Природа крестьянского хозяйства и земельный режим


Крестьянин - сын солнца, жрец солнца, его слуга, его поклонник. Он получает от светила дозволения и силы, чтобы вырастить пищу, жратву (от слова пожирать, гореть), и снова отдает ее на заклание огню, чтобы питать его, поддерживать силу. Потому крестьянин живет по солнцу, по его коловороту и никогда не сможет выломиться из этого природного распорядка; иначе человечество до времени сойдет в землю. Вольный труд пахаря на вольной земле и творит, пестует его натуру, его обычай, этику и эстетику, оставляя хлебороба до последнего часа язычником, поклонником Солнца и огня
Владимир Личутин. Сны бессловесных. 2008
http://www.hrono.ru/text/2008/lichu11_07.html

В период между Февральской и Октябрьской революциями 1917 года главным направлением деятельности Александра Васильевича Чаянова стала разработка аграрной реформы. Он становится одним из главных инициаторов создания Лиги аграрных реформ, имеющей целью пересмотр устаревших с 1905 – 07 аграрных программ и перенесение их "из узких партийных переулков и партийной полемики на более широкую площадь совместной работы всех экономических сил страны". Во время Всероссийского кооперативного съезда (25 – 27 марта) состоялось первое собрание учредителей лиги (57 представителей различных партий и течений), на котором был избран Организационный комитет. 16 – 17 апреля проходил Учредительный съезд лиги (136 делегатов от 20 губерний); как член Организационного комитета Чаянов выступил с докладом о принципах организации, задачах, проекте Положения о лиге аграрных реформ; вошёл в Совет лиги и в её Центральный распорядительный комитет. На 2-м съезде Лиги (июнь) подробно изложил в заключительной речи основополагающие принципы земельной реформы. На 3-м съезде (ноябрь) выступил с докладом – О природе крестьянского хозяйства и его земельном режиме.

Чаянову принадлежит обращение комитета к членам лиги:
...организаторы считают необходимым очертить ту плоскость, в границах которой, по их мнению должно вестись обсуждение аграрной проблемы следующими гранями:
1) трудовое кооперативное крестьянское хозяйство должно лечь в основу аграрного строительства России, и ему должны быть переданы земли нашей Родины;
2) передача эта должна совершиться на основе государственного плана земельного устройства, разработанного при учете бытовых и экономичческих особенностей отдельных районов нашего отечества и планомерно и организованно осуществимого без нарушения производственного напряжения нашего народного хозяйства;
3) земельное устройство есть только часть решения аграрной проблемы, которая включает в себя все вопросы, связанные с общими условиями сельскохозяйственного производства, организацией трудовых хозяйств и организацией связи этих хозяйств с общим мировым хозяйством"

Природа крестьянского хозяйства и земельный режим
(Оттиск из журнала „Bест. Сел. Хоз." за 1918г.)
Законодатель новой Poccии, ставя задачею аграрной реформы не только перераспределение земельного фонда, но действительную экономическую революциюо и замену старого земельного режима новым, должен с совершенной ясностью представлять себе основы этого нового режима.
При чем эти основы должны мыслиться не только в виде отвлеченных идей, но в виде аграрного строя, воплотившегося в жизнь и вполне сросшегося с ее народно-хозяйственными особенностями.
Разрабатывая этот строй аграрной реформы, реФорматор должен принимать к учету два момента: во-первых — природу трудового крестьянского хозяйства, социальные отношения, складывающиеся в крестьянской среде на почве хозяйственной, и, наконец стихийную эволюцию крестьянского земледелия, и во-вторых - социально-политические опоры, на которых мог бы держаться будущий земельный режим без особенного направления со стороны государственных и общественных сил.
Только разрешив эти два условия, можем мы создать режим действительно прочный и устойчивый.
Кладя крестьянское хозяйство в основу будущего народно-хозяйственного строя России, мы должны учитывать, что оно по самой природе своей отлично от хозяйства капиталистически
организованного, в рамках которого привыкли мы обычно разрешать экономические проблемы.
Хозяйство крестьянское есть прежде всего хозяйство семейное, весь строй которого определяется размером и составом хозяйствующей семьи, соотношешем ее потребительских запросов и ее рабочих рук.
