Вирус


Вирус
Введение За мою голову гильдия фармацевтических концернов в тандеме комитетом 300 негласно назначила такую сумму, на которую можно купить почти любой штат в Латинской Америке вместе с людьми, экономикой и всем тем, чем живёт данная местность. Они, кстати, продаются, если кто не в курсе. Никогда так дорого я ещё не стоил. А всё из-за того что таких сумасшедших гениев как я... мир ещё не знал...
Все события, организации и персонажи являются авторским вымыслом. Любые совпадения имён, фамилий и должностей персонажей с реальными именами живых или умерших людей, а также происходившими с кем-либо в жизни событиями — абсолютно случайны и совершенно непреднамеренны.
ВИРУС В эти минуты я доживаю свои последние мгновения, я это знаю. Нет-нет, я прекрасно себя чувствую, нахожусь в здравом уме и доброй памяти. Пью ароматный кофе и наблюдаю в режиме онлайн на своём многострадальном мониторе распространение моего детища по миру. И его уже не остановить. Этот факт меня несказанно радует. Впрочем, не менее радует тот факт, что от понимания данного процесса сейчас захлёбываются в своей злобе, так называемая элита, которой я порушил планы на ближайшие пару-тройку сотен лет.
Отныне для того чтобы манипулировать здоровьем людей, держать их в страхе, контролировать численность по средствам умерщвления и зарабатывать на этом – шансов практически не осталось. Война в привычном понимании сегодня никому не нужна, поскольку победителей в ней не останется. А работать в области вирусов отныне задачка очень не простая. Мой штамп распространяющегося вируса безупречен, я разрабатывал его достаточно долго и очень кропотливо. В симбиозе с божественным замыслом он уже дал те плоды, от которых вздрогнули великие манипуляторы мира сего. То ли ещё будет...
Моя физическая смерть теперь уже не имеет никакого смысла, поскольку даже я не смогу ничего изменить в запущенном процессе. И, тем не менее, красная точка на снайперской винтовке уже светит мне в лоб с крыши соседнего здания, я вижу её в отражении монитора.
Чего же ты ждёшь, милый друг... Жми скорей на курок, ни сегодня – завтра мой вирус доберётся и до тебя...
...

За 17 лет до этого...

- Так, Элвин, ты долго будешь возиться со своей пандемией?
- Господин, Оливер, всё почти готово, мне осталось провести всего лишь пару заключительных испытаний, всё-таки вирус достаточно сильный. Важно чтобы он не превысил в значительной степени заявленное количество целей и чтобы мы могли в любой момент его нейтрализовать.
- Сто или сто пятьдесят тысяч человек – это не так важно. Как только мы выполним заказ, тут же запустим антидот, он испытан, пандемия полностью исчезнет. Так что давай не теряй времени. Признаки простуды этот штамп имеет?
- Да.
- Инкубационный период?
- Вариативен, в зависимости от иммунной системы конкретного человека, но в целом две – три недели.
- Годится. Хватит с ним нянькаться. Запускай процесс! Если бы все так осторожничали, то люди бы до сих пор дальше палок и камней в своём развитии не ушли.
- Слушаюсь, господин Оливер.
...
Очередной вирус был запущен в массы в конце 2019 года. Китай, Италия, США, Европа, далее Россия и прочие страны испытали на себе разработку не предающейся огласке фармацевтической компании. Удар был нацелен по двум фронтам. Первый – падение экономики, и качества жизни людей, что неизбежно привело к падению на биржах и позволило за гроши скупить холдинги и предприятия. Таким образом внести корректировки в давно начатый передел мира. Второй удар – так сказать побочный эффект – это сокращение численности населения и давление страхами для подстёгивания людей к массовой вакцинации и чипированию – глобальный контроль и возможность отключить любого живущего от системы жизнедеятельности в нужный момент.
...

Спустя один год

- Итак, господа! Мои поздравления по поводу успеха с вирусом 2019. Разлетелся на ура! Элвин просто гений, хотя... Не все задумки реализовались так как от нас того требовало техническое задание. Заказчику пришлось дополнительно подключать СМИ для нагнетания страха и усиления эффекта.
Оливер прошёл по лаборатории, положив папку с документами на стеклянный стол, он продолжал, глядя на Элвина:
- Твой вирус сработал лишь на 70%. Пришлось продержать его на два месяца дольше, чем планировали, но мы располагали временем. А если бы не располагали? Во влажных регионах вирус очень хорошо распространился, а например, в России, там климат в большей степени сухой. И результаты слабые. На нас возлагали совсем другие надежды! Благо компенсировали Штатами и Европейской частью. Но мы серьёзно рисковали! Впредь серьёзный заказ могут нам уже не доверить. Конкуренты тоже не дремлют, не забывай об этом! Со свиным и птичьим гриппом проблем подобных не возникало! Мы неимоверными усилиями вырвали заказ на вирус 2019 и чуть его не провалили. Хотя положительных отзывов получили в целом много.
- Я ведь предупреждал, что мне требуется ещё несколько испытаний. Я как раз работал над этим вопросом, - ответил Элвин, виновато поправляя очки.
- Мне не нужны оправдания! У вас были конкретные сроки на разработку вируса, вы эти сроки одобрили. А работу выполнили не должным образом. Ещё один такой промах и я не посмотрю на то, что здесь собрались великие умы! Возьми себе в помощники вот, Даррелла...
Мистер Оливер показал на молодого парня, Даррелла, так он стал помощником Элвина.
...
В организацию, в которой Даррелл отработал почти шестнадцать лет, название которой он, к слову сказать, так и не узнал, его когда-то привёл знакомый. Школьный приятель, с которым случайно пересеклись в пивном баре, расспросив в общих чертах, кем стал его знакомый во взрослой жизни, предложил работёнку. Даррелл был сразу скептически настроен, поскольку этот парень ещё со школьных лет славился пристрастием к дурным компаниям и не самым законным интересам. Но поскольку на тот момент Даррелл переживал серьёзные финансовые трудности – рискнул прийти на собеседование.
Странный загородный офис, расположенный в трейлере сразу навёл на мысль что здесь что-то не чисто. Однако человек проводивший собеседование произвёл весьма серьёзное впечатление. Даррелл неплохо разбирался со школьной скамьи в химии и так же в физике. К моменту встречи одноклассника успел защитить кандидатскую по химическим связям в условиях вакуума. Работал несколько лет в лаборатории золотого завода, но попал под сокращение, чему был искренне рад. Работа там была скучная и более чем тривиальная. Никакого творческого процесса. Здесь же, в вагончике трейлера человек с первых минут встряхнул запылившиеся надежды парня относительно деятельности именно в области разработок. Он действительно знал, о чём говорил, Даррелл его понимал, и человек проводивший собеседование это видел, диалог проходил на одной волне.
Дарреллу не пришлось заполнять никаких анкет. Через семь минут после начала собеседования его утвердили в штат компании, которая не желала предавать гласности какие бы то ни было юридические аспекты своей деятельности. За сдерживание интереса данного вопроса они предложили оклад, превышающий в три с половиной раза средний уровень заработной платы в регионе. И десять процентов выдали сразу в качестве аванса.
В чём конкретно состоит работа – не сказали, но предложили делать то, что Даррелл действительно хотел делать. Он всегда мечтал создавать! Человек не спросил ни документов, ни телефон, ни домашний адрес. Он просто выдал пачку новых купюр, и сказал, чтобы парень был завтра в это же время на южном выезде из города. На следующий день, около стелы Даррелла подобрал тонированный седан и доставил на базу, где он и был передан в подчинение Элвину.
Элвин оказался вполне достойным коллегой, наставником и начальником в одном лице. Он ни разу не позволил себе использовать положение в общении с Дарреллом. Прессинга с его стороны наверное в жизни не испытывал даже его кот. Даррелл не был профаном в области молекулярной физики и имел не только общие представления о том, как тесно химические знания граничат с физическими свойствами объектов. Однако у Элвина было чему поучиться. Он работал в лаборатории уже четвёртый год, успел за это время заработать определённую репутацию, а так же пару миллионов долларов. Перспективы Дарреллу нравились. Он быстро включился в работу и уже через два месяца дал первые серьёзные результаты.
- Господин Оливер? – подошел Элвин к директору базы, - я благодарен вам за то, что дали мне такого головастого помощника. Он предложил радикальное решение, и я закончил, наконец, «оранжевый штамп». Опыт проведён на сорока восьми крысах, мы получили стопроцентный результат. Как только будут готовы добровольцы – мы готовы провести испытание на людях.
- Элвин, ты меня удивляешь, - отозвался Оливер, сурово глядя на сплочённую работу тружеников лаборатории, - когда люди добровольно шли на какие-либо жертвы? Как бы мы не покупали самые низшие, ничего не обещающие слои общества – они не готовы идти на эксперименты. Более того, они не должны знать, что это за эксперименты. Да и зачем им деньги? Всё равно они не успеют их потратить.
- Что же нам делать?
Оливер достал мобильник и набрал номер.
- Сколько человек нужно для проведения эксперимента?- спросил он пока в трубке шли гудки.
Элвин пожевал нижнюю губу и ответил:
- Если будут уроженцы Китая, Европейские образцы, желательно пару чернокожих и представители Индийских земель... то хорошо бы человек десять – пятнадцать.
Оливер произнёс в трубку:
- Всё услышал? Выполняй.
После этих слов Оливер отключил трубку и лишь сказал:
- Через два дня ты получишь образцы для испытаний. Пока же можешь отдохнуть. Смотайтесь с Дарреллом на побережье, я закажу вам хижину. Пообщаетесь там в неформальной обстановке. Развеетесь. Заодно обсудите вот этот проект.
Оливер передал папку, которую держал до этого в руке.
- Мне интересно ваше общее мнение на этот счёт, - закончил он и покинул базу.

