«Луноцвет и потерянное сокровище» Глава☆6


«Луноцвет и потерянное сокровище» Глава☆6
*****
Глава 6
Арсений проснулся рано, встав ещё до восхода солнца. Несмотря на поздний час, небо уже осеняла заря, предвещая скорый рассвет. Скинув нагретое сном одеяло, мальчик спешно засобирался в лес. Он помнил о встрече с маленьким волшебником условившись встретиться с ним на рассвете.
Арсений опасливо оглянулся на посапывающую, на соседней кровати сестру. Марусе необязательно следовать за ними в лес – кто знает, что их там ожидает, даже под покровительством маленького волшебника, мальчик не был уверен совсем. Неизвестность, что подстерегала, таясь в недрах заколдованной чащи, отнюдь не радовала юного путешественника и даже немного пугала его.
Стараясь не разбудить спящую Марусю, Арсений незаметно выскользнул за дверь, прихватив с собой загодя собранный рюкзак. Мальчик не знал, что могло пригодиться наверняка и потому взял всего понемногу, как казалось ему наиболее важных вещей. Спустившись на кухню, Арсений вдруг вспомнил, что позабыл взять с собой немного припасов, ведь неизвестно, сколько времени он пробудет в лесу. Бабушке мальчик так ничего не сказал, однако чтобы его не хватилась как в прошлый раз, Арсений основательно подготовился, оставив записку. Тряхнув рюкзаком, Арсений, наконец, почувствовал себя готовым к походу в заколдованный лес.
Однако…
Он не ожидал увидеть на пороге Марусю. Не смотря на раннюю зарь, она решительно собиралась следовать за братом. Арсений честно пытался отговорить младшую сестру от похода, но девочка была непреклонна, и ему пришлось взять её с собой, прописав ту попутно в записке.
Луноцвет поджидал их перед самым входом в северный лес. Маленький волшебник также был подготовлен и собран, ему не впервой путешествовать по северному лесу. Перекинув через плечо ремешок старой наплечной сумки, он терпеливо дожидался ребят на окраине. На соседнем дереве, щурясь от утренних лучей, сидел большой хмурый филин, в котором мальчик сразу узнал уже знакомого ему Фелиаса. Арсения немного удивило, что Фелиас пришёл их встречать, ему казалось, что филины, как ночные птицы обычно спят после рассвета.
- Только глянь, какие люди! – почти весело проговорил филин, обернувшись к маленькому волшебнику – Как давно Луноцвет стал проводить для детей по лесу экскурсии?
Но Луноцвет, привыкший к колкостям друга, лишь тихонько вздохнул. Он прекрасно знал о его недосыпе и будучи слегка раздражённым, Фелиас не упускал лишней возможности поострить. Однако оставаться дома филин наотрез отказался, посвящённый в детали, он просто не мог позволить себе расслабиться, зная о событиях грядущего дня.
- И вам здрасте дяденька филин, – весело поздоровался мальчик – А почему вы здесь? Разве ночные птицы не спят по утрам?
- Спят, – подтвердил Фелиас – Я и сам не прочь подремать до заката, но разве с вами поспишь? Разве этого волшебника с вами оставишь? – он махнул в сторону Луноцвета крылом – Он всю ночь собирал свою сумку, готовясь к чему-то особенному. Не-е-ет! – протянул филин, деловито оглядываясь – Уж лучше я лишний день не посплю, чем буду видеть во сне фантазии своего любопытства.
Коротко кивнув и ничего при этом, не говоря, Луноцвет развернувшись, зашагал, как показалось сначала куда-то один. Арсений и Маруся поспешили за маленьким волшебником следом.
Луноцвет повёл детей воль лесной опушки. Бледная полоса ранней зари слабо освещала окружающий их мир зелёных деревьев и бескрайних полей. Но рассвет был не за горами, обещая совсем скоро обнять всё вокруг золотыми лучами, согревая землю долгожданным теплом. Затем маленький волшебник свернул в перелесок, пока ещё редкий, но знамо глубокий, Арсений раньше там никогда не бывал.
Луноцвет молчал, спешно продвигаясь вперёд, он уводил детей всё дальше и дальше в самую глубину северного леса. Сквозь шелестящую листву высоких крон можно было заметить низкое за горизонтом малиновое солнце. Рядом щебетали первые лесные птицы.