Благодаря этому самое понимание выгодности в трудовом хозяйстве отличается от понимания ее в хозяйстве капиталистическом. И если в последнем выгодность определяется путем арифметического вычитания из валового дохода всех издержек производства и получения остатка чистой прибыли, то для хозяйства трудового такое определение невозможно.
Невозможно прежде всего уже по одному тому, что элементы трудового хозяйства выражаются не в одинаковых именованных числах.
Если валовой доход и материальные издержки в нем так же, как и в капиталистическом хозяйстве, могут быть выражены в рублях, то труд будет выражаться уже не в рублях выплаченной заработной платы, а в собственных трудовых усилиях семьи.
А эти трудовыя усилия не могут быть ни вычитаемы, ни слагаемы, а только сопоставляемы с рублями. При этом приравнение того или иного усилия к стоимости одного рубля будет делаться семьею субъективно и различно в зависимости от степени удовлетворения ее потребностей, меры тягостности самого трудового усилия и ряда других причин.
Поскольку потребности семьи еще не погашены и субъективное значение их удовлетворения оценивается выше тягостности необходимых для этого трудовых усилий, трудовое хозяйство будет работать и при пониженной оплате труда, говоря иначе, в условиях, явно убыточных для капиталистического хозяйства.
А так как главной задачей трудового хозяйства является покрытие годового потребительского бюджета семьи, то в конце концов хозяйствующая семья заинтересована не оплатой единицы
труда (рабочего дня), а оплатой всего рабочего года.
В силу изложенного крестьянское хозяйство в условиях земельного простора, так же как и капиталистическое, стремится исключительно к наибольшей оплатe единицы труда и нередко ведется более экстенсивно, чем частно-владельческое, получая сообразно этому с десятины меньший валовой доход.
Обратно, в условиях недостатка земли крестьянская семья, не имея возможности при нормальной степени интенсивности хозяйства использовать на своих полях всей своей рабочей силы и не покрывая своего годового бюджета годовым заработком работников, может увеличить значительно интенсивность своего хозяйства и ценою понижения оплаты единицы труда повысить годовой заработок работника.
В действительной жизни крестьянское хозяйство так и поступает, а равно по той же причине выплачивает голодные аренды, превышающие ренту, и покупает земли по ценам, значительно превышающие капитализируемую ренту, используя всеми этими способами свободный труд, не имеющий себе в силу малоземелья никакого приложения.
Эта-то способность крестьянскаго хозяйства повышать свою интенсивность под давлением уплотнения населения выгодно отличает его с народно-хозяйственной точки зрения от хозяйства капиталистического, интенсифицирующегося только под давлением роста цен...
Природа крестьянского хозяйства и земельный режим: доклад А.В. Чаянова и Н.П. Макарова на Третьем Всероссийский съезд Лиги аграрных реформ. Москва. 1918
http://elib.cnshb.ru/books/free/0377/377115/
Александр Васильевич Чаянов и современная Россия
(Выступление В.Ф. Вершинина 22 ноября 2013 г. на V Всероссийском конгрессе экономистов-аграрников «Настоящее и будущее агропромышленного комплекса России», посвященном 125-летию А.В. Чаянова)
Всё то, во имя чего А.В. Чаянов жил и работал, его идеи, суть его научного наследия в современной России игнорируются как в теоретической, так и практической базе проводимых реформ. Более того, можно утверждать, что эти реформы осуществляются в полном противоречии с учением Чаянова. В первую очередь это относится к решению аграрного вопроса.
