ДИКАЯ ИСТОРИЯ ДИКОГО МИРА-4. Экспедиция.


ДИКАЯ ИСТОРИЯ ДИКОГО МИРА-4. Экспедиция.
ДИКАЯ ИСТОРИЯ ДИКОГО МИРА.

Часть четвёртая.

ЭКСПЕДИЦИЯ.

Змея меняет шкуру,
не меняет натуру.
(Русская народная поговорка)

Зима 20… года. Где-то в непроходимых лесных дебрях.
Страшная метель сбивала с ног, проникала под одежду, жгла лицо нестерпимым холодом, залепляла глаза колючим снегом. Последний из участников экспедиции плёлся по замёрзшей трясине, потеряв ориентир, сжимая отмороженными пальцами спутниковый телефон.
- База, - промямлил он севшим голосом, в поднесённую к растрескавшимся губам трубку. – Вышлите вертолёт в условленное место. База…. Попробую дойти, попробую. База…. Слышите меня, база? Мы так и не вошли внутрь. Никого больше нет, я последний….
Телефон отвечал громким треском и шумом. Мужчина ступил на припорошенный снегом тонкий ледок незамерзающей полыньи, с хрустом провалившись вниз. Трясина довольно чавкнула, проглотив очередную жертву, очередной экспедиции.

***
Министр внимательно слушал запись плохо-различимого среди шума эфира голоса: «Мы так и не вошли внутрь. Никого больше нет, я последний…».
Запись закончилась, министр хмуро посмотрел на генерала Волнова.
- Вы же утверждали, что это лучшие люди с огромным опытом в подобных делах, - с укором спросил он генерала.
- Я и сейчас это утверждаю, - ответил Волнов. – Мне нужно разрешение и финансирование дабы собрать следующую экспедицию.
- Нет уж, увольте, - побагровел министр, - никаких экспедиций. Мне моё кресло ещё дорого.
- Неужели вы не понимаете, насколько это важно? Какой силой мы сможем обладать? – вспылил генерал. - Я дал вам полный отчёт.
- Отчёт, - ухмыльнулся министр. – Непроверенная информация, слухи, невнятные разведданные. Кто-то, что-то, где-то видел, вот и все источники.

- Это исключительно ваша точка зрения, я же вижу совсем иное. В 1942 году немцы забросили туда три разведгруппы, пропавшие без вести, а они просто так ничего не делают. В 1993 Американцы получили разрешение на якобы разведку полезных ископаемых в тех местах, послали пять групп. Где они? Про десятки других экспедиций вообще молчу. Всё, от Рюриковичей до Японского императора пытались сунуть туда руки и обжигались. Почему?
- Да какая разница почему, - отвернулся к окну министр. – Финансирования не будет. Точка.
- Это стратегически важная экспедиция.
Министр посмотрел на побагровевшего генерала, что не сулило никому ничего хорошего.
- Ну, ладно, - сдался он. – Только ради нашей старой дружбы. Сделайте всё, чтобы на этот раз экспедиция не провалилась и нашла то, что ищите. Обращайтесь за помощью к кому угодно, колдунам, шаманам, инопланетянам, приведениям, кому посчитаете нужным, но чтоб результат был. Как укомплектуете штат, доложите.
- Хорошо, - еле сдерживающий гнев Волнов, направился к выходу из кабинета.

***
Поздняя осень. Наше время.
Степан вместе с Ди стояли на крутом речном берегу, наблюдая за пасущимся семейством пятнистых оленей, находившихся на другой стороне реки. Степан глядел в бинокль, Ди смотрел, слегка прикрыв глаза рукой от солнечного света, пробивавшегося сквозь туманную дымку.
- Это не наши, - произнёс Степан, подкручивая резкость.
- Ясен пень, - отозвался Ди. – Пожары гонят. Дождей мало, не тушат совсем, люди не справляются. – На днях лису видел обожжённую, пришлось добить, мучилась сильно.
- М-да, - Степан убрал бинокль от глаз, взглянул на первую снежинку пролетевшую мимо них.
- Браконьеров щемить пойдём? – спросил Ди, предвкушая погоню с метание дротиков или на худой конец голышей из пращи.
- Нет, - нахмурился Степан. – Вот, как стукнет тебе 18 посмотрим, мне того раза хватило. Обойдусь без помощников.
- Того раза, того раза, - Ди уставился на мыски сапог. – В тот раз они чуть лосиный выводок не порешили.
Степан тяжело вздохнул, упаковал бинокль в рюкзак, закинул на плечи. Бросив последний взгляд на семейство оленей, повернул домой. Ди поплёлся за ним.

В тот, знаменательный день, сильно подвыпившая компания номенклатурщиков из соседнего округа, решила пострелять живность на участке Степана. Жертвами выбрали лосиху с двумя лосятами. Оказавшийся рядом Степан попытался предотвратить убийство, но был встречен беспорядочным ружейным огнём оборзевших недоносков и их прихлебателей. Дело могло закончиться плохо, но когда на выстрелы прибежал Ди, оно закончилось ещё хуже.
Увидев что, кабинетные черви обходят зажатого в овраге Степана с фланга, Ди решил ударить в тыл вражеской пехоте. В результате половина браконьеров отправилась в реанимацию, остальные, побросав оружие, разбежались по лесам. Вся техника была сожжена, а провиант съеден. Если бы не вмешательство прокурора, инициировавшего дело о браконьерстве и покушении на убийство лесника, Степану бы не поздоровилось, так как он, выгораживая приёмного сына, взял всю ответственность на себя.

Молчаливо пройдя пять километров, Ди вдруг сообщил Степану, что проведёт несколько дней в старой избушке, так как обещание посещать угодья Хтона, всё ещё в силе. Снабдив сына провизией, лесник отпустил того восвояси. Хотя Степан ни разу в жизни не видел Хтона, но отлично знал о его возможностях. Если бы прокурор не уладил дело с партийными браконьерами, то его бы уладила древняя сущность, а это кончилось бы в сотню раз хуже, чем можно предположить.
Ди вошёл в покосившуюся избушку, когда почти стемнело. Бросив рюкзак на стол, уселся на койку, прислушался к звукам. Стояла тишина, лесные жители готовились к холодной ночи. Родные стены и привычные лесные дебри, навевали покой, здесь всё было понятно и просто: хищники нападали, не хищники оборонялись без опасения пострадать за превышение самообороны.

«Здравствуй Ди», - зашелестели кроны деревьев, сбрасывая редкие сморщенные листья.
- Здравствуй, - сказал Ди.
«Не превратился ли ты ещё в студень, живя с людьми?» - скрипнули сосны.
- Надеюсь, нет, - улыбнулся тот.
«Как твоя самка»?
- Катя не моя самка.
«И то верно. Так себе экземпляр. Мяса на ней нет, тощая, по деревьям лазить не умеет, хотя готовит сносно».
Ди почувствовал, как в наступившей темноте, что-то мягко спланировало на землю. Еле слышно скрипнув, отворилась дверь. Ди потянулся к ножу, висевшему на поясе. В избушку вошло высокое, поросшее бурой шерстью человекообразное существо с мохнатыми крыльями за спиной, у которого на продолговатой голове не было ни единого признака лица. Ди убрал руку от ножа, всё в порядке, это свои.

Существо подошло к койке, село рядом, сложив крылья. По его шерсти пробежало несколько волн напрягающихся и расслабляющихся мышц, и Хтон сменил внешность на одетого в грубые шкуры бородатого мужика с красными, как кровь, глазами.
- Ты, наверное, засиделся? – спросила лесная сущность, закинув когтистую ногу на покосившийся стул.
- Помогаю Степану с Ма, учусь, подрабатываю по возможности, - ответил Ди, разглядывая когти на ногах Хтона, способные разорвать броню БТРа.
- Тьфу! – Хтон смачно сплюнул за распахнутую дверь. – Людская жизнь убьёт в тебе охотника. Станешь менеджером, не приведи создатель. Забудешь про отца лесного, женишься на резиновой бабе, будешь питаться пальмовым жиром. Тьфу! – снова плюнул он за порог.
- Что случилось? – спросил Ди, перестав, пялится на когти. – Неужели Хтон хочет о чём-то спросить меня?
- Есть такое дело, - кивнул Хтон. – Но не спросить, а попросить.
- Тогда зачем сыр-бор? Давай напрямую.
Хтон заёрзал, поправил шкуры.

- Далеко-далеко, - начал он, - там, где сейчас почти не бывает людей, куда не дойти летом из-за трясин и болот, некогда стоял город, построенный самой первой цивилизацией. В те времена там был просто филиал рая, а я был ещё юношей живший по соседству во влажных лесных зарослях. Город основали в том месте не просто так, а с тайным умыслом. Но те великие и умнейшие существа повели себя, как идиоты, отважившись сунуть нос туда, куда не стоит. И вот….
Ди слушал рассказ Хтона, не веря ушам. Неужели столь продвинутая раса могла допустить такую ошибку, ложануться, как недалёкий подросток, выросший на всём готовом и в первый раз в жизни, попавший в ситуацию, где от его элементарной осторожности зависит не только здоровье, но и жизнь. Ведь можно было просто ничего не трогать и жить припеваючи.

