Майский мед


Майский мед
— Семен, когда начнешь качать майский мед? — окликнул механизатор широкого профиля Степан Шестак соседа, с сеткой на лице и в куртке цвета хаки хлопотавшего возле улей.
— Как обычно, в июне, когда соты медом наполнятся, чтобы лишний раз пчел не беспокоить, — ответил Мамалыга. Отойдя от улья, у которого роились пчелы, приоткрыл лицо и сообщил. — Куплю новый дымарь и приступлю с божьей помощью.
— Откуда такая набожность, ты ведь был коммунистом-атеистом, не верил ни в бога, ни в черта и вдруг стал суеверным?
— Что было, то быльем поросло. Сейчас очень модно быть православным, посещать храмы и церкви, — заметил Семен. — С меня, простого мирянина, какой спрос, если ни один запуск ракеты в космос, не считая других мероприятий, не обходится без благословения. На эту процедуру выделяются большие деньги. Теперь, куда не сунься, везде бизнес, коммерция. Не совесть, а корысть и алчность на первом месте. Чтобы какая-нибудь зараза не погубила пчел, а меду хватило не только на продажу, но и их зимовку, я пригласил попа Серафима и он кадилом с благовониями освятил пасеку.
При Советах в совхозе Серафим Борисович рулил профсоюзом и вот уже десять лет, как в черной рясе. Отрастил бороду, как у Карла Маркса, язык подвешен, раньше толкал речи против религии, считая ее опиумом для народа, а теперь проповедует загробную житуху, призывает к смирению и аскезе.
— И сколько этот аскет с тебя взял за то, что кадилом пчел погонял? — поинтересовался механизатор.
— Пятьсот рублей, два литра меда и три литра красного вина Изабелла, — ответил Мамалыга. — Сказал, что не для себя, а для сирых и убогих, которые ошиваются возле церкви. Только я Серафиму не верю. Слишком он жирный, брюх вперед выпирает, словно у беременной бабы.
— Может, он с голодухи опух?
— Как же, на авто «Ford» приезжал с дьяконом. — А тебе, что, сосед, не терпится, хочешь свежего медку отведать, чтобы заместо корня женьшеня или золотого уса укрепить мужскую силу? Поди, знойная Евдокия посоветовала? Знаю, что она тоже обожает сладости, шоколады-мармелады…
— Любая женщина по своей природе сластена, любит медовые лакомства. Дуняша не исключение, — подтвердил Шестак.
— Вовремя обратился, шибко не переживай, — обнадежил пчеловод. — Тебе продам трехлитровый бутыль за тысячу рублей. Мед настоящий, натуральный без сахарного сиропа. Если не веришь, то сможешь проверить с помощью химического карандаша. Если он не растворяется, то значит, мед отличный, не бодяжный. На рынке ему красная цена — четыреста рублей за литр, но тебе по-соседски сделаю скидку. У меня уже с десяток постоянных заказчиков, мигом разберут. Долго не раздумывай, а готовь денежку, а то останешься на бобах. В кредит я не отпускаю. Один скупердяй, не буду называть, делать ему рекламу, меня однажды надул. В прошлом году налил ему два литра меда, так до сих пор не расплатился. Теперь этот номер не пройдет…
— Семен, ты мне, как минимум, должен пять литров меда, — не моргнув карим навыкате глазом, заявил Шестак.
— С какого перепуга? — удивился Мамалыга и тут же уязвил. — Может, за красивые глаза или горбатый нос? Так ты не баба, чтобы любить и на халяву угощать. С бабой, особливо вдовой, можно договориться, а от тебя, какой мне прок? Одни огорчения и убытки.
— Какие убытки? Похоже, утром не с той ноги встал?
— Девичья память. Наверное, позабыл, что твой кт Кузька всю рыбу из моего пруда когтистой лапой выловил, лишил меня азартного удовольствия. Остались лишь зеленые квакухи и головастики.
— Мг, кто старое помянет, тому глаз — вон! — изрек Степан. — Кузька сырую рыбу не употребляет у него гастрит и диарея.
— Рассказывай басни кому-нибудь другому. Может, котяра и мышей не ловит, потому что они сырые, — усмехнулся Семен. — Лучше аргументируй, почему я тебе должен подарить пять литров меда на две тысячи рублей, а может и больше с учетом девальвации рубля. Я — не олигарх, чтобы сорить деньгами, моей пенсии хватает лишь на полмесяца скудного питания. Если бы не пасека, то уже бы почивал в «долине вечности»
— Шпаришь научными терминами, словно матерый экономист или финансист, — с иронией заметил Шестак.
— Не в лесу живу, смотрю телевизор, интересуюсь политикой, событиями в стране и за бугром, — не без гордости сообщил пчеловод. — Знаю, что нефть, а с нею и рубль подешевели. Ты мне мозги не пудри, а прямо отвечай, почему претендуешь на бесплатный мед?
— Это с твоей колокольни он кажется бесплатным, а с моей, вправе требовать, хотя бы минимум…
— Пять литров считает минимумом, постыдился бы? — упрекнул Мамалыга. — считаю, что с твоей стороны это вымогательство, шантаж, попытка грабежа среди бела дня. Может тебе в придачу к меду еще подарить целебные прополис, маточкино молочко и бидон медовухи?
— Не отказался бы, но знаю, что у тебя среди зимы снега не выпросишь, за копейку удавишься. Семен, не горячишь, рассуди здраво и трезво и ты поймешь, что я прав, — возразил Степан. — Вечером после баньки, беседуя за чаем, мы с Дуняшей пришли к выводу, что ты, если еще сохранились остатки совести и чести, должен поделиться медом.
