Моя Frau


Моя Frau

Ночь пахнет омелой и нотками клюквы. Я ставлю в пробелы убитые буквы,
Где вмерзшие лица глядят нелюдимо на серых страницах табачного дыма.
Есть танковый трак, и железные оси, смирительный фрак от компании Posey(1),
Повязки гаржета, шнуры доломана, и жизнь и сюжеты в бентали стакана.

Бинтами шифровок замотаны раны. И Эльба и Ровок под нашей охраной:
Все наше по праву, и люди, и Боги. Входи, моя Frau, не стой на пороге.
Мне хочется экскурс под током на стуле. А может быть, секса, а может быть, пулю.
Быть пудрою пыли. Стать им. Или ими. Стреляться навылет и бить холостыми.

Сплетаются кольца из стали и меди. Угрюмо смеется застреленный медик.
Обрывки приказов от пьяного Штаба встают в свои пазы неловко и слабо.
Оскомины сути и сорванный драйпер. Под морфием шутит свихнувшийся снайпер,
Радист, монотонно цитируя Лорке, считает патроны в конфетной обертке.

Механик был первым по бреду и сверлам. Запутался в нервах, оскалился горлом.
А техник повис, до решающей сводки: влюбился в карниз и петлю из проводки.
В порезанных пальцах не кровь, а чернила. Мне нужно остаться и выбраться с тыла.
Таких же десятки на плахе и дыбе. Теперь все в порядке, поверь, Meine Liebe.

Узоры полотен без смысла и толка. Я – пазл из сотен разбитых осколков.
Иглою под кожу сирень и фиалки. И Вечность не сложишь, и выбросить жалко.
Я - мертвое поле. Я – «Крик» и «Мадонна». Я - памятник боли из льда и бетона.
И я поправляю петлицы шинели – как прежде, у края, на прошлой неделе.

В нагрудном кармане часы и блокноты, сухие тюльпаны и пыльные ноты,
Тоска и мытарства, подмостки театра, рецепт на лекарство от двух психиатров.
Ты, знаешь, едва ли, дотянем до марта. Неясны детали, ошибочны карты.
Германия, Польша. Мы будем убиты. Люби меня больше. Люби меня, bitte.

Люби меня тихо. По ветхим газетам. Как врач любит психа, а скорость - Cizeta(2).
В столе белый линер и платья с примерки. Пей Gewurztraminer(3), смотри фейерверки.
Люби меня, Frau, как солнце в июле. Как ночь любит траур, а Sauer(4) – пули.
Ищи в интернете по спискам погибших. Я вышел из сети, и мне надо выше.

Печальной сиренью укрась беспорядки, играй с полутенью в пятнашки и прятки.
Окрась сухоцветы пустым и тягучим, туши сигареты о низкие тучи.
Оставь в этот вечер расстегнутый ворот. Сожги к чертям свечи, квартиру, и город:
Повсюду помарки – смешно, и некстати. Люби меня ярко. Люби меня, Schatzi(5) .

Так любит могила. Так ждут на перроне. Так Лени(6) любила концепт кинохроник,
Закапай миотик, и выйди на съемки. Любовь, как наркотик, предшествует ломке.
Смывается чудо, и рвутся волокна. Разбей всю посуду и выброси в окна.
Запачканы в фальши приказы и бланки. Люби меня дальше, люби меня, danke.

Все жизни на сцене единого прайса. Идти в наступленье? Verdammte Scheisse!(7)
Ошибки пароля сминает фигурки. Ночь бродит по полю, стреляет окурки.
Нас скоро убьет минометным расчетом. Разрезанный взвод отступает к нечетным.
И все по уставу из пыли грязи. Прощай, моя Frau.
До смерти.
До связи.

1)Posey -мировой лидер в производстве смирительных рубашек.
2)Cizeta - итальянский суперкар.
3)Gew;rztraminer - немецкое белое вино.
4)Sauer - пистолет, выпускающийся одноимённой швейцарско-немецкой компанией.
5)Schatzi - в переводе с немецкого: милая, малышка, дорогая.
6)«...Так Лени любила концепт кинохроник» - отсылка к Лени Рифеншталь.
7)Verdammte Scheisse! - немецкое ругательство. Что-то вроде отечественного Ёб твою мать!



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Декадентская поэзия
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 42
Опубликовано: 20.05.2020 в 15:58
© Copyright: Максимилан Хорвак
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1