Три Марии


                                            
Мама пьёт чай, в окно смотрит и бурчит, будто бы себе под нос, но мы с нею оба понимаем, что это она меня так воспитывает:
- И в кого только ты такой уродился у меня, не пойму…
- Какой такой, мама? – спрашиваю я.
- А такой вот: бездушный! – восклицает мама и ко мне теперь уже поворачивается.
Я ещё не знаю, за что в этот раз она сердится, но уже – «боюсь». Виноватое лицо делаю и глаза долу опускаю, чтобы старуха поняла: сын ей по-прежнему покорен. Почему, спросите? А вот когда будет вам шестьдесят три, а вашей маме восемьдесят восемь, тогда и поймёте, почему!..
На работе-то я – начальник! Пять человек у меня в бригаде в подчинении. И если что не так, то и наорать могу и пригрозить, что лишу всяких надбавок, чтоб сидели на одном голом окладе. Не лишу, конечно, мужики-то у меня всё не молодые, семьи у всех, кормить нужно. Всё понимаю, потому что у самого два сына и внуков – трое.
И жена ещё. А она с моей мамой уже много лет в «крепкой сцепке» живёт. И всех мужиков в семье не в ежовых даже, а в «дикобразьих» рукавицах держат. Почему, спросите, в «дикобразьих»? А потому что у дикобраза иголки длиннее.
Одним словом, так скажу… другой бы врал и изворачивался, а я – как на духу: подкаблучники мы все трое – я и сыновья. Хотя, справедливости ради, нужно сказать, что с женщинами в нашей семье мужикам всегда везло и везёт.
Мама моя, считай, одна меня вырастила, потому что отец утонул, когда мне ещё и трёх лет не было. А мама одна со мною на руках. Да так замуж и не вышла больше: всё боялась, что чужой дядька никогда настоящим отцом для меня не станет.
И жена у меня – судьбы подарок. Я, когда женился, всё думал, что и люблю-то её не очень. Почему тогда женился, спрашиваете? Да время пришло (мне почти двадцать семь уже было), все вокруг переженились, вот и я тоже. А потом уже, когда она мне Лёшку родила, понял, что ближе, чем она, нет у меня человека. Спустя четыре года младший, Лёнька, родился. Сейчас только понимаю, что это для меня дети «как-то незаметно повырастали», но не для моей Маши.
Это она с ними все кори-коклюши пережила, а мне только говорила, что «дети немножко приболели», потому что волновать не хотела: я же на работе уставал. А она не работала. Мама моя, после рождения второго сына, сказала, что мать должна быть всегда при детях, а то получится как у нас с нею. Как-как! Непутёвыми, как я, сыновья мои будут.
На том и порешили. И ещё одно требование у мамы моей было: не жить нам вместе с нею. Как только мы с Машей поженились, тут же квартиру снимать стали. Ну, вначале не квартиру, конечно, - комнату. Потом уже… А ещё позже и своей жилплощадью обзавелись. И мама моя всегда жила от нас отдельно, но «руку на пульсе» держала. Всегда была в курсе всех событий и настроений в нашей семье (это Маша моя её подробно информировала). Кстати, маму тоже Машей зовут. Они с женой друг другу сразу понравились. И мама моя Машу никогда «непутёвой» не называла.
Вот сегодня прихожу с работы, а жена говорит:
- Ты бы к маме съездил. Она мне звонила – голос показался каким-то невесёлым. Я тут салат новый сделала, вот и отвезёшь ей, спросишь, можно ли такой гостям на свадьбу подавать.
- Какую свадьбу? – сразу задираю я тон на октаву выше.
Молчит моя Марья несколько. Потом робко так продолжает:
- Ты, Серёж, не горячись. Успокойся. Но Лёня с Машенькой любят же друг друга. А любовь беречь нужно, а не разрушать. Да и взрослый наш сын уже, двадцать семь ему скоро. Пора.
Я честно вам скажу, не нравится мне Лёнькина Машка. Ну, вот не наша она, потому что – искусствовед! А Лёня - наладчик сталепрокатного стана. Не пара они. Хотя, конечно, и моя-то Маша – учительница, а я – строитель просто, прорабом на стройке всю жизнь проработал.
Хочу ответить жене, а она торопит:
- Поезжай, поезжай к маме. А то она, наверное, голодная весь день. Я тут ей ещё тефтели с картошкой положила. И на тебя тоже. Там и поедите, вместе. Она рада будет.
Поехал. Приехал. Поели.
Вот после ужина мама и обозвала меня «бездушным». Спустя какое-то время начала «развивать свой тезис»:
- Ты помнишь, сынок, как ты свою Машеньку домой привёл, чтобы мы познакомились? Помнишь, какая она испуганная была? Не забыл? Так зачем же ты теперь Лёнину девочку пугаешь? И мальчишке жизнь скривляешь в самом начале?.
- Мам! Да я ведь ничего против не имею! Пусть женятся. Хотя, плохо себе представляю семью «наладчик + искусствовед». Сук-то по себе рубить надо. Да и сначала Лёньке своим жильём обзавестись нужно. А то куда же он жену приведёт? К нам с Машей? Вчетвером в двухкомнатной суетиться будем?
- Зачем же? А мои двухкомнатные хоромы чем плохи? У меня, между прочим, на три с половиной квадрата квартира больше, чем ваша. Да и комнаты раздельные. Кроме того, «наладчик + искусствовед», конечно, куда как хуже, чем «прораб + учительница»! Но и это всё пустяки: девочка уж больно хороша! Умненькая, чистенькая такая!..
- Да ты откуда знаешь? Он и нас-то с нею ещё познакомить не успел!
Мама моя улыбается, но только чуть-чуть, почти незаметно. И снова отхлёбывает чай из старой чашки своей с маками. Долго смотрит в окно, потом отвечает:
- Её ко мне Машенька твоя приводила, ещё две недели назад…



12.05.2020



Мне нравится:
1

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 15
Опубликовано: 12.05.2020 в 11:58







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1