Дуня и Будулай


Дуня и Будулай
— Надежда Сидоровна, почему мои курочки плохо несутся? — не столько спросила, сколько пожаловалась соседке Евдокия Шестак.
— Откель же мне знать, я — не гадалка, не экстрасенс, — посетовала Краюха. — Не семь пядей во лбу, чтобы обо всем знать и раздавать рецепты. Спроси у лошади, у нее голова большая.
— Так ведь в селе нет лошадей. Только свиньи, козы и овцы.
—Я пошутила, знаю, что перевелись лошадки, — добродушно усмехнулась соседка — Могла бы наговорить тебе с три короба. Не хочу обманывать, тешить надеждой, совесть не позволяет.
— Тамара Львовна Чепель рекомендовала мне обратиться к вам, опытному птицеводу, за ценным советом.
— Слышать о ней не желаю, мы разошлись, как в море корабли, — Краюха прикрыла уши ладонями. — Да, я работала птичницей в колхозном инкубаторе, получала грамоты и премии, но когда это было? Все быльем поросло, ферму разобрали по камешкам. Ломать — не строить. Сердце кровью обливается.
После паузы Надежда Сидоровна все же поинтересовалась:
— Сколько у тебя кур?
— Десять голландской породы и один петушок.
— Может они у тебя мясные бройлеры или голодом моришь?
— Кормлю их, как на убой, а яиц, что кот наплакал. Продавец заверил, что очень плодовитые несушки, — возразила Дуня. — Сообщил, что каждая из них в день выдаст по яйцу, а вчера было всего шесть на десять голов, не считая петуха. Подскажите, что делать, ума не приложу? Век благодарна буду.
— Верь больше рекламе. Признайся, что барыга уши тебе прожужжал о том, что яйца крупные, словно у страуса?
— Откуда вы знаете? — удивилась Шестак.
— Об этом в селе каждый житель знает. Я вот о чем подумала, — Краюха перевела дыхание и продолжила. — У твоих кур есть петух, как его зовут?
— Как же курочкам без петуха, затоскуют., назвала его Гамлетом, — ответила Дуня.
— Надо же такое придумать? — рассмеялась соседка. — В селе уже три семьи, не сговариваясь, назвали своих псов Гамлетом, а те, кто мечтает разбогатеть, величают псов Баксами, ну, значит, Долларами. Не удивлюсь, если появится Евро.
— Гамлетом названа одна из знаменитых трагедий Шекспира, — просветила ее Шестак и с гордостью заявила.— Я — заядлая театралка.
— Если речь о трагедии, то твой петух — симулянт, — осенила догадка птичницу. — Есть такая присказка: как корабль назовешь, так он и поплывет. Твой Гамлет, как тот бабник топчет курочек ради своего удовольствия, а в итоге они бесплодные. Гони альфонса со двора прочь. Только корма на него задарма расходуешь.
— Что же мне делать? Очень к нему привыкла, жаль расставаться. Я его выбрала для курочек из стаи петухов, которых мне под видом кур-несушек всучили мошенники.
— Знаю эту историю, не только ты пострадала. Я тоже однажды повелась на лживую рекламу, — призналась Краюха. — Теперь покупаю взрослых кур у знакомого птицевода или под наседку подкладываю яйца, а , цыплят по осени считаю. Твой петух, часом, не доходяга, у которого кости, да перья?
— Ну, что вы, Надежда Сидоровна, я — заботливая хозяйка, — с обидой произнесла Дуня. — Прежде, чем самой сесть за стол, кормлю домашнюю живность. До того, как купила курочек, все внимание было уделено Гамлету…
— А как же Степан, твой муж?
— Объелся груш… Он тоже не обижен. Гамлета кормлю до отвала пшеницей, овсом, перловкой, дертью, манной кашей и зеленой травкой. Крупный, упитанный, как индюк.
— Почему в меню нет риса и гречки?
— Слишком дорогое удовольствие.
Закормила ты его, голубушка. Оброс жиром, обленился и перестал выполнять свою главную функцию, — диагностировала соседка половую немощь петуха.
— Зато он еще до восхода солнца громко кричит, — вступилась Шестак за любимца.
— Толку от его крика, как от козла молока. От того, что он горло дерет, дополнительные яйца не появятся. Годится лишь для наваристого бульона, борща или супа. Запомни, что лучшая уха из петуха. Знаю, что ты дюже жалостливая, этот вариант для тебя, как нож в сердце.
Дуня утвердительно кивнула прелестной на изящной шее головой.
— Так уж и быть, где наше не пропадало, выручу, избавлю тебя от мук и хлопот. Предлагаю совершить обмен Гамлета на Будулая.
— Будулая, кто такой? — странно взирая на Краюху, задумалась Дуня. — Помню, что так звали цыгана в одном из популярных кинофильмов.