***
На побережье было достаточно уютно. Ухоженные домики, огороженная территория, чистый песок и никого из людей.
- Это частный пляж нашей корпорации, - пояснил Элвин, - несколько раз в году мы приезжаем сюда отдохнуть. Место райское. Питание за счёт компании. Так же в all inclusive включён массаж, парная, теннисный корд к нашим услугам, тренажёрный зал, вон те все скутеры, сёрфинг, когда есть волна и сноровка...
Элвин не договорил. Даррелл посмотрел в сторону скутеров, а Элвин устремил свой взор на мулатку в красном купальнике несущую в сторону парней два коктейля.
- Да..., друг мой, и это всё тоже для нас..., - добавил он, расплывшись в улыбке.
Вторая девушка с очень рельефными формами шла вслед за первой, снимая купальник на ходу...
...
Проект Оливера не отличался особой новизной. Он пытался создать вирус способный поражать некую конкретную группу людей. Главным условием вируса было – вариативность. Иными словами, один и тот же вирус должен иметь взаимозаменяемый штамп. К примеру, сегодня наша цель – носители японских кровей. Завтра немилыми стали афроамериканцы и жители африканского континента. Послезавтра, к примеру, немилость может пасть на итальянцев или французов. Но ведь тот же француз он не только во Франции обитает. А требование может быть таким, чтобы такого рода людей вообще не осталось на Земле! Соответственно нужно накрыть волной вируса весь мир, чтобы при этом остались невредимыми только те, кто не является мишенью. Замысел требовал одного универсального вируса, с помощью которого можно было бы назначать разные мишени и при этом не выявлять его в медицинских условиях. Умирают люди и умирают, а почему, от чего... никто не должен этого был понимать. И уж тем более пытаться противостоять этому.
- Что думаешь, - спросил Элвин у Даррелла, когда оба парня прочитали задание.
- Тема интересная. Откровенно говоря, я слабо верю в то, что химическим каким-то способом..., а точнее даже не химическим, а вообще в целом инструментом искусственным, каким бы ни был его характер, можно внести изменения в замысел творца. Подобные игрушки дорого обходятся не только человечеству, но и тем, кто их создал, или же пытается создать.
- Я особо не заморачиваюсь по этому поводу, Даррелл. Моя философия намного проще. Покажи мне хоть одного человека, кто бы ни согрешил? Все грешники. С малых лет человек начинает хитрить, юлить. Ещё и разговаривать не умеет, а уже манипулирует родителями по средствам крика. Ну и чем эти люди заслужили право на существование? Всем есть за что ответить, вот пусть и отвечают.
- А тебе?
- А мне в первую очередь. Я вырос в нищете, в нелюбви и в постоянном предательстве. Чего ожидал всевышний, когда делал меня таким? Наивно полагать, что после этого я полюблю людей. Будь моя воля – я бы вообще убрал такое звено как человечество из всей системы биогеоценоза. И при этом ни одна другая цепочка не пострадает, это научный факт. Земля продолжит жить и процветать... только уже без мусора... во всех смыслах этого слова. Так что я так или иначе... делаю всё что в моих силах для того чтобы убрать горести, страдания и невежество с Земли.
- Судя по всему ни моя, ни твоя теория не мешают нам заниматься тем, чем мы занимаемся...
- Более того... помогают!
Элвин подмигнул и расплылся в поразительно добрейшей улыбке.

***
По требованию господина Оливера были доставлены пятнадцать человек для испытаний проекта Элвина. Опыты показали очень хорошие результаты, и оклад Даррелла вырос вдвое. Элвин сиял.
Создание вирусов – увлекало новоиспечённый тандем. Но всё же видеть в новостях то, как их детища пожирают тысячные войска людей в разных уголках планеты, было не очень приятно.
- Не бери в голову, - как-то ни с того ни с сего сказал господин Оливер за обедом, когда вдруг они синхронно вместе с Дарреллом опустили взор с экрана TV, где только что закончился экстренный выпуск новостей, недвусмысленно подтверждающий очередную победу лаборатории, - работа СМИ – врать. Приукрашивать, усугублять, наводить ужас и смятения в массы. Мы прекрасно делаем свою работу, они прекрасно справляются со своей. В купе с некоторыми рычагами власти мы совместными усилиями неплохо справляемся со своей общей задачей. Но по факту ситуация в мире куда более спокойная и ничего трагичного не предвещающая. Смысл рубить сук, на котором сидишь. По сути, вся наша деятельность направлена на психологические уловки, на страх. На нём мы и играем. Так наши покровители вершат передел мира. Технология стара как мир, но... работает безупречно.
Слова директора базы Даррелла частично успокоили. Он вдруг подумал, что теория Элвина не так уж и дурна. Человек - такое интересное создание. Разум, который возвышает его над всем остальным миром живых существ, способен на многое. Но почему-то человек в подавляющем большинстве случаев направляет всю свою изобретательность на то, чтобы получить выгоду от своих же собратьев, даже если ради своих целей приходится поступиться принципами совести.
Даррелл искренне надеялся на то, что господь по средствам разрабатываемых вирусов убирает с лица земли самые худшие слои общества. Тех, кто мог бы натворить дел. Ведь всё-таки эта лаборатория зачем-то должна была существовать? Стало быть, в этом есть свой замысел творца, как и во всём существующем.
Даррелл работал усерднее, стараясь реализовать себя как можно более полно и масштабно. В определённые моменты его нездоровый интерес к планированию и пробам по выведению новых не знакомых миру прежде штампам вируса, привлекал внимание коллег и начальства. Парня стали чаще приглашать на приватные беседы к руководству. Они всё время пытались вывести его на чистую воду, но Даррелл был кристально чист, никаких своих интересов не имел, поэтому с полной ответственностью каждый раз заявлял о своей благодарности за то, что оказался в этом месте. Его трясли по полгода, но потом не найдя причин для беспокойства отпускали обратно в лабораторию. Оклад учёного продолжал стремительно расти. Опыт и репутация с годами плотно закрепились за ним не только на закрытой базе, где он обитал, но даже и за границами её и страны. Чёрный рынок передовой фармацевтики достаточно узкий. Если человек чего-то более-менее стоит, он быстро попадает в поле зрения заинтересованных в нём корпораций.
- Послушай, Даррелл, - как-то спросил Оливер, пригласив к себе в кабинет и плотно закрыв дверь. – Наши иностранные партнёры хотят переманить тебя к себе. Мне об этом донесла личная разведка. Есть все основания полагать, что в ближайшем будущем тебя попытаются завербовать. Я не знаю, что это будет. Возможно, в ход пойдут угрозы, но в первую очередь обычно человека пытаются купить.
- Меня здесь всё устраивает, господин Оливер. Здесь у меня любимая работа, друзья, сплочённый давно уже ставший родным коллектив. С руководством всё складывается как нельзя лучше. У вас нет никаких причин для беспокойства на мой счёт.
- Даррелл, я честно скажу, мне бы очень не хотелось тебя потерять. Я прекрасно понимаю, что сумма, которую тебе озвучат, будет превышать твой сегодняшний заработок отнюдь ни в два - три раза. Это будет очень внушительная сумма. И она будет не единовременная, а системная. Я не знаю, как бы я поступил в данном случае, окажись на твоём месте. Мы - достаточно влиятельная организация, но такие средства здесь не получаю даже я. Так что...
- Господин, Оливер, даже если мне в качестве заработка будут каждый день подвозить фуру забитую долларами, я всё равно от вас не уйду. Мой дом здесь, а не где-то ещё.
- В общем-то... я так и думал. Но это ещё хуже... для тебя.
- Почему?
- Потому что в этом случае тебя попытаются запугать. Помнишь, мы говорили о страхе? Это главный инструмент во всём мире. И в перетаскивании кадров он не отличается разнообразием. Свою охрану я тебе приставить не могу, поскольку это будет выглядеть как моё вмешательство в данный процесс. Я по канонам организации не имею права препятствовать перемещению сотрудников. Но... давай поступим так. Когда к тебе придут – не давай им ответ сразу. Возьми время подумать, это не вызовет сомнений и будет выглядеть достаточно правдоподобно. Скажи мне о том, что они предложили, и дальше будем смотреть по ситуации. Только у меня будет к тебе одна просьба – не играй со мной. Если всё-таки решишься – перейти – скажи честно.
- Я ни разу не позволил себе лукавство, господин Оливер, ваши слова меня обижают.
- Хорошо, прости, я нервничаю, говорю в эти моменты подчас не слишком хорошо думая.
- Всё хорошо, господин Оливер, я пойду работать?
- Да. Скажи..., как там идут дела над моим проектом?
- Задумка очень интересная. Часть задач нам с Элвином удалось реализовать, но пока ещё проект вызывает много вопросов.
- Но всё-таки... больше да чем нет?
- Мы сделаем это, даже не сомневаюсь. Это всего лишь вопрос времени.
- Вот поэтому я тебя и ценю, Даррелл. Иди.
Оливер расплылся в улыбке, но тут же постарался совладать с собой.
Прошло чуть больше недели, когда у съёмного дома Даррелла остановился белый лимузин. Человек с переднего сиденья окликнул домочадца, когда он возвращался с работы, после чего вышел из машины и открыл заднюю дверь.
В белом костюме, в шляпе и элегантных очках на заднем сидении сидел человек. Он дружелюбно кивнул, приглашая сесть рядом.
Ощущения были так себе, но отказывать было невежливо, тем более Даррелл уже знал чего ждать от этой встречи. Опасаться стоило второй. Первая же обещала быть вполне безобидной.
- Очень приятно познакомиться лично, - протянул руку мужчина в машине, - меня зовут Таггет.
Это имя парень прежде не слышал. Выглядел мужчина очень серьёзно.
- Полагаю, о моём грядущем визите вас уже предупредили. Оливер хорошо подкован и за кадрами присматривает качественно, мой ему кстати привет.
- Простите, господин Таггет, я порядком устал, и хотел бы поскорее добраться до своей кровати. Если у вас есть ко мне дело – то...
- Есть. Под моим началом работает такая же лаборатория как у вас, только в Аризоне. И она находится не на задворках. Элитный район полностью адаптированный под промысел нашего дела. Клубы, рестораны, теннисные корты, торговые и развлекательные комплексы, свои красные горы, где ещё такие увидишь? Сразу предоставляем жильё и вовсе не в аренду. Личный автомобиль любой из линейки компаний партнёров. Личный кабинет, штат личных подчинённых и вот такой ежемесячный оклад.
Мужчина достал из кармана аккуратно свёрнутый листок. Это был договор, в котором красовалась крупно прописанная сумма. И сумма выглядела по-настоящему фантастической. Что делать с этими деньгами – фантазии так сразу не хватало.
- Возьмите этот договор, Даррелл, поизучайте, может быть, сочтёте нужным внести какие-либо коррективы, мы готовы обсудить. Дня через три, мои люди приедут за ответом, все инструкции у них уже есть, у меня через час самолёт, я сюда больше не прилечу. Подумайте, хорошенько, Даррелл, надеюсь до встречи в Аризоне.
Человек снаружи открыл дверь, и Даррелл покинул авто.
Договор был просто сказочный. Условия максимально лояльны и всё на стороне работника. Кроме того, деятельность велась совершенно официально. Неизвестно, как они проводили это перед законодательством, но стаж, перечисления, всё официально до последней мелочи. Конечно, выглядело это всё заманчиво, открывало большие перспективы. Но парень мне мог подвести Оливера, коллектив и себя.
На следующий день этот договор Даррелл принёс к своему руководителю. Внимательно ознакомившись с ним, Оливер посмотрел на него как на сумасшедшего.
- Сам-то читал?
Даррелл ответил утвердительным кивком.
- И что? Не купился?
- Я ведь сейчас здесь, с вами.
- Не знаю, парень, чем ты думаешь и от чего отказываешься. Но твой выбор меня приятно удивляет. Хорошо. Я подумаю над тем, чтобы приставить к тебе в наших условиях штат подчинённых, ты давно уже до этого дорос. Ну а что касается этого предложения..., - Оливер положил договор на стол и пододвинул его к Дарреллу, - Таггет – это очень влиятельный человек. Но, равно как и влиятельностью, он отличается ещё и жестокостью. В общем... отказов он не принимает. Понимаешь, что это значит?
- Мне кирдык?
- Определённо.
Даррелл погрустнел. Оливер же расплылся в улыбке.
- Да не бойся. Мы тебя в обиду не дадим. Значит, поступить нужно будет так...

