Однажды, 15 лет спустя


         Сентябрь в Лазаревском, бархатный сезон, чудесная тёплая погода. И даже легко потрагивающий листья деревьев, бережно нарушающий их безмолвие, почти не ощущаемый бриз непринуждённо вписывался в это великолепие природы. Неиссякаемый источник тепла и света лучисто – жёлтый шар неуловимо начинал краснеть и склоняться к горизонту. Там на западе ему пора было осветить и обогреть природу других мест, которую он также вызвал к жизни и поддерживал её всеми силами.
          Именно в это благословенное свыше время по дороге от пляжа неспеша прогулочным шагом двигалась слегка утомлённая южным сентябрьским солнцем пара уже немолодых людей. На голове мужчины была светлая кепка с козырьком, в руке пакет средних размеров. У его спутницы на плече была накинута пляжная подстилка, в сложенном виде превращающаяся в сумку приличных размеров. На груди заправленные за майку висели уже не нужные на глазах солнцезащитные очки. Пара эта была супружеской. Глава семейства Ольга Сергеевна была новоиспечённой пенсионеркой, как, впрочем, и её муж, которого она звала Борис с ударением на первую гласную. И всё от того, что так получилось при их знакомстве.
          Историю их знакомства 15 лет назад лучше извлечь из памяти супруга главы семейства. В то незабываемое лето ему исполнилось скорее много, чем мало - целых 45. За спиной был поздний бездетный брак, продлившийся 7 лет. Были ещё две попытки отношений с подходящими, как ему тогда казалось, женщинами. Но не срослось у него и в этих случаях. Задумываться о своём будущем ему надо было вплотную.
          Впервые свою будущую супругу он увидел на каком – то мероприятии, проводимым с представителями филиалов объединения, где он работал. Тогда он выделил её из толпы, но присмотреться вблизи к ней ему не удалось. Но когда через небольшой промежуток времени они повстречались в коридоре на этаже, где располагался его кабинет, то здесь он не мог упустить момент, не привлекая внимания посторонних, рассмотреть незнакомку получше. Вторую встречу с ней за несколько дней он посчитал знаком свыше и решил предпринять попытку получить хотя бы минимальную информацию об « особенной особе », как он тогда её окрестил. Его усилия увенчались успехом, « разведданные » оказались благоприятными: та работала в одном из филиалов объединения, была разведена и воспитывала сына – школьника.
        Борису, как ни странно Николаевичу, или как звали его коллеги - наш Б. Н., по роду его деятельности приходилось нередко посещать филиалы и курировать в них работу по его профилю. Ему не стоило большого труда придумать правдоподобный повод для поездки в нужный ему филиал. Там он решил предпринять попытку случайного знакомства с объектом своего интереса в столовой. С места своей дислокации у него была возможность видеть дорогу в отдельно стоящее здание столовой. Обеденный перерыв перевалил за середину, а нужный человек не появлялся. Голод вовсю давал о себе знать, и Б. Н. медленно пошагал в столовую, сохраняя всё ещё в душе надежду на благоприятный исход его замысла. Людей в очереди было мало, многие уже успели пообедать. Набрав на поднос несколько источающих букет притягательных запахов блюд, он занял свободный столик недалеко от кассы. Излишне уточнять, что обзор с его места охватывал весь зал. Многие столики были заняты. Вероятность того, что нужный человек, появившись, выберет для трапезы именно его столик, конечно же, была не столь большой, как хотелось бы, но и не нулевой. Неспеша насладившись вкуснейшим рассольником, Б. Н. перешёл к не менее аппетитному пюре с отбивной. И здесь в зале как будто зажглись невидимые до этого момента светильники. Это их зажгла своим появлением « особенная особа ». Стройная фигура с безупречно подобранными светлым платьем и туфлями, уверенная походка женщины, знающей, что ей надо. Вилка в руке Б. Н. остановилась на полпути ко рту, который остался открытым на какое – то мгновение. Но мозг, испугавшись, что эту позу запечатлеют фоторегистраторы людей за соседними столиками, быстро толкнул руку дальше в нужном направлении. Около двух минут он, стараясь не подавать виду, искоса любовался этим чудесным творением Всевышнего. Светлые волосы, аккуратнейшим образом сложенные в причёску, тонкая шея, осанка, - всё у него вызывало восхищение. Б. Н. понял, что эта женщина его притягивает к себе с неимоверной силой. В свои годы он не только не чувствовал себя стариком, но и был достаточно активным также, как в юности. Выражение о том, что любви все возрасты покорны, он считал аксиомой, требующей не доказательства, а только лишний раз подтверждения. Эти две минуты показались ему двумя секундами. « Особенная особа » выбрала что – то из выпечки к чаю, расплатилась и быстро покинула зал той же завораживающей походкой. Пару минут Б. Н. пришлось приходить в себя. Бросить обед и устремиться за уходящей пить чай дамой на глазах у всех, было совсем неудобно.
          После обеда пришлось разрабатывать целую операцию по претворению в жизнь плана « Б ». Где объект его охоты работал, Б. Н. уже знал, оставалось придумать подходящий повод для визита. Таким поводом вполне могла оказаться потребность в некоторой документации. Предварительно уточнив у коллег, к которым он непосредственно приехал, что интересующая его документация находится именно в нужном ему отделе, он не стал просить их сходить за ними, а вызвался сходить сам, чем немного удивил всех. Заметив переглядывание коллег, он их успокоил, сказав, что обещал зайти к начальнику отдела, с которым он был давно знаком.
          По дороге Б. Н. осмотрел всего себя, всё, вроде, было на месте: одежда, причёска, решительность. Перед дверью нужного кабинета с табличкой с фамилиями их обитателей он почувствовал то почти забытое чувство сильного волнения, которое он испытывал несколько раз в жизни именно по аналогичной причине. За дверью был человек, который мог резко изменить его жизнь. Судьба дала ему ещё один шанс обрести в его жизни то очень большое и важное, к чему он долгие годы стремился и что его может сделать очень счастливым.