— Верно, за черное с фиолетовым и зеленым отливами оперение я назвала петуха в честь любимого актера, — пояснила Надежда Сидоровна. — Будулай, в отличие от твоего Гамлета, знает толк в курах. Когда не загляну на подворье, он постоянно их топчет и кричит от восторга. Несушки им очень довольны.
— И много яиц от его топтания?
— На два десятка кур каждый день не меньше семнадцати яиц собираю. Закормила супруга яичницей на сале и омлетом.
— Почему не двадцать яиц?
— Потому что несушки не резиновые, им требуется передышка. Не меньше восьми яиц в сутки Будулай тебе гарантирует.
— А вы лично гарантируете?
— Конечно, иначе бы не предложила бартер.
— Переживут ли ваши курочки разлуку с Будулаем? — обеспокоилась Шестак. — Вдруг с горя перестанут нестись?
— Не перестанут. Ему на смену подрос огненно-золотистый красавец Герман. Они часто дерутся за лидерство, аж перья летят, а из гребешков кровь сочится. Рано или поздно пришлось бы петухов разлучить. Мы очень вовремя встретились.
— Что будет с Гамлетом?
— Известно, что, он сам виноват в том, что ожирел, не сохранил спортивную форму. — попеняла Краюха, радуясь тому, что с учетом живого веса окажется в выигрыше. — Кур тоже не закармливай, иначе перестанут нестись. Во всем, в том числе в кормлении, должна быть разумная мера.
Увидела, как Дуня, огорченная незавидной участью Гамлета, смахнула рукой с ресницы хрустальную слезинку.
В тот же день состоялся обмен петухами. Шестак умиляло в оперении Будулая гармоничное сочетание черного, фиолетового и зеленого цветов, радовал ярко-рубиновый зубчатый гребень и бородка. Голосом по уровню децибелов он не уступал Гамлету.
С пшеницей в ковшике она вышла в огороженный сеткой закуток подворья, отведенный для кур. При виде хозяйки с радостными криками сбежали курочки.
— Кыш, кыш, ненасытные! Дайте своему новому бойфренду Будулайчику спокойно пообедать. Яйца не несете, а только жрете, — упрекнула хозяйка и замахала на них рукой. Обратила нежный взор на объект удачного, по ее эмоциональным ощущениям, обмена. От распиравшего тугую грудь волнения запела фальцетом:
— Петушок, петушок — золотой гребешок, шелкова бородушка, мудрая головушка…
Куры, озадаченные вокалом хозяйки, вытянув шеи, тревожно переговаривались:
— Ко-ко-ко, ко-ко-ко…
— А-а, глупые с куриными мозгами, — оценила Дуня их реакцию на свое пение. Зато
Будулая возбудили ее вокальные изыски. Гордо вскинул голову с зубчатым гребнем, закивал, затряс бородкой, сверкнул бусинками глаз. Суча лапами с острыми шпорами игриво приблизился боком к хозяйке. Она, вообразив себя прекрасной певицей и умелой дрессировщицей, умилилась его флиртом. Прониклась к петуху таким доверием, что решила покормить его с ладони
— Будулай, Будулайчик — хороший мой мальчик! — с восхищением произнесла она Присела на корточки, протянула на ладони янтарные зерна пшеницы. Петух в долгу не остался, радостно подпрыгнул и прицельно клюнул в манящую россыпь зерен.
— Ой, ой! — вскрикнула Шестак от острой боли, потеряла равновесие и мешком завалилась на бок в свежий куриный помет. Успела одернуть руку, потому, как Будулай изготовился ко второй попытке. Жалобно прошептала: — Ох, дурно, голова кружится.
С навернувшимися на глаза слезами поднялась и увидела, что в центре ладони, словно бутон, набухла и растеклась алая кровь.
— Эх, паразит, неблагодарный, — замахнулась Дуня изящным кулачком, но невозмутимый Будулай резво отскочил в сторону. С чувством исполненного долга, гарцуя по двору, приставая к курам, он торжественно провозгласил:
— Ку-ка-ре-ку!
— Не успел во дворе поселиться, а уже качаешь права. Посажу тебя на голодный паек, — пригрозила незадачливая хозяйка и в расстроенных чувствах удалилась в дом. «Тоже мне бывалая птичница, удружила. Могла бы предупредить, что Будулай неадекватный, кусается», — с обидой подумала она о соседке. Промелькнула мысль признать сделку недействительной, но решила не горячиться.
Она отыскала домашнюю аптечку, обработала рану йодом. Несмотря на призывные крики Будулая, мол, наступило время ужина, во двор с лакомством не вышла. Решила проучить его за гордыню и самодурство.
Немного успокоившись, Шестак поставила себя на место Будулая. Посчитала, что он, пребывая в состоянии аффекта, обиделся из-за неожиданной смены подворья, разлуки с полюбившимися курочками. Возможно, испытал стресс, так как предстоит привыкнуть к новым подружкам. Живое существо действует, как ему предписано природой.
