ДИКАЯ ИСТОРИЯ ДИКОГО МИРА-5. СКВОЗЬ ТЬМУ.


ДИКАЯ ИСТОРИЯ ДИКОГО МИРА-5. СКВОЗЬ ТЬМУ.
ДИКАЯ ИСТОРИЯ ДИКОГО МИРА.

Часть пятая.

СКВОЗЬ ТЬМУ.

Хороша война за горами.
(Русская народная поговорка)

Уханье филина вылетевшего на ночную охоту заставило обернуться троих мужчин тащивших по земле стонавшую от побоев женщину.
- Чего это? – спросил Губа, поудобней перехватив женскую руку.
- Сова или филин, - ответил подельник, крепкий мужик по кличке Обух. – Чё ты, как маленький?
- Дык я с детства лес не люблю, - ответил Губа.
- Хватит галдеть, - цыкнул на них Погара, старший беспредельщиков. – Надо по быстрому заканчивать.
- Пожалуйста…, - простонала женщина.
- Заткнись, - Губа влепил ей звонкую пощёчину.
Женщина слабо заплакала. Погара достал из кармана фонарь, посветил вокруг.
- Кажись сюда, - указал он направление.
Банда двинулась в указанную сторону и через несколько минут вышла к вырытой яме с лежащими около неё двумя штыковыми лопатами. Женщину бросили на сырую землю, для верности добавив ногой в живот.
- Ну, так чё? - спросил Обух. – Может присунем напоследок?
- Я те присуну, - оскалился Погара. – Не дай бог найдут, а там твоё ДНК.
- Да кто найдёт то? – вмешался Губа.
- Ты меня жизни не учи, - возмутился тот.
- Пожалуйста, - снова застонала женщина. – Не делайте этого.
- Сначала лезешь, куда не надо, а теперь не делайте, - присел рядом с ней на корты Обух. – Поезд ушёл, сука журналистская.
Он достал из-за пазухи пистолет, передёрнул затвор, направив его в голову жертве.
- Дал же бог идиотов, - сплюнул Погара. – Пуля в башке от палёного ствола, грохот на весь лес, да ещё забрызгаться кровью можно. Когда головой будете думать, мать вашу? Лопатой её.
Обух с Губой схватили лопаты, принялись методически молотить женщину, пока не забили до смерти. Погара забрал лопату у Обуха и несколькими точными ударами обезобразил лицо трупа, отрубил пальцы, положив их в заранее припасённый пакет.
- В кротовую нору брошу. По дороге заприметил, - объяснил он подельникам. – Закапывайте.
Жертву сбросили в яму, быстро зарыв. Прихватив лопаты, троица направилась в обратный путь. Заказ выполнен.

***
Степан пришпорил лошадь, в замешательстве вставшую у небольшого лесного оврага, по-видимому, соображая, стоит ли ломать тут ноги или проще обойти.
- Но, пошла, - сказал он.
Лошадь неохотно двинулась, вперёд раздвигая грудью кусты. Степан выехал к давно позабытой железной дороге, остановив послушное животное. Развернувшаяся картина заставила его призадуматься. Куча разнообразной строительной техники заполонила некогда пустовавшую дорогу. Горы щебня и других стройматериалов наводили на мысль о стройке государственной важности. Степан дал лошади каблуками под рёбра, направив её к обедавшей у сложенных горкой шпал бригаде.

- Здорово, - поздоровался Степан.
- Здоровее видали, -ответили рабочие. - Ты кто будешь? – спросили они, обратив внимание на «Сайгу».
- Лесник тутошный,- ответил Степан. – Чего делаете? Что за стройка и почему я не в курсе?
От бригады отделился полный мужик с недельной щетиной на лице, по-видимому, бригадир.
- Серьёзно не в курсе? – спросил он. – Так ветку строим от этой железки до Материнской Горы.
- До Материнской? – удивился Степан.
Материнская Гора была единственной горой в округе. Своё название она получила за напоминавшее профиль женщины строение одного из склонов. Это был сплошное каменное образование с несколькими неглубокими пещерами. В некоторых из них зарождались питавшие местные реки ручьи.
- На кой? – спросил лесник.
- Приказали, - пожал плечами бригадир.
- Ну, ладно, - произнёс Степан, разворачивая лошадь. – Разберёмся.
Прокурор налил воды из бутылки в стакан, сделал пару глотков, поморщился. Нажав на кнопку селектора произнёс:
- Леночка, это что байда в бутылке?
- Минералка, - ответила секретарша.
- Больше не заказывать, - ответил он. – Болотом тянет.
- Хорошо, хорошо, - забеспокоилась дама. – Тут к вам лесник, - добавила секретарша.
- Пусть войдёт.

Недовольный Степан вошёл в кабинет, уселся на стул.
- Добрый денёк, - сказал он.
- Привет, - поздоровался прокурор. – Чего-то случилось?
- Что за стройка у заброшенной железки? – спросил Степан. – Нигде не могу выяснить. Будто воды в рот набрали, - взглянул он на бутылку.
- Большие люди строят ветку до Материнской Горы, - ответил прокурор.
- Что там забыли?
- Только между нами Степан, - тихо произнёс прокурор. – Меня переводят в другое место. Ставят сговорчивого человека, думаю это связано со строительством.
- Сговорчивого, это как? – поинтересовался лесник. – Продажного?
Прокурор опустил глаза.
- Своего, - уточнил он.
- Ясно, - кивнул Степан. – Так что им понадобилось от горы?
- Пока не знаю. Но недавно без вести пропала журналистка Алла Сазонова. Она пыталась выяснить, зачем и кому всё это нужно.
Лесник почесал подбородок.
- Так и не нашли? – спросил он.
- Нет.
- Чую дело дрянь, - произнёс лесник.
- Будьте осторожны, я уже ничем вам не помогу, - сказал прокурор.
- Поживём, увидим, - лесник пошёл к выходу из кабинета.
- Погоди Стёп, - остановил прокурор. – До меня дошли сведения, что к Материнской будут стягивать горнопроходческую технику.
- Зачем?
- Наверное, рыть что-то, - пожал плечами прокурор.
- Это всё?
- Всё.

Тяжело вздохнув, Степан вышел из кабинета.
Ди строгал большим деревянным рубанком очередную доску, приготовленную для замены прогнивших в сарае. Наконец последняя доска была выровнена, подогнана по размеру, а через пять минут работы молотком они уже красовались в стене деревянного сооружения. Довольный проделанным, Ди уселся на скамейку, выковыривая щепкой стружку, застрявшую в рубанке.
Тарахтя мотором во двор въехала «Нива». Недовольный лесник загнал её в сарай, вышел, закрыв ворота. Подошёл к Ди, сел рядом.
- Доски поставил, - посмотрел он на стену. – Молодец.
- Что случилось Па? – спросил Ди.
- Какие-то шишки ведут железнодорожную ветку к Материнской Горе, - ответил он.
- Для чего?
Степан пожал плечами. Услышав, что приехал супруг, на крыльцо вышла Маша.
- Чего смурной? – спросила она Степана.
- К Материнской железку тянут, - ответил за него Ди.
- Это плохо, - покачала головой Маша, подходя и садясь рядом с мужем. - Раз втихаря делают, значит, не чисто. Тем более не пристало в Мать Гору железом тыкать. Её всегда почитали, как благое место, там говорят, древние вожди захоронены.
- Да, - согласился Ди. – Туда зверь раненый лечиться водой, да травами ходит. Место хорошее.
- Наверное, незаконно строят, - предположила Маша.
- Вряд ли, - отмахнулся Степан. – Документы точно есть и разрешения. Ещё горнопроходческое оборудование подвезут.
- Значит, совести нет, - сделала вывод жена. – Материнскую трогать не стоит. Но ради денег многие готовы из могил предков сортиры делать, да лица их говном мазать.
- Ладно тебе. Ляпнешь тоже, - Степан шлёпнул себя по коленям, вставая. – Поглядим, что дальше будет, а то уже журналистки пропадать начали.

***
С наступлением темноты прокладка ветки остановилась, рабочие разбрелись по теплушкам, предавшись отдыху и сну. Ди, скрытый густой летней растительностью, стоял буквально в десяти метрах от новенького рельсоукладчика, дивясь длинной махине. Насмотревшись на аппарат, двинулся вокруг стройки, рассматривая технику, заглядывая в окна теплушек, переступая через холмики набросанного строителями мусора.

После разведки, двинулся к Материнской Горе по предполагаемому маршруту новой дороги. По пути попадались места, изобилующие различными видами грибов и ягод, пара временно пустующих берлог, небольшое озерцо с кристально чистой водой рождённой в пещерах. Чтоб сократить время пришлось пробежаться, и ближе к рассвету Ди был на склоне горы.
Он вошёл в первую попавшуюся пещеру, откуда журча, вытекал ручей. Опустился на корточки, по-звериному попив лёгкой, приятной воды. Затем сел на большой камень, лежавший неподалёку. На мгновение вход в пещеру закрыла большая крылатая тень, Ди вздрогнул, схватившись за висевший на поясе нож.

«Здравствуй Ди», - повеяло ветерком снаружи.
- Здравствуй, - ответил он, убирая руку с оружия.
«Тебе тоже интересно, зачем сюда строят железную дорогу»? – посыпались вниз по склону мелкие камешки.
- Очень. Знаешь зачем?
«Нет, но узнаю», - скрипнуло сухое дерево. – «Мне это не нравится. Любое непонятное начинание почти всегда во зло».
- А вдруг ошибаешься? – с надежной спросил Ди.
«Зимняя экспедиция разве шла что-то изучать»? – напомнил о недавних событиях зашумевший листвой лес. – «Те, кто строит сюда путь, хотят что-то спрятать, что-то зарыть, иначе, зачем горнопроходческие машины».
- Степан сказал, что пропала журналистка, искавшая причину строительства.
«Знаю, где она», - гулко громыхнул гром, покрыв округу грибным дождичком.
- Может, чтоб проводить до места, примешь облик мужика в шкурах? – попросил Ди.
«Вот ещё», - зажурчал ручей. – «У меня от него потеря координации».
Ди со Степаном раскапывали легко поддающуюся лопатам землю, было понятно, что тут недавно рыли.
- С чего взял что именно тут? – спросил Степан, ловко орудуя инструментом.
- Кое-кто подсказал, - ответил Ди, швырнув в сторону большой ком земли.
Из ямы показалась нога в женском ботильоне, по ноздрям ударил тошнотворный трупный запах.
- Вот сучары! - Степан отбросил лопату.

Стараясь меньше вдыхать зловоние, очистили труп от земли, уставившись на изуродованное лицо и кисти без пальцев.
- Надо ментов звать, - сказал Ди.
- Не надо, - Степан принялся обыскивать труп, ковыряясь в карманах, - на нас подумают, точнее спишут.
- С какой стати? – возмутился Ди. - Обнаружение тела сможет повлиять на строительство, следствие выявит причастных.
- Не выспался что ли? - покачал головой Степан. – Чёрте что болтаешь. Как мы её нашли, спросят. А если деньги большие замешаны, следствие ничего не выявит.
- Тогда давай зароем, - предложил Ди. – Позже прикинем, как поступить.
Закопав тело, направились домой, где всё рассказали Маше.
- Думаю, надо сообщить прокурору, пока его ещё не перевели, - предложила она.
- А как он объяснит, откуда узнал? Его подставим и сами подставимся, – вздохнул Степан. – Опасно это, раз убивать начали.