***
На четвёртый день после визита Таггета, ближе к вечеру к дому Даррелла подъехало два джипа. Женщина очень ухоженного вида в дорогом костюме как с обложки подошла к двери дома и позвонила в звонок.
- Я от Таггета, - сказала она, когда Даррелл открыл дверь.
Женщина вошла без приглашения, буквально оттолкнув хозяина дома, и сама закрыла дверь.
- Неугодно ли войти? – съязвил Даррелл, когда дама уже расположилась на диване, впившись суровым взглядом в парня.
Она расставила широко ноги, откинулась на диване и, проведя рукой в области бикини, спросила:
- А тебе?
Даррелл оценил остроту ума визитёрши.
- Послушай, юморист, - приняв исходную форму, с напором произнесла гостья. - Если я правильно поняла, - предложение мистера Таггета тебя не заинтересовало?
- Вы поразительно догадливы, мадам.
Дама встала и процокала своими каблуками, в упор подойдя к Дарреллу так, что их носы почти соприкоснулись.
- Обожаю дерзких талантливых мальчиков, - прошептала она, сексуально облизнув свои губы.
- Я тоже, - быстро отреагировал Даррелл.
- Что? Так ты гей?
- Не знаю, мадам, не пробовал, но вообще я имел ввиду, что мне очень приятно общаться с молодыми талантливыми людьми. И если этот человек мужского пола, то это не является причиной перестать его уважать за талант.
- Хм... Да..., к тебе так просто и не подступишься... Ты стоишь тех денег, которые отмечены в договоре уже даже за то, что я увидела. Ну, так что ты решил?
- Мне лестно получить такое предложение, не уверен, что я его заслуживаю, но это было очень приятно. И всё-таки, мадам, моё место здесь. Я начал свою деятельность у господина Оливера, и как мне кажется... я должен с ним и продолжать своё дело. Надеюсь..., вы правильно меня поймёте.
Дама отреагировала на слова Даррелла очень спокойно. Она знала ответ наперёд. Опустившись на диван, она произнесла:
- Так ли хорошо ты знаешь, милый друг, кто твой хозяин и чем он занимается на самом деле?
- Со всей ответственностью могу заявить, что о господине Оливере я не знаю ровным счётом ничего. Кроме того, что его зовут Оливер и что он мой начальник. И мне бы хотелось, чтобы мои познания остались на этом же уровне относительно данного вопроса.
- Увы, друг мой..., вынуждена изменить твои планы и пожелания. Оливер – убийца.
- Возможно.
- Что? И ты так спокойно об этом говоришь?
- Я всего лишь допускаю эту мысль, равно как и возможность того что передо мной в данный момент находится киллер.
- О-па...
- Вы, милостивая государыня, не представились, и я вас не знаю.
- Ах, да. Меня зовут Джейн, и да..., я неплохо умею управляться с винтовкой. Но на этот счёт тебе нет причин волноваться, если что, ты был бы уже мёртв. Я приехала забрать тебя в новую успешную яркую жизнь. Так что давай..., собирай чемоданы и погнали, самолёт отбывает через три часа, на сборы не так много времени.
- Покорнейше прошу меня простить, миссис Джейн, вероятно, я не очень вразумительно выяснился. Я не принимаю предложение мистера Таггета. Я остаюсь здесь и продолжаю работать у господина Оливера.
- Твоими руками Оливер уничтожает десятки, а порой и сотни тысяч людей! Ты что не понимаешь что кровь всех этих невинных людей на твоих руках? Ты ведь не глупый парень, Даррелл, судьба подарила тебе шанс искупить вину, причём в таких комфортных и человечных условиях, о которых можно только мечтать... подумай ещё хорошенечко. Я перенесу нашу поездку на завтра, но больше мы ждать не можем.
Джейн направилась к выходу.
- Чем же ваша организация лучше? Будучи в штате компании мистера Таггета мне не придётся умывать свои руки кровью?
Джейн обернулась.
- Даррелл, мы разрабатываем значительно более интересные вещи. Мы работаем на благо человечества, а не во вред ему. Корпорация мистера Таггета главный поставщик основной доли фармацевтических гигантов, а так же муниципальных организаций области здравоохранения ведущих стран мира. Мы разрабатываем вакцины, способные противостоять тем или иным заболеваниям. И за эти разработки, страны готовы платить хорошие деньги. А ты думал, почему у нас прозрачный бизнес? Даже не разобрался в вопросе, а уже принимаешь решение. Я разочарована, Даррелл. Подумай хорошенько до завтра. Вечером я вновь постучу в твою дверь. Ты нужен нам, ты нужен миру. Не упусти свой шанс.
Джейн сочувственно и как-то открыто посмотрела на Даррелла, после чего покинула дом.
Поразмышлять было о чём. Парадигма ни с того ни с сего изменилась.
- Что если эта сумбурная личность сказала правду? – размышлял про себя Даррелл, - возможно судьба на самом деле даёт мне шанс, в праве ли я его отталкивать? Ведь на самом деле вместо того чтобы создавать оружие, можно создавать и защиту. И при этом заниматься своим любимым делом. Возможно, я мог бы подарить человечеству такую вакцину, которая бы излечила его раз и навсегда, поглотив в себе боли, скорби и тяготы от физиологических изъянов, проявляющих себя в болезнях.
...
Оливер с нетерпением ждал рассказа Даррелла о минувшем разговоре.
- У меня двойственные чувства, господин Оливер. Я несколько раз сказал «нет» тому, кто приезжал вчера с намерением забрать меня отсюда. Они думали, что я уже собрал вещи, вчера на моё имя был заказан билет.
- И что... они просто так развернулись и ушли? – сощурив глаза, спросил Оливер.
- Мне дали последний шанс подумать. Сегодня крайний срок.
- Мои люди всюду охраняют тебя, не переживай на счёт своей безопасности. Дамочка весь вечер была на мушке, равно как и те со смурными лицами в машине.
- Значит я не один?
- Конечно, нет, разве я могу рисковать тобой, Даррелл...
- И вы знаете, о чём у нас состоялся разговор?
- До мельчайших подробностей. Часть того что сказала Джейн – правда. Это типичный ход для вербовки одного человека или группы людей. Собственно, религия точно так же вербует граждан. Ну не будем уходить в сторону.
- Расскажете мне всю правду?
- Ну... всю не всю – но побольше той, что ты вчера услышал. Присаживайся.
Даррелл сел.
- Первый вопрос который тебя, быть может гложет – являемся ли мы здесь все убийцами? Ответ однозначно утвердительный. Да, наш продукт убивает людей. К слову, добавлю, что наши разработки убивают народу в разы меньше, нежели, к примеру, продукты пищевой промышленности, или производственной сферы, или в сфере строительства... Курортные и развлекательные зоны, обслуживающий персонал... Ты и представить себе не можешь, сколько людей погибает от просроченной или некачественной продукции, сколько ежедневно отбывает в мир иной и от свежих продуктов, но противопоказанных кому-то конкретно. От условий работы на вредных и в меру вредных производствах ежедневно люди убивают свои тела. Если бы ты знал, сколько трупов залито в бетонные фундаменты новостроек, то никогда бы не купил квартиру в высотке. Или быть может ты думаешь что строительные концерны выплачивают компенсации семьям погибшим во время проведения работ? Несчастных случаев в мире огромное множество. И якобы без вести пропавших – кстати – тоже.
Ну да ладно... опустим этот момент. Пожалуй, я скажу пару слов о корпорации Таггета. Он не такой белый и пушистый, каким кажется на первый взгляд. Да, действительно он занимается лекарствами. Прибыль к нему течёт рекой, причём официально и почти со всего мира, поэтому мы не можем конкурировать с его окладами. Но это не вся правда. Видишь ли..., Даррелл... Фармакологическая сеть компаний, весь фармацевтический бизнес нацелен отнюдь не на оздоровление человека! Если они вылечат всех людей, то кто им будет приносить прибыль? Они попросту лишатся всех клиентов. Нет... со времён первых изобретённых препаратов служащих для утоления симптомов болезней всегда в контексте закладывался механизм, разрушающий в человеке что – либо другое. Сейчас это официально у всех на виду прописано в инструкции к каждому лекарству. Побочные эффекты называются. Неужели ты думаешь, что невозможно создать вакцину от недуга при таком раскладе, чтобы она не вредила другим органам? Намного сложнее создать нечто, что не лечило бы, а устраняло симптомы одного, и при этом гробило другое. А теперь ответь мне на вопрос, знаешь ли ты на сегодняшний день хоть одно лечебное средство, которое бы не отвечало тем требованиям, которое я тебе описал?
Даррелл тяжело вздохнул.
- Мы все, так или иначе, убиваем друг друга, Даррелл, - продолжал Оливер. В погоне за прибылью самые эффективные инструменты остаются неизменными. Необходимо создать такие условия, при которых однажды обратившийся клиент становился твоим рабом, извечным покупателем. В этом отношении именно корпорация мистера Таггета не знает себе равных. Мы куда более гуманно поступаем. Жертвы наших творений умирают быстро и практически без мучений. В фармакологическом же бизнесе, алгоритм уничтожения человечества спрогнозирован совсем по другим канонам. Всё делается для того, чтобы человек мучился. Мучился годами, десятилетиями. Чтобы он испытывал боли, страдания, чтобы эти боли заставляли его время от времени нести свои денежки в аптеки, медицинские центры, частные и государственные клиники.
Ну и кто из нас палач, ответь мне Даррелл? Я или Таггет?
Скажу ещё вот что. Я, как и ты, просто зарабатываю деньги и занимаюсь при этом любимым делом в той мере насколько мне это дозволено. Если бы нам платили за то чтобы реально излечивать людей, я бы первый занялся таким делом. Но, увы... платить сильные мира сего готовы только за деструктивную деятельность. Так что мы далеко не самый коварный отдел зачистки.
- Сегодня они приедут за ответом. И..., я не уверен что, получив моё очередное «нет», они просто развернутся и уйдут.
- Маловероятно, Даррелл. Я ведь тебе не просто так говорил о том, что Таггет не принимает отказов. Я бы тебе этого ни за что не сказал, поскольку это лишь дополнительно подталкивает к принятию его предложения. Но я честен перед тобой, ты этого заслуживаешь. Так вот ты уже недели три как не один. Мы не дадим тебя в обиду. Если кто-либо из визитёров недружелюбно хоть пальцем шевельнёт в твою сторону, мы этот палец у него отнимем... а скорее всего – жизнь.
Даррелл погрустнел.
- Да, приятель, это место вовсе не является раем. Возможно, рай был здесь когда-то, но до тех пор, пока здесь не появился человек. Впрочем... Что сильно-то изменилось? В животном мире сильные пожирают слабых. В мире людей происходит всё в точности так же.
- Сложно не согласиться...
- Ну а я о чём. Так вот... я тут пораскинул... Для начала дам тебе четыре лаборанта в подчинение, через месяц должны подтянуться ещё двое, а через пол годика примерно, наберёшься опыта управления, ты схватываешь быстро, и увеличим число твоих подданных до двадцати, так примерно я думаю. Ну что? Ты с нами? Всё в силе?
- Да, господин, Оливер. Теперь самое главное дожить до следующего дня.
- Доживёшь, обещаю. В противном случае готов удовлетворить любую твою просьбу в качестве моральной и физической компенсации.
- Ну да... Не уверен, что на том свету мне она пригодится.
- Всё нормально будет, вот увидишь. Слово убийцы!
Эти слова подбодрили Даррелла.
Пожав друг другу руки, они разошлись.
...
Уже знакомые два автомобиля подъехали к дому Даррелла. На этот раз к дверям подошли два крепких парня. Джейн с ними не было, её не было и в машинах. На двери дома Даррелла предусмотрительно висела записка:
«Спасибо за предложение, моё итоговое решение принято оставить всё так как есть. Прошу больше меня не беспокоить по этому и прочим вопросам. Даррелл».
Парни сорвали записку с двери, один из них убрал её в карман, а второй высадил дверь, не слишком-то прикладывая к этому усилия.
В следующий момент в доме раздались выстрелы. Ещё трое парней стремительно покинули авто, обнажив пистолеты, и устремились в дом, войдя в него через окна и двери чёрного хода. Выстрелы вновь прогремели.
Водители джипов с визгом шин отогнали машины, когда из дома с автоматом в руках вышли трое бойцов в защитной форме. Они проводили суровыми взглядами удаляющиеся автомобили, осмотрели местность и развернулись, чтобы зайти обратно, но тут поочерёдно у каждого из них на затылке образовалась красная точка. Парни не успели войти в дом. Визг шин из непонятно откуда взявшейся машины пронёсся по улице. Джейн с винтовкой в руках перепрыгивала с одной крыши на другую как пантера. Ещё несколько автомобилей вырвались из-за домов. Перестрелка продолжилась на улице между машин и стихла только тогда, когда фары габаритных огней скрылись за дальним поворотом.
- Джейн ушла, - рапортовал парень в камуфляже Оливеру. Даррелл сидел здесь же в кабинете.
– У нас потери. Трое ребят убиты, ранен водитель и один доставлен в реанимацию. С той стороны общей сложностью не досчитаются семерых.
- Ну что, нормально, - оптимистично подытожил Оливер, - будем считать, немного повздорили и разошлись. Типичная потасовка. Продолжаем работать, как работали, правда... жильё Дарреллу нужно будет теперь конечно сменить.
Оливер повернулся к Дарреллу и продолжил:
- Даже не из соображений безопасности, ответ Таггет получил достаточно внятный. Там просто эстетика в доме немного пострадала. Бригада отделочников заступит уже завтра. Если хочешь, можешь остаться жить там же, мы поторопим по срокам.
- Нет- нет, господин Оливер, если можно, я бы предпочёл другое жилище. С этим у меня теперь уже связанны не самые приятные воспоминания.
Даррелл нервничал. Оливер же с усмешкой налил себе в бокал виски и дал отмашку вояке. Человек в форме покинул кабинет.
- Да не переживай ты. Всё в порядке, - начальник протянул свой бокал Дарреллу и, подойдя к окну, договорил, - Таггет не дурак. Он прекрасно понимал, что я так просто тебя не отдам, но и оставить свой отказ без нескольких трупов он тоже не мог. Это мероприятие было для поддержания имиджа, ни больше, ни меньше. Так что спи спокойно. Твой вопрос решён и решён относительно успешно.
- И это вы называете успешно?
Даррелл отпил виски. Руки его всё ещё тряслись.
- Поверь мне, Даррелл, это мы ещё обошлись малой кровью. Бывают стычки и помасштабней. Я дам тебе несколько дней выходных, если хочешь. Можешь провести их на нашем охраняемом комплексе. Приведёшь нервы в порядок, оттянешься с какой-нибудь красоткой, потом продолжишь работу.
- Да нет, господин Оливер, я, пожалуй, лучше приступлю к работе прямо сейчас. Мне так будет проще, чем оставаться один на один со своими мыслями.
- Здравое решение. Ты мне определённо нравишься, Даррелл. Ну, тогда... Иди, знакомься с подчинёнными. Элвин их уже вводит в курс дела.

