МОЙ ДЕД. ПОРТРЕТ ФРОНТОВИКА.


МОЙ ДЕД. ПОРТРЕТ ФРОНТОВИКА.
Говорят, родителей не выбирают… Не выбирают дедушек и бабушек, братьев, сестер и родственников. А ведь это все о семье – значит и семью не выбирают. Никто не знает кто в Небесной Канцелярии распоряжается и ответственен за сценарий нашей жизни и судьбы. Я более чем уверенна, что это попадание, именно в конкретную семью, для каждого из нас не случайно.
Ты не просто попадаешь в круг людей, которые в силу кровного родства становятся твоей семьей, твоей родословной. История семьи и всего твоего рода неразрывны. В итоге, история твоего рода и семьи автоматически становится историей тебя самого. А вот судьбы у всех складываются по- разному: кто-то открывает славную страницу для рода, кто-то наоборот; кто-то проживает никчемную жизнь, а кто-то становится примером для подражания, и последующие поколения равняются на него. Хочешь не хочешь, а род и семья – это очень важно. Как часто можно услышать – “ Мои предки из такого-то рода”, “ Мы роднились с такими-то”. А сколько детей, или брошенных, или забытых, заведомо готовых к разочарованию от встречи с т. н. родителями, всетаки хотят узнать, кто же они? Откуда?
Для того, чтобы родился каждый из нас, огромное количество людей, наших предков, должны были прийти в этот мир, чтобы любить или ненавидеть, противостоять своей судьбе или покорно склониться перед ее предопределенностью, быть достойным большой любви или быть обреченным на одиночество, пользоваться милостью фортуны или быть наказанным жестокостью судьбы...Без всех них, не было бы и нас… Здесь можно вспомнить слова Священного Писания о том, что второго, подобного тебе человека нет, не было и не будет. Каждый из нас уникален, и каждый из нас в единственном числе, т. к. чтобы родился каждый из нас, должны были родиться ОНИ – все наши предки. Мне кажется именно поэтому в каждой религии мира сурово осуждается самоубийство. Самоубийство хотя бы одного человека разрушает выстроенную поколениями Иерархию Судеб, остаеться брешь не прожитой жизни, не отработанной судьбы, как в пазле, когда потерян кусочек, и полноценной картинки ты уже никогда не получишь в любом случае.
Пока человек молод он всегда смотрит в будущее, вперед. С возрастом все чаще оглядываешься назад, уже не хочется идти вперед. Все чаще поворачиваешься лицом к прошлому, окидываешь взглядом всех тех, кого уже нет, и… в один прекрасный день разворачиваешься и идешь назад, в то время, когда все ОНИ были рядом и были ЖИВЫ…
Может , это и есть наступление старости? Не знаю…
Ты уже создал свою семью, у тебя дети, внуки. Ты сам стоишь во главе семьи, уже занял место своих родителей, а то и бабушек и дедушек. И, если дети помнят тебя молодым, то внуки не запомнят тебя таковым.
Недавно, один из моих внуков спросил:
– Тата! (так они зовут меня, т. е. свою бабушку) А ты, когда-нибудь была маленькой?
Пришлось достать старые, тысячу раз просмотренные фотоальбомы и на деле показать, что их Тата и Деда тоже когда-то были и маленькими, и молодыми. Мои внуки окружили меня, вопросы сыпались со всех сторон, в их глазах было столько , того особенного, детского удивления, которое мы, взрослые давным-давно успешно растеряли.
Отвечая на их вопросы, мне пришлось признаться в своих детских шалостях и глупостях, рассказать в какие игры мы играли в нашем далеком детстве, какие у нас были игрушки. Их крайне удивило отсутствие в нашем детстве компьютеров, сотовых телефонов, планшетов и всего того остального и неотъемлемого, чем полна сегодня наша современная жизнь. Первая реакция на отсутствие в нашем детстве всех “ благ цивилизации” была по-детски смешной и наивной:
– Тата! А чем, вы тогда занимались? Как же вас жалко! У вас, наверное, было очень скучное детство?
Рожденные в США, мои внуки(10,9,8,6 лет), естесственно, не знали что такое двор и друзья во дворе, не понимали, как мы сами, без сопровождения взрослых пешком ходили в школу, на уроки музыки, на спорт, как мы учились с 1-ого по 10- ый класс с одними и теми же одноклассниками. Их привел в восторг тот факт, что в детстве на выходные и на каникулы мы могли играть во дворе допоздна. Я рассказывала о наших играх и забавах, о том, как мы дружили, о том, что предать товарища и, тем более, “стучать” на него, сурово осуждалось.
По ходу моего рассказа выражение их лиц постепенно стало меняться: вначале – непонимание, затем удивление, позже неподдельный интерес. А в конце моего повествования они взяли с меня обещание, что я познакомлю их со всеми играми своего детства. Один из них задал вопрос:
– Тата! Вы могли шуметь во дворе допоздна , и никто на вас не жаловался? Неужели никто не звонил в полицию?
Пришлось начинать сначала. Я не просто рассказывала, я проживала свое детство заново… Пока мы листали альбом одна фотография, словно бабочка, вылетела из него и “ приземлилась” на полу. Младший внук поднял ее, посмотрел и спросил:
– А кто, этот дедушка? Что это он нацепил на свою одежду?
– Это мой дедушка Баграт! Это военный китель, а на нем все его награды, ордена и медали за мужество, отвагу и любовь к Родине!
– Значит тот, кто любит Родину, ему дают такие награды?
– Только лишь любить, недостаточно! Награды нужно заслужить!
В ту ночь, лежа в постели и “переваривая” свою беседу с внуками, меня неожиданно охватило беспокойство – а что, если я не проснусь завтра? Я жду, пока они подрастут, и только тогда , уже взрослым ребятам, я расскажу о своих предках? А что, если?..
Через пару дней после нашего разговора наступило 9-ое мая, День Победы. Я зажгла свечу в память о дедушке, помолилась за него и за всех, кто не вернулся...
Последним толчком к моим последующим действиям стало шествие “Бессмертного Полка”: уже который год этот удивительный гражданский акт поклонения, чествования и любви к нашим героям словно возрождает, воскрешает ИХ – наших родных! И кажется, что ОНИ НЕ УШЛИ… Нет! ОНИ ВСЕ вернулись с фронта! Это идут ОНИ, но уже со своими внуками и правнуками!!!
В тот день я и решила написать о своем отважном дедушке. Мои внуки подрастут, и пусть они познакомятся со своим достойным предком.

