ноября) Матрёна, будучи тридцатидвухлетней вдовой, организовала в своём доме пункт встречи писателей, философов, музыкантов и художников, ставший впоследствии эпицентром культурной жизни города и княжества. Матрёна была приветливой гостьей и увлекательной собеседницей, обладая живым умом и врождённой любопытностью. Она вступала в полемику с образованнейшими людьми страны, писала трактаты и памфлеты, являясь при этом соавтором нескольких музыкальных произведений Иоанна Кукузеля.
Через восемь счастливых лет Матрёна скончалась от проказы, перед тем попросив в письмах родственников и друзей не посещать её и похоронить в фамильной усыпальнице рядом с мужем, до конца дней горячо любимого ею.

Мартын Аргентинский
Седьмого лунеля (одиннадцатого декабря) Мартын, обычный житель земель, в современности называемых Аргентиной, загорелый и темноволосый мужчина, опасаясь кары божьей, принёс в жертву собственную дочь.
Всю жизнь он боялся Случая, Великого Рока, дико озираясь на людей и тихонько лепеча подобие молитвенных речей. Нередко фатализм Мартына заходил до абсурда, как и описанное выше деяние, лишь на короткий срок выживший из мужчины тревогу и страх смерти.
Когда отец, наконец, осознал свершённое им преступление, он не мог найти утешения, даже после переключения любви и ласки на трёх других родных ему детей. На второй день жена Мартына сбежала от мужа, забрав испуганных детей с собой. Мартын же был жестоко казнён: поджарен и съеден старейшинами племени.

Маркел Багамский
Маркел жил на просторах песчаных пляжей Багамских островов в племени лукаянов, коренных американцев. Ему нравилось мастерить корзины из половины кокосового плода и верёвочек-лиан. Никто не смел мешать Маркелу в его занятиях, но была и те, кто находил в этом страстном увлечении некую «странность».
Тринадцатого эйнштерта (восьмого апреля) мать Маркела поведала ему о своих опасениях по поводу сына.
- Тебе не кажется, что это – как бы – глупая, женская работа? Не понимаю, что интересного ты в этом находишь, - сказала она.
- Мне просто нравится это, мама, - отвечал тот, - Мне нравится, как из ничего рождается что-то нужное в быту. Как лиана переплетается и образует квадратики и другие узоры, а волосики пальмы выглядывают через них.
Женщина задумалась.
- Возможно, ты прав, - отрезала она, уходя.
Когда Маркел достиг двадцати трёх лет, корзиноплетение окончательно перестало его привлекать. Он женился на вечно улыбающейся островитянке, в браке с которой позже обзавёлся семью очаровательными детьми.
В окружении их он и скончался в возрасте всего тридцати четырёх лет.

Марк Белорусский
Бледнокожий и могучий сероглазый блондин, Марк, сын Мститслава и Любови, сильный и смелый молодец, походящий на героев-богатырей из народных преданий – древних былин. По внешности и сути его можно было с уверенностью сказать: «Вот что значит - настоящий славянин!» Но, к сожалению, жизнь реальная не похожа на сказку, а потому с Марком, уже немолодым по меркам средневековья, восемнадцатого мендевря (шестнадцатого февраля), прямо на лавке в бане, посреди летящего и пытающегося улететь к небесам пара, произошёл сердечный приступ, скосивший бравого мужа славянской национальности.

Марина Болгарская
Марина родилась в Болгарии в крестьянской семье. Девочка была хороша собой и доброй, казалось, ко всему живому на Земле.
В пятнадцать лет Марина вышла замуж за сына кузнеца, бывшего немногим старше своей жены.
Долгое время, к большому огорчению родственников, девушка не могла забеременеть и родить мужу наследника, которому тот мог бы передать только что приобретённые умения и «врождённое» мастерство.
Спустя пять лет брака Марина почувствовала сильную тошноту: это был токсикоз. Счастливая беременная молодая женщина не могла нарадоваться состоянию, в котором она прибывала, и моментально сообщила об этом мужу. Парень не поверил, сославшись на болезнь, но Марина была уверена в собственной правоте. И не зря. Вскоре у крестьянки округлился живот, и вот уже вся семья с нетерпением ждала появления на свет потомства молодой пары.
Двадцать первого пуасселя (третьего сентября) Марина пошла на реку за водой, но намерения её были прерваны внезапно начавшимся схваткам. Женщина скрылась от глаз простого люда и в одиночестве родила здорового ребёнка. Но, вопреки ожиданиям молодой матери, это была девочка. Марина в мгновение возненавидела собственного ребёнка и сомкнула сухие когтистые пальцы на тонкой и нежной шее своей дочери. Это было легко. Женщина завернула новорождённую в грязную тряпку и положила на прибрежные скалы. Посмотрела с секунду на только что уничтоженную жизнь и направилась восвояси.
Город гремел от новости: на берегу реки нашли тело младенца! Жандармы опросили жителей деревни, которые, очевидно, догадывались и даже, можно сказать, знали о жестокой преступнице. Ею была Марина, и местные успели заранее вынести девушке смертный приговор. Пока дело безвременно рассматривалось в суде, люди совершили самосуд, избив и закинув детоубийцу тяжёлыми и острыми камнями.

Марианна Бразильская
Марианна с детства была одинока: она была сиротой. Внешность её не отличалась красотой, а сознание – умом. Девушка нуждалась в общении, внимании и, наконец, любви; в том, чего у неё никогда не было и чего она так жаждала всю свою жизнь.
Когда девочка выросла, у неё появился круг общения – игривость, лёгкость нрава и природное обаяние манили к Марианне людей, - и даже небольшие проявления внимания к её персоне стали проглядываться в реке отчаявшегося эгоиста.
Шестого лавреля (четвёртого марта) Марианну, лежащей лицом вниз с пучком какого-то некого тропического ядовитого растения в руке, обнаружил один из её друзей. Испуганный парень сразу же решил, что девушка мертва.
Множество людей, знавших Марианну, было обескуражено и опечалено смертью девушки. Женщины плакали, а мужчины стояли, опустив головы, - вероятно, они скрывали свои истинные эмоции, бившие в тот момент через край.
Когда краткая церемония была завершена все «гости» разошлись, опустошённые и тронутые до глубины души. Они не знали, что девушку хоронили живой.

Мариан Ватиканский
Мариан, будучи совсем юным, избрал для себя путь. Десятого гутенбевря (пятнадцатого ноября) прошёл тонзуру. Вскоре он стал кардиналом-мирянином. Вечно спокойный и эмоционально холодный господин, Мариан был добропорядочным, ответственно относившимся к своим обязанностям мужчиной. Он говорил вкрадчивым и низким голосом, хоть это и происходило крайне редко. В основном же Мариан вёл затворнический образ жизни, не разглагольствуя с большим количеством людей.
Давший обет безбрачия Мариан был рукоположен в епископы, контролируя отныне все монастыри, находящиеся в пределах его епархии.
Позже он был избран папой, и весь город с почитанием относился к нему.
Мариан прожил долгую и однообразную жизнь, соблюдая обеты и не совершив ни единого греха, - это был путь, выбранный не им, а его родителями, отдавшими незаконнорождённого сына в монастырь и знавшими настоящую причину столь смиренного нрава мальчика, а вернее, факт его душевной болезни.

Маний Гвинейский
Двенадцатого декартевря (второго июня) Маний перевозил грузы, сидя на горбах сливающегося с общим умиротворяющим пейзажем Африканских пустынь верблюда, быв винтиком в тянущемся на вдаль караване.
По пути к месту назначения, спустя месяцы, когда лето логично переменилось осенью, верблюд нежданно напал на собственного хозяина. Маний оказался тут как тут, подбежав, защищая собственным телом перепуганного мужчину. Маний спас жизнь караванного вожака, и был с почестями похоронен посреди гуляющих барханов персико-бежевой пустыни.

Тихон Гренландский
Тихон на протяжении всего пребывания на этом свете ужасно голодал. Обмороженный до мозга костей, он вынужден был выживать, как только это возможно. Помимо него, на самом большом в мире острове было не так много людей, а после появления здесь Тихона, их стало ещё меньше.
Третьего кеплеря (двадцать шестого апреля) на Гренландии, в пределах досягаемости Тихона, более не осталось живых людей. Все они замёрзли и были съедены окоченевшим и истощённым мужчиной. Вскоре скончался и он.

Максим Датский
Максима с раннего детства привлекала живопись. Он был страстно увлечён теми полотнами, что очаровывают глаза зрителей.
Восьмого ламарта (двадцать четвёртого июля) Максим познакомился с молодым подмастерьем великого Северного художника, пишущего, как водится, религиозные сцены и – изредка – портреты знати. Максим сразу же полюбился юному художнику, и чувства эти были взаимны. Живописец предложил мужчине-ценителю искусства позировать ему с целью познания начинающим художником человеческого тела. Максим охотно принял сию инициативу и стал натурщиком ювенального мастера.
Сотрудничество это продлилось всю жизнь Максима, пока тяжёлая болезнь – лепра – не сразила его прекрасное тело, сильный разум и утончённый вкус.

Люцифер Израильский
Мужчина с именем падшего ангела девятнадцатого лунеля (двадцать второго декабря) был осуждён за кражу фруктов и тканей, которые были ему нагло подброшены, с базара, после чего Люциферу отрубили руки, и он, истекая кровью, безутешный, просил пощады.
Не вынеся истеричных воплей и слёз, свидетель казни – каких было множество – со злостью и ненавистью к «преступнику» кинулся на бедного Люцифера, перерубив ему самое ценное – голову.

Луций Иорданский
Луций с подросткового возраста славился своей любовью к прекрасному и – особенно – к женщинам. Это был настоящий ловелас и хитроумный соблазнитель. Очень быстро он начал использовать свой природный и – лишь отчасти – приобретённый дар, живя за счёт других, в основном, женщин, составляющих абсолютное большинство его друзей.
Луция вполне устраивало его паразитическое существование, и, что самое главное, оно не смущало и других. Женщины были вполне довольны местным Казановой, хоть и до того момента, пока не случался ожидаемый разрыв. Всю боль расставания они держали в себе. Лишь изредка бывшие любовницы Луция решались отомстить ненавистному теперь мужчине, относившегося к ним некогда так заботливо и с такими неимоверными лаской и пониманием.
Шестнадцатого декартевря (шестого июня) Луций на склоне лет, в порыве страсти и неистовства, достигнув вершины экстаза, скончался на изящном и нежном теле очередной любовницы.

Лукьян Ирландский
Лукьян был обычным крестьянским юношей из семьи ирландцев. У него был брат-близнец, с которым они были хоть и внешне крайне похожи, но суть их, однако, кардинально различалась. Лукьян – примерный и добропорядочный, в то время как его «двойник» - исчадье ада: кутила, прелюбодей и пьяница. Лукьян был чисто домашним мальчиком, горячо любившим своих благонадёжных родителей. Брат же его частенько сбегал из дома без причины, пропадал на два-три дня, а то и на неделю, и возвращался либо ранним утром, либо поздним вечером, практически ночью, и потому являлся частым объектом беспокойства и страха родителей, души не чаявших в своём сыне. Подобным отношением родителей не мог похвастаться Лукьян: его обыкновенно винили во всех грехах человеческих.
Первого лавреля (двадцать седьмого марта) в дом крестьянской четы и её потомства ворвалась толпа хмурых жандармов. Лукьян вышел навстречу незваным гостям, и те моментально схватили его.
- Что происходит?! – взбунтовался ошарашенный парень.
- Вы арестованы за убийство, - коротко и резко ответил один из господ.
- Но я ничего не делал!
- Все так говорят, – отрезал второй.
Лукьяна «узнали» свидетели происшествия, и он безоговорочно и единогласно был признан виновным. Мужчину казнили на гильотине за преступление брата, не добившись от него чистосердечного признания.

Лукия Италийская
Лукия была настоящей итальянской красавицей. Её карие глаза с пронзительным и таинственным взглядом очаровывали любого, кто имел удовольствие лицезреть Лукию. Каштановые волосы кудрями спадали на её светлое с лёгким, ровным загаром лицо. Пухлые губы соблазнительно улыбались, отражая расположение их хозяйки. Однако не внешность являлась настоящим достоинством Лукии: на фоне острого ума и хитрости девушки она попросту меркла.
Двадцать восьмого гутенбевря (третьего декабря) Лукия, гуляющая по берегу моря, по воле случая оказалась вблизи пришвартованного пиратского судна. Итальянка не вовремя решила проявить свою любознательность и пробралась на палубу, казалось, пустого строения. Её быстро обнаружили и уже знали, что делать с добычей, собственной персоной причалившей к ним в лапы. Пленнице отвели крохотную коморку, в которой она и должна была ожидать своей участи – вернее – капитана корабля.
Он пришёл, как гром среди неба, и без того заполненного тучами.
- Привет, красотка, - с грубоватым тоном выказал одобрение главный из пиратов.
После сих слов мужчина сделал Лукию своей наложницей. Теперь она странствовала вместе с компанией головорезов.
Спустя множество долгих странствий пираты начали уважать бойкость и смелость Лукии, а также её умение выпутаться из любых ситуаций, оставаясь не замеченной. Когда их отношение упрочилось, женщина сразу же это прознала и убила ненавистного ей «мужа», находясь с ним ночью наедине. За такой поступок Лукия стала более уважаемой пиратами, возвысившись в их преступных глазах.
С тех пор красавица-итальянка, приобретшая власть в обществе нечестивцев, превратилась в рисковую, отважную и, по мнению многих, ослепительную предводительницу морских разбойников, королеву пиратов и повелительницу морей, снискав славу удачливой и полулегендарной пиратки по обеим сторонам океана, выигрывая все сражения – на воде и на суше – и получая за заслуги огромные выигрыши, став самой богатой женщиной в мире, богаче королей и знатных дворян.
Лукия скончалась в результате гангрены, резвившейся вследствие причинённых ей тяжёлых увечий во время абордажной схватки и невозможности своевременного оказания женщине медицинской помощи.

Порфирий Вьетнамский
Порфирий был актёром театра, когда сия профессия являлась исключительно мужской. Он сам наносил себе макияж и подбирал наряды. Не все понимали и не ценили Порфирия, как актёра, иногда даже ненавидели его, но были и те, кто искренне им восхищались.
Порфирий играл только роли женщин. Некоторые люди и не видели его в обыкновенном мужском обличии.
Пятого пуасселя (восемнадцатого августа) состоялась премьера новой комедии, заглавную роль в котором играл Порфирий, облачённый в образ Клеопатры, идеально ему шедший, словно «влитой».
К сожалению, спектакль не вызвал громких оваций. Ни малейшего восторга. Только злость и возмущение. Разъярённая толпа набросилась на сомнительную женщину – Порфирия – вынужденного расплатиться с «одураченными» зрителями. Люди, потерявшие черты человека, озверевшие и рассерженные, в унисон кидали в Порфирия оскорбления, яйца, помидоры и другие вещи. Пара мужчин вышла навстречу к удирающему в испуге актёре и принялись жестоко его избивать под вопли ликующего охлоса[4].

Летиция Камбоджийская
Летиция обожала охотиться, пересекая саванны и пустыни светлейшей Африки. Её очаровывал азарт и риск, испытываемой её во время ловли животных. Древние греки прозвали бы её Артемидой: прекрасной и вечно юной девой.
Однако в родных местах Летиции об этой богине не ведали. Хотя неприветливые люди в близлежащих селениях одинаково считали её своеобразным духом природы и хранительницей чащ.
Для подобного мнения имелись основания: девушка неожиданно пропадала и также внезапно возникала.
Пятнадцатого ламарта (тридцать первого июля) Летиция не вернулась ни с множественной истекающей кровью добычей, ни даже одна. Не явилась она и на следующий день, и на после следующий, обретя навеки в сознании народа звание повелительницы саванн.

Лаура Кипрская
На Кипре, где лето длится практически полный год, родилась и вышла замуж Лаура. Она была аристократкой, но чопорность и скупость не были свойственны характеру женщины. Лаура была крайне щедрой, как и её отец, и доброй, как её мать.
За двадцать лет супружеской жизни Лаура родила мужу десять детей, из которых лишь четверо дожили до совершеннолетия. Женщина очень любила как своих, так и чужих детей. Именно в них она находила утешение от гнёта и призрения мужа, брак с которым был заключён по политическим причинам.
Несмотря ни на что, Лаура была довольна собою, детьми, легко и без надменности, обыкновенной для её сословия, общалась с прислугой и крестьянами, предпочитая общение с ними светским кругам. Хотя каждый дворянин знал о начитанности и набожности – без чего не обходилась ни одна положительная характеристика в то время – графини.
Под конец жизни Лаура переехала в скромную усадьбу в деревне, откуда следила за сельской жизнью и интересовалась новостями о происходящем в городе и стране. Она всегда жертвовала огромные суммы на благотворительность и радушно принимала любых гостей, слыв хорошей хозяйкой.
Четырнадцатого декартевря (четвёртого июня) Лаура скончалась в окружении детей, внуков и племянников.

Лаврентий Колумбийский
Лаврентий был преподавателем в школе. Это был смуглый мужчина среднего роста с низким голосом, часто делающий не к месту акценты в своей речи.
В школу к Лаврентию, единственному учителю, приходили мальчики от восьми до четырнадцати лет. Не все из них охотно шли на контакт и были готовы к обучению, в то время как иные уравновешивали условную статистику невероятной тягой к знаниям.
Первое кюривря (девятое октября) был привычным днём как для Лаврентия, так и для его учеников. Мужчина был пунктуальным и степенным, всегда с пониманием относившись к ученикам и не срываясь на них. Многие ученики вспоминали о первом учителе, как об очень приятном и умном человеке, характеризуя его только с положительной стороны.
Лаврентий не имел ни жены, ни детей, но каждый из воспитанных и наученных им людей считал учителя за отца, дядю или брата. Можно сказать, он посвятил жизнь судьбам чужих детей.
Мужчина скончался в полном одиночестве в маленьком домике на окраине города, продолжая, однако, жить в сердцах и памяти других.

Корнелия Кубинская
Корнелия росла чу́дным, ласковым ребёнком. Родители очень любили её и тщательно оберегали, как иссиня-белую жемчужину-сокровище океанов, от недоброжелателей.
Девочка выросла совсем незаметно, и также нежданно семнадцатого эйнштерта (двенадцатого апреля) началась война, захватившая в свои цепкие лапы смерти родителей Корнелии. Больше некому было защитить девочку от нападок судьбы. Войны проникли в дом Корнелии, разграбив его, изнасиловав и – от нечего делать – убив девушку, оставшейся совершенно одной в сём мире. Возможно, именно этого она и хотела (?).

Констанция Латвийская
Констанция работала служанкой на обеспеченные семьи, в богатых домах. Она честно выполняла свои обязанности и не воровала у хозяев вещей. Часто Констанцию выгоняли за личную неприязнь к ней. Это было единственное, к чему можно было придраться.
Четырнадцатого эпикурта (четырнадцатого января) Констанция поступила на новое место, шестое за её короткую жизнь. Девушка, к её удивлению, понравилась и хозяину, и хозяйке, и их детям.
В кратчайший срок Констанция успела хорошо зарекомендовать себя. И, как это было ожидаемо, хозяин начал проявлять симпатию к красивой молодой девушке, вызывающей ревность у самых прекрасных женщин города.
Такие отношения не могли долго оставаться в безвестности. Констанция забеременела, и через несколько месяцев живот женщины заметно вырос.
Её выгнали с величайшим позором, как только девушка родила дочь, забранную у неё бездетной хозяйкой. Констанция скиталась по грязным улицам, не задерживаясь долго на одном месте.
В постоянных путешествиях из дома в дом прошла её полная смеха и слёз, радости и печали, жизнь.

Прохор Литовский
Прохор родился хилым, слабым и болезненным ребёнком. Родители очень пеклись по нему, леча его народными методами. Мать постоянно молилась и поила сына настойками на травах, а отец проводил процедуры закаливания. Оба одинаково волновались за здоровье Прохора.
Таким образом, к семи годам мальчик выглядел выше, крепче и, в общем, старше ровесников, не так давно смеющихся над аутсайдером.
Двадцатого лунеля (двадцать третьего декабря) Прохор пошёл вместе с отцом к покрывшейся льдом речушке. Мальчик побежал по льду, вопреки запрету и беспокойным крикам отца. Дойдя до трети водоёма, Прохор почувствовал невесомость, потеряв под ногами опору, и провалился под ледяную толщу реки. Обезумевший от страха отец кинулся к сыну, но тот уже канул в воду.
Летом его тело было найдено, лежащим на покрытом травой береге.

Климент Маврикийский
Климент родился на острове Маврикий одиннадцатого мендевря (девятого февраля) тысяча четыреста первого года. Совсем юнцом он был изъят из семьи жестокими чужеземцами-арабами и продан в рабство. Много лет он переходил из рук в руки, пока наконец не очутился в красивейшем доме-образце китайской архитектуры в качестве слуги и удивительного развлечения, любопытного объекта непривычной культуры, становившегося центром внимания гостей и мельком видевших его людей.
Надо сказать, эта роль вполне устраивала Климента: по крайней мере, здесь его не избивали, не унижали, своевременно кормили и, в общем, относились достаточно неплохо. Но всё это казалось мелочью по сравнению с тем фактом, что именно в сём доме Климент нашёл свою первую и последнюю, полную радости и самоотдачи, нежности и ликования, любовь. Ею была скромная девушка из недальних краёв Клементина.
Чувства возникли не сразу, чуть погодя, но тем лучше они упрочились впоследствии.
***
Пара поженилась и прожила в мире и согласии до конца дней каждого из супругов. И все годы, проведённые вместе, Климент и Клементина жили и работали бок о бок, зачав и воспитав четверых столь же исполнительных, как отец, и сдержанных, как мать, детей.

Клементина Аомыньская
Клементина, хорошенькая азиатская девушка, была родом с юга Китая. Её бедная, многострадальная семья была не в состоянии обеспечить своих членов, а потому Клеметина познала тяжёлый труд достаточно рано. Она перепробовала множество профессий, но, в конец устав от тягот жизни, она приняла решение покинуть родной дом и отправилась в сердце Китая.
Работа не заставила долго ждать, и Клементина без особых усилий нашла своё пристанище в ярком и вскоре полюбившемся ею доме. Она выполняла обязанности служанки, не жалуясь на выбор этой профессии, ведь, если подумать, сей удел представляется не таким плохим по сравнению с вероятными альтернативами, возможными в положении девушки, подобной Клементине.
Пятнадцатого кеплеря (восьмого мая), спустя три года, в обитель аристократической семьи и их прислуги пожаловал нестандартный по меркам Азии господин. Это был темнокожий мужчина по имени Климент. Хозяйка выкупила его у неизвестного доселе гражданина и невероятно радовалась такому необычному приобретению, представляя, как её подруги и знакомые будут завидовать такому слуге госпожи, и как она возвыситься в глазах этих пустых и никчёмных людей.
Климент сперва вызвал в Клементине искреннее отвращение, но позже она горячо полюбила чужестранца, что было взаимным.
Через год двое слуг стали мужем и женой, в последующие годы вынянчившими четверых «золотых» малышей и прожившими в ладу друг с другом, пока «смерть не разлучила их.»

Клара Малазийская
Клара, крестьянская женщина, тощая и грубая, не смотря на пугающую наружность, внутри была очень мягка и добра к людям.
Седьмого эйлерта (двадцать пятого июня) вышла замуж за мужчину приятной наружности, с трепетом ухаживающего за ней; Клара была крайне польщена таким вниманием со стороны противоположного пола и без колебаний приняла предложение.
Однако золотые горы и сказочная жизнь без забот и тревог были лишь глупыми уловками, и Клара скоро поняла, что совершенно не знает своего мужа. Супруг оказался жестокосердным и малообразованным – второе, в общем-то, не редкость – садистом и тираном, часто выказывающим свой обильный гнев на жене. Бытие Клары превратилось в ад. Она являлась заложницей ситуации, из которой не могла выбраться.
Так продолжалось пятнадцать лет, пока супруг Клары не был убит соседом, защищающимся от нападок первого. Вдова впервые за долгие годы вдохнула воздух свободы, хотя теперь она горевала без своего «любимого» и даже не представляла, как ей жить и что делать с этой из ниоткуда свалившейся свободой.
Клара не имела детей из-за постоянных выкидышей: то побои мужа, то непрекращающийся стресс давали о себе знать, то и дело выступая причиной женского бесплодия. Когда Клара осталась одна, она уже не могла иметь детей, да и возраст по меркам того времени был немалым. Взамен никогда не осуществившейся альтернативы вдова предпочла брать на воспитание детей, лишившихся родственников или убежавших от жестокости оных, превратив опустевшую вмиг лачугу в детский дом (как сейчас сказали бы, «семейного типа).
Клара прожила ещё двадцать семь лет, с заботой относясь и тонко чувствуя к каждому и каждого в своём маленьком «садике», и скончалась после скоротечно от осложнений, вызванными хроническими заболеваниями.