***
Деньги, штат вверенных сотрудников, любимое занятие, рост и развитие... Всё в жизни Даррелла приобрело своё законное место. Дом, в котором он теперь жил был больше и обставлен подороже. Автомобиль мог позволить себе любой, но предпочел пользоваться услугами наёмного водителя. Всё бы ничего, да личная жизнь гения в большинстве своём не предусматривает в своих моделях каких-то долгосрочных сближений. Девушек организация Оливера предоставляла по первому требованию, и это были отнюдь не дилетантки своего дела. Но что-то большее, учёным данного сектора иметь было запрещено.
- Посмотрите на этих несчастных мужчин - женатиков, которые пытаются убедить себя в том, что они счастливы, - как-то раз, на заседании высшего звена управленцев отделами вещал Оливер.
Даррелл присутствовал на этом заседании.
– Насмотрелись мелодрам и поверили в эту семейную иллюзию взаимного обмана. А что происходит на самом деле? А происходит всё довольно просто и более того – закономерно. Вы как учёные не можете не понимать, что любой процесс не стоит на месте. Человек в своём развитии постоянно изменяется. В какую-то сторону изменяется, подчас не в ту в которую стоило бы, и тем не менее. Два атома движущихся в разных хаотичных направлениях не могут сосуществовать параллельно. Они могут быть только взаимозависимы и существовать в состоянии покоя и комфорта при очень жёстких условиях соблюдения ряда параметров. Человек соткан вдоль и поперёк из этих атомов. Но в отличие от наших тел – психологическая, энергетическая и прочая составляющая живут совсем по другим законам. Нам чужды какие либо рамки по природе своей, мы не можем быть зациклены на одном предмете внимания и прожить сотню лет в одной позе. Да какую там сотню. Попробуйте пять минут просидеть в одной позе и устремить свой взор в одну точку. У кого из вас это получится?
- Возможно, получится, если это будет иметь хоть какой-то смысл, - высказал своё мнение Даррелл.
- Вот! В том и весь вопрос. Мы приходим в этот мир полный всевозможных комбинаций и разнообразий вовсе не для того чтобы просидеть всю жизнь в одной позе с замкнутым на конкретный объект вниманием. Это разрушает нас изнутри, это не соответствует природе личности человека. Отсюда и все проблемы. С первых же лет совместной жизни вокруг да около новой ячейки общества витают измены. Мужчина не может быть прикован к одной конкретной особи, в противном случае это делает его рабом и полностью закрывает весь остальной мир перед его глазами. Это потерянные люди, умершие во плоти. Им ничего не остаётся кроме как влачить своё жалкое существование, доживая свой век. Никакого творчества, никаких великих процессов, ради которых человек сюда пришёл. Всё блокируется раз и навсегда. Разумеется, выжав такого семьянина, жена в итоге его бросает. Женщина-то ведь живёт по другим правилам её природа совсем иная, ей нужен интересный, живой, бодрый и разжигающий взгляд спутник жизни. Крепкая стена, а не дырявая ширма. А таким мужчина становится только в том случае, если он свободно движется и развивается естественным путём. Семейные оковы мужчину уничтожают. Всё это мужчины чувствуют – все чувствуют. Но не могут найти объяснения своим внутренним процессам. В итоге большинство только и спасает бутылка, но это, в сущности, только добивает личность. Это уже не мужчины и более того – даже не люди.
Я знал очень много женщин в своей жизни, которые соблюдали строгий регламент в отношении брака. «Ни при каких обстоятельствах мы не будем встречаться с женатым мужчиной» - говорили они. Но когда встречали на своём пути заряженного Альфу. То их Омега отбрасывала все каноны, потому что против природы не попрёшь.
Так что, господа учёные, я готов слушать ваши благодарности за то, что не позволил жизни сделать из вас дырявые никому не нужные ширмы, доживающие свой век с бутылкой пива в руке перед телевизором.
Оливер закончил и откинулся на спинке кресла.
- Хорошо, но как же дети? Как же продолжение рода? Ведь это важно для мужчин? – спросил один из присутствующих учёных отвечающий за блок взаимосвязей и сублимации энергии.
- Не вижу никаких противоречий. Безусловно, найти здоровую достойную девушку для этих целей нужно. Но это вовсе не означает, что с ней потом просто необходимо жить всю жизнь. Можно конечно, но, не позволяя себя заковать и поработить. Не забывайте, господа учёные. Никто никому ничего не должен. Никто и никому и ничего. Выбросите этот мусор из своих голов, иначе он приведёт вас к отчаянию. Запомните раз и навсегда, женщина – это самое коварное существо на планете. Она сжирает своего самца точно так же как это принято у богомолов, только делает это хитрее. Она выкачивает из него всю жизненную энергию, выкачивает средства, силы, амбиции, всё, что только можно выкачать по средствам психологических и физиологических уловок. А потом просто выплёвывает как отработанный материал в утиль, если мужчина к этому моменту сам не погибает. Женщина же тем временем подыскивает новую жертву. Она будет прикрываться детьми, якобы слабостью пола, говорить о заботе и возможности поднять свои чада, на самом же деле это не более чем проверенные тысячелетиями манёвры. Как бы наши дорожки в жизни не виляли... не дайте себя уничтожить этим хитрым и коварным существам.
- Простите, господин Оливер, неужели все женщины такие? Может быть, есть и другие? Я вот знаю, например, что мои родители жили в мире и согласии, по крайней мере до того момента пока я не оказался здесь, - отозвался начальник отдела снабжения. – Более того, отец всегда имел главное слово в доме!
Оливер скромно улыбнулся и ответил:
- Это говорит о том, что твоя мама профи. Управлять мужчиной так, чтобы он считал себя главным в семье – это высший пилотаж. Да..., он может топать ногами и устрашающе бить кулаком по столу, однако если ты проанализируешь, то увидишь что плиту, холодильник, кровать, шкаф, прихожую и всё остальное что есть в доме – всё это покупали, опираясь на выбор и главное слово вовсе не отца. Как расположена мебель в комнатах, где что лежит и в какое время куда перемещается? Хочешь сказать, что твой папа всем этим руководит?
Ответа не последовало. Парень крепко задумался. Глаза его выдали разочарование.
- Женщина от природы хитра и наделена властью над мужчиной. Она нуждается в мужчине как в энергетической пище и будет делать всё, чтобы заполучить свою порцию энергии для комфортного выживания. И я вас уверяю, она не поступится ничем на пути к своей цели. Что самое обидное – её даже винить в этом нельзя – такова её природа.
Наши коллеги с северного материка пару сотен лет назад провели любопытный эксперимент. Они высадили на одном из необитаемых островов пять женщин и на другом пять мужчин. Снабжали продуктами, одеждой, всем необходимым и тех и других, но таким образом, чтобы к женщинам ездили с передачами только женщины, а к мужчинам – только мужчины. Через несколько лет женщины на острове вымерли все. Причём ни от голода или болезней. Они были сыты и здоровы. Имели весь необходимый инвентарь. Но не имели возможности поглощать мужскую энергетику. А вот на острове где обитали мужчины, всё прошло довольно спокойно и размеренно. Без потерь. Впрочем, был ещё и третий остров, где на пять женщин приходился один мужчина. Моё самое большое разочарование, как вспомню – так прослежусь. Как бы я хотел оказаться на его месте. Понятное дело – у них там было всё вкусно. Самая яркая и счастливая составляющая эксперимента. Один мужчина может питать десятки – сотни женщин, причём даже секс в этом вопросе не обязателен. Но если женщина остаётся без энергетической еды...
Нужны ещё какие – либо пояснения по этому вопросу?
Оливер встал из-за стола, так и не дождавшись похвал, и покинул переговорную, оставив руководящий состав в глубоких размышлениях, ломающих привычную до сих пор парадигму...