- Нужно пробить родственников, как-то сообщить им, намекнуть. Они сами пусть тело найдут, - сказал Ди.
- Вот ты и займись, - произнёс Степан. – Только аккуратней.
Через день Ди приехал к Кате. Её родителей не было дома, и они могли спокойно поболтать, без назойливых приглашений на чай, хотя Ди был совсем не против горячего напитка. Объяснив Кате ситуацию, начали мониторить новости в интернете, где практически сразу нашли сообщение о пропаже журналистки Аллы Сазоновой. На фото, прилагавшийся к новости, она была в той же одежде, в которой её откопали.
Дальше шло перечисление журналистских расследований, которые она вела, от «чёрных риэлторов», до криминальных разборок с участием авторитетов и нераскрытых убийств. Информации хоть как-то связанной со строительством железнодорожной ветки не было.

Ниже приводились телефоны, куда можно обратиться в случае её обнаружения, а также ссылка на видеоролик, на котором заплаканная мать Аллы просила отыскать дочь, демонстрируя свой номер телефона на листе бумаги.

- И как нам сообщить, чтоб на спалиться? – спросил Ди.
- Есть приложения, маскирующие телефонные номера под другие или вообще не определяющиеся, - ответила Катя. – Можно попробовать.
Найдя нужное приложение, Катя скачала его на телефон, после нехитрых манипуляций, проверила звонок на втором телефоне, потом набрала номер матери Аллы, передав трубку Ди.
- Алло, алло, кто это? – спрашивал взволнованный женский голос. – Не молчите.
- Добрый день, - сказал Ди, проглотив подступивший к горлу ком. – Вы мать Аллы?
- Да. Кто это? Вы что-то знаете о дочери?
- Запишите координаты, - пробубнил он.
- Что?
- Координаты записывайте, - более жёстко сказал Ди.
- Хорошо, хорошо, диктуйте.

Ди подробно рассказал, как добраться до места захоронения журналистки, потом сбросил вызов.
- Переговорщик из тебя хреновый, - отметила Катя.

На следующий день на первых полосах всех местных газет была новость об обнаружении тела журналистки. Новый прокурор взял дело под свой контроль, и оно благополучно увязло в бумажной волоките, стало неповоротливым, идущим каким угодно путём, ищущим там, где искать, вообще не стоит. Например, занялись проверкой всех охотников живущих неподалёку под предлогом того, что пальцы, якобы, были отрублены охотничьим ножом, хотя слепому было понятно, что тут поработали чем-то иным.

Тем временем строительство железнодорожной ветки вошло в активную фазу. Население обратило внимание на странную стройку, но на свои вопросы к администрации района, никаких ответов не получило.
Погара, Обух и Губа жарили шашлыки в небольшой берёзовой роще на берегу реки. Поставили богато накрытый стол с различными спиртными напитками, да недешёвой жрачкой. Они ждали шефа, Анатолия Анатольевича с погонялом Крокодил или Крок, полученным за способность «проглатывать» чужой бизнес, растворяя его без следа. Тот прибыл, когда шашлык был почти готов.

Внедорожник остановился возле стола, наружу вышел Крокодил и его водитель-охранник, здоровый малый по кличке Вася Ядро, полученной за чудовищно крепкие кулаки. Поздоровавшись с бригадой, Крок уселся за стол, Ядро остался стоять у машины. Губа услужливо налил начальству рюмку коньяка, потом разлил остальным.

- Каким макаром менты прознали про журналистку? – спросил он, обведя бригаду тяжёлым взглядом, при этом махнув рюмку.
- А разве там не схвачено? – спросил Погара.
- Не в этом дело, - поморщился Крок, откусывая дольку лимона. – Кто-то сдал. Кто?
- Из пацанов никто не мог ляпнуть, - твёрдо сказал Погара. – Ручаюсь.
- Кто-то мог видеть, - предположил Ядро, – а потом позвонить её матери.
- Верно, - кивнул Крок. – Может, кто крутился рядом?
- Нет, не было никого, - пожал плечами Погара, взяв на себя розлив.
- Какой-то паренёк звонил, назвал точное место. Номер неизвестен, - добавил Крок. – Однако не все так печально. У заказчика очень «мохнатая лапа», обещался пробить по своим каналам. Есть у него спецы электронные.
- Они смогут реальный номер пробить? – спросил Обух.
- Не только номер, но и местоположение, - сказал Крок. – Как инфа появится, найдите его и кончите к чертям вместе со свидетелями, если будут. Всё ясно?
- Сколько? – поинтересовался Погара.
- Как в тот раз.
Обух с Губой закивали.
- Так чего, шашлычком угостите? – спросил босс.
Губа молнией метнулся к мангалу. Крок знаком подозвал охранника:
- Присаживайся Ядро, в ногах правды нет. Помянем для начала пацанов усопших, кореша моего – Германа, с бригадой в лесах сгинувшего.
Тот сел рядом с боссом, началось застолье.

***
Война кровь любит.
(Русская народная поговорка)

Через пару дней Крок получил точную геолокацию и данные о телефонном номере, с которого был произведён звонок. Бригада Погары выехала по указанному адресу. Для начала решили разведать обстановку.
Весёлая троица наблюдала за входящей в подъезд Катей, лузгая семечки возле автомобиля. Девушка бросила на компанию короткий взгляд, скрывшись за дверью.

- Ничё так, - улыбнулся Обух. – Сладенькая.
- Тебе что денег на шлюх дать? – процедил Погара.
- Это ж комплимент, - погрустнел Обух.
- Так вроде парень звонил, а тут баба, - сказал Губа.
- Хахаль у неё есть, - добавил Погара. – Кто, пока не знаю. Вот он и звонил, но кончать будем обоих, ибо нех поперёк поезда ложиться.
- Что за поезд ждут, если не секрет? – спросил Губа.
- Секрет, - сплюнул шелуху Погара. – Вроде как груз особой важности, пара составов будет поначалу.

Катя наблюдала из-за шторы за тремя подозрительными мужиками засравшими шелухой весь асфальт рядом с машиной и посматривавшие на окна её квартиры. Она взяла телефон, набрала номер лесника. Трубку долго никто не брал, наконец, послышался голос Ди:
- У аппарата. Алло.
- Ди, привет, - обрадовалась Катя. - Как хорошо, что ты подошёл.
- Я не специально, просто никого нет дома, - ответил он.
– Тут трое стрёмных мужиков каких-то у дома трутся, на окна мои смотрят, - произнесла Катя. – Вдруг это из-за того звонка?
- Ты же сказала, что номер не определят, - насторожился Ди.
- А вдруг, - испугалась Катя, - вдруг смогли.
- Так, так, - задумался Ди.
«Если, - думал он, - кто-то смог определить номер, а затем послать людей по адресу звонившего, значит, они могут и разговор прослушивать».
- Вот что, - сказал он. – Надо встретиться. Бери такси, дуй к повороту на бывший пионерлагерь «Звёздочка». Там беседка есть у трассы, жду через час.
- Зачем там? – удивилась Катя.
- Место спокойное, можно без лишних ушей поговорить.
- Хорошо, - согласилась девушка, смутно догадываясь, что никакого разговора не будет. – Приеду.
У Погары зазвонил мобильный, это был Крок.
- Короче, - сказал босс, - звонил заказчик, его ухари поставили номер на прослушку. Сейчас девка, поедет встречаться с тем парнем, запоминай место….
- Ок, - ответил Погара, - сделаем чисто.
Такси остановилось возле полусгнившей беседки.
- Вам точно сюда? – удивился таксист.
- Точно, - неуверенно ответила Катя, расплачиваясь за поездку.
- Ну, как знаете, - сказал таксист, наблюдая за выходившей девушкой. – Осторожней.

Такси уехало, Катя прошла в беседку, сев на поломанную скамью, принявшись ждать Ди. Примерно через минуту на обочине остановился автомобиль с мужиками, которых она видела во дворе.
- Катя, - послышался позади неё голос Ди, - не оборачивайся.
- Что?
- Не оборачивайся. Просто встань и иди на мой голос, будто тебе в туалет приспичило. Там тропка есть.
Катя встала, немного помявшись, пошла по тропке среди зарослей высоченной крапивы. Мужики вышли из машины, направившись за ней. Катя шла вперёд, чувствуя как преследователи «дышат в затылок».
- Стой, - сказал Ди. – Теперь сделай три шага влево, а потом ползи вперёд изо всех сил.
- Ты куда идёшь девочка? - послышался голос Погары. – Где твой бойфренд?

Катя шагнула влево, раз, два, три и вдруг провалилась почти на два метра под землю, оказавшись в длинном, низком туннеле со свисавшими с потолка корнями растений. Как только она провалилась, наверху послышался жуткий крик Погары, сменившийся пистолетной стрельбой и матерщиной. Катя поползла вперёд по тёмному, сырому лазу, спрятавшись за поворотом на развилке. Она испугано выглянула из-за угла, наблюдая за спуском. Стрельба с криками внезапно стихла.

Первыми вниз упали три пистолета, потом труп Погары с дырой от дротика в груди, после трупы ещё двух бандитов. У одного было распорото горло, у второго череп был расколот так, что из глазниц торчал мозг. На тела спрыгнул Ди, держа в одной руке окровавленную дубину с привязанным к ней кожаными ремнями камнем, а в другой дротик.
- Катька, - сказал он. – Надо упырей оттащить подальше от входа и замуровать в нише, потом машину отогнать. Катька очнись.
Девушка заплакала сев на пол туннеля.
- Ты меня как наживку использовал, - хныкала она.
- Они бы тогда нас убили, как журналистку, а так сами попались, - объяснил Ди. – Ди хороший охотник, хитрый.
Он подполз к девушке, обнял её.
- Что это за нора? – спросила она, перестав плакать.
- Туннели, - поправил Ди. – Они под всем лесом, везде тут и были всегда. Которые обвалились, принимают за канавы или овраги. Туннелями настоящие охотники не пользуются, тот о ком не говорят, сказал, что они были выкопаны для древней войны.
- А это что тогда? – она указала на трупы. – Охота?
- Это только начало, - шепнул он. – Это война.
- С кем, - прижалась она к его груди.
- С ними, - Ди кивнул в сторону выхода наверх, - Железная ветка не просто так, это всех коснётся. Бери родичей, приезжайте к нам, так полегче будет.

***
Крок с охранником сидели во внедорожнике на стоянке возле одного из торговых центров города. Недалеко притормозил лимузин с машиной сопровождения. Стекло задней двери опустилось, появилась рука, на которой красовались дорогущие часы, она махнула, мол, иди сюда поц. Крок вышел из автомобиля, быстро направившись к лимузину.