Клавдия Мальтийская
Клавдия работала медсестрой и спасла множество раненных и обезображенных видом войны солдат, искалеченных и заразившихся опасными для их юного возраста детей и других мужчин и женщин, кому требовалась та или иная степень медицинской помощи. Даже самые жуткие случаи поддавалась её лёгкой «целительной» руке.
Часто Клавдия тестировала лекарства, создаваемые и совершенствованные ею на себе. За это округа присвоила женщине, спасающей жизни, прозвище «Колдунья». По причине бестолковых подозрений горожан Клавдия подверглась суду в рамках «охоты на ведьм». Но в день, когда жандармы вместе с разъярённым людом, в руках которого не редко встречались вилы и полыхающие светом ненависти жителей факелы, Клавдия неожиданно исчезла, вследствие чего прозвание «Колдунья» укрепилось на её персоне ещё более твёрдо.
Клавдия, узнав от одного из своих бывших пациентов шокирующую новость о намерении людей сжечь слугу народа или, то бишь, её на костре, по протекции другого вылечившегося по мановению её золотой ручки переехала в город, располагающийся за несколько километров от её бывшего места жительства.
На новом месте Клавдия по новой стала помогать людям избавлением оных от недугов: физических и, в определённой мере, психических. Отныне, получив горький урок прошлого, Клавдия стала более осторожной и бдительной, оказывая лечение тайно, но эффективно, не особо разглашаясь по поводу изобретённых ею способах, объясняя непривычные жидкости, виднеющееся сквозь микстуры, «современными передовыми методами, открытыми заграничными учёными».
Девятнадцатого гутенбевря (двадцать четвёртого ноября) Клавдия скончалась от болезни, приобретённой от одного из вылеченных ею военных.

Севастьян Мексиканский
Девственные влажные леса, обширные поля и степи Мексики, ещё не тронутые испанцами – вот, что видел перед собой Севастьян, рождаясь на свет восьмого эпикурта (восьмого января) где-то на территории современного города Мехико.
Севастьян, ловкий и смешливый мальчик, видел лишь одного интересное занятие – собирание фруктов и злаков. В сём парень находил великолепие и пользу, приятные тактильные и вкусовые ощущения, - в общем, всевозможные блага.
Юноша с большой радостью таскал гору плодов природы, выстроенных в глубокой плетёной корзине, образовывая тем самым своеобразную «шапочку». Эта работа не могла утомлять человека, которому она была мила.
***
Так длилось до тех пор, пока здоровье уже зрелого коренастого господина, в чертах которого еле прослеживалось сходство с прежним худощавым и вытянутым, как струна, мальчиком, не начало раз за разом ухудшаться, делая невозможным исполнение физического труда. Расставание с любимым занятием, существования без которого Севастьян и представить не мог, подействовало на мужчину гнетуще, став спусковым крючком к депрессивным состояниям и скорой кончины Севастьяна, запомнившегося ответственным и «идущим вперёд, по правильному пути» на протяжение всей своей карьеры работник.

Квинт Монакский
Квинт был нестандартным мужчиной-выходцем из аристократической семьи. Что же в нём было необычного? Всё прозаично, как жизнь: Квинт яро не поддерживал современных течений в духовной и культурной жизни общества, но и не отрицал их; не боялся рока и бога, но и не отрицал существование их; не имел любовниц, но и не осуждал людей, меняющих оных, словно перчатки; не сторонился труда, но и не брал на себя многого. Он был индифферентен, но не от тупости или нежелания понять, а потому, что чётко был уверен лишь в одном: сомнение – единственное, чему можно верить, следовательно, нет ничего, в чём можно быть с точностью уверенным.
Квинт жил простой для его класса жизнью, созидая и созерцая мир, довольствуясь этим настолько, насколько нищий может быть рад тёплому крову и сытной и вкусной пище. Он наслаждался одиночеству и, при том, был не против «выхода в люди».
Второго декартевря (двадцать третьего мая) Квинт умер от естественных причин в возрасте восьмидесяти двух лет.

Кассий Бирманский
Кассий был истинным ценителем музыки. Он сам фантазировал, придумывая новые мелодии, каких за всю его жизнь было сымпровизировано несчётное количество раз, возможно, более сотни тысяч. Мужчину принимали за местного композитора.
Тринадцатого кюривря (двадцать первого октября) у Кассия остановилось сердце, во время исполнения им очередного музыкального шедевра.

Карина Никарагуанская
Карина вела ничем не примечательную жизнь островитянки из Океании: добыча еды, исполнение ритуалов, отношения с остальными членами общины, помощь другим и просьбы о поддержке – самое примитивное времяпрепровождение, служащее характеристикой первобытного общества.
Третьего ламарта (девятнадцатого июля) Карина разрезала ласкающие своей нежной прохладой волны, но нежданно её настигла смерть в виде диких и безжалостных кровопийцев, вечно жаждущих тёплого и мягкого мяса жертвы, – пираний.

Камиль Абудабийский
Камиль Абудабийский был похищен в возрасте шести лет у своих родителей девятого эйнштерта (четвёртого апреля) «тёмными» мужчиной и женщиной. Мальчик был продан в рабство. После он очутился на борту пиратского корабля, на котором его - в наказание за недостаточно тщательную мойку палубы и ради сомнительной забавы - заставили пройтись по бушприту. В результате такого развлечения морских разбойников Камиль, напуганный до чёртиков, дошедший до четверти деревянной балки, с шумом упал в пучину океанских вод под гогот довольных головорезов.

Фёкла Палауская
Фёкла – прекрасная черноволосая женщина с равнодушным взглядом карих глаз и ровным тоном смуглой, золотистой кожи – с нетерпением ждала появления на свет своего первого ребёнка. Ей уже было тяжело двигаться, ноги оттекали, а токсикоз сопровождал молодую женщину на протяжении всей беременности.
Фёклу в её желании иметь ребёнка от любимого человека поддерживали и мать, и отец, и, собственно, муж. Но неожиданно к ней начала втираться в доверие девушка, которая ранее, в то далёкое время, когда Фёкла была ещё девочкой, смеялась и издевалась над ней. Фёкла была доброй женщиной, а потому прощала любые когда-либо существовавшие обиды, легко сходясь с людьми от мала до велика.
Так было и в этот раз. Фёкла и та, с непроизносимым именем, девушка в краткий срок сблизились, став настоящими подругами. Они не разлучались ни на минуту: всюду следовали вместе, не задумываясь находя общие темы для разговора и поддерживая друг друга, как в тяжёлые моменты упадка духа и настроения, так в разрешении бытовых проблем.
Десятого кеплеря (третьего мая) Фёкла, пребывая в хижине одна, встретила свою новообретённую подругу. Гостья со странной улыбкой вошла в дом, после чего девушки отошли в глубину составленной из палок и веток лачужки. Когда Фёкла обернулась, с невыразимым ощущением счастья предвкушения разговора, и начала говорить, как собеседница вонзила нож в живот беременной на восьмом месяце женщины. Фёкла не успела вымолвить и первого слова резко прервавшейся беседы. Убийцы вырезала новорождённый плод из тела хозяйки и спешно скрылась в высоких кустах и травах Палау, оставив мать худенького болезненного мальчика истекать кровью и умирать наедине со своей несбывшейся мечтой.

Иулиан Папуасский
Иулиан с рождения отличался крупностью. Хотя пропитания на острове-родине мальчика вечно не хватало и население, состоящие из папуасов, из года в год голодало, Иулиан всегда выделялся своей пухлостью и румяностью, сильно контрастировавшими с истощёнными родственниками и соседями юноши.
Шестого лунеля (девятого декабря) Иулиану исполнилось десять лет, и он уже походил на небольшого кабанчика. Отметившие эту особенность задолго до дня рождения мальчика папуасы бросали на Иулиана всевозможные – от неприязни и отвращения до интереса и сладострастия – взгляды, но никого необычный паренёк не оставил равнодушным. Пять месяцев спустя он был убит, расчленён и съеден жителями племени.

Иннокентий Польский
Иннокентий жил в Польше, но по национальности являлся евреем. В то время представителей данного этноса находилось достаточно много на территории Польши; к тому же, еврейская община ещё не подвергалась гонениям и угнетению со стороны государства.
Это случилось однажды ночью третьего лавуазевря (тринадцатого сентября). Иннокентию тогда было всего четыре года, и его можно было описать, как милого кучерявого мальчика со смешливыми карими глазами. Однако, никто: ни поляк, ни еврей, ни кто-либо ещё; ни зрелый человек, ни старик, ни младенец; ни мужчина, ни женщина, - не властен над болезнью, а потому только ощутивший вкус детства Иннокентий умер, как и вся его семья, от губительного вируса бубонной чумы.

Игнатий Российский
Игнатий всю жизнь провёл, обрабатывая обширные поля, принадлежащие его хозяину. Да, Игнатий, очевидно, был крепостным крестьянином, не увидевшем, к сожалению, а, может быть, и к счастью, отмены крепостного права в Российской империи, произошедшей спустя четыре века.
После стольких лет неустанного труда: и в дождь, и холод, и в праздники, и в траур, к тридцати годам Игнатий выглядел, словно восьмидесятилетний старик. У него была семья, состоящая из такой же крепостной, как и он, звавшуюся Машей, - женщины, которую Игнатий никогда не любил, но вынужден был жениться и создать с ней семью по велению дворянина – и трёх сыновей и одной дочери. За годы совместной жизни Игнатий возненавидел жену, и та отвечала ему взаимностью. Лишь в чувствах к детям они совпадали: оба с нежностью, но строгостью относились к своим сынам и дочке; души в них не чаяли и желали им самого наилучшего. В общем, это была обычная крестьянская семья.
Восемнадцатого пуасселя (тридцать первого августа) Игнатий, вечером «свалившийся» прямо на половицу при входе в бревенчатый домик, скончался во сне в возрасте тридцати семи лет.

Емельян Самоанский
Емельян долгое время промышлял неблаговидными делами, при том часто и много куря, в бытность свою жутчайшим из всех и грязным – в отличие от остальных - жителем родом с Самоа. Он ловко и умело – не в комплимент ему – совершал кражи, предпочитая жить за счёт других, работящих мужей и дев.
Однако, была в сём человеке частица хорошего. Емельян был умён и – что в некоторых бытовых ситуациях решающе – мудрым, и потому занимал должность старейшины племени коренных туземцев, раздавая советы и распоряжаясь судьбами людей без легкомыслия, хвастовства, снобизма и чванства.
Двадцать четвёртого лунеля (двадцать седьмого декабря) Емельян скончался, вероятно, от рака лёгких, но никто из близких не мог понять, что произошло с мужчиной и что привело к его смерти.

Донат Сейшельский
Донат родился на Сейшельских островах в начале XV века. Он был первенцем своих родителей, которых очень уважал и любил. Его жизнь не характеризовалась ничем отличным от судеб других, подобных ему, островитян. Донат состоял в дружеских отношениях с остальными жителями песчаной местности, даря привязанность всем и каждому, хоть и не всегда своими действиями добивался взаимности.
Девятого эпикурта (девятого января) Донат был убит «милым» другом за рыболовный улов, который мужчина нёс к себе в хижину, намереваясь отведать яства на ужин.

Домна Сербская
Домна – не красавица и не уродина, обаятельная и ласковая, рассудительная и практичная девушка. Она, к огорчению и злости родственников, не желала выходить замуж. Её манили непостижимые вершины – как горные, так и карьерные, - а потому девушка понимала, что присутствие мужа сослужит ей не благую службу и истратит столь ценную энергию девушки на никчёмные заботы и пустые стремления к гармонии брака и «счастью» материнства.
Двенадцатого кюривря (двадцатого октября) Домна ушла из дома не в силах более терпеть недовольства и непонимания семьи, вечно лезущей не в чужие дела. Она двинулась вдаль, к пушистым, обрамлённым лесами вершинам. На пути девушке повстречался странноватый мужчина, после недолгого общения с которым, Домна приняла решение идти вместе с ним.
Так угрюмая парочка стала путешествовать по Европе. Осознав, что привычное прошение милостыни не приносит крупного дохода, мужчина и молодая женщина принялись использовать непрофессиональные, давным-давно мельком полученные умения: он – в игре на музыкальных инструментах и пении, она – в танцах.
Теперь пара бродячих артистов странствовала, везде, в каждом селении – деревня то была или город, - устраивая представления всё более и более совершенствовавшихся развлекательных программ. Восторженная толпа сыпала монетами, словно из рога изобилия, и жизнь Домны и её попутчика превратилась в фурор, достигаемый лишь благодаря небывалой удаче.
Однако, чем известнее и богаче становился дуэт, тем больше он вызывал зависти и агрессии в среде не столь успешных попрошаек, разбойников и актёров передвижных театров, решивших во что бы то ни стало отомстить «чужакам». Недоброжелатели осуществили задуманное перерезав спящих крепким – и отныне вечным – сном, ничего не подозревающих путников.
Некоторые прохожие, наслышанные о «величайшей уличной парочке», дивились пропажей двух талантливых людей; иные же – либо ничего подобного не заметили, либо утверждали, что это закономерный конец истории «мужчины и женщина с дороги».

Доминик Словацкий
Семнадцатое лавреля (пятнадцатое марта). Доминик – крестьянский паренёк тринадцати лет – прогуливался по берегу озера, пуская «блинчики» по ровной голубой глади водоёма. Стояла чу́дная погода. Весенний воздух проникал всюду, окутывая и поля пожухшей травы, и дома, и людей сладким и свежим запахом наступающей поры возрождения природы.
К полудню вода в естественном резервуаре затрепетала и широкими мощными волнами принялась выходить на влажные и высохшие ещё уголки побережья. Доминик с неподдельным любопытством вглядывался в неудержимые действия стихии.
Но бушующая природа была неумолима: она захлестнула своими морскими щупальцами хрупкого подростка в мрачную и таинственную, пугающую и жестокую пучину.

Диана Сомалийская
Диана родилась на Сомали в не особо благочестивой семье матроса, нередко контактировавшего с пиратскими бандами, и женщиной, лишь на первый взгляд казавшейся милой и добродетельной толстушкой.
Жизнь девочки была вполне обыденна и шла своим чередом, пока второго ламарта (восемнадцатого июля) Диана не узнала сокрушившую её тайну. Интересующуюся закоулками своего жилища юная девушка наткнулась на мятую и грязную бумагу с жирными печатями. Диана, не обременённая элементарным образованием и грамотностью- в чём её упрекать не приходится, - стремглав побежала к трапезничающему отцу.
- Что это? – удивился мужчина, чуть погодя добавив, - А! Это твоей матери… Она должна была быть обезглавлена ещё в двенадцать лет, но – чертовка – сбежала из-под стражи, окрутив одного… ну… - матрос оглянулся на дочь, оторвавшись от пищи, - Ну, неважно. Это приказ об исполнении казни… В суде эту бумажку подписали… Не бери в голову. Это было очень давно, - продолжил принимать сытный ужин.
- Но папа?! – удивлённо хлопая глазками, восклицала Диана, - Что матушка сделала такого, за что её должны были казнить?
- Ну, она связалась не с той компанией… Твоя мать, её подруга, которой тогда было семнадцать, и друг, которому было шесть, убили какого-то мужчину… Я сам не совсем помню этот случай… Мы с твоей матерью не обсуждали этого «чернильного пятна» в её биографии… Ладно, не мешай мне есть. Если интересно – спроси у неё сама. Всё, я ужинаю.
- Хорошо, - кротко ответила Диана и, вернувшись в часть комнаты, где нашла искомканный пожелтевший свиток, положила свёрток бумаги обратно туда, откуда взяла.
Девочка с погрустневшим видом присела в угол дома и принялась неуёмно лить слёзы. Она плакала и плакала, сладко-солёные капельки струями стекали по её побагровевшему детскому личику. Диана не могла понять, зачем и почему мама совершала сей отвратительный поступок, и, хотя это произошло якобы давно, девочке было тяжело представить обстоятельства жизни её матери на тот момент.
***
Спустя час матушка Дианы вернулась в приподнятом настроении и, завидев дочь сидящей сжавшейся в комочек у ветхой стены хижины, подошла к девочке.
- Что случилось? – спросила женщина, опускаясь на колени и гладя девочку по плечу.
Диана не ответила, и плач её резко усилился, переходя в вой.
- Ты не хочешь мне сказать? – интересовалась мать.
- Почему ты убила того человека?! – вырвалось из маленького, истощённого рыданиями существа.
На лице темнокожей и полной дамы пробежала загадочная улыбка:
- Это был плохой человек. И… у меня не было другого выбора. На самом деле, я практически не причём. Инициатором и исполнителем был мой друг…
- Которому было шесть лет?! – в неистовстве дивилась ложному ответу матери девочка.
- О, ты его не знаешь. Это был ужасный тип. Правильно, что его убили… Эм, в общем, не бери в голову…
- Вы с отцом говорите одно и то же!
Девочка вырвалась из цепких и – как казалось Диане – порочных объятий матери навстречу погрузившейся в вечернюю тишину и сумрак песчаной городской улице.
***
О дальнейшей её судьбе неизвестно, хотя некоторые утверждали, что видели Диану в караване, движущемся через Сахару. Иные поговаривали о том, что она просит милостыню в Могадишо, постоянно кочуя по территории Сомали. Другие же были уверены, что бедная маленькая девочка замёрзла и погибла ещё в ночь своего неудавшегося побега.

Децим Суринамский
Децим родился шестого эпикурта (шестого января) в Южной Америке. Ему было десять лет, когда он впервые увидел направляющегося к нему, его семье и его народу непривычного вида мужчину. Это был Христофор Колумб, мореплаватель и один из самих страшных убийц и насильников, торговец и садист, завоеватель, устроивший спустя недолгое время после знакомства масштабнейший геноцид коренного населения американских земель.
Децим, как и многие другие мальчики и девочки, был отнят у родителей и, перенеся ужасающие, жестокие издевательства и оскорбления, встреченные им в лагере Колумба, был посажен на корабль, в котором он, в числе немногих, сумел выжить. Мальчик был «выставлен на продажу» и, по прошествии длительных и многообещающих торгов, был выкуплен достаточно известным в светских кругах пожилым дворянином.
Таким образом Децим оказался в лапах человека с расстройством сексуальных предпочтений, который превратил жизнь юноши в ад, в конец, замучил его до смерти, давая «поиграть» с рабом «знакомым по интересам», в том числе и престарелым женщинам, и молодым парням, получив с того немалую выгоду.
Дециму было всего шестнадцать лет.

Гней Таджикский
Гней отличался необычным для мужчины занятием: он обожал вышивать цветы и украшать подобными изображениями свой маленький дом. Такое поведение когнитивно диссонировало с общественными суждениями и убеждениями. Слух о том, как «мужик сидит и вышивает цветочки» расползся с быстрой, сравнимой, разве что, только с современным благом – интернетом. Парня принялись жестоко унижать и презирать его. Гней мгновенно стал изгоем, но его это, вопреки никому не нужному мнению, не заботило. Ему нравилось пребывать в одиночестве, наедине с собственными мыслями.
Одиннадцатого лунеля (четырнадцатого декабря) Гней после ночи бессонницы вышел на улицу ранним утром, потягиваясь и вдыхая свежий прохладный воздух. В этот момент навстречу медлительному, выбившемуся из сил парню двинулся незнакомый Гнею господин. Мужчина нёс в руках саблю.
- Кто вы? – вымолвил заплетающимся языком Гней, но ответа не последовало, вернее, ответом был резкий и сильный удар в грудь, застеливший и без того мутный взгляд молодого человека и его утомлённое сознание бесконечным чёрным полотном.

Герман Танзанский
Герман занимался немудрённым делом – охотой. При этом он жизни своей не представлял без представителей семейства кошачьих. В какой-то момент любовь Германа стала переходить все разумные границы: мужчина заводил больше и больше питомцев. Вскоре они перестали помещаться в хижине хозяина, а потому Герман вынужден был построить им отдельный домик, который он впоследствии оборудовал в полном объёме, мягко и уютно; лучше тех условий, в которых жил сам Герман.
Утром шестнадцатого кеплеря (девятого мая) Герман не проснулся: его любимейшая кошечка села на самое больное место мужчины – его голову.

Гай Туркменский
Чудесные и величественные древние здания: соборы и дворцы, песчаные пейзажи, перебиваемые разноцветными витражами и яркой зелёной растительностью многовековых мест. Золотые и каменные статуи, возвышающиеся над бренной землёй, окаймляемые пушистыми кустами. Чистое светло-голубое небо висело высоко, так что стратосфера еле виднелась человеческим глазом. Здесь, при дворе султана Абу-Саида, Гай служил, стоя, охраняя государя, словно та золотая статуя мужчины при входе во дворец.
Ночью четырнадцатого эйнштерта (девятого апреля) Гай был умерщвлён мятежниками-агентами междоусобной войны; сепаратистами, пытавшихся свергнуть султана, сменив его другим правителем. К сожалению, Гай, в попытке уберечь монарха, позабыл о самом себе и жестоко поплатился за это, пав жертвой придворных интриг.

Вописк Узбекский
Вописк родился на территория современного Узбекистана, однако, лишь частично кровь его была узбекской: отцом мужчины был бежавший из страны гражданства испанец, частенько вспоминавший былые времена, когда он ещё жил на родине. Отец рассказывал Вописку увлекательные истории об Испании и о людях, которых он знал. Также мужчина учил сына игре на кастаньетах: это была единственная вещь, оставшаяся вместе с отцом мальчика, напоминая о родных местах.
Как бы ни опечален был юноша, отец покинул его в самый тяжёлый момент для него и для его семьи. Восьмого мендевря (шестого февраля) он просто ушёл и не вернулся, оставив жену и сына вместе с бабушками и дедушками, тётями и дядями, племянницами и племянниками. Вописк невероятно страдал об утрате близкого ему человека.
Шли года. Парень рос и вот уже превратился в крепкого и серьёзного, привлекательного как внутри, так и снаружи, мужчину. Он был гордостью семьи, умело и с лёгкостью помогая нуждающимся и морально, и физически. Несмотря на это, в душе Вописка сидела старая, покрытая многочисленными приятными и не очень воспоминаниями, травма, подорвавшая доверие - тогда ещё - мальчика к миру и людям. Благо, Вописк не стал асоциальным и опасным человеком, не стал он и жёстким или грубым. Скорее напротив, он был очень великодушен и вежлив.
Поэтому общественность была крайне поражена скорым уходом из жизни такого прекрасного человека, которым восхищались и на которого иные хотели походить. Вописка первой обнаружила мать, мгновенно впавшая в истерику от увиденного: на смятой, испачканной лежанке лежало ледяное тело парня, лицо которого было обращено в то, что вышло из него же в результате отравления. В руке он окоченевшей рукой сжимал крохотный бутылёк мутной жидкости, именуемой «мышьяк», хотя семья молодого мужчины официально объявила и твёрдо наставала, что парень скончался от настигнутой им злосчастной холеры.

