Случай в автобусе


Случай в автобусе.

Мне до работы далеко добираться. Считай, целый час, иногда и дольше. Меньше никак не выходит. Разве что на такси, но я столько не зарабатываю, на государевой-то службе, чтобы подобным образом шиковать. Поэтому приходится тащиться автобусом. Один плюс, добираюсь до места одним транспортом, без пересадок. А то бы вообще каюк. И ничего, знаете, получается. За много лет вояжей пообтерся, привык кататься – утром туда, вечером обратно. Как, вроде, так и надо. Возьмешь в дорогу детективчик поинтересней и читаешь. Смотришь, и время в дороге пролетает незаметно, а если какой-нибудь отчет с работы прихватишь полистать, то и с пользой дела получается.

И в тот раз было все как обычно. Сел у окна, достал книжку. Слышу, рядом кто-то тяжело плюхнулся и запыхтел. Тетка какая-то необъятная рядом приземлилась, сократив мое жизненное пространство до минимума. Она заняла полтора кресла, мне досталась лучшая половина моего сидения. У окна. Жить можно некоторое время. Плюс к тому, тетка в автобус приперла два огромных баула. Это сколько надо здоровья иметь, чтобы кантовать подобную тяжесть на большие расстояния. Не перестаешь поражаться подобным тяжелоатлетическим успехам слабого пола. Хотя, впрочем, чему тут удивляться. Женщины – это такая загадка природы, не знаешь, чего от них ожидать. Правда, не скрою, был серьезный плюс от такого соседства. Тетка от переноса неподъемного груза настолько разгорячилась и распарилась, что обогревала вокруг себя пространство в радиусе метра. На улице пятнадцать градусов мороза, в автобусе – ноль, а я сижу у биобатареи местного отопления. Не все так уж и плохо. В каждом большом минусе есть несколько маленьких плюсов.

Едем. Я читаю, автобус наматывает километры, тетка сопит. Вдруг, чувствую, как-то неуютно стало. И до этого было не очень удобно, а тут совсем тяжело стало. Тетка навалилась на мою тщедушную плоть всей своей массой, а отодвинуться некуда. Кузов. Попытался пошевелиться, безуспешно. Не с моими физическими кондициями. Мне скоро выходить, и надо же тебе, такая досада. Собрал силы, сколько есть, упираюсь. Куда там. Весовые кондиции несопоставимы. Сопротивление бессмысленно. Ощущение такое, что нахожусь под завалом, как минимум трехэтажного дома. А тетка наваливается и наваливается. Говорю.

- Мадам, давайте без фанатизма и ненужной близости. Общественный транспорт, в конце концов, не постель.
Молчит и уже не сопит. Обогрев тоже прекратился. Смотрю, что-то с ней непотребное творится: глаза закатила, голова болтается и хрипит как-то странно. До меня начинает доходить - что-то не так с этой теткой.

Начинаю орать, звать на помощь. Народ галдит, любопытствует, что, мол, за вопли в общественном транспорте. Разобрались, наконец, что к чему. Кричат водителю, чтобы остановил автобус. Надо, мол, скорую помощь быстрее. Человек без признаков жизни и сознания. Спасать надо человека.
В автобусе врач обнаружился. Подошел, пощупал пульс. Покачал головой.
- Спасать, - говорит, - граждане пассажиры уже некого. Разве что, того бедолагу, которого покойница придавила. Он, кажется, еще дышит, хотя, впрочем, уже синеть начал.

Прибежал бледный и взволнованный водитель.
- Что здесь произошло?
- Тетка померла, - говорит медик. – Инфаркт или инсульт. Уже неважно. Надо ее в ближайший морг оттранспортировать.
После легкого шока, вызванного неприятной новостью, водитель повел себя неадекватно в сложившейся ситуации и даже крайне агрессивно. Он категорически отказался открывать двери и заявил, что никому не разрешит покинуть автобус.