          Постучавшись и дождавшись разрешения войти, Б. Н. с замиранием сердца открыл дверь. За ней в небольшом кабинете справа у стены за столом сидела и что – то писала та, кого он очень хотел увидеть. Сделав пару шагов к столу, пришедший поздоровался. Хозяйка поприветствовала его, не отрывая глаз от листа с написанным. Посетитель решил сразу представиться:
           - Я из объединения. Меня зовут Бо…
Здесь он на мгновение запнулся оттого, что « особенная особа », отложив писанину, подняла на него свои зелено – серые глаза. Они внимательно рассматривали незнакомого пришельца из объединения. Тот попытался закончить начатое представление:
          - … рис.
          Б. Н. сразу не понял, что с запинкой у него получилось представиться именем с ударением на первый слог.
          - Без отчества? - спросила хозяйка.
          Несколько растерявшийся посетитель начал приходить в себя:
          - Для Вас можно без отчества.
          - И именно БОрис?
          - Для вас можно, если нравится, БОрис!
          После такого знакомства оба улыбнулись, контакт был установлен, чему очень порадовалась душа одного из контактёров. Его просьба выдать документы, вроде, показалась хозяйке обычной производственной необходимостью. Она зарегистрировала выдачу нужной папки, Б. Н. расписался в получении и обещал вернуть в конце дня. Затем он забежал к коллеге, с которым был давно знаком и не навестить его никак не мог. Собственно, через него он и навёл справки об « особенной особе ». Тот был в курсе холостяцкого статуса « в пассивном поиске » коллеги и поэтому посодействовал в получении нужной информации. Сейчас они поговорили на производственные темы, затронули новости в верхнем эшелоне руководства объединения, вспомнили общих знакомых. Не дожидаясь вопросов о личной жизни, Б. Н. откланялся. По дороге в цех он бегло просмотрел документы, убедился в том, что в них всё именно так, как он думал. На месте убедив в этом местных коллег, они вместе решили, что и как надо дальше делать.
Оставалось теперь только подгадать по времени возврат взятых документов на самый конец рабочего дня. Это Б. Н. удалось и за 10 минут до его окончания он был в знакомом ему кабинете. Хозяйка уже собиралась домой, но приходу гостя искренне обрадовалась:
          - А я уже хотела Вас в розыск объявить, - со строгой улыбкой на лице произнесла она. Голос её был немного высоковат, но именно с той высоты лился бальзам на душу нашего героя – любовника. Всячески скрывая восторг, вызванный пролившимся бальзамом, он извинился:
          - Поверьте, меня все задерживали, но я очень спешил и не мог не успеть вернуть, если обещал.
          Изощрённость выражений сама по себе поступала на его губы, оставалось только ими слегка шевелить. Руки сами расписались в журнале, а губы продолжали:
           - Вы уже домой собираетесь?
           - Да, хватит, пора и честь знать. Медаль за доблестный труд всё равно не дадут!
           - Вы на автобусе в город?
           План выполнялся сам собой, легко и непринуждённо.
           - Да, персональный транспорт не заслужила.
           Лёгкость, с которой она юморила, восхищала Б. Н.. Это был неоспоримый признак острого быстрого ума его владелицы.
            - Ольга Сергеевна, я хотел бы предложить в качестве частичной компенсации за причинённое беспокойство стать на некоторое время водителем Вашей персональной машины и довезти Вас домой. Любые возражения с вашей стороны я не приму.
            Такой напористости от себя он не ожидал, но неподдельная улыбка на лице этой особенной женщины его успокоила.
            - Ладно, уговорили! Отказываться неудобно. Только Вы меня подождите немного, мне надо всё убрать и опечатать.
            - Да, конечно, ради Бога! Делайте всё, что надо и не спешите. Я Вас обязательно дождусь! Я буду на стоянке справа, Вы меня увидите.
            - Хорошо, я скоро!
            Радостный Б. Н. побежал через проходную к машине. Не привлекая внимания соседей на стоянке, он вытер специальной тряпочкой невидимую пыль на пассажирском сиденье. В это самое время в голову ему пришла мысль, что если сегодня ему начало везти, то должно это продолжаться во всём и до конца, только надо мобилизовать себя всего на максимум.
             Ждать пришлось минут пятнадцать. Со стоянки все машины разъехались, на автобусной остановке тоже почти никого не осталось, прошедшие автобусы подобрали всех желающих. Похоже, его « особа » специально не спешила, чтобы не привлекать внимание коллег и не давать повод для различных пересудов. Такая предусмотрительность ему понравилась. Появилась она стремительно, Б. Н. встречал её у машины, чтобы ей было видно, где он. Галантно открыв дверь, он пригласил даму в салон, а пакет и сумочку положил на заднее сиденье. Поездка длилась около получаса и прошла в непринуждённой беседе. Кавалер на пике вдохновения блистал остроумием, хотя до чтения стихов у него не дошло по причине отсутствия подходящих в его репертуаре. В беседе был затронут вопрос о его семейном статусе. И здесь он не смог не проявить изящество, заявив со всей ответственностью, что, если бы он был женат, то ради такой женщины он обязательно бы развёлся. В конце поездки выяснилось, что своим присутствием у дома дамы он её ни перед кем не скомпрометирует. Уже остановившись возле дома новоиспечённый Ромео попросил разрешения в ближайшие дни позвонить Ольге Сергеевне и пригласить куда – нибудь для продолжения знакомства. На что та ответила, продиктовав номер своего телефона:
          - Ну, попробуйте, - и добавила с улыбкой, выдерживая шутливый тон всего разговора, - если Вы такой рискованный мужчина.
          - А многим рискую? - Тон разговора выдерживался строго.
          - Практически всем! - Улыбка не сходила с их лиц.
          - Всё, что в жизни есть у меня… - пропел Б. Н.
          - Вот – вот, именно этим и рискуете!
          После этих слов дама открыла дверцу машины, давая понять, что пора заканчивать плодотворную беседу. Кавалер бросился помочь ей выйти. Та намеренно не спешила, чтобы старания кавалера не пропали даром. Не были забыты и пакет с сумочкой на заднем сиденье. Изобразив некоторую озабоченность и почёсывая затылок, наш, очень хочется надеяться, задачливый кавалер, придав лицу напускную серьёзность, спросил:
            - Я надеюсь, что далеко не многим Вы разрешаете так рисковать?