Виталий Фиджийский
Виталий родился на Фиджи и жил припеваючи. Буквально. Он пел и проводил время беззаботно, в танце и воздаянии мирных даров вездесущим богам.
Виталий не был местным островитянином. Это был сын невольных переселенцев из Европы, которые сбежали из родных краёв из-за опасений быть казнёнными за совершенные ими преступления. Мать его была опытной мошенницей, выуживавшей целые состояния из падких на красоту аристократов, а её любовник, будущий отец Виталия, опытный моряк, всюду следовал за обаявшей его, как и других мужчин, аферисткой и в нужный момент выуживал её из любой передряги. И вот, последним путешествием злостной парочки окончилось здесь, на острове Фиджи, куда они приплыли по случайности, заблудившись в дороге к Новому Свету.
Первого гутенбевря (шестого ноября), в хмурый, серый день, когда дымка заволокла недостижимое и бескрайнее, голубое, практически белое небо, Виталий, как «бесполезный лишний рот», был хладнокровно убит и съеден безжалостным и ненасытным вождём-каннибалом и его приверженцами, то есть остальными жителями племени.

Виолетта Французская
Виолетта с детства вызывала опасения своих буржуазных родителей, потому как являлась застенчивым, тихим и малообщительным ребёнком. Хотя по меркам тех лет это считалось прекрасным качеством, что, в принципе, было лишь на словах, мать и отец всё же волновались за дочь.
Девочка росла и с каждым годом своего существования становилась всё печальнее и печальнее, по крайней мере, таковой она казалась окружающим. Виолетта игнорировала празднества, игры и любое общение. Ей нравилось сидеть взаперти и писать натюрморты, а иногда – играть на арфе.
Конечно, подобное поведение не могли оценивать, как «нормальное», и вскоре сплетники и сплетницы из аристократии, а также их слуги вовсю обсуждали «странную девчонку из семьи Бержере́». Понятное дело, родителям девочки подобное клеймо не доставляло особо удовольствия, и они решили во что бы то ни стало «исправить дрянную девчонку».
Начиналось претворение плана в жизнь достаточно безобидно: дворянская семья часто отправлялась на популярные курорты, заодно и редко появляясь при дворе, где им были явно не рады. Виолетта восторгалась живописными видами иностранных и родных её сердцу пейзажам. Мать и отец подмечали перемены в девушке и были положительно удивлены видеть положительные изменения. Это зрелище представлялось её родителям отрадным. Можно сказать, сей период в бытии семьи было самым счастливым из всех прошедших и будущих.
Через пару лет такое времяпрепровождение нашло свой конец, и семейство Бержере вернулось домой, в лелеемый ими, средневековый фамильный замок. С того дня началось ухудшение в состоянии «вроде как больной» молодой девушки. Виолетта вновь впала в меланхолию, что тогда считалось настоящим диагнозом, требующим непременного лечения.
Родители подростка, подметив для себя и вышеописанное, принялись приглашать разнообразных врачей. Однажды в их замке побывал даже личный врач короля. Как бы то ни было, бесконечное кровопускание ослабило и без того астенического склада девушку, и она стала проявлять поистине пугающие симптомы в виде истерик, головных болей, бессонницы и тремора.
Десятого лавуазевря (двадцатого сентября) напуганные до глубины души и разума родители сдали свою единственную дочь в психиатрическую больницу Отель-Дьё де Пари. В то время Виолетте только исполнилось восемнадцать, и она только – и наконец - почувствовала себя лучше, чем за несколько лет до того: была открыта всеобъемлющему и захватывающему миру, готовая познать и окунуться в него с головой. Однако, такой возможности истеричной девушке не дали.
Виолетта была упечена в клинику, где окончательно сошла с ума и больше не могла вернуться к нормальной, насколько это возможно, жизни. Она прожила в больнице ещё сорок лет, до конца своих дней, скончавшись от, вероятно, общего истощения организма, сражённого обыкновенной простудой за три долгих, словно изощрённая пытка, дня.

Виктория Чадская
Виктория родилась в племени с огромным количеством представителей. Она не обладала особенными талантами и не стремилась к этому. В принципе, у неё была на это возможность.
Третьего эйлерта (двадцать первого июня), когда Виктории было семнадцать лет, единственное её умение, применение которого не особо её обременяло, нашло себе применение. Между общиной, бывшей родиной Виктории, и соседним племенем разгорелась усобица. Теперь жителям требовалась защита, а идейно-политической стороне – старейшинам – люди, в чьих силах будет услуга «нападения». Виктория оказалась в числе тех, кто был готов рискнуть жизнью за жизнь члена племени «чужаков», и девушка стала, как бы сейчас сказали «киллером», тайно, по ночам прокрадываясь в логово врага и нанося удар клинком и скрываться также незаметно, как пришла.
Промышляла сей деятельностью Виктория до тех пор, пока однажды её не обнаружила бесцельно гуляющая женщина, поднявшая невыразимый крик, казалось, на весь материк. Викторию схватили, крепко связали и подвергли её самым отвратительным пыткам, на которые только способен человек, а затем, выпотрошив бездыханное тело, отрезали голову, которую тут же передали посланнику, чтобы тот отнёс её вождю племени-заказчика, а оставшиеся части тела девушки жители аккуратно, с хирургической точностью, дабы не повредить кости, из которых позже были сооружены замечательные амулеты и обереги, разделали и поджарили на полыхающем, словно «вечный» огонь, пламени костра.
Негласная война ужесточилась: поступок чужаков взрастил в племени за день до того почившей девушки неописуемую ненависть, и обуреваемый гневом народ устроил ночную засаду, перебив спящих и сытых врагов, не оставив в живых ни женщин, ни детей, ни стариков, ни, очевидно, мужчин.
Однако, этот жест уже не мог вернуть умершей в муках Виктории, до конца своих… минут любившей родную почву и духовно близких взору людей.

Триоп Чилийский
Триоп принадлежал к числу самых первых переселенцев из Европы на земли Южной Америки.
Этот человек был из тех, кто плывёт по течению, ещё не ставшему модным, но уже успевшего привлечь внимание общественности. Он всегда следовал туда, где было, согласно его взгляду, наиболее интересно, неизведанно, и где ещё не успели сделать ничего, порочащего репутацию, способствовавшего великому и безосновательному вложению денег и проч. Таким образом, Триоп оказался в Новом Свете.
Четвёртого пуасселя (семнадцатого августа) мужчина повстречал любовь всего его последующего бытия – неопороченную и сверкающую своей необычной красотой туземку. Триоп моментально влюбился в девушку, и ей, доброй и по природе наивной, ничего не оставалось, как дать согласие на брак с господином иностранцем.
Каждый из них поклялся в «вечной любви до конца своих дней». Теперь жених и невеста жили вместе, и, что удивительно, чувства их только окрепли, а, в случае с девушкой, неожиданно возникли и разгорелись с силой, с которой возможны существовать лишь любовь и желание.
Когда коренные индейцы стали подвергаться неутомимым гонениям со стороны прибывших европейцев, Триоп уберёг свою любимую от истязаний и насилия. Они бежали на лодке таинственные и многообещающие океанские дали. У пары супругов не было совершенно никакой провизии, а морская вода, как известно, не пригодна для питья. На небе стоял нещадно полыхающий жаром солнечный диск. В совокупности все вышеописанные факторы привели к тому, что влюблённые, до последнего державшиеся друг за друга, согревая душу партнёра заботой и лаской, морально поддерживая и забываясь, погибли в безжалостных водах «в один день».

Сфенел Шри-Ланкийский
Сфенел с первого дня брака на любимой женщине был верен и добр с супругой. Он делал всё ради её блага и желал, чтобы пассия его была всегда счастлива.
У Сфенела и его жены было собственное хозяйство, ферма, на которой они трудились вместе со своими детьми. Продукции, взращённой на полях и полученной из и посредством домашнего скота, из года в год оставалось с избытком, а потому предприимчивая семья приняла решение продавать и – в редких случаях – отдавать нуждающимся в ней людям.
При пристальном рассмотрении, ферма изнутри оказывалась сложной отточенной системой. Между членами семьи царило разделение обязанностей: каждый был занят своим делом. Жена готовила, убирала за скотом, разделывала и продавала мясо, муж обрабатывал крупный живописный участок земли с колосящимися и тянущимися к солнцу побегами, собирал урожай, дети же убирались в доме, кормили животных и помогали отцу с посевом, поливом почвы и окучиванием.
Тринадцатого эпикурта (тринадцатого января), вечером, когда дети ещё гуляли и бегали по земельным владениям семейства, а Сфенел уже успел вернуться домой и ожидал трапезы, собираясь с силами и мыслями. Внезапно к мужчине подошла его жена с мясным ножом рукам. Между супругами произошла неприятная ссора, и женщина с ненавистью и озлобленностью кинулась на мужа, кромсая его, как невинного телёнка.
Окончив эту страшную разборку, хозяйка со спокойным видом порубила тело Сфенела на маленькие кусочки и сварила огромную тару супа, накормив им впоследствии бедных, ничего не понимающих детей.

Викентий Эстонский
Викентий – богатейший дворянин и старинного аристократического рода – был любимым народом за простоту характера и лёгкий и добрый нрав. И каждый из знатных людей, слуг и крестьян знал любовь Викентия к сытным обедам и. в принципе, вкушению любой пищи. По этому поводу ни раз возникали ссоры между Викентием и его женой, заботящейся о здоровье супруга. Однако просьбы женщины были тщетны, и в народе, и в замке августейшего семейства проходили смешки и различных мастей анекдоты, а на фоне предпочтений графа Викентия слагались пословицы и поговорки.
Шестнадцатого лавреля (четырнадцатого марта), уже будучи пожилым, Викентий скончался после чрезмерно тяжёлого ужина, состоящего из тарелки наваристой похлёбки на курином бульоне, двух румяных омаров, варёных каш и круп, многочисленных закусок, бутылки красного вина, четырёх булочек с мясом и трёх кусков праздничного торта.

Венедикт Суданский
Венедикт воевал столько, сколько себя помнил. Пятого эйлерта (двадцать третьего июня) парню исполнилось двадцать три года, а политическое распри и межнациональные розни всё не утихали.
Не вынеся этого, осознав, что жизнь мирная проходит мимо, а конца и края ненависти и насилия не виден, Венедикт взял хорошо заточенную саблю и одним движением перерезал вены на левой руке. В хижину истекающего кровью молодого человека тут же вломились разъярённые враги, державшие в столь тёмное время суток горящие факелы. Не отыскав никаких ценных бумаг или военных тайн, которые ещё недавно можно было бы посредством пыток выудить у юноши, рой суровых и брутальных мужчин подожгла хлипкую коморку, построенную из веток и пожухлых трав, и скрылась в небытие ночи.

Валерьян Токийский
Художник по призванию, Валерьян писал изящные акварельные картины с цветами, горными пейзажами Японии и чудесной, невероятной красоты птицами.
Девятнадцатого кеплеря (двенадцатого мая) в мастерской Валерьяна – и, по совместительству, доме – произошёл страшный пожар, который сжёг все творения престарелого талантливого автора.
Не выдержав столь крупной, безвозвратной потери, художник скончался от апоплексического удара, вызванного переживанием вышеописанного события.

Таисия Австрийская
В 1529, когда Вена была осаждена турецкими войсками, Таисия, скромная и тихая, приличная и вполне привлекательная девушка, столичная продавщица цветов, находилась в своём скромном доме на окраине города.
Двадцатого пуасселя (второго сентября) в уютное и невинное жилище Таисии вломилась пара турков, злостно махающая оголёнными, сверкающими под солнечными лучами саблями. Самозванцы, тут же возомнив себя новыми хозяевами, принялись искать что-либо, пои их мнению, полезное, будь то провизия, оружия или хорошенькая женщина. Перепуганная до смерти девушка припала к пыльному деревянному полу, спрятавшись под широкую постель. Мужчины, разворачивая всё что ни попадя, быстро, перевернув кровать, обнаружили Таисию. Один из двух обезображенных войной солдат поднял молодую женщину за плечо и, не прислушавшись к её словам, проигнорировав мольбы, бросил Таисию прямо грязный, словно помыслы этих людей, пол.
Девушка была жестоко и грубо изнасилована военными захватчиками, разделив долю огромного числа других женщин. Преступники, вдоволь повеселившись, удалились, оставив Таисию наедине с горьким осадком боли.
***
Пролетели, словно птица, года. Таисия родила славного мальчика - сына насилия, порождение страха, - оставшегося единственным поводом к напоминанию о моменте своего зачатия. Каждый раз, когда Таисия обращала взор на личико своего пятилетнего ребёнка, ужасные воспоминания с новой силой проносились в её сознании. После появления на свет сына Таисия стала изгоем в городе, осуждающим рождение ребёнка вне брака.
Однако, время лечит, и сын опороченной женщины вырос в красивого и доброго юношу. Парень достаточно поздно обзавёлся невестой и создал собственную семью. Мать, будучи кроткой и мудрой дамой, примирившейся с негласной тайной «внезапного» рождения у неё так много лет назад ребёнка, служившей темой табу и унесённой ею в могилу, жила вместе с семьёй дорого и единственного сына, не вмешиваясь в бытовые дела супругов и ухаживая за долгожданными внуками. Мужчина, со своей стороны, всегда и во всём поддерживал и оберегал горячо любимую им мать, так и не вышедшую замуж, до конца её дней.

Валерий Алжирский
Валерий был уроженцем воспитанной, примерной семьи. Он не ведал угрюмых и ужасающих окраин, всегда находясь подле родителей и друзей, не выходя за пределы устоявшегося круга.
Двадцать седьмого ламарта (двенадцатого августа) Валерий вышел из «зоны комфорта», связавшись с неблаговидной компанией, обзаведясь столь интересными и пугающими личностями, что сложно представить. Именно с этими людьми Валерий, вопреки религиозным предписаниям, начал выпить алкогольные напитки. Очень скоро редкие встречи, сопровождающимися беспрекословном испитием спиртного, перешли в привычку, со всеми из неё вытекающими последствиями.
Валерий больше не желал общаться с родными и близкими ему людьми предпочитая их общению в маргинальной среде. Так, некогда характеризовавшийся только с лучшей стороны юноша превратился в заядлого алкоголика, не видевшего мира и смысла в нём без бутылки. К сожалению, после длительных попыток, предпринимаемых семьёй молодого человека и его приятелями, вернуть Валерия к прежнему состоянию, попыток, не увенчавшихся успехом, близкие когда-то люди отвернулись от парня, погрузив его в ещё более тяжёлую депрессию.
Мужчина скончался, вероятно, от отказа печени, не дожив месяца до очередного дня рождения и тридцатилетнего юбилея.

Валентина Арменская
Валентина родилась восьмого декартевря (двадцать девятого мая) где-то на территории государства Армения. Это была невероятно прекрасная женщина, как физически, так и духовно. С юных лет она питала невообразимую любовь к балетному искусству, которое успела оценить во время того, как с родителями, в период побега из родной страны, увидала выступления балерины во Франции, где они оказались спустя множество бедственных лет.
Хотя девочка уже слишком выросла для обучения балету, одна добрая балерина, коей пригляделась маленькая танцовщица, взяла её под свою опеку, обучая ту новому утончённому искусству.
***
Незаметно Валентина выросла и стала желанной артисткой, путешествующей по городам Европы, где она выступала и тем самым приносила удовольствие восторженным и радостно аплодирующим зрителям.
В перерывах между гастролями девушка проводила время – изредка – с семьёй, ухаживая за физически больным отцом, и психически – матерью, и – часто – со своим неизменным любовником, балетмейстером и знаменитейшим танцевальным тренером. У мужчины имелась обширное семейство: жена и восемь детей. Не смотря на вечно ждущую его, любящую семью, балетмейстер тратил всё свободное время, которое и без того было немного, на обожаемую им Валентину.
Но время шло, и вскоре по городу поползли слухи о служебном романе танцовщиков. Совершенно нежданно узнала об этом и жена, и пара любовником, скрепя сердцем, вынуждена была разойтись.
Больше Валентина не полюбила ни одного мужчину, храня в воспоминаниях те чувства, обуревающие её при встрече с единственным в её жизни мужчиной.
Женщина скончалась в крайней нищете, забытая людьми из всех стран, в которых она когда-то блистала. Да никто и не смог бы признать в том образе, в котором Валентина пребывала в последние годы своей жизни, некогда обожаемую и почитаемую, очаровательную и талантливую, профессиональную балерину и культовую фигуру эпохи, когда искусство балета только зарождалось.

Эразм Бангладешский
Эразм наслаждался обыкновенной, по меркам времени, жизнью. Это был смуглый мужчина с чёрными тонкими волосами. Глаза его всегда были насмешливы, а душа - скрыта за приветливостью и осторожностью. Нельзя было сказать, что в разговоре с тобой он полностью откровенен.
Шестнадцатого эйнштерта (одиннадцатого апреля) бытие Эразма трагически прервалось крушительным землетрясением, унёсшего его жизнь одной из первых.

Белла Белизская
Белла родилась одиннадцатого кюривря (девятнадцатого октября) в семье, в которой до неё имелось уже трое детей. Белла росла обаятельной и весёлой девочкой, практически с младенчества помогающей маме по хозяйству.
На четвёртом году жизни маленькая Белла, взобравшаяся на кое-как сколоченный шкаф, свалилась прямо в бурлящий котёл с супом из крупы, картофеля и обглоданных костей куропатки. Вне себя от страха мать, обнаружившая пугающую находку, вытащила дочь из будущего обеда, не чувствуя жара ни тела, ни каплей кипятка, резво вылетающих из варева, но девочка, к величайшему горю, была мертва, и слёзы родителей, их кары судьбы и укоры самим себе не могли вернуть их добрую и светлую Беллу.

Беатриса Боливийская
Беатриса была перевезена четырнадцатого лавуазевря (двадцать четвёртого сентября) из своей родной страны, в виду своей необыкновенной красоты – особенно необычной, по мнению испанцев, для представительницы негроидной расы, - не в Северную и не в Южную Америку, а прямиком в Европу. Девочку – единственную дочь своих родителей – забрали, буквально вырвав из рук молящей матери, с той целью, чтобы просто-напросто показать «диковинку» испанскому двору.
План притворили в действие, и вскоре, ничего не понимающе хлопая своими круглыми и ясными глазками Беатриса появилась в залах дворца испанской монархии. Девочка у одних вызвала небывалый восторг, у иных, оскорбивших несмышлёное дитя «грязным», – отторжение и презрение. Как бы то ни было, августейшему семейству Беатриса понравилась, и оно оставило девочку в качестве младшей прислуги при дворе.
***
Спустя года девочка, расцветшая всей своей экзотической красотой пред теми, кто только её видел, достигнув семнадцати лет, стала объектом тайной любви многих аристократов, считавших подобное влечение «порочным» и «недостойным». Но Беатриса не замечала всех происходящих вокруг её личности и образа страстей, а потому без тени сомнения и волнений исполняла привычные обязанности служанки.
Всё продолжалось в неизменном режиме до тех пор, пока король Филипп II не обратил внимание на снующую, выполняя бесконечные обязанности, Беатрису. Отказать самому правителю было неприемлемо, а потому девушка принимала подарки увлечённого ей влюблённого мужчины.
Завидев это, сплетники начали распространять самые невиданные и доступные лишь человеческому воображению - особенно когда оно работает коллективно – слухи. Бедная фаворитка не знала, что делать, не решаясь на отказ или самостоятельный уход из эпицентра шепчущихся о ней людей, в любом случае, - на побег. Смириться с собственным, контрастирующим с догмами морали, положением Беатрисе также было сложно.
***
Посреди ночи, проснувшись от жуткого кошмара, Беатриса, вернувшись к реальности из мира сновидений, двинулась прочь из своей комнаты за стаканом воды. На её удивление, стакан, наполненный спасительной от жажды жидкостью, уже стоял, дожидаясь чьих-то полуночных прикосновений. Беатриса удовлетворила негласную потребность стакана, а заодно и свою, испив из него прохладную и нежно льющуюся водицу.
Утром Беатрису нашла в собственной кровати бездыханной. По дворцу промчался слух о том, что нежелательную персону отравила или иная – ревнивая – фаворитка, каких было множество, или оскорблённая жена короля.

Беата Брунейская
Беата была нестандартной девушкой: высокой – выше некоторых парней из общины, - стройной, всё тело её было пронизано узелками мускулов, а талия еле прослеживалась. У большинства мужчин она не вызывала любовных чувств и притязаний, но девушка этого, кажется, не желала. Таким образом, Беата практически с первых лет жизни была изгоем в крохотной деревеньке, затерявшейся в степях Юго-Востока Азии.
Седьмого мендевря (пятого февраля) Беата покинула родные просторы и двинулась туда, где её смогли бы понять и принять. Вполне объяснимое желание любого подростка, каким и являлась Беата.
На одном из привалов, совершённых девушкой, её надежды и стремления оправдались и нашли удовлетворение в лице другой девушки из крестьянского селения. Беата нашла себе верную, преданную и приятную в общении подругу. Теперь селянки практически единого возраста стали неразлучны.
Семья подруги с подозрением и недоверием приняла Беату, но вскоре все члены многочисленного семейства убедились, как были поначалу не правы. Поистине, первое впечатление обманчиво.
***
Жизнь шла своим чередом, и любовь девушек стала выходить за границы платонической. Об этом мигом прознали. Но девушки, ещё не знающие понятия «бостонский брак» сочетались именно им. Разъярённая семья подруги Беаты вышвырнула обеих «извращенок» за порог с угрозами и призывами «Никогда не возвращаться».
Однако, парочка не унывая проследовала в ближайший крупный город, где и обосновалась под видом дальних родственниц, сирот, брошенных на произвол семьи. В какой-то мере, так и было.
***
Многие догадывались, но не многие верили в связь между ними, и до конца своих дней женщины, в той или иной степени, подвергались нападкам, встречая их с шуткой в мыслях и отрицанием – на словах.
***
Любовница Беаты скончалась от тяжёлой болезни у неё на руках.
Беата, похоронив подругу, более не видела смысла в собственном существовании, вернее, в существовании без близкого.
Она покончила жизнь самоубийством, испив популярный и действенный в подобных случаях яд – мышьяк.

Аполлинария Английская
Аполлинария была красива и умна, но была в ней, однако, и черта, а, точнее, увлечение, вызывающее в земляках девушки безосновательные подозрения: она частенько, подобно единственно оставшейся у неё бабушки, собирала в лесу целебные травы, варила их и лечила ими и себя, и других. Женщинам она делала аборты, а иногда и принимала роды. Мужчинам же давала (посредством отваров) живительные силы для свершения интимных побед.
Однажды мелкий вредный мальчишка, услыхав о том, как «странная Полли» предлагала снадобье собственного приготовления его матери, метнулся в церковь и сообщил о вышесказанном случае священнику. Престарелый священник, почесав гладковыбритый подбородок, вынес вердикт:
- Об этом надо сказать судье. Та девушка, определённо, ведьма, и её должны судить и казнить, коль она не сознается. А, если даст признание и покается, заточим её в тюрьму или в монастырь, - старик осёкся, - Впрочем, это решать не нам, - добавив на прощание, - Спасибо, мальчик, что рассказал мне. Англия тебя не забудет, и, видит бог, когда-нибудь мы очистим наши священные земли от злостных дьявольских отродий, вроде ведьм.
На следующий день Аполлинария была взята под стражу. Суд над ней длился месяцами, и с каждым слушанием выяснялось всё больше и больше новых, сложившихся из слухов, домыслов и обыкновенной клеветы, подробностей жизни девушки и её бабки, не дожившей до вынесения приговора внучке.
***
Прошло два года. Наконец, судья произнёс эхом по залу раздавшееся слово: «Виновна».
Двадцать четвёртого гутенбевря (двадцать девятого ноября) Аполлинария была казнена за колдовство путём сброса несчастной со скалы. К сожалению, она не всплыла и не возвысилась к небу.

Хтония Гондурасская
Хтония родилась преждевременно, с неизвестными в то время пороками, о коих никто не задумывался и которые никто не видел.
Когда девочке было восемь лет, мама её забеспокоилась самочувствием юного существа. Хтония плакала и жаловалась на не проходящие боли во всём теле.
С годами здоровье малышки ухудшалось, и вот она уже не могла стоять и, полностью ослабшая, лежала, отказываясь от еды и воды.
После длительных, невыносимых страданий она скончалась пятнадцатого декартевря (пятого июня), навсегда оставшись в сердцах матери и отца, как «светлое невинное дитя, покинувшее мир, не начав его познавать».

