ГУЛЯЙ - ПОЛЕ ТАМБОВСКОЕ -- ПОЭМА



                    ПОЭМА

   ГУЛЯЙ  --  ПОЛЕ    ТАМБОВСКОЕ

                        ПРОЛОГ

Дует робкий суховей над долиной,
И слетает пух с ветвей тополиный.
Как виденье в чудном сне, пух витает,
Где шиповник в тишине расцветает.

Где лугам небесный свет ясный-ясный
Дарит солнечный рассвет вновь прекрасный.
Но куда с земли родной люди делись?
Нет вороны ни одной – разлетелись.

Зарастает чередой поневоле
И крапивой молодой Гуляй-поле.
Здесь встречают вечера в тихом месте
Утомленные ветра, часто вместе.

                     ЧАСТЬ 1

Вот оно - Гуляй – поле Тамбовское!
Это Каменка, горе – село.
Здесь лежат под сосновыми досками
На погосте обрез и седло.

Здесь лежат командиры движения
За землицу свою на века:
Кто зарублен героем в сражении,
Кто застрелен холуем Ч.К.

Похоронена воля крестьянская
У степного села на краю.
Всласть война утолила гражданская
Здесь кровавую жажду свою.

Поглумилась война над крестьянами,
Распалила тревожную рать
И столкнула с другими буянами,
Чтобы смертью Отчизну попрать.

Помогал ей дракон бестелесный,
Дух стремлений, ведущих к беде.
Ненавидящий образ небесный,
Сына Бога всегда и везде.

Ненавидящий храмы с крестами
И купели с живою водой,
Тихий край, с золотыми хлебами
И людей, одержимых страдой.

Бой за боем плодили потери…
Трепетали победы весы,
Хоть антоновцы были не звери,
Да и красные были не псы.

Год двадцатый двадцатого века
Нить событий сучил не спеша,
И ценилась судьба человека
Не дороже чужого гроша.

Совершалась печаль революция,
Тень идеи черты обрела:
Всей вселенской беды контрибуция
На народные плечи легла.

Так легла, что народ спозаранку
Весь стонал до вечерней зари.
Комиссары в лощеных кожанках
Суд вершили, как судьи – цари.

И в расстрелянном штабе Антонова,
Жизнь отдавшего за голытьбу,
Узаконилась кривда драконова,
Пригвоздившего правду к столбу.

До сих пор, он слывет неприкаянным -
Столб, похожий на остов креста.
И никто не целует отчаянно
Правду жизни в святые уста.

И никто за поборников воли
Не помолится в Каменке вновь…
Лишь рябины стенают от боли,
Напитавшие буйную кровь.

Время смело бежало по весям,
И сегодня бежит, как всегда.
Кто-то жил при Советах без чести,
Кто-то честь не терял никогда.

Опустели тамбовские дали,
Стаи воронов низко летят…
Там, где кони сраженные пали,
Волки сытые выть, не хотят.

Что случилось с мечтой хлебороба?
Оскудела она из-за лжи.
Из-за власти – проклятой зазнобы,
Плещет море полынной межи.

И Антонов - огонь не имеет
Силы той, что когда-то имел.
Окрылить он мечту не сумеет,
Раз до звезд полыхать не сумел.

Вся Россия теперь Гуляй-поле
Приглянулась торговля властям.
Каждый может по собственной воле
Продавать все, что есть, по частям.

                   ЧАСТЬ 2

Холмик маленький, неврачный
На краю села.
А над ним росою плачет
Старая ветла.
Полверсты до перекрестка
Двух степных дорог.
Здесь казак, лихой подросток,
Был как царь и бог.
Видел в зареве пожаров
Сказочную новь
И за веру в комиссаров
Проливал он кровь.
Все законы попирая,
Рассыпал слова.
Только удаль молодая,
Как в огне трава.
Выгорала очень быстро
Спорная межа.
А навстречу - точный выстрел
Молнией в глаза.
Холмик маленький, невзрачный,
А вокруг поля.
И ядреный домик дачный
Жмется к тополям.
Ветер теплый и упругий
Разгоняет мух.
Но не трут коней подпруги,
И не вьется пух.
Домик шумный и веселый
Праздником объят.
В нем степные новоселы
Выпить норовят.
Ни к чему им перспективы
Розовых идей.
Щедро правит дух наживы
Душами людей.
Покупаются без сдачи
Светлые мечты.
Ни к чему в краю казачьем
Звезды и кресты.
Ветер тучи рвет на части,
Пень трясет трухой.
Для кого ж ты делал счастье,
Казачок лихой?