- Разумным существам присуща одна слабость, - заканчивал рассказ Хтон, - они жаждут знаний, новых открытий, сложных экспериментов. Однако некоторые из них, имею в виду человека, всё больше пытаются использовать полученные знания во зло. Это тупик сын мой.
- Что требуется от меня? – спросил Ди.
- Скоро к тебе придут люди собирающие экспедицию в те места, предложат пойти с ними. Ступай с ними. Нужно всё это прекратить раз и навсегда.
- Разве ты не можешь этого сделать?
- Я могу уничтожать экспедиции, но не могу устранить их причину, так уж повелось. Хтону хтоново, не под всякий купол можно влезть. Рано или поздно, люди пробьются туда. Не трудно догадаться, что их последующие действия приведут к исчезновению человечества.
- Почему ты думаешь, что я смогу устранить причину? С чего вдруг? – удивился Ди.
- Люди отдалились от природы, но ты ещё нет. Сойдёшь за своего. Только человек может предотвратить гибель своего вида, но если тебе всё равно, можешь не ходить. Скорее сдохните, скорее вас сменят другие существа. Мне-то плевать, только за тебя переживаю, сынок.
- Надеюсь, обойдется без жертв? – поинтересовался Ди.
- Конечно, - хитро улыбнулся Хтон, похлопав приёмного сына по плечу.

***
Генерал Волнов нервно ходил по кабинету, сшибая стулья и спотыкаясь о ковровую дорожку. Старший экспедиции – доктор исторических наук, он же подполковник Иосиф Крамр опаздывал на десять минут, что за ним не водилось. Наконец в дверь постучали.
- Входи Иосиф! – крикнул генерал.
В кабинет шагнул высокий, крепко сложенный мужчина.
- Добрый день. Прошу прощения за опоздание, - извинился Крамр, - ждал подтверждения сведений об одном интересном человечке.
- Что за человек? – не понял генерал.
- Сейчас всё узнаете.
Генерал сел за стол, Крамр сел напротив.
- Собрали людей? – спросил генерал.
- Самых опытных, - ответил доктор полковничьих наук. – Некоторых вернул из заграничного отпуска, остался только проводник.
- Доложите по порядку.
- Местные, туда не хотят идти ни за какие деньги. Хорошо если до границы территории доведут, а потом бегом назад.
- А карты, спутниковая навигация?
- Ни одна карта не соответствует местности. Возможно, на момент её составления так всё и было, но очень быстро изменилось, - объяснил Иосиф. – От спутников, как и от аэрофотосъемки, тоже мало толку, постоянная плотная облачность и туманы. Связи практически нет. Глухие места…. Вертолёт не посадить, в двадцати метрах над поверхностью дикий ветер. Сносит всё подчистую. Сесть можно только в трёх днях пешего пути от места.
- В прошлый раз пробовали на вездеходах. Сейчас что?
- Обойдёмся без тяжёлой техники, надёжней на снегоходах или лыжах. Всё равно техника потонет, что вездеходы, что катера на воздушной подушке. Порвут брюхо о развалины и на дно. Заколдованное место.
- Вернёмся к проводнику, - сосредоточился генерал.
- А вот теперь про человечка. Слышали про пропавших чёрных лесорубов некого Германа? Крупный был деляга.
- Что-то смутно припоминаю. Причём тут он?
- А про похищение детей, девушек, молодых женщин и неизвестное племя? Может про напрочь отмороженного маньяка с его бабой, чей отец работал в вашем ведомстве, пока не окочурился?
- У нас такие люди не работают, - нахмурился генерал.
- Конечно, конечно, - ухмыльнулся Иосиф. – У всех этих событиях есть одно общее, некий паренёк, проживший почти всю жизнь в лесу. Местные охотники поговаривают, что он, якобы, приёмный сын леса и мало того, ему покровительствует хтоническая сущность, стало быть, он его сын тоже. Понимаете о чём я?
- Не совсем, - продолжил хмуриться генерал.
- Все дебри его дом. Вот кто нам нужен, а не проводники, - заключил Иосиф. – Ну, конечно мы возьмём кого-то из местных на первых порах.
- Вы считаете, что всё это реально и парень с его сущностью не выдумка?
Крамр достал из внутреннего кармана фото Ди, положил его на стол. Волнов взял фотографию, внимательно посмотрел.
- Неисповедимы пути Господни…. Приёмный сын леса лучше, чем колонна вездеходов и рота проводников, - сделал он вывод. – Договоритесь с ним.

***
Ди стоял, прислонившись спиной к толстому тополю, укладывая круглый голыш в пращу. Снег, наконец-то потушивший далёкие пожары, уже не таял, и следы лесных обитателей были, как на ладони. Особенно его порадовали аномально крупные отпечатки лап зайца-беляка, навскидку килограмм семь, может десять. Ди шёл по его следу всё утро пока не нагнал.

Ди выглянул из-за дерева, заяц, ничего не подозревая поглощал осиновую поросль. На днях у матери Кати намечался день рождения и крупный заяц станет хорошим подарком. Не то чтобы он хотел пойти на празднество, просто с момента последних событий, связанных с охотой на парочку маньяков, семья Степана крепко сдружилась с семьёй Кати. Теперь Ди, по научению Маши, вынужден был проявлять чуточку внимания к будущей, по её словам, тёще.
Ди бесшумно раскрутил пращу, а когда камень налился подходящей энергией для броска, выступил из-за тополя, метнув снаряд. Беляк-переросток, заметив человека, дёрнулся было бежать, но голыш сломал ему позвоночник. Ди подошёл к ещё трепыхавшейся жертве, присел на корточки, умелым рывком свернув шею. Закрепив зайца на спине и подобрав голыш, направился домой.

Уже на подходе к дому он почувствовал присутствие чужака. Едва уловимый запах авто-освежителя, к которым Степан относился с отвращением, предпочитая естественный «аромат» техники, шлейфом тянулся по опушке леса. Чувства не обманули, у дома лесника стоял незнакомый внедорожник.
Используя ландшафт, никем незамеченный Ди подкрался к дому, заглянул в окно. Там за столом, за чашкой чая беседовали Степан, Маша и высокий, крепко сложенный мужчина, придерживающий ногой дипломат. Поняв, что опасаться пока нечего, Ди подошёл к двери, тихо открыл её, войдя внутрь.
- Вот и сына, - улыбнулась Маша, завидев Ди снимающего со спины зайца.
- Познакомься, - сказал Степан, - это Иосиф Крамр, доктор исторических наук. По твою душу приехал.
- Здрасте, - поздоровался Ди, снимая верхнюю одежду.
- Привет, - произнёс доктор. – Какой крупный заяц. Кило под десять, наверное.
- Наверное, - Ди сел за стол рядом с Машей.
- Сам поймал?
- Угу, - Ди потянулся к конфетам, взяв одну, развернул, сунул в рот. – Что хотели?
- Доктор приехал пригласить тебя в научную экспедицию, - сказал Степан.
- В качестве консультанта, - добавил Иосиф. – Нам нужен человек, способный предупредить от ошибок. Человек, чувствующий природу.
- Мы с отцом, как всегда, против, - добавила Маша.
- В экспедицию? – Ди сделал вид, что удивился. – Куда? Когда?
Крамр открыл дипломат, извлёк большой планшет, включил на нём карту.
- Вот сюда, - Иосиф ткнул пальцем в сильно заболоченную местность. – Как болота схватятся от мороза, так выступаем.
- Ди, ты бывал здесь? – спросила Маша.
- Был тут, - он указал на местность в двухстах километрах восточнее. – Сытое место, а ваше дрянь. Что там искать?
- Весьма интересные древние руины, - ответил Крамр. – Помоги нам. Твой опыт жизни в лесах, в данном случае, бесценен. Мы хорошо заплатим, не будете ни в чем нуждаться.
- У нас всё есть, - Ди взглянул на Машу со Степаном.
- Мама уже сказала, что мы против, - произнёс Степан. – Но решать тебе. Ты парень самостоятельный, боевой. Не раз это реально доказал, поэтому не боимся за тебя. Пусть другие бояться за себя, - намекнул он Иосифу.

Маша кивнула, подтверждая его слова.
Ди встал из-за стола, подошёл к окну, делая вид, что размышляет над предложением. На опушке леса показался кабан огромного роста с покрытой мхом щетиной - Хтон ожидал ответа.
- Можно взять с собой оружие? – спросил Ди.
- Всё, что захочешь, - с надеждой в голосе отозвался Крамр. – Распоряжусь, чтоб тебе выделили огнестрел на выбор.
- Неее. Я со своим. В общем, согласен, застоялся без ладной охоты. Надо пройтись, - утвердительно ответил Ди.
- Твою ж мать! – ударил кулаком по столу Степан, а Маша печально опустила глаза.
Крамр достал из дипломата несколько пачек денег, положил на стол.
- На расходы. Мы заедем за тобой, как ударят морозы. Готовься. На сим разрешите откланяться. Спасибо за угощение.
Он, чуть поклонившись хозяевам, вышел из дома. С наружи донёсся рев двигателя и шелест покрышек о дорогу, гость уехал. Ди продолжал наблюдать за кабаном, который, агрессивно копнув землю пятаком, повернул в лес, скрывшись в зарослях орешника. Дело сделано.
- Думали, откажешься, - расстроенно сказала Маша.
- Надеялись на это, - грустно произнёс Степан. – Что ж теперь поделаешь, держи слово.
- Нужно сходить с ними, - Ди отвернулся от окна. – Дело крайне важное. Не бойтесь, это просьба того, о ком не говорят.

