Голография времен


Голография времен

Совпадение с сутью отрада
И душа моя этому рада .
Образ грез из поэмы Гуляй ,
Колокольни мой дух умиляй .

Предсказал я не гулкую штольню ,
У Казанского вновь колокольню .
Звоны слышатся многим окрест
И сияет всей силою крест .

Говорил я о храме на месте ,
Где жених прижимался к невесте .
Где с томами стоит библиотека ,
Для духовных трудов человека .

И судилище падших к рассвету ,
Предсказал я в читальне поэту .
Где с распятьем голгофу взорвали ,
Злыдни скопом меня осуждали .

Об особе с венцом на вокзале ,
Рассказал я в задорном запале .
И на доску с царем Николаем ,
Мы теперь тамбовчане взираем .

Предсказать бы России просветы ,
В неизменном круженье планеты ,
Чтоб судьбу ее явь одарила
И с любовью небес озарила .

Урбанизация

Чтоб Трубу Анатолия чары ,
Не морочили бездны беды ,
Наяву совершили кошмары
Власти с вязами череды .

Попилили деревья другие ,
В центре города без табу .
И теперь не отхлещут тугие ,
Плети нечисти Толю Трубу .

На пеньки не взирает Мичурин ,
Смотрит дока на радостный сад .
Ходит маленький чин Окочурин
И мечтает добить палисад .

Ныне в городе есть садоводы ,
Есть МИЧГАУ и сонмы пеньков .
Рядом ржавые водопроводы
И дроги судьбы дураков .

Пусть гуляет редактор свободно ,
Чтоб ничто не смущало его .
Ныне делать в Мичуринске модно ,
Много всякого из ничего .

Стезя потерь

Весной венчалась и клялась ,
Быть верной до одра ,
Но до Покрова развелась ,
Разъяла жизнь хандра .

Просила Бога о другом ,
Явился друг в лучах ...
Но в дуновенье не благом ,
Мамоны звон в речах .

Ей денег горы подавай
И отдых у морей .
А муж положит каравай
И плюнет у дверей .

Нашла шофера у черты ,
Весь ушлый по всему .
Но в туне канули мечты ,
В округе и в дому .

Просвета не видать нигде ,
Ни в прошлом , ни теперь .
Лишь одиночество везде ,
Ведет стезей потерь .
***
Вовсю коллегу обожай ,
Мечты водителя ,
Но колготой не унижай ,
Судьбы родителя .

Твори желанное в тени ,
Безумье падкое .
Устами жадными втяни ,
Раденье сладкое .

Создай из хаоса игры ,
С пай - директрисою ,
Углов развратные миры ,
С Пи - биссектрисою .

Возьми свое и не горюй ,
Что стала ветреной .
Другой пороки адресуй ,
В любви симметренной .

Когда останетесь вдвоем ,
У кряжа данности ,
Спалите памяти огнем ,
Все жизни странности .

И пепел яростных страстей ,
Развеют трудности ,
Без переменчивых гостей ,
В кругу занудности .

В ВОРОНЕЖЕ ДУХ ОБИТАНИЯ

ТЫ ПИСЬМА ПИСАЛА ОНЕГИНУ ,
ЕВГЕНИЮ ГРАДА ТАМБОВ .
ТЫ ПИСЬМА ПИСАЛА САПЕГИНУ ,
СЧИТАВШЕМУ ЛИСТЬЯ ДУБОВ .

САВРАСОВУ ШЛЕШЬ ЭСЕМЕСКИ ,
И ГОЙЯ ПОСЛАНИЯ ШЛЕШЬ .
ТАТЬЯНА ТЫ ПЕСНЕЙ НЕ ВЕСКИ
И ПОВОД МЕЧТАТЬ НЕ ДАЕШЬ .

БЫЛА ТЫ ВОЗЛЮБЛЕННОЙ МАСТЕРА ,
ОДНА ИЗ ТОЛПЫ МАРГАРИТ .
ТЕПЕРЬ ОН НАЧИНКУ ФЛОМАСТЕРА ,
ЗА КОЛЕР ЗАСОХШИЙ КОРИТ .

В ВОРОНЕЖЕ ДУХ ОБИТАНИЯ ,
КРЫЛАТЫЙ С ПОВЕТРИЕМ ДРЕМ .
ТАТЬЯНА В МИНУТЫ ВИТАНИЯ ,
УЗРИ ПРОМЕТЕЯ С ОГНЕМ .