Арсений продолжал следовать за маленьким волшебником. У него не было сомнений, что Луноцвет правильно их ведёт к нужному, ведомому только ему одному месту. Он не боялся, что лесной человечек куда-то их заведёт и оставит одних, но скребущий интерес заставлял мальчика сердиться – Арсений не знал, куда именно они направляются. Его немного раздражало, что ведущий их человечек молчал. Что-то этим утром он был не совсем разговорчив. Насколько помнил Арсений, маленькому волшебнику не часто приходилось общаться с людьми. Волнуется он или может, всё-таки просто не хочет?
- Может ты, наконец, скажешь, куда мы идём? – нетерпеливо поинтересовался Арсений.
- Мы идём на восток, – коротко ответил Луноцвет.
- Зачем? – это уже спросила Маруся.
Луноцвет ответил не сразу, заинтересованно взглянув на шагающую позади девочку, он задумчиво продолжил свой путь.
- Насколько я понял, в наставлении колдуньи сказано, что она оставила несколько загадок, спрятав их где-то в лесу, – наконец проговорил маленький волшебник – Однако взглянув на карту, мы ничего кроме приложенной местности не увидели. Я думаю, что каждая оставленная ею загадка – и есть направление.
- Ты хочешь сказать, что верно отгаданная подсказка приведёт нас к сокровищам, а карта дана лишь для ориентировки по местности? – удивился Арсений.
- Загадки лесной колдуньи будут нас приближать к определённому месту со скрытым намёком, – поправил его Луноцвет – Смысл который мы и должны разгадать, чтобы найти её сокровище.
- Так что же ты узнал? – вновь поинтересовался мальчик.
Луноцвет осторожно спрыгнул с пригорка, выйдя на сухую равнину, серебряная пряжка по виду полумесяца коротко блеснула, отразившись от луча раннего солнца.
- В первой подсказке было сказано о птице, – не оглядываясь, сказал Луноцвет – «То птица лесная иль нет – городская, мне другом содеялась цветом ночи» – процитировал он и усмехнулся – Забавно, но среди компаньонов редко встретишь колдунью, которая назовёт его другом. Как правило, у них бывают только фамильяры.
- Что такое – фамильяр? – не понял Арсений.
- Фамильяр – это верный помощник ведьм, магов и колдунов, – пояснил Луноцвет – Им может быть любой представитель фауны и неважно животное то будет или птица. Я знавал не так много колдуний, но даже повстречавшись с ними, могу с уверенностью сказать – компаньон у них был всегда.
- Получается филин, что следует за нами, твой фамильяр? – поинтересовалась уже в свою очередь девочка.
Луноцвет остановился, задумчиво взглянув на ожидающего их на соседнем дереве филина. Большая пёстрая птица нетерпеливо качалась на дереве сосны высматривая ребятишек среди зарослей кустарников. Даже не смотря на то, что филину хотелось спать, он всегда сопровождал маленького волшебника в его путешествиях по лесу, нравилось ему то или нет.
- Фелиас – мой лучший друг, – уверенно ответил маленький волшебник.
Неожиданно умолкнув Луноцвет замер на месте. Пару мгновений он вслушивался в утреннюю тишь северного леса, после чего вдруг метнулся в сторону, спешно юркнув в соседний кустарник. Изумлённо переглянувшись, дети также последовали его примеру. Уже оказавшись в кустах, Арсений решил поинтересоваться у маленького волшебника, что же с ним всё-таки происходит. Но Луноцвет опередив мальчика в вопросе, лишь тихо приставил палец к губам, он продолжал вслушиваться в звуки леса. Шелест у дальней тропинки, по которой они недавно шли теперь слышал и Арсений. Шаги приближались – крадущиеся, но заметно тяжёлые, они честно старались идти как можно тише и незаметнее, однако получалось это у них отнюдь не очень хорошо. Сколько их было – один, два или больше, точно Арсений сказать не мог, но то, что шаг принадлежал кому-то большому, у мальчика не возникало сомнений. Возможно, к ним неуклюже подбирался медведь или может пара оленей продирающихся сквозь листву. Хотя разве могут олени так топать? Вероятнее всего нет. В голове Арсения загорелся интерес, мальчик подался вперёд, надеясь разглядеть придуманного им медведя. Однако его обладатель или обладатели на протоптанную ими тропинку так и не вышли. Раздалось недовольное ворчание и неспешный затихающий след. Арсений успел лишь краем глаза заметить удаляющуюся от них тёмную фигуру.