***
Все черти одной шерсти.
(Русская народная поговорка)

Водители трёх снегоходов, посланных за Ди, терпеливо ждали снаружи. Дороги засыпало непрекращающимся неделю снегопадом, поэтому послали что-то попроходимее автомобиля.
- Присядем на дорожку, - вытирая подолом, выступившие слезы сказала Маша.
Семейство уселось на диван. Степан посмотрел на рюкзак приемного сына и перевязь с дротиками.
- Не тяжело? – спросил он.
- Не особо, - ответил бывший первобытный дикарь.
- Кутайся теплее, - продолжала всхлипывать Маша, - почти сороковник на улице.
- Терпимо, - погладил её руку Ди.
- С Катей не хочешь попрощаться? – поинтересовался Степан.
- Лучше ей вообще ничего не говорить про экспедицию, - сказал Ди, услышав, как за стенами избы взревели три мотора, намекая на затянувшиеся сборы.
- Что ж, пора, - Ди поднялся с дивана.
Степан с Машей тоже встали, обняв по очереди сына, проводили к выходу. Они ещё долго смотрели вслед удалявшимся снегоходам, до тех пор, пока те не скрылись за поворотом заваленной снегом дороги.
- Надеюсь, - сказал Степан, когда они пошли в дом, - всё будет нормально, и он никого там не пришьёт.
- Уверена, что Хтон знает, куда его послал и присмотрит за мальчиком, - шёпотом произнесла Маша.
Как бы в подтверждение этой мысли со стороны леса в воздух взвилась стайка снегирей.

Снегоходы остановились недалеко от райцентра на малоиспользуемом полустанке. Там под парами ждал тепловоз с двумя пассажирскими вагонами и платформой под технику. Встречать Ди вышел Крамр. Он быстро познакомил мальчика со всей командой, состоящей из 35 человек.

В неё входили люди совершенно непонятных для Ди профессий и специальностей. Он был представлен, как консультант по выживанию и опытный проводник, что вызвало у некоторых участников смех, который Крамр тут же пресёк.

Потом несколько суток, практически без остановок, ехали до нужной станции, где выгрузили оборудование и технику, которую закрепили на санях, прицепленных позади снегоходов.
Отдохнув пару дней в местной гостинице, двинулись дальше, к дому тамошнего проводника. Погода была солнечная, тихая и морозная, воздух кристально прозрачен. Даже последний снегоход из колонны, растянувшейся на несколько сот метров, было превосходно видно. Переночевав в палатках, отправились в дальнейший путь, ближе к вечеру следующего дня добравшись до избушки проводника.

Под лай охотничьих собак их гостеприимно встретил крепкий мужик лет тридцати по имени Хуркиплан. Он поручкался с каждым участником экспедиции, но когда взял за руку Ди застыл, уставившись тому в глаза, что-то почувствовав.
- Кто твой приёмный отец? – тихо поинтересовался он.
- Какой? – так же тихо спросил Ди, понимая, куда клонит подозрительно догадливый охотник.
- Я с рождения живу в лесах, - сказал Хуркиплан, - многое вижу, слышу, знаю.
- А я знаю по более, - произнёс Ди, подумав о висевшем на поясе ноже. – Шаманишь что ли?
- Вы что там застыли Хуркиплан? – вмешался Крамр. – Располагайте гостей, надо выспаться, выступаем до рассвета.
Хуркиплан отпустил руку Ди, продолжая недоверчиво разглядывать парня. Приёмный сын Хтона отвернулся, направившись по своим делам. Проводник ему совсем не понравился, его природное чутьё каким-то образом давало знать о связи парня с лесной сущностью.
- Что за парень? – спросил Хуркиплан Иосифа, когда Ди отошёл на приличное расстояние.
- Студентик, - на ходу придумал Крамр. – Что не так?
- Он в родстве со странным…, - проводник замолчал, подбирая нужные слова, но так их и не нашёл, - …странными людьми.
- Он сирота, усыновленная четой лесника. Не вижу ничего странного.
- Хорошо, - проводник перевёл разговор в иное русло, - если потеснимся, в доме всем места хватит. Кто похудее на чердаке ляжет.
- Замечательно, - натянуто улыбнулся Крамр.

В два часа ночи Хуркиплан проснулся по непонятной причине. Сон пропал, будто не было. Он оделся, взял видавшую виды винтовку и бинокль, пошел наружу. Проходя мимо мирно сопевшего Ди, остановился, посмотрел тому в лицо, потом двинулся дальше, тихо закрыв за собой входную дверь.
Как только она закрылась, Ди проснулся, неслышно добрался до окна, переступая спящих. Подышал на замёрзшее стекло, содрал отмёрзший лёд ногтями, посмотрел на застывшего у крыльца Хуркиплана.
Луна пряталась за многочисленными облаками, быстро плывущими по небу. Проводник вглядывался вдаль, то поднося, то убирая бинокль от глаз. Там на опушке ночного леса, в развилке двух вековых дубов кто-то или что-то стояло. Оно было большое, рослое, сильное, пугающее. Даже собаки молчали, боясь высунуть нос из будок.
Хуркиплан передёрнул затвор винтовки, приложил приклад к плечу, прицелился.
- Эй, кто там! – крикнул он, пытаясь разглядеть нечто в неверном Лунном свете.
Ди наблюдал за проводником, понимая, что тот почувствовал. Хуркиплан слишком сроднился с лесом, раз смог распознать присутствие Хтона. Ди подошёл к храпящему Иосифу и слегка размахнувшись, влепил тому звонкую оплеуху.
Крамр проснулся с воплем ужаса, разбудив спящих, огляделся, около него никого не было. Ди тёр глаза, лёжа на своём месте, якобы, не понимая, что происходит.
Услышав вопль из избы, проводник повернулся к двери, а когда посмотрел назад, никого в развилке не было. Он поспешил внутрь жилища.
- Что случилось? – спросил проводник доктора наук потиравшего ушибленную щёку.
- Не знаю, - ответил тот. – А вы что носитесь с оружием?
- Показалось, что волки кружат, вышел отогнать, а там никого, - Хуркиплан взглянул на сонного Ди.
- Что за концерт? Спать давайте, завтра ни свет, ни заря в дорогу, - заворчали участники экспедиции. – Волки у него кружат….
- Да, да, - согласился Иосиф, - всем спать.
Наконец все улеглись, и до подъёма всё было спокойно.

***
За час до рассвета все участники экспедиции уже сидели на снегоходах, ожидая распоряжений старшего.
- Пошли! – дал команду Крамр.
Колонна, взревев моторами, сдвинулась с места, только один снегоход так и не завёлся. Вес скарб с него перегрузили, а путешественника пересадили на исправную технику.
- Начинается, - буркнул Иосиф проводнику, - а ведь мы ещё даже не отъехали.
- То ли ещё будет, - обнадёжил Хуркиплан, - не на курорт собрались.
До полудня шли вдоль опушки заснеженного леса, ближе к часу свернули в чащобу. Хуркиплан, ехавший впереди, вдруг остановился, пропуская колонну.
- В чём дело? – спросил проезжавший мимо Крамр.
- Надо отставших подогнать, - ответил тот.
- Хорошо. Только потом вперёд.
Когда последний из отставших, проехал мимо проводника, тот и не подумал догонять экспедицию. Он зорко всматривался в оставленный позади лес.
Заметив, что Хуркиплан так и не вернулся, Крамр остановил движение колонны, направившись к проводнику.
- Какого рожна вы тут делаете? – спросил он. - Вы должны быть впереди.
- За нами кто-то идёт, - сказал проводник.
- Кто? – удивился доктор наук.
- Прокатимся.
С этими словами Хуркиплан направил снегоход туда, откуда пришла колонна, Иосиф последовал за ним.
- Ну, и где следы вашего кого-то? - раздражённо спросил Иосиф, когда они рысью прошли два километра, немного покружив по маршруту.
Проводник молчал, вглядываясь в комки снега, свалившиеся с деревьев, потом взглянул вверх.
- Видите, - он ткнул пальцем в кроны деревьев, стоявшие без снега, тянувшиеся сплошной полосой вдоль маршрута экспедиции.
- Что должен увидеть? – возмутился Крамр. – Мы теряем время.
- Оно идёт поверху, - утвердительно произнёс проводник.
- Кто оно?
- Знать бы, - ответил проводник. – На вашем месте я бы развернул поход от греха.
- Вот ещё, скажите тоже, развернуть. Не мелите чепухи, у нас задание и вам хорошо заплатили.
- Деньги вещь необходимая, но жизнь одна, а дела ваши не добрые, хребтом чую, да студентик не от мира сего…
- Ведите нас, уважаемый до уговоренного места! – Крамр перешёл на повышенные тона.