- Здравствуйте, здравствуйте, - Крок пожал руку хозяину, садясь рядом с ним на заднее сидение.
- Приветствую Анатолий, - ответил хозяин, он же губернатор области, он же в прошлом сенатор, он же бывший мер одного из городов, он же криминальный авторитет по прозвищу Козырь. – Как дела?
- Трое моих людей пропали, - посетовал Крок.
- В смысле пропали?
- Бесследно, - якобы продолжал сокрушаться Крокодил. – Поехали разобраться с девкой, с чьего номера звонили и с концами.
- Наведи о парне справки, - посоветовал Козырь. – Как-то ходили слухи о пацане, росшем в лесу. Вроде у Германа с его семьёй тёрки были до того как он со всей бригадой пропал. Я, конечно, не верю, что тут какой-то шкет замешан, но всё же проверь. Если представляет угрозу, устрани.
- Сын его, Боренька тоже сгинул вместе с Майоровым и Барбароссой, - добавил Крок.
- Вот и я о том же. Среди населения растёт заинтересованность строительством железнодорожной ветки, активисты появились, надо их прижать, а то до перекрытия стройки дойти может.
- Так ментов своих припрягите, гвардию, - посоветовал Крок.
- Это само собой, но если учесть то, что у тебя уже люди пропали, а ещё ничего не завертелось, дело может, очень плохо кончится, - обеспокоился губернатор.
- А деньги?
- Получите сколько надо. Работайте.
- Можно ещё вопрос? – спросил Крок.
- Валяй.
- Что повезут в Материнскую Гору?

Губернатор наклонился к уху Крока, шепнув несколько слов, от чего тот заметно расстроился. Через минуту Крок вернулся во внедорожник, проводив взглядом уезжающий лимузин.
- Вот что, Ядро, - сказал Крок, когда губер уехал. – Пробей-ка всё, что сможешь о лесорубах Германа и каком-то диком пацане из леса. Надо заканчивать с этим и быстрее валить от греха подальше.
Ядро вошёл в насквозь прокуренную бильярдную, оглядел присутствующих, остановив взгляд на мужике катающим шары вместе с длиннобородым качком. Подойдя к нему спросил:
- Ты Озноб?
- Ну, - ответил тот, - Кто такой будешь?
- Я от Крока. Знаешь такого?
- Знаю.
- Помнится, - сказал Ядро, - ты корешился с Пыром и Водяным. Где они?
- Что нужно то? – не понял вопросов Озноб.
- Хочу порасспросить о парне из леса и Германе.
Озноб вздрогнул, выронив кий.
- Водяной сидит, Пыр на инвалидности, еле ходит. Отойдём?

Они отошли подальше от любопытных ушей.
- Оставьте парня и его семью в покое, - шёпотом сказал Озноб. – Этот Ди сущий демон. Я в тот раз, в доме Степана, еле выжил. Уверен, что он просто пощадил нас, иначе завалил бы всех троих вместе с Игорьком.
- Я что-то не пойму, - почесал «репу» Ядро. – Мальчишка чуть не убил троих мокрушников?
- Ага, - кивнул Озноб, испуганно оглянувшись. – Поверь мне, я пиз***ть не буду, это грёбанный чёртов демон, настоящий дьявол во плоти. Ему человека распотрошить, что тебе пописать. Не тронь его и не тронуть будешь. Аминь, - перекрестился Озноб.
- У нас трое бродяг пропало, которых за его тёлкой послали.
- Так у него и самка есть? – удивился Озноб. – Ну, всё можешь их не искать. Пиз***ц им, доигрались. Лучше б кортеж инкассаторов ломанули, целее были.
- Я чё-т не пойму тя, - напрягся Ядро, - Кто этот парень?
- Приёмный сын леса, вот кто. Хана вашей конторе, бегите лучше.
- Серьёзные люди железку к Материнской Горе тянут и они…, - не договорил Ядро.
- Так это ваша затея? – вновь оглянулся Озноб. – Сворачивайтесь на хер, пока целы. Думаете, Герман с быками в болотах утоп? Ага, сейчас. Мой тебе совет, уезжай подобру-поздорову пока голова на плечах.
С этими словами Озноб выбежал из бильярдной.
Крок с Ядром сидели в припаркованном у шоссе внедорожнике.
- Вот так прям и сказал? – дивился рассказу Ядра Крок.
- Да, - ответил тот, - Похоже, не врал. Напуган был сильно.
- Брось, - неуверенно произнёс Крок, - у него крыша съехала от бухла, вот и всё. Не может пацан валить всех напропалую. Посмотрим, что дальше будет, куда дело повернёт.

Дальше было следующее, мать Аллы нашла в компьютере дочери материал о её последнем деле. Оно оказалось тесно связано со строительством железнодорожной ветки. Собравшаяся с силами женщина, при поддержке мужа, обратилась за помощью к активистам местного движения защитников природы «Кленовый лист», сокращённо КЛ, которые поддержали её начинание.

Рано утром, рабочие, занятые на расчистке леса наткнулись на многочисленный пикет активистов КЛ. Поболтав с ними пару минут, они спокойно отправились спать, форс-мажор как-никак. Пусть начальство разбирается.
Начальство приехало часа через три. Сначала они пытались уговорить пикетчиков разойтись по-хорошему, потом перешли на угрозы. Один из руководителей даже попытался вырвать плакат с надписью «За это убили мою дочь» из рук матери Аллы, за что получил ногой в брюхо от ближайшего активиста.

Поняв, что тут можно отгрести знатных люлей, барыги уехали, вызвав ОМОН. Те попытались силой разогнать пикет, на что из ближайших населённых пунктов пришло подкрепление из неравнодушных жителей, прознавших про связь убийства Аллы со строительством.

Менты попробовали ещё раз применить дубинки, на что в ответ полетели булыжники. Омон закрылся щитами, уйдя в осаду, соображая, что делать. Решили вызвать усиление, гвардию и наёмников из курируемого МВД клуба по отмороженному мордобою (не путать с единоборствами). Они прибыли ближе к ночи. В адрес семей активистов ту же стали поступать угрозы от людей Крока с битьём стекол в квартирах.

В лесу развернулось настоящее побоище. Всё же к полуночи менты прорвали оборону активистов и местных жителей, повязав почти всех участников. Барыги облегчённо вздохнули, стройка возобновилась под тщательной охраной менто-гвардейцев. За всем этим внимательно наблюдал Ди, сидя в кроне дуба.

Катя с родителями, временно обосновались у Степана с Машей. Узнав о происшествиях в районе, на помощь прибыл дядя Пров по прозвищу Чекан, прихвативший любимое ружьё. Они засиживались допоздна за рюмкой чая, размышляя как теперь быть.
После разгона пикета Ди стал чаще обходить ближайший лес, прислушиваясь, приглядываясь и принюхиваясь ко всему подозрительному. В один из вечеров он наткнулся на двух ухарей в камуфляже следивших за домом Степана. Они ему очень не понравились….

***
- Чё как? – спросил Крок Ядро, садясь в автомобиль.
- Никак, - грустно сказал охранник, ставший теперь правой рукой Крока.
- Не понял, - нахмурился босс.
- Поставил двух «бродяг» следить за домом лесника, со вчера на связь не выходят. Послал парней посмотреть, что да как. Никаких следов, будто и не было никого.
- Они что, тоже пропали? – спохватился Крок.
Ядро несколько раз кивнул.

- Может, ну его к черту? - с надеждой в голосе произнёс охранник-секретарь. – Может, уедем? Озноб сказал, что парень приемный сын леса. Не знаю, что он имел в виду, но думаю, что не совсем лес.
- Плевать. Нам заплатили. Мы не фраера какие-то дешёвые, надо соответствовать масти. Пора, наверное, переходить к более конкретным действиям, - задумался босс. – Поговорю с хозяином. Выйди.
Ядро вышел из автомобиля, Крок набрал хозяину, рассказав, что происходит, тот, якобы, обещал подумать над происходящим.

Мать Аллы, вместе с мужем, выпустили из участка после того, как возле него собралась толпа жителей. Они тут же вернулись в лес, организовав пикет. Теперь там всё было отцеплено тройным кольцом полиции, грунтовка перекрыта, все машины местных разворачивали назад. На убитых горем супругов сознательно не обращали внимания, давая «выстояться», осознать бесполезность действий. Ночью родители журналистки спали в отданной рабочими старой палатке, утром вновь выходили на пикет.

В одну из дождливых, грозовых ночей к ним в палатку проник Ди с надетой на лицо берестяной маской, две дыры для глаз, да вертикальные прорези для дыхания, вот и вся маскировка. Родители поначалу жутко испугались гостя вооружённого дротиком, но тот успокоил их, сказав, что против уродования Материнской Горы.

- Зачем хотят разрыть гору? - спросил он супругов.
- Точных сведений у дочери мы не нашли, - ответила мать Аллы.
- Но есть предположение, - сказал отец, - что там могут сделать могильник для ядерных отходов.
- Это очень большие деньги, - добавила мать.
- Каково вероятность, что там будет захоронение? – решил уточнить Ди.
- Навели справки, но пока никому не говорили об это, - ответила мать, - вероятность 90 процентов. Если в Материнской Горе сделают ядерный могильник, вся вода и земли будут отравлены, реки и питаемые ими болота с озёрами, водопровод и растения станут источником онкологии, смерти детей и всего населения.
- Почему не расскажите жителям? – спросил Ди.
- Вдруг мы всё же ошибаемся, - с надеждой произнёс отец Аллы.
- Вот что, - сказал Ди, - найдите неопровержимые доказательства, иначе ваш пикет ни к чему не приведёт. Обнародуйте их, когда посчитаете нужным, хотя, на мой взгляд, толку от этого будем мало, но надежда есть.

Уже выбираясь из палатки под ливень, Ди обернулся, сказав:
- Это война. Она зло, но в данном случае это единственный путь к добру.
- К свету сквозь тьму, - произнесла мать Аллы, когда Ди скрылся за пеленой дождя.

Утром, ни одна техника не смогла сдвинуться с места. Где-то были перерезаны тормозные шланги, разорвана подача топлива, вырвана с корнем электрика. Стройка встала наглухо. Кто это мог сотворить, осталось неизвестным, ни следов, ни свидетелей, охранявшие объект полицейские спокойно проспали диверсию в теплушках, кому охота стоять под ливнем по пояс в грязи.

Полицейское начальство ответственное за охрану стройки стояло в кабинете губернатора, как нашкодившие школьники, уставившись в пол.