Мой дедушка Баграт родился в 1905 г. в Зангезуре, в селе Азаташен. Он был старшим из 3-х братьев. Мне кажется, родись мой дед хоть сто раз, он всегда стал бы кадровым военным: статный широкоплечий красавец, военная выправка , низкий командирский тембр голоса, крайне дисциплинированный, для которого офицерский кодекс, честь мундира и кристальная честность не были просто словами – это было образом его жизни.
С юношества он грезил армией, начинал с самых низов. Простой деревенский парень, он с отличием окончил Военную Академию им. Фрунзе, был участником Финской войны и сражался на Халхин-голе, прошел всю Войну, имел множество ранений, никогда не сомневался в Победе и считал Красную Армию лучшей в мире, как он сам говорил – самой гуманной.
Он часто рассказывал о героизме своих солдат, офицеров, однополчан, но никогда не рассказывал о себе, о своих подвигах: о них говорили другие. Дедушка вернулся с фронта в начале 45-ого: после очередного тяжелого ранения его комиссовали. Он вернулся в звании подполковника Советской Армии, чудом выжил в том кромешном аду, вернулся к своим 5-ым детям, стал дедушкой 13 внукам, успел взять на руки 8 правнуков. Он прожил долгую, тяжелую, полную тягот и испытаний, но в то же время полноценную жизнь, жизнь самодостаточного и порядочного человека.
Его самой большой любовью была его Страна, его Отчизна. Я хочу рассказать о нем, о моем дедушке так, каким я его знала, как узнавала его в процессе своего взросления, за что его любила и не переставала открывать для себя чистоту его души, помыслов и поступков.

ПОКА ПОСЛЕДНИЙ СОЛДАТ…

Сколько помню себя, где бы ни был мой дедушка, за чьим столом не оказался бы, то всегда второй тост поднимал за своих погибших товарищей. Это знали все! И каждый раз он чтил их стоя.
Мне было лет 12. На летние каникулы мы часто ездили в Зангезур к бабушке с дедушкой.
Помню дедушкиного друга, дядю Нерсеса. В тот год он также приехал погостить к ним. Они с дедом играли в нарды, позже сели за стол в саду. Подняли первую рюмку за встречу и вторую, как всегда стоя, за погибших товарищей. Они говорили о чем-то. Не прислушиваясь к ним, я увлеченно пыталась осилить науку вязания венков. Мое внимание привлекла неожиданная тишина: два друга, два офицера, два седых фронтовика сидели молча, куда-то устремив свой взгляд: было понятно, что каждый погрузился в свои воспосинания.
– Баграт! А ведь это чудо, что мы вернулись живыми с войны, – неожиданно, тихо произнес дядя Нерсес.
– Ты знаешь, Нерсес! Я помню последние наставления своего отца перед отправкой на фронт. Он сказал: “Баграт! Ты оставляешь жену и 4-ых детей… едешь на войну… ты офицер, и в твоем подчинении будут простые солдаты… Запомни, сынок! Хочешь вернуться живым, не бери и крошки в рот, пока последний солдат не съест свой паек!” Я помнил эти слова каждый день...

ПОДАРОК МАРШАЛА

29 ноября, 1931 г. в день Советизации Армении родился мой отец – первый ребенок в семье. В то время мой дед был Военным Комендантом города Эчмиадзин. Там находиться главный Храм Армянской Апостольской Церкви. Молодого коменданта с беременной женой поселили в одной из монашеских келий, находящейся на территории храма, прямо под кельей Католикоса, верховного Патриарха Армянской Церкви.
В том же году в Эчмиадзин приехали два будущих маршала Советского Союза – Баграмян(друг деда) и Ворошилов – Ворошиловские Стрелки. Они приехали в Армению на маневры.
И вот стоят они втроем, мой дед Баграт, Баграмян, Ворошилов, а к ним подбегает солдат:
– Разрешите доложить? Товарищ Военный Комендант, у вас родился сын! Как прикажете назвать?
– Приказываем назвать “Снайпер” в честь Ворошиловских Стрелков!– говорит Баграмян.
– Исполнять приказание! – отвечает мой дед.
Так и назвали моего отца Снайпером. Да… достаточно странные имена военно-революционного времени известны старшему поколению. Однако мой отец всегда гордился тем, что этим именем его “окрестил” сам Маршал Баграмян, и считал это имя подарком Маршала. Кстати, мой отец оправдал свое имя, он всегда метко стрелял.
Не могу не вспомнить одну забавную историю. Когда мой отец впервые приехал в Лос-Анджелес, мои сыновья, его внуки, зная, что их дедушка хорошо стреляет, пригласили пострелять на стрельбище.
Мой отец предъявил свой паспорт работнику стрельбища, немолодому американцу. Прочитав имя отца, “Snaiper”, американец сильно удивился. Мои сыновья принялись объяснять, что их прадед был кадровым офицером, воевал во Второй Мировой Войне и назвал этим именем своего сына.
– Мой отец тоже ветеран Второй Мировой Войны, – важно заявил американец. – А на чьей стороне воевал ваш прадед?
– Он бил фашистов, был многократно ранен и имел много наград! – с гордостью заявил мой сын.
– Десять долларов скидки( ten dollars discount), – хлопнув ладонью о прилавок произнес сын американского ветерана.