Проводник дал по газам, ничего не ответив, направившись догонять экспедицию. Крамр ещё раз взглянул на кроны деревьев, кашлянув в рукавицу, поехал за проводником.
Стемнело. Ночёвку устроили на продолговатой поляне окружённой могучими елями. Расставили палатки, разожгли костры и газовые плитки, занялись ужином.
Ди сидел у костра, уминая густой мясной суп, только что разогретый в котелке. Приятное тепло разливалось по продрогшему организму. Иногда ночью температура падала за 40 градусов, но сейчас у костра было вполне сносно.
- Вашу ж мать! – донесся мужской голос из одной из палаток, - Похоже, палец отморозил!
- Хер смотри не отморозь! – со смехом донеслось в ответ.
Ди оглянулся по сторонам, ища проводника. Хуркиплан стоял с винтовкой в руках примерно на середине поляны, внимательно изучая погрузившийся во тьму лес, освещаемый всполохами костров.
- Что он там ищет? – спросил сидящий рядом с Ди парень лет двадцати пяти с длинной бородой, лихо заплетённой в подобие косы викинга.
- Крыша потекла, - сказал Ди. – Поживи с его в лесу.
Парень улыбнулся, довольно хмыкнув.
- А ты взаправду спец по выживанию? – продолжил он расспросы. – Дротики со всяким холодняком для этого таскаешь?
- Наверное, - кивнул Ди, добирая ложкой остатки супа.
- Ежели я головню от костра подброшу, попадёшь? – не унимался парень, чем привлёк внимание ужинавших рядом с ними.
- Ставлю стольник, что не попадет, - сказал кто-то.
- Не буду ничего пулять, - произнёс Ди, споласкивая миску кипятком из чайника. – Не в цирке.
- Ладно тебе жаться, - сказал неожиданно подошедший проводник. – Покажи парням что-нибудь первобытное, что-нибудь дикое, как ты.
- Я не дикий, - насупился Ди, вставая.

Он повернулся к костру спиной, направившись к своей палатке, прихватив миску. Хуркиплан поднял лежавший рядом с нарубленными дровами топор, приложив указательный палец к губам, мол, тихо, сейчас всё будет. Дождался, когда Ди отодвинет полу палатки, метнув топор ему в голову.

Ди услышал, а скорее даже почувствовал, как что-то тяжёлое разрезает воздух, направляясь в затылок. Он рефлекторно отпрыгнул вправо, прижавшись к снегу, перекатился, исчезнув в сугробе, не оставив следа ушёл под хрупкий наст. Топор улетел в палатку, грохнув об коробки с оборудованием. Зрители застыли в изумлении, вот он был, а вот его нет.
- Я ж говорил дикий, - обрадовался Хуркиплан.

Он, было, сделал шаг вперёд, но неожиданно схватился за лицо, упав на колено, миска больно ударила в переносицу. Через мгновение рядом взорвался снег, выпуская разозлившегося Ди с ножом в руке. В следующее мгновение он уже сидел на проводнике, приставив лезвие к шее.

- Хотел меня убить?! – крикнул он в ухо Хуркиплану.
- Я пошутил, - захрипел тот, чувствуя, как нож надавил на трахею.
Опомнившиеся зрители бросились к Ди, с трудом оттащив его от проводника. На шум прибежал Крамр быстро разобравшийся, в чем дело.
- Вы что ничего не соображаете?! – схватил он за грудки проводника. – Вы могли его убить!
- Это вы ничего не соображаете, - огрызнулся Хуркиплан. – Это не простой парень, ой, не простой.
- Ещё одна такая выходка, - пригрозил Крамр, - и мне придётся расстаться с вами без оплаты.
- Ладно, ладно, - Хуркиплан вырвался из захвата Иосифа. – Прошу прощения за неудачную шутку.
Потом наклонился к его уху, тихо сказав:
- Нас кто-то преследует до сих пор. Чую парень знает кто. Мой вам совет повернуть назад, заболоченные руины ещё никому не раскрывали своих тайн.
- Нам раскроют, - ответил Иосиф.

Хуркиплан недовольно почесал оцарапанную ножом шею, направившись в свою палатку. Мужики отпустили Ди, тот убрал нож, так же отправившись спать.
Но Хуркиплан не думал отправляться на боковую. Он развязал рюкзак, достав оттуда холщовый мешочек с сушёными кореньями, спички, костяную табакерку с протёртыми в пыль растениями и грибами специфических свойств. Чиркнул спичкой, поджёг коренья. Сдул разгоревшееся пламя, заставил их тлеть, разложил вокруг себя. Палатка быстро наполнилась едким дымом. Открыл табакерку, сделал по понюшке порошка в каждую ноздрю, лёг и принялся ждать.
Реакция наступила через пять минут, Хуркиплан дернулся, выгнулся мостом, затих, открыв рот, через который наружу, бледным ручейком, устремилось его сознание, а может душа. Хуркиплан увидел своё тело, в виде пульсирующего слабым огнём кокона, застывшее на брезентовом полу среди дымящихся корней. Он выпорхнул наружу сквозь крышу палатки, поднялся на несколько метров в морозный воздух, осматривая лагерь.

Проводник видел светящиеся разными огнями коконы, бывшие в реальном мире участниками экспедиции. Одни из них были подёрнуты чёрными оспинами, красные трещины раскалывали другие, а кокон Иосифа представлял собой почерневший сгусток, изредка вспыхивающий солнечными всполохами. Хуркиплан полетел к палатке Ди. Кокон «студента» светился ровным золотистым светом ярче других, причём он имел зеркальную поверхность способную отражать не только негативную энергию, но и что-то посильнее дурного глаза.

Хуркиплан подлетел к костру, поднялся по его дыму ещё выше, осмотрел лес. Вот коконы диких кабанов сбились в кучу, вот стая птиц, словно ёлочные игрушки облепили ветви рябины, вот кокон лося бредёт по своим делам, а вот…. Хуркиплана передёрнуло, огромное крылатое, поросшее бурой шерстью существо, не имевшее кокона, мирно дремало на ветвях развесистого дуба.

Проводник посмотрел в сторону чахлых деревьев, росших на заболоченных руинах еле видневшихся из-за горизонта. Вся местность в той стороне была покрыта бледно-голубым куполом неизвестной энергии, а сами затопленные руины светились ровным оранжевым светом, отражаемым облаками.

Хуркиплан вновь обернулся к дубу, где дремал безликий монстр. Крылатое существо парило над лесом, не сводя глаз с излишне любопытного человека. Испуганная душа метнулась к палатке с обездвиженным телом, молнией войдя в него. Проводник очнулся, громко кашляя от дыма. Крича, заметался в поисках винтовки, найдя её, немного успокоился, затаившись между мешками с провизией, прижав оружие к себе.

- Хватит орать! – донесся снаружи недовольный голос кого-то из участников экспедиции.
- Кошмар приснился! – отмазался проводник.
- Купи памперс! – последовал совет. – Задрали за сегодня своими фокусами!
Хуркиплан так и просидел до самого утра, не сомкнув глаз. На рассвете, как только восток подёрнулся солнечными лучами, вся экспедиция собралась завтракать. Проводник подошёл к Иосифу, сел рядом.
- Покидаю вас, - сказал он. – Вы почти у места, до которого должен был довести. Ещё километров десять прямо.
- Заплачу меньше на 10 процентов, - спокойно ответил Крамр.
- Договорились.

После завтрака Крамр рассчитал Хуркиплана и тот отбыл восвояси, злобно взглянув на Ди. Но проводник не поехал домой, он повернул в сторону поселения, состоявшего из служителей древнего, но очень продвинутого, религиозного культа, оберегавшего затопленные руины от слишком удачливых чужаков. Поселение было замаскированно под вполне миролюбивую общину. Ими никто не интересовался, а редким местным жителям было плевать на не совсем нормальные замашки поселенцев, своих дел хватает. Не суются к ним, да и ладно.

Поселение встретило Хуркиплана предупредительным выстрелом со сторожевой вышки. Проводник остановил снегоход, помахал рукой часовому.

- Чего надо?! – спросил тот, перезаряжая ружьё и беря гостя на мушку.
- Это я, Хуркиплан! С Владыкой перетереть надобно!
От крайнего дома отъехали два снегохода с четырьмя седоками. Они обыскали Хуркиплана, забрали винтовку, нож и топор, затем проводили к Владыке.
Владыка – низенький седобородый старик, принял его в святилище, так они называли просторную избу с каменным столом посередине, вмещавшую почти всех жителей религиозного поселения. Старик сидел в деревянном кресле на подобии трона, обитом железными полосами. По бокам стояли два дюжих молодца с увесистыми автоматическими пистолетами за поясом.
- Какими судьбами Хуркиплаша? - улыбнулся Владыка.
- Слышали про очередную экспедицию? – спросил проводник.
- Туда где «мать земля костьми чавкает»? – вновь улыбнулся тот.
- Да, к руинам.
- Слышали. Что с ней не так? Очередные смертники, - равнодушно произнёс Владыка. – Кроме нас туда никто не может ходить. У смерти существует расписание и его знать надо, мы знаем.
- Сейчас расскажу что не так, - произнёс Хуркиплан. – На мой взгляд, у этих есть все шансы проникнуть внутрь. Так вот, идёт с ними один паренёк….
Хуркиплан подробно, в самых ярких красках поведал старику о странном парне и сопровождающем его летающем чудовище. Когда рассказ дошёл до возвращения души в тело, старик в гневе вскочил с трона.
- Только мы можем брать то, что там лежит! – крикнул он. – Все дары наши, ибо мы выбраны оберегать их! Мы заплатили за это жизнями! Старшин ко мне! – приказал Владыка.