                   ЧАСТЬ 3

Бедняку из Тамбовской глубинки,
Из каких-нибудь Нижних Яруг,
Совершать по былому поминки,
Все равно, что покаяться вдруг.

Покаяние… Это ж расплата
За судьбу в нареченной стране.
За шальную – душа виновата,
За пустую – виновна вдвойне.

Кто виновен - всегда недоволен
Приговором грядущего дня.
Каждый выбрать решение волен:
В рай попасть или в чрево огня.

Как зима не крепка без морозов,
Так весне по рассветам и честь.
Бедным людям прожить без колхозов
Можно всюду, где хлебушек есть.

Власть советская канула в яры,
Где со знаменем, где без знамен.
И Россию спасают базары
И бордели свободных времен.

Так спасают, что бурям неймется
Покружиться в торговых рядах,
Где любая мораль – продается,
Даже та, что витает в судах.

А когда продается все разом
И Святых нет, для истины мест -
Гневом праведным полнится разум,
Не отвергнувших Господа крест.

Нищета стала бедным подругой,
Как бабенка тщедушной кости.
Всем заблудшим послужит прислугой,
Всех обманутых будет вести.

                   ЧАСТЬ 4

В летний вечер душевные муки
Обретают тревожный накал,
Вспоминается время разлуки
С той, которую нежно ласкал.

Вспоминаются прежние годы
И судьба зоревая, как сам.
За малиной-калиной походы
По широким и щедрым лесам.

Вспоминается сельская доля,
Деревенских забот канитель.
И коса светозарного поля,
Тополиного пуха метель.

Ветер дунет, и пух воспаряет,
Выше белых ветвей и вершин.
Каждый светлой мечте доверяет,
Кто остался душою один.

Вот и я доверял и лелеял
Ту мечту, что едина со мной.
Но везде, где я доброе сеял,
Все сжигал злопыхателей зной.

Я позволю сравнить свои беды
С неизбывной бедою страны.
Только грянут литавры победы -
Тут же вопли людские слышны.
.
Все победы давались России
Жертвой многих своих сыновей
Но потомки не всех их вновь
В списки славы ее и своей.

Слава битвы – кровавая птица,
Размахнется, затмит и зарю.
Всем бы надобно в храмах молиться,
Кто кричал: «Я победу творю»!

Черен враг и делами, и грудью,
Только тень и на тех, кто узрел.
Победителей всюду не судят,
Не подсуден их властный удел.

Не судите ни красных, ни белых,
И любивших крестьянскую власть:
Среди них было много несмелых,
Не умевших у ближнего красть.

Среди них были рыцари чести,
Кто баклуши не бил у дорог.
Ни кого - то из них, а всех вместе
Мы простим, а помилует Бог.

                  ЭПИЛОГ

Избавь Господь, нас от печали
Все время думать о земном.
Не зря же вороны встречали
Зарю безмолвно, за окном…
Зарю рассветную без страха
На кровле церкви вековой,
Встречала трепетная птаха,
В лучах купаясь с головой.
В купели горней, не потешной,
Объятой дымкой золотой,
Нет ни одной голубки грешной,
И тени крестной, не святой.
И потому, вглядевшись в дали,
Где каждый край светлеет весь,
Забудем прежние печали,
Чтоб к жизни возродиться днесь.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Лирика историческая
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 22
Опубликовано: 08.04.2020 в 08:51
© Copyright: Валерий Хворов
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1