Эрихтоний Греческий
Эрихтоний происходил с земель, издавна известных своими памятниками античной культуры, а также прославленными полководцами, величайшими философами и политиками. Однако, как это часто бывает, Эрихтоний был далёк от открытий своих предков. Лишь в одном его преследовала удача. Это виноделие.
Мужчина собирал виноград и давил его, позже с тщательным соблюдением технология, создавая лучшее в стране вино. Не все процессы Эрихтоний выполнял единолично, иначе говоря, без помощи он не обходился.
Дела шли в гору. Самые притязательные и придирчивые критики оценивали плоды Эрихтониевых виноградников, как «имеющее тонкий вкус и неожиданную крепость».
Девятое пуасселя (двадцать второе августа) стало страшным днём для винодельного. Извергшийся вулкан помешал исполнению желаний мужчины, сметя, поглотив и покрыв густой огненной лавой столь же густые и плодовитые деревья с ветвями, с которых тяжело свисали виноградные гроздья. Эрихтония, не выдержав сего зрелища, сам бросился в лаву к своей единственной в жизни отраде.

Антоний Доминиканский
Антоний был отвергнут всеми. Он испытывал боль и душевную, и физическую каждый день, и каждый час, и так на протяжении всей жизни. Он был негласно отвергнут обществом. Он знал и чувствовал это, и чувства эти были не случайны.
Мужчина ещё в детстве, будучи мальчиком, вызывал неприязнь сверстников. У него не ладились отношения ни с кем из окружающих. Никто не мог понять его слов и мыслей, а, когда человек чего-либо не понимает, он стремится тут же это отвергнуть. Так и происходило с Антонием всю жизнь. Так было изначально, и так, к сожалению, было всегда.
Антоний, какой вывод вы уже, наверняка, сделали, не имел друзей, не имел жены (или мужа) и, соответственно, детей. Он жаждал общения, как потерявшийся в пустыне жаждет питья, но люди были не в состоянии дать ему того, чего ему так хотелось.
Семнадцатого ламарта (второго августа) Антоний скончался в пронизанной одиночеством тишине своего дома на окраине, в котором прожил всю свою долгую и наполненную страданиями жизнь.

Антон Индийский
Антон принадлежал к касте брахманов. Он был умён и рассудителен, великодушен и приятен в общении.
Семья Антона состояла из любящей красавицы-жены и четырёх милых детишек-погодок. Казалось, жизнь врача сложилась как нельзя лучше. Именно так и было, пока Антон на свою беду не влюбился в очаровательную женщину из касты шудр.
Любовники виделись каждые два дня, и часы их близости были полны юношеских эмоций и чувств, о существовании которых Антон уже успел позабыть. Жена быстро поняла, что творится неладное, и всячески скрывала эту осознанность от мужа и детей. Для вторых, очевидно, ради их же блага.
Второго кеплеря (двадцать пятого апреля) Антон умер неестественной смертью. Как известно, не всех больных удаётся спасти даже опытным и знающим своё дело врачам. Антон не являлся исключением из правил: пятеро его пациентов после долгих страданий ушли в мир иной. Племянник одного из тех несчастных возненавидел доктора и отомстил ему за смерть горячо любимого родственника, жестоко убив мнимого обидчика.
Город горевал по несчастному врачу. Согласно древнему обычаю, жена Антона была убита и похоронена вместе с супругом, дабы быть рядом с ним в загробном мире также, как это было и наяву.

Анжелика Иракская
Утончённые, пропитанные духом древности, пейзажи Ирака. Эти многострадальные земли начала времён как нельзя лучше подходят для фона данной истории.
Анжелика вела обыкновенную жизнь мусульманской женщины со всеми её горестями, страхами, волнениями, рефлексией и редкими моментами счастья.
Терпение, как и всё человеческое, имеет конец, а потому Анжелика, сломленная и обременённая невзгодами, далёкими от «семейного счастья», бросилась в объятия первого встречного, завязав с ним бурный и всепоглощающий роман.
Но однажды муж Анжелики застал сладкую парочку в собственной постели и, обезумев от гнева, прогнал сластолюбца, оставив лишь непокорную жену, которую впоследствии избил и над которой надругался.
Анжелика была предана суду и по решению оного, двадцатого кюривря (двадцать восьмого октября), прохожие забили её жёсткими, правопорядочными и вершащими правосудие булыжниками с пыльной дороги исламского государства.

Амедей Исландский
Амедей, военный по профессии и старший сын в семье, вопреки его уверенному виду, высокомерной позе, часто выказываемой им, и независимому взору, был обыкновенным, совершенно немудрёным, трусом. Он боялся даже воробьёв и зайчиков. Да что уж говорить – даже бабочек. Однако, не стоит насмехаться над ним, уподобляясь глупым обидчикам. Амедей мечтал стать кондитером, создавая кулинарные сладкие шедевры. Но судьба была к мужчине не благосклонна, и он вынужден был пойти по пути, презираемом и ненавидимым им.
Двадцать второго эйлерта (десятого июля) Амедей, в возрасте всего двадцати четырёх лет, не дождавшись несчастного случая на войне, покончил с жизнью сам, выстрелив из револьвера в раскрытую и готовую к тому глотку, вынеся себе драгоценные мозги, которые ещё могли бы послужить человечеству в мирном русле.

Фаина Венесуэльская
Фаина, само того не ведая, являлась талантливым математиком. В свои десять лет она уже прекрасно складывала, умножала, вычитала и делила, хотя её тому не учили. Фаина была смышлёной и не раз поражала родственников, друзей и знакомых своими простыми и логичными выводами и выходами из различных жизненных ситуаций.
К сожалению, десятого мендевря (восьмого февраля) Фаина, слабая и хрупая от природы девочка, умерла от, вероятно, развившейся у неё врождённой опухоли мозга, так и не став очередным великим мыслителем и не успев подарить миру научных открытий.

Альбина Зимбабвийская
Альбина не знала родных африканских просторов. В совсем юном возрасте её вместе с родителями и старшим на три года братом перевезли через весь Атлантический океан прямиком на огромный неизведанный материк – Северную Америку, где трёхлетняя девочка вынуждена была помогать родителям, часами пропадающих на обширных плантациях, сажая нехитрые местные растения и ухаживая за порослями табака, постепенно входящего в моду у иностранцев.
Четырнадцатого ламарта (тридцатого июля) Альбина, буквально утомлённая солнцем, упала посреди огромного земельного надела. Девочку сразил удар перегрева.
Мать и отец её, в свою очередь, теперь более сетовали на жизнь и проклинали скупых и жестоких европейцев, в то время как старший брат Альбины глядел на всё происходящее с великим непониманием, скромно ёжась и затерявшись в густых и высоких зарослях, ставших впоследствии неистребимой человеческой губительной привычкой.

Аквилий Канадский
Аквилий служил темнокожим слугой в Квебеке у богатой вдовы. Младший из восьми детей, он умел проявлять заботу и ласку, не забывая о практических вопросах бытия. В детстве и юношестве он работал на плантации, но позднее сбежал от безжалостных рабовладельцев.
Аквилий странствовал по североамериканскому материку, устраиваясь в качестве то матроса, то разнорабочего. С каждого места работы его выгоняли, вынуждая парня вновь и вновь скитаться из города в город, которых в Новом Свете было основано ещё очень мало.
***
Тринадцатого декартевря (третьего июня) Аквилий оказался в северной части, именуемой Канадой. Здесь он устроился продавцом, что было непривычным для парня амплуа. Именно за рыночной лавкой его впервые встретила тридцатилетняя графиня. Тогда она ещё не лишилась мужа. Женщина предложила Аквилию роль прислуги в её скромном поместье, на что парень энергично и утвердительно качает головой.
На следующий день молодой человек уже трудился в графских хоромах наравне с полной кухаркой и её пятнадцатилетней дочерью. Аквилий понравился хозяевам, чем навлёк на себя подозрительность и неприятие остальных слуг.
***
Спустя три месяца муж милой графини скончался после несчастного случая, оставив супругу и двух сыновей с крупными долгами. Женщина, пребывающая в трауре, не выходила из спальни целыми днями, впуская в комнату лишь любимого мальчика на побегушках», Аквилия. Тот приносил и уносил тарелки с едой и стаканы с водой. На этом его обязанности в сей период кончались.
Только через шесть недель вдова оправилась от потери мужчины, которого она никогда не любила, но которого уважала за смелость и ум. Графиня начала обращать ещё более пристальное внимание на заботящегося о ней слуге, и вскоре далёкие друг от друга в социальном плане люди стали любовниками. Остальные же обитатели двухэтажного изысканного дома делали вид, что ничего не замечают.
***
И вот уже шли не месяцы, а года, и пламенная сила страсти не угасала ни на миг. Аквилий проявлял ласку к своей госпоже, даже когда она была уже немолода и утратила прежнюю красоту.
Аквилий заболел гриппом, когда прислуживал своей дорогой во всех смыслах любовнице и скончался спустя три дня после неё.

Римма Кыргызстанская
Первое эйлерта (девятнадцатое июня) 1567 года. Римма, брошенная дальними и близкими родственниками сирота, шагала по пустынным улицам. Солнце висело высоко, спуская на землю свои жаркие лучи. Она была удручена и обижена.
Завидев состояние очаровательной незнакомки, Адриан, сын пекаря, ринулся навстречу печальной барышне:
- Добрый день, прекрасная девушка. Чего грустишь? Ведь сейчас светит такое яркое радостное солнце.
- Дядя прогнал меня из дома. Теперь мне некуда податься, - Римма обошла парня и бесцельно двинулась дальше.
- Постой, красавица! – крикнул опешивший юноша, - Можешь жить у меня и моего отца. Он печёт булочки в этом магазине, - Адриан указал пальцем на магазинчик на противоположной стороне дороги.
- Это смешно! Мне сейчас не до шуток! Оставь меня.
Адриан подбежал к девушке и взял её за руку:
- Пойдём, не бойся. Если чувствуешь себя некомфортно, можешь помогать моему отцу с готовкой и продажей. Ты не будешь лишней.
После долгих колебаний Римма всё-таки дала согласие.
За один день она обрела кров, работу и любящую семью.
***
Римма всегда относилась к Адриану, как к брату, но теперь, спустя два года из знакомства, девушка начала ощущать совершенно неизвестные ей до того чувства. Ещё больше Римма была удивлена, когда узнала, что чувства эти взаимны.
Влюблённость перешла в настоящую крепкую любовь уже через несколько месяцев. Однако, отец Адриана единственный (потому родственники Риммы не знали о судьбе девушки) был не рад отношениям, развивающихся на его глазах.
Теперь жизнь пары с каждой неделей становилась всё хуже и хуже. Бесконечные скандалы, драки и истерики вымотали всех участников конфликта.
Римма и Адриан решили, по предложению второго, что единственный их выход из ситуации – смерть. Предприимчивые подростки тут же привели план в действие, вонзив клинки в свои трепещущие груди.

Адриан Кувейтский
Адриан родился в Кувейте, но ещё младенцем был перевезён родителями на их родину - Могулистан.
Мать мальчика скончалась, когда Адриану было всего шесть лет. Отец взял все заботы на себя, и вскоре его бизнес пошёл в гору. Парень старательно помогал любимому папе, и в семье их всегда царила гармония.
***
Однажды Адриан встретил без цельно идущую по улице девушку, которую звали чудесным именем Римма, которая стала жить вместе с парнем и его отцом, помогая в производстве и продаже самых вкусных булочек в городе.
Спустя время между подростками завязалась крепкая дружба, а позднее – роман, не получивший одобрения со стороны отца. Парочка пряталась, но взбешённый мужчина подстерегал и разводил влюблённых, чем рождал безудержную ненависть к себе со стороны пары, крича на них и избивая девушку, повинную лишь в том, что полюбила.
***
Двадцать восьмого кеплеря (двадцать первого мая) Адриан и Римма покончили со своими юными жизнями, совершив двойное самоубийство.

Адорасьон Ливанская
У Адорасьон была лишь одна любовь за всю жизнь – ухаживание за животными. Никого из людей она, вопреки расхожему мнению, так и не полюбила. У неё было множество кошек и собак, грызунов и птиц, змей и ящериц, и ко всем им она была добра и ласкова.
Адорасьон, полная любви и заботы к братьям меньшим, скончалась девятнадцатого эпикурта (девятнадцатого января) от естественных причин в окружении многочисленной семьи питомцев.

Феодора Лихтенштейнская
Феодора родилась в купеческой семье третьего лунеля (шестого декабря). Будучи совсем ребёнком, она не замечала ни непрекращающихся розней в отношениях между матерью и отцом, ни требующих огромных вложений как сил, так и денег увлечений отца.
Однако, время шло, уходя безвозвратно, и происходящее в доме семьи Феодоры неизгладимо отпечатывалось на характере девочки.
Когда Феодора выросла, она осознала всё бытие, и что привычные ей вещи не являются нормальными, в сравнении с другими семьями. Жизнь девушки была полностью проникнута издевательствами отца и руганью матери. Теперь, когда Феодоре исполнилось тринадцать лет, она, не смея более терпеть сии физические и моральные страдания, сбежала из дома.
Барышня, истощённая, с пугающе выпученными глазами, промокшая с ног до головы, ворвалась в обитель, монастырь-приют для падших женщин. Здесь Феодора нашла поддержку в лицах дам лёгкого поведения – вынужденно или по призванию – и всерьёз увлеклась идеей аскетизма и монашеской жизни.
Феодора, не взирая на множество отговариваний оных женщин, стала монахиней, а позже – игуменьей.
Она скончалась в возрасте шестидесяти четырёх лет. Её семья так и не узнала, куда подевалась их «любимая» дочь.

Агриппа Мавританская
Агриппа была экстравагантной личностью. Девушка ещё в раннем детстве научилась кататься на диких животных и часто развлекала окружающих её людей – а кого-то и пугала – своими смелыми выходками. То она вскакивала на шакала, то на страуса, то на крупного парнокопытного и, сидя на ком-либо из представленных, надевала на шею сытую змею, с величественной осанкой, будто осматривая свои владения, мнила себя царицей песчаных африканских равнин.
Немногие смели тягаться по упорству и силе с дикаркой, хотя смельчаки всё же находились, и каждый из них быстро начинал сомневаться в собственном превосходстве после проигрыша «Великолепной Агриппе».
***
Но был случай, когда сама Агриппа проявила слабость и нежность. Девушка встретила парня, которого тут же полюбила и полюбила пылко и страстно. Молодой человек сперва не обращал внимания на пугающую его даму, чем только подогревал огонь её чувств.
Долго их отношения слонялись, словно качели, из стороны в сторону, то сближаясь, то отдаляясь, пока наконец не пришли к единому положению любви и верности, вознеся счастье двоих как устоявшеюся вершину блаженства.
Через месяц негритянская барышня узнала, что беременна, и была невероятно обрадовалась, хоть иногда и скучала по беззаботному риску её прежней жизни.
Спустя восемь месяцев она родила болезненную девочку, которую её отец с первого взгляда полюбил, чего нельзя было сказать о матери, не нашедшей в себе сил на проявление столь трепетных эмоций.
Восьмого гутенбевря (тринадцатого ноября) Агриппа умерла в двадцать шесть лет от родильной горячки.

Аврелий Македонский
Аврелий, уроженец территории Македонии, в то время принадлежащих к обширной, могущественной Османской империей. Он был сыном греческой наложницы от влиятельного турецкого военачальника.
Восемнадцатого лавреля (шестнадцатого марта) двадцатилетний Аврелий, собравший в голове и в своём скромном убежище немалое количество научных трактатов, принялся за тщательное изучение биологии региона собственного проживания, зарисовывая на ветхих страницах чарующее многообразие видов растений и животных.
Мужчина посвятил вышесказанному делу всю жизнь, скончавшись в пятьдесят три года, за недоконченным им описанием очередного крохотного насекомого, пушистого жужжащего и копошащегося в бутонах цветов шарика - шмеля.

Авл Малийский
Двадцать седьмое лавуазевря (седьмое октября). Авла должны были перевезти в качестве раба в Северную Америку. Однако, по природе недоверчивый и скрытный, парень совершил побег, оставив и семью, не поверившую сыну и отказавшуюся бежать вместе с ним, и рабовладельцев с пустыми руками.
Иностранцы уже думали не искать юношу, но в последний момент перед отплытием резвый и всегда бодрый юнга решил попытаться найти хорошо сложенного и крепкого Авла. Матрос двинулся по наиболее вероятному пути исчезнувшего и быстро, к собственному же удивлению, отыскал молодого мужчину: он пал смертью, достойной Клеопатры. Авл. лежал в нескольких метрах от дома на горячем песке и на шее его осталось два красных следа от, вероятно, змеиных клыков, проливающих свет на тайну его безвременной кончины.

Августа Марокканская
Августа – бывшая гейша. Она, японка по происхождению, была похищена прямо из отчего дома двадцать шестого лунеля (двадцать девятого декабря), и я для её родителей лишь ширмы, стоящие тогда в комнате, являлись свидетелями жуткого действа и хранителями тайны пропажи их любимой, дорогой дочери. Августу забрали на пиратский корабль и вместе с другими такими же девушками отправили на побережье Магриба, прямиком в Марракеш, к шерифу, правителю Марокко, жаждавшему разнообразия и экзотики.
Многие девушки в тех условиях вынуждены были выживать, и у не у всех из них это удалось. Августа в числе четырнадцати барышень сошла с борта. Дам препроводили во дворец, где располагался масштабный гарем.
Августа, пользующаяся известными ей способами обольщения чайной девушки, быстро полюбилась Ахмаду II аль-Мансур, возвысившего его до титула жены. Правда, об этом е было объявлено во всеуслышание. Впоследствии японская наложница родила шерифу двоих сыновей, в которых тот и души не чаял.
После смерти Ахмада к Августе не стали относится хуже. Она провела оставшуюся жизнь в заботах о детях и внуках.

Этеокл Мозамбикский
Пятого мендевря (третьего февраля) 1588 года родился Этеокл. Он с самого своего появления на свет – и даже до того – был особенным. Конечно, родители мальчика и остальные жители деревушки не подозревали о состоянии Этеокла. В то время как мальчик нуждался в лечении и помощи, окружающие сводили его замкнутость, медлительность и отставание в развитии на волю богов или происки злых духов. В последнем случае лишь шаман мог помочь их непутёвому сыну, чёрному пятну, порочащему репутацию племени.
Когда мальчика привели к местному колдуну, он велико страшился незнакомца, но более всего его пугали методы этого человека. Жуткие речи, то плавные, то резкие движения, гипнотизирующие мелодии и подобии танцев, и, в конец, отвары, вызывающие у любого испившего их отвращение. От всего вышеописанного у Этеокла начинала болеть голова, его тошнило и общее самочувствие его ухудшалось.
Проходили месяцы, а за ними – годы. В очередной поход Этеоклу мгновенно стало хуже обыкновенного. Видимо, в напиток попало что-то губительное, и мальчик после первого же глотка сконфузился, сжался и заплакал.
Он скончался через три часа, не дав и намёка на причину и суть происходящего с собой.

Филлида Монгольская
Филлида очень любила празднование Нового года. С детства она обожала ждать кануна конца года, сидеть за праздничным, ломящимся от вкусностей столом, слушать разговоры взрослых, получать подарки и, конечно же, ощущать всеми фибрами души пронизывающую её атмосферу праздника.
Согласно верованиям народности девочки, намечалось окончание 1592 года, и Филлида с теми же нетерпением и страстью ожидала сего момента. Ей только исполнилось шестнадцать лет. Наконец, наступило четырнадцатое мендевря (двенадцатое февраля). Филлида, вне себя от восторга и претворения её каждогодичного желания, вышла на улицу и присоединились к радостно гуляющей толпе.
Юноши в сформировавшемся снобе что-то не поделили между собой и устроили шумную и жестокую драку. Филлида испуганно отпрянула, но внезапно удар чьего-то кулака настиг её во всём этом процессе. Девушка упала и была затоптана праздно шатающейся оравой ничего не замечающих и не заподозривших людей.

Мастридия Намибийская
Мастридия была дочерью местного чудака. Этот человек, глава семейства и отец девочки, прославился в не лучшем свете тем, что провозглашал себя вождём племени и царём мира. Несмотря на это, у него была жена и трое детей, младшей из которых и была Мастридия.
Двадцать восьмого эпикурта (тридцать первого декабря) произошло нежданное, ужаснейшее по своему трагизму событие, всполошившее округу. Странный мужчина перерубил всю свою семью, в том числе и Мастридию, в то пору бывшей двенадцатилетним подростком. Общественность была шокирована, сочувствуя невинным детям и их матери и ненавидя до глубины души оказавшегося опасным преступником, больного «чудака», чьи выкрутасы теперь не казались такими забавными, как прежде.
Но тот как след простыл и теперь находился где-то на территории огромного по величине африканского материка.

Астерия Новозеландская
Астерия профессионально владела стрельбой из лука. Это была её стихия, её призвания. Она с ловкостью выполняла любые трюки, всегда метко, чётко попадая в цель.
В юности Астерия полюбила хилого тощего парня одного с ней возраста. Спустя три месяца, тринадцатого эйлерта (первого июля), они поженились.
За последующие семь лет у пары родилось четверо детей, четверо мальчиков. Младшего из них Астерия начала учить стрельбе, которую не забывала и которой занималась все эти годы. Однако, у юнца, пошедшего, как говорят, в отца, ничего не выходила. Астерию это крайне раздражало, но она старалась сдерживать свой растущий с каждым новым занятием гнев.
Однажды, во время обыкновенной тренировки, когда у сына Астерии ничего не получалось, женщина решила продемонстрировать мальчику мастер-класс:
- Встань вон туда, - новозеландка указала пальцем на пустую поляну с примятой на ней травой, - И положи себе на голову манго.
Малолетний стрелок исполнил приказ матери. Та выстрелила и тут же с испугом отшатнулась, бросив лук наземь. Если бы стрела пролетела на сантиметр выше, она бы не задела мальчика, однако всё вышло именно так, как обезумевшая от горя мать и представить и не могла.
После этого происшествия женщина замкнулась в себе и навсегда замолчала, кротко выполняя обязанности матери и жены. Больше она не притрагивалась к луку и стрелам, захоронив их на злосчастной поляне, послужившей местом смерти её старшего сына.
Астерия скончалась в тиши одиночества, так и не проронив ни слова, когда мужа её уже не было на свете, а трое сыновей жили отдельно, своими семьями.

Глафира Оманская
Глафира происходила из сполна обеспеченной семьи. Детство её было радостно и беззаботно в своей наивности и благополучии.
Двадцать четвёртого ламарта (девятого августа) девушка в возрасте тринадцати лет вышла замуж за сорокалетнего мужчину, знатного и более богатого, нежели родители Глафиры. Девушка была крайне опечалена такому повороту её судьбы. Она видела себя в роли жены, по крайней мере, пока. Её желанием было: «Чтобы детство не заканчивалось!», но родители нежного создания, маленькой женщины, приняли решение в пользу своего кошелька, а не счастья дочери.
Муж Глафиры оскорблял и унижал её, но всем было плевать, ведь «это их дело». Долгожданным наследником девушка супруга не одарила, а, когда тот скончался, устроила настоящий пир - лично для себя и служанки, которая видела все горести и печали хозяйки и искренно ликовала, разделяя теперь её радость.
Только сейчас Глафира поняла, что живёт. Душевно она начала жизнь заново вместе с подругой – любимой горничной, не покидающей её ни на час.
***
Женщины до конца дней не оставляли друг друга, довольствуясь собственным положением. Они вели затворническое бытие, лишь изредка и по необходимости принимая гостей.
Глафира умерла в возрасте двадцати восьми лет от неизвестной болезни. Её прислуга, удручённая и ощутившая вкус вынужденного уединения, словно она отныне сирота. Не выдержав груза нахлынувших эмоций, тридцатитрёхлетняя служанка, после недолгого нервозного рассматривая вида из окна, по обеим сторонам которого изящно свешивались волнистые травы, и следующей за тем панической атаки, выпрыгнула со второго этажа роскошной виллы, скончавшись от многочисленных переломов, полученных вследствие этого.