***
Много нового,
да мало хорошего.
(Русская народная поговорка)

Когда Хуркиплан уехал, Крамр подошёл к Ди.
- Что ж, бери разведку местности на себя, езжай впереди колонны. Надеюсь на твоё чутьё, - сказал он.
Так и поступили. Примерно через полчаса вереница снегоходов достигла, конца леса и гряды пологих сопок, примыкавших друг к другу. При внимательном рассмотрении можно было заметить, что сопки уходили полукругом направо и налево, обхватывая приличный кусок местности продуваемой всеми ветрами, поэтому снег сдувало, и он не везде лежал на промёрзлой земле.

- Это своего рода граница трясин, - сказал подъехавший к Ди Крамр. – Сопки окружают болотистую территорию, являясь единственным надёжным ориентиром, дальше местность постоянно меняется. Если в один год тут твёрдая равнина, то в другой непролазная топь с ядовитыми испарениями.
Ди переехал через сопку, не спеша и осторожно направившись вперёд, колонна двинулась за ним. Через пару километров они въехали на абсолютно лишённую снега проплешину, усеянную какими-то обломками. Ди остановил снегоход, спустившись на землю, стал рассматривать странные образования. Он поднял ближайший предмет, оказавшийся полусгнившей немецкой каской.
- Тут такого добра навалом, - довёл до его сведения один из участников экспедиции тормознувший рядом. – Остатки предыдущих экспедиций. Вон там ещё есть.

Ди посмотрел туда, куда указывал мужчина. Впереди вся земля была усеяна старым огнестрельным оружием, винтовками, автоматами, попадались даже мушкеты с пищалями. Чуть в стороне белели кости людей и животных, в основном лошадей и диких зверей из ближайшего леса. Кучками лежали черепа, сгнившая одежда, обувь. Кое-где торчали наконечники копий, мечи, казачьи шашки, штык-ножи разных видов, остатки какой-то техники выглядывали из почвы. Ди прошёл несколько шагов вперёд к заинтересовавшему его предмету, поднял его над головой, показывая людям. Это был большой конусовидный череп чуть загнутый вниз в затылочной части, причём лицевая часть была, как у человека.
- А это что? – спросил Ди.
- Понятия не имею, - откликнулся Крамр. – Брось его, не стоит внимания. Наша задача добраться до центра руин. Поехали.

Бросив находку, Ди уселся на снегоход, дав по газам. Тот легко понёс его по мёрзлой земле, давя ценные артефакты. Где-то, через час, проезжая мимо перевёрнутого, обгоревшего вертолёта с переломанным скелетом пилота, Ди остановился, подняв руку. Колонна замерла. Он слез со снегохода, прислушался к звукам, пробивавшимся сквозь начавший завывать ветер.

- Река под снегом! – крикнул он. – Её не видно, но слышно!
Все прислушались, но ничего похожего на журчание воды не донеслось до их слуха.
- Здесь нет реки, - сказал один из подошедших участников похода. – Вот карта.
- Карты обманчивы, - произнёс Крамр.
- Но её тут в принципе быть не может, - не унимался тот.
- Может, - утвердительно сказал Ди. – Дальше ехать нельзя, надо найти безопасный путь.
- Бросьте вы, в самом деле, - продолжал мужчина. – Смотрите.
Он вскочил на снегоход с санями, дал по газам, разогнавшись по плотному снегу.
- Стой идиот! – крикнул Крамр. – Приказываю вернуться!
- Стой! – закричали другие члены команды.

Но лихой ездок уже мчался по нехоженому насту на всех парах. Неожиданно снег под ним провалился, и снегоход нырнул в тёмную пучину реки, взятой нагнанным ветром снегом в гигантскую трубу. Человек коротко вскрикнул, мгновенно погрузившись в ледяную воду. Находившиеся рядом похватали верёвки для крепежа грузов, поползли к провалу, но там была лишь бурлящая речная вода. Человек исчез вместе со снегоходом.
Ди схватил взятый с собой железный гарпун с отверстием на конце древка, привязал к нему верёвку, побежав вдоль течения скрытой под снегом реки. Он бежал, внимательно прислушиваясь к звукам, доносившимся из-под снега, наконец, выбрав удачный момент, метнул гарпун.

Оружие ушло глубоко вниз, вонзившись в цель, верёвка натянулась, вспарывая снег, потащила Ди за собой. Он с трудом удерживал её в руках. На помощь подбежало несколько мужиков, они общими усилиями стали вытягивать верёвку. Рывок, другой, наст треснул, вспучился, и на поверхности показалась, пробитая гарпуном, коробка с измерительным оборудованием, покоившаяся в санях, волочившихся за снегоходом.

- Бл**дь, бл**дь, бл**дь! – выругался Крамр, бросив шапку себе под ноги.
Он нервно заходил вокруг снегохода, потом успокоившись, надел шапку.
- Так, - сказал он. – Посмотрите, можем ли переправиться здесь, не ища обхода, думаю, эти поиски бесполезны.

Через пару часов интенсивной работы лопатами, пляж был расчищен. Нависавший снежный купол взорвали зарядом тротила, и он с грохотом и брызгами обвалился до противоположного берега. Перед экспедицией предстала река не менее пятнадцати метров шириной с бурным течением.
- Снегоходы придётся бросить, - сделал вывод Крамр. – У нас есть пара надувных лодок с вёслами. Переправимся на ту сторону, закрепим трос, перевезём грузы и людей. Главное чтоб не унесло под наст. Дальше пойдём на лыжах, оборудование погрузим на сани.
Двое самых сильных мужиков с большим трудом преодолевая сопротивление реки, переправились на ту сторону, вбили несколько железных ломов в грунт, натянули трос. Началась черепашья переправа, очень долгая, муторная, отнимающая все силы.
Ди, Крамр и половина группы уже была на том берегу, когда поднялась метель, сквозь которую донеслись звуки рычащих моторов.
- К нам кто-то едет! – крикнул Иосифу один из ещё не переправившихся участников похода.
«Берегись», - взвыла метель.
Ди посмотрел вверх, заметив мелькнувшее крыло.
- Берегитесь! – заорал Ди.
Люди непонимающе уставились на него.
- В чём дело Ди? – спросил Крамр.

Ответом на вопрос был прозвучавший на том берегу выстрел. Парень, стоявший ближе всех к реке, вскинув руки, упал в воду, скрывшись в темной глубине. Из крутящейся снежной стены выехало порядка пятидесяти снегоходов с вооружёнными людьми, одетыми, кто во что горазд.

Они открыли беспорядочную стрельбу по переправлявшимся путникам, прострелив одну из причаливших лодок и убив двух человек тащивших к реке оборудование. Члены экспедиции бросились к снегоходам, расчехляя карабины, ружья, винтовки, а кое-где автоматы. Ответным огнём были убиты пятеро нападавших. Несколько человек из подчинённых доктора наук вскочили на снегоходы, быстро помчавшись куда подальше. Часть нападавших припустила за ними, стреляя на ходу, те в свою очередь интенсивно отстреливались. Со стороны переправившихся тоже открыли огонь, но мешавшая метель делала его малоэффективным.

Оставшиеся у реки, отстреливались, укрывшись за снегоходами и сваленным в кучи оборудованием. Нападавшие, кружили недалеко от переправы постоянно стреляя, вышибая меткими попаданиями оборонявшихся. Заработал пулемёт, налётчики перешли к более решительным действиям.

Тем временем продолжалась погоня за беглецами. Преследователи поравнялись с ними, стреляя из винтовок и ружей с одной руки. Беглецы отвечали тем же. То с одной, то с другой стороны со снегоходов падали люди, кувыркаясь по насту, оставляя за собой капли крови. Наконец последний из беглецов уткнулся простреленной головой в руль снегохода, налётчики бросились грабить ещё теплых мертвецов.

Часть группы, с которой был Ди и Крамр, залегли в снегу, поддерживая огнём тех, кто так и не успел переправиться. Вторая лодка так же была прострелена, и вместе с лежащим в нём трупом была унесена под наст. Метель усилилась, скрыв противоположный берег, где ещё слышались выстрелы. Вдруг они стихли…. Крамр пытался связаться по спутниковому телефону с базой, но в эфире было лишь громкое шипение помех.

