Умище


Второклассников из-за того, что накануне в помещении, где они занимались, покрасили рамы окон, подоконники и дверь, временно, пока не выветрятся запахи, перевели в кабинет обществоведения. Они стайкой, весело переговариваясь, столпились перед тремя портретами, закрепленными на стене. Учительница младших классов Зоя Павловна подошла и пояснила:
Это выдающиеся личности, классики марксизма-ленинизма, революционеры. О детстве Володи Ульянова вы, октябрята, уже знаете. О других вождях прочитаете, когда подрастете и перейдете в старшие классы.
Почему среди них дядя Петя?— спросил вихрастый мальчуган Гена Тимохин, указав рукой на портрет бородатого деятеля.
— Какой еще дядя Петя? — удивилась учительница.
— Истопник, кочегарит в школьной котельной, — ответил подросток.
— Нет, это Карл Маркс, — с улыбкой возразила Зоя Павловна и озадачилась тем, что дети восприняли работягу за вождя мировой значимости.
Решив устранить досадное совпадение, педагог после окончания уроков не поленилась, пошла к котельной, расположенной рядом со школой.
Ранняя весна, но еще было холодно, ночью нередки заморозки. До завершения отопительного сезона оставалось больше месяца. Над трубой курился сизый дым Зоя Павловна вошла в помещение, ощутила волну теплого воздуха, исходившего от печи, в которой гудело пламя. Мужчина открыл кочергой дверцу. В топке пылали оранжево-красные угли. Истопник совковой лопатой забросил в пламя уголь с загруженной до верха тачки.
— Петр Яковлевич! — окликнула его педагог. Мужчина обернулся, она увидела его в рабочей, пропитанной угольной пылью спецовке. Невольно подумала: «Пожалуй, Гена Тимохин прав, вылитая копия Карла Маркса».
— Разрешите вас на минутку отвлечь?
— Разрешаю, — промолвил он, улыбнувшись, отчего пепельно-черная курчавая борода стала еще роскошнее. Он огладил ее широкой ладонью.
— У меня к вам деликатная просьба, — слегка смутилась Зоя Павловна.
— Спрашивайте, к вашим услугам. Может, в классах холодно и надо поддать жару?
— Спасибо, температура нормальная. Лучше бы вы постриглись и побрились.
— Зачем? — удивился истопник.
— Поди, не старец, зачем, как у деда Мороза, бородища?
— Стукнуло сорок два года, но чувствую себя лет на десять моложе, — признался он. — Веду здоровый образ жизни, не пью, не курю. В свободное от работы время занимаюсь зимним плаванием. Одним словом, морж.
— Замечательно, — одобрила педагог. — Как женщина, я понимаю, что пышная прическа и борода с учетом вашей почти шахтерской работы, требуют тщательного ухода, чтобы не завелись вши и другие паразиты. Для школьников это представляет угрозу.
— Не беспокойтесь, я прошел медосмотр, а после смены я принимаю душ. В этом пекле возле печи и котла ни вошь, ни блоха не выживут. И потом, в отличие от учителей, очень редко общаюсь со школьниками. Моя главная забота, чтобы в классах, кабинетах было тепло и уютно, никто не болел. Директор не поскупился на премию, значит, доволен.
— По работе к вам нет никаких претензий, проблема в другом? — вздохнула Зоя Павловна и, прямо глядя в глаза, сообщила. — Петр Яковлевич, вы очень похожи на Карла Маркса
— Вы не первая мне об этом говорите, — по-детски обрадовался истопник. — Жду, когда пригласят сниматься в фильме о вождях революции. Летом собираюсь наведаться в Ялтинскую или Одесскую киностудии. Авось, оценят мою фактуру, чем черт не шутит?
— Желаю удачи! Но ваше сходство с автором «Капитала» у школьников вызывает замешательство, недоумение. Вы бы постриглись и побрились? Для этой процедуры дам вам деньги.
Истопник призадумался, почесал затылок, огладил курчавую бороду и хмуро произнес:
— Столько лет растил и вдруг под ножницы и бритву. Не годится.
— Вы какие-нибудь научные труды написали? Может, имеете степень кандидата, доктора философских или экономических наук?
— Увы, не довелось, пошел по рабочей стезе, — промолвил Петр Яковлевич и, озорно сверкнув зрачками, выдал на-гора. — Допустим, я постригусь наголо, сбрею бороду и усы, но куда умище, умище куда девать?!
Зоя Павловна, на мгновение, потеряв дар речи, поняла, что придется смириться с тем, что в школе два Карла Маркса. Один — на портрете в кабинете обществоведения, а второй — в котельной с тачкой, лопатой и кочергой в мозолистых руках. Побратались вождь и пролетарий.
Теперь портретов былых вождей в школах, гимназиях, колледжах и вузах днем с огнем не сыщешь. Кумиры сброшены с пьедесталов, изъяты из учебных программ. На стенах лишь классики русской художественной литературы, выдающиеся ученые в области математики, физики, химии и биологии. Поэтому у этой забавной истории немного шансов для повторения.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Юмор
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 29
Опубликовано: 27.03.2020 в 10:54
© Copyright: Владимир Жуков
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1