Подождав ещё немного Луноцвет, наконец, решил продолжить путь, но тропинку к назначенному месту он выбрал другую. Арсению очень хотелось спросить маленького волшебника, кто же на самом деле следовал за ними? Уж ответ на этот вопрос Луноцвет-то знал точно, мальчик в этом не сомневался. Но удовлетворить свой интерес Арсений так и не смог. Мальчика вдруг осенила другая догадка.
- Птица цвета ночи – это может быть ворона! – неожиданно осведомился Арсений – Она живёт и в лесу и в городе, верно? Но что значит «камнем гранёным внедрилась в неё»?
Луноцвет ответил не сразу, опасливо оглядываясь по сторонам, человечек спешно уводил ребят вниз по тропе, обернувшись лишь когда лесные звуки тиши, наконец, сменились пением птиц. Взглянув на мальчика, маленький волшебник вздохнул.
- Есть одно место в восточной части леса известное, как вороний камень, – нехотя проговорил в ответ Луноцвет – Это место очень опасно. Но иного ответа у меня попросту нет, чтобы разрешить загадку колдуньи необходимо проверить его, а потому прошу, будьте осторожны и ничего там не трогайте. Это может быть небезопасно.
Они добрались до окраины восточной стороны северного леса, где на краю опушки расстилалось широкое поле. Светлая полоса горизонта открывала ребятам бескрайние просторы золотисто-малинового рассвета, окрашивая облака розовой зарёй. На границе разделяющей северный лес и бескрайнее поле стоял высокий чёрный камень. Одиноко возвышаясь под склоном, он словно тёмное пятно, неугодно вписавшееся в просторы распределяющей грани, грубо отчёркивал линию леса. Луноцвет глянул за горизонт – солнечный диск медленно вставал на востоке, осветляя утренними лучами весь лес и всё поле. Они ещё могут успеть.
- Дальше дорога будет опасней, – предупредил он – Следи за своей младшей сестрой.
- Ты уже это говорил, – закатив глаза, проговорил ворчливо филин.
- И скажу снова, – нахмурился маленький волшебник – Окраина у вороньего камня не предназначена для детей. Необходимо быть предельно осмотрительными и осторожными.
Луноцвет перевёл взгляд на Марусю, но похоже девочка не восприняла предостережение маленького волшебника всерьёз. Вздохнув, Луноцвет повёл их узкой тропой вниз по холму. Тропинка была окружена высокой колючей травой и крапивой. Арсению приходилось особенно внимательно следить за сестрой, чтобы та ненароком не коснулась кусачей травы, но Маруся не понаслышке знала, что такое крапива. Встав боком, она сама старалась не угодить в жгучие объятия травы. Когда ребята спустились с холма, им открылась несколько мрачная равнина. Вялая трава грустно шелестела под ногами, тонкие ветви кустарников низко падали стремясь зацепить за край одежды пришедших гостей. Сама равнина у чёрного камня была окружена большими зелёными цветами четырёх лепестков. По центру каждого такого цветка находилось по одной цельной тёмной капле-ягоде. Луноцвет видел, как загорелись глаза девочки, и поспешил предупредить маленькую компанию.
- Ни в коем случае не прикасайтесь к ягодам, – серьёзно сказал он им – Это вам отнюдь не черника. Они очень ядовиты.
В подтверждение своих слов, Луноцвет осторожно отодвигая округлые листья, продвинулся ближе к камню. Арсений принял во внимание слова маленького волшебника и наставительно пригрозив Марусе, взял девочку за руку, уводя подальше от соблазнительных ягод.
Впереди, представ в свете рассветного неба, величался чёрный, словно осколок скалы, расколотый камень. Высокий, он выглядел грубо высеченным обелиском сплошной черни, словно давно неведомый скульптор, что решил сотворить из него чудо, спешно срезал мешающие ему неровности и углы цельной скалы, да так и оставил свою работу незавершённой от слова уже насовсем. Арсению же он ничем особенным не казался кроме некоторого тайного мрака в самом обелиске. Даже при свете тёплых утренних лучей камень оставался холодным и мрачным.