Чаянов последовательно выступал против частной собственности на землю. «Решение аграрного вопроса, писал он в своей статье «Что такое аграрный вопрос», заключается в освобождении земли от оков частной собственности»1. Наиболее последовательно свои взгляды на аграрное строительство он изложил в заключительной речи на II съезде Лиге Аграрных реформ, которые сводились к следующему:
- земля должна быть изъята из торгового оборота; все переходы из одних рук в другие должны происходить через местные земельные комитеты;
- земли обкладываются прогрессивным дифференцированным налогом, тем большим, чем больше размеры хозяйства превышают трудовую норму;
- крупные частновладельческие земли подлежат принудительному отчуждению, но возмездно;
- излишки земли сверх трудовой нормы в мелких объёмах должны отчуждаться не административно, а экономически, путём введения дополнительного налога;
- леса и специальные виды хозяйств (племенные, селекционные, технические и пр.) национализируются и находятся в кооперативном или земском пользовании или во временном пользовании частных лиц;
- земельная реформа в России должна осуществляться не единообразно, а с учётом региональных особенностей;
- государство должно разработать и провести в жизнь план широкой аграрной политики, облегчающей развитие трудового хозяйства.
Чаянов был также последовательным сторонником рассредоточения земельной собственности путём её обобществления и передачи в пользование или аренду трудовым крестьянским хозяйствам.
Придавая несомненную важность земельным вопросам, в то же время Чаянов подчёркивал, что земельное устройство есть только часть решения аграрной проблемы и оно немыслимо без перестройки хозяйственной организации. «Передав землю крестьянскому хозяйству, писал он, надо устроить это крестьянское хозяйство, надо внести в него культуру, дать ему агрономические знания, организовав в мощные кооперативы, упрочить его положение на рынке и снабдить его доступным кредитом»2.
Также необходимо, считал Чаянов, облегчить связь российского крестьянина с мировым рынком, пересмотрев в интересах сельского хозяйства железнодорожные и прочие тарифы и защитив продукты отечественного земледелия на заграничных рынках.
«Труд земледельца, эта хозяйственная основа жизни нашего государства, писал А.В. Чаянов, должен быть защищён и устроен демократической Россией»3. Нынешняя Россия, в отличие от Советской России, именует себя демократической. Поэтому коротко напомним, как устроен и защищён в ней труд нынешнего земледельца.
Суть проводимых аграрных реформ нынешней России заключалась и заключается в разрушении того, за что ратовал Чаянов. А именно, в возврате земли в частную собственность, во включение её, по сути, в бесконтрольный торговый оборот. При этом, - ни какие региональные особенности в условиях землепользования, по сути, не учитывались. Ни какого государственного плана проведения аграрных реформ, предусматривающего организационное устройство различных форм крестьянских хозяйств, их снабжение, ценообразование, кредитование и прочее, - не разрабатывалось.
Ни кто не ставил целью рассредоточение земельной собственности между массы трудового крестьянства. Раздача земельных долей была только уловкой с целью создания крупного капиталистического земельного собственника, а потому законодательно введено ограничение не верхнего предела земельной собственности, а, наоборот, нижнего. Земля в наши дни продается любому и, попадает, как правило, в руки не трудового крестьянина, а крупного капитала, в целях капитализации и земельной спекуляции. Россия на сегодня страна невиданных по размерам латифундий.
Чаянов писал, что при проведении аграрных реформ: «Мы не можем допустить ни одной не засеянной десятины, ни одного разгромленного, уничтоженного стада»4. В современной России территория залежных и брошенных земель, зарастающих сорняками и мелколесьем, достигает 45 млн. гектаров. Это площадь пашни Франции и Германии вместе взятых. За годы аграрных реформ в стране сократилось поголовье крупного рогатого скота – с 57 до 22 млн. голов, в том числе коров с 20,5 до 8.8 млн. голов, поголовье свиней – с 31 млн. до 17 млн. голов, овец и коз с 51 млн. до 23 млн.
А.В. Чаянов является автором теории организации трудового крестьянского хозяйства, которое он считал основой сельского хозяйства России. «Все согласны с тем, писал он, что трудовое крестьянское хозяйство должно лечь в основу аграрного строительства России, и это хозяйство должно пользоваться землёй нашей родины»5. Однако нынешние крестьянские (фермерские) хозяйства в своей массе не имеют ничего общего с трудовыми крестьянскими хозяйствами, которые исповедовал А. В. Чаянов.
