Глава семьи





Весна медленно так разгоралась. Полыхать ещё не начала, но тлела уже вовсю: и проталины были, и лужи, и даже воздух начал густеть от весеннего привкуса. Как вдруг, неожиданно, в одночасье, то есть, в одну ночь, вновь вернулась зима. Обрушила снежную кровлю на землю. И весны в городе будто и не бывало.
Снег шёл всю ночь, а под утро ещё и метель началась. Да такая настоящая, как в феврале, хотя календарь утверждал, что за окном март.
Ленка проснулась от удивительной тишины и в доме, и за окнами. Сначала даже показалось, что она оглохла. Встала и к окну сразу подошла. А тааам – белым-бело, как на картинке в учебнике, и снег с неба падает, расчерчивая пейзаж, как тетрадь, в косую линейку.
Ленка глаза кулаками потёрла, потом поскребла нечёсаный затылок и умываться пошла, а то ведь детей уже скоро будить, а ей ещё для них кашу сварить нужно.
И закружилась Ленка, зажила привычными делами и заботами. Умылась, причесалась и прямо в пижаме отправилась на кухню. Там тоже всё привычно: ковшик- вода, соль-сахар, геркулес-масло. А масла мало, купить надо сегодня, когда вечером от мамы из больницы возвращаться будут…
Маму неделю назад в больницу на «Скорой» отвезли, из дому забрали. Плохо ей после ужина стало. Вот Ленка и вызвала.
Отца у них давно уже нет. Ленка маленькой была, когда он ушёл. Маленькая, но старшая, потому что, кроме неё, было ещё двое – брат и сестрёнка с разницею в год. А между Ленкой и братом целых четыре года.
Мама часто в больницу попадала, потому что сердце у неё слабое, вот Ленка и научилась с младшими управляться не хуже, чем мама.
Сейчас-то ей куда легче стало, потому что мелкие уже подросли и многое сами делать умеют: Серёжке пять, а Люсеньке четыре. Они и одеваются сами, и обуваются, и ложку держат за столом правильно.
А главное, Ленка их послушными быть научила. Один раз сказала – закон. Они её даже лучше чем маму слушались. Мама, когда бывала дома, часто в сердцах говорила:
- Лен! Ну ты хоть им скажи!..
И Ленка говорила, часто одно только слово:
- А ну-ка…
И – всё. Буря в доме сменялась полным штилем…
Прошлым летом вот, когда мама опять в больнице лежала, за что-то Ленка их наказала: взяла обоих за руки, завела в комнату и посадила на диван – сидите тут, пока она сама убираться будет. Серёжка, насупленный, спросил её тогда:
- А что мы делать-то будем?
Ленка ответила:
- Мух ловить – вот что!..
И сама ушла раковину на кухне чистить. Оттуда слышит, тихо что-то в комнате, уж не прокудят ли мелкие. Пошла посмотреть. Заглянула в комнату, а они правда мух ловят и в аккуратную кучку на краю стола складывают. Заулыбалась тогда, простила их – жалко ведь, дети же ещё.
Всё. Каша готова, надо детей будить. Заглянула в комнату и с порога сказала:
- Встаёёём, а то в сад опоздаем…
И – всё, на кухню снова ушла, даже проверять не стала, потому что знает: встанут как миленькие, и умоются сами, и зубы почистят, и причешутся. Всё так и исполнили. И как солдаты, уже и одетые, пришли на кухню завтракать.
Поели. Быстро и молча. Вышли в прихожую одеваться. Люсенька только спросила:
- Лен, а можно я куклу с собой в садик возьму?..
Ленка посуду мыла, через плечо бросила:
- Нечего, сломаешь ещё. В садике своих игрушек хватает.
Люсенька и не пикнула больше, не то чтобы канючить там или хныкать.
Всё. Ленка посуду помыла, в комнате в шкатулке деньги взяла, подумала немножко и ещё пятьдесят рублей прихватила, чтобы маме бананы купить. Вышла в прихожую. Мелкие стоят, как часовые на посту, и на старшую сестру только глаза из-под шапок таращат. Она оделась сама, проверила, всё ли в порядке в амуниции у детей и подтолкнула их легонько в спины к выходу. Всё. Двинулись. Мелких – в сад, сама – в школу.