            - В этом, уж, будьте уверены! Таких рискованных сейчас мало.
            Уже с улыбкой на лице БОрис уточнил своё твёрдое намерение:
            - Ну, я позвоню!
            - Рискуйте, рискуйте!
           Лёгкий взмах руки и слегка насмешливая улыбка на лице ещё несколько минут были отпечатаны где – то в голове Б. Н., пока он, сидя в машине, переваривал произошедшее и отходил от него. Только немного успокоив бушевавшие внутри его эмоции, он завёл двигатель своей ласточки и полетел на ней домой радостный до глубины души.
           Позвонил Б. Н., буквально, на следующий день. Долго ждать ему не хотелось, да и с железом, по его мнению, надо заниматься, пока оно горячее. Была пятница, и они договорились в субботу встретиться. Потом были ещё встречи, пыл кавалера не угасал, ему нравилось ухаживать за милой его сердцу дамой, заботиться о ней. Если что – то в ней и было такого, что в какой – то степени могло затруднить их отношения, то он с юмором и природной терпимостью ухитрялся сглаживать все углы в их отношениях.
            Прошло почти два месяца, когда Б. Н., пригласив свою « очень особенную особу » в ресторан, заявил отважно о серьёзности своих намерений и обещал ждать положительного ответа столько, сколько потребуется. Там же было принято его предложение в начавшийся у них двухнедельный отпуск съездить на недельку к морю, отдохнуть и узнать лучше друг друга в быту. Та поездка состоялась в первых числах сентября, и именно в Лазаревское. Она прошла успешно и послужила основанием для положительного ответа через несколько недель, после установления контактов с сыном, знакомства с родственниками и согласования условий совместного проживания.
Итогом всех событий того лета и осени стал 15 – летний юбилей их семьи, в которой Б. Н. небезосновательно считал себя очень счастливым. В преддверии этого юбилея они решили повторить то предсвадебное путешествие 15 – летней давности.
             Так они и оказались в это время на той самой улочке приморского посёлка, где были столько лет назад. Обычно после отдыха, следовавшего за обедом, новоиспечённые пенсионеры ходили к морю, чтобы погрузить себя с наслаждением в обе морские стихии: водную и воздушную. Вечером они заходили на небольшой местный рынок, чтобы взять на ужин овощей и фруктов, а иногда и вина у местных виноделов.
Сегодня на ужин у них всё было и они решили пойти другой дорогой, которая казалась короче. Она и привела их к приличных размеров зданию, возле которого стояло несколько больших автобусов. На площадке возле входа толпился народ, кто - то курил, кто – то просто разговаривал. Вход представлял собой два больших дверных проёма по бокам с постоянно открытыми створками. Движение через них было интенсивное в обоих направлениях. Подойдя ближе, Б. Н. по номерам узнал автобус их объединения.
          - Оль, смотри, наш автобус! Кто – то наш здесь. Пойдём заглянем?
          - Пойдём, если есть не хочешь.
          - А ты хочешь?
          - Пока нет.
          - Ну, пойдём тогда посмотрим, что и кто там внутри.
Они прошли дверь и оказались внутри большого помещения, посреди которого располагалась волейбольная площадка. Глаза у вошедших разбежались по сторонам и через несколько секунд остановились на большом растянутом полотне красного цвета с белыми крупными буквами, сложившимися в предложение с восклицательным знаком в конце:
           ПРИВЕТ УЧАСТНИКАМ ЧЕМПИОНАТА РОССИИ ПО ВОЛЕЙБОЛУ СРЕДИ ВЕТЕРАНОВ!
           Вот куда они попали! По бокам у стены стояли скамейки, на которых можно было найти свободные места.
           - Оль, посидишь пока? Я поищу знакомых.
           - Хорошо.
           Ольга Сергеевна присела на скамейку ближе к краю, а Б. Н. пошёл вглубь достаточно длинного помещения. На площадке проходило сражение, мяч летал через сетку, не зная, где найти себе покой. Спортом она интересовалась мало, болельщицей никогда не была. Но здесь, освоившись немного и осмотревшись, проявила неожиданно для себя чисто человеческий интерес к происходящему на площадке. К её большому удивлению у сетки бегали и прыгали ветераны очень даже приличного для такого рода занятий возраста. Их и старичками назвать нельзя было, язык не поворачивался. Но и молодость их уже была давно позади. В основном суховатые, поджарые они полностью отдавались игре, борьба в которой была не на шутку.
            Тем временем партия закончилась и команды поменялись площадками. Ближе к месту, где сидела новоиспечённая болельщица, перешла команда в синей с белым форме. Игра возобновилась и через несколько минут на майках она увидела название их родного объединения. События этого вечера продолжали её удивлять. Вряд ли она могла знать кого – то на площадке, стаж её работы там хоть и был более 15 лет, но объединение было крупное, и даже сейчас она многих сотрудников не знала. Место её было рядом с углом площадки, откуда мяч вводился в игру. Подающие менялись и хорошо были видны с её места. Ольге Сергеевне был виден вдалеке её БОрис, который нашёл кого – то из знакомых и присел с тем поговорить. Тем временем на подачу вышел ещё один игрок. Он был совсем рядом, и его можно было хорошо рассмотреть. И она его рассмотрела. Не узнать его она не могла, даже через прошедшие 15 лет. Прошедшие годы, конечно, оставили на нём свои отметины: слегка подсушили, добавили седины. Но главные отличительные черты этого человека остались почти неизменными. Та же уверенность в движениях, какая – то авторитетность, располагающая к нему, глубина бездонная в глазах. Ольга Сергеевна неотрывно смотрела на него, а сама вся будто бы сжалась, боясь выдать ему своё присутствие. Глаза её видели перед собой сейчас этого человека прежним, каким он был более полутора десятка лет назад.