Терпеливо дождалась вечера, когда супруг в черной замасленной робе возвратился с пашни. С ним в горницу ворвались запахи свежей почвы, степных трав и солярки.
— Степа, наконец, то, явился, не запылился. Здесь такое случилось, что до сих пор колени дрожат и по телу мороз, — трагически промолвила Дуня.
— Кто-нибудь богу душу отдал или пожар? — замер он у порога горницы.
— У соседки Краюхи я обменяла Гамлета на Будулайчика. Хотела покормить его с ладони, а он, дурак, меня клюнул, — слезливо пожаловалась она, показав ему ранку, — Я к нему с открытым сердцем, нежностью, а он паразит, ранил…
— Лучше бы ты ко мне чаще проявляла нежность, а то держишь на голодном пайке, — упрекнул супруг.
— Как тебе не совестно об этом думать? Даже не мечтай, после пережитого шока я не в духе. До сих пор колени дрожат и озноб по коже. Не все коту масленица.
Дуня рассчитывала, что супруг посочувствует, погладит по каштановым локонам, пылко обнимет и поцелует в сочные алые губы. А потом, одержимый местью, побежит во двор, ударит обидчика ногой. Конечно, она удержит его от расправы над птицей. Зато будет приятно осознавать, что муж готов постоять за свою ненаглядную душечку.
Но пахарь, оставаясь спокойным, как тюлень, укоризненно покачал головой.
— Эх, Дуняша, прежде, чем, что-то сделать, следует хорошенько подумать о последствиях, а не ждать, когда жареный петух в темечко клюнет.
— Будулай не жареный, а дееспособный петух, — возразила она. — Теперь с яйцами у нас не будет проблем. Излишки будем продавать на рынке. Накопим деньги мне на соболью шубу, а потом тебе — на иномарку.
— Мечтать не вредно. Если бы петух был жареным, то тебя пришлось бы везти в реанимацию. Имей в виду, что петух, не птичка-синичка, не соловей, а тот же орел или сокол, но сухопутный. Если и летает, то через пень-колоду, — с апломбом знатока-орнитолога пояснил Шестак. — У него нет, ни рук, ни столовых приборов, поэтому долбанул тебя клювом. Вспомни сказку Пушкина о золотом петушке, который проломил царю череп.
— А-а, небылица для малышей, — возразила супруга.
— Согласен, что сказка — ложь, но в ней намек, добрым молодцам урок, — блеснул эрудицией механизатор широкого профиля. — Дуняша, не будь наивной, проявляй осторожность. Голова дана не только для того, чтобы носить модные шляпы, но и, чтобы мыслить. С птицы, какой спрос? Не забывай, что, когда рядом с Будулаем нет кур, у него бурлят гормоны, он без разбору всех топчет и клюет. Хватит с ним возиться, пока не возникли другие проблемы.
— Какие еще проблемы?
— Не вздумай взять петуха на руки, а то, останешься без глаза. Будешь, как полководец Кутузов, ходить с повязкой или вставят стеклянный…
— Хрустальный, — возразила она и фыркнула. — Типун тебе на язык за такой прогноз. Не сиди, как пень, сходи во двор и покричи на Будулая. Разрешаю матом, чтобы он не распускал клюв.
— Нет уж, уволь! — отказался он. — Соседи услышат и подумают, что я свихнулся или решат, что мы скандалим. Сплетни по селу поползут.. Оно нам надо?
Шестак призадумалась: «А ведь Степан прав, Краюха первая же и запустит слух. Доказывай потом, что в семье мир и любовь».
— Дуняша, твоя краса дл меня дороже всего. Чтобы она не накрылась медным тазом, продай забияку на рынке, — предложил он.
— Степа, если, живя в селе, мы не будем иметь подсобного хозяйства, хотя бы курочек и петушка, не говоря уже о корове, свинье, овце или козе, то соседи посчитают нас тунеядцами. Перестанут при встрече здороваться.
— Невелика печаль, — заметил он. — Впрочем, если тебе нравится ковыряться в помете, то вперед и с песней! Но имей в виду, что там,где кормятся домашние животные, обязательно появятся хомяки, крысы, мыши и другие грызуны.
Эта информация ее озадачила, но упрямство взяло верх над страхом, она заявила:
— Куплю для Будулая еще с десяток курочек. Тогда ему не придется голодать, нервничать и сердиться на меня, — сообщила Дуня.
Испытывая непреодолимое желание увидеть и угостить Будулая, она с миской манной каши отправилась к курятнику.Однако урок из инцидента извлекла. Опасаясь за кожу и маникюр, чтобы иметь возможность вовремя дать деру, держится от рубинового гребешка, а точнее, от острого клюва, на безопасной дистанции,




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Юмор
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 16
Опубликовано: 03.05.2020 в 08:22
© Copyright: Владимир Жуков
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1