- Знаю я, - орет, - чем это кончится. Свидетели разбегутся, как тараканы по щелям. Потом их оттуда ничем не выковыряешь. А кому отдуваться? Водителю. А вдруг тетка не сама окочурилась. Может быть, ей вот тот хмырь, что рядом сидит, помог. Видишь, как прижался к усопшей. Не оторвешь. Одно целое. Не-ет, шалите! Двери я не открою. Так всем автобусом в ближайшее отделение полиции и поедем.

- Ты, что, рулевой, опух от перемещения по бездорожью? – возмутился я от такого поворота дела. – Если сейчас тетку не отодвинете, в райотдел приедут два трупа – один инфарктный, другой раздавленный и задохнувшийся.
- Оно, конечно, надо парню открыть доступ к кислороду, а то может и не дотянуть до финиша, - пришел на помощь доктор. - Тогда тебе, водила, точно тюрьма, при стольких-то свидетелях.
- Тетку слегка отодвинем от подозреваемого, но выпускать не будем, - после некоторых колебаний принял решение шофер. - Надо сохранить место преступления в его первоначальном виде. Чтобы не потерять улики.

Козлиная морда. Начитался детективов и туда же, вещает. Наиболее активные пассажиры попробовали отодвинуть от меня мертвое тело. Тщетно.
- Ты смотри, как слились в едином страстном экстазе, - вытирая вспотевший лоб, заявил доктор. – Их не смогла разъединить даже смерть.
- Сиамские близнецы, - сказал водитель. - Теперь хоть понятно за что он ее грохнул. Не нужно ему столько любви и страсти.
- Как же он ее порешил-то, сердешный? – поразилась старуха, - со страхом обозревая меня. – Народу полный автобус.
- Рецидивист, наверное, - предположил кто-то из толпы.

Мне стало плохо. Если эти ущербные такое говорят, то ментам сам Бог велел меня крайним сделать. Так и ехали почти полчаса. Не помню уже, как живым доехал, но доехал. Водитель выскочил через дверь в кабине, так и не открыв пассажирские двери. Народ ропщет, мы с теткой, по понятным причинам, сидим тихо. Проходит десять минут – ни водителя, ни полиции. Что за черт! Куда они все подевались? Минут через двадцать, наконец, объявился водитель в сопровождении двух толстых полицейских. Один из нетерпеливых пассажиров, высунув голову в окно, злобно прокричал.

- Вы там быстрее шевелиться не можете? Люди на работу опаздывают.
- Прошу всех подозреваемых соблюдать спокойствие, - повернув красную рожу в сторону кричавшего, строго заметил блюститель порядка. – Сейчас прибудет медицина, она и определит: кому на работу, а кому…
В салоне автобуса повисла липкая тишина.
- Вот, как оно обернулось. Так всем автобусом на зону и покатим.
- Типун тебе на язык, балабол, - перекрестилась на покойницу старушка. – С чего бы этой тетке так скоропостижно помереть. Вон, какие сумки притащила. Не каждый мужик осилит. А может действительно, вон тот, доходной, помог ей этот мир покинуть. Рожа уголовная.

Минут через сорок прикатила скорая. Народ вывалился на свежий воздух, повеселел. Но радость оказалась преждевременной. Полицейские, то ли от скуки, то ли от вредности, а, возможно, и от служебного рвения, принялись за опрос свидетелей. А их, гавриков, целый автобус. И с каждого письменное объяснение требуют по всей форме. Текст у всех получился приблизительно одинаковый: «стою (сижу) никого не трогаю, вдруг шум, гам, восклицания…». А, что людям еще писать?

Наконец отпустили. На работу к концу дня попал. Там тоже объяснительную писать заставили. Оно и понятно – кто в подобное приключение поверит? Настроение никакое. Все тело болит и ноет, все-таки минут сорок тетка меня прессовала, пока автобус по кочкам прыгал. Одна польза, опыт полезный приобрел. Теперь я редко в автобусе еду сидя. Предпочитаю стоять. Безопаснее, знаете, как-то.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 14
Опубликовано: 01.05.2020 в 13:57
© Copyright: Анатолий Долженков
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1