         Воспоминания вырвались из памяти сами собой и погрузили её всю от головы до дрожащих кончиков пальцев на ногах в те давно ушедшие годы. А нам остаётся тихо, незаметно следовать за ними, стараясь ничем их не спугнуть.
Ольге, тогда ещё для многих без отчества, было 37. На руках был красный диплом об окончании вуза, семилетний сын и свидетельство о разводе с его отцом. Вышла замуж она поздно, когда уже по всем параметрам надо было заводить семью. Завести - завела, а сохранить её не сумела. Сумела только родить сына, а когда тому было три годика рассталась с мужем окончательно и бесповоротно. Два неглупых и в общем – то неплохих человека не смогли ужиться вместе на одной территории. Два рулевых в одном обозе почти всегда заводят его в тупик. Так было и с её обозом. Её решительность, напористость и бескомпромиссность супруг долго терпеть не смог и ушёл, переведясь служить в другой город, оставив своему сыну и его маме небольшую однушку. Развод отнял много сил, нервов, но со временем всё понемногу устаканилось. Сын был устроен в детсад, а сама Ольга устроилась на работу. Та хоть и была далеко от дома, но ехать можно было на одном автобусе без пересадок. Коллектив в большинстве своём был мужской, и некоторые из самых шустрых пытались оказывать внимание новенькой сотруднице. Но чувств сильных не возникало, а без них серьёзные отношения не могли сложиться.
          Где – то года через полтора в толпе сотрудников Ольга начала обращать внимание на одного мужчину. Изредка они встречались утром в одном автобусе, но по работе никак не пересекались. Мужчина этот был гораздо старше Ольги, и интерес вызывал чисто человеческий. В толпе он, вроде, ничем не выделялся, но не заметить его среди других было трудно. Роста тот был чуть выше среднего, гармонично скроен и обладал чем – то неуловимым, что позволяло притягивать к себе внимание окружающих. Чувствовалась в нём порода, человеческий опыт и авторитетность. Всё это Ольга рассмотрела в нём позже, когда через пару лет тот перестал работать в смену и они почти каждый день утром и вечером стали ездить на одном автобусе. Ей хотелось видеть его, слушать, когда он говорил с коллегами, сесть в автобусе поближе к нему. Со временем эта тяга усилилась, возникло желание и себя показать во всей красе. Не заметить одну из немногих и весьма привлекательную женщину в автобусе было трудно. Частенько к ней набивались в попутчики, занимая соседнее кресло, коллеги мужского пола самых разных возрастов. Это было привычным для Ольги, но вела она себя в таких случаях строго, держа дистанцию, и не позволяя каких либо ухаживаний на глазах у коллег и одного из них в особенности. Сам он никогда не садился с ней рядом, она тоже стеснялась подсаживаться к нему. По мере роста притяжения росла в некоторой степени и обида - липли к ней все, кто угодно, кроме одного, самого нужного. Ольга даже не знала, женат или нет объект её внимания, по внешнему виду, одежде женской руки не чувствовалось, хотя по виду в нём всё было довольно опрятно. Доступной информации о нём не было, расспрашивать в открытую у коллег было неудобно. А рядом быть с ним хотелось всё сильнее, в любом качестве: знакомой, приятельницы, друга или дамы сердца. Чтобы создать ситуацию для сближения она пару раз проехала на автобусе до его остановки. Первый раз она вышла, а он уехал дальше, а во второй раз они вышли, но коллеги не дали остаться им одним. Все попытки войти с ним в контакт были безуспешными. Она ходила на корпоратив в кафе, где на праздник собирались все желающие, но там его ни разу не было. Правда, несколько раз он выходил на её остановке, но почти всегда возле неё был кто – то из коллег – прилипал. Хотел ли он попытаться сблизиться с ней или просто шёл по делам, она не знала. Правда, с какого – то момента изредка, столкнувшись мимоходом, они начали здороваться. Часто при народе она делала вид, что совсем его не замечает. Он же был совершенно непроницаемым.
          Устав от безуспешных попыток сближения, Ольга пыталась выбросить всё из головы, но увидев его, снова не могла заглушить свои душевные порывы. Она металась в своих мыслях и эмоциях, одновременно желая и боясь встречи. В один из весенних вечеров после работы она запланировала зайти в магазин, дома кончилось молоко. Выйдя из автобуса с одним из прилипал и освободившись от него у перекрёстка, Ольга неожиданно услышала сбоку от себя:
          - Здравствуйте, Ольга Сергеевна!
          Это был он. От внезапности происходящего внутри у неё всё сжалось.
          - Здравствуйте! - Ольгин голос прозвучал как – то совсем зажато и совсем неприветливо, как будто она здоровалась с совершенно посторонним незнакомым ей человеком. Как он появился рядом, она не заметила. А он, показывая в направлении её дома, спросил:
          - Вам туда?
          И тут случилось то, чему Ольга потом долго искала объяснение. Поход в магазин у неё был запланирован, и изменить программу сразу на ходу она не сумела.
          - Нет, мне надо в магазин, - она показала в противоположную сторону.
          - Ну, тогда всего доброго!
          Он кивнул головой и направился по пути, по которому она почти каждый вечер ходит домой. Включившийся внутри неё автопилот перевёл её через дорогу, довёл до магазина, помог выбрать молоко и ещё что – то, а потом в целости доставил домой. И только там чуть попозже, окончательно придя в обычное состояние, она ругала себя последними словами:
          - Вот дура! Захотелось ей молочка, она померла бы без него! Не могла купить после в другом магазине! Человек один раз пробился к ней через всех прилипал, шёл, может, специально в направлении её дома, а этой дуре именно сейчас молочка захотелось!
          После этого случая он больше не выходил на её остановке. В автобусе сидел, как обычно уткнувшись в книгу или газету. Лицо его было непроницаемым, но радости на нём не было.
          Во второй половине апреля Ольга ушла в отпуск на две недели, занималась домом, сыном, собой, навестила родителей, живших в 150 километрах от неё. На работу она вышла уже после майских праздников. Зайдя утром в автобус, она осмотрелась, но нужного человека в салоне не нашла. Тот мог иногда ездить на машине или уйти в отпуск. На следующий день его тоже не было. Прошло две недели, его не было, не появился он и через месяц. Ольга попыталась осторожно разузнать причины длительного отсутствия работника, но толком узнать ничего не смогла. Кто говорил, что он в отпуске, кто говорил про командировку или больничный. Были даже предположения, что он уволился. Она была в полном недоумении, как мог сотрудник исчезнуть на полтора месяца?