- Вы понимаете, какие это расходы? – ходил вокруг них волком губернатор. – Вы понимаете, что мы уже не укладываемся в сроки? Ещё гору рыть под хранилища, а это не один день.
- Что же нам делать? – спросило покрасневшее начальство.
- Надо закрыть территорию для всех без исключения, - сказал губернатор. – Родителей этой бабы вывезти и запереть дома. Если понадобиться блокировать населённые пункты.
- Будет сделано, - козырнуло начальство.
Однако через день после ремонта техники, она опять никуда не поехала, случилось ровно то же самое, но на этот раз на одну из установленных камер видеонаблюдения попал, двигавшейся вдали, силуэт человека с дротиком в руке. Лица не было видно, двигался он очень осторожно и скрытно.
- Кто это?! – орал губернатор на осунувшееся от взъёбтренажа, полицейское начальство. – Почему вы не смогили его поймать на месте?! Что это за дикий хрен бегает с копьём по лесу?! Что за…?! - и тут он вспомнил о звонке Крока, о пропавших в лесу «шнырях». – Все свободны, - успокоился губер.
Полицейские быстро ретировались из кабинета, облегчённо вздохнув. Губернатор набрал номер, прислушавшись к гудкам.
- СлуХаю, - ответил Крок.

- Помнится, ты говорил о каком-то парне и пропавших ублюдках, - напомнил он.
- Да, да – всполошился тот, - сначала трое, потом ещё два. Думаем, что это приёмыш лесника Степана. Ди зовут. Вроде как он родился и долгое время жил в лесу, дикий совсем был. Ядро говорил о нём с Ознобом, напавшим на дом Степана. Тот как о парне услышал, чуть не обоссался со страху, а потом убежал.
- Ты накуренный или бухой? – поинтересовался губернатор.
- Да вы что, - возмутился Крок. – Ни капли в рот, ни миллиметра, так сказать….
- Бери людей, сделай так, чтоб он не мешался под ногами. Ты меня хорошо понял? Денег добавлю.
- Хорошо, - ответил Крок.
- На всякий случай добудь для меня его фоточку.
- Сделаем.

Губернатор повесил трубку.
Поздним вечером две «Приоры», набитые вооружённой братвой пылили к дому Степана. Ди стоял на толстой ветви клёна, держась за ствол, наблюдая за местностью. Катя уже в который раз порывалась пойти с ним, но он был непреклонен, заставляя её лепить пельмени к его приходу. Она злилась, хотя где-то в глубине души понимала, что будет мешать охотнику в его делах, поэтому, скрипя зубами, шла лепить пельмени и помогать своей матери с Машей, делать так полюбившиеся Ди рыбные котлеты.

Сначала Ди услышал далёкий звук двух моторов, потом увидел фары на дороге.
«Видишь их?», - зашелестел клён.
- Вижу, - сказал Ди. – Кто это?
«Похоже, за вами», - зашуршала трава.
- Ты поможешь? – спросил Ди.
«Только когда смерть коснётся вас», - качнулись сосны.
Не теряя ни секунды, Ди стал спускаться вниз.
Пров, Степан и отец Кати играли в домино, в гостиной долбя по столу костяшками.
- Задуплим «Гитлером», - Пров грохнул костяшку 6х6 о стол.
- Я с вами в последний раз играю, - расстроился отец Кати. – Постоянно прокатывает на ровном месте.
- Накося! - Степан, засмеявшись, приложил о столешницу 6х3. – Съели!?

Катин отец полез на «базар» за очередной доминошкой. Резко распахнулась дверь, вбежал запыхавшийся Ди.
- Там! - начал он, соображая, как помягче сказать о приближающихся «гостях», чтоб не напугать женщин. – Там, два кабана идут к огородам…. Надо бы отогнать…. Пап, дядя Пров, берите оружие, айда постреляем.
Все удивлённо посмотрели на Ди, не поняв в чём дело.
- А ты сам отогнать не можешь? – спросил Степан. – У нас тут партия.
- Тем более их всего два, - влез дядя Пров. – Тебе возни на минуту.
Ди схватился за голову, не зная, как объяснить.
- Это не то, чтобы прям кабаны, скорее быки, - сказал он.
- Что за хрень ты несёшь? – спросила вошедшая в гостиную Катя, вытиравшая салфеткой руки.
- Это блин не хрень, - осветил Ди.
- Быки, - начало доходить до Прова. – Быки.

Он метнулся к шкафу, достал вертикалку с патронташем, бросил Степану карабин с несколькими обоймами. Отец Кати тоже порывался подняться, но Пров усадил того за стол.
- Вы, уважаемый, за дамами присмотрите, - сказал он, дав ему двустволку с коробкой патрон. – Мы скоро. Правда, Стёпа?
Все трое выскочили наружу. Через десять минут они сидели в засаде у дороги.
- Сразу понял, о чем ты, - сказал Пров, проверяя патроны в стволах. – Откуда сведения?
Ди указал на лес.

- Понятно, - кивнул Степан, поглаживая приклад карабина.
- Надо пробить колёса у первой тачки, - произнёс Ди, уходя вперёд, с дротиками в руке.
Идущая впереди «Приора», притормозила на повороте, а чуть позже её повело влево. Водитель остановил машину, вторая тачка встала за ним.
- В чем дело? – спросил водитель второй машины, вылезая наружу.
- Колесо пропорол где-то, - посетовал водитель первого автомобиля, доставая запаску с домкратом. - Этого ещё не хватало.
Брава, чертыхаясь и матерясь, вылезла из машин. Пока водители пытались открутить прикипевшие болты колеса, бригада гуляла вокруг автомобилей. Кто-то отливал, кто-то курил, кто-то играл оружием, крутя пистолет на пальце. В это мгновение в лучах фар, на расстоянии пяти метров от первого автомобиля появился Ди, с висевшим на поясе ножом. Братва на мгновение растерялась, уставившись на невесть откуда появившегося парня.
- К Степану едете? – спросил Ди, наблюдая, как водители заканчивают менять колесо. – Зачем?
- Ты его приёмный сын? – спросил один из прибывших.
- Да.
- Так парень, отдай нож, - бык протянул руку.
- На каком основании? – спросил Ди.
- Поговори мне тут, - вспыхнул бык, - мал ещё. Нож давай.
- Зачем приехали? – произнёс Ди, вынимая нож из ножен, перехватывая его за лезвие и протягивая рукояткой братку.
Один из быков навёл на Ди помповое ружьё. В это мгновение Ди метнул нож, вонзившийся ему в глаз по самую гарду. Тот, падая, выстрелил, попав в спину одному из водителей. Ди прыгнул в темноту, где его ждали воткнутые частоколом в землю, дротики.

С обочины ударила вертикалка Прова и «Сайга» лесника. Четверо боевиков тут же отправились в лучший мир, забрызгав кровью стёкла автомобилей. Завязалась ожесточённая перестрелка, напугавшая всех в доме Степана.
Приехавшие на дело не знали куда стрелять, били наугад, началась паника, кто-то побежал в лес, где его настиг метко пущенный дротик. Ещё двое бросились в спасительную лесную тьму, да там и остались, Ди никого не выпускал.
- Твою мать, - выругался Пров, всаживая заряд в раненного братка, стонавшего у обочины, - чего теперь с этим делать. – Он обвёл рукой заваленную трупами дорогу.

- Хорошо бы в трясине утопить вместе с тачками, да далековато, - произнёс Степан.
- Грузим всех по машинам, - сказал подбежавший Ди, вытирая чьей-то кепкой от крови наконечник дротика. – Повезём в лес.
Закончив грузить трупы и собрав разбросанное оружие, они отправились в указанное Ди место. Примерно через час въехали на круглую, как блюдце поляну, загнав машины в центр.
- Теперь идите домой, - тихо сказал Ди. – Он не любит когда тут кто-то кроме меня.
Пров со Степаном отправились восвояси, но отойдя с полкилометра, осторожно вернулись к поляне, притаившись за поваленным деревом.

- Отец мой неродной, - прошептал Ди, сев в траву, - спрячь следы наши, прошу тебя.
«Они наблюдают, они здесь», - зашелестели листья.
Ди обернулся, ища глазами, где спрятались Пров со Степаном.
«Пусть посмотрят», - скрипнули ветви. – «Пусть знают».
Пров наклонился к уху Степана, сказав шёпотом следующую фразу:
- Может мне послышалось, но, по-моему, кто-то сказал, пусть посмотрят.
- Мне тоже показалось, - согласился Степан.
Земля на поляне качнулась, пришла в движение. Автомобили стали проваливаться вниз, словно тяжёлая ложка в свежий мёд. Минута и техника исчезла в почве, оставив не потревоженную траву. У Прова отвисла челюсть, Степана пробил холодный пот.
- Уходим, - сказал Степан, собираясь бежать, но наткнулся на появившегося перед ним Ди.
- Я же сказал, идите домой, - зло произнёс он. – Хорошо, что у него, - он кивнул на поляну, - было хорошее настроение. Идёмте.

Степан и Пров с виноватым видом пошли за Ди, свирепо сшибавшего дротиком шляпки с попадавшихся по дороге мухоморов, видимых во тьме лишь ему.
- Всё из-за железки, - сказал Ди.
- Ясное дело, - произнёс Степан, - Этих искать, наверное, будут.
- Не понимаю, кто их прибрал, но нет тела, нет дела, - констатировал Пров. – Будет искать только тот, кто послал. В открытую не попрут, хотя, кто знает….
- Приедут выяснять, - продолжал Степан.
- Ничего не найдут, - сказал Ди.
- Всё очень плохо, - расстроился Степан.
- Сделаем вид, что ничего не произошло, авось прокатит, - сказал Пров. – Не видели, не знаем. Нашим скажем, чтоб про стрельбу молчали.
- Давай попробуем, но если что не так, придется бежать.
- Куда? – спросил Пров.
- Дядя Пров прав, - сказал Ди. – Куда бежать? Прятаться хотите всю жизнь? Это война.
- Утром всё решим на свежую голову, - кивнул Степан. – А сейчас объясним домашним, что к чему.
Когда пришли, зарядил сильный ливень, смывший с дороги все следы перестрелки. Немного поскандалив с женщинами по поводу пальбы на дороге, устав от споров и криков, все, кроме Ди, улеглись спать, он остался дежурить во дворе.

***
Война пули не считает.
(Русская народная поговорка)

Ночью в доме губернатора зазвонил сотовый. Грубо матерясь, Козырь взял трубку. На том конце был нервничающий Крокодил.
- Извините за поздний звонок, - затараторил Крок.
- Что еще?! – разозлился губернатор.
- Послал десять человек. Как наступила темнота, их сотовые не отвечают.
- Кто-нибудь ещё знает об этом?
- Нет.
- Что у вас там происходит? Элементарное дело сделать не можете.
- Но я, но я…, - стал заикаться Крок.
- Приму меры не кипишуй, - успокоил губернатор, но повесив трубку, нервно заходив по комнате.

Рано утром, как только первые утренние лучи коснулись земли, к дому Степана приехало несколько машин полиции. Ди успел всех предупредить, в результате быстрого голосования было решено его и Прова отправить в лес, снабдив всем необходимым, дабы они случайно кого-нибудь не порешили, а самим принять «дорогих» гостей. Так и сделали. Для создания непринуждённой обстановки накрыли чайный стол.