- Какого лешего тут происходит?! – к Иосифу подполз один из вызванных из отпуска исследователей.
- Я-то откуда знаю! – рявкнул Крамр.
Сквозь метель донеслись голоса налётчиков, они дивились непонятно откуда взявшейся реке, прикидывая, как переправиться. Ди подбежал к тросу, за который держались во время переправы, перерубил его топором, взятым у лежавшего рядом мертвеца с кровавой дырой в груди.
Трое из нападавших рискнули перемахнуть через покрывавшую реку снеговую трубу, но тут же провалились вниз, не успев понять что произошло.
- Берём всё что можем и уходим! – скомандовал Крамр, поднявшись со снега. – Быстрее, пока метель не кончилась!
Люди бросились крепить оборудование и провизию на сани, надевали лыжи, впрягаться в упряжь. Остатки экспедиции поспешили к намеченной цели – центру затопленных руин.
Вся община собралась во дворе святилища. Старшины бросали к ногам Владыки вещи и оборудование, Хуркиплан равнодушно взирал на добычу, местами забрызганную кровью.
- Набили половину, - отчитывался один из старшин, бросив в кучу трофеев голову парня с заплетённой в косу бородой. – Дикого среди них не было, должно быть успел переправиться.
- Переправиться? Через что? – спросил Владыка.
- Через реку. Всякое тут бывало, но чтоб река…, - пожал плечами старшина. – Переправляться опасно, надо искать, где обойти можно или брод.

- Вот что, - сказал Владыка. – Допрём до переправы доски да брёвна, соорудим плоты и на тот берег. Они не должны дойти до центра.
- Может трясина их погубит? – предположил старшина.
- На сей раз не думаю. Уж очень с ними парень странный. Сейчас отдыхайте, потом за работу, на лыжах далеко не уйдут, - отдал распоряжение Владыка.
Экспедиция остановилась на привал, когда ночь украсила звёздами неожиданно очистившийся от туч небосвод. Приготовили ужин, сели обсудить произошедшее побоище и дальнейшие действия. Пока шло обсуждение, Ди незаметно отошёл подальше в сторону, туда, где его не увидят за сугробами.
- Где ты? – позвал Ди Хтона.
В сугробе, находившемся перед ним, что-то заворочалось, снег осыпался, выпуская огромного белого медведя. Ди собрался бежать, но передумал, поняв кто перед ним.
- Может чего другое есть? – спросил Ди.
Хтон нехотя принял облик мужика в шкурах.
- Что происходит? – спросил Ди.
- Напавшие на вас религиозно неуравновешенные селяне, считают, что всё, что находится в руинах, принадлежит им,- ответил Хтон. – Они нашли способ тянуть оттуда всякие предметы старины с разнообразными свойствами, но пока не знают об основной ценности. Они от вас не отстанут, пока всех не перебьют.
- Я точно смогу до неё добраться и прекратить этот бардак?
- Конечно. Когда доберёшься, сможешь вообще стряхнуть человечество с планеты, дать начало новой цивилизации, - сказал Хтон.

- Стряхнуть? А дети и женщины в чём провинились? – спросил Ди.
- Знаешь сынок, иногда лучше конец без мучений, чем мучения без конца, - ответил Хтон. – Посмотри, во что превратился ваш мир, в дом боли. Может лучше начать всё сначала?
- Нет. Люди справятся, всегда справлялись и сейчас справятся, я закрою проход.
- Ну, как знаешь. Идите вперёд, выиграю вам время. И запомни, чтобы войти в святая святых, нужно перелезть через дверь. Не войти, а перелезть.
- Как? – спросил Ди.
- А как перелазят? Не тупи сын.
Следующий день был на редкость ясным и безветренным. Экспедиция уверенно двигалась вперёд, ведомая чувствительностью Ди, обходя полыньи, треснувший лед, незамерзающие солевые промоины, странные, пугающие предметы под снегом. Зато у селения бушевал снежный буран, не дававший преследователям высунуться, Хтон держал слово.

Следующей ночью ударил сильнейший мороз, из-за чего утром не смогли проснуться три человека. Они замёрзли насмерть в спальных мешках, ещё пара человек, отморозили пальцы на ногах.
- Ну и колотун, - произнёс Крамр, выдохнув и прислушиваясь, как замерзает пар, падая на снег с лёгким шуршанием. – Примерно полтинник стукнуло. До руин совсем немного, надо держаться, почти дошли.
Ди посмотрел вперед, туда, где над, пышущей туманом, заболоченной равниной возвышались редкие, покрытые снегом, остатки построек неизвестной цивилизации.
- Туман, - обратил он внимание Иосифа. – Плохо. Трясина не промёрзла, скорее наоборот.
- Возможно, где-то появились геотермальные источники, - предположил тот. – Предыдущая экспедиция об этом не докладывала.
- Странно тут всё, - сказал Ди. – То есть что-то, то его нет.
- Видишь? – Крамр указал на руины, напоминавшие разрушенную башню. – Нам туда. Это вход в шахту с туннелями. Древние построили город над необычной аномалией, изучили её, а чтоб взять под контроль прорыли шахту, но что-то у них не срослось. Город погиб, похоронив в болотах всех жителей.
- Сухопутная Атлантида? – предположил Ди.
- Возможно, - кивнул Крамр. – Там внизу могущество и сила равная богу.
Ди вёл экспедицию, положившись на дикие инстинкты, тщательно выбирал дорогу, миновал смертельные ловушки природы, но это не спасло особо невнимательных. Несколько человек сгинули в полыньях вместе с оборудованием. До башни оставалось совсем немного.
- Привал, - скомандовал Крамр, когда стемнело. – Завтра продолжим.
Измождённые путники еле–еле собрали две палатки, разогрели ужин, поев, повалились спать.

***
Взглянет, так лес вянет.
(Русская народная поговорка)

Ди проснулся от предчувствия опасности. Нет, это не «гостеприимные» селяне, что-то другое потревожило сон. Он вылез из палатки, накинул на спину перевязь с дротиками, поправил на поясе нож с топором. Ночь была тёмной, Луну скрывала пелена тяжёлых туч, никак не разродящихся снегопадом.

Зрение переключилось на ночной режим, позволив увидеть малейшие складки местности, даже через туман. Метрах в ста от стоянки, в не замёрзшей полынье что-то ворочалось с тихим скрипом, поднимая со дна дурно-пахнущий ил. Вот оно нырнуло, всплыв в другой полынье, потом в следующей, и так далее. Судя по её маршруту, нечто направлялось к двум оставшимся палаткам.

- Вставайте! – крикнул Ди, отстёгивая дротик от креплений. – Подъем! Тревога!
Из ближайшей полыньи вывалилась чёрная от ила тварь, внешне напоминавшая не то крокодила, не то ящера, у которого на месте задних конечностей волочились какие-то ошмётки. Тварь рывками двинулась к палаткам, поскрипывая и пыхтя.
Ди метнул в неё дротик, угодив в глаз. Тварь кинулась на него, клацая зубами. В это время из палаток начали выбегать вооруженные люди, открывшие огонь по странному существу. Оно заметалось, стало отползать к полынье, но вдруг совершило резкий прыжок в сторону стрелявших, придавив одного из них насмерть. Застрекотал автомат, разворотив хищнику голову. Тварь дёрнулась и затихла.

Крамр стоял над химерой, орудуя топором, разрубая замёрзшую плоть. Оставшиеся участники помогали раздвигать разруб, зацепив за края раны топорами. Применив в качестве распорок газовые баллоны, люди принялись изучать внутренне устройство существа.
- Не похоже что-то на животное, - сказал Крамр, разглядывая плотную белёсую кожу, выглядывавшую из-под замёрзшего ила, на которой чётко просматривался рисунок сот.
- А это что? – один из участников экспедиции, копался в том, что когда-то было задними конечностями. – Похоже и на жилы, и на провода в оплётке.
- Может это нечто среднее между животным и роботом? – предположил кто-то. – Заднюю часть где-то оторвало.
- Вдруг это сторож, - предположил Ди. – Сторожевой пёс. Хозяева умерли, а он всё службу несёт. Такое случается.
- Если так, - произнёс Крамр, рассматривая, похожие на пластиковую гофру, внутренности твари, - то его хозяевами были строители города. До шахты совсем немного. Берём оставшееся оборудование и вперёд. Мы почти у цели.

***
Отряд, посланный Владыкой за экспедицией, с большими трудностями переправлялся на плотах через реку. На противоположный берег перетягивали снегоходы, оружие, провиант и самое главное, Ковчег Силы. Это был деревянный ящик с находящимся внутри сканером, найденный в затопленных руинах. В самом начале переправы утопили два снегохода, но это никого не расстроило, захваченных средств передвижения было предостаточно.
К ночи все преследователи были на другом берегу. Чтоб не терять время, наспех перекусили, отправившись в погоню в сгустившейся темноте, освещая путь фарами. Когда впереди показались незатягивающиеся полыньи, покрытые туманом, старшины остановили движение.

- Сверим расписание смерти, - сказал один из них.
Они поставили ковчег на снег, отстегнули борта ящика. Один из старшин стал крутить ручку настройки прибора исписанного неизвестными символами. Включился треугольный экран красного цвета, по нему забегали крючковатые символы, появилось схематичное изображение местности с находящимися в трясине существами-механизмами. Одно из них мерцало и двигалось в сторону двух маленьких треугольников, напоминавших палатки.
- Терпимо! – обрадовался старшина. – По коням!
Снегоходы вновь взревели моторами, отряд возобновил преследование.
Утром Крамр оглядел остатки некогда большой экспедиции, с ним и Ди их было семь человек.
- Мы не можем повернуть назад, - сказал он людям. – Путь только вперёд. Там, в глубине шахты, прорытой неизвестным устройством древней расы, находится наша цель и наше спасение. Там находится нечто, способное влиять на жизнь на всей Земле. Воздействовав на это, мы сможем выбраться отсюда целыми и невредимыми, обладая поистине божественными возможностями.