СМИР-Р-Р-НО

Мой дед был строгим отцом, он не терпел безделья, был крайне дисциплинированным, как и все военные, отличался трудолюбием, много читал и, естесственно, требовал того же от своих детей. Спустя годы, когда уже были мы, внуки дедушки Баграта, наш дядя, папин средний брат, признался, что в детстве, за спиной своего отца, они называли его “Смирна”. Каждый раз, когда детский шум зашкаливал, громогласно раздавалось лишь одно слово – “Сми-р-но!” и через секунду воцарялась гробовая тишина, а дети переходили каждый к своим обязанностям.
После признания дяди дед пожал плечами, удивленно улыбнулся и сказал:
– А я и не знал…
– А кто-бы посмел тебе даже намекнуть? – заворчала бабушка.
– Строгость и дисциплина – залог успеха каждого ребенка, – продолжил дед. – Жизнь и так коротка, а успеть нужно многое. Самое главное не терять время даром, праздность и безделие – это порок.
На этом слове мой папа вспомнил свой первый школьный день:
– Пап! А ты помнишь, как 1-ого сентября, ты впервые повел меня в школу?
– Да! Помню! Ты всегда учился на отлично…
– А какой урок ты преподал мне в тот день?
– Нет, а что?
Мы все хором загалдели: “ Расскажи! Расскажи!”
– Значит, дело было так, – стал рассказывать мой отец. – Повел меня дедушка Баграт впервые в школу. Подошли к школе, а он и говорит:” Сынок! Мы шли спокойным шагом от дома до школы 6 минут, на сборы книг и тетрадей тебе сполна хватит 4-х минут. Это означает, что после окончания занятий, через 10 минут ты должен быть дома. Договорились?” Я кивнул. И вот однажлы, я вернулся со школы через 15 минут, а ты, папа, спрашиваешь:” Сын! А на что ты потратил целых 5 минут?”
Мы как стали смеяться, а дед смутился и говорит:
– Но ведь это же целых 5 минут… Это и есть дисциплина!
– Твои дети, тов. Командир, – вновь забурчала бабушка, – все детство провели в полевых условиях прифронтовой полосы!
И тут началась невинная стариковская перепалка, гда каждый из них стал отстаивать свою правоту в системе воспитания. Со стороны все это выглядело забавно. Дядя затянулся сигаретой и обратился к папе:
– Вот смотрю на родителей, и знаешь какие у меня ассоциации?
Папа пожал плечами.
– Отец – как Царь-Пушка, а мать – как Царь-Колокол! Вид грозный, мощь есть, а на самом деле безобидная махина. Ха-ха!
Распаленная спором бабушка, неожиданно, как “зарычит” на дядю: “СМИР-Р-Р-НО!!!”
У дяди, от неожиданности, выпала изо рта сигарета…
Мы смеялись до коликов, а дед с довольным выражением лица, подняв брови, с гордостью и любовью смотрел на бабушку, на “мой тыл, моя броня, моя верная боевая подруга”, как он ласково ее называл.

МОЯ ЗВЕЗДОЧНАЯ ВНУЧКА

Я была первой внучкой, дедушка с бабушкой обожали меня, дед называл – “моя звездочная внучка”. Мне прощалось все! При всей своей строгости он был очень ласковым и нежным дедушкой: помню, как мы играли, бегали в саду, собирали малину и яблоки. Хотя мне было лет 4-5 , я помню, как кждый день мой дед дарил мне цветок; перед домом был разбит красивый полисадник. А в середине этого полисадника, в окружении разнообразных цветов, среди георгин, астр и ромашек, красовалось большое грушевое дерево, которое дед посадил в день моего рождения. Это было мое дерево, все знали, что это – “Звездочное дерево”.
С дедом можно было поделиться, покапризничать, похныкать(но в меру), чем я изрядно пользовалась.
Распорядок в деревне у деда был неизменным: ровно в 6 утра раздавался дедовский бодрый командирский возглас – “Подъ-ем!”
Внуки начинали хныкать:
– Дедуль! Ведь каникулы, дай поспать…
– Мужчины вы, или нет? Утренняя зарядка, обливание и завтрак! Кто не хочет, того отправим на гауптвахту!
Гауптвахтой служил бабушкин погреб, изобилующий всякими вкусностями: лаваш, варенья, цукаты и сушенные фрукты, соленья, гата и т. д. Внуки с радостью соглашались на такое строгое “ дисциплинарное взыскание”. А бабушка вечно причитала:
– Бедные внуки! Что-же ты делаешь, Баграт? Они же не в казарме! Нет, я точно знаю, на следующее лето твои внуки не захотят приехать!
Но мы приезжали, и приезжали с превеликим удовольствием.
Дедушкин казарменный режим не распространялся лишь на меня:
– Она же девочка – объяснял оно моим братьям. – Ее надо любить, баловать и защищать! Кто же если не мы, мужчины нашего рода?!