- Здравствуйте, майор полиции Пыпынин, - представился вошедший в дом полицейский.
Катя, сдерживая смех, ушла на кухню. Её родители и Маша со Степаном откровенно непонимающе уставились на блюстителя закона, вслед за которым вошли ещё два капитана.
- Что-то случилось, - нахмурив брови, просила Маша, наливая чай Степану.
- Да. Вчера где-то в этой местности пропали две машины с туристами.
- Надо же, туристы, – удивился Степан, откусывая печенье, – тут кроме грибников да охотников сроду никого не бывает и вдруг туристы.
- Может вы что-то слышали, видели? – спросил один из капитанов.
- Нет, ничего, - отозвался отец Кати. – Но если они и вправду тут катались, могли заблудиться. Дело нехитрое.
- Где ваш приёмный сын? – спросил майор.
- Ушёл в поход, - соврал Степан. – У вас к нему вопросы?
- Пока нет, - произнёс капитан.
- Всем придётся проехать с нами, - сказал Пыпынин.
- Это почему ещё? – возмутилась Маша.
- Мы должны опросить всех возможных свидетелей о пропаже туристов.
- Так тут и опрашивайте, - вступила в разговор мать Кати.
- И всё же я настаиваю на поездке, - начал злиться майор.
Степан поднялся со стула, подошёл к майору.
- Можно вас на пару слов? – спросил он.
- Конечно.

Они отошли в другую комнату, где Степан стал говорить очень тихо, чтоб никто из присутствующих не слышал:
- Вы давно были в лесу? В настоящем, диком лесу? Знаете, что это такое?
- Конечно, знаю, - натянуто улыбнулся майор. – Недавно ходит за ягодами по опушке.
- М-да, круто. А теперь предположите, что вы там заблудились навсегда, - сказал лесник. – Представляете, каково это?
- Не понимаю о чём вы.
- Если женщины будут чувствовать себя некомфортно…, ну вы догадываетесь, майор о последствиях, - зло взглянул на него Степан.
- Вы мне угрожаете?
- Предупреждаю…. Лес он такой….
Степан вернулся к чайному столу.
- Что ж, - сказал лесник, - давайте прокатимся с товарищем майором. Всё будет хорошо, надеюсь.
С грустью наблюдали Пров с Ди, как их родных и знакомых увозили полицейские машины.
- Однажды, - сказал дядя Пров, положив ружьё на плечо, - нашу колонну разбили в пух и прах, уцелел я и двое офицеров из диверсионного подразделения. Случилось это далеко от базы, пришлось много дней добираться пешком по тылам противника…. Какие, однако же, интересные оказались люди….

Они недобро переглянулись.
На следующий день тепловоз, тащивший две платформы с новой техникой для строительства ветки, сошёл с рельс по непонятной причине, никто не пострадал, но вся техника стала пригодной разве что на металлолом.
Губернатор рвал и метал, лишил премий и зарплат всех кого посчитал виновными. Собрав силовиков, приказал срочно, любыми способами разобраться со случившимся и подавить начавшиеся выступления местных жителей, которым кто-то, возможно родители журналистки, намекнули на строительство ядерного могильника. Так же в срочном порядке, приказал убрать из сети, все неожиданно появившиеся документы об направляющимся сюда радиоактивном составе. В конце совещания Козырь раздал фотографии Ди, приказав поймать его, а в случае сопротивления ликвидировать по-тихому, как виновника беспорядков.

Полицейское командование разных рангов, собрало все силы и гвардейские формирования на поле, примыкающем к лесу, подальше от людских глаз. Они долго втирали подчинённым важность стойки, демонстрировали фото Ди, обвиняя в саботаже, недвусмысленно намекая на его ликвидацию и хорошую премию за это.

Неожиданно один из бойцов ОМОНа поднял руку, прося слово. Командование замешкалось, но разрешило.
- Я не буду этого делать, - сказал боец. – Я знаю этого парня. Никому из добрых людей он не причинил зла. Благодаря ему исчезла парочка жестоких маньяков убивших мою сестру, благодаря ему прекратились похищения женщин и детей. Чьих родных он вернул? Поднимите руки.

Над рядами бойцов стали подниматься руки. Сначала робко и не смело, но потом решительно.
- С его появлением исчезла банда Германа, - продолжал боец, - который скупил всех и вся на корню. Который чуть не оставил нас без древнего леса, которому, лизала местная администрация. И вы будете стрелять в него? Стрелять за то, что он не хочет, чтобы в Материнской Горе был ядерный могильник, который убьёт всех в округе? Я отказываюсь!
- Ты что себе позволяешь боец?! – взвился полковник. – Заявление на стол! Никаких выплат по увольнению!
- Идите к дьяволу, отцу вашему!– крикнул боец, швырнув шлем на траву.
Он прошёл сквозь ряды, скрывшись в лесу.
- Кто ещё хочет остаться без работы?! – спросил, пышущий гневом, полковник.
Бойцы, поднявшие руки, а за тем и остальные стали бросать шлемы, уходя в лес. Один из них, проходя мимо подразделения гвардейцев, сказал:
- А вы что? Тут у каждого второго ствол, а то и пара, да и мы просто так сидеть не будем. Это война.

Гвардейцы с надежной посмотрели на командира, а тот на них, не зная, что ответить. В результате на месте ОМОНа и других подразделений полиции осталось около двадцати человек, не считая нескольких ротных. Наконец командир гвардейцев подошёл к полицейскому начальству, произнеся:
- Вы пока разберитесь, что у вас тут происходит, а мы пока посмотрим. Направо! – приказал он подразделению. – В казарму бегом марш!
Полицейское командование тут же отзвонилось губернатору.
- Вашу ж мать! – орал в трубку Козырь. – Вы что там все с ума посходили! Всех уволю без содержания!
- Разве нельзя нанять частников? – спросил полковник.
- Каких мать вашу частников?! – не унимался Козырь.
- ЧВП, - ответил тот. – Частные военные подразделения, ЧОПы и просто подготовленных людей желающих хорошо заработать. Таких добровольцев, что мать родную за бабки пристрелят, сейчас полно. С нас и вас взятки гладки, если что всё на них свалим.

- Охотники за головами, - успокоился губернатор. – Отлично. Оплата по реальной работе, угу. Найдите их.
Козырь сразу перезвонил Кроку.
- Тут интересное дело намечается, - сказал он. – Собирай всех пацанов.
Ди и Пров с биноклем лежали в высокой траве недалеко от опушки леса. Они наблюдали за чередой подъезжавших по трассе машин, паркующихся на большой стоянке для дальнобойщиков.
- Ты глянь, - Пров обратил внимание Ди на мужика в камуфляже, вытаскивавшего из кузова пикапа длинный ящик. – Там недетский слонобой, наверняка с офигенной оптикой, с которой ночью не соскучишься. Чего это вдруг столько ухарей нагнали?
- Сто насчитал, - сказал Ди. – У всех оружие, винтовки, автоматы, даже гранатомёты видел.
- И всё ещё прибывают. Вон крупный калибр тащат. Что за хрень?
- Кто это дядя Пров?
- Частники и с ними какая-то шушера разномастная, - ответил Пров. – Железку охранять будут. Менты вроде в отказ пошли. Только на кой чёрт им слонобой?
- Для нас. Мы слоны, - произнёс Ди.
- Можем всё бросить, уйти лесами в другой город, переждать пока всё устаканится, - предложил Пров.
- А потом что? А если там тоже ядерную помойку сделают? Куда потом идти? Куда бежать? Упыри повсюду.
- Раз так, - сказал Пров, - будем стоять до конца.
- Согласен, - они пожали руки.

***
Из пушек стрелять лягушек.
(Русская народная поговорка)

ЧВП «Рагнарёк», один из нескольких приехавших на «охоту», приступил к охране стройки, выставив вокруг секреты. ЧОП «Зверобой», «Булава», «Секира», «Ратник», «Копьё», вместе с кучей наёмников, несколькими спортсменами-мордобойцами и парнями Крока, отправились прочёсывать местность до горы и вокруг неё. Сверху их вели несколько квадракоптеров и небольшой вертолёт с автоматчиком.

Приехавший посмотреть расклад сил губернатор, остался доволен. За обещанные пятнадцать миллионов на подразделение, плюс миллион тому, кто возьмёт дикаря, бойцы готовы были сутками бродить по лесам.
- Когда можно ждать результата? - спросил Козырь у командира ЧВП «Калигула».
- Думаю, завтра его возьмём, - ответил тот. – Стройке теперь никто не помешает.
- А если помешает? – поинтересовался губер.
- Бросьте вы в самом-то деле, не лесной же бог ему поможет, - ухмыльнулся командир.
- Ну, ладно, - с облегчением выдохнул Козырь. – Жду доклада.

Губернатор уехал, оставив наёмников заниматься привычным делом.
Бойцы ЧОПа «Ратник» вооружённые помповыми ружьями и автоматами, остановились у небольшой покрытой кочками трясины, соображая, как бы её обойти, не замочив ног. Вдруг на другом берегу болота появился парень с фото, которое им раздал представитель губернатора. Он был одет в тёмно-зелёные штаны с множеством карманов, черные кроссовки и нечто похожее на черный жилет из шкуры, какого-то животного. В руке он держал дротик.

- Эй, грибники! – крикнул парень ЧОПовцам. – Заблудились?! Выход показать?!
- Это он, - шепнул один из бойцов по имени Димон. – Саид, ты у нас в цель от бедра бьёшь, сними его, и пойдём за деньгами.

Саид мгновенно передёрнул затвор автомата, дав очередь в сторону Ди, но того уже не было на месте, пули лишь разворотили берег, осыпав землю в стоячую воду.

- Вы первые начали! – донеслось с того берега. – Вы пришли убивать! Так получите!
В воздухе просвистел выпущенный из рогатки чугунный шарик, вмявший нос стрелявшего в мозг. Саид рухнул лицом в трясину, а ЧОПовцы открыли беспорядочный огонь по зарослям. Откуда-то сбоку ухнула вертикалка Прова, оставив ещё двух бойцов лежать на берегу.
- Нас обстреляли, - сообщил Димон в рацию, - есть потери. Просим подкреп….

Договорить он не успел, метко пущенный из пращи голыш перебил шейные позвонки, отправив его к праотцам. Снова раздались два ружейных выстрела, положив ещё двух охочих до денег молодцев лицом в осоку. ЧОП стал отступать, отстреливаясь и матерясь. Один из бойцов вскинул вверх руки, упав навзничь с дротиков в груди. ЧОПовцы побежали, теряя людей, бросая оружие и боеприпасы. Такого они не ожидали.

Над болотом завис квадрокоптер, ища оказавших сопротивление негодяев. Пров, под прикрытием высокой травы, подполз к трупу охранника, взял его автомат и точно пущенной очередью сбил летающий «телевизор» плюхнувшийся в трясину.