***
События с Таггетом периодически кружились в мыслях у Даррелла. Он рассуждал так:
- Если мы разрабатываем вирусы, убивающие целые пласты людей, если Таггет со своей корпорацией гробит людей ещё похлеще нашего, если производства, пищепром и многое-многое другое способствует ухудшению качества жизни человека и всячески стремится его уничтожить, то может быть есть смысл рискнуть разработать вакцину которая бы уравновесила собой все «издержки производства», причём с лихвой.
Занимаясь любимым делом, многие годы я способствовал ликвидации жизней человеческих. Я был причастен к этому самым непосредственным образом. Причастен и сейчас, но... Что если я создам вирус... имея уже достаточно большой опыт и понимание работы всех необходимых смежных
процессов для получения ожидаемого результата, который бы не убивал человека, не подкашивал бы ему здоровье, а наоборот – мобилизовал все дремлющие резервы организма? Ведь для этого не так уж много нужно. Достаточно всего лишь создать такой компонент, который бы стимулировал естественную функцию организма – иммунитет. Что если не просто её стимулировать, а например – многократно преумножить способность иммунитета отражать бактерии, восстанавливать организм после попадания в него различных нежелательных внутренней системе компонентов. Если наши тела станут самой современной, самой надёжной и передовой бронёй защищающей от когда-либо разрабатываемого биологического оружия? Вот это действительно будет великое дело. Достойное дело. Моё дело.
Все необходимые «ингредиенты» для разработки новой бактерии Даррелл мог получить только в лаборатории, да и условия здесь были все для оптимального процесса роста и сублимации. Однако стоило быть начеку, ведь никто не должен был знать о том, что разрабатывает Даррелл. Опытных образцов он тоже не мог заполучить, поскольку его замысел в этом случае бы моментально раскрылся. Поэтому опытный образец предполагался лишь один – сам Даррелл. Права на ошибку не было.
- Господин Оливер? – обратился Даррелл к руководителю, когда тот закончил переговоры и остался в кабинете один.
- Даррелл, рад видеть. Как дела? Есть вопрос ко мне? – протянув дружественно руку, ответил Оливер.
- Да, точнее предложение.
- Пожалуйста, садись. Элвин мне передал образцы моего вируса, который вы вместе разрабатывали. Я его уже испытал на небольшой территории.
Глаза Оливера сияли.
- Спасибо. Твои идеи всегда были самыми интересными и продуктивными, так что излагай.
- Я тут пораскинул... Мы много чего разработали, сделали, реализовали...
- Так...
- Но по-настоящему великого особо ничего не создали!
- Я об этом думаю уже не первый год, скажу тебе по секрету, Даррелл. Да, мы во многом преуспели, но всё что мы сделали – тленно, назовём это так. Проходит пара – тройка лет и о нашем детище уже никто не помнит. Второй раз оно не срабатывает. Иммунитет вырабатывается у людей.
- Вот! А что если мы...
- Разработаем бактерию на базе иммунитета?
- Да.
- Я думал об этом, я даже не сомневаюсь, что мы сможет это сделать, но я так же не сомневаюсь и в том, что после реализации такого вируса нем попросту некому будет платить заработную плату. Да и нам она очень быстро самим станет ни к чему. Ведь противоядия от этого вируса не будет. Уничтожив иммунную систему, мы уничтожим человека как вид. Нет, обитатели, конечно, здесь останутся, но это будут не люди.
- Визитёры?
- Знаешь о них?
- Догадывался.
- Ну, вот и молодца. Не распространяйся сильно, этого не любят.
- Да, об этом я тоже предполагал.
- Подумай, конечно, что можно сделать такого, что было бы по-настоящему грандиозным, если надумаешь – обсудим. Или уже есть что-то на примете?
Даррелл замешкал.
- Еееесть, по глазам вижу – есть, - Оливер, потирая руки, сел напротив, - рассказывай.
- Моя задумка касается иммунитета, это верно, но что если попытаться сделать этот процесс управляемым?
- Думаешь, сможем?
- Думаю, стоит попробовать.
- Ты ведь понимаешь скорость распространения. Для того чтобы удержать процесс, необходимо будет загодя разместить на всех материках сдерживающие средства.
- Вне всяких сомнений.
- Да... кому я это говорю. Хорошо, Даррелл, бери всё что нужно, приступай к разработкам.
...
Так начался процесс создания вируса Даррелла, об истинном назначении которого никто не долен был узнать.
Оливер не докучал навязчивыми вопросами, он целиком и полностью доверял своему любимчику. Коллеги же часто пытались выяснить, каким проектом увлечён талантливый химик. Коллектив был убеждён, что Даррелл работает по индивидуальному заказу, который курирует руководитель тайной лаборатории. Такое положение дел их устраивало, ибо ответ за конечный результат держать придётся целиком и полностью Дарреллу. Общими работами тоже приходилось заниматься. Где-то контролировать, где-то подсказать, где-то переделать, но своё дело Даррелл не забывал. Спустя полтора года он упёрся в непреодолимую стену.
- Что случилось, Даррелл, - спросил его как-то Оливер, пригласив на приватную беседу в свой кабинет, - вот уже месяца два я наблюдаю твоё поникшее состояние. Есть какие-то проблемы?
- До определённого момента всё шло хорошо, даже очень, но как только я приблизился к вопросу коалесценции...
- То есть проблема состоит в том, что ты не можешь расшифровать код иммунной системы?
- Могу, более того, я это уже сделал. В первой сотне образцов клеток код выявить удалось, но все они разные. Даже у одного вида код иммунной системы различается в таком многообразии. У русских своя матрица, у индусов своя, у европейской части – ещё бесчисленная куча вариантов. И каждый вид, каждая раса имеет индивидуальные подкоды, присущие отдельной особи. Понимаете? Для того чтобы расшифровать коды взаимодействия каждого живущего на планете человека – потребуются тысячи лет изучения, потом ещё сотни лет разработок, а потом десятки лет слияния методом проб и ошибок...
Даррелл обречённо вздохнул.
- Ну а как ты хотел, - поддержал Оливер, дружески похлопав коллегу по плечу. - Ты, друг мой, пытаешься влезть в тайную подмастерию, в святая святых, а там не всегда рады продуктам умственной деятельности человека. Точнее сказать – не рады всегда. Оттого и не пускают.
- Значит ли это, что данный проект обречён на провал?
- Вовсе нет. Это означает, что для эффективной коалесценции требуется подход не уровня ума, а уровня знания.
Даррелл задумался.
- Пояснить?
- Если можно.
Оливер улыбнулся, и сев напротив, дал своё пояснение:
- Ты когда-нибудь писал стихи? Может быть, картины рисовал? Пел какие-то новые мотивы, танцами не увлекался?
Даррелл внимательно слушал, но никак не мог понять, к чему клонит Оливер.
- Я ведь левополушарная особь, творчество мне неведомо как основной инстинкт. Моя вотчина – расчёты, факты, опыты..., - ответил он.
- Да, однако, ты творишь! Ты создаёшь новое, то, чего не было до тебя. И создаёшь очень успешно.
- Я не понимаю...
- Даррелл, когда человек пишет стихи, или создаёт новые движения танца, когда он пишет книгу или ведёт кисть по полотну – он не пользуется умом для реализации поставленной задачи.
- Как так?
- Ум не способен создать чего-то нового, он всего лишь умеет сопоставлять имеющиеся факты. А всё что создается – делается по средствам знания.
- Но...
Оливер улыбнулся.
- Упрощу задачку. Сознания. Так проще воспринимать?
- Вы хотите сказать, что человек уже изначально знает то, что он хочет сделать. То есть знает, как это сделать и просто делает, не прибегая к умственной деятельности?
- Умственная деятельность очень часто мешает процессу творчества, но бывают случаи, когда и помогает. Например, в нашем конкретном случае. Хотя... это опять же спорный вопрос. Ведь деятельность нашу сложно назвать созидательной. Когда бы человек перестал пользоваться умом и жил исключительно знанием, не нужны были бы фабрики, производства, транспорт... Не было бы даже государств. Всё было бы доступно совсем иначе. Всего было бы обилие и строилось всё на одном единственном законе – законе любви. Кстати так оно и было когда- то...
Оливер прикрыл глаза, потёр лицо руками и тихо – тихо добавил:
- И будет.
Даррелл хотел было ещё что-то спросить, но Оливер встал с кресла и стремительно покинул помещение. Это говорило о том, что общаться он сегодня более не намерен.