Одетта Палестинская
Одетта всю жизнь провела за ткацким станком.
Четвёртого кюривря (двенадцатого октября) она решила подшутить над подругой, также ткачихой. Она демонстративно уколола палец иголкой и сделала вид, будто упала в обморок. Внезапно девушка не на шутку перепугалась, подошла к Одетте, засуетилась и по итогу выбежала из мастерской, к врачу. Одетта «очнулась», весело посмеялась и пошла к перепуганной подружке, дабы объясниться.
Выйдя на улицу, Одетта обнаружила её достаточно оживлённой. Кучка людей рядом со зданием мастерской странно клубилась. Женщина средних лет, Одетта, подошла к толпе зевак. Она увидела свою мёртвую помощницу и закричала истерическим воплем.
- Бедная девушка…
- Я ничего не мог поделать: она выбежала прям на дорогу…
- Тьфу! Очередная дурочка!
- …вот, а кучер не успел затормозить…
- Ужас…
- Чего смотрите?
- Я видел, как она бежала…
Всё это твердилось и перебивало друг друга, то тут, то там доносясь с разных сторон.
Одетта приблизилась к эпицентру трагедии, а именно – к несчастной девушке, склонилась над ней и сквозь слёзы принялась молить о прощении:
- Прости меня, милая. Я не хотела… Я всего лишь пошутила. Я думала, ты поймёшь, но я же не знала… Дорогая, пожалуйста, не умирай. Ты всегда будешь моей любимой подругой. Золотце моё луноликое, пожалуйста, живи, - женщина принялась целовать мозолистые руки умершей, пальчик за пальчиком.
Толпа разошлась по своим делам, оставив «безумную» посреди опустошённой дороги.
***
Наутро Одетта проснулась вместе с трупом горячо любимой теперь более, чем прежде, подруги. Бодрая после крепкого сна женщина с новой силой заговорила с ней, не давая прохода повозкам и выслушивая множество бранных слов в свой адрес. Силком Одетту оттащили от девушки, которую унесли и похоронили её родственники.
Теперь бывшая ткачиха изо дня в день ходила на могилу барышни, в чьей смерти она себя винила.
***
Одетта прожила ещё два года. Случайные прохожие нашли её окоченевшей, обнимающей надгробие давно почившей подруги.

Инес Парагвайская
Инес родилась восьмого кеплеря (первого мая). Девушка-«мамелюко» часто подвергалась нападкам со стороны португальских рабовладельцев, внебрачной дочерью одного из которых являлась.
Когда Инес выросла, она стала наравне с матерью прислуживать отцу и его законной жене в их доме. Отношение к ней было не из лучших. Проще говоря, «об неё вытирали ноги». Наибольшей долей презрения невинная девушка удостаивалась от мачехи, в то время как отец, заваривший всю эту кашу, в момент очередной ссоры высокомерно молчал и трусливо удалялся в свой изысканно сконструированный и оформленный затхлый кабинет - единственное место, в котором никто ему не мешал и где он всегда мог побыть наедине с собственными мыслями, коль они у данного господина присутствовали.
Жертвой обстоятельств, оставшейся в неведении, семнадцатилетней барышней, которую не посвящали в суть происходящего, являлась дочь отца Инес и его жены, Ираида. Девочка не знала, кто такая Инес и почему её мама так непристойно к ней относится. На её многочисленные расспросы родители отвечали полным игнором. Наконец, девушка собралась с мыслями и решительно подошла к Инес:
- Инес, - чуть слышно произнесла она, - Почему моя мама так тебя ненавидит? Ведь ты так хорошо у нас служишь. Ты сделала что-то плохое?
- Единственное плохое, что я сделала, - это родилась, - со злой и, одновременно, грустной усмешкой сказала служанка, намереваясь уйти.
- Постой, - прервала её вновь Ираида, - Что это значит? Почему… ты… не должна была рождаться? Это ведь… неправильно… Не правильно так говорить.
Инес усмехнулась: теперь это звучало весело:
- Юная госпожа, не берите в голову слова сумасшедшей служанки.
- Объяснитесь, - строго, словно почувствовав свои власть и превосходство, молвила Ираида.
- Ладно, я скажу, если вы просите. Но никому не говорите, что это я вам сказала, - Инес наклонилась к сводной сестре с заговорщической улыбкой, - Да и вообще лучше не говорите. Вы обещаете?
- Обещаю.
- Ваш отец и мой отец тоже, - обратив внимание на удивлённый взгляд девушки, она продолжала, - Вашему отца, несмотря на то, что он был к тому времени женат, очень приглянулась моя мать. Так появилась я.
- Ты серьёзно?
- Как нельзя серьёзно.
- Получается, что мы сёстры? – Ираида не могла прийти в себя от услыханного.
- Именно так.
- Ты точно не шутишь?
- Точно, - понизив голос ответила Инес.
- О, это так… странно… Давай… ты будешь называть меня на «ты». Господи, я у меня никогда не было сестры! – стала «разгоняться Ираида, - О, теперь я так счастлива! Отныне мы всегда будем вместе! – девушка взяла сестру за обе руки.
- Говори тише, а-то нас услышат, - прошипела новообретённая сестра.
- Прости, милая… - осеклась барышня.
Жизнь в поместье изменилась незаметно для его обитателей. Сёстры стали помогать друг другу: Ираида защищала Инес от нападок своей матери, часто проводила время с самой Инес и её мамой, болтая с ними, учась готовить, стирать и убирать. Она даже помогла никогда не учившейся Инес освоить грамоту и счёт, научив её читать и писать, рассказав множество увлекательных историй и научных изысканий.
Отец в это время скрывался от люда за запертой дверью в душном и мрачном кабинете, пропуская все перемены, протекающие в доме.
***
Прошло пять лет. Хозяин усадьбы скончался от сердечного приступа, когда ему было сорок два года, и пришёл момент делить наследство, как бы это глухо и безнравственно ни звучало. Вдова вцепилась в огромные суммы нечеловеческой хваткой. Сёстры, однако же, не были согласны с такой позицией женщины. Мать Инес, в свою очередь, привыкшая стоять в стороне и не вмешиваться, продолжала выполнять привычные и приевшиеся обязанности горничной.
Вскоре девушки, уверенные в их общем решении разделить наследство на четверти, чтобы каждому из фигурантов достались одинаковые части баснословных сумм, наняли успешного и известного адвоката. Тот, погрузившийся во всю юридическую сложность данной ситуации с головой, помог сёстрам, и суд вынес решение, согласно им желаниями.
Девушки – двадцатитрёхлетняя Ираида и двадцатипятилетняя Инес – спустя часы долгого судебного процесса, наконец, добились своего. Они купили домик, в котором поселились вместе с матерью Инес.
***
Обе сестры спустя некоторое время вышли замуж, и у них, к их же общему удивлению, родились близнецы. Только у Инес – сыновья, а у Ираиды – девочки. Ставшее многочисленным семейство жило в ладу и согласии, не зная печалей, невзгод и предрассудков.
Инес и Ираида, остававшиеся до последних секунд вместе, умерли чу́дным весенним[5] деньком, лёжа на соседних кроватях, держа друг дружку за руку, от сломившей их чахотки.

Ираида Португальская
Ираида родилась в семье португальских дворян-иммигрантов. В противовес предвзятому и далеко не всегда обоснованному мнению, она, будучи первым и единственным ребёнком, не была ни избалованной, ни высокомерной, ни предосудительной, в отличие от своей не самой порядочной матери.
Когда Ираиде было семнадцать лет, она узнала, что девятнадцатилетняя служанка, жившая с ней в одном доме, - это её сводная сестра, результат кратковременного романа её отца с кухаркой, принадлежащей к коренному населению Южной Америки. Со времени этого открытия Ираида стала неразлучна с сестрой, которую полюбила так, как только может любить юношеское сердце.
***
После скоропостижной смерти хозяина поместья и, по совместительству, отца двух чудесных девушек, состояние его, в результате длительных и утомляющих судебных тягот, было разделено на четыре части. Ираида и её старшая сестра Инес радостно выбежали из зала суда и на следующий же день ринулись искать для себя новое жилище.
Они купили скромную усадьбу вблизи берега реки Парана и поселились в ней вместе с матерью Инес.
Через несколько лет девушки нашли себе избранников и продолжили род, обзаведясь: Ираида - девочками-двойняшками, Инес - мальчиками-близнецами. Огромная семья жила мирно, со счастливым спокойствием, в то время как брошенная всеми старуха-мать Ираиды сошла с ума (на самом деле, у неё просто началась деменция), и она умерла незаметно для всех, отказываясь видеть детей своей некогда любимой дочери, от которой она отказалась, ещё когда той было только семнадцать лет.
Ираида из приличия первое время посещала могилу матери и носила траур, но позже жизнь её пошла по-старому, и она вовсе позабыла о своих обязанностях перед предками, отдавая предпочтение потомкам.
***
Восемнадцатого лавуазевря (двадцать восьмого сентября) 1627 года Ираида скончалась от чахотки в возрасте сорока двух лет, как и её отец. Она до последних минут держала за руку любимую и единственную сестру, с коей не расставалась ни на миг. Та, поседевшая и осунувшаяся всего за неделю, лежала напротив, сокрушённая тем же недугом.

Амвросий Руандский
Амвросий крайне любил птиц, можно сказать, до безумия. Четырнадцатого лунеля (семнадцатого декабря) он возвёл огромный террариум, вернее, загон для различных видов невероятной красоты пернатых созданий. Загон был оснащён поилками и кормом, а в центре его возвышался мощный ствол многовекового дуба. По сути, Амвросий был первым заводчиком птиц.
Мужчина общался со своими обожаемыми питомцами, заботился о них, а когда кто-то из птичек умирал, Амвросий втыкал невдалеке от клетки короткие палочки в песчаную землю.
Однажды утром птицы, весело чирикающие, не дождались ставшего им родным хозяина. Тот скончался ещё ночью, во сне, оставив обширную коллекцию пташек без корма и любви.

Фока Эр-риядский
Фока представлялся всем незнакомым людям, как «любивший отчизну военный и профессиональный всадник». Это был суровый мужчина со сдвинутыми к переносице, угрюмыми чёрными и густыми бровями, волосами цвета вороного крыла, которых никогда не было видать из-за носимого мужчиной головного убора, и смоляными глазами, круглыми, словно выходящими наружу.
Коренастый господин, он имел средних достатков жену и пятерых детей: девочек десяти, семи и двух лет и мальчиков – три и один год.
Двадцать первого эйнштерта (шестнадцатого апреля) Фока отправился на выходную прогулку. Он вскочил на первую попавшуюся ему лошадь и поскакал на ней в закат. Лошадь, а, точнее, конь оказался полудиким и неуёмным. Он скинул мимолётного хозяина наземь, отчего тот получил перелом бедра и позвоночника вследствие сильнейшего удара. Всадник скончался на месте.

Лаэрт Сенегальский
Лаэрт – настоящий романтик. Когда парню начинала нравиться девушка, он, как истинный джентльмен, начинал ухаживать за ней. Он писал ей стихи, дарил собственноручно собранные цветы, покупал и – иногда – сам готовил для любимой сладости. Но никогда отношения не заходили далее вышеописанного: девушки с презрением глядели на сошедшего с ума чудака и, высокомерно подняв голову, проходили мимо.
Надо сказать, юноша не становился таким галантным лишь по велению сердца. Это была его натура. Таким он был всегда. Один у него был недостаток: парню не повезло с наследственностью, а потому внешность его нравилась далеко не всем.
Двадцать пятого кеплеря (восемнадцатого мая) Лаэрт в очередной раз влюбился. И в очередной раз молодого человека с насмешкой и издёвкой отвергли. Сей случай стал последней каплей. Тронутый до глубины души и сознания Лаэрт, потерявший надежду на счастье в любви и на счастье, в общем, во всём, сел на середину городской улицы, освещённой вечерними лучами солнца. В руках его покоился подожжённый факел. Парень поднёс полыхающий факел с его играющим на ветру огнём к ненавистному и ему, и всем остальным лицу, устроив тем самым акт самосожжения. Его лицо оставалось невозмутимым до тех пор, пока не утратило прежних черт, съеденных горящим пламенем.

Анисия Сингапурская
Седьмого лавуазевря (семнадцатого сентября) Анисия, двадцатилетняя девушка, пошла в лес, дабы собрать полезных трав и побыть в одиночестве, любуясь на струящиеся водопады, густые заросли, величественные горы и особенности рельефа родной ей местности.
Незаметно для себя Анисия заблудилась и осознала этот факт слишком поздно. Она, взволнованная и напуганная, побрела куда глаза глядят с целью отыскать тропинку, ведущую к ждавшим девушку родителям. Каково было её удивление и возросший в разы страх, когда мимо неё пронёсся со скоростью звука остро заточенный топор. Девушка наутёк метнулась в самую тёмную часть леса.
Однако, тёмный человек настиг Анисию, и от несчастной не осталось живого места. Посреди влажный и вечнозелёных лесов…

Евтихиан Словенский
Евтихиан никогдане нуждался в деньгах и даже в процессе заработка. Проще говоря, он был баснословно богат, и это была заслуга его предков, на которых он успешно паразитировал.
Двадцать третьего декартевря (тринадцатого июня) пожилой кутила Евтихиан задумался о том, как не хочет умирать. Это подтолкнуло его на поиски философского камня и финансирование иных проектов алхимиков, вроде эликсира вечной молодости, создание золота практически из ничего и проч. Он начал сам увлекаться химией и алхимией, проводя с колбами, пробирками и веществами, хранившимися в них, дни и ночи.
Так мужчина на склоне лет растратил всё своё богатство, до копейки, и скончался в нищете и полном уединении. Вероятно, слишком дорогая цена за сей жизненный урок.

Навсифой Сомалилендский
Двадцать второе кеплеря (пятнадцатое мая). Навсифой совершенно неожиданно для себя внезапно оказался посреди пьяной потасовки. В ту пору мальчику было два года, и он только научился бегать.
- Папа! Папа! Зачем ты бьёшь этого мужчину? – лепетал еле говоривший Навсифой.
Но отец не слушал его, отбрасывая подходящего к нему мальчика, просящегося «на ручки», в сторону. Это зрелище показалось бы жестоким всем, у кого есть чувства.
Отец бедного мальчика, жертвы обстоятельств, переключил внимание на него, чего Навсифой действительно желал. Однако, это было не то внимание. Мужчина принялся бить ребёнка так, что об этом страшно даже говорить. Сначала Навсифой получил сильнейшее сотрясение мозга, но его родитель на том не остановился. Он раздробил мальчику череп, забрав его юную искалеченную жизнь.

Афиней Вашингтонский
У Афинея были врождённые особенности… Вернее, одна особенность. Она была вызвана тем, что мальчик родился в результате кровосмешения. Афиней был эпилептиком. В эпоху, в которую он жил, данную болезнь ещё не лечили, сваливая всё на вечно виноватых злых духов, бесов и Дьявола.
Шестое пуасселя (девятнадцатое августа) 1608 года. Юнцу только исполнилось девять лет, как его повели к священнику на сеанс экзорцизма. Афиней сопротивлялся, громко крича сквозь слёзы, чем вызывал ещё большие подозрения.
В конец, «взрослые» дождались момента, когда у Афинея начался эпилептический припадок. Пастор принялся читать молитвы, завершив свои действия тем, что положил серебряную ложку в рот мальчика: к тому времени последний уже успел искусать свой маленький нежный язык, и изо рта его шла, не переставая, жидкая багряная кровь.
После долгих мучений Афиней скончался на руках матери.
Священник с торжественно-печальным видом произнёс:
- Мне очень жаль, но ваш сын оказался слишком слаб: силы покинули его сразу же после того, как я изгнал из него Дьявола. Зато вы точно знаете, что мальчик умер неопороченным, чистым от зла, а это дорого стоит.
Мужчина удалился, оставив ревущую не своим голосом мать наедине с телом её покойного ребёнка.

Орест Тайваньский
Орест родился на острове Тайвань. Как и многие люди из его окружения, Орест курил опиум в обширных компаниях релаксирующих мужчин, приходящих – изредка – с женщинами. Это увлечение помогало парню из не самой благополучной семьи снять стресс, расслабиться и уйти в грёзы.
Так продолжалось до тех пор, пока приятные ощущения не преобразовались в самоцель, а увлечение - в не отпускающую зависимость, унёсшей жизнь молодого человека одиннадцатого эйлерта (двадцать девятого июня) 1612 года.

Авксентий Ломейский
Авксентий являлся и по описаниям знакомых, и по сути своей украшением любой беседы. Он был человеком весёлым, настоящим юмористом. Но больше глупых до смехотворства, вымышленных историй в духе Мюнхгаузена и пресловутых шуток, людей забавлял хохот Авксентия, неустанно сопровождающий его замысловатую, напичканную неологизмами и высокопарными словами речь.
Десятого декартевря (тридцать первого мая) полный шутник Авксентий скончался во время повествования им очередной, но - в этот раз - чересчур увеселительной истории.

Досифей Турецкий
Досифей был обыкновенным рядовым солдатом, участвовавшим в одной из многочисленных - за всю её историю - войн между чужой ему страной и родной Турцией.
Досифей являлся преданным патриотом, но, при всём этом, в собственных размышлениях имел тенденцию к пацифизму, не считающемся, по мнению вынужденного военного, признаком слабости духа и трусости.
Девятого ламарта (двадцать пятого июля) оживлённо шло наступательное сражение, и Досифей, тридцатишестилетний сипахи, не успевший опомниться и очнуться ото сна, будучи разбуженным звуками стреляющих мушкетов, пушек, замахов саблями, безосновательных криков и хрипов истекающих кровью воинов, вернее сказать, всеми шумами жестокого боя, как – всего за десять минут - лишился головы, которая была снесена артиллерийским метательным снарядом, запущенным из гладкоствольной турецкой пушки.

Кронид Украинский
Кронид родился на украинских землях, когда те ещё не принадлежали Русскому царству. Он родился в семье холопов и, соответственно, сам таковым являлся.
Пятнадцатого лавреля (тринадцатого марта) Кронид женился на красивой девушки одного с ним сословия. Супруги вскоре обзавелись потомством в числе мальчиков-близнецов и девочки, названной Анной.
Вскоре началась война, и Кронид был вынужден покинуть семью ради защиты родины.
***
По прошествии лет мужчина, огрубевший и осунувшийся, вернулся к разграбленному дому, в коем обнаружил своих мёртвых любимых, и буквально остался у разбитого корыта. Кронид был опустошён, не видя резона в столь бренной жизни крестьянина.
Кронид возвёл новый дом, обставил его, устроив в «красном» углу с единственной иконой ежедневную молельню, к которой возвращался несколько раз на дню, ропща и плача по судьбе родных.
Больше он не женился, а деятельность его ограничивалась хозяйственными хлопотами.

Лина Филиппинская
У Лины, как, возможно, у всех, были проблемы. Однако, сии проблемы были вызваны биологической причиной. Девочка родилась с изначально низким интеллектом. Ей был интересен мир, но она была не в состоянии его познать.
Эта «особенность» крайне раздражала родителей Лины. В скором времени они рассорились, и отец оставил семью, не сказав на прощанье ни слова.
Жизнь трёхлетней на тот момент девочки и её новорождённого брата не стала лучше. Даже хуже. Женщина постоянно «срывалась» на собственных детях, осыпая их юные, неокрепшие головы многоэтажными ругательствами и жестокими ударами.
Двенадцатого эпикурта (двенадцатого января) Лина случайно утонула в реке, когда мать её отошла, оставив дочку наедине с собой.

Агата Хорватская
Агата была богатой землевладелицей, будучи собственницей обширных полей и утончённых по стилю архитектурных построек на севере страны, которыми ловко и умело управляла, беря на себе все обязанности по их обустройству и пользуясь полной инфантильностью и индифферентностью мужа.
Когда муж Агаты скончался, четвёртого лунеля (седьмого декабря), женщина стала господарыней не только на словах, но и на деле, получив от бездетного супруга крупное наследство.
Агата возглавила проект по посадке на плантации и дальнейшей продажи в одном из домов, бывших её собственностью, фруктов, ягод и овощей, из которых впоследствии слуги Агаты стали создавать готовые блюда, пользующиеся, наравне с отдельно лежащими ингредиентами, немалым спросом. Таким образом, бизнесвумен основала первый в стране частный магазин розничной торговли.
Позже женщина наняла молодого, но талантливого художника, написавшего название магазина с подробным описанием его содержимого.
Сенсационная идея взбудоражила умы общественности. Ни один человек не остался не затронутым новостью о дворянке, продающей плоды своих земель и блюда из них.
Агата мгновенно возвысилась до титула знаменитости и законодательницы мод, принимая в магазине – покупателей, а на дому, в коем обустроила литературный салон, – лидеров мнений.
Она скончалась спустя восемнадцать лет. Причиной послужила неизлечимая лепра. Не имея наследников, живых родственников и воспитанников, Агата завещала множество нулей своего достатка на благотворительность, а владения – короне. Бизнес её, соответственно, бесповоротно пришёл в упадок, кончившись также быстро, как и начавшись, и некогда восторженные зрители сего представления в следующем поколении навеки забыли об инновационной идее хорватской графини.

Зосима Черногорская
Зосима – мещанка, получившая невероятно прекрасное образование, согласно и относительно своего времени – была единственной грамотной женщиной в семье её в количестве четырёх человек: самой Зосимы, отца, мачехи и сводного брата. Мало того, она обожала читать разнообразные французские исторические, авантюрные, пасторальные, романтические и философские романы, каких в ту поры развелось великое множество.
Семнадцатого мендевря (пятнадцатого февраля) Зосима поняла, что влюбилась в одного из персонажей её настольной книжки «Астрея», хотя не решалась признаваться в этом до последнего момента. Любовь поглотило сердце Зосимы, не оставив и следа бывшей в ней ранее холодности, показывая, что даже у такой серьёзной и строгой женщины есть чувства.
Мещанка никогда не рассказывала о своей глупой любви, с трепетом храня эту тайну за замком человеческого стыда и боязни осуждения.
Зосима всю жизнь оберегала и лелеяла собственную верность для мнимого возлюбленного, изменившего её характер и судьбу. Она умерла в глубокой старости в 1669 году.

Ифианасса Швейцарская
Ифианасса вышла замуж по любви за с виду порядочного гражданина, безутешного вдовца и наследника немалых сумм девятнадцатого эйлерта (седьмого июля).
Уже через год жизнь молодой девушки, сжалившейся над средних лет господином, превратилась в сущий ад.
После рождения дочери ситуация ещё больше усугубилась. Оскорбления, драки, скандалы, ссоры являлись неотъемлемой частью супружеского бытия. Жена то и дело уходила от мужа, вскоре возвращавшись. Это походило на смертельный аттракцион или прыжок с парашюта, когда ты постоянно рискуешь: скачут эмоции и скачет вероятность твоей смерти.
Однажды Ифианасса, проснувшись утром и застав спящего, походившего на гориллу супруга, вопреки своему обычному началу дня, предпочла раз и навсегда расквитаться со своими любовью и ненавистью, прощениями и оскорблениями. Женщина встала и в одной сорочке дошла до кухни, откуда взяла нож. Она повременила, а после, зайдя в спальню и обнаружив также мирно спящего мужчину, приблизилась, оттянула ласкающее нежной тканью одеяло и, ещё чуть погодя, отрубила причинное место супруга.
Тот очнулся с криком боли и ужаса. Ифианасса, в руке которой покоился тёплый орган, поспешила ретироваться, а потому выбежала на улицу, шагая по озаряемым утренними солнечными лучами улочкам, в то время как муж её истекал кровью.
Сошедшую с ума женщину покрыли позором и, дождавшись решения непродолжительного суда, устроили ей, на потеху публике, встречу с вызывающей страх гильотиной.