- Уходим! – крикнул Ди.
Пров подбежал к нему, таща на плече несколько помповых ружей и автоматов, в руке держал чью-то окровавленную куртку, набитую боеприпасами.
- Туда, - указал Ди, на торчащий из земли бугорок.
Он отодвинул его ногой, явив вход в туннели. Как только они скрылись под землёй, почва дрогнула, поглощая мёртвые тела, скрывая следы крови.
Бойцы ЧВП «Калигула» и «Хронос» обшарили весь берег болота, насколько смогли, прочесали трясину баграми, выудив на поверхность лишь пару давно мумифицировавших туш кабанов, да простреленный квадрокоптер. Ни мёртвых ЧОПовцев, ни следов «партизан» нигде не было.
- Где тела?! – орал на выживших подчинённых начальник ЧОПа.
- Не знаем, - отвечали они, испуганно вздрагивая от звуков леса. – Они там лежали, вот там.
- Может по домам рванули, - улыбнулся командир «Хроноса».
- Их убил парень, - отвечали охранники, - и кто-то ещё из ружья шмалял.
Всё происходящее заставило бойцов ЧВП послать за собаками, установить растяжки вокруг лагеря и выставить часовых.

Ди с Провом обедали сырой зайчатиной под прикрытием раскидистой ели, костёр разводить было опасно.
- Собак притащили, - сказал Ди, жуя кусок мяса.
- Хреново, - ответил Пров, пересчитывая патроны к ружьям и автомату.
- Но поправимо, - произнёс Ди, поднимаясь с настеленного лапника и беря прихваченный из дома котелок. – Пойду, соберу кое–чего.
Примерно через час он вернулся с полным котелком корней, ягод, стрёмно выглядевших грибов и листьев. Размолов и перемешав всё это в однородную массу, дал понюхать Прову.
- Пахнет капустной кочерыжкой с блевотной тухлятиной, - сказал тот.
- Это для нас кочерыжкой, для собак вещь страшная. От волков одно время вокруг дома мазали с первой Ма. Но после дождя или тумана уже не работает.
- Мне срочно нужен слонобой, - произнёс Пров. – Просто очень срочно.

***
Степан сидел в кабинете майора Пыпынина, таращась на мелькавших за окном птиц.
- Долго нас будете держать? – спросил он.
- До выяснения, - ответил тот.
- До выяснения чего?
- Обстоятельств.
- Мы не видели ваших туристов, - начинал злиться Степан. – Они нам на хер не впёрлись, своих дел хватает.
- Мы будем держать вас столько, сколько понадобиться, - пояснил Пыпынин. – Кстати, не хотите рассказать, куда всё-таки ушёл ваш приёмный сын?
- Ушёл в поход, вам же говорили.
- Один?
- Ему провожатые не нужны. Он лес знает лучше, чем вы свои два пальца.
- Пять, - уточнил майор.
- Всё течёт, всё меняется товарищ Пыпынин, - улыбнулся Степан.
- Кто-то в лесу напал на сотрудников ЧОПа, несколько человек пропали без вести.
- А что они там делали? - спросил Степан. – Может дорогу для атомной помойки охраняли?
- Ничего не знаю ни про какую помойку.
- Вы удерживаете нас незаконно.
- Тут не вы решаете, что есть закон. Ясно? – теперь стал злиться майор. – Будем держать столько, сколько понадобится. Уведите! – крикнул он конвойным.

Ночь в лесу наступает быстро, тени сливаются в одну непроглядную мглу в которой, то там, то здесь слышны ставшие пугающими звуки, которые днём совершено безобидны.
Ди остановился в нескольких сантиметрах перед растяжкой, изучая, куда тянется стальная нить.
- Что там? – спросил крадущийся позади Пров.
- Проволочка, - ответил Ди.
Пров аккуратно коснулся нити смерти, провёлся рукой до закреплённой в корнях дерева мины направленного действия.
- Если переставлю в другое место, наверное, они не сильно расстроятся, - сказал он.
Ди достал пакет с вонючей смесью, дал его Прову.
- Надо намазать ноги и предплечья, - сказал он.

Часовой обходил лагерь, держа собаку на поводке. Внезапно она забеспокоилась, закружилась на месте. Тот попытался успокоить животное, но собака сорвалась с поводка, цапнула за руку и, скуля, припустила куда подальше. Тоже случилось и с остальными псами, рассредоточенными по лагерю. Часовой взял рацию, чтобы доложить командиру о странном поведении животного, но вонзившийся в спину дротик, перебивший позвоночник, помешал этому.
Следующим днём командиры и авторитеты всех подразделений собрались на экстренное совещание.

- У меня пропало семь человек и все собаки, - сообщал командир ЧВП «Калигула». – Так же исчезли кое-какие боеприпасы с оружием, в том числе слонобой. Утром двое бойцов подорвались на растяжке, которую ставили вообще в другом месте. Я первый раз с таким сталкиваюсь.

- Это невозможно, - удивился командующий ЧВП «Рагнарёк». – Придётся губеру поднять расценки.
- Конечно, придётся, - засуетились ЧОПовцы.
- Чем дольше будем сидеть, тем чаще это будет случаться, - предположил командир ЧВП «Хронос». – Надо поставить на квадрокоптеры инфракрасные камеры, следить в реальном времени, блокировать местность и покончить с этим. Как только обнаруживаем цель, сразу атакуем. Мы не можем своими жизнями давать возможность строить дорогу, мы здесь не за этим.

- Каким образом они передвигаются не оставляя следов? - поинтересовался Крок.
- Отличное знание местности, - пояснил командир ЧВП «Хронос». – Они у себя дома.
Командиры позвонили губернатору, объяснив сложившуюся ситуацию, тот обещал поднять стоимость операции, плюс прислал всех полицейских оставшихся в строю и половину согласившихся на облаву гвардейцев.
Квадрокоптеры были запущены, и во второй половине дня инфракрасная камера одного из них засекла двух человек недалеко от Материнской Горы. Это были Ди с Провом, готовившиеся к очередной вылазке. Прошло примерно часа три, когда до ушей Ди донёсся знакомый голос.

«Берегись», - журчал текущий неподалёку ручей. – «Они близко. Берегись».
Ди втянул воздух ноздрями, стараясь поймать малейшие следы запахов, определить, откуда может грозить опасность. Еле ощутимый запах не стиранных носков коснулся чувствительных рецепторов, а тонкий слух уловил, как, где-то далеко ломается ветка под тяжёлым берцем.

- Окружают, - сказал Ди. – Надо уходить.
- Незачем прятаться по подземельям, - ответил Пров. – Задача прекратить стройку, не дать пойти поезду. Для этого надо чтобы боялись и уважали, чтоб от одной мысли об этом ходили под себя. Чтоб по ночам вскрикивали, чтоб тьма заставила идти к свету, чтоб от зла тошнило до блевоты.
- Тогда надо продержать их тут до темноты, - предложил Ди. – там уж и под себя сходят.
Над лесом застрекотал вертолёт, приближаясь к их стоянке. Пров подвинул к себе слонобой, а Ди протянул пистолет с несколькими обоймами.

- Не надо, - сказал Ди, отклоняя с оружием. – Ни во что, попасть не могу, даже из дробовика мажу.
- Просто возьми. В критический момент пуляй наудачу, авось кривая вывезет. Поверь мне, иногда от неумелого стрелка зависит вся операция. Вот так заряжается, так на предохранитель, так снять и всего делов. Понял?
- Понял, - Ди заткнул пистолет за пояс, примотав верёвкой к ремню, обоймы спрятал в карманы штанов.
- Сейчас покажу, как надо шмалять в птеродактилей, - Пров дослал патрон в патронник слонобоя.

Схватив винтовку, автомат и вертикалку, он выскочил на небольшую прогалину, подождал, пока появится вертолёт и, убедившись, что его заметили, бросился в лес, спрятавшись за толстым стволом дуба. Вертолёт завис над прогалиной, сделав пару поворотов, давая возможность автоматчику оглядеться. В это мгновение грохнул слонобой, двигатель летающей машины задымился чернотой. Стрелок дал длинную очередь в сторону Прова, но тот уже сменил позицию. Вертолёт тяжело пошёл в обратном направлении, но второй выстрел окончательно вывел двигатель из строя.
Вертушка накренилась, пролетев ещё несколько сот метров, и рухнула в лес, подняв в небо столб иссиня-чёрного дыма. Пров подбежал к Ди, на ходу перезаряжая ружьё.

- Теперь самое хреновое, пехота, - произнёс он. – Дуй на свою позицию.
Ди бросился в сторону, скрывшись в густой растительности, а Пров побежал к Материнской Горе, под защиту камней.
Снайпер ЧВП «Калигула» занял позицию в кроне высокой берёзы, с которой хорошо просматривалась часть Материнской Горы. Устроившись поудобней за стволом, принялся ждать развития событий. Где-то гулко грохнуло, ствол берёзы на уровне головы превратился в щепу, черепная коробка раскололась с сухим щелчком, забрызгав мозгами листву, тело снайпера повисло на ветвях.

Братва, наёмники, боевики и прочий охочий до денег люд, ведомый Кроком, обходили гору с левого фланга, растянувшись кривой цепью по покрытому редкой молодой порослью склону. До их слуха донеслись четыре далёких выстрела. Четверо бойцов с в хлам разорванными головами рухнули в траву. Цепь залегла, ответив наугад автоматными очередями. Следующий выстрел уложил наёмника рядом с Кроком. К нему подполз Ядро, тянувший за ремень помповое ружьё.

- Я на такую мясорубку не подписывался, - сказал он подрагивающим голосом.
- Сейчас его частники обойдут, и всё закончится, - обнадёжил босс.
Раздался выстрел, расколовший на запчасти летевший над ними квадрокоптер. Все залегли, уткнувшись мордами в каменистый грунт. Кто-то, пригнувшись, побежал к спасительным зарослям леса, пуля настигла его через десять метров, разворотив спину. Крок достал рацию, связался с командирами ЧВП.
- У нас полно жмуров, - сказал он. – Где вы ходите?
- Прекрати панику, - ответил командир ЧВП «Рагнарёк». - Мы на подходе.
- Давайте быстрее.
Очередной выстрел снёс пол головы высунувшемуся из-за камня братку.

***
Катя сидела в кабинете майора Пыпынина, без интереса разглядывая обстановку.
- Так что, - майор потянулся в кресле, - вы ничего не хотите мне рассказать о Ди?
- Что именно? – Катя перевела взгляд на сейф с документами.
- Скольких он убил? Кто ушёл с ним в лес?
- Вы с ума сошли? - возмутилась Катя, испепеляюще взглянув на полисмена. – Он мухи не обидит. Разве такой задохлик может вообще постоять за себя? Бьют его все кому не лень, совершенно неприспособленный к жизни мальчишка. Лошара, одним словом…. А кто с ним пошёл понятия не имею.
- Вот и ваши родители с опекунами почти такого мнения, - скривил моську майор. – До меня же доходили совершенно противоположные слухи. Говорят, что он безжалостный убийца, великолепный охотник, первобытный монстр.
- Вы крепко синячите товарищ майор, - улыбнулась Катя. – Надо прекращать, печень не железная.
- Очень смешно Катерина. Посидите, подумайте над моими вопросами. Эй! Увести!
В кабинет ввалился конвойный, приглашая Катю проследовать за ним.