Эта речь воодушевила упавших духом исследователей.
- Ещё пять километров по замёрзшим руинам, и мы на месте, - продолжал Крамр. – Слушайте Ди, внимайте его действиям, не сходите с его тропы. Веди нас парень.
Ди двинулся вперёд, приминая лыжами камыш с осокой, торчавший из-под снега и мутного льда. Через час они были у шахты. Это была не просто дыра в земле, а изогнутая конструкция в виде половина буквы «С» нижней частью, уходившая в трясину. Она была сделана из молочно-белого стеклообразного материала практически не тронутого временем. Верхняя часть, как и сам вход, были заблокированными мощными ледяными сталактитами.
- Весь город был из этого материала, - сказал Крамр, когда Ди стал ощупывать стены. – Внутри шахты тепло, поэтому и льда столько намёрзло. Сейчас бабахнем.

Пробив небольшие отверстия ледорубами, закрепили внутри них тротил, приготовились к взрыву. До слуха Ди донёсся еле слышимый звук работающих двигателей, он стал искать источник шума, напряг зрение, но сильно сгустившийся туман не дал ничего разглядеть.

- Похоже, добрые селяне на подходе, - предположил Ди.
Крамр нажал на кнопку устройства дистанционного подрыва. Взрыв разворотил не только лёд, но и верхушку башни. Обломки стен падали вниз, пробивая десятки прорубей в замёрзшем болоте.
- Скорее вниз! – крикнул Крамр, первым бросившись в спасительное, как он думал, нутро шахты.
Все поспешили за ним, а шедший последним, поставил у входа растяжку с замаскированной РГД-5.
Абсолютно сухая шахта спускалась вниз под небольшим уклоном. Чем дальше заходила экспедиция, тем теплее становилось. Кто-то уже снял куртку и шёл в свитере, освещая подземелье мощным фонарём, тепло придало людям силы и надежду на жизнь. Постепенно стали попадаться ответвления, боковые проходы, узкие лазы, но люди продолжали идти, никуда не сворачивая. Наверху гулко грохнула растяжка, преследователи достигли входа.
Спустившись ещё ниже, они оказались в подземной части города. Тут так же не было болотной воды, должно быть, существовала какая-то система шлюзов сдерживающих затопление. Воздух всё больше нагревался, а в некоторых местах был обжигающе горячим. Команда скинула тёплую одежду, оставшись футболках и термобелье.
Спуск привёл к обширной пещере, от которой шёл проход в следующую, ещё большую по объёму.
- Почему нет погони? – спросил кто-то из мужиков.
- Действительно, - удивился Крамр. – Почему?

Селяне оттащили от входа троих подорвавшихся на растяжке, уложив их поодаль. Старшины достали сканер, просветили местность. На красном экране показались крупные чёрные значки, меняющие свою форму каждую секунду.
- Вот жопа! - выругался старшина, крутивший ручку настройки. – Из-за них нарушено расписание смерти! Всем в шахту!
На треугольном экране замелькали изображения непонятных существ, потревоженных взрывами, сторожа проснулись. Селяне бросились в шахту, побросав снаряжение, но, не забыв оружие.
Остатки экспедиции вошли в следующую пещеру, наткнувшись на огромные, запертые ворота из неизвестного сплава. Слева от них стояло что-то вроде головоломки состоящей из кубов и прямоугольников.
- По-видимому, чтоб войти надо собрать определённую комбинацию, - предположил Крамр. – Интересно, что будет, если соберём неправильно?

Все растерянно переглянулись.
«И запомни, - вспомнил Ди слова Хтона, - чтобы войти в святая святых, нужно перелезть через дверь. Не войти, а перелезть».
Ди сбросил перевязь с дротиками, оставив топор и нож, надел налобный фонарь, взятый из рюкзака и, полез по трещинам в стенах туда, где заканчивались ворота.
- Ты куда? – спросил Крамр.
- Ждите здесь, - откликнулся Ди.

Хтон был прав, над воротами зияла дыра. Ди предположил, что в те древние времена Хтон посещал это место, но после катастрофы оно стало для него недоступным. Возможно, мешало какое-то неощутимое поле, накрывавшее трясину, генерируемое тем, что скрыто за воротами.

Перебравшись на ту сторону преграды, Ди увидел короткий туннель, в конце которого находилась сеть волокон, похожих на корневую систему дерева, переливавшаяся красными и синими всполохами. Ди выключил фонарь, без него было достаточно света. Прошёл до конца туннеля, оказавшись в идеально шарообразной и очень жаркой комнате.
От самых толстых волокон шли позолоченные кабели, сходившиеся в толстый пучок в пирамидальном приборе с множеством переключателей и ручек настройки, с табличками на неизвестном языке.

«Город основали в том месте не просто так, - Ди стал вспоминать рассказ Хтона, - а с тайным умыслом. Но те великие и умнейшие существа повели себя, как идиоты, отважившись сунуть нос туда, куда не стоит. И вот…. И вот однажды жители города, а точнее гигантской лаборатории, добрались до самой аномалии, пробурив шахту в очень твёрдом грунте. Аномалией оказалась микроскопическая часть нервной системы гигантского кремниевого существа – Земли, слишком близко находившаяся к поверхности. Да, сын мой, это не кусок камня, болтающийся в космосе, это живой организм, живущий в другой временной плоскости. Все его процессы, относительно людей, затянуты и размыты во времени, поэтому вам кажется, что планета никак не реагирует на причиняемый ей урон. На самом деле боль от ран ещё не поступила в мозг, информация о ней ещё в пути.

Существа подключились к нервным волокнам, получив возможность влиять на планету мгновенно. Как только неограниченная власть попала в их руки, разум существ помутился, они возомнили себя богами, а планету рабом. Они делали лето среди зимы, моря среди пустынь и пустыни среди морей, перекраивая поверхность и недра, как хотели. Но со временем всему приходит конец. Планета осознала и нашла причину своего недуга. Сначала она ударила по искусственно созданным домашним питомцам, нечто средним между животными и механизмами. Они быстро уничтожили тех, кто управлял нервной системой, перебив их в собственных спальнях вместе с семьями. После этого, землетрясения, потопы и смертоносные эпидемии докончили дело, цивилизация исчезла с лица Земли всего за месяц, а разрушенный город поглотила трясина. Сменившим цивилизацию расам не было дело до аномалии, пока не появились люди».

Ди подошёл к пирамидальному пульту, внимательно разглядывая систему управления, пытаясь понять, что к чему. Его взгляд упал на кнопку с изображением, напоминавшим значок, используемый для обозначения переговорного устройства – несколько дугообразных волн идущих друг за другом. Ди нажал на него, всполохи сменили цвет на зелёный.

- Добрый день, - произнёс Ди. – Есть кто?
Всполохи мигнули, став ярче.
- Насколько понимаю, туннель и это устройство, своего рода заноза в гниющей ране? – продолжил он.
Всполохи снова мигнули, став на мгновение красными.
- Ага, - Ди почесал макушку.
Селяне шли вниз, чувствуя, как позади них ворочаются твари перекрывшие вход в туннель. Спустившись ещё ниже, они наткнулись на остатки экспедиции. Первым выстрелил Крамр, убив одного из преследователей. Завязалась ожесточённая перестрелка, заполнившая подземелье грохотом и предсмертными криками.
Ди повернулся к воротам, за которыми разгорелся кровопролитный бой. Пули бились о металл, погружая пещеру в колокольный набат.
- Можно это всё прекратить, как-нибудь, - Ди указал на ворота.

Всполохи погасли, погрузив пещеру во тьму, затем волокна зажглись бордовым светом.
Крамр и последний оставшийся в живых член команды отстреливались от наседавших селян из-за скального выступа, неожиданно нападавшие перевели огонь в сторону входа. Десятки жутких полумеханических химер, порождённых погибшей цивилизацией, устремились на обезумевших от страха людей. Крамр и находившийся рядом с ним исследователь, успели дать по очереди из автоматов в напоминавшую таракана тварь, когда сверху на них упала человекообразное существо с щупальцами вместо ног, должно быть в далёком прошлом чей-то аквариумный питомец.
Стрельба с криками стихли, взамен послышались рычание и механический скрип, всполохи волокон приобрели бледно-синий цвет. Ди взялся за позолоченный кабель.
- Когда я вырву кабели, что произойдёт? – спросил он.
На одном из волокон запульсировало пятно в виде человеческой кисти с растопыренными пальцами. Ди приложил к нему руку, ощутив, как поток движущихся изображений проникает в мозг. Когда информация перестала поступать он, подошёл к кабелям, вырвав их из нервных волокон.

***
Злому человеку не прибавит Бог веку.
(Русская народная поговорка)

Створка ворот медленно отошла в сторону, Ди выглянул наружу, включив фонарь, ужаснулся представшей картине. Люди лежали разорванные на части, залив кровью всё основание пещеры. Искорёженные временем и пулями зверо-механизмы застыли в разных углах жуткими памятниками древнему разуму.

Ди, спотыкаясь о тела, прошёл через поле боя к выходу из шахты, ни одна тварь не дёрнулась в его сторону. Выбрался наверх, где бушевала метель. Надев лыжи, отправился в обратный путь, ждать, когда кончится непогода, нельзя, скоро история руин окончательно канет в лету.