           За те два месяца, которые Ольга не видела интересующий её объект, она понемногу стала освобождаться от навязчивой привязанности к нему. Она уже начала чувствовать более свободной, способной так же радоваться жизни, как и прежде. Незаметно подкрался июль, солнышко светило вовсю, природа благоухала, и на душе у Ольги стало легко и радостно.
          Вот именно в это чудесное время неожиданно ворвался в её жизнь БОрис. Всё произошло быстро, ураганом тот окружил её собой, ухаживал напористо, но тактично и галантно. Вряд ли, какая либо женщина отвергла бы такое внимание со стороны довольно приятного и упорного мужчины. Вот и Ольга с интересом и удовольствием окунулась в новые отношения. Сын в это время был у бабушки, и она себя почувствовала, как в юности, вольной птицей. Неотступный кавалер исполнял все её желания, а она летала в радушном настроении как на работе, так и после неё. Такой счастливой и умиротворённой она давно себя не помнила. Почти каждый вечер БОрис забирал её с работы, они часто в жаркую погоду ездили на пляж, два раза проехали в лес, где ужинали на природе. В один из вечеров за ужином в кафе ей от него последовало предложение быть вместе каждый день и каждую ночь. Она поинтересовалась:
            - Ты замуж меня зовёшь или как?
            - Да, конечно! А как же ещё?
            - Интересное предложение! У меня, надеюсь, будет достаточно времени для обдумывания?
            - Я буду ждать твоего положительного ответа столько, сколько потребуется.
            Все эти важные события произошли в пятницу, за неделю до окончания последнего летнего месяца и начала двухнедельного отпуска Ольги. В понедельник утром, пребывая в хорошем настроении, она, как обычно, вошла в автобус для поездки на работу, нашла свободное сиденье в передней части салона, где и расположилась с комфортом. Некоторое время она раздумывала, достать купленный вчера журнал или сразу подремать? Что её заставило в тот момент оглянуться и посмотреть назад, она сказать не могла. Может, какой – то куратор сверху подталкивает нас к определённым действиям или ангелы – хранители направляют нас прожить нашу жизнь именно так, а не иначе? Оглянувшись, Ольга увидела через два ряда от неё на другой стороне салона того, кого не видела два месяца и начала забывать. Внутри у неё всё взбудоражилось, заклокотало, и она быстро отвернулась. От былой умиротворённости на душе не осталось ничего, приближавшийся сон исчез мгновенно.
          Откуда он появился, да так неожиданно? Она уже почти удалила его из своей жизни, а он вдруг опять явился, как чёрт из табакерки. Непроизвольно Ольга опять оглянулась. Тот разговаривал с коллегой, был бодр, в хорошем настроении и с улыбкой на лице. Впечатление было такое, что он провёл двухмесячный отпуск в санатории и отлично отдохнул. А ей пришлось всю дорогу бултыхаться в море нахлынувших на неё самых противоречивых чувств. При выходе из автобуса Ольга задержалась, пропустив всех вперёд, она хотела и на него посмотреть и себя не показать.
           Так по утрам всю эту неделю, оставшуюся до отпуска, она старательно пыталась держаться от него на расстоянии. Два раза вечером с работы её забирал БОрис, так что в автобусе этими вечерами они не виделись. Так, наконец, пришла долгожданная пятница, после которой она исчезнет на две недели и освободит себя от всех этих переживаний.
          Рабочий день перекатился через обеденный перерыв, в который Ольга чаем с тортом отметила с коллегами свой уход в отпуск. Послеобеденная жара заставила открыть двери почти всех кабинетов. Оставался последний час до отпуска, когда возник какой – то вопрос к коллегам из кабинета напротив. Направляясь к ним, она уже у своей двери его озвучила. Но в этот самый момент в начале общего коридора в нескольких шагах от неё она заметила … его. В это мгновение внутри у неё всё смешалось, пульт управления своим телом выпал из её рук, в таких случаях его должен был поднять её ангел – хранитель, но, видно, более высокий по рангу куратор забрал его себе. В его руках пульт сработал так, что Ольга, как по команде в армии, на полушаге повернула направо и медленно пошла по коридору по направлению движения идущего сзади. Она не дождалась ответа на свой вопрос от коллег, одна из которых удивлённо крикнула ей вслед:
          - Ты куда поскакала?
          А она медленно с замиранием сердца шла по коридору, сама не зная, зачем. Тот был, как по заказу, сейчас пуст, и навстречу никто не вывернулся. И в тишине она услышала его голос:
          - Ольга Сергеевна!
          Она мгновенно оглянулась, нисколько не задумываясь о том, чтобы ему не показать того, что она очень ждала, что он с нею заговорит. В его сильной загорелой руке, протянутой к ней, было большое красивое яблоко. Он молча смотрел на неё, а лицо его излучало неповторимую завораживающую улыбку. Как большое ведро с холодной водой, обрушился на неё мощный поток чувств и эмоций. Она считала, что уже освободилась от необъяснимой привязанности к этому мужчине, но кто – то сверху опять её толкал в пучину чувств и эмоций и посылал на язык нужные слова:
           - Ой, спасибо! Откуда такое чудо?
           - Сам на даче вырастил.
           Он по – прежнему улыбался, глядя на неё в упор. Под его таким взглядом твёрдая и непоколебимая Ольга Сергеевна таяла на глазах. Она уже не помнит, о чём они говорили, приближаясь к концу коридора. Здесь она немного отстала, а он зашёл в крайний кабинет. Ольга повернула назад, забыв про свой вопрос коллегам, зашла в свой кабинет и закрыла за собой дверь. Душа непроизвольно ликовала, - к ней подошёл и даже угостил яблоком этот непробиваемый железный человек! Может, это ничего и не значит? И угостить хотел хозяйку кабинета, в который он шёл? Да, но угостил – то её! Её душевное ликование прервал резкий совершенно неожиданный звонок телефона на столе. Звонил её другой мужчина - БОрис.