Разница восприятия

Для Куняева Лютый предатель ,
Как Иудушка новых времен .
А для Юрия Слава издатель
И Дедал для бескрылых имен .

Группу крови уже напечатал
И еще обещает любить ...
Штоф зубами шутя распечатал ,
Чтоб на конкурсе не грубить .

Для меня вот Алешин Иуда ,
Предал юность и журавля .
Но сладка у Олега причуда ,
На фуршете и кренделя .

И ведет он веселые встречи ,
Приглашая на них Лисняков .
Даже Щелоков яркие речи ,
Произносит о знаках веков .

Даже Лютый играет словами ,
О заметных творцах говорит .
Но предатель Алешин годами ,
Лишь к тщеславию благоволит .

Довелось на фуршете Максиму ,
Говорить о препонах творцу .
Не радушную Замшев картину .
Подарил за столом подлецу .

Окрылили стяжателей гости ,
Перепонками гордых причин.
Разбросали бесчестные кости ,
Псам иллюзии и личин .

Роковое двуличье повсюду ,
Где лукавые дело ведут :
Оправдают любого Иуду
И поэта легко предадут.

Вы другие

И Акулинин был не промах,
И Кравченко мог возносить ...
А вам на грай - аэродромах ,
Хвосты воронам заносить .

Над ними нимбы серебрились ,
Не дорогие по судьбе .
Так сочинять они стремились ,
Как пребывали не в себе .

А вы другие по призванью,
Вам злато грез не отыскать .
И никогда весенней ранью ,
Вам на коне не проскакать .

Листы важнее наградные
И цацки блефа на груди .
Вы люди жизни проходные
И пустошь туны впереди .

Где ваши тексты зоревые ,
Где ваши строфы мудрецов ?
Вы в творчестве полуживые ,
Приспособленцы без венцов .

***
Печатай Таня хоть Николу ,
Хоть двух Картошкиных Гришань ,
Я выпью снова Пепси - колу
И воспою вовсю Моршань .

Редакторы теперь Гобсеки ,
Талантам кукиши суют .
А у моршанской лесосеки ,
Дрозды свободные поют .

И я как сокол озаренный ,
Воздам блистательному дню .
Полесьем цнинским вдохновленный ,
Строфу о счастье сочиню .

Печатай Таня Лену снова ,
Она в прошедших номерах ,
Хвалила логово Тамбова
И доброту сожгла в кострах .

Ты оскудела от величья ,
Свою тусовку вознеся .
И изошла от безразличья ,
Как неприкаянная вся .

Семинар и фокусы

В Орле пребудет семинар ,
В Тамбове конкурсы .
В Орле покажут яркий дар ,
В Тамбове фокусы .

В Орле проявится секрет ,
В мирах витающих ...
В Тамбове мухи у котлет ,
Взволнуют лающих .

В Орле таланты воспарят ,
Над туной бытности ...
В Тамбове души разорят ,
Исчадья скрытности .

В Орле поэзия в чести
И люди творчества .
В Тамбове рвутся принести,
Боль одиночества .

В Орле духовною средой ,
Просторы светятся ...
В Тамбове злыдни чередой ,
Поэту встретятся .

Накипь

В его саду замолкли птицы ,
Старьевщик ходит под луной .
И запах молотой корицы ,
Висит у яблонь пеленой .

Давно не юноша садовник
И разрядился пыл души .
Пришел назойливый полковник ,
Просить из золота гроши .

Вручил монеты из отливок ,
Листвой упавших на ладонь .
И вздыбив пламенный загривок ,
Промчался иллюзорный конь .

Но привкус горечи не канул ,
Когда садовник соты съел .
Куда он обреченно глянул ,
Там истлевала груда тел .

Старинный дом у кромки сада ,
Друзей милее и всего .
Здесь нету ангела пригляда
И бесов нет ни одного .

Скрипят в гостинной половицы ,
В окно задвинуто бревно .
И бабочку не клюнут птицы ,
Она засохла здесь давно .

Мелькнула женщина нагая ,
Потом в одеждах на балу .
Мелькнула призраком другая
И стала ветошью в углу .

На кухне накипь с паутиной ,
Как прошлой жизни мутотень .
Запахло первородной тиной
И памяти сгустилась тень .

Но детская свеча горела
И озарялись образа ...
Мать на унылого смотрела
И плакали ее глаза .