А на улице снегу за ночь навалило чуть не по колено. До садика две автобусных остановки, но Ленка сказала, что пойдут пешком, чтобы сэкономить, на проезд не тратиться. Идут все втроём, гуськом по тропочке, по которой до них только один человек прошёл: рано же ведь ещё, только семь часов, спят все. Идут, дети - впереди, Ленка – замыкающая. Пыхтят, но идут. Бодро. Не впервой им пешком до сада.
В саду Анна Ивановна сказала Ленке, что за двоих нужно пятьдесят рублей сдать. На карандаши и цветную бумагу, чтобы мамам к празднику подарки сделать. Ленка вздохнула и подумала: хорошо, что на бананы взяла. Ладно, бананы всё равно купить надо. Тогда просто масла маленькую пачечку возьмёт.
Сказала мелким, чтобы вели себя хорошо, и каждого поцеловала, прежде чем уходить, как все взрослые делают. И пошла учиться сама. В четвёртый класс своей школы, которая прямо за углом.
Учится Ленка хорошо. Старается. Только вот иногда по внеклассному чтению прочитывать не успевает. Это потому, что мама часто в больнице лежит. А Ленка не успевает: пока все дела переделает, потом уроки, потом мелким на ночь почитать. Потом только берётся за внеклассное чтение. И засыпает. Вот поэтому и не успевает. Поэтому и сердится иногда по утрам на детей, и покрикивает.
В школе сегодня ничего нового не произошло. Уроки. Ленка отвечала по русскому. Хорошо, что правило вчера повторила, а то бы точно на доске наделала ошибок, а тут её Елизавета Сергеевна даже похвалила и «пятёрку» поставила.
После уроков был ещё классный час, но Ленка отпросилась, а то не успеет в магазин и обед приготовить, чтобы в пять детей из сада забрать и к маме успеть, в больницу. Елене Сергеевне, классному руководителю, объяснять всего этого не стала, а просто сказала, что «по семейным обстоятельствам», потому что кому же интересно знать всё это. Елена Сергеевна знала, а потому без лишних слов и отпустила.
И Ленка всё-всё успела сделать. А вечером, усадив детей смотреть телевизор и наказав не проказничать, потому что тогда она на них рассердится, Ленка, с бананами, понеслась к маме в больницу.
И опять шла пешком, хоть и торопилась. Да так торопилась, что даже не заметила, как под снегом вода, весенняя уже, холодная, за день набралась, а потому идти стало ещё труднее. Но Ленка об этом не думала, даже не заметила. А думала она о маме и детях, оставшихся сейчас дома. И торопилась и к маме, и к ним, потому что мама весь день её же ждала, а дети маленькие ещё и могут чего-нибудь испугаться, когда рядом с ними Ленки нет…

… У мамы сегодня глаза были заплаканные. Ленка это сразу заметила, а потому спросила, почему. Мама опять чуть не заплакала, потом вздохнула со всхлипом, слёзы набежавшие платком промокнула и ответила:
- Мне врач, Леночка, предлагает операцию сделать. Говорит, что другого выхода нет.
- Если нет,- будем делать,- подумав, сказала Ленка.
- Так это же я в больнице полгода проваляюсь, доча! А вы-то как там без меня? Ты же измучишься с детьми!..
- Нет, мам, не измучусь. Они у нас хорошие. И большие уже. Мне помогают…

Когда Ленка уходила, то мама обняла её за плечи, поцеловала и прошептала в самое ухо:
- Лен… Если я… умру, не переживу операцию, ты детей не бросай, пропадут они без тебя. Воспитай и вырасти. Пусть хоть у них жизнь сложится…



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 7
Опубликовано: 06.05.2020 в 10:17







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1