ТУРЧАНКА

Дедушка вернулся с войны за полгода до Победы, после очередного тяжелого ранения его комиссовали. Он вернулся в свой родной Зангезур, в г. Сисиан, и его назначили Военкомом района.
Мне было лет 14, и я была у них в гостях. Однажды мы с бабушкой сидели на пороге дома, лузгали семечки и наслаждались вечерним заревом. Мимо нас прошла пожилая женщина, поклонилась моей бабушке, и они стали говорить о чем-то на турецком. Женщина улыбнулась, погладила меня по голове, и воздев руки вверх, тихо что-то произнесла. Я, естесственно, не поняла и слова и лишь улыбнулась ей в ответ. После ее ухода я спросила у бабушки, что это она мне сказала.
– Она благословила тебя, – сказала бабушка.
– Меня? Но я не знакома с ней.
– У этой женщины есть история, хотя и очень деликатная, напрямую связанную с твоим дедушкой, – улыбнувшись, покачала головой бабушка. Уже прошло много времени, да и ты уже большая, и я могу ее тебе рассказать.
Я приготовилась слушать.
– У нее есть сын, один единственный, муж погиб на войне. После подписания капитуляции война ведь не закончилась, еще продолжались военные действия. Продолжался и призыв новобранцев в армию. И вот, эта женщина, чтобы спасти своего сына от армии, задумала подкупить твоего дедушку – в то время он был Военкомом района.
Справедливости ради должна сказать, что все, кто знал моего деда всегда подчеркивали его кристальную честность. Помню, как однажды его сосед, человек непутевый, попросил у деда какую-то сумму в долг. Дедушка сказал, что одолжит, но только через пару дней, как-только получит зарплату. Сосед же, будучи навеселе, спросил:
– Баграт Паруйрович! Скажи-ка на милость, и зачем ты сидишь на этом хлебном месте, если живешь от зарплаты до зарплаты?
Дед сурово посмотрел на него так, что тот, бросив на ходу “Понял”, ретировался.
– Однажды, – продолжила бабушка, – слышу стук в дверь. Открываю, а там ящик яблок, огромная головка сыра и стопка лепешек. И это-то сразу после войны… Мои голодные дети запрыгали от радости, хлопают в ладоши. Тогда только родилась твоя младшая тетя, от голода не хватало грудного молока. – Бабушка задумалась и глубоко вздохнула. – Я от удивления, не понимая, что происходит, не успела и слова вымолвить, как она начала говорить о каком-то одолжении – “ моя просьба связана с твоим мужем, если он захочет, то поможет. “ Обернулась, смотрю, прямо за той женщиной стоит твой дед, сдвинув сердито брови. “Сейчас же забери это все, и уходи”, – строго сказал Баграт. Помню, как в тот вечер твой младший 3-х летний дядя, плакал:
– Луцсе пусть и меня забелут на флонт. Солдатам зе дают поку’сать!
Бабушка грустно улыбнулась и снова вздохнула.
– На следующий день снова стук в дверь. Открываю, опять на пороге стоит эта турчанка, только теперь она пригнала овцу и козу. Говорит, “возьмите, пожалуйста, только пусть ваш муж мне поможет”. Я ей отвечаю, если хочешь, чтобы он застрелил меня из наградного оружия, то возьму. Женщина горько заплакала, забрала скотину и ушла. На следующий день Баграт говорит:
– Ты знаешь, жена! Сегодня та женщина записалась ко мне на прием. Входит в кабинет с каким-то платком, завязанным в узел. Развязывает платок, а там золотые изделия. Говорит, “ реши мой вопрос, все тебе отдам”. Я вскочил с места и говорю ей, если через минуту не уберешься вместе со своим добром из моего кабинета, арестую прямо здесь за дачу взятки должностному лицу.
– А что за вопрос, Баграт? Может ты все же выслушаешь ее?
– Пришла бы как все, выслушал бы! Что это такое? Что люди обо мне подумают? Нет, не буду я ее слушать.
Еще через пару дней, эта женщина, завидев меня, подбегает, кидается мне на шею, плачет и говорит:
– До конца жизни буду благославлять и молиться за ваш род !
Оказалось, она снова пришла в кабинет к деду. Дед входит и видит: стоит женщина в исподнем, волосы распущены, горько плачет и говорит ошарашенному деду:
– Ты не взял еду, ты не взял скотину, ты отказался от золота… У меня ничего не осталось, кроме чести… вот я и бросаю ее к твоим ногам. Умоляю – помоги!
Твой дед запер дверь, помог ей одеться, дал воды, усадил ее на стул и выслушал – она умоляла не забирать сына в армию. А дед ей в ответ – “Все должны служить. О полном освобождении от армии не может быть и речи. Но, так как он у тебя единственный, я сделаю все, что смогу. Буду ходатайствовать, чтобы твоего сына оставили служить в Армении”. Сказал и сделал – ее сын остался служить на границе в Армении. Вернулся целым и невредимым. Сегодня у него 8 детей, большая семья. А она, как увидит кого-нибудь из нашего рода, так без благословения не проходит. Вот так!
– А дедушка рассказал тебе о ее последнем визите? – полюбопытствовала я.
– Нет! Словом не обмолвился. И правильно сделал. Вопрос же касается чести женщины...

ДВА МЕШКА ПШЕНА

Если вам довелось хоть раз побывать в Зангезуре, то вы знаете, как там радушно принимают гостей. Хозяева даже могут взять в долг, лишь бы накормить и напоить своих гостей по-высшему разряду. В то лето к бабушке с дедушкой приехали друзья папы с семьями – посетить Татевский Монастырь и познакомиться с другими достопримечательностями края.
Утром все вышли к столу на завтрак. Стол ломился от яств. Как и когда моя неутомимая миниатюрная бабушка, не ведающая усталости, успевала наготовить такое количество еды, не могу в толк взять: собственноручно приготовленная кюфта (каждая величиной с мяч), жаренная речная форель, горная спаржа с луком и яйцом, домашние сыры, яйца, овощи и зелень, творог и пушистая сметана, гата, халва и т. д. – все домашнее, натуральное, вкусное. И конечно же лаваш – царственный апофеоз армянского стола, стопка белоснежных, покрытых золотистыми пузырьками, хрустящие лепешки с божественным запахом; так пахнет лишь свежеиспеченный хлеб!
– Тетушка Еран! – обратился к бабушке папин друг. – Это же невозможное количество еды! Вы что? Совсем ночью не отдыхали?
– Ешьте на здоровье, сынок! Нельзя сетовать на изобилие, у нас еда не пропадает. Вот прогуляетесь, надышитесь горным воздухом, попьете родниковой воды, и через 3 часа снова проголодаетесь. А отдохнуть, – она улыбнулась и махнула рукой, – я еще успею… на том свете.
– Мам! А ты помнишь тот день? Папа на фронте, нас 4-ро голодных детишек, и вдруг волшебство – неожиданно, на пороге появились два мешка пшена.., – как-то грустно улыбаясь, спросил мой папа.
– Как не помнить, сын? Твой младший брат заходился голодным плачем, а ты, один, ночью, поздней осенью пошел в лес, чтобы собрать хотя бы горстку диких орешков, чтобы братик не плакал. И это-то в 11-12 лет! – бабушка на миг замерла у стола с графином в руке, видимо уйдя в воспоминания о тех тяжелых днях.
– Спасибо тому ленинаканцу… Он накормил еще 3 семьи, – добавил дедушка. – Они тоже получили каждый по два мешка пшена.
Мы, внуки-подростки, переглянулись, пожали плечами, не понимая о чем идет речь. Мой брат спросил:
– Пап! Какие орешки? Что за два мешка с пшеном? Расскажи!
– А ну-ка, все к столу! – приказала бабушка. – Эту историю вам расскажет сам дедушка, но только после завтрака. Приятного аппетита!
Уже попозже, в саду, когда взрослые с чашечкой душистого кофе сели за деревянный стол, а мы, детвора, уселись на траве, окружив дедушку, вот тогда все и услышали историю о двух мешках с пшеном.
Служил у деда рядовой, армянин из Ленинакана – широкоплечий, высокий гигант, по профессии – мясник. Было ему лет 23-25. Как-то пошла их группа в разведку за “языком”. На обратном пути ленинаканца тяжело ранило. Дед тащил его на себе, и дотащил этого детину до военного госпиталя. Ранение было тяжелым, но он выжил и через пару месяцев вновь вернулся в строй.
Шли тяжелые бои. Наши освобождали какой-то населенный пункт, где после боя они стали свидетелями нечеловеческих зверств, которые немцы совершили над жителями – детьми, женщинами и стариками.
Помню, когда дед в своем повествовании дошел до этого места, по его телу прошла дрожь. Он, конечно же, не рассказал подробностей, но той “дрожи” было достаточно.
Сразу после того боя, деда и еще 3-х офицеров вызвали в ставку на совещание. Дед уже поднимался в вагон поезда, когда к нему подбежал тот ленинаканец и протянул деду небольшой сверток со словами:
– Тов. Командир! Ты спас мне жизнь! Идет война, не знаю, если снова мы с вами свидимся! Прошу, не откажи и возьми это.
Дедушка подумал, вероятно, солдат отдает в дорогу свой паек. Молодой человек просил так сердечно, что дед не смог ему отказать.
Поезд тронулся в путь. Четверо офицеров решили попить чайку: кто-то достает сахарин, кто-то лук и банку тушенки. Мой дед разворачивает сверток и… оттуда выпадает “отполированная” до блеска человеческая челюсть с “полным ртом” золотых зубов. А на бумаге по-армянски написано – “Взял с мертвого фашиста, не жалею. За все их зверства им еще мало. Пусть фашисткая челюсть послужит нашей Родине”
Золото сдали государству, а деду и 3-м офицерам, каждому дали по 2 мешка с пшеном.
По возвращении, дед не застал ленинаканца, он погиб...