***
Для того чтобы абстрагироваться от ума, Даррелл взял недельный отпуск. Он бродил по парковым зонам, слушал пение птиц, наблюдал за суетной беготнёй букашек и прочей живности. Ему требовалось как можно более полно понять природу вещей. Для эффективного симбиоза явно чего-то не хватало. И недостаток этот проявлялся вовсе не в какой-либо формуле, он чувствовал, что разгадка где-то рядом, и она лежит совсем в другой плоскости.
Тут Даррелл обратил внимание на то, как самоотверженно бросаются родители птенца на собаку, которая подкралась к малютке. Пёс не намеревался причинить вред питомцу, он подошёл из любопытства, воронёнок ещё был совсем маленьким – не научился толком летать. Зато его родители пикировали, врезаясь клювами в собаку подобно броневым истребителям. Пёс, недолго думая покинул это место, а воронёнок вместе с родителями преодолев несколько неудачных попыток, всё же взлетел.
- Инстинкты – ударила в голову мысль Дарреллу как озарение. – Нужно сделать ставку на инстинкт выживания, на инстинкт защиты, на те аспекты психологической мобилизации состояний организма, которые действуют вне умственной деятельности. Которые всегда действуют безотказно. Действуют на базе универсального знания, на базе замысла творца! Если мне удастся проникнуть своей разработкой в эти аспекты и создать с ними симбиоз – это будет величайшая из побед в войнах за жизнь человека.
Остатки отпуска талантливый учёный провёл в расчётах, схемах и чертежах. Идея слияния вируса и организма человека в единый механизм поглотила его целиком. Дни и ночи напролёт Даррелл высчитывал прогрессии, возможные рецессии и всевозможные вариации того как правильно подступиться к неосязаемой стороне генома.
На работу он вышел уставшим, но вдохновлённым. Это обстоятельство не прошло мимо глаз Оливера. Даррелл был приглашён на приватный разговор.
- Я вижу по твоим глазам, - начал Оливер, - что отдых, если его можно так назвать, пошёл на пользу.
- Господин Оливер, мне кажется, я понял то, что вы мне пытались донести. Работаю по всем фронтам в этом направлении.
- Тебе требуются какие-либо образцы, данные, всё что угодно, только скажи – из-под земли достанем.
- Спасибо, на данный момент лаборатория располагает всеми необходимыми компонентами. Но если что-то потребуется – я незамедлительно сообщу.
- Хорошо. Как в целом тебе деятельность управляющего? Подчинённые толковые подобрались?
- Не все, есть ребята головастые, но есть и типовые люди. Впрочем, это даже хорошо. Ведь в нашем деле много монотонной скрупулезной работы, которую сложно вести одному типу людей, зато вполне легко и естественно другому.
- Да..., - протянул Оливер, - как говорится, талантливый человек талантлив во всём. Я не сомневался, что из тебя получится отличный руководитель.
Даррелл вышел из кабинета в прекрасном расположении духа. За каких-то несколько недель он очень сильно продвинулся в вопросе реализации своей задумки, но вместе с тем и ослабил контроль таинственности операции. Шило в мешке не утаишь, тем более, если шило в определённый момент времени превышает размеры самого мешка.
- Господин Оливер, - как-то постучался в дверь один из сотрудников лаборатории. В руках у него была чёрная папка Даррелла. – У меня к вам разговор...