***
Наступавшую ночь разорвал грохот крупнокалиберного пулемёта. Пров прижался к камням, заряжая слонобой, пули превращали всё вокруг него в песок, рикошетя во все стороны.
- Нашли таки пи***ры, - выругался Пров.

Он отложил винтовку, взял автомат, поднял его над камнями, дав очередь веером. В темноте кто-то коротко вскрикнул, покатившись вниз по склону. Отбросив автомат, поднял слонобой, приложил глаз к оптике, совмещённой с прибором ночного видения, внимательно всматриваясь в каждый куст. Группа гвардейцев бросилась за каменистый уступ, Пров нажал на курок. У последнего из бегущих отлетела нога. Он дико заорал, но крик потонул в начавшейся пальбе, Пров опять приник к камням.

Ди тихо отодвинул в сторону крышку туннеля, выглянул, осмотрелся. Он отлично видел в темноте леса, что не скажешь о залёгших в кустах ЧОПовцах. Вылез на поверхность, держа в руках дротик с ножом, бесшумно двинулся к так называемым охранникам, на деле бывшими членами мелкого ОПГ.

Первых двух заколол дротиком под затылок, в основание шеи. Третьему перерезал горло, четвёртому, который успел встать, широко размахнувшись полоснул по кадыку наконечником дротика. С пятым вышла накладка, двухметровый бугай никак не хотел умирать после попадания ножа в сердце, он успел вскрикнуть, чем всполошил ещё живых ЧОПовцев. Они палили наугад, не видя цели. Воспользовавшийся их слепотой Ди уложил всех, но один всё же успел убежать. Он выскочил на прогалину, где ему снесло голову пулей из слонобоя.

Ди снова нырнул в туннель, добрался по нему до позиции ЧВП «Хронос». К счастью несколько бойцов лежали практически на входах в подземелье, поэтому Ди заколол их дротиком через щели в крышках. Командир ЧВП отдал приказ сменить позицию, двигаться ближе к окопавшемуся Прову, однако трое подчинённых так и остались лежать на земле.

Ушлый вояка почти сразу догадался о туннелях, обнаружив крышку. Один из бойцов открыл её, бросив гранату, обрушившую взрывом часть прохода. Дав очередь из автомата, двое головорезов спрыгнули вниз. Через минуту командир окликнул их и не получив ответа сам спустился в подземелье, обнаружив парней мёртвыми, оба были заколоты ножом, а сам туннель частично обрушен. Командир «Хроноса» связался с остальными старшими отрядов, сообщив об опасной находке. Решено было взрывать обнаруженные проходы, плюс закрепиться на позициях, дождавшись утра, а затем атаковать. Тем временем, воспользовавшийся заминкой Пров, сменил местоположение.
К утру общая численность нападавших сократилась ещё на десять человек, Ди не давал расслабиться. Настало время атаки, боевики двинулись на старую позицию Прова, он в свою очередь положил ещё семерых. Через пару минут его позиция была обнаружена и накрыта огнём из гранатомётов. Пока били по навязчивому снайперу, никто не обратил внимания, на исчезновение мёртвых тел, поглощённых землёй, их просто не стало.

Ядро пошёл вперёд вместе со всех ватагой, когда его левая рука отделилась от тела, упав к ногам. Пуля сделавшее это ушла дальше, угодив в брюхо наёмнику. Ядро удивлённо посмотрел на ещё шевелящуюся конечность.

- Что случилось! - отделился от атакующих Крок, увидев остановившегося охранника-секретаря.
- Вот, - трясущийся от шока Ядро указал на лежащую руку. – Она упала.
- Ёп твою мать, Ядро! – крикнул босс. – Что ты встал?! Беги отсюда!
- Что за базар? – удивился Ядро. – Она отвалилась Толик. Есть чем прикрутить?
Крок закинул целую руку Ядра себе на плечо, побежав с ним в тыл.
- Моя рука босс, - ныл Ядро, теряя сознание. – Она там, ты забыл руку, пойдём поднимем.

Члены его группы, увидев, что босс сваливает с поля боя, побежали за ним, устроив массовое отступление, подняв панику среди всех подразделений. Командир ЧВП «Калигула», пытавшийся остановить отход групп, получил от Прова пулю в грудь.

- Ты какого хера побежал! – орали на Крока командиры отрядов, когда все отошли на безопасное расстояние от горы.
- Я выносил раненого! – отвечал тот.
- Он всё равно не жилец! – кричали ему. – Большая кровопотеря, до обеда не дотянет!
- Да пошли вы! Вояки ху**вы! Вас мочат, как щенков! Пацана с мужиков взять не можете! – рычал Крок, доставая телефон и набирая номер губернатора. - Это я шеф, - сказал он, когда услышал голос хозяина. – Надо что-то срочно предпринять! Сейчас всё объясню!

- Объясняй не объясняй, - бурчали командиры групп, - только задача противника вовсе не выгнать нас отсюда, а перебить всех. Они заманивают нас, методически уничтожая.
Выслушав ответ хозяина, Крок, улыбнувшись, убрал трубку от уха.
- Шеф сказал, что уже принял меры, - произнёс он.
Ди залёг на опушке леса, наблюдая за позицией Прова.
- Эй! – крикнул он. – Дядя Пров!
Тот не отвечал. Ди змеёй пробрался к засыпанному гильзами месту. Пров сидел, прислонившись спиной к большому валуну, держась рукой за разорванный левый бок.
- Осколком зацепило, - тяжело дыша, сказал он.
Ди порвал на полосы свою футболку, стал бинтовать Прова.
- Херово мне парень, - прошептал Пров. – Не знаю, сколько протяну. Уходить тебе надо, никто не поможет, никто не придёт на помощь.
Над горой завис квадрокоптер, снабжённый громкоговорителем.
- Внимание, – донеслось из него. – Ваше сопротивление не имеет смысла. Вы обречены. Выходите с поднятыми руками.
Пров поднял вертикалку, не целясь, выстрелил в летающую машину, картечь ушла в сторону, не задев летуна.
- С вами хотят поговорить, - донеслось сверху.

Послышался голос Маши: - Ди, это мама. Не слушайте их.
Потом голос Кати: - Они хотят, чтоб вы сдались. Не слушайте их.
Наконец заговорил губернатор: - Вы понимаете, что за ваши дела ответят эти люди? Отдаёте себе отчёт? Дорога всё равно будет и могильник тоже. Вам ничего не изменить.

Пров поднял автомат, дав очередь, квадрокоптер разнесло на части, осыпавшиеся вниз. У подножия появилась цепь из наёмников, быстрыми перебежками двигавшихся вперёд. Позади них появились бойцы ЧВП, полиция и гвардейцы. Превозмогая боль, Пров прильнул к оптике, нажал на спусковой крючок. Выстрел, отдача, пуля ушла в сторону цепи, уложив гвардейца. Наступающие залегли, ответив огнём. Пули ложились рядом с Ди и Провом, обдавая колючими осколками камней.

- Если отползти на десять метров вправо, - сказал Пров, - будет щель, там лаз в пещеру. Взрослый человек не пролезет, а ты сможешь. Оттуда уйдёшь на другую сторону горы, вернёшься за нашими, если сможешь.
- Я не пойду, - ответил Ди.
- Быстро дуй, - заскрипел зубами Пров.
Он перезарядил винтовку, прицелился, выстрелил, отправив на тот свет слишком рьяного бойца ЧВП.
- Кому сказал!? Бегом! – крикнул Пров, вновь заряжая винтовку.

Он снова выстрелил, убив ЧОПовца с помповым ружьём. Хотел было снова накричать на Ди, как пуля вошла ему в висок. Пров уткнулся щекой в прицел винтовки, навсегда закрыв глаза. Ди на мгновение потерялся, но тут же пришёл в себя, пополз к щели под прикрытием камней и кустов.

Наступавшие, поняв, что стрелять больше некому быстро пошли вперёд. Ди скользнул в щель, когда в нескольких метрах от него послышались шаги. В щели показалось лицо наёмника. Ди, недолго думая вытащил пистолет, выпустив всю обойму в преследователя, разворотив тому хлебало.

Пополз дальше в кромешную тьму и полз до тех пор, пока не свалился в обширную пещеру, слабо освещаемую фосфоресцирующим лишайником.

Когда глаза адаптировались, он увидел около двадцати истлевших тел древних племенных вождей обитавших в росших тут когда-то доисторических лесах. Это был прах сохранивший форму людей, рядом с которым находились проржавевшие мечи, сгнившие щиты, луки, топоры.
Под сводом пещеры что-то шевельнулось, Ди посмотрел вверх. Там вниз головой весел мохнатый, безликий человекообразный монстр, укутавшийся в поросшие бурой шерстью крылья. Он потянулся, расправив их, голова повернулась в сторону Ди.

- Здравствуй сынок, - сказал Хтон. – Нашёл моё дневное лежбище, какой молодец.
- Да я и не искал вообще то, - произнёс Ди. – Проползал мимо.
- Печально, что Пров погиб, - вздохнул Хтон. – Печально.
- Они взяли всех в заложники, - довёл до него Ди.
- Только воинам и охотникам, а не ростовщикам, присуще благородство.
Хтон спрыгнул вниз, спланировав радом с Ди.
- Эти люди, - Хтон обвёл рукой истлевшие тела, - когда-то тоже бились за эти земли, а теперь забыты и покинуты. А почему?
- Почему?
- Потому, что были слишком милосердны к врагу, - ответил Хтон. – Не делай таких ошибок сынок. Сейчас мы пойдём и не допустим их просчётов. Пора дать понять, что разум дан для созидания, а не для пожирания всего вокруг. И знай, главное, путь к свету лежит сквозь тьму.

Хтон зачерпнул руками горсть человеческого праха вперемешку с тысячелетней пылью, со всей силой дунув на неё. Чёрно-серое облако полетело к выходу их пещеры, сверкая маленькими молниями. Никто не видел, как гора родила странное, взметнувшееся вверх облако.

***
Хорошей войны не бывает.
(Русская народная поговорка)

Боец ЧВП «Хронос» перевернул ногой тело Прова на спину, обыскал, обнаружив в карманах лишь пули от слонобоя. Остальные бойцы внимательно осматривали местность, опасаясь возобновления стрельбы.
- Если бы тут таких было человек пять, хрен бы мы к горе подошли, - посетовал он.
- Погода портится, - указал кто-то на небо.

Тяжёлые, свинцово-грозовые тучи быстро замазывали небосвод широкой кистью от горизонта до горизонта, наглухо перекрыв доступ солнечным лучам.
Из лесов и болот потянулся туман, постепенно менявший цвет на грифельно-чёрный, становившийся густым, поглощавшим звуки и ещё оставшийся свет. Посреди дня наступала непроглядная ночь, сократившая видимость сначала до пяти метров, а после до одного. Даже мощные фонари не могли разогнать мглу, поглотившую всю округу, посёлки, деревни и городки, заставив людей попрятаться по домам, а животных реветь от страха. Движение на трассах и грунтовых дорогах замерло, речные суда бросили якоря, опасаясь двигаться дальше, время будто остановилось. Тьма обняла всё, до чего дотянулась.