16 ДНЕЙ В БОЛОТЕ

Как-то в гости к дедушке приехал его фронтовой товарищ – “ русский друг”, как называл его дед. К сожалению имени его не помню, видела всего лишь один раз , т. к. на следующий день я возвращалась домой. Но в тот день “русский друг” деда рассказал мне следующую фронтовую историю…
– Ты знаешь, доченька, какой у тебя дедушка?
– Самый отважный!
– Это-то, да! Это не отнимешь! А ты знаешь, как твой дед берег каждого солдата? Вот расскажу тебе один случай. – Он опрокинул рюмку тутовой водки, прикурил папиросу и продолжил. – Значит, окружили нас фашисты с двух сторон, а мы в болоте по пояс. Если кто хочет выбраться, начинают строчить из пулемета. Так-то не стреляют, издеваются, проверяют на вшивость. Призывают сдаться, мол сохраним жизнь. Патроны на исходе, еды нет, питьевой воды тоже. А твой дед, наш Командир, твердит – “Терпите, ребята! Подкрепление прибудет!” Солдаты падают в голодный обморок, ноги распухли от долгого стояния в болотной жиже, сапоги врезаются в ноги. Пьем болотную гниль, кое-как на кочках развели огонь, в кателок набрали болотной воды и побросали туда кожанные ремни и перчатки. Вот этот “бульон” мы и пили долгих 16 дней, пока не подоспели наши.
Пока он рассказывал я все пыталась представить себе, какого это 16 дней стоять в болоте и питаться “отваром” из ремней и перчаток.
– Был среди нас паренек, лет 20-и. Через 10 дней он не выдержал и стал кричать, что нужно сдаться, что никто не придет на помощь, а ему еще жить хочется. “Ах ты, предатель!”, вскинул ружье один лейтенант. А твой дед ему в ответ как крикнет своим командирским голосом –
“Отставить!” Потом и говорит парнишке – “Обещаю, сынок! Выйдешь ты живым, даже если наши не подоспеют!”. Тот парнишка сник и заплакал.
– А он, выжил?
– Да, выжил. Мало того, твой дед приказал всем молчать и не сметь говорить об этом. Ведь, парнишку могли арестовать и отправить в штрафбат. А дед твой, так сказал – “Жестокостью, вырастишь труса, а терпением и пониманием воспитаешь героя”. И прослужил тот парнишка всю войну с честью и до Будапешта дошел.
– А потом… он погиб?
– Нет! А потом, он каждый год на 9-е Мая, в День Победы пишет твоему деду, помнит и никогда не забудет. А сейчас, как видишь, даже в гости к нему пожаловал…
– Вы??
– Да, доченька! Я! Если сам не расскажу, то никто не узнает. А ты, знай и помни!

САМАЯ ВЫСОКАЯ НАГРАДА

У моего деда был двоюродный брат, Арбен Давтян. Он был троцкистом, и дабы избежать ареста и последующего расстрела сбежал из СССР в 30-х гг. После его побега дедушку арестовало НКВД. Они продержали его некоторое время, не судили и каким-то чудом отпустили. Дедушка, вспоминая те дни, как-то обмолвился –“ Для меня это осталось загадкой, как же меня отпустили?”
Арбен оставил в Армении жену и дочь, Надю. Где-то в начале 70-х Правительство Франции официально пригласило Надю в Париж на чествование Национальных Героев Франции. Оказалось, что ее отец, Арбен , был правой рукой известного антифашиста армянского происхождения, лидера Движения Сопротивления Франции, Мисака Манушяна. За мужество, героизм и большие заслуги в борьбе с фашизмом все члены партизанской организации стали Национальными Героями Франции. Их было 23 человека: испанские республиканцы, поляки, итальянцы, евреи, венгры и двое армян.
Я хорошо помню, как после возвращения Нади из Парижа, вся наша родня собралась у дедушки дома, чтобы услышать подробный рассказ о ее поездке. Французы передали Наде некоторые архивные документы и одну единственную черно-белую фотографию дяди Арбена, сделанную прямо перед расстрелом. Она до сих пор стоит перед моими глазами: после нечеловеческих пыток, с перебитыми ногами, разбитой головой, весь в крови, но все еще гордо стоящий герой с полуулыбкой на лице… Снимок сделал один из немецких офицеров, пораженный мужеством дяди Арбена.
В архивах Гестапо была также запись о том, что перед расстрелом он отказался от повязки на глаза. Их всех расстреляли после зверских пыток в феврале-марте 1944г.
А также, французы передали Наде копию допросов ее отца. Во время допроса немцы пригласили пожилую армянку, некую Шушаник (фамилию не помню), с целью хоть как-то разговорить Арбена, видимо рассчитывая на то , что тоска по Родине и родному языку сломает его. Но он молчал на всех допросах и заговорил по-армянски с той Шушаник, только когда его повели на казнь – “ У меня в Армении есть жена и дочь. Передайте им, что я умираю за Советскую Армению”. Это были его единственные слова…
К чему я рассказала о двоюродном брате дедушки?
После отъезда Нади в Ереван моя бабушка проговорилась, что первый освобожденный от немцев город, Волчанск, был освобожден под командованием моего дедушки. Если бы не побег Арбена, то дедушка получил бы Звезду Героя.
Я возмутилась:
– Но, дедушка! Это ведь, несправедливо! Ведь сейчас, дядя Арбен реабилитирован? Ты заслужил своей кровью самую высшую награду…
Он улыбнулся, взял меня за руку и повел в соседнюю комнату. Из-под кровати достал старый черный чемодан с металлическими заклепками на углах и болтающейся, наполовину оторванной ручкой и, положив свою мягкую морщинистую ладонь на крышку чемодана, дедушка сказал:
– Детка! Вот моя самая высшая награда!
Чемодан доверху был набит поздравительными открытками, благодарственными письмами и фотографиями тех, с кем мой дед прошел бок о бок всю войну – рядовых солдат и офицеров.
К сожалению, мой дедушка так и не узнал о том, что согласно некоторым рассекреченным в 2000-х гг. архивным данным КГБ, его брат, Арбен Давтян, никуда не сбегал. Он был Советским разведчиком посланным со спец. заданием за кордон...