Крестьянское хозяйство времён Чаянова было, в соответствии с указом Столыпина, единоличным. То есть его собственником хозяйства был только глава хозяйства, который принимал хозяйственные решения на свой страх и риск. Все работы в хозяйстве осуществлялись трудом главы хозяйства и членов его семьи. Все доходы и расходы здесь учитывались и осуществлялись также, как в обычной семье. «В крестьянском обиходе, отмечал Чаянов, нет разделения кассового оборота на кассу хозяйства и кассу семейного домоводства. Те и другие расходы делаются из одного кармана…»8.
Совершенно по-другому трактуется понятие и сущность крестьянского хозяйства в современной России. Во-первых – оно называется «крестьянское (фермерское) хозяйство», хотя Чаянов классифицировал понятия «крестьянское» и «фермерское» хозяйство как различные, в силу разницы в степени их товарности и включённости в систему капиталистической эксплуатации.
Во-вторых, это уже не единоличное хозяйство, а объединение граждан, причём, не всегда связанное родством и (или) свойством. При этом имущество находится в совместной собственности членов хозяйства, а не в единоличной. Члены такого хозяйства должны действовать на основании заключаемого между ними соглашения, наподобие устава колхоза.
В-третьих, основная масса ныне действующих крестьянских (фермерских) хозяйств имеет статус юридического лица, хотя и непонятно какого. Однако при этом идет явное разделение «на кассу хозяйства и кассу семейного домоводства». То есть члены нынешнего крестьянско-фермерского хозяйства в отличие от хозяйства времён Чаянова не несут ответственности своим личным имуществом по долгам хозяйства, как юридического лица.
Ключевым словом в характеристике крестьянского хозяйства у Чаянова было слово «трудовое», а не «мелкое» или «малое». «Мы должны, писал А.В. Чаянов, противопоставлять не мелкое и крупное производство, а хозяйство семейное и трудовое, которое ведётся силами самого хозяина и его семьи с одной стороны, а с другой стороны – хозяйство капиталистическое, построенное на наёмном труде»7.
Однако в ныне действующем законодательстве нет понятия «трудовое», а использование наёмного труда ни как не регламентируется. Под видом крестьянских (фермерских) хозяйств мы нередко имеем фермерские латифундии, имеющие порой десятки тысяч гектаров пашни и ведущие производство на основе наёмного труда.
По данным профессора В.Я. Узуна9 из 285 тысяч зарегистрированных фермерских хозяйств, всего 5 тысяч из них, или 1.8 % сосредоточили у себя 34 % всех фермерских угодий. Эти 5 тысяч фермеров-капиталистов производят продукции почти столько же, сколько остальные 280 тысяч крестьянских (фермерских) хозяйств. По его же данным, только 42 тысячи нынешних крестьянских (фермерских) хозяйств, или 14.7 % их общего числа, соответствует понятию крестьянского трудового хозяйства.
А.В. Чаянов нередко воспринимается как теоретик мелкого крестьянского хозяйства, выступавший против ведения сельскохозяйственного производства в крупных формах. Это глубоко ошибочное представление об учении Чаянова. Ещё на первых страницах своего главного труда «Основные идеи и формы организации Крестьянской Кооперации» Чаянов пишет: «Мы несомненно должны признать, что при прочих равных условиях хозяйство крупное почти всегда имеет преимущество перед хозяйством мелким. Это основной экономический закон, и было бы нелепо его отрицать»10.
В то же время Чаянов доказал, что в сельском хозяйстве преимущества крупного хозяйства не так очевидны, а в ряде случаев мелкое хозяйство превосходит по эффективности крупное. Но это совершенно не означает, что Чаянов не считал необходимым вести сельскохозяйственное производство в крупных масштабах. Кладя в основу аграрного строительства мелкие семейные крестьянские хозяйства, он обосновал возможность сделать все преимущества крупного хозяйства достоянием этих мелких хозяйств путём их вертикальной кооперации.
«Главным преимуществом кооперативной формы укрупнения, писал А.В. Чаянов, было то, что оно, не разрушая тех сторон хозяйства, где мелкое семейное производство было технически удобнее крупного, позволило выделить и организовать в крупнейшие кооперативные предприятия те отрасли, в которых это укрупнение давало заметный положительный эффект»11. В работе «Что такое аграрный вопрос?» Чаянов подчёркивает, что «в своих кооперативных объединениях мелкие крестьянские хозяйства достигают такой крупноты и мощности, с которыми не могут сравниться никакие крупные частные хозяйства».