            - Вот, блин! - пронеслось в голове у Ольги. - То ни одного мужика рядом, а то один яблоком угощает, другой замуж зовёт.
            Из поднятой трубки раздался голос человека, находящегося в отличном расположении духа:
            - Оль, привет! Я через час заеду за тобой. Есть интересные новости.
            Как здесь можно отказаться? И какие можно придумать слёту причины для отказа? Да, и вообще, нужен ли он? Ну, угостил другой мужчина яблоком в коридоре…
             - Хорошо, жду!
             Последние полчаса перед отпуском пролетели быстро. Всё надо было собрать и уложить, и всё, что оставалось, и всё, что с собой надо взять. Когда за ней заезжал БОрис, она выходила чуть попозже. Ей не хотелось рисоваться перед коллегами, а сегодня - особенно. Миновав проходную, Ольга направилась к автостоянке, на которой обычно её ждал БОрис. Тот уже махал ей рукой, стоя у машины. И здесь она увидела, что в пяти метрах за машиной БОриса стоит у своей машины её другой мужчина. Он поднял крышку капота у своей машины и что – то там делал. Может, у него и была какая – то необходимость ковыряться внутри своей отнюдь не старой машины, а может, он это делал для вида в надежде дождаться её? Ответ на этот вопрос она даже не стала искать. Возникшая ситуация явилась для неё настолько неожиданной, что она вконец растерялась. Она не хотела показаться в худшем свете ни перед одним из этих мужчин, но сейчас непроизвольно ставила в щекотливое положение и себя и их обоих. До её мужчин было метров тридцать, когда она остановилась и начала рыться в пакете, делая вид, что что – то ищет. Сколько времени она может выиграть этим спектаклем? Одним глазом она смотрела внутрь пакета, а другим следила за ситуацией на автостоянке. Там ничего не изменилось, и Ольга повернулась обратно к проходной, делая вид, что забыла на работе что – то важное. Уже перед самой проходной, готовая для нужной оттяжки времени доиграть спектакль до конца и вернуться в свой кабинет, она оглянулась, не переставая копаться во внутренностях своего пакета. Тем временем на автостоянке старший её мужчина, захлопнув крышку капота, сел в машину и завёл двигатель. Он не мог не видеть и не понять всё происходящее, и только он один мог разрешить сложившуюся ситуацию наилучшим образом. Что он и сделал, покинув сцену, за что в душе она ему была очень благодарна. Ольга тут же сделала вид, что нашла то, что долго искала в пакете, и опять направилась к автостоянке. БОрис подбежал к ней, взял пакет, поцеловал её в щечку и усадил в машину. Как бы это происходило на глазах у другого мужчины, она даже представить себе не хотела.
          Новости у Бориса были, действительно, интересными. Ему удалось договориться передвинуть свой отпуск и с понедельника он тоже был свободен. Эти события он предложил как следует отметить, а также подумать о их совместной поездке на недельку к морю. И на десерт была преподнесена информация о том, что через месяц в объединении должно освободиться неплохое место по её специальности и он уже провёл необходимые переговоры по этому вопросу с нужными людьми. Он извинился, что без консультаций с ней предопределяет её жизнь, но времени на это не было и руководствовался он только заботой о ней. В душе Ольга должна была согласиться с его предложениями. На море она была так давно, что уже забыла, когда это было. А работа в объединении по всем параметрам была предпочтительней: это и карьерный рост, и зарплата другая и к дому гораздо поближе.
           Все недавние переживания сразу как – то сами собой отошли на задний план. Ольга подчинилась течению, в котором рулевым и штурманом её корабля был БОрис. Она могла где – то незначительно сориентировать его, но в целом доверяла его инициативам. Не было у неё и нареканий к тому, как он их претворял в жизнь. Вот и сейчас ей оставалось только согласиться с его планом. Они закупили всё для праздничного ужина, заехали домой, собрались и поехали к его другу на дачу. Там их ждали, были им рады, и праздничный вечер затянулся глубоко за полночь.
          Первые дни отпуска были наполнены делами, связанными с подготовкой к отъезду на море. Ольгина мама приехала с внуком и согласилась приглядеть за ним на время поездки. Сын пошёл 1 - го сентября в школу, мама втянулась в нужный ритм жизни. Она понимала, что сейчас ей надо помочь дочери в переломный момент её жизни, и старалась изо всех сил.
          За это время БОрис через знакомых достал билеты на поезд на нужное число, подготовил всё, что надо было для поездки. Ольге осталось лишь собрать личные вещи. Так вот и состоялось их предсвадебное путешествие к тёплому морю в приморский посёлок Лазаревское. Там они сразу нашли подходящее жильё с удобствами недалеко от моря. Ласковое солнце и тёплая морская вода поспособствовали тому, что проведённая ими там неделя была очень похожа на медовый месяц, к сожалению, закончившийся очень быстро.
          После приезда она сразу окунулась в привычную рутину дел на работе и дома. Правда, сейчас её почти каждый день с работы забирал БОрис, чем сильно экономил ей время. По утрам в автобусе она старалась не смотреть в сторону бывшего объекта своего внимания. Не хотелось вновь будоражить чувства, да и чувствовалась за собой, если не вина, то какая – то неудобность. Из автобуса она старалась выйти в числе первых и побыстрее, ни с кем не задерживаясь, скользнуть в проходную. Тот тоже, возможно, щадя её и своё самолюбие, не пытался попасться ей на глаза и терялся сзади в толпе.