Демофонт Эквадорский
Демофонт был осуждён за покушение на убийство, которого, на самом деле, не планировал. Он был брошен в гадкую тюрьму на корм крысам.
Всё время, что заключённый находился в учреждении, он делал любые попытки выйти на свободу. В конец, он, отчаявшийся, стал тыкать ложкой об пол и понял, что земля, хоть и тяжело, но всё же поддаётся оказываемым на неё действиям, точнее, выкопать её возможно, и не имеет значения, сколько это займёт лет.
***
Минуло двадцать четыре года со дня поимки Демофонта. Двадцать четвёртого кюривря (первого ноября) он готов был вот-вот «испариться» под землёй и получить, наконец, долгожданную свободу.
Мужчина подловил удобный момент и окунулся под толщу здания, в ров. Его состояние казалось крайне возбуждённым: он ликовал, фантазируя, как увидится с родными и как они будут рады и удивлены встрече с ним.
Почва затрепетала и заструилась кусками на столь эфемерный путь заключённого, застелив всей своей полнотой его голову, глаза, уши, нос и, что важнее, сознание.

Иоанн Эфиопский
Иоанн обожал готовить, и, надо сказать, блюда из-под, выходящие из-под его руки, были бесподобны.
Двадцать девятого лунеля (двадцать девятого февраля) Иоанн поступил на службу, вернее, был похищен людьми, желавшими продать его в качестве раба на невольничьем рынке, однако, нежданно выявившееся у Иоанна задатки повара решили судьбу за него и его похитителей: мужчина стал коком на чужестранном судне.
Иоанн преуспел в своём деле, пробыв на службе корабельного повара до конца своих дней, скончавшись в возрасте пятидесяти одного года. Он был захоронен в море.

Николетта Южнокорейская
Николетта была одной из тех детей, что мечтают быть прославленными, исключительными, в виду отсутствия внимания к ним со стороны знакомых и близких.
Четвёртого эйнштерта (тридцатого марта) девочке исполнилось тринадцать лет. Она была тихим, замкнутым ребёнком, и она сама воспринимала это, как груз, что тянет её вниз и не даёт открыться и показать себя.
Минуло три месяца, и у «обделённой» девочки начались кровавые дни, известные каждой девушке не понаслышке. Только у Николетты, недоумевающей по поводу состояния собственного тела, «дни» вышли на редкость «кровавыми» и сопровождались резкими, словно съедающими изнутри болями.
Вечером мать подростка, обеспокоенная происходящим, подошла к дочери и обнаружила, что та лежит без сознания. Женщина трепала дочь за плечи, дабы разбудить, но ничего не выходило. Кровь окрасила в цвет практически каждый сантиметр крохотной комнатки. Николетта не дышала.

Василиса Донецкая
Василиса принадлежала к знатной, родовитой семье. Родители её желали для Василисы – самой очаровательной, вежливой и смышлёной дочери – лучшего пути. И у них были для этого возможности. Потому девочка вместе тремя сёстрами, четырьмя братьями и, конечно же, мамой и папой эмигрировала с родных просторов, ныне – Донецка, в Москву, столицу нашей родины.
По прибытии девочка начала усиленно изучать письмо, счёт и – правда, поверхностно – различные науки, что тогда, в середине XVII века, считалось, мягко говоря, нестандартным.
***
Восемнадцатого ламарта (третьего августа) Василиса приняла участие в, так называемом, смотре невест, но, к огромному своему разочарования, не прошла «кастинг».
Тогда родители, принявшие тот факт, что дочь их не лучшая в мире, и оценившие таланты девочки - коих не было - и её умения, переключили внимание на более реальный в данном случае вариант.
В том же году Василиса была пожалована во фрейлины – в истинности: подругой-служанкой из дворянского сословия - Марии Милославской, жене Алексея Михайловича.
При дворе Василиса жила весело, проводя дни в окружении царицы. Однако, как это часто бывает с вызывающими симпатию девушками, её невзлюбили остальные придворные, а также, что немаловажно, мать царя Алексея.
Барышня, как могла, защищала себя и свою ментальную часть от нападок сильных мира сего. Но, над чем не властна, столь нежная, психологическая сторона человека, так это над биологическими факторами, сыгравшими с девушкой злую шутку: Василиса резко заболела неким «кишечным недугом» и вскоре, в муках, умерла.
Кончина девушки затронула сердца только её семьи. Для иных её будто бы никогда и не существовало.

Варвара Сан-Маринская
Варвару обучал импозантный иностранец по имени Фридрих. Главным достоинством учителя были - очевидно, но не безусловно - его знания. К тому же, мужчина умел их правильно подать, а значит, заинтересовать, что немаловажно в его сложной, пропитанной всеми трудностями общения профессии.
Именно в такого мужчину влюбилась Варвара, вспоминая каждый раз о нём с трепетом в душе и сердце. И ученица, как девушка далеко неглупая, понимала, что любовь эта останется невзаимной, а коль выйдет за границы формальности, то будет с отвращением и чопорностью осуждена, осмеяна и, вкратце, не принята.
***
Пятого лавреля (третьего марта) девушка скончалась от оспы за неделю до своего двадцатилетия.

Ия Луганская
Ия очень любила мастерить и украшать кокошника. И немудрено, ведь девушка была искусной во вкусе модисткой.
Изначально сие занятие представало лишь в роли увлечения и только много позже, с набором опыта и, соответственно, навыков, переросло в целую карьеру для простой луганской девушки из семьи горожан.
Вечером, десятого эйнштерта (пятого апреля), Ия, продававшая изящные и грубоватые, яркие и пастельные, искрящиеся и приглушённые, для праздника и повседневные женские головные уборы, отошла ненадолго – только на секунду, испить водички для утоления неуёмной жажды – и потеряла свою отраду. Часть кокошников валялась, ис(оп)порченная и очернённая наглыми варварами, часть – разорванная и сломанная – от неё остались лишь клочки, а другая часть – и вовсе отсутствовала. Ия чувствовала себя, словно птичка у разорённого гнезда. Девушка упала, закрыв опухшее и красное от слёз лицо руками.
Минул час, и барышня встала и, не отряхивая своего чу́дного длинного платья, направилась к близлежащему водоёму.
Отныне имя Ии всплывало изредка в легендах и сказаниях о потерявшей такой необходимый в жизни смысл и веру в людей утопленнице, превратившейся в, как это принято, коварную и мстительную русалку, завлекавшую случайных путников властительными и крепкими чарами, какие могут быть исключительно у нечистой силы, в реку, откуда те никогда более не возвращались.

Пейто Тираспольский
Пейто трудился, бытие своё проведя за делами, неразрывно связанными с обращениями горожан и о том, как облагородить жизнь этих самых горожан, «друзей»-товарищей, как бы смехотворно это ни звучало. Проще говоря, он был чиновником. Хоть эта профессия издавна насквозь пропитана предрассудками неудовлетворённого населения, Пейто не относился к тем господам, чьи руки, мысли и сердце омрачены порочными и преступными деяниями. Как бы то ни было, всегда и везде находились те, кто не уважал, презирал, даже ненавидел и винил во всех бытовых, социальных и политических бедах и невзгодах лишь одного Пейто, посвятившему заботе о государстве и его членах в лице граждан собственную долгую и единственную жизнь
Тринадцатого кеплеря (шестого мая) преданный слуга народа, Пейто, умер за рабочим столом в личном, неизменном на протяжении тридцати лет кабинете от ишемического инсульта, поразившего, словно молния, его истощённое сознание.

Влас Приштинский
Влас, истинный мушкетёр, готов был, словно средневековый рыцарь, бороться за даму сердца до конца, устраивая дуэли кому ни попадя. Напрашивается вывод: он был конфликтным человеком, не принимающим и не соблюдающим никаких приличий, которые выходили за его систему морали и ценностей. Он упрямо добивался поставленной цели, не взирая на мнение и чувства других. Таким его воспитал благородный гетман-отец; таким он считал себя и сам, в какой-то мере даже гордясь вышеупомянутыми качествами.
Шестнадцатого пуасселя (двадцать девятого августа) он пал, сражённый, от конфронтации с рапирой в период увлечения им очередной прекрасной во всех отношениях барышней.

Полиевкт Бутанский
Страстно желал стать знаменитым полководцем и прославить собственную фамилию, войти в историю и не более.
Увиливал за каждой попавшейся ему на глаза юбкой. Однако не спешите с выводами. Полиевкт был ещё подростком.
Он почил в результате кровопотери из-за случая, связанного с падением с лошади, третьего мендевря (первого февраля). Полиевкту было восемнадцать лет. Раны, полученные им, были незначительны, но в решении судьбы юноши сыграл тот факт, что Полиевкт являлся гемофиликом.

Зоя Тиморская
Бытие Зои представляло собой ничем не примечательную жизнь многодетной матери, любящей жены и ответственной хозяйки.
Двенадцатое эйлерта (тридцатое июня). Когда все восемь её детей выросли, женщина почувствовала себя опустошённо, словно лишилась всего самого дорого. Муж её скончался ещё за шесть лет до того. Зоя впервые ощутила тишину и поняла, что значит одиночество.
Очевидно, всё вышесказанное привело некогда добрую и активную бабушку в характерную мизантропическую и тревожно-апатичную депрессию. Женщина вела затворническую жизнь в своих вдовьих владениях.
***
Минуло одиннадцать месяцев. Зоя постепенно стала привыкать к новой и необычной повседневности. У дамы возникло увлечение: наблюдение за звёздами на иссиня-чёрном ночном полотне. Женщину так заинтересовало и поглотило сие времяпрепровождение, что она, в попытке рассмотреть сверкающие бледные точки, соорудила подобие телескопа, с помощью линз и полой тростниковой тубы.
Зоя изучала бескрайнее звёздное небо, в процессе создав подробную, высеченную на камнях карту, не сохранившуюся до наших дней.
Она умерла в возрасте семидесяти двух лет.

Ириней Йеменский
Ириней с полной отдачей исполнял роль вершителя правосудия, занимая должность кадиаскера, на протяжении двадцати лет. Отец его был строгим, но справедливым мужчиной, а мать – мягкосердечной и покорной. Потому Ириней вырос воспитанным, покойным внутренне, социально активным, добропорядочным и законопослушным гражданином.
Второго лавреля (двадцать восьмого февраля) Ириней окончил заседание продолжительного по времени процесса, вынеся вердикт в пользу развода между двумя ненавидевшими друг друга супругами, как внезапно в окно здания судебной коллегии влетела стрела, пронзив голову ничего не подозревающего престарелого верховного судьи.

Евринома Катарская
Дочь коллекционера бабочек, Евринома с жалостью и состраданием глядела на несчастных созданий, приколотых и выставленных на всеобщее обозрение. Её отец был замкнутым человеком, психопатической личностью, которая не ощущает ничего, но делает вид, что является полноправным и близким к идеальному представлению членом общества. В душе он был холоден, но, оказываясь на обозрении масс, превращался в дружелюбного сангвиника.
Однажды этот господин совершил противоправное деяние, был осуждён и приговорён к смерти известным судьёй по имени Ириней. Дочери преступника в ту пору было всего двенадцать лет. В каком-то плане, Евринома вздохнула с облегчением, ожидая, что отныне пытки и унижения сойдут на нет и исчезнут из её жизни вместе с ненавистным ей отцом.
***
Двадцатого мендевря (восемнадцатого февраля), будучи дамой двадцати шести лет, избила и ограбила старушку, продающую фрукты на рынке. Евринома спешила ретироваться как можно скорее. Однако её настигла свора проворных и юрких бостанджи, с успехом выполняющих свою важную и ответственную работу.
В ходе судебного процесса над воровкой выяснились любопытные подробности жизни барышни. У Евриномы был муж, с которым она, наряду со свекровью и двумя детьми, проживала. Внезапно матери супруга и двух несовершеннолетних девочек не стало. Официально, они скончались от болезни. Муж молодой женщины на людях всегда оказывался молчаливым, а на руках и шее его виднелись царапины и желтеющие синяки. На улицу он выходил изредка, а в какой-то момент и вовсе перестал выходить.
Все перечисленные факты показались судье подозрительными. Он не поверил ни единому слову патологической лгуньи Евриномы и вынес суровый приговор.
Через три дня голова девушки была отсечена, а тело её вывешено на потеху – и в качестве своеобразного урока - публике, словно бабочка из обширной коллекции давно почившего отца преступницы.

Мирон Киргизский
Мирон путешествовал по просторам Киргизии. Он зарисовывал все места, какие имел удовольствие лицезреть. Жизнь мужчины с самого его рождения была кочевой и аскетичной, лёгкой, словно пух, - для духа и тяжёлой, как кучевое облако, - для тела.
Двадцать седьмого декартевря (семнадцатого июня) Мирон пал в зеленеющую бездну - в попытке подняться на вершину горного хребта - на камни, поросшие мхом и застилаемые степной растительностью.

Кира Тайбэйская
О Кире сложно сказать что-либо наверняка: чтобы не обидеть её и при этом не соврать. Это была совершенно тривиальная и типовая личность, не имею ни недостатков, ни достоинств. Всё в её жизни было «как у всех» и для того, чтобы «быть как все». Возможно, мы просто не знаем её характера, но индифферентное её отношение к собственной же судьбе говорит красочнее и точнее само за себя, нежели любые строки сего сумбурного произведения.
Одиннадцатого пуасселя (двадцать четвёртого августа) она скончалась, загорая на пляжном береге острова.

Артемий Пхеньянский
Артемий, не располагая крупными суммами, владениями и даже не знал, что необходимо для этого. Мужчина был уверен, что ему изначально не повезло в жизни, а значит, нет смысла что-либо делать, стараться или просто пытаться. Но, несмотря на это, Артемий считался «душкой»: приятным и щедрым господином. Не обладая ничем, он отдавал всё, что когда-либо случайным образом появлялось у него. В деревне его очень любили и всегда были рады видеть. Поистине, этого мужчину можно охарактеризовать как гения общения.
Артемий скончался семнадцатого кюривря (двадцать пятого октября), достигнув крайней степени истощения и обезвоженности.

Елена Мьянманская
Первого мендевря (тридцатого января) тело Елены, обнажённое и изуродованное - у женщины были выколоты глаза и отсечены уши, вспорот живот и отрублены голова и пальцы на руках, - было обнаружены бесцельно шатающимся подростками, шокированными сим зрелищем. Рядом с останками девушки лёгкого поведения из неблагополучной семьи и среды валялась перепачканная в грязи и влажной почве золотистая подвеска: аккуратно и искусно сделанный кулон с портретом Елены.
Жертву опознали близкие родственники, которые и похоронили то, что осталось от их сестры, дочери, племянницы и внучки, сохранив, как ужасающие напоминание о судьбе девушки, начисто вымытую цепочку с покоящимся на ней, обрамлённым кованной резьбой овальным изображением.
Убийца остался неизвестным. Он так и не был найден, унеся уже более двух с половиной веков назад тайну смерти Елены, вслед за бедняжкой, с собой в могилу, оставив её «только между ними».

Ида Непальская
Ида отдавалась всем и всему. В начале она всего лишь хотела денег и любви. Уехав в большой город, пятнадцатилетняя девочка принялась за работу в сфере удовольствий, пошла по пути, открытый ей загадочной, престарелой на вид женщиной.
Так начались странствования Иды по рукам: извращенцы, военные, художники, монахи, крестьяне, придворные, поэты, члены монаршей семьи… Жизнь казалась эфемерной. Истинное лицо гедонизма.
Восемнадцатого гутенбевря (двадцать третьего ноября) Ида скончалась от сифилиса. Ей было двадцать семь лет.

Исмена Нагорно-Карабахская
Исмена, восточная красавица, физически невероятно привлекательная и соблазнительная, но здоровье её, к печали и сожалению, было далеко не лучшим.
Выйдя замуж, она всё чаще стала проявлять признаки помешательства, а поведение её вскоре перешло за рамки дозволенного: девушка могла подбежать к незнакомым людям и начать громко смеяться, здороваться и целоваться, садиться на колени мужчинам, заигрывать с ними, а потом упасть и разрыдаться, обругать всех и харкнуть в лицо тому, кто не так, как она того желала, посмотрел на неё. Даже в глазах её читалось безумие, и семья Исмены, сполна насмотревшаяся и уставшая от выходок сумасшедшей, заточила молодую женщину, или, если выражаться их словами, «упекла ради её же блага», в отдельный небольшой дом, где она обязалась молиться. К девушке была приставлена служанка, которая за смешную плату приносила больной пишу и воду.
Пятнадцатого лунеля (восемнадцатого декабря) Исмена, незадолго до того, как ей исполнился тридцать один год, скончалась в своей импровизированной мусульманской темнице.

Майя Цхинвальская
Майя была украдена двадцать второго эйнштерта (семнадцатого апреля) своим возлюбленным. Под светом луны и звёзд юноша прискакал к домику семьи Майи на буром крепком коне. Молодой человек пробрался через окно в комнату спящей барышни и легонько разбудил её. Та очнулась, ничего не осознавая. Она долго не решалась на такой серьёзный шаг, как побег, однако парень убедил любимую в необходимости этого. Беседа, чуть не окончившаяся ссорой, завершилась благополучно, и пара, устроившись на спине черногривого коня, скрылась во мраке ночи.
На следующий день счастливый похититель вновь отправился к дому невесту. В этот раз он говорил с родителями возлюбленной, и те неохотно приняли условия игры, разрешив парню женится на их дочери.
Свадьба прошла согласно всем обрядам. Молодожёны веселились в компании обширного числа родственников, а по прошествии традиционных и известных каждому мероприятий, уединившись, провели незабываемую первую брачную ночь.
В браке у Майи и её суженного родилось пятеро детей. Девушка была хорошей матерью и женой.
Она скончалась в возрасте сорока пяти лет после непродолжительной болезни.

Анастас Лефкошский
Анастас окружением своим воспринимался как слабохарактерный трус, не вмешивающийся в общественную жизнь.
В детстве мальчик часто сбегал из дома во время родительских ссор и скандалов. Он всегда возвращался, боясь вызвать гнев матери и отца. Личность его была забита глубоко внутри, и снаружи юноша выглядел хилым, не имеющим личного мнения и отстранённым подростком.
Ночь на двадцать восьмого эйлерта (шестнадцатого июля) оказалась для Анастаса необычной. Парень проснулся и понял, что сознание его работает, но пошевелиться он не в состоянии. Когда же молодой человек увидал чёрные силуэты, казалось, реальных людей, словно тени, крадущихся к нему, как к добыче, Анастас перепугался – буквально – до смерти. Его сердце остановилось, не выдержав переполняющей его существо потока негативной, уничтожающей изнутри информации, сгубившей совсем юного, верившего в лучшее будущее парня.

Ермолай Бенинский
Ермолай, бунтовщик и лидер мнений, пытался устроить переворот в стране пятого ламарта (двадцать первого июля) 1785 года, распевая антиправительственные песни, призывы к вооружённому разрешению конфликта с властью, говоря, каким бы замечательным стало бы государство, если бы народ выбрал его в качестве монарха. К сожалению, а может, и к счастью, у мужчины ничего не вышло. Его жестоко казнили, посадив на длинное, с острым наконечником копьё.

Мадина Ботсванская
Заработок Мадины отличался от всех вышеописанных мной в этой энциклопедии несчастных случаев. Женщина, четырнадцатого кеплеря (седьмого мая) вышедшая на улицы родной деревушки, торжественно, во всеуслышание объявила:
- Кто хочет посмотреть на мою грудь?!
Вокруг фривольной дамы тут же образовалась разновозрастная толпа мужчин и – в меньшем количестве – женщин. И каждый – молча глядя или настойчиво прося – требовал от незнакомки предложенного ею.
- Тогда передавайте денежки.
- Чертовка! – произнёс один из густого полчища господ и протянул молодой женщине деньги. За ним последовали остальные, и вот уже прелести Мадины красовались, поглощая и внимание, и свет.
Если б девушка по своей национальности принадлежала бы к местному племени, вряд ли сей трюк у неё сработал. Мадина была дочерью скандинава-переселенца, европейского мореплавателя, случайно пришвартовавшегося к африканским берегам. Отец её встретил здесь будущую мать Мадины, обитательницу сих мест из племени тсвана, для которой просторы саванн не являлись новинкой.
После рождения дочери мужчина умер от здешней болезни, оставив жену и малютку-Мадину с родственниками, которые в одно время чуть не поджарили и не съели его.
***
Мадина торговала – во всех отношениях - лучшей своей частью на протяжении семи лет, пока не скончалась от голода и обезвоживания, вызванного недостатком продовольствия, что, очевидно, было закономерным итогом ежегодной засухи.

Левкипп Бурундийский
Левкипп стал известен тем, что скупал много ненужных ему вещей. Это был богатый боярин, который увлекался историей, археологией и антропологией, а также культурой других народов, потому он тратил деньги, накопленное его предками, - единственное, что у него было – на безделушки, сооружённые африканскими племенами.
Девятнадцатого лавуазевря (двадцать девятого сентября) коллекционер и путешественник скончался. Он не мог вернуться на родину, потому как у мужчины отсутствовали всякие средства. Если воду и пищу он мог добыть сам, то лечить – нет. Его застигла болезнь, как это нередко бывает, в самый неподходящий момент.
Смерть Левкиппа вызвала бурю обсуждений в европейском свете и новую волную неприятия к «дикарям».

Агнесса Габонская
Агнесса до смерти любила только одну вещь: игру на мандолине, или лютне, или, вернее, её подобии, которое могут изобрести лишь в африканских саваннах. Девушка, ещё будучи ребёнком, развлекала членов семьи и племени профессиональной и не очень игрой на музыкальном инструменте. Ни единое празднество или иное мероприятие не обходилось без Агнессы, героини, частенько бывшей в центре внимания.
Лютнистка скончалась двенадцатого пуасселя (двадцать пятого августа), когда ей было тридцать четыре года. Она не выходила замуж и не имела детей.

Макар Гамбийский
Макара забрали рабовладельцы и отправили в Северную Америку в последнюю четверть XVIII.
Какое-то время мужчина работал на плантации, но позже его перевели в поместье в качестве прислуги. Не мудрёная судьба темнокожего раба, как бы это печально ни звучало.
Макар исправно выполнял свои обязанности до самой своей смерти седьмого гутенбевря (двенадцатого ноября). Он погиб во время пожара в доме, где он служил.

Лидия Ганская
Лидия изначально, будучи совершенно юной, считала, что заслуживает большего. По крайней мере, так она полагала.
Двадцать пятого мендевря (двадцать третьего февраля) Лидия очутилась в Северной Америке, где стала работать горничной в зажиточной семье. Там она быстро охмурила зрелых лет и не самой приятной внешности хозяина, который составил завещание в пользу Лидии.
Семья мужчины была шокирована и возмущена, устроив судебное разбирательство, на которое бывшая служанка не явилась Она уплыла на корабле в Европу, где стала выдавать себя за принцессу с Ближнего Востока. Молодая женщина использовала для образа высокопоставленной особы необычную одежду, сшитую на заказ по её собственному дизайну, и обилие косметики, в том числе, пудры, завершая и без того сногсшибательный вид экзотической шляпкой.
Что удивительно, авантюристке поверили и принялись обхаживать её, словно царицу. Лидия объяснялась жестами и отрывками ломаных английских фраз. Девушка была желанным гостем в любом светском обществе и литературном салоне, быстро став законодательницей мод и объектом зависти и подражания.
***
Как скоро началась карьера обманщицы, также она и завершилась: лингвисты и полиглоты, просившие Лидию произнести и написать её родные наречия, прознали, что девушка говорит на вымышленном языке. Они публично разоблачили её.
Однако, вновь на назначенное очередным судом разбирательство Лидия не явилась, а потому была объявлена в международный розыск. Мошенница, с верху до низу облачённая в чёрную мантию, с лицом, скрываемым вуалью, сбежала с новым – каких была уйма – любовником и из Лондона перебралась в Лиссабон, Португалию, где её ещё, как она думала, никто не знал, в отличие от Франции, Италии, Османской, Британской и Российской империй.
По прибытии беглянки в новую страну её тут же схватили и экстрадировали обратно в Лондон, где в последствии над Лидией прошёл суд.
Женщина, которой на тот момент исполнилось тридцать лет, была помещена в Тауэр, где и умерла через несколько недель, не выдержав столь жёстких условий, к которым не была привыкшей в виду своего фривольного и расточительного образа жизни.

Маргарита Бисауская
Маргарита без продыху рожала, один за одним, двенадцать своих детей. К тридцати годам её тело превратилось в кости и жир, обтянутые потрёпанной кожей. Грудь её свисала до пупка, в то время как лицо походило на морщинистое обличие старухи.
Двадцать четвёртого кеплеря (семнадцатого мая) Маргарита скончалась во время родов тринадцатого ребёнка, мертворождённого мальчика.