ДЕНЬ ПОБЕДЫ В МОСКВЕ

Однажды дед , как ветеран Отечественной Войны, получил приглашение на празднование Парада Дня Победы в Москве. Его счастью не было предела, предвкушение от встречи с другими ветеранами и однополчанами отражалось на его лице воодушевленной, не сходящей с лица улыбкой. Помню, его радостные хлопоты: он достал из шкафа свой красивый, украшенный орденами и медалями мундир, начистил до блеска сапоги.
– Дед! А саблю ты с собой не берешь? – спросил младший внук.
У него была красивая, всегда сверкающая стальным блеском, сабля – память о кавалерийской службе в боях за Халхин- гол.
– Нет, сынок! На этот раз обойдусь без сабли, – улыбнулся дед.
В то же время, по какой-то случайности, мой папа тоже оказался в Москве, его отправили в командировку. Мой отец был Депутатом Верховного Совета Арм ССР, и его поселили в депутатском номере в гостинице “Россия”. После Парада мой папа едет в гостиницу к деду, чтобы пригласить его в ресторан и вместе отметить День Победы.
Деда и других ветеранов поселили в какой-то не совсем благовидной гостинице ( точно не помню, то ли “Золотой Колос”, то ли на ВДНХ). Мой отец входит в номер и видит – большая комната, ветераны, человек 7-8, вместе ютяться в одной комнате.
– У меня сердце защемило, когда я вошел в тот гостиничный номер – рассказывал мой папа. – Люди, прошедшие все круги ада Отечественной войны, седые фронтовики, стоя поднимают тост за Победу: на столе 2 бутылки водки, батон хлеба, ломтики колбасы и мундиры… мундиры на спинках стульев, увешанные заслуженными кровью медалями и орденами.
Познакомился со всеми, а сам думаю, что-бы сделать для них такое, чтобы эти люди почувствовали особое уважение и любовь. Говорю:
– Дорогие ветераны, готовьтесь. Через час заеду за вами, будем отмечать вместе!
Отец вернулся в свою гостиницу, заказал банкет в свой номер и поехал за ветеранами.
– Привез я их всех к себе, – рассказывает папа. – Накрыт красивый стол, на столе и армянский коньяк и шампанское, в большой вазе красные гвоздики. Смотрю на их счастливые лица и душа радуется. Все уселись за стол, а дед расхаживает по комнатам и говорит:
– Сын! Вас здесь сколько человек?”
– Я один, отец! Меня послали в командировку.
А дед, как хлопнет рукой по столу, аж бокалы попрыгали, и как “зарычит”:
– Да кто ты такой, мальчишка!!! Да как ты смеешь? Один – в хоромах, а эти люди, ветераны войны, ютяться в одной комнате! Позор!!!
Папа говорил, что от неожиданности он покрылся испариной.
Ветераны повскакивали со своих мест и бросились к деду:
– Баграт Паруйрович! Хороший же парень,твой сын! Посмотри, какое уважение к нам проявил! Всех пригласил, никого не обидел!
А самый главный из них, генерал-майор моему деду и говорит:
– Тов. Подполковник! Отставить! Я выше вас по званию! Приказываю начать банкет!
В ту же секунду открывается дверь в отцовский номер, и три официантки на столиках вкатывают горячее. Папа, улыбаясь рассказывал, что те красавицы спасли его от “военного трибунала”.
Они сидели до утра, ели, пили, пели фронтовые песни, смотрели по телевизору Праздничный Концерт из Кремлевского Зала Советов.
Уже утром, когда пробили Кремлевские Куранты, дедушка обнял отца и сказал:
– Как же здорово, сынок, что мы с тобой в Москве! Вместе и на 9-ое Мая! Никогда не забуду этот день!
После смерти деда, каждого 9-ого Мая мой папа вспоминал тот счастливый день...