          По истечению двух недель Ольга оформила перевод в объединение, всё прошло гладко и без задержек. В последний день она попрощалась с коллегами, отметив свой перевод неизменным чаем с тортом. Прощание было с отпечатком грусти, ведь здесь прошло несколько лет её жизни, повстречалось много хороших людей. Можно было вспомнить много моментов, доставивших ей радость и удовлетворение. БОрис заехал за ней, помог донести пакеты с собранными вещами до машины. Сегодня они уже никого не стеснялись, не боясь никаких пересудов. Уже сидя в машине, проезжая мимо остановки, Ольга увидела в окне знакомую до боли фигуру, стоящую одиноко рядом с толпой, ожидающей автобус. Он как всегда выделялся из толпы и сейчас смотрелся, как памятник, высокий и одинокий. Чему памятник? Несбывшимся мечтам, обманутым надеждам? Проехав мимо, она не стала оглядываться. Назад дороги уже нет, надо жить по – новому и смотреть уже только вперёд. И уже чуть позже внутрь к ней пробрался почти незаметный отголосок лёгкой грусти от того, что она вряд ли когда – нибудь увидит ещё раз этого человека, и что какая – то маленькая часть её души обязательно навсегда останется с ним.
          Из бурного потока душещипательных воспоминаний её вытащил БОрис.
          - Устала ждать? Я заговорился, знакомый водитель с нашего автобуса. Пойдём или досмотрим наших?
          - Да, пойдём уж. Есть уже хочется и темнеть стало. А наши и без нас выиграют.
          Она быстро поднялась и они пошли к выходу. Судьба неожиданно у самого синего моря опять свела вместе её и этих двух мужчин из её жизни. Она не хотела, чтобы сейчас её узнал старший из них. По дороге БОрис рассказал, что их автобус через три дня поедет обратно, и он договорился с водителем, чтоб тот их взял.
           - На автобусе доедем часа за четыре, а на поезде весь день потратим. Ты как думаешь?
           - Да, наверное, на автобусе лучше будет. И на билетах сэкономим опять же. Да и в автобусе с ветеранами нам уже самое место.
           Они улыбнулись друг другу, он обнял её за плечи, прижал к себе и так они проделали оставшийся путь до места своего ночлега.
           Через два дня, отдохнув после обеда, Б. Н. и Ольга Сергеевна отправились к морю насладиться общением с ним и проститься до следующего приезда. Им ещё надо было зайти в спорткомплекс, чтобы окончательно договориться с водителем автобуса об отъезде. Б. Н. знал расписание игр, и в это время автобус, как и должен, стоял у входа. Внутри зала народа было гораздо больше, чем в прошлый раз. Сегодня, в последний игровой день турнира проходили решающие матчи, поэтому и болельщиков было больше. Б. Н. пошёл искать водителя, а Ольга Сергеевна осталась недалеко от входа. Она сразу увидела на дальней от себя стороне площадки команду их объединения. Но глаза сами по себе уже искали среди игроков знакомого ей человека. Но почему – то на площадке его не было. Ольга Сергеевна подошла чуть поближе, пытаясь разглядеть его среди людей, стоящих и сидевших возле площадки. Не сразу, но она его всё – таки нашла сидевшим на скамейке и растиравшим ногу ниже колена. Рядом с ним сидела женщина в белом халате с медицинской аптечкой в руках. Сердце у Ольги Сергеевны взволнованно забилось, волнение за этого человека проявилось сразу же. Похоже, совсем недавно он травмировался. Вопрос в том, насколько серьёзной была травма. По внешнему виду и движениям ноги ничего страшного не должно было быть. Немного успокоившись, она обратила внимание на игру и её счёт. Первую партию их команда выиграла, а во второй прилично проигрывала. Через несколько минут она закончилась и командам предстояла решающая третья партия.
          Отдохнув несколько минут, команды опять вышли на площадку. В составе их команды, чуть прихрамывая, появился единственный известный ей игрок. Похоже, и немного травмированный он был нужен команде. Игра в решающей партии пошла на редкость упорная, команды в последней игре бились до последнего. Борьба была равной и бескомпромиссной. Здесь подошёл её БОрис, об отъезде с водителем он договорился, завтра утром их подберут на остановке. Ещё он сообщил, что этот матч их команда впервые играет за третье место. Потом он поинтересовался:
          - Ну что, мы на море или досмотрим матч?
          - Давай досмотрим! Вдруг наши без нас не выиграют.
          Б. Н. немного удивился, заметного интереса к спорту его жена никогда не проявляла. А здесь неожиданно у неё проснулся интерес к ветеранскому волейболу. Эта партия уже приближалась к середине, много времени она не продлится, так как была укороченной, и на море они ещё успеют. Заядлым спортивным болельщиком он хоть и не был, но поболеть за своих ветеранов в решающем упорном матче он остался с удовольствием. Он даже обрадовался в душе, когда Ольга согласилась остаться.
           Болельщики изо всех сил поддерживали свои команды, в зале стоял неимоверный шум, не дающий расслышать даже стоящего рядом соседа. Взрыв эмоций произошёл, когда команда соперников сравняла счёт, сделав его 14 – 14. После этого их команда взяла минутный перерыв и получила возможность немного перевести дух, успокоиться и обсудить план дальнейшей игры. Только что проигранное очко могло бы принести им победу, выиграй они его. А теперь надо было начинать сначала, да ещё и при подаче соперника.
          Когда после перерыва на подачу у соперников вышел их капитан, шум в зале стих почти до полной тишины. Все чувствовали ответственность момента, напряжение достигло своей высшей точки. Все, кто стоял на другой стороне площадки, как будто упёрлись в неё, готовясь принять подачу любой ценой. Возможно, этот решительный настрой каким – то образом повлиял на подающего и его рука дрогнула. Мяч, посланный ей для усложнения приёма по линии в угол площадки, приземлился в нескольких сантиметрах за неё. Вздох разочарования болельщиков одной команды заглушили крики радости болельщиков другой. Судья чётко зафиксировал аут и спорить с ним никто не стал. Теперь уже команде соперника надо было сосредоточиться на приёме мяча. Это сделать им было тяжелее после неудачной подачи их капитана. А проигрывать этот розыгрыш им было никак нельзя.