Евграф Киншасский
Евграф, можно сказать, был прототипом современного тату-мастера: он наносил татуировки своим соплеменникам в качестве оберега или иного, связанного с верованиями символа. Мужчина прорезал рисунок на ничем не обезболенном участке кожи и засыпал в кровоточащие раны пепельную, оставшуюся на кострище золу, принося тем самым живому холсту невероятные по силе страдания.
Двадцать второго пуасселя (четвёртого сентября) опытного татуировщика и мучителя забрали на европейский корабль и отправили во Францию, где тот был встречен удивлёнными белыми лицами и представлен как «творец, чей талант пробился, несмотря на дикарское происхождение».
Не каждый решался доверить собственное «чистое» тело, но находились и те, кто с неподдельным любопытством отнёсся к мастеру и его продемонстрированному лишь на словах портфолио, втянувшись в авантюру.
Таким образом, Евграф стал преуспевающим художником, татуировавшим высокопоставленных особ от мала до велика. Его забрала в своё поместье одинокая вдова, которой было важно только то, чтобы кто-либо находился с ней рядом, и не имело значения, чем этот человек будет заниматься.
***
Мужчина умер в безвестности и нищете спустя десять лет на пыльных улицах Парижа.

Диогения Джибутийская
О детстве Диогении никто из ныне - третьего эпикурта (третьего января) 1843 года – живущих не помнил. Жители племени знали её как старейшину, самую пожилую обитательницу Востока Африки, позабывшую многое, но также и уйму всего держащую в своей седой, обтянутой тёмной кожей голове. Поистине, память человека взбалмошна, а потому непредсказуема и нелогична.
***
Диогения скончалась в возрасте семидесяти шести лет. Поначалу, люди не заметили, что старушка мертва, ведь её маленькое морщинистое лицо всегда было в высшей степени умиротворённым.
Её похоронили с почестями, коих за всё время удостоились лишь вожди и впечатавшаяся в сознании африканцев, мудрейшая женщина Диогения.

Демид Замбийский
Демид был единственным грамотным человеком в деревне. Мало того, он занимался подробным жизнеописанием повседневности племени. Обширные тома хранились в его холостяцкой хижине посреди пустынных просторов.
Местные с подозрением относились в странному, конспектирующему их бытие человеку. Особенное недовольство вызывало то, что человек этот был белым иностранцем, чужаком, неизвестно что забывшим в африканской саванне.
Одиннадцатого лавреля (девятого марта) Демид сгорел, заснув у костра вместе со всеми ведёнными им в течение жизни записями.

Кристина Прайская
Кристине только исполнилось четыре года, когда она заразилась дизентерией. Совсем юная, маленькая девочка с блестящими чёрными глазками и курчавыми волосами того же цвета быстро ослабла и почила семнадцатого декартевря (седьмого июня), спустя всего полторы недели, проведённых в страшных муках и боли.

Евфросиния Камерунская
В конце XVIII века Евфросинию из родной и дорогой семьи забрала с собой молодая, увлечённая культурой африканских племён герцогиня и перевезла кроху, которой в ту пору было всего шесть лет, в Священную Римскую империю, где и проживала вместе с мужем и двумя детьми, бывших чуть младше Фроси.
Сие можно назвать своего рода экспериментом. Дворянка-немка решила попробовать удочерить девочку из бедных мест и воспитать из неё настоящую леди.
***
Двадцать седьмого кюривря (четвёртого ноября) Евфросинии исполнилось восемнадцать лет. Она была элегантна и умна, вежлива и грациозна. Экзотическую красоту юной особы оценила императорское семейство, а потому темнокожая барышня стала вращаться в светских кругах.
Однако не все были одинаково рады видеть девушку, имеющую схожесть с рабами, презираемыми всем «высшим» обществом. Евфросиния замечала такое к ней отношение, и это её крайне огорчало и удручало. Она перестала обращать внимание на собственные достоинства, всюду подмечая лишь цвет кожи, в сущности, ничего не значащий.
Евфросиния больше не выходила в «свет», не появлялась при дворе и в салонах. Целые дни и ночи барышня проводила взаперти, в комнате, служившей в качестве чердака, располагающейся в верхней части усадьбы уже престарелой по меркам тех времён герцогини. Девушка выходила очень редко, при этом нанося всегда обилие пудры.
***
Евфросиния скончалась, будучи в полузабытьи, на краю с безумием.
Вероятно, виной тому послужили затворничество и свинец и иные ядовитые вещества в составе косметики.

Деидамия Коморская
Деидамия исполняла обязанности… цирюльника.
Двадцать восьмого пуасселя (десятого сентября) она родилась на Коморских островах и с самых малых лет любила – поначалу – играть с волосами, а после – ухаживать за ними, устраивая невероятные живые картины и скульптуры из пушистых покровов человеческой головы. Все женщины Островов восхищались талантом маленькой Деидамии, выстраиваясь к ней в длинные очереди.
***
Однажды мореплаватели, держащие курс мимо архипелага, наткнулись на девушек, женщин и старушек, бродящих по сим удивительным землям, с высокими замысловатыми причёсками, изображающих различные фигуры, словно это были произведения искусства. Иностранцы смекнули, как дорогооплачиваем может быть талант мастера и, разведав местность и найдя в гуще кустарников ничего не подозревающую Деидамию, живо взяли барышню к себе на корабль. Больше девушка родных просторов не видала.
Тут же по прибытии в Португалию Деидамия стала востребована в качества – как сейчас сказали бы – стилиста и парикмахера сильных мира сего.
***
Проработала она на должности искусного куафёра и фрейлины королевы двадцать лет, до смерти в июне 1852 года.
В следующем году скончалась Мария II, которой Деидамия исправно служила на протяжении большей части своей жизни.

Агапит Ямусукрский
Агапит был местным учёным: точнее – физиком. Он изучал мир, наблюдая за окружающим. Так, он открыл силу тяготения и догадывался, что всё живое и неживое состоит из мельчайших частиц.
Однако кустарниковому доктору наук никто не верил. Народная молва обозначила мужчину клеймом «дурачок» и «чудак».
Восемнадцатого эйлерта (шестого июля) Агапит был убит в очередной войне между многочисленными племенами первородного для человека материка.

Герасим Лесотский
Герасим, ничем не отличающийся от сверстников парень, девятого лавуазевря (девятнадцатого сентября) пошёл через горы к устью источника. Он планировал исследовать территорию знакомых мест.
Он был уже вблизи ручья, но, ступив на влажный, неустойчивый камень, поскользнулся и с шумом и плеском упал в мелководную речушку, прямо на каменистое дно.

Иоланда Либерская
Иоланда оказалась в ненужное время в небезопасном месте.
Ещё будучи двенадцатилетней девочкой, Иоланда была отправлена на французском судне в Европу, где её быстро пристроили в качестве служанки в обеспеченную семью.
Четвёртого гутенбевря (девятого ноября) девушку, не признающую власть революционеров и яро отстаивающую права дворянского сословия на привилегии, кинули в тюрьму Версаля вместе с её хозяйкой, интересы которой она так рьяно защищала.
Она до последнего отстаивала чужую точку зрению, не понимая смысла собственных слов, до самого конца, наступившего через месяц.
Бедняжка была съедена крысами, не дождавшись реконструкции монархии.

Епистима Ниамейская
Епистима плыла на корабле вместе с Иоландой. Она взошла на борт седьмого кеплеря (тридцатого апреля). Девочке тогда только исполнилось девять лет.
В каюте, в антисанитарных условиях, которые, впрочем, не сильно отличались от родных мест Епистимы, у ребёнка началась морская болезнь.
Спустя неделю, казалось, всё обошлось, но вдруг у девочки возникли головные боли, слабость, а позднее – сыпь и лихорадка.
***
Епистима скончалась от скарлатины и была похоронена в море.

Доротея Абуджайская
Доротея была убита двадцать третьего мендевря (двадцать первого февраля) своим братом, ненавидевшим до глубины души собственную родную сестрицу. Он пытал, истязал её, тринадцатилетнюю девочку, жестоко и мерзко, связывая её, делая несущественные порезы на смуглой ровной и нежной детской коже. Отрезал ей волосы, а затем заставлял девочку есть их.
Пятнадцатилетний парень надругался над телом уже мёртвой Доротеи. Брат отсёк сестре правую грудь так, что на теле бедняжки были видны оголённые рёбра.
Хоть это уже ничего бы не изменило, преступник понёс наказание: с ним расквитались не менее ужасным способом разозлённые соплеменники.

Ангелина Сан-Томесская
Ангелина бежала на пиратском судне «Удача» двадцать шестого лавреля (двадцать четвёртого марта). Она сделала это ради того, чтобы не выходить замуж. Это может показаться абсурдным, но для вас всё сразу встанет на свои места, когда вы узнаете тот факт, что девушке в ту пору было всего шестнадцать, а потому безрассудство было свойственно её возрасту, а также – как выяснилось позднее – характеру.
Девушка кочевала по морским просторам, пока не была убита, после неудачной попытки скрыться на баркасе, во время схватки между пиратами и поданными Британской империи, забравшей в могилу, вернее, на дно океана команду головорезов в полном составе вместе с печально известным фрегатом «Удача».

Галина Тифаритская
Галина была весёлой, радующейся жизнью девочкой десяти лет.
Однажды, тринадцатого мендевря (одиннадцатого февраля), юное создание забрело в необычную местность. Галина испугалась и побежала прочь, но поняла, что проваливается вглубь земли. Она барахталась, однако силы её была напрасны, если не уничтожающи в её положении.
Девочки погибла, потонув в зыбучих песках.

Данакт Хартумский
Данакт влюбился в иностранную туристку, европейскую девушку-любительницу истории, семнадцатого кеплеря (десятого мая). К сожалению, любовь эта оказалась не взаимна. Барышня, пробыв за границей полгода, она вернулась в родную Российскую империю. Данакт был опустошён этим предательством – так он воспринял поступок дамы – и впал в безутешное горе и отчаяние.
К удивлению мужчины, чужеземка вернулась. Чувства прошли, а потому Данакт уже не был рад её возвращению. Решающим звеном выступила обида.
Девушка, вдова князя Голицына, была поражена не менее бывшего поклонника. Только сейчас она поняла, что любит этого галантного господина, возмужавшего и слегка – совсем чуток – обрюзгшего.
Русская княгиня бросилась в объятия товарища по несчастью, но реакция Данакта была холодной и в крайней степени равнодушной.
Женщина изнывала от снедающей её безответной любовью, как когда-то мучился Данакт.
Два несостоявшихся любовников скончалось в полном одиночестве. Интересное совпадение: им обоим было на тот момент сорок пять лет.

Евгения Антигуанская
Хоть Евгению и называли «Антигуанской», но не потому, что она была родом из тех мест – совсем нет – просто эта территория являлась самой экзотической из всех ею посещаемых.
Евгения была русской дворянкой. В семнадцать лет она вышла замуж за сорокадвухлетнего князя Голицына, желавшего при помощи девушки продолжить свой старинный род.
Очень скоро супруг барышни покинул мир бездетным, оставив обширное состояние на содержание его нелюбимой жены. И последняя, в свою очередь, принялась путешествовать и изведывать неизвестные ей доселе места.
Так женщина повстречала Данакта, щедро и нежно ухаживающего за её особой. Евгения была беспощадна и безмолвно отвергла его ухаживания, нежданно вернувшись на родину.
***
Бытие вдовствующей княгини прошло в бесконечных переездах и переплытий. Крепкое здоровье некогда молодой девушки подорвалось, и она в последний раз прибыла в жаркую страну - для лечения и оживления воспоминаний – и была удивлена встречей старого знакомого Данакта, без памяти влюбившись в него.
Однако судьба была беспощадна к Евгении: теперь уже мужчина отверг её – впервые в её жизни! – разбив тем самым, сердце и душу несчастной женщины, отплатив ей сполна за принесённые ею страданиями такими же муками.
Дама впала в тяжёлую меланхолию и, не покидая отныне тех мест, умерла пятнадцатого пуасселя (двадцать восьмого августа) от простуды, настигшей ослабленный организм Евгении в момент его и без того сильного истощения.

Григорий Барбадосский
Григорий был могутным и крепким мужчиной, словно Геракл из древнегреческой мифологии. Он энергично сооружал дома для всех жителей острова в Вест-Индии.
Тут же мужчина прославился как умелый мастер, тщательно выполняющий самую тяжелую и непосильную остальным работу. Конечно, за безотказность Григория любили все.
Мужчина никогда не женился и не имел детей, но был предан всем, кого знал.
***
Минуло сорок лет, и третьего лавреля (первого марта) на Григория напал хищный зверь, загрызший уже пожилого и дряхлого на тот момент мужчину.

Пандроса Гаитянская
Народ, к которому принадлежала Пандроса, был захвачен очень давно новоприбывшими чужестранцами. Но Пандросе повезло больше и меньше - в зависимости от того, с какой стороны посмотреть и как воспринять.
Двадцать второго декартевря (двенадцатого июня) девушка, которой тогда было пятнадцать лет, прибыла в Лондон, где её поместили в «человеческий зоопарк». Яркая и необычная красота Пандросы быстро расположила к ней публику. Это подметил один из продюсеров и тут же взял непонимающую – возможно, это считалось лучшим - собственного потенциала девушку.
Гаитянка стала любовницей сего крайне добропорядочного гражданина, и вскоре со всех афиш её лицо блистало и притягательно глядело на жителей города.
На сцене гаитянка творила невообразимые вещи: и танцевала, и пела, и рисовала, и играла импровизированные сценки. Она мгновенно запомнилась и полюбилась людям.
***
Шли года, а репертуар – и без того обширный – больше не стал и новыми ролями не пополнился. Столичной претенциозной публике экзотическая красотка разонравилась также резко, как и понравилась.
Продюсер порвал с девушкой контракт и заключил его с другой, более подходящей для шоу, как он полагал, особе.
Пандроса, лишившись славы и денег, принялась искать себе подходящего – т.е. богатого – любовника, но вместо этого потратила безвозвратную молодость на первых попавшихся ей на глаза мужчин, бедствуя и скитаясь по низшему слою социума.
***
Бывшая звезда скончалась от туберкулёза на тридцать девятом году жизни.

Клеоник Гайанский
Клеоник, как и многие другие рабы, работал на плантации.
В момент цветения огромных полей растений, простиравшихся на километры североамериканских территорий, у честного работника Клеоника возникла аллергическая реакция. Лицо мужчины опухло, затмив его взор и дыхательные пути.
Долго пришлось ждать подмогу, но та подоспела, когда было уже поздно и Клеоник в помощи не нуждался.
Девятнадцатого эйнштерта (четырнадцатого апреля) тело двадцатилетнего юноши было похоронено согласно традициям.

Иероним Гватемальский
Иероним, переплывший по собственному желанию на материк Евразии, начиная с шестого эйлерта (двадцать четвёртого июня), служил при дворе российского императора. Здесь он выучил русский язык, работая кучером.
Неожиданно нагрянула зима. До того все зимы в Петербурге казались иностранцу-островитянину холодными, но не критично, влажными, но не в сравнении с лесами тропиком. Однако сия зима выдалась на редкость морозной. Улочки покрылись льдом, а по ветру разносилась плакучая вьюга.
Иерониму пришлось в начале очередного года несладко. Кучер работал ни покладая рук, развозя в любую погоду – студёная та была или оттепельная – стараясь всегда оставаться профессионалом.
Однажды повозку Иеронима заметил прохаживающийся поутру гражданин. Человек заглянул в экипаж и обнаружил, что трудяга-извозчик замёрз, превратившись в ледяную скульптуру. Шокированный увиденным мужчина бросился наутёк, подальше от этого жуткого зрелища.
Иерониму на тот момент должно было исполнится тридцать восемь лет.

Андроник Гренадский
У Андроника была большая и счастливая семья.
Жену свою он на протяжении всех лет супружеской жизни любил и даже, можно сказать, обожал. Мыслей об измене Андроник никогда не имел, потому как она ему попросту была не нужна, высшей мере бесполезна и отвратна его существу.
В браке у гренадца роилось пятеро детей, и все они были умны, послушны и ласковы.
Поистине, ссор в сём доме происходить не могло. Ведь откуда возьмётся конфликт, если всё и без того прекрасно?
***
Двадцатого декартевря (десятого июня) Андроник скончался в окружении родных, держа руку своей дорогой и милой супруги.

Гипподамия Санто-Домингская
Гипподамия вела неправедный и уничтожающий здоровье образ жизни. Она то переедала, то голодала, то дремала мёртвым сном, то мучилась от бессонницы, то перетруждалась, то беспросветно отдыхала, то сидела подолгу, то целые сутки бежала в неизведанное.
К двадцати семи годам Гипподамия обзавелась семьёй, включающей в себя мужа и двоих детей: девочку и мальчика.
Спустя тридцать лет она умерла двадцать пятого ламарта (десятого августа) от последствий сахарного диабета второго типа.

Зевксиппа Коста-Рикская
Зевксиппа не относилась ни к образованным, ни к талантливым, ни к успешным, ни с счастливым – в общем, ничего из того, к чему стремятся люди, у неё не было. Это была работящая девушка, только стремящаяся к отрадной жизни, и даже не догадывалась, насколько далека от неё.
Барышня с Коста-Рики трудилась в качестве рядовой дамы для удовольствий. Несмотря на это, вы никогда бы, встретив её, не подумали, что она является стопроцентной женщиной лёгкого поведения. Зевксиппа была разумной, вежливой и кроткой – сие неминуемо представляло её в лучшем свете, располагая к ней как клиентов, так и обычных горожан. При том, премудрость её характеризовалась не заумными фразами, повествуемыми высокопарно, менторским тоном и со снобистским видом, - совсем нет – Зевксиппа простым и понятным языком выражала мысли, основанные на её жизненном опыте и наблюдениях за иными людьми. Это – бытовая мудрость, практическая философия.
Двадцать седьмого кеплеря (двадцатого мая) двадцатитрехлетняя девушка была изнасилована множеством мужчин, скончавшись от полученных вследствие сего ран.

Георгакис Сальвадорский
Георгакис – здоровый молодой человек, бытие которого в один момент изменилось с верху до низу, полночью и бесповоротно.
Однажды парень, стараясь сбежать от настигших его –в результате мутной истории из прошлого Георгакиса – жандармов, спрыгнул с третьего этажа здания и, что удивительно, выжил, оставшись, к превеликому сожалению, инвалидом. Восемнадцатилетний юноша, только начавший жить, потерял ощутимость мышц своего молодого тела. Иначе говоря, он вышел из ситуации парализованным – как бы саркастически это ни звучало, - отныне и навсегда пребывая на грани с вегетативным состоянием.
Четырнадцатого кюривря (двадцать второго октября) Георгакис умер, поперхнувшись пищей, которую доставляли ему в рот с ложечки и которую он, лёжа в кровати и не чувствуя малейшего касания, вдохнул, предопределив ей неверный путь.

Регина Кингстаунская
Регина, утончённая по природе натура, имела место лектрисы при ослепшей пожилой графине. Она исполняла обязанности вполне успешно, записывая и – в дальнейшем – обрабатывая материал, рассказанный престарелой дворянкой, сделав последнюю знаменитой «писательницей».
Хозяйка по достоинству оценила талант молодой помощницы и завещала ей всё своё состояние. Когда же старушка скончалась, Регина, получившая во владение по-женски милую и пышную до вычурности усадьбу, принялась за распространение собственных рукописей. Она также встречала в поместье немало образованных лиц, организовав в нём литературный кружок.
В краткий срок группа молодых и не очень людей превратилась в социальное объединение, общественную организацию, а позднее – социально-политическое движение, стремящуюся освободить страну-доминион из-под британского ига. Юные умы, сполна отдаваясь идее, продумали план действий с целью получения прав и свобод, уважения и братства.
***
За участие в сепаратистских мероприятиях, высказывания и призывы к отделению от Британской империи кружок по интересам в полном составе был помещён в тюрьму, но не отказался от вольных дум и ранее высказанных слов.
Регина не была исключением. Её бросили в пенитенциарное учреждение на восемнадцать долгих лет.
***
Выйдя на с трепетом вспоминаемую и ожидаемую свободу и - в попытках стереть прошлое из своей биографии – занялась совершенно иной, отличной от вышеописанной, деятельностью.
Теперь она плела венки в цветочном салоне, что крайне её удручало, опускало её настроение и дух, оставляя Регину наедине с собственными мыслями. И чем старше становилась женщина, тем чаще на неё напускалась и овладевала ею меланхолия.
Первого эйнштерта (двадцать седьмого марта) Регина, в конец ослабшая, умерла «благодаря» непрекращающимся процедурам кровопускания, «лечившим» характер дамы и её нутро.

Агафья Бастерская
Агафья была прекрасной во всех отношениях женщиной. Единственное, в чём можно было бы поставить ей укор, так это её легкомыслие в плане здоровья.
Она не знала забот и проблем, как моральных, так и физических. Казалось, удача обеспечена и распростёрта навстречу ей.
Отнюдь, сие лишь представлялось: двадцать третьего пуасселя (пятого сентября) Агафья почила, вследствие осложнений в гинекологической сфере своего организма, возникших путём занятия любовью во период менструации.

Ника Тринидадская
Ника была выдающейся мастерицей ювелирных украшений. Сама королевы Виктория носила на груди ожерелья, вышедшие из-под её золотых рук.
Наслышанные о таланте юной красавицы и рукодельницы столичные барышни со всех европейских стран требовали и ожидали приезда дамы-ювелира.
Восьмого лавреля (шестого марта) четырнадцатилетняя Ника отправилась на португальском фрегате по пути Колумба, с нетерпением и благоговением фантазируя о будущей жизни.
Увы, у маленькой мастерицы в мрачных и неподходящих её юному и требовательному организму условиях морского судна развилась цинга, и девочка кончила свои дни, пребывая на борту, так и не увидав заветной мечты.

Архипп Вануатский
Архипп попал на войну, будучи десятилетним ребёнком, двадцать шестого лавуазевря (шестого октября). Он сражался наравне с крепкими мужами, бывшими подле него.
Когда мальчик, которому на тот момент исполнилось семнадцать лет, попал в плен в штаб врага, он подвергся невероятным - по извращённости обезображенного сознания - и отвратительным - по сути своей - пыткам. Однако, несмотря на перенесённые мучения, с уст юного воина не соскользнула ни одна компрометирующая речь, ни одно выдающее политические или даже гражданские тайны слово.
Архипп ушёл навек по ту сторону, храня безмолвие с храбрым спокойствием черт, по истечении недели жестоких издевательств над духом и телом пленного.

Созон Баирикский
Созон причалил к берегам Южной Таравы в целях исследования территории, её флоры и фауны. К удивлению самого путешественника, девятого мендевря (седьмого февраля) туземцы встретили новоприбывшего добродушно и вполне гостеприимно. Созон с увлечением принялся осматривать, внимать и записывать каждую виденную им частицу неизвестной местности.
***
Огромное горе постигло семью Созона, когда они узнали, что мужчина в расцвете сил и зрелости по незнанию дотронулся до любопытной яркой лягушки, от яда которой впоследствии и умер, оставив после себя множество драгоценных записок.
Письмена сии были утеряны невнимательным родственником, рискнувшим отправится за останками Созона. Однако это уже совсем другая история.

Клеопатра Паликирская
Двадцать первого кюривря (двадцать девятого октября) семилетняя Клеопатра проснулась с бодростью духа и очень резко и с большим ажиотажем решила проплыть далеко-далеко, чтобы узнать, что находится за пределами микронезийских островов. Девочка вышла к берегу, устремив взор любопытных детских глаз в ясное небо, возвышающееся над горизонтом.
- Красота… так манит, - промолвила Клеопатра и ринулась во влажную стихию.
Каким бы печальным концом это ни было, но девочка наткнулась на коралловый риф, избороздивший её юное девичье тело, и она так и осталась лежать на сетке полипов наравне с многими другими излишне любознательных, испытывающих судьбу людей.

