Зигзаг судьбы 4



До отхода рейдового катера оставалось более двух часов, и Олег, неторопливо бредущий по направлению к порту, всё вспоминал и вспоминал свой разговор с Виктором, в голову лезли запоздалые разумные аргументы, которые не пришли в неё вовремя, гадал, как повернётся в конце концов судьба радиста, и как его побег скажется на нём самом. Сожалений по поводу своего решения не было совершенно. «Делай, что должно, и будь, что будет», вспомнил он известное с юности изречение. Вот он и сделал, что должно, поступил в соответствии со своими убеждениями, а Виктора удержать всё равно бы не сумел.

На часах было около шести вечера, когда Олег определился с супермаркетом, в котором он должен был «потерять» в толчее Виктора. Недалеко от порта, с десятком касс и массой стеллажей с товарами в ярких упаковках, магазин подходил для его цели как нельзя лучше. И народу вокруг много. Олег взял тележку и покатил её по магазину, запоминая обстановку. Никогда не знаешь, что может пригодиться, а фильмов про шпионов и разведчиков он в жизни просмотрел немало.

… Ну, допустим, здесь, возле полок с печеньем, шоколадом и конфетами. Глаза разбегались от множества неизвестных ему марок и названий. Олег загрузил в тележку пачку печенья, пару шоколадок, две бутылки пепси-колы и оглянулся. Покружил по магазину, делая вид, что ищет своего товарища. Поторчал в проходе перед кассами, затем расплатился, пару минут потоптался у входа в супермаркет и двинулся в порт, в слабой надежде всё-таки застать на причале Виктора. Ну мог же он передумать в последний момент?

Рейдовый катер стоял у причала, готовый отойти в 19.00. С десяток моряков с других судов занимали места вдоль обоих бортов на кормовой палубе. Олег мысленно перекрестился и спустился по сходне. Ещё минута, и катер направился к группе судов, стоящих на якоре. Парадный трап «Металлурга Курако» был уже приспущен, катер дал задний ход и медленно подошёл вплотную к борту.

Олег перешагнул на трап, махнул рукой штурману катера: «Спасибо, я дома», и быстро поднялся на главную палубу. Возле вахтенного матроса у трапа, как обычно по вечерам, стояло несколько человек, в их числе и второй помощник.
- Олег, поднимись сразу к капитану, «помпа» к нему только что пошёл. Ждут тебя.
- Спасибо, Вася. Уже иду.

Дверь в капитанскую каюту была открыта. Олег постучал, и ступил на коврик, лежавший возле порога.
- Заходите, Ермаков, - сказал капитан, сидящий за письменным столом напротив двери. – Присаживайтесь.

Олег сел на стул, стоящий перед столом. Первый помощник сидящий до этого на диване, поднялся и закрыл дверь.
- Доложите, Олег Владимирович, что произошло во время увольнения. Как произошёл несчастный случай с Ильченко? И почему вы вернулись на судно один? Где Виктор Барановский?

Олег задумался, собираясь с мыслями. Первого помощника он недолюбливал. Сам электромеханик по образованию, окончивший высшую мореходку, помполит своей профессии изменил и, закончив годичные курсы первых помощников, пять лет назад пошёл по политической линии «на повышение». Отвечать на его вопросы Олег был обязан, но доклад свой адресовал капитану, человеку, им глубоко уважаемому.

- В несчастном случае с Ильченко я больше его самого виноват. Не подумал, что он и за границей-то почти не бывал. Сам же я и предложил на тенистую сторону улицы перейти, только в конце квартала, конечно, на светофоре. А Ильченко решил удаль свою показать, дорогу перебежать между машинами. У него зажигалка из кармана рубашки выпала, и он её поднимать стал. Водитель-то не ожидал этого, в Америке пешеходы так не поступают, не успел затормозить, и ногу Николаю придавил. Полиции мы сказали правду, что шофёр не виноват. Они очень быстро приехали, и «Скорая» тоже. Сразу же отвезли в госпиталь, в операционную. Врач сказал, что операция прошла успешно, через неделю гипс можно будет снять, и все функции со временем восстановятся.

- Это мы уже всё знаем, агент по радио сообщил. А вы где пропадали? Куда Барановский делся? – допыттывался первый помощник.
- Ну, увольнение же до семи. Мы, когда из больницы вышли, еще двух не было. Показания с нас сняли, мы протокол происшествия подписали, а потом по городу бродили. Часа в четыре пообедали в кафе, а в пять в сторону порта уже пошли.

- Дальше что? – поторопил его капитан, - рассказывайте!
- По пути в супермаркет зашли, тут недалеко. Деньги у нас оставались. Я сладкоежка, сразу пошёл шоколада купить, конфет, печенья, финики ещё купил, пепси-колы. А Виктор бритву и крем после бритья выбирал. В другом проходе, там же рядов этих больше, чем на одесском Привозе. Где-то разминулись, народу в магазине полно. Возле касс я его ждал, потом возле магазина, но не дождался. До порта два квартала, я не стал больше ждать, боялся на катер опоздать. Так что не знаю, куда он делся. Опоздал он на катер.

- И где же теперь его искать? - спросил помполит.
- А что его искать? Приедет следующим катером. У него денег – меньше двадцати долларов оставалось, куда он денется?
- Ну-ну. Ты поужинай и садись писать объяснительную на моё имя, - посоветовал капитан, - времени не теряй, мне в пароходство нужно радиограмму послать о несчастном случае.

Радиста на судне, конечно, ждали. Многие переживали, а больше всех те, кому это положено по службе – шеф его, начальник радиостанции, капитан и первый помощник. Но его всё не было, и капитан в тот же вечер связался с агентом, а через него и с полицией штата Луизиана. Объяснил ситуацию, сделал официальное заявление. А может быть, сначала запросил указания из пароходства, этого он никому не докладывал. В любом случае пропавшего не сумела обнаружить и полиция. Ни в тот вечер, ни на следующий день. Человек пропал бесследно.

Всего в Батон-Руже «Металлург Курако» простоял пять суток, зерном на Францию загрузили быстро. Николая доставили на борт в день отхода ещё с гипсом, который позже разбивал судовой врач. Вскоре его начали привлекать к судовым работам, использовали на мостике рулевым, пока нога заживала. А Олегу свою объяснительную писать пришлось дважды, первую – для капитана, вторую, через два дня, помполиту, по его требованию. Возможно, для парткома. Но, как это ни удивительно, никто его в рейсе, который продолжался ещё три месяца, не прессовал, об инциденте в Батон-Руж вспоминали всё реже, из пароходства тоже не беспокоили.

Наверное, понимали, что единственный на судне электромеханик должен быть сосредоточен на работе, и нервировать его ни к чему. Из Франции «Металлург» пошёл в Турцию, потом в Бейрут, Александрию, и, наконец, домой, в Ильичёвск. Олегу пришло время идти в отпуск, заказали ему замену. А на следующий после прихода в порт день Олега вызвали в каюту капитана, где его ожидал незнакомый мужчина лет сорока в сером костюме с галстуком.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 32
Опубликовано: 22.03.2020 в 21:00
© Copyright: Михаил Бортников
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1