И ВСЕ ЖЕ, ТАМ ЧТО-ТО ЕСТЬ…

Не знаю, как так случилось, но с детства меня тянуло к вере – меня, воспитанную в обыкновенной советской семье. Дедушка не верил в Бога и всегда искренне, с наивностью ребенка удивлялся:
– Если есть Бог, то почему так много страданий выпадает на долю человечества? Как же Бог мог допустить ту войну? Смерть стольких невинных людей? И Гагарин летал в космос, и что? Увидел Бога?
Я не знала ответов на эти вопросы, отсутствие аргументов лишний раз подтверждало мою
безграмотность, но я всегда чувствовала, Бог есть. Я не знала ни одной молитвы, но когда заходила в церковь четко понимала – мне нужен кто-то, кто крепко возмет за руку и поведет за собой, ответит на мои многочисленные вопросы. С раннего детства вместо сладких петушков и народных поделок, что всегда продавались недалеко от каждой церкви, и которые все дети непременно желали заполучить, я просила у мамы либо свечку, либо(как мама мне рассказывала) фотографию той красивой тети с маленьким мальчиком на руках. Мама вспоминала, что я целовала черно-белое фото Богоматери с младенцем и бережно прятала его в тумбочку. Немного повзрослев, просила купить все, что имело хоть какое-то отношение к христианству: крестики, изображения святых, чеканки на религиозную тематику.
В 12 лет я придумала “ молитву детей”, я просила у Бога, чтобы ни один ребенок не знал войны, чтобы у всех были папы и мамы, чтобы никто не болел.
Мне было 14, а брату10, когда наша мама, тайком от дедушки, крестила нас.
У моего отца был любимый школьный учитель английского языка, репатриант из Египта, высокообразованный и интеллигентный человек – Ованес Хачатрян. Моего отца с ним связывала дружба учителя и ученика, основанная на глубоком взаимном уважении. Учитель Хачатрян часто захаживал к нам в гости. Как-то, увидев в комнате мое “христианское добро”, он спросил:
– Детка! А хочешь, я подарю тебе “Ветхий Завет” на Грабар?(древнеармянский язык, наиболее древняя из сохранившихся в письменных источниках форма армянского языка). Я и понятия не имела, что такое “Ветхий Завет”( на армянском “ветхий”звучит, как “старый”), и подумала , если есть “Старый”, значит непременно должен быть и “Новый”, однако спросить постеснялась. Предложение учителя звучало так просто, как-будто он собирался подарить мне что-то, что должно быть известно всем.
Подарком оказалась книга, в которой я понимала лишь несколько слов: Бог, Господь, пророк, святой, молитва. Мое счастье было беспредельным, я ощущала себя приобщенной к какому-то таинству. Перед сном я целовала Книгу и клала ее под подушку, зная, что Бог, которого я так ищу, рядом.
Я всегда носила крестик, а когда приезжал дедушка, то прятала свои иконы и кресты, чтобы не спорить с ним.
В тот день у нас собралось несколько родственников. Звонят в дверь, открываю, а там стоит дедушка – он приехал в Ереван по своим делам и решил нам сделать сюрприз. Все обрадовались, обнялись, поцеловались и сели за стол.
– Моя звездочная внучка! Ну, как там в Консерватории? Поверить не могу, ты – студентка! А сыграй-ка для меня что-нибудь!
Потеряв бдительность, и забыв, что в моей комнате на фортепиано наряду с нотами стоят иконы и большой крест на стене, я весело повела дедушку за собой.
– Что это? – строго спросил дед. – Ты же комсомолка! Может и крестик носишь?
Впервые в жизни, покачав головой соглашаясь, я виновато улыбнулась я показала свой крестик:
– Дедуль! Не сердись! Ну ты же веришь в Коммунизм! Ну а я, верю в Бога!
В гостинной стояла тишина, а в мою комнату ввалился, находящийся под шафе, мамин двоюродный брат, Эдик:
– Дядя Баграт! Не сердись…
– Да не сержусь я, Эдик джан! Ну ты мне скажи, что это?
Эдик качнулся и серьезно заявил:
– Это? Это… Дядя Баграт… Уголок атеиста…
Встретившись с дедом глазами, Эдик икнул и сразу протрезвел. Дед посмотрел на меня, вздохнул, махнул рукой и вышел из комнаты.
Как-то, за несколько лет до своей кончины, дед сидел у себя в саду, а с соседнего холма раздавался колокольный звон, приглашаюший прихожан на вечернюю службу в церковь. Я смотрела на него и понимала, он наслаждается этими звуками, закрыв глаза, с полуулыбкой на лице он медленно в такт раскачивался из стороны в сторону. Увидев меня, он не смутился, а улыбнулся и подозвал к себе. Все еще улыбаясь, поднял слегка дрожащую ладонь вверх, и сказал:
– А знаешь что, детка? И все же там что-то есть…
Да! Мой дедушка всегда считал себя атеистом. Однако, прожив жизнь честного, преданного и порядочного человека, принимающего испытания и тяготы жизни со смирением и кротостью, его любовь к людям, лишь свидетельствует о бессознательном христианстве.
Пока писала о дедушке, решила узнать значение имени Баграт: имя персидского происхождения, означает – Богом Данный..


КАК ЖЕ ТАК?