Хуркиплан и приставленные к нему двое телохранителей Владыки уже несколько дней ждали в засаде у переправы. Владыка понимал, что кто-нибудь из экспедиции может вернуться, вот тут-то его и встретят.
Метель никак не заканчивалась. Вымотавшийся Ди упорно двигался вперёд, ел на ходу, прерывался на короткий сон, закапываясь в сугробы. Позади гулко треснула почва, руины вместе с трясиной затягивало в появившуюся в центре погибшего города воронку, которая тут же исторгала наружу слои глины с камнями. Земля стирала следы древней цивилизации, позволившей себе попытку порабощения и так кормившей их планеты.

«Надо торопиться, - подумал Ди, - скоро воронка дойдёт досюда».
«Осторожней», - донёс ветер слова Хтона, - «Осторожней».
- Этого ещё не хватало, - Ди устало повалился в снег.
«Вставай», - зашуршал снежинками ветер.
Ди поднялся на ноги, снял лыжи, отстегнул дротик от перевязи, пригнувшись, пошёл вперёд, к видневшейся метрах в ста от него палатки, засыпанной снегом.

- Может, они все погибли? Может, зря ждём? – предположил первый телохранитель, которому уже порядком надоела засада в продуваемой ветром палатке. – Наших тоже невидно.
- В селе остались одни женщины и дети, - сказал второй. – Такого никогда не было.
- Ничего с вашими не случилось, - обнадёжил Хуркиплан. – Старшины знают расписание смерти. Но на всякий случай надо посидеть тут, вдруг, кто из гостей сбежал.
- Пойду, гляну плоты, - сказал первый телохранитель, беря винтовку с оптикой и выходя наружу.
Он осмотрел плоты, пересчитав их на всякий случай, когда повернул обратно, заметил резкое движение среди бушующей непогоды. Вскинул винтовку, тут же упав в снег с дротиком в животе. Он хотел закричать от нестерпимой боли, но не стал этого делать, так как почувствовал на горле холодную сталь ножа.
- Ну-ка поведай мне, какого хрена вы за нами увязались? – вежливо попросил Ди, слегка надрезая кожу.
- Владыка приказал, - простонал истекающий кровью телохранитель.
- По подробнее.

Когда тот рассказал всё, что знал, Ди добил его ударом ножа в горло.
Второй телохранитель порылся в рюкзаке, достал кисет с махоркой и пачку папиросной бумаги.

- Покурим, - предложил он Хуркиплану, сворачивая папиросу, слюнявя стык языком.
- Давай, - согласится тот.
Телохранитель протянул кисет. Внезапно стена палатки, находившаяся за ним, порвалась на две части, пропуская кружащийся вихрем снег. Распоров ткань, дротик вошёл в спину курильщика. Тот, протяжно застонав, упал рядом с Хуркипланом.
Проводник схватил винтовку левой рукой, но точный удар топора оставил его без кисти с заветным оружием. Хуркиплан сжал культю, выскочив из палатки. Перед ним стоял Ди с топором в одной и ножом в другой руке.
- Ах ты, маленький ублюдок! – закричал проводник, доставая из правого унта, длинный охотничий нож. – Иди сюда, я выпущу тебе кишки! Мне нет равных в ножевом бое!
- Ну, вот ещё придумал, - сказал Ди, молнией метнув топор тому в лоб.

Хуркиплан молча упал на спину, раскинув руки. Ди подошёл к начавшему остывать телу, наступил на грудь, рывком освободив топор из зажавших его костей черепа. Забрав чей-то снегоход с запасом горючего, отрубленную кисть проводника и его нож, двинулся к переправе, а через пару дней непрерывного хода выехал к «гостеприимному» селению.

Когда Ди появился на центральной улице, из домов стали выскакивать женщины с детьми, старухи, молодые девушки. Они наперебой спрашивали, не видел ли он их мужей, отцов, сыновей.

- Видел, - отвечал Ди, поигрывая ручкой газа, - они все мертвы. Скажите спасибо Владыке. Вам надо бежать отсюда, скоро земля поглотит всё в радиусе дневного перехода от сопок.
Женщины шли за ним до самого святилища, там Ди слез со снегохода направившись в дом. Уже на крыльце дорогу ему преградил косматый мужик двухметрового роста с обрезом в руке, удар обухом топора в челюсть заставил его прилечь в дверном проёме. Ди вместе с женщинами прошёл внутрь.
Старик сидел на троне, испуганно уставившись на делегацию во главе с парнем несущим на спине перевязь с дротиками.
- Он, - одна из женщин указала на Ди, - говорит, что все мужчины погибли, а тут всё будет уничтожено. Что ответишь Владыка?
- Он врёт! – заорал Владыка.
Ди швырнул ему на колени кисть проводника, а в пол вонзил его нож.
- Это Хуркиплана, - сказал он. – Все мертвы.

Владыка узнал нож, опустил глаза, поняв, что парень не врёт.
- Бегите отсюда, скоро тут будет перепаханное поле, - произнёс Ди, выходя из святилища.
Женщины бросились наружу, началась эвакуация. Оклемавшийся косматый мужик, принялся помогать собирать вещи и детей, бегая, словно угорелый, от двора ко двору. Ди тем временем уже во всю нёсся к станции.
Через пару часов караван снегоходов, отъехал от обречённого селения, оставив Владыку печалиться на троне, идти ему было некуда и незачем. Вечером селение ушло под землю, а на его место вывернулась глубинная порода. Вся округа стала напоминать перепаханное поле, планета уничтожала следы разумных существ обитавших в этой местности.

***
Через неделю Ди вернулся домой.
- Как прошла экспедиция, - спросил Степан, когда Ди убирал в шкаф перевязь с дротиками и другое оружие.
- Ничего особенного, - ответил Ди. – Там нет ничего.
- Врать не умеешь, - сказала Маша, накрывавшая на стол. – Небось, разнесли там всё на атомы.
- Наверное, - опустил взгляд Ди. – Но теперь там точно ничего нет.
Ди подошёл к окну, посмотрел в сторону леса, на опушке которого стояло крылатое создание. Оно помахало Ди рукой, скравшись за деревьями.
- Вы знали, что Земля живое существо? – вдруг спросил он Степана с Машей.
- А то, - ответил Степан, усаживаясь за стол.
- Конечно, - улыбнулась Маша. – Ты, небось, думал, что это булыжник, болтающийся в космосе?
- Поначалу, да.

***
Понурый генерал Волнов сидел на стуле перед взволнованным министром, нервно теребящим лист с донесением.
- Это чёрт знает что такое, - сказал министр, тряся бумагу.
- Ни руин, не экспедиции, - отозвался генерал. – Даже какое-то поселение пропало. Хорошо городов там нет. Всё прахом пошло.
- Вот что, - предложил министр, - давайте сделаем вид, что ничего не было. Все документы в топку.
- Другого не остаётся, - согласился генерал. – Что с родственниками пропавших?
- Подписка о неразглашении и по три ляма денег заткнут рты.
- По пять лямов, - добавил генерал. – И с парнем надо что-то делать, он единственный кто выжил, но это секретная информация для всех кроме нас с вами.
- Подумаем, - кивнул министр.

В выходные министр возился в своём загородном поместье, размером в несколько гектаров. Он вошёл в теплицу, проверить, как растет его любимый сорт огурцов, среди которого можно было заметить листья марихуаны, которую тот тоже уважал.

Сорвав несколько огурцов на салат, собрался уходить, но у выхода его встретил невесть откуда взявшийся мужик в шкурах с целлофановой сумкой в руке.

- Какого хрена бомжара ты тут забыл?! – вскрикнул испуганный министр. – Кто пустил?!
- Дело о гибели экспедиции замяли? – спросил «бомж», почесав ногу о ногу.
Только сейчас любитель огурцов заметил страшные когти на ногах мужика. Колени министра подкосились, выронив овощи, он плюхнулся на грядку.

- Вы кто? – севшим голосом спросил хозяин усадьбы.
- Я предполагаю, что со временем, когда вы придёте в себя, то будете искать моего приёмного сына, как единственного уцелевшего, а значит свидетеля. Ни мне, ни ему, ни чете лесника это не надо.
С этими словами «бомж» вытряхнул из сумки раздавленную голову генерала.
- Товарищ генерал разбился на части в автоаварии, когда ехал к себе на дачу через лес, - хихикнул Хтон. – Ай, ай, ай. Концы, как говорится, в воду.
Министр сделал попытку бежать, но когти Хтона рассекли его позвоночник, словно нож нитку. Грунт в теплицы пришёл в движение, засасывая тело, Хтон бросил туда же голову генерала. Через минуту грунт приобрёл прежний вид. Хтон вышел наружу, приняв облик большого волка, с лёгкостью перемахнувшего через кирпичный забор усадьбы и скрывшегося в ближайшем лесу.

2020.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фэнтези
Ключевые слова: экспедиция, оружие, Хтон, кокон, купол, выстрелы, бой, дротик, нож.,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 16
Опубликовано: 06.05.2020 в 13:59
© Copyright: Владимир Самсонов
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1