Неармейские рассказы отца. 10. Пустынская церковь.


Сто лет назад  Пустынное Омской области было большим селом, центром волости, в нём было более 200 дворов. Чем сёла отличались от деревень? Наличием церкви. 

На картине - церковь в селе Пустынном, такой её запомнил и нарисовал мой отец Кудренко Константин Ванифатьевич на холсте, маслом в девяностых годах ХХ века, когда пошёл на пенсию. Отец прожил довольно долгую жизнь: с 29 февраля 1928 года по 14 ноября 2008. Первые его двадцать лет до призыва в Армию прошли в Пустынном. Потом мы жили там с 1963 по 1967 год.
Маленькое здание перед церковью – сторожка. В ней жил сторож, охранявший церковь и выполнявший обязанности дворника. Сам же храм был высотой примерно 16 метров. Эту фотографию я разместил в Интернете, и одна из старейших жителей села Ольга Павловна Тихонова 1925 года рождения добавила, что на колокольне было три колокола, а купола были выцветшими. В церковь входили обычно с южного входа, который на картине слева. И только в праздник Казанской Божьей Матери открывался вход справа, с восточной стороны. Видимо название храма было связано с этим праздником. Она же добавила, что «церковь была обшита белыми дощечками». На картине церковь тоже белая, художник изобразил её на рассвете, в лучах восходящего солнца, придающих зданию розоватый оттенок. Стены церкви располагались не параллельно улице, а были сориентированы по сторонам света. Об этом я знаю, точно. На месте церкви в 1963 году был построен «крестовый дом» - по форме квадрат, разделённый двумя перегородками на четыре помещения: три комнаты и большая кухня, совмещённая с прихожей. Мы жили в нём с 1965 по 1967 год. Когда мы с отцом строили омшаник (зимнее хранилище для пчёл), то наткнулись на кирпичный фундамент, на котором когда-то стояли деревянные стены. Кирпичи были исполинские: 100х200х400 миллиметров. Ещё был найден большой бронзовый ключ и две медные монеты, всё это было передано мною в школьный музей в 1965 году.
Как рассказывала одна старушка ещё в середине шестидесятых, с северной стороны церкви, в северо-восточном углу огороженной территории было две или три могилы священников. К тому времени следов от погребений уже не осталось, мама разбивала на том месте клумбы и цветники, не зная о том, что там под ними на глубине двух метров.
- Хорошо, что у тебя на этом месте цветы, Нина! – сказала маме одна старая женщина, ещё помнившая в те годы такие мелкие подробности ландшафтного дизайна территории храма и рассказавшая обо всём маме.
Как рассказывал отец, во время бури или обильного снегопада на колокольне всегда били в самый большой колокол, чтобы путники ориентировались на местности по колокольному звону. Всего на колокольне было три больших колокола. Звонили, конечно, и по праздникам. Звон колоколов был слышан в селе Камышино-Курском за двенадцать километров от Пустынного. 

Это тоже картина моего отца. Церковь было видать даже с левого берега Иртыша.
До 1936 года церковь была действующей. Комсомольцы устраивали мелкие провокации. Однажды во время службы они зажали добродушного поповского пса Полкана в дверях, головой в церковь, плеснули ему под хвост скипидару и отпустили. Полкан с воем влетел в церковь, за ним бегала попадья, и с возгласами «Полкашечка! Полкашечка!» пыталась поймать его. Были и попытки «неустановленных лиц» спалить церковь.
Отец рассказывал, что потом батюшку, дьякона и даже церковного старосту - всех служителей пустынской церкви вместе с семьями сослали в места весьма отдалённые, церковь закрыли. Служило ли это здание потом складом или каким-то помещением, неизвестно. Но некоторое время церковь точно пустовала, и туда залазили вездесущие мальчишки, иногда вынося иконы, и они из церкви тихо разошлись по селу. Возможно, и сейчас в каких-нибудь семьях сохранились те лики святых.
Колокола сняли и отправили на переплавку в годы войны. Разобрали церковь в послевоенные годы, и, как всегда, построили «мы наш, мы новый мир» - школу, которая располагалась через перекрёсток, но в настоящее время снесена. При перестройке (здания, а не СССР) окна убавили по высоте на один ряд стёкол, но некоторые старожилы утверждают, что на два ряда, то есть на половину высоты. Вместо набатного колокола в шестидесятые годы в центре села, где сходились четыре улицы на А-образной опоре ЛЭП, на её перекладине висел обрезок рельса, а рядом на гвозде – било, которым стучали в рельс во время пожара или другой тревоги.
А дом священника располагался напротив главного, восточного фасада, через дорогу. В шестидесятые годы в нём был интернат. В нём жили ученики, приезжавшие на учёбу в 5 – 8 классы из деревень Борисовка и Чёрный Куст, до них было 7 и 4 километра соответственно.
Мы уехали из села в июне 1967 года, иногда я приезжал туда, замечая, как село ветшает, зарастает клёнами и крапивой. Наш второй дом на месте церкви сохранился, а тот, в котором жили в 1963-1965 году, снесён. Снесли школу, интернат, контору и библиотеку в Школьном переулке. С тех пор в селе сгорело три(!) клуба. И это ещё до лихих девяностых.
В селе Пустынном мы были 5 июля 2015 года, тогда я был там с женой и дочерью. В этот день в селе проходил праздник: 415 лет со дня образования села. Но село, скорее всего, старше. Потому что здесь издавна проходил торговый путь, позже названный Владимирским трактом, а при переправе должен был жить «обслуживающий персонал». 

Паром же содержать удобнее около села, а не в чистом поле на берегу большой реки. Кроме этого, высокий берег (62 метра от уреза воды) – это стратегическая высота. Она не имела права оставаться без внимания.
30 апреля 2020.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Мемуары
Ключевые слова: Пустынное Омской области, здание церкви.,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 12
Опубликовано: 30.04.2020 в 16:31
© Copyright: Владимир Константинович Кудренко
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1