- Почему этот камень называется вороньим? – решил поинтересоваться Арсений.
- Вот почему, – встав напротив расколотого камня, Луноцвет поманил мальчика встать рядом с ним. Лучи рассвета попавшие на камень с восточной стороны осветили на камне скрытый в тени рифлёный контур чёрной птицы с расправленными крыльями. Птица в камне словно жаждала улететь навстречу утренним тёплым лучам, но, к сожалению, так и не смогла покинуть насиженный собой постамент.
- «Крылья рассветом, свои наполняя, напрасно пытаясь взлететь с пьедестала», – словно шелест ветра прошептал Луноцвет, цитируя конечную фразу загадки – А когда заступает закат, солнце перестаёт освещать камень, и птица на нём, словно сникая «Вечностью долгой забыто молчит».
- Но где нам искать другую подсказку? – осекшись, вдруг вспомнил Арсений.
- Не знаю, – пожал плечами Луноцвет – Наверное, где-то вблизи.
Они зашли по сторонам, окружив вороний камень, упорно пытаясь отыскать хоть какую-нибудь зацепку продолжения. Арсений разворошил всю траву под высоким камнем, обыскав рядом все колючие кустарники, но, к сожалению, так ничего и не нашёл. Луноцвет в свою очередь, оглядевшись вокруг, также ничего особенного не обнаружил.
- Ух, Луноцвет! – вдруг неожиданно громко проухал над головой филин – Опасность! Ух, оглянись!
Луноцвет оглянулся и застыл. Арсений, почувствовав неладное, вторя маленькому волшебнику, повернулся назад. Там, стоя у самой тропы близ равнины, Маруся срывала чёрные одинокие ягоды. Насобирав их уже с целую ладошку, девочка собралась опробовать запретную ягоду на вкус.
- Машка! Брось немедленно! – только и смог крикнуть Арсений, но девочка его не услышала. Маруся стояла далеко от чёрного камня, и Арсений в отчаянии понимал, что он просто не успеет добежать до младшей сестры. Однако, несмотря на свои сомнения, он метнулся вперёд, но было поздно – девочка поднесла ягоду к губам, намереваясь её проглотить.
Луноцвет махнул рукой и филин, сцепившись с ветви чёрного тополя, стрелой полетел к Марусе. Налетев пёстрой тучей, он успел зацепить руку девочки, резко отдёрнув её в сторону. Чёрные ягоды, выпали из маленькой ладони, затерявшись где-то в траве. Арсений в это время уже успел подбежать к плачущей девочке и прижать негодницу к себе.
- Ты зачем рвала ягоды? – нахмурился Арсений – Тебе же говорили, что их трогать нельзя!
Затирая кулачками заплаканное лицо, Маруся ничего не отвечала взамен. Филин её всё-таки напугал – спешась, он задел девочке руку неосторожно оставив на ней неглубокую рану. Однако сам Фелиас был явно доволен собой. Не обращая должного внимания на детские слёзы, он с интересом вслушивался в россказни маленькой девочки, раскачиваясь на соседней ветви.
Арсений вздохнул, небрежно потрепав Марусю по голове, черты его лица разгладились, в глазах поступилась забота, он не мог долго сердиться на девочку.
- Не плачь, – успокаивал её брат – Фелиас на самом деле не страшный. Он наоборот спасал тебя от твоей же глупости.
- Да-да! Я страшно благородный филин! – закивал в ответ Фелиас – И передай, что не смотря на свою суровость и грозный устрашающий вид, я совершенно не ем маленьких детей даже самых капризных, – глаза филина восторженно вспыхнули яркими фонарями.
Луноцвет подошёл к плачущей девочке, осторожно приподняв её поцарапанную руку. Взглянув, маленький волшебник покачал головой – хотелось немного упрекнуть Фелиаса в неосторожности, но корить его на самом деле было не в чем. Он, как не смотри, молодец, что успел спасти девочку, а царапину всегда можно залечить. Он положил на руку Маруси лист подорожника, едва слышно прошептав несколько слов. Над листом прошла лёгкая серебристая дымка, и Луноцвет быстро убрал уже иссохшийся лист – на руке девочки более не осталось и следа острого когтя его друга.
- Фелиас перестань пугать ребёнка! – вздохнув, наконец, обратился к филину Луноцвет.
- Я не пугаю её, а поучаю! – возразил тот – Разве я не молодец?