В современной же России поступают с точностью, наоборот. В основу аграрного строительства кладутся не мелкие крестьянские хозяйства, а громадные латифундии. Сельскохозяйственные же кооперативы создаются мелкими и маломощными, да и законодательно они отнесены к субъектам малого предпринимательства. А потому цель создания крупных и мощных кооперативных предприятий, способных на равных конкурировать с крупными частными перерабатывающими, снабженческими и иными предприятиями или торговыми сетями, практически и не ставится.
В развитии сельскохозяйственной кредитной кооперации А. В. Чаянов придерживался принципов Райфайзена: это соблюдение взаимной неограниченной ответственности членов кооператива по его обязательствам; производительное назначение ссуд, выдаваемых кооперативом; выдача ссуд только членам кооператива; малый район деятельности кооператива (принцип локализации). Всё это полностью игнорируется в современной России.
Чаянов отмечал недостатки сельскохозяйственных артелей или колхозов, говорил, что в них всегда будет стоять проблема стимулирования труда. И был уверен, что аграрное строительство по пути кооперированного трудового крестьянского хозяйства предпочтительнее, в сравнении с колхозами. Но Чаянов нигде и никогда не отрицал, как это повсеместно приписывается ему, и колхозы, так как колхозы - это не капиталистические, а трудовые хозяйства. А в более поздних своих трудах, с учётом изменившихся в стране реалий, активно участвовал в научном обосновании колхозного строительства.
Самое главное в научном наследии Чаянова, его суть – это обоснование не капиталистического пути развития сельского хозяйства. Не капиталистический путь – это кооперированное трудовое крестьянское хозяйство, осуществляющее деятельность без наёмного труда. Эта идея пронизывает всё учение Чаянова. Этому вопросу он посвятил и специальную статью, с названием «К вопросу теории некапиталистических систем хозяйства».
Как ни странно, но в наши демократические времена маститые и не маститые учёные, говоря о Чаянове, боятся даже сказать о некапиталистическом пути развития сельского хозяйства. А вдруг их сочтут не демократами, не либералами, а то и не лояльными нынешнему строю. Успокойтесь господа! Во всем мире и до Чаянова и в наши дни под не капиталистическими хозяйствами понимались и понимаются хозяйства, не использующие наёмный труд. К таким хозяйствам относятся трудовые крестьянско-фермерские хозяйства и колхозы-кооперативы, которые вполне могут функционировать и функционируют и в условиях капиталистического строя.
Гибель А.В. Чаянова, а именно его расстрел в 1937 г. коммунистической властью - есть величайшая трагедия. Тем более, что А.В. Чаянов по своим убеждениям был последовательным социалистом, какими по своим взглядам и близко не являются нынешние руководители парламентской Коммунистической партии. Их взгляды на развитие сельского хозяйства и земельных отношений в сравнении с Чаяновым являются по моему мнению буржуазными.
Видимо социалистическое содержание учения А.В. Чаянова и есть главная причина, что чествуя А.В. Чаянова, говоря о его заслугах, нынешняя власть категорически не желает использовать его научное наследие ни в теории, ни на практике. Это вторичный, посмертный расстрел А.В. Чаянова. И это огрмная трагедия для нынешней России, так как научное наследие А. В. Чаянова гениально, потому, что оно верно и для наших дней. Чем быстрее правители современной России это осознают и положат научное наследие А. В. Чаянова в основу аграрного строительства России, тем быстрее она сможет возродить своё сельское хозяйство.
Василий Фёдорович Вершинин, сопредседатель Партии Возрождения Села
(Партия Возрождения Села — российская политическая партия (ранее c 2011 по 2012 носившая название «Аграрии России») 17 декабря 2019 по иску Министерства юстиции РФ из-за недостаточного участия в выборах, ликвидирована по Решению Верховного суда РФ)
http://партиявозрождениясела.рф/media/first-person/first-person_37.html



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Авторская песня
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 10
Опубликовано: 28.04.2020 в 18:08
© Copyright: Игорь Бабанов
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1