***

На следующее утро Даррелл появившись в лаборатории, не успел ещё скинуть свой плащ, как Оливер враждебным тоном вызвал его к себе. Коллектив был уже в курсе событий, за спиной гения послышалось несколько смешков.
- Даррелл, похоже, что наше с тобой сотрудничество подошло к концу, - уже с доброй дружеской интонацией проговорил Оливер, после того как закрыл дверь своего кабинета на ключ.
Парень сообразил, в чём дело, как только взгляд его упал на чёрную папку, которую он так тщательно скрывал в своём потайном ящике. Однако дружеский тон начальника его насторожил.
- Да, я знаю о том, каким проектом ты был увлечён всё это время на самом деле. В нашем коллективе завелась крыса.
Даррелл погрустнел.
- Я сейчас не о тебе, - тихо добавил начальник и покосился на дверь.
Дальнейший разговор проходил в такой тихой форме, что парочка сотрудников прижимающие свои любопытные ушки к двери руководителя тайной организации так ничего и не смогли разобрать.
- Как ты понимаешь, я не могу больше оставлять тебя здесь, информация в нашем змеином клубке поставлена хорошо и она уже дошла туда, где принимаются решения и на мой счёт тоже. Мне дали сутки на то, чтобы я решил вопрос с тобой. Надеюсь, ты понимаешь, что это означает?
Даррелл обречённо опустил голову.
- Да, всё верно, но это не означает, что я намерен выполнить приказ.
Гений удивлённо поднял взор.
- Друг мой, ты не первый, кто попытался разработать что-то по-настоящему стоящее. Что-то во благо цивилизации, а не во вред. Я с первых дней твоего появления здесь почувствовал родственную душу.
Оливер подошёл к сейфу, набрал комбинацию на кодовом замке и достал оттуда маленький розовый флакончик.
- Мне не удалось разработать то, на пороге открытия чего в данный момент стоишь ты. Всё необходимое оборудование и материал мои люди уже доставили вот на этот адрес, - Оливер протянул Дарреллу бумажку с адресом, а вслед за ней протянул и розовый флакон, – и возьми ещё вот это.
Даррелл с вопросительным взглядом посмотрел на начальника.
- Да..., я не смог найти подступы к генетическим кодам, так же как и ты, а на то чтобы разобраться с вопросом слияния материи и неосязаемого пласта психосоматических процессов у меня просто не хватило времени. Я под колпаком точно так же как и ты. Но! Мне удалось создать компонент, который способен разогнать по миру любой вирус в десятки раз быстрее чем это было возможно прежде. Никто не успеет не то что предпринять каких либо мер – правители даже понять не смогут что и когда произошло. Добавь этот компонент в свою разработку, кстати, его код можешь применить для увеличения стойкости иммунной системы, это должно сработать.
- Зачем вы это делаете, господин Оливер? – тихим шёпотом с хрипотцой вымолвил Даррелл, - ведь вам после этого несдобровать?
Оливер достал из сейфа пистолет, накинул свой плащ, после чего с доброй улыбкой ответил:
- Что есть жизнь, Даррелл? И какую ценность она представляет, если её носитель ничего не стоит? Мы с тобой всегда были в одной лодке, и на дно пойдём вместе. Но прежде чем это произойдёт...
Оливер замолчал. Вид у него был самоотверженный.
- Доведи дело до конца, Даррелл, я тебя как брата прошу! Кроме тебя никто другой этого не сделает. Всё что я мог для тебя сделать...
...
Дверь Оливера распахнулась, и направляемый пистолетом в спину Даррелл вышел из кабинета.
- Если ещё хоть раз кто-то из вас попытается от меня что-то скрыть, - проревел на публику Оливер, - тот незамедлительно отправится вслед за нашим теперь уже бывшим сотрудником! Очень не советую повторять его оплошность никому. Работайте, не отвлекайтесь, а мы с Дарреллом прокатимся в последний раз.
Со стеклянным взором Оливер покинул базу, подталкивая дулом пистолета признанного гения.
...
Автомобиль Оливера остановился в тёмном проулке отдалённого квартала. Машин и людей рядом не было.
- Я тут подсобрал... На первое время хватит, - протянул начальник и подал с заднего сидения большую сумку Дарреллу, - здесь основной состав веществ и компонентов, которые тебе могут пригодиться для завершения начатого дела. Немножко деньжат, пробирки, прочая чепуха, которую сложно будет найти вне лаборатории, остальное найдёшь в квартире.
- Я так думаю, что в отведённой вами мне конуре надолго задерживаться не стоит...
- Правильно думаешь. Рано или поздно её вычислят, но неделя на приведение мозгов в порядок у тебя есть. Найди тихое место, о котором никто не будет знать, ходить старайся в тёмных очках при этом старайся смотреть вниз, камеры сейчас считывают радужную оболочку глаза даже через затемнённые очки, но если смотришь вниз – программа не видит объект сканирования. При этом веки держи максимально опущенными. Меняй одежду, походку, осанку. Тебе придётся воплощать первое время множество разных образов, но это поможет дойти до цели.
- Спасибо, господин Оливер.
- Давай, сынок..., береги себя. Я в тебя верю.
- А как же вы?
- За меня не беспокойся, всё, что я должен был сделать – сделал. Теперь я это знаю наверняка.
Оливер добро улыбнулся и потихонечку поехал в неизвестном направлении, а Даррелл остался на улице с большой сумкой в руках и ключом от квартиры, дверь которой располагалась прямо перед ним.

***
Квартирка оказалась уютной и просторной.
- Зачем Оливер так растратился, - не мог взять в толк Даррелл, прокаливаясь по широким коридорам. – Всё-таки не плохой мужик он... хоть и убийца... как и я.
Сумка, переданная на прощание, оказалась очень функциональной. Собрана она была со знанием дела. Не бог весть когда, Оливер успел собрать все наработки Даррелла из лаборатории и поместил их сюда. Но ещё больший интерес у Даррелла вызывал таинственный бутылёк с розовой жидкостью. Он взял образцы этого вещества и откинулся на спинку стула с недвусмысленным выражением лица. Теперь он точно знал что делать.
Рисковать гений не стал и покинул отведённое Оливером жилище на следующее же утро. Около года он скитался по разным квартирам в разных городах. Тёмные очки, взор, обращённый к земле, не частые появления на улице, особенно в светлое время суток. Все меры предосторожности парень старался соблюдать, однако его не отпускала мысль, что кто-то наступает ему на пятки и вот-вот настигнет. Он пытался списать это ощущение на паранойю, и всё же на одном месте долго не задерживался.
Спустя восемь месяцев скитаний, Даррелл победоносно поднял в руке и поднёс на свет замкнутую пробирку. Нежно фиолетовая смесь красиво переливалась на солнце.
- Теперь дело за малым. Только бы всё получилось, - промолвил осевшим голосом Даррелл и на мгновение приоткрыл первый защитный слой капсулы. Едва уловимый аромат проник в дыхательные пути гения. Оставалось только ждать.