            Сюжет этого матча был закручен на славу. Теперь на подачу вышел капитан другой команды. Им был известный Ольге Сергеевне игрок. Он уже давно забыл в пылу борьбы о перебинтованной эластичным бинтом ноге, сейчас ему надо было подать. Сосредоточившись максимально, постучав мячом об пол, он перед самой подачей на долю секунды поднял глаза вверх, вероятно, просил поддержки откуда – то свыше. А после этого сильно пробил по мячу, который, вибрируя на лету, полетел вдоль боковой линии. То, чего не удалось сделать одному капитану, сделал другой. Как ни были готовы принимающие, но принять удачно эту подачу они не смогли. Мяч после приёма отлетел далеко от площадки и все попытки достать его ни к чему не привели. Финальный свисток судьи заглушили крики радости болельщиков команды – победительницы. Её игроки обнимались, поздравляя друг друга с победой и третьим местом в первенстве такой большой страны. Только через какое – то время игроки команд смогли обменяться рукопожатием. Этот мощный поток радостных эмоций вовлёк в себя и Б. Н. с Ольгой Сергеевной, они обнимались и радовались, как заядлые болельщики.
          Они никак не могли предположить, что игра ветеранов на волейбольной площадке может им подарить столько положительных эмоций. Под их воздействием вдохновлённые и окрылённые они и полетели к морю, прощание с которым было долгим, приятным и немного грустным.
           На следующее утро они в полном снаряжении были на остановке, где по договорённости их должен был подобрать автобус из их объединения. Водитель после заправки подъехал точно ко времени, загрузил их чемодан и большую сумку в багажник и пригласил их любезно занять места в хвостовой части салона. Ольга Сергеевна и Б. Н. поблагодарили приветливого хозяина и заняли соответствующие места. Через пару минут автобус остановился на небольшой площади, где его ждали остальные пассажиры. Багажник и салон с шумом и суетой начали заполняться одновременно. Оказывается, сюда приехала целая делегация родственников волейболистов, болельщиков и даже детей, а может, и внуков. Среди них были двое знакомых Ольге Сергеевне коллег, которые в отпуске ухитрились вместе с командой съездить к морю, а заодно и поболеть за неё. Она подумала, что её Б. Н. упустил наполовину такую возможность.
          Минут десять автобус заполнялся этой шумливой толпой. Среди них как – то затерялись главные персонажи - бронзовые призёры ветеранского волейбольного первенства России. Убедившись, что никто не остался, водитель последним занял своё место и автобус тронулся. Гвалт продолжался уже в салоне, хотя и несколько притих. Б. Н. через проход разговаривал со знакомыми коллегами, а Ольга Сергеевна молча сидела у окна. Глаза её невольно искали в салоне одного нужного им человека. Наконец, они его нашли. Он сидел на несколько рядов впереди, примерно на том же месте, где он обычно размещался, когда они ехали на работу 15 лет назад. Ей был виден лишь его затылок, коротко остриженный и совсем белый. Но даже по нему она не могла не узнать своего давнего знакомого. Тот, как обычно, что – то читал, только теперь на нём были очки. А Ольга Сергеевна неотрывно смотрела на него, вороша в памяти чувства давно минувших лет.
          В голове начали возникать откуда – то навязчивые вопросы, на которые ответы найти было невозможно.
          - Почему они не сблизились в своё время? И могли ли они вообще быть вместе? При их разности в возрасте, разности характеров и взглядов на жизнь? А если могли, то как бы это было? Как бы она жила сейчас и какой бы была? Может, сейчас сидела бы в этом же самом автобусе, только в соседнем с ним кресле?

          Что – то приходило в её голову в качестве ответов, но доходило до её сознания в виде коротких обрывков.
          - Может, начертанные заранее их судьбы развели их в жизни? Точнее, те, кто претворял в жизнь всё намеченное свыше. А была бы она тогда счастливее в жизни, чем сейчас?
          Странно, что ответы, если это были они, приходили тоже в виде новых вопросов. Они её и подвели к ещё одному вопросу, может, самому главному.
          - А счастлива она в своей жизни? Эти 15 лет - лучший её вариант? Или мог всё – таки быть ещё более лучший?
А стоит ли думать о лучшем, если в её жизни и так всё хорошо? Рядом с ней мужчина, лучше которого и желать грех. Любящий, внимательный, заботливый. Многие ли такого имеют? А ей очень повезло в этом плане, без всяких сомнений. Сын вырос, отучился, у него всё благополучно. Дай Бог, найдёт себе отличную жену. Слава Богу и родители её живы и здоровы, могут ещё обслуживать себя сами. Можно, наверное, при такой хорошей жизни думать, а что было бы, если бы всё сложилось по – другому?
          Многих привлекает подобное развлечение, - поразмышлять о своей вероятной судьбе. А как бы она сложилась, если бы на определённом этапе я сделал бы другой выбор? Стоит ли, вообще, гадать о несбывшемся, пусть оно и рисуется в розовых красках? А тем более жалеть об упущенных возможностях, несбывшихся надеждах? Даже, если они сулили в своё время призрачное безоблачное счастье на всю жизнь.

          Волны мыслей накатывала на Ольгу Сергеевну одна за другой. Они как – то сами по себе начали складываться в устойчивую форму убеждений, что в любом случае не стоит жалеть о прожитом, тем более о непрожитом. Всё в жизни было дано человеку, чтобы его душа получила именно такой опыт, нужный для её развития. Ничего не проходит напрасно, даже если нам так кажется. Всякий опыт, почерпнутый в жизни, бесценен для души. И если где – то во Вселенной есть ваш двойник, живший также до определённого по-ворота в судьбе и свернувший на нём в другую сторону, то пусть он получит тот бесценный жизненный, который могли бы получить вы. Ведь должны же эти полученные двумя людьми с похожими судьбами важные знания дополнить друг друга в каком – то безмерном хранилище опыта и мудрости, расположенном где – то свыше. И возможно, кто – то другой когда – нибудь сможет воспользоваться этими богатствами.
          Окончательно успокоившись и приведя в равновесную систему все наполнившие её голову мысли, Ольга Сергеевна положила голову на плечо верного своего спутника. Тот обнял её, так они дальше и поехали … по жизни.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Повесть
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 33
Опубликовано: 23.05.2020 в 17:52
© Copyright: Сергей Петрович Мор
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1