- Молодец пугать ребёнка Фелиас! – ещё настойчивее проговорил хмуро маленький волшебник.
Филин недовольно насупился, он легко поддавался бушующей внутри горделивости, обижаясь, порой по самым пустым мелочам.
- Раз так, – возмущённо распушил перья Фелиас – тогда я не буду говорить вам, где спрятана вторая половина загадки, – и отвернулся, демонстрируя маленькому волшебнику свою пёструю спину.
- А ты разве знаешь? – изумился Арсений, но филин больше не желал ни с кем разговаривать – Ох, Фелиас, пожалуйста, не молчи!
- Он не скажет, – сказал Луноцвет – Потому что на самом деле не знает. Ему порой не хватает внимания, вот он и пытается обратить все интересы на себя одного.
- Это я-то не знаю? – взволновался филин, сердито подпрыгнув на ветке – Да я всё прекрасно знаю, поскольку вижу вашу отгадку даже отсюда!
Луноцвет переглянулся с Арсением, поспешив к вороньему камню. Вторая подсказка наверняка находилась где-то там, на вершине между зубцовых рифлённостей чёрной скалы. Но, к сожалению, ни Луноцвет, ни Арсений, ни тем более Маруся по росту высокому камню не доходили. Поразмыслив, Арсений решил попридержать маленького волшебника снизу, став, таким образом, необходимой для Луноцвета опорой.
Он подсадил маленького волшебника себе на плечи и очень удивился, узнав, что лесной человечек оказался гораздо легче, чем он себе представлял. Луноцвет ненароком вздохнул – таким высоким он себя ещё не представлял никогда. Вместе они составляли высоту вполне взрослого человека, но этого, к сожалению, было недостаточно – камень оказался гораздо выше их совместного роста.
Луноцвет опёрся ладонями о камень. Холодный гранит неприятно обжигал маленькому волшебнику пальцы, накрывая мраком заострённой скалы. Но отступать было нельзя, он почти достал до рифлёного абриса колдовской птицы. Почувствовав оттопыренный выступ, маленький волшебник вытянул руку вперёд. И действительно у изголовья каменной птицы располагалась прорезь, куда спокойно доходили длинные пальцы Луноцвета. Спустя мгновенье ему, наконец, удалось нащупать желанную опору, зацепив тонкую глиняную пластинку из прорези вороньей скалы.
Стараясь приподнять маленького волшебника выше, Арсений привстал на цыпочки у подножия камня, став неприятной неожиданностью для Луноцвета. Не удержав равновесие на хрупких плечах, Луноцвет начал падать. Но упасть на твёрдую землю он не успел, маленького волшебника вовремя подхватил подоспевший на выручку филин. Пусть Фелиас и был возмущён, сам он никак не мог допустить, чтобы маленький волшебник разбился о камни. Луноцвет вздохнул, с благодарностью глянув на филина. Он не сомневался в друге, однако зная Фелиаса, посчитал вполне приемлемым для него позволить человечку получить пару-тройку заслуженных синяков. Но Фелиас поймал его, не позволив Луноцвету упасть, и потому он был особенно ему благодарен.
Опустив голову, маленький волшебник увидел в своих руках то, ради чего и был совершён столь опасными терньями путь. Старая глиняная табличка на удивление хорошо сохранилась, оставив при себе лишь несколько незначительных трещин при обжиге да маленький ключ, что был продет за вощёную нить через отверстие в глине. Луноцвет изумлённо повертел найденный ключик в руке – получается, загадка колдуньи не единственная ниточка к чему приводит их карта, за каждым её словом скрывается нечто большее, чем просто отгадка, ведущая к затерянным сокровищам заколдованного леса. Передав ключ Арсению, маленький волшебник вновь обратился к табличке. На старой глиняной дощечке закруглёнными буквами была нацарапана очередная загадка колдуньи:
«Где журчит мелодией звонкой,
Ласковым ветром, колыша берёзы края.
Звеня, заливаясь серебряным смехом,
Убегает мелодия та вдаль за поля»…

*Иллюстрация с просторов Интернета



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Детская литература
Ключевые слова: сказка, волшебство, волшебники, зачарованный лес, Селена Гардения,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 21
Опубликовано: 23.04.2020 в 19:11
© Copyright: Селена Гардения
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1