***
Таггет сидел в большом просторном зале, просматривая отчёты.
- Разрешите? – обратился к нему вошедший в помещение старенький бухгалтер, поправляя очки.
- Ты как раз вовремя, Уильям. Я тут изучаю твои отчёты, и думаю, то ли бухгалтер мой что-то с возрастом стал путать, то ли на самом деле наши дела так не радужны?
- Я сам был удивлён, когда подсчитывал прибыли, мистер Таггет. За всё время моей работы в корпорации такого низкого количества продаж не было. Наши партнёры фактически не заказывают продукцию по той простой причине, что их склады до сих пор забиты предыдущими партиями. Я не понимаю, что происходит, но люди как будто бы перестают болеть. Это невозможно, я всё понимаю, но цифры говорят сами за себя. Я навёл справки по многим регионам. Что-то похожее на неслыханную пандемию с положительным эффектом надвигается на мир. Не продаются не только наши разработки. В аптеках страны и мира полный провал. Последнее время люди берут только пластыри и презервативы. Я созванивался с министерствами здравоохранения России, Китая, общался со многими европейскими нашими коллегами. Больницы практически пустуют. Я не понимаю, что происходит, но статистика смертности приводит тоже не самые приятные данные. За минувший квартал люди в мире в большинстве своём умирали только по возрастным причинам. Небольшой процент несчастных случаев, прочих понятных моментов, но никаких смертей от болезней!
- Что за бред?
- Не знаю, мистер Таггет, но судя по всему... идёт какое-то массовое оздоровление людей. И я не знаю, кто мог такое сделать.
В зал вошла Джейн. Она ни с кем не поздоровалась, деловито прошагала к Таггету и бросила ему на стол конверт.
Таггет достал из него фотографии, на которых красовался Оливер с простреленной головой.
- Тебя не было почти три месяца. Плохо работаешь, Джейн. Я дал тебе все инструменты для того чтобы решить этот вопрос, а ты потратила на этого выскочку столько времени. Где фото этого его гения?
Джейн холодно посмотрела на Таггета.
- Не надо так на меня смотреть, не забывай, своё место. Где Даррелл?
- Сорок отменных сыщиков шерстят его по всему миру. Были зацепки в Париже, сообщения из Австралии. По последним данным он в России. Но Оливер его, похоже, неплохо подковал. Он неплохо шифруется. Часто и совершенно непредвиденно меняет жильё. Иногда даже не прожив в съёмной квартире и одного дня. Похоже парень интуит.
- Чем заняты наши видящие? Они что разучились искать? Почему я должен решать эти вопросы? Первый день работаете?
- Именно благодаря видящим нам и удалось напасть на его след. Но... сдаётся мне, что теперь это уже не имеет никакого значения.
- Что ты хочешь сказать?
- Перед тем как я спустила курок, Оливер успел передать тебе затейливый привет.
- Ну же...
- Он сказал, что совместно с Дарреллом им удалось разработать такой вирус, который разрушит всю нашу корпорацию. Потом он улыбнулся, ну а дальше вы знаете.
- Дура! – проревел разъярённый Таггет, - ты пристрелила его не получив всю необходимую информацию.
- Оливер не профан. Он всё тщательно спланировал не для того, чтобы перед смертью раскрыть карты. Он ждал меня и не спешил никуда уходить. В данном случае ни я плохо сделала свою работу. Решение о ликвидации Оливера и его команды поступило слишком поздно.
- Следи за своим чёртовым языком, Джейн. Я хочу напомнить, что именно тебе было поручено решить вопрос с Дарреллом много лет назад. В итоге он остался жив и более того, остался работать у Оливера. Это твоя недоработка и тебе исправлять свою оплошность. Что же касается меня, то поверь, мне есть чем заняться, кроме как следить за жизнедеятельностью каждого выродка.
- Этот парень, похоже, оказался реальным гением. И судя по всему, даже смерть Оливера уже не имела никакого значения. Они создали вакцину способную противостоять вирусам, болезням и недугам. В нашей лаборатории в Италии изучили несколько случаев чудодейственного оздоровления пациентов, на которых проводились эксперименты. Бактерии, которые им ввели, наши передовые разработки – на первых секундах активизации уничтожила иммунная система организма. В этот же день улучшение здоровья почувствовали все кто контактировал с нашими «подопытными кроликами». Ни одна химзащита не помогла. Вирус настолько силён и активен, что... Боюсь, мы не в силах что либо предпринять. СМИ, разумеется, всячески сдерживают эту информацию, однако каждому кто хоть немного в теме, уже ясно, что за какой-нибудь месяц, мир забудет о болезнях. И да... Оливер был прав, нашей корпорации придёт крах.
- Не смей даже думать об этом. Информация подтверждена? Этот Оливер тебе в ухо въехал? Откуда такие громкие заявления? Да ни одно правительство не позволит своему народу встать на ноги. А здоровье граждан – это первый шаг на пути к их свободе. Думай, о чём говоришь. Твоё дело метко целиться и жать на курок. Вот и делай своё дело. Без решения вопроса с этим... как его... Дарреллом – не возвращайся!
Джейн повернулась к Уильяму, как-то странно подмигнула ему и покинула помещение.
- Не знаю, мистер Таггет, но слова Джейн подтверждают то, о чём я вам пытаюсь сказать.
- Вон отсюда! – выпалил глава корпорации.
Бухгалтер не стал спорить и последовал примеру Джейн.

***
Результаты симбиоза превзошли все ожидания. Проверив на себе действие вируса, и оценив ощутимые изменения состояния здоровья позитивного характера, выдержав несколько дней, и проведя на себе ряд опытов, Даррелл вышел в народ. Он стал часто гулять, ещё активнее стал переезжать из региона в регион, посещать места массовых скоплений населения. И уже через неделю разразилась настоящая пандемия, разнёсшаяся по миру, в чём гений вирусологии убедился, оценив ситуацию отслеживая положение дел в специальной программе на своём компьютере, которую Оливер заботливо положил в припасённую сумку.
После заражения вирусом Даррелла, человек приобретал естественную силу свечения ауры, которая на энергетическом плане блокировала любую заразу на подступе к себе. Кроме этого иммунитет в сотню раз превышающий тот что был когда-то принят за норму противостоял любой бактерии попавшей внутрь организма каким бы то ни было путём.
Аура заразившегося вирусом Даррелла человека начинала светиться особым образом. Глаз обывателя этот процесс не выявлял, но специальное устройство, работающее в тандеме со спутником, прекрасно считывало общее количество свечений по всей Земле. Даррелл же в свою очередь получал сводку реального положения дел в режиме реального времени. Прошло около двух месяцев и больницы мира опустели. Аптеки стали закрываться, как и частные клиники, а медперсонал оказался в самой маловостребованной нише.
Чтобы хоть как-то протрясти атрофированный голос, Даррелл проговорил вслух:
- В эти минуты я доживаю свои последние мгновения, я это знаю. Нет-нет, я прекрасно себя чувствую, нахожусь в здравом уме и доброй памяти. Пью ароматный кофе и наблюдаю в режиме онлайн на своём многострадальном мониторе распространение моего детища по миру. И его уже не остановить. Этот факт меня несказанно радует. Впрочем, не менее радует тот факт, что от понимания данного процесса сейчас захлёбываются в своей злобе, так называемая элита, которой я порушил планы на ближайшие пару-тройку сотен лет.
Отныне для того чтобы манипулировать здоровьем людей, держать их в страхе, контролировать численность по средствам умерщвления и зарабатывать на этом – шансов практически не осталось. Война в привычном понимании сегодня никому не нужна, поскольку победителей в ней не останется. А работать в области вирусов отныне задачка очень не простая. Мой штамп распространяющегося вируса безупречен, я разрабатывал его достаточно долго и очень кропотливо. В симбиозе с божественным замыслом он уже дал те плоды, от которых вздрогнули великие манипуляторы мира сего. То ли ещё будет...
Моя физическая смерть теперь уже не имеет никакого смысла, поскольку даже я не смогу ничего изменить в запущенном процессе. И, тем не менее, красная точка на снайперской винтовке уже светит мне в лоб с крыши соседнего здания, я вижу её в отражении монитора.
Чего же ты ждёшь, милый друг... Жми скорей на курок, ни сегодня – завтра мой вирус доберётся и до тебя...
Даррелл усмехнулся, глядя в предполагаемую сторону снайпера, подмигнул, и поднял вверх указательный палец. Потом взял лист бумаги, что-то на нём написал и показал лист тому, кто взял на себя ответственность распорядиться его жизнью.
Джейн была готова. Она специально не жала на курок, хоть палец её оставалось сдвинуть на какой-то миллиметр для завершения вопроса. Она смаковала. Хотелось подольше побыть властительницей жизни и смерти. Она знала, что на этот раз Даррелла уже ничего не спасёт. Парень что подмигнул ей в оптический прицел, был ей в целом симпатичен. Он не был похож на других. В большинстве случаев получив предложение от мистера Таггета, люди соглашались. Либо потакали соблазну, либо соглашались из страха непринятого отказа. Даррелл вёл себя смело, умеренно дерзко, и при этом порядочно. Он чем-то зацепил Джейн ещё тогда, много лет назад, и отчасти именно это сыграло ключевую роль в том, что он до сих пор оставался жив. Она просто отвела в сторону мушку, когда могла бы поразить цель. Прекрасно знала, что Таггета устроит отчёт о гибели нескольких ребят при попытке ликвидировать отказника, и он поверит заварушке, а со временем и вовсе забудет об этом инциденте. Так оно и получилось. Однако Оливер громко ушёл из лабораторий, прихватив с собой все разработки. Слушок об этом дошёл и до Таггета, который принял закономерное решение о ликвидации сумбурного конкурента, который теперь уже числился вне системы.
Джейн прокрутила всё это в голове, в последний раз посмотрела на Даррелла, как-то тепло улыбнулась и чуть шевельнула палец на спусковом крючке, но тут увидела написанные строчки на листе бумаги. Она прочла:
«Деструктивное действие может быть совершено, если отдалённые последствия в результате этого действия положительным образом превышают первоначально причинённый ущерб минимум в три раза!»
Даррелл опустил лист на стол, а Джейн задумалась и убрала палец со спускового крючка...
***

Эту книгу я написал лишь для одного человека. Меня уже не будет здесь, когда она тебя найдёт, но это произойдёт очень скоро. Очень скоро вы встретитесь, ну а там... ты знаешь что делать... Так будет заложена первая ступень. А чуть позже я приду для того чтобы заложить вторую и третью.

Обложка книги разработана автором в дизайнерской программе и является интеллектуальной собственностью Николая Лакутина.
Официальный сайт автора http://lakutin-n.ru
Почта автора:Lakutin200@mail.ru



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фэнтези
Ключевые слова: эзотерика, фэнтези, книги тайн, оккультные знания, читать книгу онлайн, скачать книгу, Николай Лакутин, книги Николая Лакутина,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 32
Опубликовано: 15.05.2020 в 04:41
© Copyright: Николай Лакутин
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1