Не Комаровский

Гуляй по брошенному саду ,
Вдыхай витающую гниль .
И утоли души досаду ,
Мешая палкою утиль .

Блестят червонными плодами ,
Дорожки к дому у пруда.
Все грезы канули с трудами ,
Дворян поместных вникуда .

Поэт гулял до вдохновенья,
В другое время бытия .
Нагрянули мечты мгновенья
И стала сказочной скамья .

Ахматова его хвалила
И славил Юрий Кузнецов .
Поэта муза окрылила ,
Под звон духовных бубенцов .

Хвалешин ты не Комаровский ,
И схожести нет никакой .
Ты проходной поэт тамбовский ,
В саду и дома за рекой .

Извечная суть

Иное время , мир иной ,
Но суть осталась прежней ,
Когда объят ты пеленой ,
Грехов простор безбрежней .

На месте храма и креста ,
Подонки суд вершили ,
Творца сомкнувшего уста ,
От мира отрешили .

И ненавидя за добро ,
Поэта всей гурьбою ,
Кричалии - Выпишем зеро ,
Пусть потрясет губою!--

Приехал Скошин через год
И вновь на лобном месте ,
С почетной фурией невзгод ,
Воспел тщеславных вместе .

Как буд-то небыло суда ,
Над храмовым распятьем.
И тень не бросила беда ,
На женщину с проклятьем.

Чернела мимика лица
И вторил Глас примете :
-- Судить невинного творца ,
Страшней всего на свете --

Встреча

Медведев встретился с Никитиным ,
Вопросы важные назрели :
Тамбовщины волнуют жителей ,
Все школы края устарели .

Еще писатели в раздрае ,
Поэта в храме осудили .
И позабыв о светлом рае ,
Себе грехами навредили .

Садов дары сегодня красные ,
Мичуринск звонами заходится .
Труды творились ненапрасные
И праздник яблока как водится .

Медведев разрешает с толком ,
Проблемы старые и новые .
-- Ты не смотри Никитин волком ,
Заводы края не пановые --

-- Построены сады дошкольные
И школа новая отличная .
Районы наши хлебосольные ,
Вновь экология приличная --

-- А чем Наукоград порадует ,
Трубой с журналом стоеросовым ?
И манна на народ не падает ,
Торгующим товаром бросовым --

-- В Мичуринске ждем изменений ,
В учебном , творческом процессе .
Сады сажать для поколений ,
Луч света в рыночном прогрессе ---

Тамбовщина не вся охвачена ,
Заботами властей по случаю .
И связь с талантами утрачена ,
Судьбу влачащих невезучую .

Меченые бездной

Они безжалостны к поэту
И им судилище не крах .
Придут жестокие к ответу ,
Когда зачахнут на ветрах .

Забыто доброе начало ,
Одно отмщение в умах .
Висит прогнившее мочало ,
В иллюзий славы теремах.

Свои хвалили их за строки ,
Друзья из круга вахлаков.
И повязали всех пороки ,
Незримой сцепкою оков .

Ни капли жалости у своры ,
Ни толики духовных дел .
Как бездны роковые воры ,
Опустошают грез предел .

Тотальная война поэту ,
Сплошное хамство и хула .
Гонимый воздавал рассвету
И ликам красного угла .

***
Получили награды и рады ,
Устремились баклуши бить .
Я пишу штормовые шарады ,
Чтоб предателей разлюбить .

Все вы мазаны дегтем мамоны ,
От Лаханкиной до Щеряка .
Вы Наследкина валите дроны
И Василия всклень дурака .

Сад Олега на ладан дышит ,
Вместо яблонь нули растут .
И Хвалешин о склепах пишет ,
Где извечного тленья статут .

И Картошкин трындит Гришаня ,
Что серпами по яйцам нельзя .
Но под дубом озябшая Маня ,
Стала панночкой пальцем грозя .

Образа со святыми не слепы ,
Видят всюду лукавых игру .
Вы любви разрушаете скрепы
И стремление духа к добру .

Воспоете вы злую метрессу ,
Даст награды исчадье певцам .
Драматург вновь напишет пьесу ,
Как живется в миру подлецам .

Золотые витязи

Этот камень времен перепутий ,
Надпись мига на нем не видна .
Но стремится отметится трутень ,
Чтоб писателя знала страна .