Горгофона Наурская
Горгофона появилась на свет у пары радостных туземцев. Она была вторым ребёнком и первой девочкой в молодой семье.
Однажды хищная птица настигла слишком крупную для неё добычу - Горгофону, пятимесячную малютку, - одиннадцатого эйнштерта (шестого апреля) 1879 года. Буревестник сумел лишь потрепать свою несостоявшуюся жертву, впившись когтями и исцарапав всю её голову и все младенческие черты миловидного лица ребёнка, так скоро скончавшегося.

Сарпедон Тонгский
Сарпедон был нежеланным ребёнком, поэтому, когда он принял решение покинуть родной архипелаг, никто ему не препятствовал.
Двадцать четвёртого эпикурта (двадцать четвёртого января) Сарпедон достиг на своей маленькой лодке берегов Австралии. Он взошёл на сушу и, пройдя чуток вперёд, обнаружил перед собой деревеньку чужестранцев. Сарпедон подошёл к людям, на что те отреагировали крайне негативно – от неизвестности и неожиданности – и начали гнать его восвояси.
Однако юноша оказался не из робкого десятка и утихомирил разъярённую толпу психологическими методами и уловками. Сельчане остались подозрительными, но уже не бросались с вилами на невинного мужчину, что безоговорочно, в общем и целом, радовало и давало надежду на возможность консенсуса.
Сарпедон, как мог, рассказал о своём далёком – как ему казалось – пути и просил принять его, и тогда он будет работящим и обходительным, не станет никому помехой или бедствием. Простодушные жители поверили молодому человеку, и с тех пор последний стал жить в окружении вскоре полюбивших его людей.
Здесь он нашёл счастье, признание и объект привязанности – «местную» девушку, дочь фермера. Свадьбу сыграли быстро, хоть и мать невесты была против брака дочери с человеком не её расы.
Супруги прожили в согласии и верности шесть коротких, словно миг, лет и имели троих детей. Сарпедон скончался тихо, не страшась конфронтации со смертью и, в какой-то мере, даже ожидая её. Вдова его была безутешна, но впоследствии она всё же сумела найти в себе силы и удачно воспитала чу́дных, обаятельных девочек, с благоговением и слезами на глазах вспоминающих об отце и его утрате.

Агапия Тувалусская
Агапия родилась в семье мореплавателя-переселенца и преступницы, сосланной из Соединённых Штатов Америки в Австралию, на территории современного государства Тувалу восемнадцатого кеплеря (одиннадцатого мая).
Когда девочке исполнилось четыре года, её родители решили создать семью в полном смысле этого слова, а именно – осесть, прервав череду бесконечных скитаний. Отец и мать Агапии были людьми слова, поэтому уже через несколько месяцев молодое семейство обосновалось в деревушке вблизи берега, работая «на себя», будучи и фермерами, и рыбаками, и слугами, и учителями одновременно.
***
Позже у девочки появилось ещё три сестры и один брат. Незадолго до рождения последнего в деревне объявился уникальный господин – Сарпедон. Агапия с первого взгляда полюбила высокого и статного коренного жителя и была против сомнений и злости со стороны родственников.
Как ни причудлива была жизнь, Агапия очень быстро вышла замуж за Сарпедона и, прожив с ним всего шесть лет, подарила супругу троих смуглых, очаровательных дочурок.
Муж Агапии никогда не увидел повзрослевших деток, умерев от обострившегося хронического заболевания. Вдова готова была последовать за супругом, но собралась с мыслями и внутренними силами, найдя поддержку в матери, также вдове, и сумела воспитать из дочерей настоящих леди, достойных короля.
Когда Агапии было полных пятьдесят три года, она почила ранним весенним утром, когда чуть забрезжил румяный рассвет, пребывая, как и при рождении, в гордом и томительном одиночестве.

Иерофей Сахарский
Иерофей случайным образом, однажды заплутав в пустыне в моменты проявления своего недуга – сомнамбулии, двадцать первого мендевря (девятнадцатого февраля) обнаружил, что находится в совершенно иной, отличной от его дома, местности. Он был одинок; не имел привязанности и ничего ценного, ведя качевой образ жизни, мужчина, не долгая думая, решил остаться на новом, неплохом - по его мнению - месте.
Здесь путник легко обосновался, став продавцом на рынке.
На работе он встретил ту, которая завладела его разумом и чувствами. Счастье раскинуло широкие руки и было готово принять влюблённого в свои нежные и сладостные объятия. Девушка по прошествии ряда часов увлекательного для обоих людей общения ответила взаимностью кроткому и милому – пусть это не воспримется, как оскорбление – мужчине.
Пара поженилась, а после – следы её теряются, однако поговаривали, что молодые жили в ладу друг с другом, обзаведясь спустя два года близнецами – девочкой и мальчиком.

Трофим Кашмирский
Трофим отчаянно боролся за собственные права и права своего народа. Он был статен и красив, но, к сожалению, глуп и неосторожен. Всё это прекрасно гармонировало с врождённым талантом оратора.
Он был убит по заказу правительства двадцать восьмого декартевря (восемнадцатого июня). Его тело было сожжено и развеяно в пустыне.

Хиона Аландская
Хиона увидела этот свет первого кеплеря (двадцать четвёртого апреля). Она, светлая во всех отношениях, бойкая, здоровая девочка, в крайней степени боялась темноты. Хиона думала, что кто-то смотрит на неё прямо из чёрного облака ночи. Она страдала бессонницей с ранних детских лет, и эта беда преследовала её на протяжении всей жизни девочки.
Девушка скончалась в двадцать один год от холеры, увидев настоящий «мрак».

Фанна Ангильская
Однажды, двенадцатого кеплеря (пятого мая), восьмилетняя Фанна, сидевшая у костра, случайным образом коснулась волосами испускающего жар пламени. Длинные и пышные ниточки шевелюры вспыхнули. Благо, Фанна быстро заметила и успела потушить локоны, однако те отныне стали коротки и сухи.
Фанна не расстроилась, ведь роговые образование на голове – всего лишь волосы, ничего не значащие и не имеющие ценности как таковой. Она полюбила сей образ и приняла его как отличительную черту своей внешности.
Окружение девочки не одобрило её, позволю сказать, стиля.
***
Когда Фанна выросла, более не обращая внимания на вперенные в её персону взгляды, девушка принялась заниматься увлекательным делом - рыбалкой. Ей нравилось проводить время уединённо с мыслями и чувствами.
Всё вышеперечисленное так неподдельно поражало местного парнишку, что тот проследил за барышней и с любопытством издалека наблюдал за её времяпрепровождением. Дама сердца рыбачила, а позднее – вошла в освежающую прохладную воду, рассекая гладь её своими тонкими, гибкими ручками.
На следующий же день юноша сделал предложение возлюбленной. Последняя отказывалась, предпочитая браку – дружеское общение.
Спустя два года молодой человек добился исполнения взвешенного и обдуманного желания: пара поженилась.
***
У супругов не было детей, но это обстоятельство не мешало им – а в чём-то и способствовало – наслаждаться обществом друг друга.
Фанна скончалась, покинчив жизнь самоубийством, не сумев смириться с фактом смерти её обожаемого мужа.

Родион Гернсийский
Родион с юношеских лет изучал историю родного края. Семнадцатого пуасселя (тридцатого августа) он, образованнейший и мудрейший житель острова, взял в свои руки обустройство школы для немногочисленных детишек, не имеющих до того возможности учиться.
Мужчина преуспел как в анализированнии дошедших до его дней источников и в археологических раскопках, так и в повествовании о мире и научении поколений всему, что было известно ему самому.
Родион был до последний своих дней почитаем и любим обществом гернсийцев, а потому весть смерти национального учителя в возрасте восьмидесяти пяти лет взбудоражила социум и вызвала угнетающую волну общественного траура.

Эвридика Гваделупская
Эвридика была уважаемой, одарённой художницей, вернее, говоря по-современному, дизайнером. Она писала и изготавливала поздравительные открытки, листовки, плакаты, визитки… Всё это проходило через её талантливые руки и кропотливый ум. Шедевры, созданные ею, украшали улочки городка, проникая в каждый закоулок и озаряя его своим сиянием чистой красоты.
Пятнадцатого мендевря (тринадцатого февраля) Эвридика умерла от пневмонии. На момент смерти ей было только двадцать восемь лет.

Гвидо Ваский
У Гвидо было эксклюзивное увлечение и довольно-таки нестандартная профессия: мужчина зарабатывал на жизнь продажей собственноручно произведённых чучел животных.
Гвидо был таксидермистом, но не охотником. Он не убивал будущие экспонаты. Наоборот, ремесленник любил братьев меньших. Казалось бы, в чём связь? Всё очень просто.
Мужчина намеревался дать безвременно ушедшим в мир иной новую жизнь, возможно, в какой-то степени более счастливую судьбу. Васкиец подбирал погибших бродячих питомцев-обитателей улочек, а затем увековечивал их в виде произведений искусства.
Кто-то страшился, взирая на творения чучельника, другие – восхищались. Но в сухом остатке каждый признавал искусность и гениальность мастера
Седьмого эйнштерта (второго апреля) сорокадевятилетний Гвидо скончался в своей мастерской, из которой не вылезал ни на секунду, в окружении застывших, словно на мгновение – настолько они были схожи с живым оригиналом, - чучел.

Геннадий Вазиристанский
Геннадий большую часть своего нелёгкого бытия провёл при мануфактуре. Двенадцатого ламарта (двадцать восьмого июля), когда рабочему исполнилось сорок пять лет, он понял, какую пустую, в сущности, печальную прожил юдоль. Теперь же он обратился к сфере, дотоле ему неведанной и потому столь притягательной, - актёрству.
Геннадий не стремился стать известным или богатым – совсем нет, - ему важен был лишь процесс. Только перевоплощение и игра наедине с собой и, одновременно, со всеми: и зрителями, и актёрами.
***
Минуло десять лет, последние десять лет, счастливые и увлекательные, наполненные непривычными и любопытными ощущениями. За эти годы Геннадий показал себя как лучший актёр труппы, обожаемый зрителями.
На смертном одре, находясь в центре заранее оплакивающих его, ставшими близкими актёров и актрис, он еле слышно произнёс:
- Спасибо вам за этот опыт, эти эмоции, ту любовь и понимание, какие вы подарили мне, стоя вместе со мной на сцене, исполняя загодя написанные роли. Я благодарен судьбе и случаю за предоставленную мне возможность быть сейчас рядом с вами, моя дорогие… - и он, опустив шторки век, тихо ушёл, довольствуясь и гордясь проведённым не зря временем.

Гликерия Южноосетинская
Гликерия заодно с многими другими участливыми, сердобольными и активными людьми искала пропавших детей, подростков и взрослых. Женщина состояла в браке, имея двоих славных мальчиков, а потому могла себе представить, как больно потерять любимую кровиночку и не знать, что происходит с ней или с ним.
Утро тринадцатого лавуазевря (двадцать третьего сентября) выдалось пасмурным, хмурым и, в некоторой степени, гнетущим. Гликерия проснулась рано и вошла в комнату, дабы поприветствовать своих дорогих деток. Каково было её удивление, безотрывно связанное с ужасом, когда она не увидела к кроватке спящего младшего сына. На противоположной стороне от пустой постели покойно спал старший: вероятно, он глубоко погрузился в царство Морфея и не представлял, что происходило в детской.
Мать с гримасой отчаяния двинулась прочь, к только пробуждающимся жителям посёлка. С криками и плачем, чуть дыша, она истерично, теряя самообладание, вопрошала у всех встреченных ею на пути людях о судьбе крохи. Однако никто не мог дать женщине долгожданного ответа. Как это бывает всегда, никто ничего не видел и не знал, но любой проявлял сочувствие к сему случаю, трагедии для любящей мамы.
***
Дни, недели и даже месяцы поисков не увенчались успехом. Гликерия, сломленная потерей частички себя, которую она некогда хранила под сердцем, запаршивела: её состояние стремительно ухудшалось и, вконец обессилев, безутешная мать умерла от инфаркта миокарда, оставив старшего ребёнка круглым сиротой.

Клитемнестра Кюрасауская
Клитемнестра с нетерпением ждала отдыха на Кюрасао, и, когда, наконец, наступил день отплытия на остров, всё существо молодой женщины волнительно трепетало и ликовало.
Веселье началось со вхождения на борт. Клитемнестра гуляла по палубе, сторонясь праздника, но присутствуя и наблюдая за ним.
На Кюрасао Клитемнестра вела обыкновенные дни пляжного отдыха.
Когда настал час отправления девушка, хоть и с печалью, вновь прошла на «прощальную» вечеринку, проходящую на борту теплохода.
Клитемнестра забыла о своём из ниоткуда взявшемся горе при помощи музыки и алкоголя, танцуя всю ночь и уснув лишь под утро.
На следующий день судно отчалило, не досчитавшись одной-единственной пассажирки.
Только по прибытии на родину дамы, её спохватились. Люди принялись на поиски пропавшей. Однако, как бы ужасно это ни было, попытки отыскать Клитемнестру остались тщетными.
***
Первого лунеля (четвёртого декабря) 1977 года, спустя почти двадцать лет после исчезновения, девушку негласно объявили погибшей, хотя официально она так и оставалась пропавшей без вести.

Эдуард Кукский
Детство Эдуарда было не из простых: избиения, оскорбления, унижения, безразличие, обвинения и, вконец, угрозы. Ещё тогда, будучи ребёнком, Эдуард поклялся сам себе, что собственным детям он даст лучшее будущее, наполненное любовью и заботой.
Мужчина был чрезмерно рад, когда наконец стал взрослым и переехал из родительского дома в отдельную квартиру.
Эдуард быстро нашёл место работы и постепенно, с каждым годом, всё выше и выше поднимался по карьерной лестнице. Увлечённый профессиональной деятельностью, проводящий сутки в фирме, мужчина встретил здесь свою возлюбленную.
Вскоре он осознал, что любовь не взаимна, и впал в тревожно-депрессивное состояние.
Двадцать четвёртого пуасселя (шестого сентября) Эдуард покончил жизнь самоубийством, приняв критическую дозу препаратов снотворного.

Евангелия Ниуэская
Евангелия родилась в семье коренного жителя острова Ниуэ и девушки - потомка переселенцев из Нидерландов - пятого кеплеря (двадцать восьмого апреля) 1904 года.
Девочка росла жизнерадостной и неугомонной. К подростковому возрасту эти её черты внезапно пропали: Евангелия старательно занималась учёбой, уделяя ей время в той же степени, как и хозяйственным делам. Как бы то ни было, только любовь девушки к природе прошла с ней через всё бытие.
В двадцать один год Евангелия поняла и прочувствовала, что ей по-настоящему близко. Она открыла свою дорогу в жизни, «нашла себя». Барышня осознала, что не может существовать без природы – что вполне обоснованно, - отыскав истинное предназначение своей мелкой и ничтожной души. Отныне Евангелия вступила на путь защитника первозданного состояния планеты, поборника экологии и распространителя идей и методов, связанных с поддержанием и оказанием помощи флоре и фауне Земли.
В юности Евангелия брала на себя чересчур большое количество обязанностей и взваливала, тем самым, ворох забот, работая лишь за желание и стремление к цели. Женщина излишне сильно надеялась и слишком верила в эфемерную победу над различным загрязнением, обширным мусором.
Так, она была зациклена на экологических проблемах и их решении, информировании населения, призывах оного к сопутствующим экологическому идеалу действиям, что пропустила собственную жизнь.
Евангелия скончалась, сидя за неизменным спутником – письменным столом, от сердечного приступа в возрасте сорока четырёх лет.

Купидон Мэнский
Когда пятилетний Купидон переехал вместе с родителями в Квебек, он каждый год путешествовал на автомобиле вместе с семьёй по пейзажам незнакомой ему страны. Юное создание с невероятным восторгом и любопытством глядело на проносящиеся мимо оконного экрана просторы Канады.
Семейство, состоящее из трёх человек, останавливалось в самых диких местах, живя в палатках и питаясь консервами. Всё казалось замечательным мальчику. Единственное, чего он не любил и в некотором смысле побаивался, так это насекомых. Однако даже это обстоятельство не мешало насыщенному на события, общностью с природой и познанием её времяпрепровождению.
Двадцать седьмого мендевря (двадцать пятого февраля) двенадцатилетний Купидон в очередной раз возвращался домой, в ставший родным город, когда попал, соответственно, вместе с отцом и матерью в автокатастрофу, стеревшую с лица Земли столь долго тянущийся род.

Эрнестина Кралендейкская
Эрнестина стала свидетельницей, второго эйнштерта (двадцать восьмого марта) 2015 года, адюльтера мужа. Женщина, которую обманывали на протяжении тридцати лет, была вне себя от огорчения, унижения и боли, смешавшихся воедино и причиняющих ужаснейшие страдания даме, потратившей – по крайней мере, так думавшей, - впустую столько лет жизни. Пребывая в данном состоянии, она набросилась на ненавидимого ею мужчину и задушила ему, вдавив свои ногти и его подъязычную кость. Любовница же улучила момент и с позором сбежала, оставив пару разбираться наедине друг с другом с накопившимися - и вдруг возникшими - обидами.
После Эрнестина, замученная совестью, пришла в полицейский участок и, подписав чистосердечное признание, была заточена в тюрьме до конца своих дней.
Интересно, но общественность не осудила женщину, и сама она не жалела о совершённом поступке.

Ирма Шанская
В восемнадцать лет, окончив школу, Ирма приняла решение безоговорочно уезжать из отчего дома в… общежитие. Дело в том, что девушка захотела получать образование в наиболее крупном ближайшем к ней городе, и родители барышни поддержали её обдуманные, смотрящие далеко в будущее планы.
Ирма поступила в университет на философский факультет и, хоть и с переменным, но успехом обучалась там. На каникулах она отправилась в гости к матери и отцу, с которыми провела счастливую неделю, а после – вернулась к учёбе.
Впоследствии Ирма почувствовала недомогание. Она заболела и старалась лечить себя сама, однако состояние её ухудшалось. Теперь окончательно ослабевшая и слёгшая девушка пропускала занятия, и потому её вскоре отчислили.
Двадцать восьмого ламарта (тринадцатого августа) студентка Ирма скоропостижно скончалась от пневмонии, развившейся в результате распространения по её нежному организму коронавирусной инфекции.

Instructive
Истории, описанные ниже, составляют собой отдельный раздел с той целью, чтобы показать, как обманчивы бывают моменты жизни и даже факты и как непостоянна жизнь.
Это небольшое дополнение к «Мифологии». Только здесь рассказы не истории людей, каждой отдельной личности, но бытие, заметка или предупреждение – как будет угодно.

Сломанные игрушки
Девочка N была красива и умна. Её жизнь была обыденна: ничто в ней не выходило за грани понимания или морали.
Так продолжалось до тех пор, пока она не влюбилась в одного симпатичного юношу S. Проблема состояла лишь в том, что парень этот полностью игнорировал девушку и даже не подозревал о её чувствах, в то время как N боялась признаться ему в виду своей безграничной робости, чрезмерной нравственности и чуткости.
С S отныне печальная – чего только не творит любовь! - барышня впервые встретилась, когда пришла в гости к своему другу X. И S, брат друга девушки, в момент полюбился ей. Тогда-то N поняла, что детство кончилось: наступила первая и самая крепкая в её жизни привязанность, маячившая между влюблённостью и любовью.
Девушка мучилась от разрывающих её изнутри чувств и эмоций: N хотелось быть вместе с S, но также она понимала, что это невозможно. Она ещё не знала, насколько S влюблён лишь в одного человека – себя, а «знаки внимания», как трактовала их не наученная в сих делах барышня, - проявления самой обыкновенной вежливости.
Пока между двумя молодыми людьми – а вернее, внутри лишь одной N, - разворачивалась вполне знакомая всем и каждому драма, где-то, точнее, прямо на глазах N другой человек, её друг X, страдал от тех же разрушительных чувств, что и сама девушка. И грустно только то, что симпатии их были направлены в совершенно противоположные направления.
***
Если б сия книга представляла собой чисто художественное произведение, я могла бы рассказать вам либо ужасающий конец, либо хэппи-энд, либо неоднозначный финал. Отнюдь, это – жизнеописание, а потому концовка здесь непредсказуема, и закономерна лишь в том случае, если вы понимаете структуру конкретной жизненной ситуации.
Итог истории
Xрассказал о своих желаниях, мыслях и эмоциях N, но та, не зная, как выйти из положения, не задев чувств друга и не обидев его, после долгих колебаний, всё же отказала, однако заверила его в дружеской платонической любви.
Sдевушка не призналась, подавив эмоции, пока те не перестали беспокоить её юношеское сердце. Месяцами оставался осадок, и очередная встреча с парнем вызывала в N бурю. Дева старалась не думать о S и спустя некоторое время ей это удалось.
Позже отношения барышни с X ухудшились, а потом – и вовсе прекратились по причине окончания школы обоими.
С тех пор N лишь изредка – и то, когда спрашивали – вспоминала о своей первой любви и ещё реже – о дружбе.

Свет души
Повествование краткого изложения неопределённых событий будет намного менее запутанным, но более затруднительным – на самом деле, не очень, - в плане понимания человеческих отношений и помыслов.
Мужчина Z, в зрелых летах оставшийся вдовцом, полюбил совсем юную – шестнадцати лет – девушку, можно даже сказать, девочку Q. Барышня также влюбилась в мужчину, обаявшего и внешностью, и думами, и поступками, и ориентирами, и тенденцией в жизни, подкреплённой уже приобретённым и сотворённым. В общем, Q тогда казалось, что вот он – её идеал.
Несмотря на настороженное и, в какой-то степени, негативное отношение родителей девушки к избраннику их молоденькой дочери, пара поженилась.
Свадьба была пышной, согласованной с лучшими традициями русского бракосочетания. Многочисленные гости были радушно встречены. Веселье, еда и алкоголь били через край.
***
Приближалась ночь, и толпа родственников, знакомых, друзей и приятелей начала расходиться.
Наконец, молодожёны отправились в номер для новобрачных в отеле, располагающемся в центре города, дабы завершить празднество консуммацией.
…Поцелуи спускались всё ниже, и – вдруг – новоиспечённый супруг вытащил из кармана – казалось бы… - перочинный нож. Раскрыв его незаметно для невесты, Z принялся вонзать остро заточенное лезвие в потаённые части девушки. Та кричала: «За что?! Почему?! Боже, зачем?!», с каждым возгласом всё тише и тише, и это было единственное, что оставалось делать ей в сложившейся ситуации.
В сию ночь Z получил необычайное наслаждение, достигнув высшей точки - экстаза. Что до Q… её никто, к глубочайшему сожалению, не спрашивал.
Итог истории
Преступник был предан суду и приговорён, в соответствии со статьями 105, 125 и 244, к двадцати двум годами лишения свободы, однако вышел из пенитенциарного учреждения спустя двенадцать лет за «хорошее» поведение.
Семья бедняжки Q не простила несостоявшегося мужа, но вполне состоявшегося садиста и требовала к нему самого строгого наказания.
Узнав о том, что Z оказался на воле, семья положила все силы на то, чтобы упечь осуждённого обратно за решётку, однако их попытки и прошения остались безответными и, соответственно, неудовлетворёнными.

Finis. Materiam supra de iustificatione
Что ж, в завершении этого странного сборника следует отметить, что всё вышеописанное – вымысел и, грубо говоря, пародия на Библию.
Однако я надеюсь, что каждый из вас, читателей, сможет найти в «Мифологии» или, может быть, в «Догмах» что-либо полезное для себя или согласующиеся с объективной картиной мира.
Так или иначе, думаю, не следует говорить, что всё это – сказка и развлечение для вас.

Всегда с заботой о вашем досуге,
Зина Парижева.




[1] «Vida» и «mortem». [2] Нужно понимать, что в то время «пожилая женщина» и «старуха» - означало женщину лет 30-40. [3] Топор (кечуа: Cunca chucuna или «то, что ломает шеи»). [4] ὄχλος - «толпа». [5] Действие происходит в Южном полушарии, где весна начинается 1 сентября.  




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Ключевые слова: сборник, рассказы, история, блиблия, жизнь, смерть, люди, святые, рассуждения,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 4
Опубликовано: 23.05.2020 в 19:51
© Copyright: Зина Парижева
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1