Наёмники пытались спуститься со склона тыкаясь друг в друга, как слепые котята, падая, ломая руки и ноги, расшибая головы. Заплутавший ЧОПовец замер, услышав позади душераздирающий крик. Он узнал голос своего приятеля, потерявшегося в проклятой темноте, через секунду закричал кто-то из гвардейцев.

Крики стали доносится со всех сторон и чем ближе они были, тем страшнее становилось члену ОПГ замаскированного под охранную контору. Из темноты вылетела оторванная кисть, ударившая его в потёртый бронежилет, он вздрогнул от неожиданности. Где-то вверху захлопали огромные крылья, и перед ним опустилось мохнатое существо без лица, вооружённое мощными когтями. ЧОПовец выронил помповое ружьё, уставившись на лесное чудовище. Хтон махнул рукой, располосовав охранника вместе с бронежилетом на несколько частей, затем взмыл вверх, ища следующую жертву.

Ди шёл в темноте, которая не была для него кромешной, он отлично видел, слышал и чувствовал противника, спокойно и уверенно протыкал бойцов дротиком, вспарывал ножом. Иногда перепуганные молодчики начинали палить во все стороны, попадая в своих приятелей и командиров, тем самым помогая ему.

Крок сидел на тряпичном стуле для рыбалки с банкой пива в руке, он с содроганием слушал приближавшиеся крики, беспорядочную стрельбу, злую матерщину и предсмертные стоны. Из тьмы появился парень в шкуре с дротиком и ножом в руках. За ним вышло крылатое, безликое существо большого роста.

- Они в заложниках, - тихо сказал Крок. – В районном ОВД. Я не при делах. Это всё Козырь с этими, как их…. Он тоже там…. Я сожалею….

Ди приблизился, воткнув ему нож под нижнюю челюсть. Крок вздрогнул, выпустив дух. Ди с Хтоном двинулись дальше, а тело Крока, вместе со стулом и лагерем мертвецов, поглотила земля.
Снаружи здания ОВД гремел гром, но молнии, ни на секунду не разгоняли липкую тьму. Когтистая рука схватилась за решётку камеры, резко рванула, вырвав её с частью стены. Испуганная Катя вжалась в угол, закрыв лицо руками. Через образовавшуюся дыру внутрь влез Ди, с ног до головы перемазанный кровью, а за ним, ломая плечами кирпичи, вошло крылатое создание, державшее в когтях головы майора Пыпынина и губернатора.

- Аааа, вот ты где, - обрадовался Ди.
Хтон бросил головы в умывальник, ударом ноги выбил дверь, пройдя в заполненный тьмой коридор, откуда тут же послышалась стрельба и крики конвойных. Катя убрала руки от лица, Ди поставил её на ноги, обнял.
- Как не стыдно это признать, - сказал он, - но я соскучился.
- Что это было? – дрожащим голосом спросила она. – Что это за существо? Почему так темно? Почему ты в крови? Что происходит?
- Если коротко, - почесал голову Ди, - то это принуждение к миру. Сквозь тьму к свету. Пойдём отсюда, наши заждались.
Он взял её за руку, и они вышли наружу через пролом в стене.
Тучи медленно обнажали голубое небо, чёрный туман таял от солнечных лучей, освобождая напуганную округу, возвращая жизнь в прежнее русло.
Следующим утром Ди сидел вместе с Катей на лавочке перед домом Степана, они смотрели на перекинувшуюся через лес радугу, появившуюся после грибного дождя.
- Где тело Прова? – спросила Катя.
- Прибрал кое кто, - ответил Ди.
- Война закончилась? – вновь спросила она.
- Она только началась. А может и не прекращалась никогда. Но однажды её не станет.
- Откуда знаешь?
Ди наклонился к её уху.
- Хтон сказал, - произнёс он. – Он никогда не врёт.
Девушка обняла его за шею, и они продолжили наблюдать за радугой.

***
День рождение всеми обожаемого начальника решили отметить в арендованной для этих целях, царской усадьбе. На грандиозном банкете присутствовали все, так сказать, сливки общества, точнее, сливки сливок общества.
После лизоблюдских речей и тостов, юбиляр подозвал к себе одного из множества министров. Тот, пробежав на цырлах несколько метров от своего места, услужливо наклонился к виновнику торжества, подставив ушко.

- Что-то не вижу нашего друга Козыря, - спросил именинник.
- К сожалению, не можем его найти, исчез, - ответил министр.
- Как?
- Вы же знаете о поездах с радиоактивными отходами, которые мы хотели захоронить в Материнской Горе, - начал он. – Там начались проблемы.
- С населением? – нахмурился самый-самый, - Пошлите гвардию, полицию, ЧВП. Не мне вас учить.
- Козырь так и сделал, но все задействованные люди и даже наёмники бесследно исчезли. Там вообще творился какой-то апокалипсис, война. Разрушено здание ОВД, вся строительная техника пропала вместе с рельсами. Кошмар, одним словом.
- Это очень плохо. Обсудим после торжества, а то нас неправильно поймут, - юбиляр посмотрел на парня в больших очках, недовольно скосившего взгляд в его сторону.

Министр так же взглянул на парня и, раскланявшись, побежал к своей кормушке.
Рядом с охраняемыми вооружёнными бойцами воротами царской усадьбы остановилось такси с мятой дверью, из него вышел подтянутый мужчина лет пятидесяти с небольшой бородкой, в строгом деловом костюме с толстой, лакированной тростью в руке. Такси тут же уехало, обдав его сизым дымом. Мужчина подошёл к воротам, никто из охраны почему-то не обратил на него внимания, будто его вообще не было.

Мужчина пристально посмотрел в нависшую над въездом видеокамеру, ворота распахнулись, пропуская в заполненный охраной двор. Он спокойно шёл мимо не обращавших на него внимание людей, иногда бросая взгляд на окна усадьбы, где шёл пир.

Мужчина поднялся на этаж, где находился шумный банкетный зал, открыл позолоченную дверь, войдя внутрь. Подойдя к длинному столу, уставленному жратвой и выпивкой, оглядел присутствующих, остановив взгляд на парне в очках, размахнулся тростью, грохнув ей по дорогущему сервизу, разнеся его в щепки.
Разговоры стихли, а сидевшие ближе всего к странному мужчине попытались отстраниться от него подальше.

- Вы кто такой?! – крикнул кто-то из присутствующих силовиков. – Как сюда попали?! Есть приглашение?! Охрана!
- Не зовите их, - спокойно сказал мужчина, - пусть поспят.
- В чём дело? - возмутился кто-то из министров.
- И кто же тут у нас самый главный? – спросил мужчина, начав движение вдоль сидевших за столом, ударяя тростью по столовым прибором, сшибая рюмки и бокалы.
- Ты кто?! – разозлился юбиляр.
- Кто главный на этом пиру? – вновь спросил мужчина.
- Я! – ответил самый-самый, швырнув взятый было бокал с вином в тарелку с кушаньем.
Увидев это застывшие на месте официанты, поспешили ретироваться.
- Да ладно, - улыбнулся мужчина. – Не льсти себе.
- Да как вы смеете! – взвился, кто-то из блюдолизов.

Мужчина не обратил на это внимания, он подошёл к одной из сидящих дам, схватив её за серьгу с большим голубым брильянтом.
- Какая интересная расцветка, - сказал он, оглядев присутствующих ещё раз. – Смотрю это цвет сейчас в моде, судя по вам. Сколько же праха ушло на такую безделушку?
- Что вы себе позволяете? – побагровела дама.
Мужчина крепко схватил её за серьгу, так что та взвизгнула от боли.
- Так кто главный? - опять спросил он, держа даму за серьгу.
- Тебе уже сказали! – разозлился юбиляр. – Я главный!
- У меня другая информация, - произнёс мужчина, уставившись на парня в очках и указав на него тростью. - Что молчишь, копыто? Стесняешься? Вот кто главный!
Парень поднялся с места, промокнув губы салфеткой. Юбиляр тоже попытался встать.
- Сидеть! – рявкнул на него парень, от чего виновник праздника свалился на стул, почтенно замолчав.

Очки парня запотели от напряжения, он снял их, бросив в салат. Мужчина резко рванул за серьгу, вырвав её с мясом из уха. Дама заорала, бросилась бежать вон, заливая всё вокруг кровью, никто не посмел оказать ей помощь, все завороженно смотрели на происходящее. Мужчина швырнул серьгу в грудь парню, испачкав его костюм женской кровью.

- Что тебе надо лесной? – спросил парень мужчину, – Ты решил испортить пир?
- Ху***р! – огрызнулся мужчина. – Ты знаешь, что я соблюдаю нейтралитет, пока вы бьёте друг другу морды людскими руками. Хочешь, чтоб я его нарушил? Хочешь чтоб, чтоб влез в разборки, собрав всех, кто остался? Всех кто, обитает в омутах, спит в горных ущельях, парит над облаками, копошиться под землёй? Всех кто был рождён до сотворения.
- О чем ты? – занервничал парень.
- Знаешь, сколько давеча погибло народу у Материнской Горы? – продолжал мужчина. – А ведь они могли быть отважными воинами, хорошими ремесленниками, добрыми гражданами, но скверна высранная тобою и такими, как ты глубоко въелась в их души.
- Хочешь встать на светлую сторону?
- Не гони. По доброте своей они ограничены в действиях. Не могут, как ты прикрыться детьми и беременными женщинами, не могут минировать младенцев и сжигать заложников. Они воюют благородно, но я не связан такими заморочками. Я могу выступить на своей стороне, и тогда тебе с твоими шестёрками и слугами будет не до пиров.
Парень пошёл к мужчине, неожиданно для всех застучав копытами об паркет. Это повергло присутствующих в лёгкий шок.

- Что я должен сделать? – спросил парень.
- Поворачивай вагоны назад, не трогай Материнскую Гору и местность вокруг неё и прикажи этим, - мужчина указал рукой на присутствующих, - чтоб поумерили аппетиты. Это последнее предупреждение, для всех.
Он похлопал парня по плечу, развернулся и вышел из зала. Парень повернулся к гостям.
- Слышали?! – крикнул он голосом, превратившимся в рык. – Выполнять!
Гости, во главе с юбиляром, бросились к его ногам, прося прощение, целуя копыта и руки.

Мужчина шёл к воротам, сбрасывая душившую его одежду. По его телу пробежали волны напрягшихся мышц, мгновение и безликое человекообразное существо, оттолкнувшись мощными мохнатыми крыльями, взмыло высоко вверх, скрывшись в облаках.

15.05.2020.





Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фэнтези
Ключевые слова: Хтон, слонобой, выстрел, война, лес, оружие, дротик, нож,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 46
Опубликовано: 16.05.2020 в 15:19
© Copyright: Владимир Самсонов
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1