Этот камень нещадно холодный ,
Для позеров их членов СП .
И бездарностям не путеводный ,
На Парнас как тупик -- КПП .

Ставрополье сегодня иное ,
Награждение можно купить .
Воду льют и стекло золотое ,
И с личины любую не пить .

Ныне витязи все "золотые" ,
От Трубы до друзей Соловья .
Положили на камень пустые
Письмена и ветрам кумовья .

Солярий избранных

Пока редакторы боятся ,
Главу и каверзы метрессы ,
Шедеврам всем не размещаться ,
На золотых страницах прессы .

Чины блистают и лучатся ,
Таланты в туне неприметны .
Но некому с мечтой встречаться ,
Когда просторы безответны .

И некому любить Россию ,
В своих терзаниях и муках .
Чины не смотрят на мессию ,
Погрязнув в круговых поруках .

Им все равно что происходит ,
Душа прекрасного не просит .
Но муза места не находит ,
Где травушку казак не косит .

Им не нужны слова о доле ,
Где серпентарий и розарий ...
Мирок в расхристанной юдоле ,
Чинов как избранных солярий .

Шедевры яркого поэта ,
Не появились на страницах .
И небо майского рассвета ,
Не отражается в криницах .

***
Ему мечтается о бронзовом ,
Поэзии грядущем веке .
В духовном ореоле розовом ,
Родятся строфы в человеке .

И полетят над косогорами ,
Блистая бронзовым покровом .
И окна с медными узорами ,
Лучатся с бронзовым засовом .

Забронзовеет сад заброшенный
И город многими оставленный .
Забронзовеет луг некошенный
И пруд отходами придавленный .

Сольется медное , резонное ,
С покрытой оловом отчаянной .
И лишь мгновенье озаренное ,
Мелькнет с красавицей нечаянной .

И станет бронзой недуховное ,
Живое светом окрылится .
Все непотребное , греховное ,
Заблудших мраком утолится .

Минуты бронзовые ровные ,
Часы мерцают метрономами .
И дали бытности условные ,
Поэтов вдохновят фантомами .

***
Ловят без удилища ,
Смайлики имен ...
Грех на них судилища ,
До конца времен .

Пусть звенят наградами
И смеются зло ,
Гордость за оградами ,
Время извело .

Мельтешат с личинами ,
Жаждут яркий шанс ,
Чтоб иметь с починами ,
Славы декаданс .

В тщетности развязные ,
С чередой потех ,
Прославляйтесь праздные,
Вы страшнее всех .

Мутные

Вы мутите баграми воду ,
В житейском омуте причин .
Хотите втюхивать народу ,
Литературщину личин ?

Не лучше Пушкина Урала ,
Тамбовской Пушкиной мадам .
На дом Ипатьева взирала ,
И говорила -- Аз воздам " --

Две дамы ценят вековое ,
Пытаясь древо не забывать .
Труба ты время роковое ,
Стремишься все перетурбит .

Таланты смутного Тамбова ,
Забыты в туне бытия .
И классики живого слова
Грустят обиду затая .

Олегу лоеры как милость ,
Трубе Урал как медонос ...
Творцам несущие унылость ,
Вручают кукиши под нос .

Лаве в Тамбовку ради места ,
Маржу захапать за журнал
И Дымка лопнувшего треста ,
Опишет праздничный финал .

Фурия огня и пепла

Отговорила роща золотая ,
Двурожкина с Тамбовом говорит .
И журавли печально пролетая ,
Увидели как Родина горит .

Из сказанного искры вырывались
И разлетались пылкие везде ...
Мосты отдохновения сжигались
И стебельки на житной борозде .

Дороги разгорались мировые ,
Юдоли пламенели без числа ...
В Двурожкиной порывы роковые ,
Проруха бездуховность привнесла .

Над храмовой Голгофой говорила,
Метресса о поэзии судьбы .
Недавно здесь поэта обвинила
И осудила с помощью Трубы .

Лауреатов славой опалила ,
Но никого не окрылила днесь .
Метресса о высоком говорила,
Когда густела пепельная взвесь .



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Лирика гражданская
Количество рецензий: 1
Количество просмотров: 32
Опубликовано: 08.04.2020 в 08:04
© Copyright: Валерий Хворов
Просмотреть профиль автора

Галина Карташова     (06.05.2020 в 19:37)
Маленькое, малюсенькое замечание: между словом и знаком препинания, будь то запятая или точка, интервал не печатается.







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1