У моего деда был сосед и друг, азербайджанец – Али. Он тоже, как и мой дед был фронтовиком, и у них всегда было, что вспомнить. Они могли часами беседовать, могли спорить, когда “резались” в нарды. После “поединка” наступало “перемирие”, бабушка выносила им еду и тутовую водку, а мы знали, если пьют стоя, значит пьют за погибших товарищей.
Мне было лет 14, и мы с братом были у дедушки с бабушкой. Слева от дома росло огромное, увесистое тутовое дерево с плодами черной туты величиной с большой палец. Для нас, ребятни, сладкая, в мелкие зернышки тута, похожая на гиганскую чернику, была не только особым “дессертом” в удовольствие. С созреванием плодов наступала пора большого события – бабушка созывала нас, внуков, на сбор “урожая”: под деревом расстилалась “тутовая простыня”, мы гурьбой поднимались на огромное дерево и начинали ногами постукивать по толстым веткам. И плоды туты падали на простыню с особым, похожим на “нежный шорох”, звуком. Сначала мы наедались до отвала, и только лишь потом бабушка варила тутовую патоку для всех внуков, как она называла – “лучшую микстуру от кашля”.
Однако, сладкими плодами тутого дерева наровили баловаться и местные грачи: они стаей налетали на дерево и отогнать их от этой затеи можно было лишь выстрелом из ружья, причем выстрел в воздух их не пугал, они настырно возвращались обратно через несколько минут. В период созревания плодов на пороге снаружи всегда стояла семейная двустволка, и моя бабушка(а надо заметить, что стреляла она очень метко) , заметив стаю грачей на дереве подстреливала пару птиц, после чего они улетали, не имея желания возвращаться еще несколько дней.
И так, в тот день мой дед и дед Али играли в нарды на веранде, а бабушка заворачивала “долму с виноградными листьями”. Заметив тучу грачей, они крикнула мне:
– Детка! Беги сюда! У меня руки заняты, если не отогнать этих наглецов, не видать вам тутовой патоки! А ну, давай, покажи, что ты внучка фронтовика!
Я выбежала на порог, схватила ружье, выстрелила два раза, подстрелив двух птиц и также спокойно вернула двустволку на место. Обернулась, а дед Али, оставив нарды, приподнялся , в глазах неприкрытый восторг, и что-то говорит мне на азербайджанском языке. Дед вскочил и стал что-то энергично ему отвечать. Я стояла в растерянности, не понимая что-же я сделала не так. Пару минут бабушка, сложив руки на груди, наблюдала за ними, потом грохнула крышкой от кастрюли и спокойным, но строгим тоном сказала:
– А ну, успокойтесь! Она выйдет замуж только за того, кого полюбит!!!
Из всего эмоционального разговора двух стариков, я поняла лишь бабушкино заявление, однако оно ввело меня в еще более крайнее замешательство. Позже бабушка пересказала мне детали той стариковской перепалки: мои меткие выстрелы привели деда Али в дикий восторг. И, если вначале он выразил его в форме одобрения и сказал, что я полностью оправдала имя своего отца, то после похвалы он заявил, что как-только я подрасту, придет сватать меня своему сыну, мол ему нужна такая боевая невестка. Что ответил ему мой дед, бабушка не передала, по его тону можно было предположить. Ну, а что ответила моя бабушка, уже было понятно.
Однажды я стала свидетелем их разговора:
– Али! Давай пообещаем друг другу, если один из нас уйдет первым, то второй произнесет нагробную речь.
На том и порешили.
Дед Али не переставал нам говорить какой у нас дедушка, честный и хороший человек.
Как-то дед Али с неделю гостил у нас дома в Ереване. Врачи дали ему направление в столичный Онкоцентр. Дедушка позвонил моему отцу и сказал несколько слов:
– Сын! Али нужны самые лучшие доктора, и ему негде оставаться. Я знаю, ты сделаешь все необходимое.
К счастью все хорошо обошлось с дедом Али и, когда пришла пора возвращаться он сердечно поблагодарил нас за заботу, гостеприимство и напоследок сказал:
– Вы достойные дети и внуки вашего достойного деда!
В 88-ом начались военные столкновения в Карабахе, началось переселение народов. Бабушка со слезами рассказывала:
– Перед отъездом, Али пришел попрощаться с дедушкой: два седых старика, два фронтовика, обнявшись горько плакали. Они знали, что никогда больше не встретяться. Али вытер ладонью свои слезы и сказал: “Баграт! Мы же обещали друг другу нагробную речь..? В их глазах был один единственный вопрос – “Как же так???” Это было очень трогательно и грустно...
С тех пор в глазах моего дедушки появилось что-то новое, какой-то новый взгляд, взгляд озадаченного, растерянного ребенка. Бабушка правильно подметила , в глазах стоял вопрос – “КАК ЖЕ ТАК?”
Я видела этот взгляд-вопрос много раз: когда началась война в Карабахе; после разрушительного землетрясения в Спитаке; после массовой резни армян в Баку и Сумгаите; когда он в недоумении пытался понять “ эксперименты” Горбачевсеой перестройки. Этот взгляд, особенно отчаянно кричал о душевной катастрофе, когда началось одностороннее, предательское разоружение Советской Армии и, когда Горбачев сдал ГДР.
У него на глазах рушилась его Страна, его Родина, которую он боготворил, и которой он с таким энтузиазмом и любовью служил...

ТРИУМФ

Мы переехали с семьей в США, и в тот же год в декабре скончался мой дедушка. Для меня это стало большим ударом. Поехать на похороны я не смогла.
– Неужели деда больше нет? – рыдала я в трубку.
Моя мама, его старшая невестка, с которой его связывала не только большая взаимная любовь, но и дружба отца и дочери, сказала:
– Не плачь, детка! Твой дед прожил жизнь достойного человека! Весь город вышел проводить его в последний путь! Когда восемь мальчиков-внуков подняли гроб с телом нашего дедушки, когда заиграл военный оркестр, когда на красных подушечках несли его многочисленные ордена и медали, меня все время не покидало одно чувство – это не финал, это ТРИУМФ жизни над смертью! Каждому бы такой триумф!

НА ПОТОМ…

Я обращаюсь ко всем – не оставляйте ничего важного НА ПОТОМ! Не оставляйте НА ПОТОМ слова любви или важные признания, не оставляйте НА ПОТОМ слова прощения или покаяния, не оставляйте НА ПОТОМ звонки и встречи… Этих “ПОТОМ” может и не быть вовсе..
Грех у меня перед дедушкой, большое чувство вины…
Перед отъездом мой муж, который очень любил моего дедушку, поехал к нему попрошаться, а я...
“ Мой дорогой и любимый дедушка! Хоть бы ты рассердился на меня, но я знала, что ты не рассердишься. Хоть бы ты осудил меня, но я знала, что ты не осудишь. Хоть бы ты обвинил меня, что покидаю родную землю, но ты не обвинил бы. Если бы ты только возмутился или сказал бы что-то против, то я бы приехала к тебе попрощаться. Но я знала, что ничего из перечисленного, на что я надеялась, не случится. Ты просто молча посмотришь на меня тем странным, отчаянным взглядом, которого я так боялась, которого я не могла выносить,и своими добрыми глазами спросишь – “ Как же так?” Для меня он прозвучал бы – “И ты, Брут?”
Мне очень стыдно, но я струсила… Я так надеялась, что ПОТОМ, через пару лет я вернусь, встречусь с тобой и ты, как всегда, обрадовавшись нашей встрече, вместо ”Как же так?”, взглянешь на меня, улыбнешься, и я прочту в твоих добрых глазах – “ Ну, вот мы и встретились!”
Но судьба распределила и распорядилась иначе, и жить мне теперь с чувством вечной вины перед твоей памятью. ПРОСТИ меня, ДЕДУШКА...

За несколько лет до смерти дедушки, мой брат Армен и его сын Баграт записали на видео его воспоминания, и особенно подробный рассказ деда о войне. Я могла бы использовать этот рассказ, чтобы более подробно рассказать о его героическом прошлом. Но моей целью было рассказать о нем не только, как о Солдате, а как о достойном предке, которым будут гордиться мои , уже познакомившиеся с ним поближе, внуки….

23 октября2017 Лос Анджелес




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Мемуары
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 56
Опубликовано: 15.04.2020 в 20:30
© Copyright: Марина Давтян
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1