— Опять двадцать пять?! — воздел руки сосед. — Вокруг да около, как в песенке про попа, который любил собаку. Ты, наверное, с Дуней не чаи гонял, а хватили лишку самогона или перцовки и накатила бредовая идея.
— Имей совесть, ответь начистоту, где твои пчелы, о пчеломатке и трутнях-дармоедах умолчу, собирали и продолжают собирать нектар для изготовления меда?
— Никак с Луны свалился? Тебе любой пацан объяснит, что пчелы, осы и шмели собирают нектар в цветущих садах, на плантациях и лугах. Там, где соцветия, там и пчелы. Почитай, аксиома, не требующая доказательств.
— Не возражаю, — усмехнулся Шестак. — Ты фактически признался, что именно твои пчелы оккупировали мой сад. В марте, когда расцвели абрикосы и алыча, они с рассвета до заката собирали нектар, а в апреле хлопотали над цветущими яблонями, персиками, вишней, клубникой и малиной и продолжают охоту на медоносные растения. Столько за это время нектара собрали, что уму непостижимо. Вот тебе неопровержимые факты.
— С чего ты взял, что пчелы с моей пасеки? — спросил Семен, поняв к чему клонит настырный сосед.
— Проследил за их полетом, ведь твоя пасека находился в десяти метрах от межи между нашими огородами.
— Неужто у тебя зрение, как у орла, что смог разглядеть махонькую пчелку? — рассмеялся Мамалыга. — Это тебе спьяну померещилось. Гляди, допьешься до чертиков.
— Ты прав, одну пчелу невозможно разглядеть, а вот рой увидел без микроскопа и бинокля. У меня не только отличное зрение, но и слух. Не перепутаю пчелиное гудение от комариного жужжания. Так что гони мою долю меда.
Семен призадумался, решая, как отшить упрямого соседа и после паузы, произнес:
— Пойми, что пчелы не признают границ и чужой собственности, живут и действуют по естественным законам природы. Не исключаю, что они поработали не только на твоем, но и на других участках и в садах.. Пчела — не собака, не телок, ее на цепь не посадишь и маршрут не укажешь, куда хочет, туда и летит. Сама находит себе работу, не сидит в улье, как трутень. Не случайно неутомимого труженика сравнивают с пчелкой…
— Будя тебе лекцию читать, мы сами с усами, — перебил его тракторист.
Если следует твоей логике, то на мой мед станут претендовать не только соседи, но жители улицы, даже седа, те же фермеры, выращивающие фрукты, ягоды, овощи, люцерну, подсолнечник. Если каждый из них, подобно тебе, потребует свою долю, то я останусь без меда, на бобах.
— Как по мне, то пчела — не глупое, сообразительное существо, — промолвил Шестак. — Посуди сам, зачем ей лететь за сотни метров и, даже километры, расходовать силы, если мой сад и грядки рядом?
— В таком случае, я предъявляю встречные претензии, — перешел Мамалыга в атаку. — Без моих пчел, которые одновременно со сбором нектара, занимались опылением соцветий, не было бы завязи плодов. С пустоцветами остался бы без урожая. Поэтому я вправе выставить тебе счет за бесплатную работу моих трудолюбивых пчелок.
— Да, «поработали», ни одной абрикосы на ветках, — упрекнул Шестак. — После теплых, погожих дней марта ударили морозы и все накрылось медным тазом.
— Пчелы не виноваты, шли петицию в небесную канцелярию, — с усмешкой посоветовал пасечник. — Будь доволен тем, что с урожаем яблок, вишни, черешни, клубники, смородины, малины и овощей проблем не возникнет.
— Пчелы у тебя характером в хозяина, злые, ядовитые, как осы, — вздохнул Степан.
— Почему так решил? Обычные пчелы.
— Ты их боишься, спрятал лицо за сеткой, чтобы не ужалили.
— Как бы ты поступил, если бы забрали богатства, нажитые непосильным рабским трудом? — спросил сосед.
— У меня сокровищ нет, все свое ношу с собой, — изрек Шестак мудрость древнего философа.
— Итак, подведем итог. Мои пчелы собрали нектар, а ты соберешь плоды, поэтому мы квиты, — резюмировал Мамалыга. — Запомни: на чужой медок не разевай роток. Привет, Дуняше! Так уж и быть, ее я медком угощу, настоящим, а не «липовым». А тебе, Степка, мой дружеский совет. Разводи свою пасеку и не занимайся шантажом.
У Шестака не нашлось контраргументов для возражения. Почесав затылок, он поплелся в дом, чтобы доложить Дуняше о крушении идеи, давеча рожденной за рюмками малинового ликера.
—Эй, погоди! — крикнул ему вдогонку сосед. — Предлагаю выгодный обмен. За десять кило малины получишь три литра меда и литр медовухи.
— Губа не дура, но и я не Ванька с хутора, — ответил Степан. — Сочная ягода-малина самим нужна. Дуняша в ней души не чает. Если на то пошло, то ведро малины на рынке я легко обменяю на пол-ведра гречишного или липового меда.
— Не сомневаюсь, что тебе всучат «липовый» мед. Придется локти кусать, да поздно, потому, что пищевой товар не подлежит возврату. Странно, что ты отказываешься от бесплатной медовухи? — посетовал пчеловод, предполагавший, что на эту приманку сосед клюнет, но тот разгадал его маневр.
— Давно известно, что бесплатный сыр в мышеловке, — напомнил Шестак.
— Впредь, на чужой медок, не разевай роток, — напутствовал пасечник. — Гуляй. Степа! Как говорят хохлы, до побачення, скатертью дорога!




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 41
Опубликовано: 19.05.2020 в 12:29
© Copyright: Владимир Жуков
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1